Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Польша >> Гданьск >> Самостоятельный отдых в Польше >> Страница 2


Забронируй отель в Гданьске по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Самостоятельный отдых в Польше

ПольшаВаршаваВроцлавГданьскКраковПознаньСопотТорун

Всего в 2—3 остановках езды на электричке в направлении Гданьска находится Олива, посещение которой удобно совместить с поездкой в Сопот. Когда-то Олива была поселением поморских славян. Сегодня главная ее достопримечательность — цистерцианский собор (катедра), считающийся самым длинным в Польше (к слову, кирха Девы Марии в Гданьске считается крупнейшим в мире кирпичным готическим собором). Оливский собор известен проходящими в нем концертами органной музыки, которая действительно звучит там просто чудесно. Однако за поездку я уже успел насмотреться кирпичной готики, да и вообще подустал от массы достопримечательностей. Поэтому главным впечатлением от Оливы для меня стал парк, разбитый еще в XVIII веке на месте монастырских садов. Он очень сильно напоминает парки вокруг российских дворянских усадеб, только вместо барского дома в нем стоит… дворец аббатов.

Непростая судьба Мариенбурга: «сам сломаю, сам и починю»

Однако, мне вспоминается песня Высоцкого: «Не судьба меня манила, и не золотая жила…». На следующий день после посещения Сопота и Оливы я поехал в Мальборк — городок в 40—50 км от Гданьска, где находится главный замок Тевтонского ордена. Крепость поражает своими масштабами и количеством уровней обороны: овраг с ручьем — стена — ров — стена — Предзамок — ров — Средний замок с подъемным мостом и несколькими воротами — ров — Высокий замок с подъемным мостом и собственным колодцем во внутреннем дворе — главная башня замка донжон. Неудивительно, что крепость никогда так и не была взята. Зато в 1457 году во время очередной войны Польши и Литвы с тевтонцами оборонявшиеся в замке наемники, давно не получавшие жалования, продали его осаждавшим.

Своими размерами и славой Мариенбург обязан тому факту, что в 1308 году сюда была перенесена из Венеции резиденция великого магистра Тевтонского ордена. Причина, побудившая гроссмейстера переместиться из оплота европейской культуры в дикие земли пруссов, — сродни мотивам прибытия в Польшу святого Войцеха. В то время светские власти Европы, в частности французский король, активно изымали имущество религиозных орденов, а их членов сжигали на кострах как еретиков. Маневр с переносом резиденции гроссмейстера в Пруссию продлил жизнь Тевтонского ордена на пол-тысячелетия: орден распустил только Наполеон. Как ни странно, но именно благодаря французскому императору Мариенбург до сих пор представляется немцам этакой цитаделью традиционного немецкого духа далеко на востоке Европы. В начале XIX века власти Пруссии (уже как германского государства) крушили в замке все что только могли. Однако в связи с нашествием Наполеона в пруссаках проснулась национальная гордость, они вспомнили традиции тевтонцев и в 1813 году ввели пресловутый Железный крест, по форме повторяющий тевтонский, а еще через четыре года началась масштабная реставрация Мариенбурга, продолжавшаяся целое столетие. Во время войны в замке устраивали приемы для высокопоставленных нацистов, а окончательно немцы ушли из него только в 1957 году.

Цитадель можно осматривать хоть целый день. Особенно интересными считаются летний и зимний рефектории (трапезные), покои гроссмейстера, помещения капитула и капелла Девы Марии (к сожалению, плохо сохранившаяся). Билет в замок стоит 30 злотых (240 рублей) и включает стоимость экскурсии на польском языке. Экскурсии на английском проводятся только в определенные часы. Но это не вопрос: прямо в замке продается несколько различных путеводителей на русском. Советую приезжать в Мальборк пораньше, так как уже в девять часов утра в кассы стояла небольшая очередь, а днем, когда я покидал резиденцию гроссмейстера, очередь достигла впечатляющих размеров. Увы, на замок Квидзынь, поездку в который из Гданьска логично совместить с посещением Мальборка, у меня уже просто не осталось сил.

Еда и пиво

Нет ничего удивительного в том, что польская кухня имеет очень много общего с русской, а тем более — с украинской. Наиболее популярные первые блюда: суп журек (честно говоря, не пробовал), суп фляки из рубцов (вареных желудков), борщ (пишется — barszcz), холодный свекольник (называется «что-то барщово») и капусняк (щи). Из вторых блюд чаще всего встречаются: бигос (польская солянка, значительно вкуснее нашей), голомки (голубцы, пишется — golebki), веденски шницель (обычный шницель), гуляш вепршовы (свиной гуляш), котлет схабовы (пробовал — вкусно, но из чего не помню) и вонтрубки з цебулька (тушеная/жареная куриная печень с луком). В качестве гарнира обычно заказывают жареную или вареную картошку (фритки и земняки готованы соответственно). Обратите внимание на то, что в Польше есть два обозначения салатов: салатки — это салаты с тунцом, ветчиной или курицей, а сурувки — чисто овощные салаты. Свиная рулька называется почти как у нас — голенка. На улицах часто можно встретить точки по продаже выпечки (печиво) и мороженого (просто лёды или лёды влошски — итальянское мороженое).

Везде еда очень вкусная. Правда, в ряде заведений, особенно в молочных барах порции заметно меньше, чем у нас, в Чехии или Германии. Например, голубцы подают не только по два, но и по одному. А когда я один раз взял в молочном баре борщ и гуляш с картофельным пюре, остальные посетители смотрели на меня так, будто я сейчас лопну (правда, я в тот раз действительно объелся). В кафе подороже размер порций обычно близок к чешским или немецким аналогам.

 В туристических местах розливное пиво в кафе и барах обычно стоит в рамках 4—6 злотых за пол-литра (32—48 рублей). Наиболее популярный в Польше сорт — «Живец» (Zywiec), его продают в розлив и в бутылках по всей стране. Также часто в барах и в магазинах встречается пиво «Лех», причем в супермаркетах оно продается не только в таре по 0,5 л, но и по 0,66 л, стоит это удовольствие 2,4 × 3,5 злотувок соответственно (20 × 28 рублей). Из других популярных сортов — «Окочим», «Пяст», «Варка», «Тюске» (не знаю, почему оно так называется, но вообще-то tyskie — «немецкий» по-шведски). Важный момент — в мини- и супермаркетах пиво везде холодное, исключение составляют гипермаркеты. В палатках на улицах предлагают все то же самое что у нас, но только не пиво. Примечательно, что из-за стоявшей жары (в Кракове в девять часов вечера было до +34С) пива я потреблял довольно много, и ни разу не почувствовал отрицательной реакции печени и желудка.

Общественный транспорт — пешком дойти быстрее

Общественный транспорт в Польше представлен как старыми трамваями «Татра» и автобусами «Икарус», так и новыми немецкими трамваями и комфортабельными автобусами Scania, Setra и Neoplan. Но независимо от вида транспорта здесь есть два существенных минуса. Во-первых, транспорт ходит довольно редко. По расписанию, которое обычно вывешивается на остановках, легко понять, что интервалы движения составляют как минимум 20—30 минут. Во-вторых, нигде (!) в общественном транспорте не объявляют остановок. Даже там, где в салоне есть электронное табло, на нем высвечиваются только дата и время, а также конечные остановки, но не та остановка (пшистанек), на которую в данный момент прибывает транспорт. В маршрутках, как и у нас, нередко ездят стоя, но это значительно удобнее, чем в «Газелях», благодаря высокому потолку и поручням, как в автобусе. А вот передавать водителю деньги за проезд через других пассажиров в маршрутках не принято: или ты сразу платишь водителю при входе, или уже на выходе.

Билеты на транспорт в большинстве городов — временные (до 15 мин, до 30 мин, до 1 ч), то есть по ним можно ездить определенное время на всех видах транспорта. Во Вроцлаве, по-моему, при смене средства транспорта каждый раз надо покупать новый билет. Билеты продаются в киосках «Рух», а также в автоматах на некоторых остановках. При входе в транспорт их сразу надо компостировать (в Торуне додумались до того, что билет надо компостировать два раза). Есть масса различных абонементов: на 1, 2, 3 дня и т.д., которые позволяют немного сэкономить, если вы много ездите. Лично мне они не понадобились, так как каждый раз я останавливался практически в центре города и почти везде ходил пешком. Это только в российских городах расстояние, которое выглядит на карте небольшим, требует поездки на общественном транспорте в 8—10 остановок. В европейских городах, если на карте два объекта находятся рядом, то и реально они недалеко друг от друга. Самой долгой поездкой на общественном транспорте у меня было путешествие в краковский аквапарк, и то только потому, что он расположен несколько на отшибе, а ввиду ремонтных работ автобусы в Кракове выписывали большие круголя.

Что касается частного автопарка в Польше, то больше всего здесь машин местного производства — «Полонезов», которые представляют собой что-то среднее между старыми чешскими «Шкодами» и нашими девятками, только польские модели несколько длиннее. Плюс за последние 15 лет в Польше появилось довольно много машин западного производства, включая последние модели «Мерседесов» и любимые мной «Фольксваген-Пассат».

Однако «бремя прошлого» дает о себе знать. До сих пор в стране полно так называемых «польских фиатов» — моделей, срисованных при социализме, как и наш «горбатый запорожец», со старого «Фиата», а также машин, скопированных в советское же время с более новых «Фиатов», как и наши «Жигули». Собственно советских «Жигулей» также хватает. Достаточно часто встречаются наши восьмерки и девятки, УАЗики, Нивы, иногда попадаются Москвичи 2141.

Что особенно интересно, в Польше, как и у нас, довольно много любителей въехать на огромном джипе на узкие улочки старинных городов. Номера у таких джипов — местные, хотя, возможно, их владельцами являются представители СНГ-шной мафии, которые прячутся от правосудия в Польше. Новых машин довольно много, в частности нередко встречаются новые «Шкоды» — «Фелиции» и «Октавии». О стоимости машин можно судить по такому факту: как-то видел на стекле бэушной Мицубиси Эклипс объявление о ее продаже, заявленная владельцем стоимость — 11000 злотых (около 3600 долларов). Я бы купил, вот только бензин в Польше — на вес золота. В целом, ситуация с автопарком явно говорит о том, что поляки, как и мы, четко делятся на малоимущих и на имущих сверх всякой меры. Это вам не Германия и не Чехия с примерно равным уровнем жизни всех граждан.

Нравы и обычаи аборигенов

Как бы поляки ни хотели выглядеть европейцами, по всем своим привычкам и обычаям они больше похожи на нас, чем на немцев, англичан или французов. Лучше всего эту тему отразил Исаак ван ден Блок в своем знаменитом ренессансном плафоне «Апофеоз гданьской торговли», помещенном на потолке Красного зала гданьской ратуши. На переднем плане этой картины заключают сделку по купле-продаже зерна гданьский купец (местный немец) и шляхтич (естественно, поляк). Гданьчанин одет во фламандское платье по последней европейской моде того времени, а шляхтич — в так называемые «сарматские» одежды, которые, как и хохол на выбритом затылке, делают его очень похожим на запорожского казака.

Чисто внешне многие польские девушки напоминают немок с несколько мясистым носом и широким ртом (несмотря на такое мое описание, женщины этого типа бывают довольно симпатичными — вспомнить хотя бы Барбару Брыльску в молодости). А вот мужчины больше напомнили мне украинцев. Возвращаясь к польским девушкам, они ведут себя более свойски, чем, например, женщины, живущие в Москве (причем совсем не обязательно, что речь идет о москвичках, просто в нашей столице все руководствуются принципом «набить себе как можно большую цену»). По поведению молодые польки схожи, например, с латышками: легко идут на контакт и непосредственны в проявлении своих эмоций.

При этом общая религиозность, присущая всем полякам, свойственна и молодежи. Я сам не раз видел молодых ребят и девчат, молящихся в костелах или идущих на исповедь к ксендзу. На улицах развешаны рекламные плакаты с изображением девочки и надписью: «Слухай Бога». Как у взрослых, так и у молодежи в порядке вещей 2—3 раза в день забежать в церковь, помолиться, преклонить колено и пойти дальше по своим делам. Говорят, что если манкировать своими обязанностями перед церковью, соседи могут настучать священникам, что может привести к проблемам на работе или в учебе.

Понятие «польская спесь» и поговорка «заложись — но выложись» по-прежнему остаются в силе. Поляки как могут стремятся выглядеть по-европейски. Проявляется это в мелочах, но они довольно красноречивы. У нас некоторые до сих пор пугаются, когда в магазине продавец или кассир здоровается или прощается с клиентами. В Польше, как и в других европейских странах, это норма. Заходя в бар, кафе или магазин принято здороваться: добры ден (или просто — добры). Также в порядке вещей пожелать незнакомому человеку в кафе приятного аппетита: смачнего апетыту (или просто — смачнего) или попрощаться с попутчиками по купе в поезде: до видзення. Конечно, мы тоже не в лесу живем, и у нас подобные формы вежливости не редкость, но нормой такое общение в России пока не назовешь. Это касается и поведения на дорогах. В Польше, как и в нашей стране, автолюбители пропускают пешеходов скорее по настроению, но значительно чаще, чем у нас (Питер — особая статья). Чаще, чем в России, встречается и галантное отношение к дамам. Но при всем при этом в Польше, как и у нас, полно бомжующих личностей, бабушки просят милостыню и собирают бутылки по урнам, а в выходные на улицах много граждан, прокладывающих свой путь по неправильной синусоиде.

Польские женщины в возрасте — особая статья. В отличие от западного общества, у поляков, как и у нас, ценятся не женщины-карьеристки и трудоголики, а те представительницы прекрасного пола, которые способны «вести дом», хорошо готовить, воспитывать детей и т.д. Это их безусловный огромный плюс. То, что мне не понравилось в польских женщинах, менее существенно. Например, некоторые имеют манеру говорить нудным гнусавым голосом: видимо, это дает себя знать привычка повторять молитвы. Также меня поначалу раздражал приторно-сладкий запах женских духов, который преследовал меня всю поездку, но к ее концу я этот аромат уже практически не замечал.

Что касается отношения к русским, то в Польше мы традиционно являемся мишенью для анекдотов. Скептическое отношение к России и СССР — норма в польском обществе. Но такой же нормой являются многолетние дружеские отношения с отдельными представителями нашей страны. То есть для многих поляков является привычной формула «русских не люблю, но среди моих друзей есть русские». Кстати, наши соотечественники встречаются в Польше довольно часто, особенно много их в Кракове (преимущественно организованные экскурсии). Во Вроцлаве я натолкнулся на местном вокзале на таких же, как я, русскоязычных индивидуальных туристов. В Познани наши соотечественники широко представлены строителями-гастарбайтерами. В Гданьске русских я встретил только у электрички, отходящей на Сопот, русскоязычную экскурсию водили по Мариенбургу. Про Варшаву ничего не скажу — в ней я был только проездом, но по идее в польской столице выходцев из бывшего СССР должно быть больше всего.

Язык общения

С точки зрения языкознания, польский язык наиболее близок к чешскому. Украинцы и поляки тоже неплохо понимают друг друга, так как несколько веков их предки жили в одном государстве. Русский же язык схож с польским в значительно меньшей мере. Во-первых, дело осложняет лексика. В польском много заимствований из французского и немецкого, которых нет в русском: вализка — чемодан, фос — ров, хандель — торговля и т.д. С другой стороны, многие слова, которые звучат почти как русские, имеют несколько иное значение: сметанка — это сливки, белизна — нижнее белье, стол — стул, ютро — завтра и др. Самые понятные слова — те, которые появились в пору общеславянского единства и связаны с едой: пиво, хлеб, мясо, рыба.

Но самая большая проблема — это польское произношение. То, что ударение каждый раз падает на второй от конца слог, для нас непривычно, но это ерунда. Хуже, что слова, которые имеют одни и те же корни с русскими и одно и то же значение, благодаря польскому прононсу, становятся совершенно не понятными. Например, только по контексту можно догадаться, что вейсьце — это вход, а выйсьце — выход. То же самое с числительными, их образование совершенно аналогично нашему, но не сразу догадаешься, что, например, пёнчь — это пять, а двадщещчя — двадцать, только числительные един и сто не требуют расшифровки. Это очень неудобно, так как при расплате за покупки и услуги почти каждый раз приходится переспрашивать, сколько ты должен.

Приведу некоторые слова и выражения, которые могут пригодиться при поездке по Польше.

Пшепрашем — извините, проше — пожалуйста, дженькуе (бардзо) — спасибо (большое).
Ядлоспис — меню.
Проше о рахунек — Счет, пожалуйста.
Я хотел бы… — Хцялбем…
Проше един билет нормальны, другой класс, до… пшез… на ютро (дзисяй) — Пожалуйста, один нельготный билет второго класса до… через… на завтра (на сегодня).
Почёнк — поезд.
Чи иде до…? Идет ли (данный вид транспорта) до…?
Иле то коштуе? — Сколько это стоит?
Покой едно-, дву-, тршиособовы — одно-, двух-, трехместный номер.

Некоторые поляки сносно говорят по-английски или по-немецки, но многие вовсе не знают иностранных языков. По-русски обычно хорошо говорят только те, кто не только учил наш великий могучий в школе, но и постоянно практикуется в нем. Например, это могут быть продавцы сувениров и путеводителей, которые часто общаются с русскими клиентами, жители районов, граничащих с Белоруссией, предприниматели, ведущие бизнес с русскими и т.д.

Магазины

 В 1990-ые годы Польшу, как и Чехию с Венгрией, наводнили западные торговые сети. Сегодня в любом мало-мальски крупном польском городе есть отделения голландской сети супермаркетов Albert, английской сети гипермаркетов Tesco, французских сетей гипермаркетов Carrefour, Auchan и Casino Geant, немецкой сети гипермаркетов стройматериалов Obi, французской сети также гипермаркетов стройматериалов Castorama, немецкой сети дискаунтеров Lidl, французской кооперативной сети продуктовых магазинов Leclerc и т.п. Конкретный пример: в Валбжихе, который хоть и не совсем деревня, но все же небольшой шахтерский городок, работают магазины сетей Obi, Auchan, Lidl, Carrefour. Нам бы так. Когда в выходные встаешь в огроменную очередь в московском «Ашане», жить не хочется, а в польских и чешских гипермаркетах к одной кассе обычно стоят максимум 2—4 человека, а то и вовсе никого нет.

Из местных крупных сетей продуктовых магазинов были замечены две: «Жабка» и «Кефирек», встречающиеся по всей Польше. Это небольшие мини-маркеты, где нет даже покупательских тележек, только корзинки. Их главный плюс — они предлагают минимальный необходимый набор продуктов, находясь в самом центре польских городов. Еще одна сеть постоянно мозолила глаза — Rossmann, работающая в имеющемся ныне и у нас формате drogerie: бытовая химия, парфюмерия, корма для животных и т.п. Из продуктов, продающихся в местных маркетах, помимо пива, мне особенно понравились паштеты, польская шинка и печенье (очень вкусное). Многие хвалят польские колбасы.

Путеводители и книги по искусству на русском можно приобрести в информационных центрах или книжных магазинах сети EMPiK — и те, и другие расположены в центровых местах всех более-менее интересных городов. Например, продаются шикарные фотоальбомы по местным городам (Краков, Торунь, Вроцлав и пр.), полиграфия — отменная, но стоят они по 30—40-50 злотых каждый (240—320-400 рублей).

Кто дочитал до этого места, получает бонус

Любительские рассуждения о кирпичной готике, и не только

«Историческая» архитектура городов на территории современной Польши имеет очень много общего с архитектурой различных районов Германии, Нидерландов, Чехии, Италии и пр. Именно поэтому более-менее широкий осмотр достопримечательностей в Польше почти равнозначен поездке за sight-seeing в Западную Европу. Мне было интересно проследить истоки архитектуры (в первую очередь кирпичной готики) в Польше более детально. Вот что получилось.

Если продвигаться с востока Европы на запад, то нельзя не заметить поразительного сходства центральной части таких городов, как Таллинн или Рига, с центром Гданьска и Торуня. Это сходство объясняется тем, что все они входили в торговый союз Ганза и были связаны друг с другом по Балтийскому морю, во всех этих городах проживал немецкий патрициат, а вокруг были владения немецких же крестоносцев.

Более конкретно, Домский собор и церковь Св. Екаба в Риге по своим архитектурным приемам очень схожи с кирпичными Марьяцким костелом (Marienkirche, или Frauenkirche) и церковью Св. Екатерины в Гданьске, а также с главным собором и Марьяцким костелом в Торуне. Некоторые детали, как, например, декоративные арки башни гданьской Marienkirche и аналогичные арки на башне церкви Св. Екаба — просто один в один.Схожа и конструкция церквей в Латвии и на севере Польши. Обычно это зальные храмы, без трансептов (поперечный неф-галерея), видимых аркбутанов (поддерживающие арки — в Поморье их делали внутренними) и контрфорсов (наружные опорные столбы), с узкими окнами, проходящими почти по всей высоте стен, и очень скупым декором. Часто вместо двух «традиционных» башен на западном фасаде есть только одна (у Домского собора, церквей Св. Екаба, Св. Петра и Св. Яна в Риге и у Marienkirche и церкви Св. Екатерины в Гданьске). Как говорится, «это „ж-ж-ж“ неспроста».

Считается, что готика пришла на восточные берега Балтики из северной Германии, конкретно — из Любека. Именно этот город был не только главой Ганзы, но и местом, где зародилась кирпичная готика — стиль, характерный для Прибалтики и северной Польши. И действительно, упоминавшиеся церкви в Гданьске, Торуне и Риге имеют прямые заимствования из собора в Любеке и тамошней Marienkirche (оба храма — также кирпичные). Более того, декор гданьской Marienkirche и церкви Св. Екаба повторяет оформление башни городских ворот (Burgtor) в Любеке. Причем в силу географической близости в большей мере Любеку подражали Гданьск и Торунь, нежели Рига, а тем паче Таллинн, строившийся, как известно, под воздействием архитектурных идей из Дании и с Готланда (плюс некоторое немецкое влияние из Вестфалии).

Считается, что при строительстве церкви Св. Петра в Риге зодчий из Ростока взял за основу план любекской Marienkirche (а башня в стиле барокко, возможно, была «унаследована» от церкви Св. Екатерины в Гамбурге). Кроме того, шатровые романские шпили, присущие очень многим немецким храмам, роднят любекскую Marienkirche с церковью Св. Яна в Риге. А считающийся уже ренессансным, а не готическим ступенчатый фронтон той же церкви Св. Яна практически полностью «срисован» со знаменитых Голштинских ворот в Любеке (Holstentor, построены в XV веке).

При этом нельзя не отметить и различия между готическими постройками в Любеке и к востоку от него. Любекская Marienkirche по планировке ближе к французской готике (построена в 1251—1310 как трехнефная базилика), в ней даже использована система аркбутанов и контрфорсов. Здесь дело в том, что Marienkirche в Любеке фактически является кирпичной копией каменного собора в Бремене, а он в свою очередь повторяет французскую готику (на его западном фасаде даже есть напрочь отсутствующее в храмах на восточнонемецких землях круглое окно — роза). Некоторые исследователи полагают, что характерная для готики севера Восточной Европы система глубоких ниш, часть которых наглухо заложена кирпичом (эта система называется «акведуком»), впервые была использована именно в бременском соборе. А вот столь присущие кирпичной готике Любека, Гданьска, Торуня и Риги окна, разделенные на три ланцетовидных секции, возможно, были заимствованы из ризницы Кельнского собора (1277), который хоть и был построен в Германии, но по стилю повторяет северофранцузские соборы, в частности храм в Амьене. «Прототип» таких окон присутствует и на башнях бременского собора, но в своей «классической» форме они появляются только в Любеке.

Таким образом, один из главных «маршрутов» продвижения готики с запада на восток скорее всего выглядел так: Амьен — Кельн — Бремен — Любек — Гданьск — Рига. Причем «в пути» французская готика постепенно теряла свои характерные черты, особенно на отрезке Бремен — Любек. И начиная с Любека можно говорить не просто о смене камня на кирпич, но и о появлении нового стиля. Получается, что в Европе готика явно делится на западную (Франция, Великобритания, Испания, запад Германии и др.) и восточную (восток Германии, Польша, Прибалтика). Самое интересное, что этот «водораздел» по Любеку примерно соответствует восточной границе империи Карла Великого в начале IX века и траектории «железного занавеса». А по сути речь идет о границе между романо-германским и колонизуемым с запада балто-славянским мирами.

Истоки светской архитектуры переходной эпохи от готики к ренессансу в городах Восточной Балтики прослеживаются более просто. В основном речь идет о копировании образцов нидерландских построек (под Нидерландами имеются в виду не только Нидерланды как сегодняшняя страна, но и Бельгия). Самый яркий пример — построенная голландцем Антонием ван Оббергеном башня с часами, входящая в состав гданьской ратуши и повторяющая архитектуру аналогичной готической башни в Генте (1377—1380). Так как башня в Гданьске перестраивалась в более позднее время (в XVI веке), она получила барочное оформление, плюс не обошлось без ланцетовидных окон, в том числе глухих, но в целом прообраз легко просматривается. Также примечательно, что башни ратуш в Гданьске, Вроцлаве и Познани имеют конструкцию, называемую у нас «восьмерик на четверике», — это «стройные» восьмиугольные башни, стоящие на более массивном четырехугольном основании. Но если в Гданьске и Вроцлаве речь идет о копировании башен, строившихся в эпоху ренессанса в Нидерландах, то в Познани за основу были взяты итальянские аналоги.

Широко копировались и жилые дома. Например, в Торуне есть городской дом в стиле нидерландской застройки, как две капли воды схожий с одним из «Трех братьев» в Риге (крайний справа, построен в конце XV века) — по пропорциям уступов фронтона, формам глухих арок, окон, входа и пр. Более того, даже в Кракове, удаленном на сотни километров от моря, но связанном с Балтикой через Вислу и входившем в Ганзу, знаменитые Сукеннице (первоначально построены в 1300, перестраивались в XIV, XVI и XIX веках) создавались с явной оглядкой на Суконные ряды в бельгийских Ипре (1200—1304) и Генте (1425—1445): Ганза активно вывозила сукна из Нидерландов в Восточную Европу.

Любопытно, что во Вроцлаве также есть примеры архитектурных заимствований из Нидерландов, но связаны они не только с торговлей внутри Ганзы. В XII веке во Вроцлаве обосновались монахи-августинцы, по национальности — валлоны, а 1290 епископом Вроцлава также стал валлон. Именно этим фактам, видимо, следует приписать поразительное сходство западного фасада вроцлавского собора (современный вид — XIV век) и церкви Св. Гудулы в Брюсселе (1220—1500). Причем интересно, что на двух башнях собора во Вроцлаве установлены чисто немецкие шпили, подобные шпилям любекского собора. В последующие века в городе селились не только немцы, но и фламандцы, так что Вроцлав сохранял культурные связи с Нидерландами. Неудивительно, что жилые дома и ратуша в центре города почти не отличимы от северогерманских и нидерландских аналогов.

Что касается самой интересной церкви Кракова — местного Марьяцкого костела, то по поводу истоков его архитектуры определенно что-то утверждать трудно. Наверняка известно, что храм строился из камня и кирпича на деньги немецких патрициев, а великолепный алтарь внутри создал баварец Фейт Штосс, работами которого также являются картина «Благовещение» в церкви St Lorenz и ряд скульптур харама Frauenkirche (обе — в Нюрнберге). Считается, что Краков находился под культурным влиянием Чехии, Южной Германии и Италии (особенно итальянцы постарались на Вавеле и в университете). Не спорю, но, на мой взгляд, конкретно Марьяцкий костел в Кракове возводился под влиянием архитектуры не Западной Европы, а называвшихся выше образцов из Вроцлава и Гданьска, так как он имеет их характерные черты, только в более упрощенной форме. Косвенным подтверждением этого может служить характер немецкой колонизации в Восточной Европе. Немецкие ученые уже давно выяснили, что она протекала весьма своеобразно. Например, рейнландец или фламандец селился в Бремене. Его сын или внук перебирался, допустим, в Гданьск, а уже их потомки — еще дальше. То есть в Кракове селились немцы не собственно с немецких земель, а преимущественно из Вроцлава и Гданьска. Соответственно взгляды краковских немцев на то, какой должна быть архитектура, во многом формировались под воздействием этих двух городов.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 23.07.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий