Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Португалия >> Длинный португальский рубль


Забронируй отель в Португалии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Длинный португальский рубль

Португалия

Агентство
Моя история началась в Питере в феврале 2002 г.

Решил осуществить давнюю мечту: поработать за границей и заработать приличные деньги. Долго выбирал фирму-отправителя и остановил свой выбор на агентстве «Магеллан» (лицензия

№ 83648 от 19.03.99., рег.№ 1529960065). Встретили там очень душевно, все красиво рассказали, и я заинтересовался работой в Португалии.

Через неделю принес первый взнос — $370 и подписал договор о начале их работы по моему трудоустройству. Главным моим условием было — работать легально по контракту. В фирме заверили, что все будет в лучшем виде и времени для трудоустройства потребуется 3—4 недели… Через месяц я к ним наведался.

Меня встретил менеджер, который в Португалии был и даже работал там. Его рассказ убедил меня в правильности выбора страны. Через пару недель я получил в фирме контракт, отправленный по факсу из Португалии от моего будущего работодателя. Оставалось лишь дождаться рабочей визы… Время идет, а я все жду, жду… Задержку объясняли бюрократическими проволочками португальских и российских чиновников.

В конце концов, я согласился ехать по туристической визе. Менеджер утверждал, будто договорился с хозяином-португальцем, что тот в течение месяца оформит мне документы и рабочую визу. Как я был наивен! Менеджер наверняка знал, что приехавший в Португалию иностранец после 30 ноября 2001 г. никакого права на легализацию не имеет и оказывается абсолютно бесправным перед хозяином, который его нанимает. Кроме того, этот человек автоматически нарушает закон об иммиграции (туристическая виза выдается на 15 дней, естественно, без права работать) и подлежит депортации с последующим запрещением въезда в Шенгенскую зону в течение 5 лет. Разумеется, в агентстве меня никто об этом не предупредил, и, получив пятнадцатидневную туристическую визу в Нидерланды (!), после более 3 месяцев ожидания, я с надеждой на ближайшее светлое будущее, заплатив оставшуюся часть денег — $480, 1 июля сел в автобус у гостиницы «Москва» и отправился за длинным европейским рублем.

Кстати, об оплате услуг фирмы-отправителя. Билет на автобус стоит $240, виза $20—30, страховка — $15. Итого $285, т. е. всего третья часть от уплаченных мною $850.

Лейрия

Сама четырехсуточная поездка в автобусе, пусть и достаточно комфортабельном, требует изрядной доли выдержки: редкие остановки у придорожных кафе, опухшие ноги, невозможность нормально помыться и прочие мелкие неудобства. Но все когда-то кончается, и я с еще одним питерцем, отправленным к тому же «патрону», 5 июля добрался до симпатичного португальского городка — Лейрии в 140 км от Лиссабона, где нас по звонку встретили и поселили в одной из комнат четырехкомнатной квартиры. По условиям договора жилье и питание — за счет хозяина.

Там уже жил один из рабочих нашего патрона со своей женой. Молодые люди встретили нас приветливо.

Некоторое недоумение вызвал вопрос хозяина, профессиональные ли мы штукатуры. Еще в Питере мы неоднократно говорили, что не являемся профессиональными штукатурами или каменщиками (я, например, инженер-электрик, мой коллега по путешествию тоже никакого отношения к строительству не имел). Но в агентстве менеджер уверил нас, что это не имеет никакого значения (!). Мол, поработаете первое время разнорабочими, набьете руку постепенно, и все будет прекрасно. Да и штукатурят, мол, в Португалии совсем не так как в России. Зарплата была обещана примерно $1000 в месяц, ну может быть в первый месяц чуть поменьше, долларов 850, и на такие «мелочи» как профессиональная подготовка мы решили не обращать внимание.

На следующий день мы приступили к работе на стройке.

Здесь нас ожидал очередной сюрприз. Вместо коттеджного строительства, куда нас менеджер и отправлял, мы оказались на строительстве семиэтажного дома. Об обещанной спецодежде, кстати, тоже никто не вспомнил. Да и с размером зарплаты выяснилось, что при шестидневной рабочей неделе и десяти- двенадцатичасовом рабочем дне больше 700 евро нам не светит. И то, если повезет.

Но с надеждой, что все образуется, махнув рукой на все эти очередные мелочи жизни, мы приступили к работе.

Манера работать в Португалии удивила. Сначала я подумал, что это только у нашего хозяина, но в дальнейшем понял, что это распространенное явление.

Во-первых: полное пренебрежение техникой безопасности. Как говорится, «думай о себе сам». Бегать по плохо закрепленным качающимся лесам на любой высоте без касок и защитных ограждений считается в порядке вещей.

Во-вторых: постоянная беготня под крики португальских рабочих «Быстро!!!». Голоса у них громкие и кричат они от души, как ошпаренные (видимо менталитет такой). Сами работают тоже очень быстро, часто в ущерб качеству. То, что потом, возможно, придется переделывать, их нисколько не смущает — скорость важнее.

В-третьих: инструмент ими разбрасывается по всем этажам с той же удивительной скоростью и нам, как подсобникам пришлось летать вверх и вниз, постоянно подбирая упавшие рейки, мастерки, терки, ведра и прочий хлам. Это параллельно с основными обязанностями.

Вобщем, обстановка такая нервозная, что к концу дня падаешь с ног и с трудом что-либо соображаешь.

Но был и один плюс: в таком режиме португальские слова, необходимые для работы, выучиваются за пару дней.

Через 6 дней моего соотечественника хозяин выгнал, дав ему немного денег — ровно на дорогу до Лиссабона. Возможно, тот оказался недостаточно шустрым, хотя причину увольнения ему так и не объяснили. Телефонные переговоры с менеджером отправившего нас агентства никаких результатов не дали, и заработанные за 6 дней деньги он так и не получил.

Больше мы не встречались.

Следующую неделю я работал с португальцами один, понемногу привыкая к их скоростной манере работы и крикам. Однажды на спину мне уронили молоток с третьего этажа, к счастью, обошлось без последствий для здоровья. Было приятно, что не по голове и не с крыши. Вот оно, счастье-то!

К жилью и питанию претензий не было. Жизнь потихоньку налаживалась.

Через две недели, к моему большому удивлению, приехал еще один рабочий из Петербурга. Дело в том, что я несколько раз за время работы в Португалии разговаривал по телефону с нашим отправителем и объяснил, что такие «специалисты» как мы патрону не очень-то нужны, а нужны штукатуры-профессионалы, которые и дома могут заработать не меньше. Как выяснилось, мой земляк оказался профессиональным строителем, но не штукатуром, а каменщиком. Но так как на этой стройке никаких работ по кладке не велось, он тоже, как и я, стал подсобником и немножко штукатуром.

Прошла еще неделя работы. И вот наш патрон появляется на стройке в сильном возбуждении. Оказывается, ему сообщили, что мой коллега, которого он выгнал, подал на него в Лиссабоне в суд. Теперь ожидается приезд комиссии для разборок.

По португальским законам работодателей, использующих нелегальных рабочих, штрафуют от 350 до десятков тысяч евро за каждого такого работника. В зависимости от оборотов предприятия.

В итоге, на следующий день нас обоих с вещами патрон быстренько грузит в свою машину и отвозит в Лиссабон. Там он препоручает нас молоденькому украинцу Денису, который в Португалии уже давно, и который обещает устроить нас на работу и временно где-нибудь поселить.

Зарплату за время нашей работы на стройке патрон не дает, но обещает в ближайшую пятницу прислать деньги нам в Лиссабон, мне — 350 евро, моему коллеге — 150. Это была далеко не та сумма, на которую мы рассчитывали, но переживать было бесполезно, ибо даже этих денег мы не увидели. Лишь через 3 недели нашей жизни в столице бывший патрон прислал нам по 100 евро по Western Union, причем за наш счет, умница. На руки мы получили по 41 евро.

Начинался следующий этап «путешествия» по Португалии.
Лиссабон

Денис поселил нас в центре города в многокомнатной квартире, где уже обитало человек пятнадцать. Что-то вроде перевалочной базы для желающих поработать в Португалии, кто-то приезжал, кто-то уезжал… Из удобств — старенькие диваны, кровати, столы, газовая плита, электричество. А вот вода — в соседнем фонтане, в квартире водопровод не работал. Кто платил за это жилье — непонятно, но с нас денег не брали. Впрочем, денег-то и не было. Некоторые из соседей временно работали, поэтому могли покупать газ, так что на чем готовить было, оставалось выяснить: ЧТО?

Хотя от жилья я был, мягко говоря, не в восторге, но в дальнейшем смог убедиться, что это был не самый худший вариант.

Основным занятием жильцов было ожидание работы. Большинство из них заплатило посредникам за трудоустройство от 300 до 500 евро, причем, как правило, об этом они договаривались еще на Родине, где всем обещалось устройство на работу в течение нескольких дней. Но подавляющее большинство ждали работу не по одному месяцу. Деньги, разумеется, им никто не собирался возвращать, и оставалось только тихо ждать и надеяться. Конечно, почти все ищут хоть какую-то работу самостоятельно.

На одной из станций метро есть импровизированная биржа труда, где каждое утро с 7 до 9 утра собираются десятки, если не сотни безработных. Туда же подъезжают работодатели. Работу предлагают в основном на стройках. Ходить на эту «биржу» можно бесконечно, но может повезти и в первые же дни.

Моему земляку повезло — его нанял вполне порядочный хозяин на приемлемую зарплату для ремонта квартир. Но бывает и так, что проработав некоторое время, ты ничего не получаешь и снова оказываешься безработным. Прав-то никаких.

С пропитанием в Лиссабоне особых проблем нет. Уже через неделю я знал все места в городе, где можно получить еду, не прилагая для этого особых усилий. В столице несколько благотворительных и религиозных организаций и каждый вечер в некоторых городских парках, где собираются безработные, появляются микроавтобусы с бесплатной едой. К железнодорожному вокзалу по вечерам подъезжают по 3—4 машины. Питаются там даже работающие, из экономии.

А днем хорошие обеды можно получить у иезуитов и баптистов. Короче говоря, с голоду умереть в Лиссабоне практически невозможно. Крышу над головой найти гораздо сложнее. Но у меня пока было где жить.

Несколько слов о посредниках-трудоустройщиках. В основном это украинцы и молдаване, которые приехали в Португалию несколько лет назад. У них есть вид на жительство, они говорят по-португальски, они располагают информацией и с удовольствием пообещают поделиться ею с любым желающим за «жалкие» несколько сотен евро (как я уже говорил, цена трудоустройства, точнее, обещания трудоустройства, от 300 до 500 евро). Если денег нет, то трудоустройство могут пообещать и без денег — под залог паспорта, который можно будет выкупить сразу же, как только заработаешь необходимую для выкупа сумму.

Часто, обещают одно, а реально все оказывается гораздо хуже, и условия работы, и зарплата, да и работа не та, что обещают. Претензии фирме, которая отправляет за рубеж предъявить трудно, так как согласно договору, фирма оказывает лишь консультационные услуги и оформляет документы для въезда в страну. А вот как встретят и куда пристроят на работу, их уже абсолютно не волнует. Поэтому, если просто купить тур, или получить визу в понравившуюся страну и нелегально устроиться там на работу — права будете иметь те же, то есть, абсолютно никаких. Вот только такой вояж обойдется гораздо дешевле.

В Лиссабоне я видел много наших соотечественников, отчаявшихся найти работу, как следствие, без средств на обратную дорогу, спивающихся и добывающих деньги мелким воровством, попрошайничеством, или его скрытой формой — парковкой машин. Занимаясь парковкой можно неплохо подзаработать. Как во всех крупных городах, в центре движение плотное, а места мало и припарковать машину проблема. Человек просто показывает руками, куда можно поставить автомобиль. На наиболее оживленных улицах среди «парковщиков» существует конкуренция и права на этот «бизнес» зачастую защищаются кулаками. Полиция не приветствует такой способ заработка и тоже может подпортить нервы.

Так, пополняя свой жизненный опыт в качестве нелегального иностранного безработного, я проболтался в Лиссабоне до конца августа. Город очень красивый и праздничный, но я в нем был чужим, и описывать прелести португальской столицы нет желания.

Каждый день надежда найти работу сменялась отчаянием, затем снова появлялась надежда, и весь цикл повторялся. Но 30 августа что-то сдвинулось. Один из трудоустройщиков отправлял на север Португалии украинца для работы в пекарне. К слову сказать, человек ждал эту работу 2 месяца! Нужен был напарник, и этим напарником стал  я. К счастью, мне только что прислали из дома немного денег, и я смог заплатить аванс за трудоустройство — 100 евро, и оплатить дорогу.

Деревня
Так я оказался в горной деревушке.

Отличие от столицы было впечатляющим. Казалось, что перенесся в средние века. Маленькие домики из плохо обработанного камня, на первом и в подвальном этаже располагаются свинарники, курятники и сараи, выше — жилые помещения. Везде грязь и такое количество мух, что почти невозможно увидеть побелку на стенах и потолках. Земля обрабатывается вручную или плугом, который почему-то тянут коровы. Очень напоминает миниатюры Брейгеля. Домики хаотично прилеплены друг к другу, образуя неправильной формы дворики. Говорят португальцы много, быстро и громко, поэтому полное впечатление, что в этих каменных дворах все время ругаются. Ко всей этой какофонии звуков, издаваемых людьми и многочисленной живностью, предстояло привыкнуть, так как работа в пекарне ночная и надо было как-то спать под весь этот «оркестр».

В лачуге, где поселил нас хозяин — две маленьких спальни плюс комната-прихожая-кухня и туалето-душ размером два метра на метр. Там же жил украинец, который проработал в пекарне уже 7 месяцев. Сразу создалось впечатление, что человек несколько одичал без привычного общения и отсутствия родной речи. Через какое-то время, пожив с нами, он немного оттаял.

Спать пришлось вдвоем на одной кровати, «старожил» спал отдельно.

Уже в сентябре в домике было прохладно, все-таки горы. Отопления никакого нет, был лишь неисправный камин. Питание обеспечивал хозяин, так что, проблем никаких. Из развлечений — два кафе-магазина и воскресная служба в церквушке.

На работу выходили к 18.00 и работали пока не изготовим весь хлеб, булки и пирожные. Если заказ не очень большой, то к 6 утра уже свободны. Но это было редко, чаще из-за уборки и погрузки задерживались до восьми. Кроме того, 2—3 раза в неделю надо было рубить дрова для печи часов с двух-трех пополудни.

За основную работу полагалось 350 евро в месяц и доплата за дрова — 50 евро.

Печь хлеб физически тяжело, но терпимо. Да и работа благодарная, поначалу даже доставляла удовольствие. Крутиться всем приходилось непрерывно без перекуров, ели тоже на ходу. Заниматься приходилось замесом теста, изготовлением булок и пирожных, закладкой в печь и выемкой из нее готовых изделий, погрузкой в машины… С нами, тремя славянами, работали еще четверо португальцев, которые делали все то же самое, что и мы, но посменно по 8 часов в сутки и за вдвое большую зарплату — 700 евро. После окончания их работы мы драили оборудование и мыли цех. Ради интереса я посчитал, что за три недели мы отработали по 260 часов, то есть, в среднем по четырнадцать с половиной часов в сутки. При нашей зарплате выходило 1 евро в час. Такое издевательство было чересчур даже для Португалии. Кстати, в России при работе по 12—17 часов шесть дней в неделю заработать можно не меньше, и жить при этом в нормальных условиях. Увеличить зарплату хозяин категорически отказался, и мы с напарником решили прервать это добровольное рабство. Хозяин честно с нами расплатился — по 260 евро каждому, и мы уехали в Лиссабон.

Так закончилась вторая попытка честно заработать кучу евро.
И снова Лиссабон

22 сентября, приехав в Лиссабон, я позвонил в питерское агентство и попросил найти какую-нибудь приемлемую работу. Мне дали телефон трудоустройщика, который пообещал помочь мне с работой, но надо было подождать и приготовиться заплатить за его услуги 300 евро. Я стал ждать, параллельно подыскивая себе работу самостоятельно.

Связавшись с лиссабонскими знакомыми, я узнал, что из квартиры, где мы жили до моего отъезда в деревенскую пекарню, всех выгнали. На неделю я поселился в «пенсао» за 5 евро в сутки. Это нечто среднее между дешевой гостиницей и общежитием. Однако через неделю деньги закончились, и я переселился в сквер под пальму. Пальма была великолепная, в смысле — раскидистая и не пропускала дождь. Таким образом, проблема бесплатного жилья была решена. Ничего плохого в подобном ночлеге нет, так живут тысячи лиссабонских бездомных, некоторые — годами. Я, правда, не собирался задерживаться в гостеприимной Португалии на такой долгий срок.

К счастью, 13 октября трудоустройщик предложил мне работу на заводе пластиковых труб в районе Лейрии. Зарплату обещали 2 евро в час при 12-часовом рабочем дне 6 дней в неделю. Выбора у меня не было и я согласился.

Опять Лейрия

Жилье дали при фабрике, правда, платное. Но бытовые условия после жизни под пальмой показались просто райским. Со своими обязанностями я освоился достаточно быстро, там нет ничего сложного. Обучил меня рабочий-украинец, который работал здесь со дня открытия фабрики. Отношение ко мне было доброжелательным.

Хозяин на предприятии не появлялся, руководил всем инженер, который даже говорил по-английски, что в этих краях большая редкость. Мне снова показалось, что наконец-то жизнь налаживается.

Однако ровно через месяц инженер вдруг сообщает мне, что с завтрашнего дня я уволен. На мой резонный вопрос: «В чем причина?» — отвечает, что сам понятия не имеет, претензий ко мне никаких у него нет, но таково распоряжение босса и он ничего сделать не может. Спрашиваю у ребят-украинцев, те тоже ничего не понимают, а на мое место приходит молодой португалец. Возможно, власти стали строже проверять предприятия на предмет рабочих-нелегалов, возможно, что-то другое. Вобщем, я так и не понял, чем же не угодил хозяину.

Конечно, такой поворот меня обескуражил.

Снова пришлось звонить трудоустройщику. Он перевез меня в небольшой городишко, там уже болтались в ожидании работы двое украинцев. Их тоже уволили без видимой причины. Наш «благодетель» уверил, что быстро устроит нас всех на работу и даже, на всякий случай, взял с меня 150 евро (остальные 150 я должен буду отдать после устройства на работу).

**************

Снова потянулись дни бесконечного ожидания и поиска работы. Правда, на фабрике расплатились со мной без обмана, и кое-какие деньги на жизнь оставались некоторое время. С добыванием пропитания в маленьких городах немного сложнее, чем в Лиссабоне, но мы не голодали ни одного дня, а уж фруктов было столько, сколько я не видел за всю свою предыдущую жизнь.

Ожидая работу, я прожил здесь 3 месяца. С мужиками мы обошли все предприятия в радиусе 20 км — никакого результата: или нелегалов не берут, или нет вакансий. Трудоустройщик постепенно перестал появляться к нам, а при случайных встречах отговаривался временными трудностями. Да и мы видели, что это похоже на правду.

Из-за вынужденного безделья, безденежья и угасающих надежд стало проявляться взаимное раздражение. Поэтому, по утрам мы разбегались в разные стороны в поисках работы. Но все было безрезультатно.

В начале февраля мы узнали, что на фабриках, где работали знакомые нелегалы, начались массовые увольнения. Стало ясно, что надеяться больше не на что.

Денег на обратную дорогу нет, просто сдаться в полицию в надежде на депортацию — бесполезно, никто даже слушать не станет. Выход напрашивался один: предпринять какие-нибудь шаги по незначительному нарушению португальских законов и задержания полицией.

Так я и предстал перед португальским судом, который, кстати, заседает сразу в день задержания. В результате меня приговаривают к предварительному заключению на срок 33 дня и принудительной депортации. Что от них и требовалось!

Тюрьма
Итак, 10 февраля меня «посадили» и оставалось лишь дождаться отправки в Россию.

Общее впечатление от португальской тюрьмы предварительного заключения (в других не довелось побывать… пока) — пионерский лагерь застойных лет, только без построений на линейку и купания в озере. Кормят не хуже: каждый день — мясо, рыба, фрукты, молоко, всего не съесть. Спортплощадка для футбола и волейбола, кафе с кофе, сигаретами, картами, шахматами и т.д. Вобщем, хочешь — развлекайся, хочешь — ешь да спи.

Видимо, благодаря таким тепличным условиям отношения между заключенными и охраны с заключенными крайне вежливы. Никакого намека на физическое воздействие даже не подразумевается. Но несвобода есть несвобода, была бы работа, лучше бы на билет было зарабатывать на воле, чем наслаждаться удобствами здесь.

В тюрьме я пробыл вместо 33 дней 45.

Но однажды рано утром меня разбудил сержант («…не петух прокукарекал…») и сообщил, что я сегодня отправляюсь на свою историческую родину.

Моими сборами занималось все русскоязычное население тюрьмы. Меня приодели, дали еды в дорогу и все телефоны, по которым можно позвонить дома.

После обеда двое полицейских — молодые симпатичные парни, на хорошей машине везут меня в аэропорт Лиссабона. На дорогах жуткие «пробки», но мы едем с сиреной и «пробки» для нас — не проблема. Полицейские сопровождают меня на самолете до Мадрида (прямых рейсов из Лиссабона в Москву не было) и лично провожают до кресла в самолете.

Все! Я свободен.
Дома!

Прилетев в Москву, я не совсем представлял, каким образом смогу оказаться в Питере. Денег на дальнейший путь у меня, естественно, не было. В аэропорту я болтался несколько часов, но ничего не смог придумать лучшего, чем обратиться в милицию. Сержант, выслушав меня, просто так дал мне свою телефонную карту, чтобы я смог позвонить в Петербург. Честно говоря, не ожидал, что вдвойне приятно. В результате, я смог позвонить любимой тете, и она выслала мне деньги на дорогу.

Теперь действительно — все, я дома. Остается лишь поднять бокалы за мое счастливое возвращение с чужбины без физических травм.

Можно, конечно, еще поблагодарить агентство за организацию такого трогательного неспешного многостороннего изучения чудесной страны Португалии. Но это может подождать, тем более, что хочется отблагодарить таким же нетривиальным способом, как и их способ организации подобных путешествий.

Так что, сначала — ЗА МОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ!
Автор Дюша

| 08.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий