Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Перу >> Рассказ про Перу


Забронируй отель в Перу по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Рассказ про Перу

Перу

«Мачу Пикчу» звучало для меня всегда очень загадочно — как какая-то большая — большая тайна, доступ к которой временно закрыт. И это было что-то такое далекое-далекое, совсем недостижимое и очень волшебное, о котором я даже не думала как о цели отпуска. Но оказывается все достижимо. В план на месяц кроме Перу были включены еще Галапагоские острова и Эквадор и пятого января я и Игорь улетели. Летели голландскими авиалиниями через Амстердам, где пришлось переночевать, а потом взять курс на Южную Америку. В Амстердаме ночевали в гостинице «Летающая свинья» в самом центре. C утра проснулись на 2 часа раньше нужного, так как забыли переставить время на мобильном, служившем весь отпуск будильником по совместительству. В этом хостеле мы решили попробовать, что означает комната на восьмерых и ночевали еще с 3 американцами, один из которых говорил во сне. Проснувшись, мы решили быстренько в темноте одеться, выставить все свое в коридор и там уж без спешки собраться. И вот, собственно, уже в коридоре мы глянули на часы, которые — таки переставили в самолете и поняли, что торопиться больше некуда. Доели сыр, купленный вчера в том самом магазине, где я покупала точно такой же сыр, тот самый «Олд Амстердам», при точно таких же обстоятельствах 3 года назад, и который мы ели сейчас, то есть вчера идя по мокрому ночному и наверно потому пустынному Амстердаму, твердый сыр с очень вкусной, желто-горчичной корочкой, которая оставляет вкус семечек, самый вкусный сыр в мире! Потом решили поехать в стильный амстердамский аэропорт, а в 10:50 вылетели в Лиму.

07.01.04 
 В самолете приходило в голову куча разных мыслей, но их видимо тут же надо было записывать… думала в том числе о том, что на Бонэйр, отпускной воздух, а аэропорт розового цвета с названием Фламинго выглядит как игрушечный, а пальмы, гнущиеся от ветра вдоль взлетной полосы, как на открытках… остров Бонэйр — голландская колония в Карибском море, где самолет делает промежуточную посадку. В этом же районе Голландии принадлежат еще два острова — Кюрасао и Аруба… думала, что это всегда очень странное чувство, когда ступаешь на чужую землю, даже когда еще спускаешься по трапу, всегда волнительно думаешь, какой эта страна окажется, какие будут запахи… «Bienvenidos a Lima! Benvenidos a Peru!» — радостно сказал командир нашего самолета. Быстро прошли паспортный контроль, так как гражданам России не только не нужна виза с 8 октября 2003, но и не делается никаких наклеек в паспорте. Это даже обидно как-то, потому что листая паспорт, кроме еле заметной печати никаких доказательств посещения Перу нет.

Здесь не было таких резких запахов как в Дели, а встречала нас сеньора Ибарра с дочкой Памелой и табличкой «Наташа». С ней я списалась заранее по интернету, уговорила ее на проживание, завтраки и встречу в аэропорту со скидкой в 2 доллара. Мы были довольны и счастливы тем, что организовали такой трансфер и он не сорвался, потому что в путеводителе Lonely Planet (далее LP) написано, что такси от аэропорта стоит 5 долларов если вы говорите по-испански и 10 долларов если вы молчите, как рыба. Мы, несмотря на то, что имели экспресс — курс испанского языка с 4 дисками и планами слушанья их в машине во время стояния в московских пробках, относились скорее к последней группе людей. Сеньора Ибарра быстренько нашла приемлемое такси, поторговалась и за 20 солей мы вчетвером плюс водитель помчались по Лиме. Было это в районе 8 вечера. Пансион сеньоры Ибарра занимал несколько квартир 14 × 15 этажа высоченного дома в центре старой Лимы, и из нашей комнатки был прелестный вид на 8 миллионов огней города, а потом и на Лиму утреннюю, так как, несмотря на всю усталость, (а ее было много, хотя мешки мы не таскали, а сидели 13 с половиной часов в самолетных креслах), проснулись мы в 4 утра. После самого вкусного завтрака за всю поездку, состоявшего из фруктового салата, глазуньи, булочек с маслом и клубничным и апельсиновым самодельным джемом, и кофе, с которым я не справилась, мы отправились гулять по городу. История про кофе: его подали в маленьком кофейничке, на подносике с пустой чашкой, я весь кофейничек вылила спокойненько в чашку, потом сеньора Ибарра подоспела с термоском кипятка, увидела, что я опустошила весь кофейничек сразу, несколько удивилась, но ничего не произнесла. И только после того, как я отхлебнула глоточек этой жидкости, я догадалась, что это было крепкое-крепкое варево из кофейных зерен, чернее ночи, которое надо разбавлять кипятком со сливками в пропорциях примерно 1 к 5, то есть чуть-чуть капнуть в чашку «кофе» и заливать и заливать кипятком с молоком.

На прогулке с нами здоровался каждый встречный полицейский и каждый считал своим долгом сказать, что фотоаппарат у нас висит слишком вызывающе, или что мы должны следить за нашими рюкзаками. А наша хозяйка тоже предупредила, чтобы мы по Лиме в золотых часах / сережках / кольцах / браслетах не гуляли. После всех этих наставлений было немного стремно бродить по городу вечером, но, с другой стороны, все это возымело свое действие и мы были начеку, хотя охотники за наживой настолько опытные в своем мастерстве!… Например, решили мы отдохнуть на ступеньках главного собора. К нам подсел какой-то местный житель, спросил, откуда мы, ну и разговорились. Игорь при каждом удобном случае хотел тренировать испанский язык. Кроме того, мы думаем, что общение с местными жителями позволяет лучше узнать страну. После этого, разговор каким-то образом (я не проследила этого) повернул в сторону того, что мальчик собирает монетки, и Игорь, добрая душа, говорит: «Оооо», — тряся при этом, как он любит ручонками, «У нас есть монетки из России»,- достал кошелек и принялся не спеша выбирать русскую валюту из россыпи солей и сентавов. В этот момент подошли тетеньки — полицейские, сказали мальчику, чтоб он уходил подальше, мальчик наивно объяснил им, что он просто собирает деньги разных стран, но дамам видимо было виднее, что он коллекционирует. Вот и я, держу пари, что в тот момент, когда мы совсем ничего не ожидали, он бы выхватил кошелек и убежал, а мы бы остались с мыслями о паре русских монеток. И хотя Игорь потом, не веря, что его только что спасли прозорливые женщины из полиции, говорил, что это же центральная площадь, тут ведь полицейские через каждый метр, не мог он быть воришкой, я придерживаюсь другого мнения, хотя и стараюсь, по примеру своего друга, свято верить людям.

Что рекомендуем посмотреть в Лиме или, где были мы: музей инквизиции. Он не очень интересный, но наводит на мысль, как же сильно испанцы должны были насаждать свою религию людям, у которых были совершенно другие обычаи и традиции, чтобы в итоге они стали такими набожными. Говорят, этим отличаются все в Южной Америке, где на каждом углу есть статуи и статуэтки мадонн, специальные магазины с только религиозной продукцией, и многими — многими церквями и соборами. Церковь Святого Франциска с катакомбами. Кстати, вы знали, что катакомбы часто специально строились под церковью, чтобы умершим быть поближе к богу. А чтобы они еще и слушали духовную музыку — вот Вам кстати и круговорот жизней в природе, не только младенцам, оказывается, полезно слушать классические концерты, — делают специальные дырки в полу собора, над тем местом, где кости и черепа сложены… Дождались в 11:30 смены караула у президентского дворца на Пласа де Армас (во всех перуанских городах главная площадь имеет одно и то же название — Пласа де Армас — Площадь Оружия). Смена караула больше напоминала выступление военного оркестра, так как никакого караула перед дворцом нет, а в час икс, выходят нарядные военные с музыкальными инструментами, подходят вплотную к решетке — ограде, и став таким образом ближе к народу, начинают играть. Мы постояли, послушали минут 15, а потом стало как-то жарковато и мы, поймав желтое такси, поехали в район Баранко, место обитания художников, поэтов и прочих творческих личностей. Кроме того, там мы могли увидеть Тихий океан. То, что стало печь солнце, нам показалось правильно, но так как солнца визуально видно не было, мы не предприняли никаких защитных мер. Вечером обнаружили, что лицо, руки и шея реально покраснели. Забыли, понимаешь, что на экваторе находимся.

 В Баранко побродили по спокойным улочкам, ведущим к океану, попили холодного пива и пришли к неспешному выводу, что время здесь идет почему-то медленно. То ли из-за начала этого дня в 4 утра, то ли из-за разницы во времени, а может и по другой причине, но время реально иногда останавливалось и я пару раз испуганно думала, что мои часы сломались. Стоя на набережной, можно увидеть район Мирафлорес, самый престижный и модный район Лимы, с высокими домами, стоящими прямо у океана, лучшими гостиницами, дорогими ресторанами. «Официанты в белых курточках, горничные в крахмальных передниках и кружевных наколках, встречая гостей, уже в дверях осаждали их предложением выпить стопочку писко, чичи, водки с соком маракуйи, стакан виски, джина, бокал шампанского и закусить сырными палочками, жаренной с чесноком картошкой, фаршированной сливами ветчиной, запеченными в тесте креветками и прочими всевозможными закусками, порожденными фантазией обитателей Лимы для разжигания аппетита» («Тетушка Хулия и писака») А еще к национальным блюдам относится маленький поросеночек — куй, который рисуется даже на тарелках участников тайной вечери во всех соборах Перу.

 В центр Лимы мы вернулись опять-таки на желтом такси. Дело в том, что в Лиме очень много машин. Так вот, в этом потоке надо вычленять машины с наклейкой «такси», а из них желтые такси, и именно на последних все рекомендуют ездить. Ловить такси можно как в России: в любом месте улице, ну и еще надо по-нью-йоркски усердно махать рукой и кричать: «Такси, такси». Итог первого дня в испанском: овладели счетом до 10 (больше, чем за 10 солей в Лиме на такси ездить некуда), усвоили вопрос «кванто куеста / quanto cuesta» и Игорь увеличил скорость построения фраз. Просто иногда было комично, как разговор на испанском подвисал на каком-нибудь вопросе перуанца, пауза затягивалась, я не понимала, почему Игорь молчит, если его о чем- то спросили, делала недоуменный вид, типа — эй, ты там как? А в ответ слышала: «Наташенька, спокойно, я концентрируюсь и строю предложение». В Лиме еще посетили музей золота (инкского и прочего доколумбовского). Нам понравилось. Там же находится музей оружия, который по праву считается одним из самых лучших в мире. Такой грандиозной и подробной (причем частной!!!) коллекции я нигде не видела! Я вообще любительница музеев такого рода и стараюсь нигде их не пропускать. Но с музеем в Лиме поспорить не сможет никакой другой! Такое чувство, что помимо ружей, пистолетов и прочих пушек, здесь собраны все кинжалы, все стремена, все фуражки и другая военная атрибутика со всего мира!

По возвращению в город пошли в ресторан «Мачу Пикчу». Мы уже представляли, где он находится, кроме того, его советовал LP, а по нашему индийскому опыту есть и не бояться можно только в таких заведениях. Хотя тут же хочется заметить, что в этом смысле Индия более опасная страна. В Перу можно есть практически везде, если место визуально не вызывает в организме противоречивых реакций. Так вот, этот ресторан предлагал дешевый вариант обеда, — комплексный, который называется здесь меню (собственно, если хочется попросить меню, то надо сказать — la carte). Это меню стоит 4 — 5 солей и мы ели: суп — перловку, курицу со спагетти, напиток «инка кола». Игорь однажды прочитал на форуме LP,что кто-то очень сильно страдает из-за отсутствия этого напитка на своей родине и спрашивал, где бы его можно купить за пределами Южной Америки. Мы не поняли этих стенаний, так как на наш взгляд «это чудо» имело вкус газировки «Буратино». А вот еще мне интересно, откуда здесь традиция есть суп (в Европе жидкий суп, как у нас, едят очень редко)? Может, от испанцев? А что в Испании едят суп? Вот странно даже — там же практически всегда жарко, а в Перу и подавно!

 В старой Лиме практически все дома колониального испанского стиля, для которого, видимо, характерен желтый цвет и балконы. Похожие балконы я видела только на Мальте, но размерами те были гораздо меньше. Всеволод Овчинников придумал очень интересное сравнение: «…кажется, что кто-то взял огромный резной шкаф и попытался через крышу втащить его на верхний этаж…», попытка не удалась, шкаф завис и получился лимский балкон! (Интересно, если это испанские балконы, то откуда они на английской Мальте?) И еще, гуляя по улицам Лимы, иногда можно набредать на улицы с одним и тем же товаром: например, целая улица по продаже очков или целый проспект, усаженный бродобреями, или целая улица печатников и копировальщиков. Кажется, что здесь сохранилась система цехов, существуют артели и прочие союзы людей с одинаковыми умениями. 08.01.04 Просыпалась в полночь. Наверное, организм хотел по привычке на работу. На завтрак я распробовала фруктовый салат с медом — очень вкусно! Потом подарили сеньоре Ибарре маленькую матрешку, чему она была безумно рада и отправились на автовокзал. Билеты на Наску нам заранее купила заботливая сеньора. В Лиме, как, наверное, и во всем Перу, каждая приличная автобусная компания имеет свой автовокзал. На этот раз мы ехали автобусами Civa. Автовокзал нормальный, в ожидании отправления старались впитать местный колорит, особенно создававшийся бабушками, приехавшими из далеких деревень. У них были черные длинные косы, шапочки — а-ля- наши котелки, а за спиной они тащили яркие пледы — одеяла, в которые был закутан весь скарб. Все это аутентично было завязано сзади на спине. Мы сдали рюкзаки в багаж. Для этого их взвесили (у нас оказалось по 15 кг) и уложили в стопку, которую потом погрузили в багажное отделение автобуса. Заняли свои места и стали ждать 11:00 — времени отправки по расписанию. Теперь, внимание — лирическое отступление или философское размышление о времени.

Перуанское отношение ко времени не является очень скрупулезным. «Если вы приглашены на ужин, — пишет наш путеводитель, — или договорились о встречи с кем-то, то опоздание на час или до часа принимается легко и без обид». Если вы хотите пунктуального начала дел, то лучше перестраховаться и сказать, например: «В 7 вечера по-английскому времени», или, как говорил один наш гид, — встречаемся через 15 минут по инкскому времени!!!! И это означало, что опаздывать нельзя и ждать никого не будут. Автобус же наш курсировал по перуанскому времени, поэтому, когда он наконец-то в 11:30 начал медленно трогаться с места, никто особенных возгласов ликования не поднял, в отличие от нас, которые уже потеряли надежду уехать в Наску. В этой дороге мы допили 2 бутылочки чилийского вина и решили, что так началось приключение слоника и муравейчика по Южной Америке. Буквально на часок внимание пассажиров занял человек, который, как мы поняли, проводил какую-то викторину, которая закончилась продажей цепочек. Правда, нам лично ничего не предлагалось, несмотря на мое, порой заинтересованное лицо — видимо мы не входили в целевую группу его потенциальных покупателей.

Как и водится, по прибытию на место на нас накинулись толпы народа, предлагавшие различные отели. Наша задача, впрочем, была проста: разобрать в этом шуме — гаме название того отеля, который мы выбрали по LP — Posada Guadelupa, 35 солей за ночь с завтраком. Это волшебное слово выкрикивал некий мальчик, который, как потом мы подытожили, умело распределял финансы туристов по всем нуждающимся родного городка. Сначала он отвел нас в отель Гваделупа, потом отвел на автобусную остановку, где мы купили билеты дальше на Арекипу (45 солей на ночном автобусе), затем привел нас к продавцу билетов на завтрашний полет над линиями наска (40 долларов с человека) и под конец хотел отвести нас в хороший ресторан, но тут уж мы решили остановить его и ограничились пивом и чипсами, ну и немножко поругались в тот вечер, правда, это было в первый и последний раз. В городе Наска живут 30 000 человек. Возможно, они являются потомками культуры Наска, которая была потеряна в веках (также как и другая культура — культура Паракас). До 1901 года было известно только 5 керамических изделий Наска, но никто не знал, как их начать классифицировать. В 1901 году один перуанский археолог нашел тысячи таких горшков и всевозможных черепков, и собственно положил начало изучению этой древней культуры.

09.01.04 Проснулись опять рано, а потом вышли к калитке встречать к 7 часам, как и было договорено, такси. Такси приехало по-перуански в 7:30, и мы двинулись к аэродрому. Самолетик был маленький, там сидели пилот и следующие пассажиры: мы, итальянская пара и канадский парень, которого разлучили с другом — другим канадским парнем из-за отсутствия дальнейшей вместимости самолета. В воздухе меня стало сильно укачивать. Рисунки на земле я еще разбирала, но реагировать на бурные возгласы Игоря: «А ты видела кондора? Ой, смотри, и вправду, обезьяна. О, смотри, смотри — астронавт!» — я не могла. Хотя, все эти рисунки впечатляют. Потом поехали смотреть кладбище культуры Наска с толстеньким гидом — перуанцем на старой американской квадратной машине, едущей в эскорте с еще двумя. По словам Игоря, город Наска и ее жители используют свои ресурсы и возможности на все 100. Так как любые автобусы отправляются отсюда после 4, а полет над линиями занимает 30 минут, то туристов еще пятьсот раз накормят и столько же раз свозят по всем достопримечательностям. По нашим приблизительным подсчетам в несезон каждый турист как ни крути оставляет тут порядка 70 долларов за день. После этих раздумий наш отпускный мозг требовал подкрепления в форме пива, которое здесь в свою очередь имеет нетрадиционную форму — развес: имеются 2 вида бутылок — большие, 620 мл. и маленькие, 310 мл. 

После этого мы снова пошли на Пласа де Армас города Наски, где в 4 часа у нас была стрелка все с тем же толстеньким дядечкой и с итальянцами для поездки на другую экскурсию — к древним акведукам культуры Наска (надо же как-то убивать время до ночного автобуса). Итальянцы забили на это дело и экскурсия была только для нас. Во время этой вылазки случился неприятно — смешной инциндент, который стоил Игорю солнечных очков, содранной кожи на бритой, немного обгорелой голове. Короче, дело было так: стоим мы возле этих каналов с водой, которые идут иногда под землей, иногда по земле, наш толстячок чертит на земле для пущей наглядности какие-то схемы, и под конец говорит: «Вы можете сами слазить внутрь, там очень бьютефул и вы прочувствуете, как древние люди делали осмотр акведуков». Так мы с мальчиком — проводником и двумя фонариками, босиком и согнутые вдвое стали пробираться по темному узкому коридору. Мальчик периодически спрашивал нас, проходим ли мы, и мы ему всегда отвечали «паса, паса» и продолжали идти гуськом: мальчик, я и мой друг, пока Игорь в один момент не произнес «Наташенька, я не паса». Игорь застрял. Я жутко испугалась. Потом стала думать, что если он будет сейчас дергаться и пытаться прорваться, то все эти древние конструкции на фиг порушатся и мы будем заживо погребены в акведуке под городом Наска. Однако мальчик — проводник каким-то образом просочился мимо меня, подергал Игоря за руки, за ноги, я подергала проводника и вместе мы вытащили репку. А в общем и целом все это создавало аллюзию на мультик про Винни, когда тот объелся в гостях у кролика медом и не мог вылезти обратно. Экскурсия про акведуки была на испанском, причем как и на экскурсии к мумиям Наска, мы все понимали. Позже мы с Игорем часто вспоминали этот день. И не только из-за космического вечернего знакомства, но и из-за этого испаноязычного гида, которого мы понимали досконально. Непонятно — каким образом? Может, информация про эту древнюю культуру была настолько важной, что космический разум поставил перед нами задачу все понять? Может, этот гид говорил на адаптированном испанском и очень медленно, однако же в последствии многие говорили медленно и я все равно ничегошеньки не понимала. А тут… прямо как будто меня подменили, н-да, все это очень странно…

Вообще, весь этот день вспоминается как сон, как нечто такое, чего в реальности быть не может, а может только присниться. Вечером, чтобы скоротать время до автобуса мы решили пойти на лекции, которые каждый вечер раньше читала Мария Райхе. Это была та женщина, которая открыла всему миру линии пустыни Наска, а после ее смерти это стала делать ее ученица и подруга, Виктория Никитски, как сказано в путеводителе — австрийка. Мы уже даже приготовились поговорить по-немецки, но дама, сидящая на камешке возле своей хижины, услышав наши реплики друг к другу, вдруг заговорила по-русски. Она есть самый экстравагантный человек, которого я когда-либо встречала, говорит на русском (думаю, это ее родной, хотя всей правды о себе она так и не рассказала), испанском (живет уже очень давно в перу), английском (общается с археологами всех стран и на английском же читает лекции редким туристам, заходящим к ней), французском (училась в Париже), португальском (училась в Бразилии) и на языке кечуа, так как собственно интересуется древней историей. Она одна возводит центр Марии Райхе, ходит по школам города Наска и пытается донести до учителей, что дети должны знать, что у них в городе есть остатки древней цивилизации, пишет письма президенту страны, чтобы тот хоть как-то профинансировал мероприятия по сохранению линий Наска. Но, по ее словам, все коррумпировано, директорам школ ничего лишнего изучать не надо, президент дает деньги своей знакомой, которая объявила себя дочкой и последовательницей Марии Райхе, хотя никаких детей у Марии Райхе не было. Попытки доказать, что все это аферисты и грязное отмывание денег привели к нескольким «случайным» пожарам в хижине Никитски. Хижина, это конечно, плохо сказано. Просто такие стены из картонки. В комнате, где проходят лекции есть построенные из камня скамейки ступеньками — их строил студент — француз, помогавший г-же Никитски около месяца. Потом уехал и дальше помогать некому. Поэтому она очень переживала, что мы уезжаем из Наски в тот же вечер, и будет очень рада, если к ней кто-нибудь прилетит. А тем более — русский, из Союза, как она говорит.

Она бы даже встретила этих людей в Лиме, могла бы учить их испанскому или кечуа, жили бы они у нее. Правда там нет особенных условий и она рассказывает про одну японку, которая собиралась остаться у нее на два месяца, но не выдержала и сбежала после двух дней. Хотя, нам, русским, думаю, это будет по плечу. К тому же вы примете участие в раскопках и исследовании культуры Наска, которой 3000 лет и будете общаться с очень интересным человеком. А если прихватить с собой всяких консервов, а на месте покупать дешевые фрукты, — то придется потратиться только на билет и все! Для тех, кто заинтересовался, — вот ее мейл viktorianikitzki@hotmail.com (она регулярно выходит в город и проверяет свою почту), у меня есть ее книжка о линиях, могу одолжить почитать (на испанском). Там представлена теория Райхе и Никитски о том, что линии эти служили аграрным календарем, а некоторые фигуры указывали на источник влаги, скрытый под землей. Это была очень важная информация для последующих поколений, так как проблема воды в этом пустынном районе, — одна из самых важных. Вот они и зашифровали эти знания в рисунках, которые на их взгляд можно было бы понять, например — обезьяна — животное, водящееся в джунглях, то есть там, где много растительности, то есть там, где есть влага. Виктория Никитски составила также и карту всех (2000) линий пустыни Наска. А еще у нее есть остатки древнего текстиля культуры Наска, купленные ею за 10 долларов. Представляете! То, за что на аукционе «Кристи» дали бы даже боюсь подумать сколько. На самом деле, такое встречается здесь на каждом шагу. Перуанским археологам платят мало, и весь этот текстиль или кости и волосы мумий разбросаны по всей пустыне. Когда мы были на экскурсии по древним захоронениям, то наш толстячок постоянно подковыривал палкой какой-нибудь лоскут оригинального текстиля. А еще все эти захоронения были разграблены и ненужный ворам текстиль был продан за бесценок.

После лекций, которые прошли под писко и ром (русская душа не меняется даже после долгих лет скитаний) мы вместе отправились ужинать в местный ресторан — «Планета чикен». Было еще пиво, еще курица с картошкой, еще пиво, ее слова, чтоб мы не уезжали, автобус на Арекипу. А она не любит путешествовать ночью. Она одна, у нее есть только собака и кошка, для которых она завернула из планеты чикен кости. Ей 55 лет. Ее зовут Виктория Никитски. Она не говорит по-китайски. Она жует листья коки и листья какого-то непонятного мне растения, но которое тем не менее полезно как женьшень. Она не сдается, хоть ей и трудно. Ей не хватает сил, времени и денег. Она создает центр Марии Райхе и ездит со всеми по пустыни, чтоб «присматривать», а то, «кто их знает, что они там наделают. Они ж такие дурные, особенно американцы». Она — единственный археолог, который постоянно живет возле линий.Ну и еще Мария Райхе, которая умерла, когда ей было 95 лет. Обидно, что Марию Райхе и при жизни не особо ценили, а после смерти почти забыли. Разве что только одна улица в Лиме и одна улица в Наске названа ее именем, в Наске поставили ей памятник и еще назвали в честь нее один из сортов картошки, которой здесь более 150 видов. На этом почитание закончилось. Так что, кто приедет к Виктории Никитски, еще и внесет свой вклад в создание центра имени Марии Райхе. Может, вклад окажется только физическим, типа таскание камней на строительстве, но это будет то, что действительно требуется. К тому же можно будет сколько угодно общаться с Никитски. 10.01.04 Приехали в Арекипу на ночном автобусе с опозданием на 2,5 часа. Было 9 утра и 2325 метров над уровнем моря. Иногда, когда просыпалась ночью в автобусе, за окном ухватывала прямо-таки лунный пейзаж — горы в дымке и пустыня, пустыня, пустыня. В автобусе ночью холодно не было, а под утро опять появился массовик — затейник, взял в руки микрофон и красивым голосом стал чего-то вещать. Кажется, в итоге он впаривал лекарства.

С центрального автовокзала в Арекипе нас довез за 3 соля один вежливый, маленький, худенький дядечка до выбранного нами отеля. Надо сказать, что отель этот стоял номером один в LP, и поэтому не было удивительно, что, подъехав к нему, мы увидели уже знакомых канадцев (больше дня в Наске, думаю, никто не задерживается,- а зря!). Остановились и мы, Игорь пошел проверять наличие мест, а в это время подкатила еще одна машина с иностранцами все из того же автобуса. Потом из отеля вышел канадец и эта пара уехала куда-то дальше, вышел и Игорь и сообщил, что мест нет. Но это не было катастрофой, так как во-первых был драгоценный LP с целым списком всего необходимого, ну и, конечно, был таксист, лицо которого вселяло нам доверие. По его наводке мы поселились в довольно милом отеле, 30 солей на двоих без завтрака, недалеко от монастыря Святой Каталины (называется отель Piccola Daniela, Arequipa — Peru, Bolivar 400 — A Cercado, piccoladanielaaqp@hotmail.com). На главной площади — Пласа де Армас после долгих поисков и раздумий, купили однодневный тур в каньон Колка, со стартом в час тридцать ночи. То есть на осмотр города у нас целый день, и этого вполне хватило, потом 3 часа сна и снова в путь (рюкзаки можно бесплатно оставить в отеле в камере хранения, там к этому привыкли, потому что все гости Арекипы на день или на два едут смотреть парящих над глубоким каньоном Колка черных кондоров). С Пласа де Армас в Арекипе в хорошую погоду открывается вид на вулканы. Вообще, Арекипа находится в сейсмической зоне, где каждые 15 — 20 лет случаются землетрясения.

На Пласа де Армас в Арекипе, также как в Лиме или в Наске, толпы чистильщиков обуви. Видели знакомого канадца, который аутентично, то есть непременно с газеткой, восседал на специальном стульчике и читал последние новости на испанском. Позже и Игорь соблазнился на это занятие, но какая из этого получилась история, читай в главе про Куско. В Арекипе очень понравился монастырь Святой Каталины. Это безумно красивое место. Оранжевые, синие, белые стены, яркие цветки красных и розовых гераней. Монастырь этот прославился тем, что был похож скорее на эксклюзивный дорогой клуб для шикарных барышень, читай монахинь, каждая из которых имела до 4 черных слуг и жила припеваюче. Когда римский папа прознал о таком безрассудстве, он послал туда строгую даму, с чьей помощью слуг разогнали и дамочек свезли в Ватикан. На этом слава данного местечка закончилась, хотя несколько монахинь живут и поныне в этом городе — монастыре. Он реально большой, имеется карта его улиц, и там, правда, очень уютно и красиво. К вечеру стало совсем прохладно (мы как-то забыли о высоте, и в конечном итоге я получила порцию кашля на целый месяц), поэтому мы пошли в отель утеплиться, и уже в теплых свитерах продолжили исследование улиц Арекипы. Кстати, совет всем туристам на будущее — покупайте свитер прям тут же, так как они здесь очень дешевые по сравнению с другими местами! На ужин мы были озадачены поисками перуанского национального блюда — себиче — морепродукты, маринованные в соке лайма с красным луком. Искали так же упорно, как и инка — колу в Лиме, так как если мой друг что-то хочет попробовать, то тут ему не помешает ничто, в том числе полное отсутствие себиче в первых пяти ресторанах. В шестом нашли, и несмотря на то, что это блюдо является закуской, мы вполне им насытились. Оно готовится либо из кальмаров, либо из осьминогов или просто рыбы, бывает мешанка из всех подряд и подается с жареными зернами кукурузы, маиса, похожими на попкорн, но не он. За соседним столиком ужинали немцы, с которыми мы покупали тур в каньон Колка и которых мы увидим дальше на Мачу Пикчу. Вообще, мы периодически машем руками знакомым канадцам, итальянцам, немцам, а при прощании говорим всегда — си ю лейтер)

11.01.04 
 В час тридцать ночи за нами в отель заехало таксо (даже не опоздало ни на минуту). Водитель спросил «Наталья, Игорь?», мы кивнули и поехали на автовокзал. Таксист посадил нас на общественный (типа, для местных) автобус, который тоже без опоздания тронулся ровно в 2 часа ночи. Дуло страшно, но у нас были наши куртки. В проходе спали аутентичные бабушки, мы дремали. Иногда я просыпалась от того, что начинало закладывать уши, так как поднимались в горы и ехали в облаках, и еще от того, что закончилась в конце концов хорошая дорога и начались ухабы. Потом звонко заиграла фольклорная радио-музыка и мы прибыли в Чивай. Дальше мы не особо понимали, что должны делать, покрутились по местному вокзалу, а потом к нам подошел мальчик в 3 свитерах и шапочке — чульо (специальная высокогорная шапка — ушанка), спросил «Игорь, Наташа?» и мы отправились вместе по проселочной дороге к месту завтрака. Завтрак традиционный перуанский — мате де кока, булка с соленым маслом и клубничным вареньем, после которого мы присоединились к группе туристов, ночевавших в Чивае, и тронулись на автобусе к каньону. За завтраком нечаянно познакомились с немцем, который учил когда-то русский в Лейпциге (городе, где я была совершенно недавно), а теперь проходит практику в Чили, где познакомился с девушкой из Перу, и теперь вот они путешествуют к ней на родину в Лиму. Как же все может переплетаться в нашем мире!

Окрестности Чивай — это очень красивые места. Собственно, это — национальный парк. Горная дорога — серпантин петляет мимо террас инков, которые местные жители используют до сих пор. Очень голубое небо, и очень высокие горы. В конце концов, автобус приезжает к конечному пункту — месту наблюдения за кондорами. Тут же местные женщины в пестрых традиционных костюмах продают самовязаные свитерки, пончо, шапочки и прочие изделия из альпаки. Кондоров мы ждали целую вечность, и когда время икс подошло, никто не пролетел. Тогда наш гид, сказал, что мы ждем дальше, так как не могут они в этот ранний час не начать поисков пищи. Ну, уж ему-то, выросшему в этой долине, можно верить и мы стали ждать дальше. К 10 утрам парочка — другая автобусов с туристами уехала не солоно хлебавши, а наш гид все продолжал высматривать кондоров в бинокль. Вскоре наша группа осталась в гордом одиночестве. Надо признаться, все уже утомились ожиданием и были готовы свыкнуться с постигшем несчастьем, но тут дело было принципа: увидеть или умереть. Причем, не то чтобы, для нас, а скорее для нашего гида, который, казалось бы, должен был уже насмотреться на этих огромных птиц. Но он так страстно хотел показать другим, — своим гостям, что продолжал терпеливо ждать. Вскоре некоторые из нас стали подстанывать и гид, полностью расстроенный, приказал всем грузиться в обратный путь. И вот, когда последний турист занес ногу на ступеньку нашего автобуса, а гид, слегка подгоняя его, все еще посматривал по сторонам, он увидел эту черную птицу, размах крыльев которой достигает 3,5 метров. Кондор каньона Колка. Все разом выскочили из автобуса, защелкали фотоаппаратами; радость была велика. И гордость за нашего гида, который, единственный из всех местных сопровождающих, ждал до последнего и был вознагражден. А уж как от гордости распирало его самого!!!!! Это было просто гениально: и со стороны кондора, что он все-таки соизволил пролететь и со стороны гида.

Вернулись в Чивай, пообедали фруктами на Пласа де Армас Еще купили за 1 соль целую кучу листьев коки. На вкус они горькие и имеют слишком сильный запах. Позже ими пропахли все наши вещи. Я периодически забываю, где нахожусь. Недавно выдала: «Ну да, у них тут везде китайский фарфор — им же недалеко до Китая!», абсолютно уверенная, что мы где-то в «привычной» Азии. После Чивая мы приехали в Арекипу, поужинали, забрали из отеля рюкзаки и поехали на автовокзал ждать ночного автобуса на Пуно. Мы уже представляли себе, как будем торчать на грязном вокзале, где некуда будет сесть и где будут толкаться рядом тысячи людей, где будет холодно и голодно… Но оказалось все с точностью до наоборот. Дело в том, что нам продали билеты на автобусы известной компании Ormeno, да еще и на роял класс (45 солей). Исходя из этого, мы имели право тусоваться в зале ожидания королевского класса. Это было отдельное тихое помещение, с мягкими диванами, чистыми туалетами и парой-тройкой иностранцев. Собственно это и спасло нас, так как в нашем умирающем состоянии ждать стоя 2,5 часа было бы смертельным. Правда, спасло ненадолго. Отправление планировалось на 23:00, в 23:30 никто не пошевелился. Кто-то сказал, что ждем автобус из Лимы, на котором поедем дальше до Пуны, автобус возможно опаздывает на час. Мы растянулись на креслах во весь рост (помимо нас было еще, как я сказала, человека 3 от силы) и думали и спали. Откуда-то доносились звуки телевизионного футбольного матча и я подумала в очередной раз, как же они помешаны на футболе. Футбольные площадки имеются даже в самых бедных кварталах и далеких деревнях, причем футбольные площадки забетонированы. По всей видимости, так проявляется уважение к этому виду спорта, потому что, при том, что денег ни на что не хватает. Дороги в грунтовом состоянии, граничащем после дождя с плачевным, а футбольные поля всегда чисты! Ну и по телевизору всегда все, кого мы видели, смотрели футбол.

Еще они при приветствии часто говорят просто сокращенно «Buenos», часто приговаривая «Come estas», но, не ожидая ответа. Таким образом, вопрос «как дела?» и тут вошел просто в формулу автоматического вежливого приветствия и больше не является вопросом о состоянии душевном и физическом. Ну вот, после разных дум — роял класс. Шикарные сиденья, голова ложится как будто на подушку, для ног тоже специальная подставка. Короче, хорошо поспали; было холодновато, но с собой были куртки.

12.01.04 
На вокзале в городе Пуно (город с населением ок. 80 000 жителей) получили опять «фулл сервис» а ля мальчик Элвис из Наски. Из всей толпы тут нашего внимания был удостоен дяденька, говоривший по-немецки. Он бесплатно довез нас до отеля, который мы выбрали по LP — Hostal Q'oni Wasi, 25 солей за приличную комнату + по 6 солей за американский завтрак, у него же купили на завтрашнее утро билет до Куско по 25 солей (обещал посадить на втором этаже, в первом ряду двухярусного автобуса; мы скептически в это верили, но так оно и вышло!) и тур по озеру Титикака по 20 солей. Да, еще заплатили ему за одну ночь в гостинице Куско. Так мы за считанные мгновенья управились со всеми организационными делами. Позавтракали в компании австралийцев, которые (надо заметить — как всегда) путешествовали вот уже три месяца, и поехали смотреть искусственные острова. …Задолго до инков и намного раньше, чем отец небесный Та Ти Ту создал белых людей, когда земля была еще погружена в полумрак и освещалась только лишь одинокой луной да звездами, а озеро и болото простирались до краев Альтиплано, мы, урос, уже жили здесь. Мы не настоящие люди, мы больше, чем человеческие существа. Наши черепа иные, чем у остальных людей, наша кровь черная, и мы не можем ни захлебнуться в воде, ни утонуть. Не берет нас молния, ни зимний холод ночи, и губящий человека влажный туман против нас бессилен. Мы не говорим на языке обычных людей, и наш язык им не понятен. Мы — водяной народ, основатели Земли, создатели Богов…

Наше племя, преследуемое завоевателями, спряталось в каменном доме. Но вспыхнул огонь, и еще до восхода солнца многие из нас погибли. Когда ночь ушла, на тех немногих, кто остался в живых, напала чума. Только один мужчина и одна женщина пережили эти несчастья и основали последнее племя — то, что поселилось на воде, где ни враги, ни огонь не могли достать их. …Вот так оно все и было. Племя урос, искусственные острова из особого тростника, озеро Титикака на высоте 3820 метров над уровнем моря. Низкие темные облака, иссиня-черная вода, люди с темно-коричневой кожей, в ярких красных, синих, желтых одеждах. Эти люди строили и строят сейчас, каждый день, острова из тростника тоторы. Этот тростник они и едят. Еще питаются рыбой. А на островах гнездятся розовые фламинго… Через озеро Титикака проходит граница Перу — Боливия. Собственно автобус, на котором мы приехали в Пуно, ехал дальше на Ла Пас. С учетом того, что острова плавучие и закреплены только специальными штуками, которыми управляют урос. То есть местный народ, теоретически, может в случае чего переплыть на боливийскую сторону..

 В Пуно зашли в Интернет-кафе — они тут на каждом шагу, прикупили на местном рынке очень дешево панамку из шерсти альпаки (пока не придумала, в какой сезон ее можно носить) и обед из бананов, авакадо и манго. А потом спали в отеле до следующего утра… Всю ночь шел дождь. Интересно, как там люди на островах…Ужасно соскучилась по маме… В боливийской части озера находится и остров солнца, Isla del Sol — место, где родился Манко Капак. От своего отца Солнца он получил волшебный золотой жезл. Этот жезл должен был указать, где следует основать город и страну. Долгими и трудными были поиски. Жезл не реагировал ни на горы, ни на долины, но в один прекрасный день на холме Уананкуре он вдруг ушел в землю. Так возник город Куско — столица империи инков. Так моя история переходит ко второй части, посвященной великой цивилизации инков. Перу вообще считается наиболее индейской из всех стран Америки. А язык индейцев кечуа, наряду с испанским, официально признан государственным языком страны.

13.01.04 
Весь день дорога, на первом ряду второго этажа автобуса; с другой стороны сидит пара иностранцев, которая путешествует также как и мы. Парень читает толстенную и уже изрядно помятую книжку на английском языке, «Война и мир» Толстого, периодически делая паузы и тогда закладкой в книжке служит листок коки. От одного иностранца слышали, что Куско — сумасшедший город, но что это означает, он не объяснил. В LP написано, что город похож на Катманду, но в Катманду мы не были.… Дорога проходит вблизи гор со снежными вершинами, один раз проехали через перевал с отметкой 4338 метров. Государство инков сложилось в первой половине 2 тысячелетия н.э. и занимало территорию нынешнего Перу, части Эквадора, Боливии, Аргентины и Чили. В принципе, обожествление солнца — явление распространенное, но инки превзошли в этом все народы, назвав себя «сыновьями Солнца»…

14.01.04 
Осматриваем Куско. Для этого выгодней всего купить «булето туристико», 10 долларов обычный и 5 долларов для студентов. Это, кстати, первая скидка для студентов за время нашего путешествия. Хоть солнце и за тучками, но очень ярко. Надеемся не обгореть как в Лиме. Пиво Кускенья вкуснее чем пиво Арекипенья. Отель очень даже ничего, имеется электрический душ и сразу выдают по 2 одеяла на руки, ведь погодка здесь меняется экстремально. Рядом с отелем ресторан «Planeta Cuzco». Игорь пил писко сур, я горячий чай с ромом, причем рома хватало)

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий