Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Перу >> Перу 2003. Инка — оптом и в розницу.


Забронируй отель в Перу по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Перу 2003. Инка — оптом и в розницу.

Перу

Часть 1

В Перу мы приехали на автобусе из Боливии. С октября 2003 года для российских туристов виза отменена, и теперь достаточно показать паспорт и получить в нем маленький штампик. Повезло нам по случаю принятия в Евросоюз бывших соцстран. Правительство Перу издало новый список безвизовых стран, в который по ошибке попала и Россия — говорят, большими стараниями посла Перу в России. Там, в Перу, не совсем понимают ту пропасть, которая сейчас лежит между Россией и европейскими странами первого сорта. В любом случае спасибо!

Перуанско-Боливийская граница охраняется чисто символически, и получение штампа в паспорт является чисто добровольным мероприятием. Никто больше этой печатью до выезда из страны не заинтересуется. После долгой стоянки, собрав, наконец, всех пассажиров, наш автобус отправился в Пуно. Первое впечатление после Боливии — страны похожие, но тут побогаче, лучше дороги, свет на улицах, дома свежепокрашены. Множество интернет-кафе. Сотовая связь, правда, развита не сильно. За основу, конечно, принят американский стандарт TDMA, но имеется один оператор GSM-1900 — Tim Peru. (http://www.tim.com.pe) Покрывает несколько больших городов и кусок Панамериканского шоссе. Покупать местную карточку невыгодно. Надо за симку сразу отдать 60 солей, да еще денег на счет положить, а цены практически те же. SMS в Россию стоит 0.28$ в роуминге и 0.145$ на местной карточке.

В Пуно приехали уже в темноте. Как положено, к автобусу кинулась толпа зазывал. Выбор великолепный. Встав посередине кружка турагентов, мы по очереди изучили местный рынок жилья и выбрали отель Манка Копак. (Manco Capac Inn) www.mancocapacinn.com т.(054)-353384 Проезд на такси до него обошелся нам в 3 соля 1US$ = 3.46 соля. На удивление, таксист потребовал именно местную валюту, и один зеленый американский рубль его не устроил. Пришлось срочно менять в отеле. Нам самим делать ничего не приходится. Выбранный нами на автостанции парень из фирмы Инка Адвенчур (Inka Adventure), чувствуя легкую добычу, решает все наши мелкие проблемы. Правда, все равно — самим надо заполнить длиннющую анкету. В Перу почему-то считают, что переночевать в гостинице никак нельзя, не сообщив девичьей фамилии и места работы. Анкета, понятно, на испанском, перевести ее удосужились далеко не все отели. Ну ладно, мы и по-испански можем.

Особенно мне названия профессий понравились. Таня, например, программистка — «програмадора». Я ее теперь иногда програмодорочкой обзываю. А вот Лена — бухгалтер — «контабле». Ее я не обзываю, благо язык не поворачивается. Мы уже сидим в номере, а избавиться от нашего сопровождающего никак не представляется возможным. Наши аргументы, что мы самостоятельно изучим рынок услуг, и только после этого будем платить деньги, явно его не устраивали, но деваться некуда. Немало сил пришлось затратить, прежде чем ему пришлось покинуть помещение, горько причитая по поводу, что он плохо знает английский и так и не смог до нас донести все прелести сервиса именно от Inka Adventure.

Кинув вещи, пошли на первую прогулку по перуанской земле. Центральная улица блестит красивыми витринами. Гуляют по ней сплошные иностранцы. Зазывалы громкими криками пытаются затащить зазевавшегося туриста в свое заведение или, на худой конец, почистить ему ботинки.
Зашли в за деньгами в банкомат. Несколько нажатий на клавиши — и мы получили 500 американских долларов. Да, внимательней надо было тыркать кнопки этого устройства. Кто знал, что английского он не знает, а вот выдавать доллары умеет. Пришлось повторить попытку — на этот раз успешно, и у нас теперь куча местной валюты.

Зашли в ближайший ресторанчик. Уютные столики, играет мелодичная европейская музыка. Прямо в зале мирно горит старинная дровяная печка. Иногда в ней даже жарят мясо. Все очень красиво и приятно. Персонал знает английский. После Боливии это кажется чудом.
Фирменный алкогольный напиток в Перу — писко сур. Заказали стаканчик — понравилось, заказали еще. Приятно провели вечер в разговорах.
Перу, похоже, отличное место, и как нам повезло в жизни: «и это все нам». Спать только хочется. Вернулись в отель. Здесь, наконец, удалось сдать грязное белье в прачечную. У нас с собой его целая гора. Вся одежда из джунглей, из соляной пустыни. Большая часть мокрая уже 15 дней, пахнет гнилым мешком. В общем, хорошая проверка для местных прачек. Цена стирки — 4 соля с килограмма. В соседней Боливии за такие деньги можно купить комплект новой одежды.

Пока мы в вдвоем, но сегодня в Перу прилетела Лена Казаченко. Завтра утром присоединится к нам. И присоединилась! Мы так хотели поспать после долгой дороги и нескольких бессонных ночей, что даже предусмотрительно выключили телефоны, но это не помогло. В 5 утра еще не привыкшая к местному времени, которое отстает от Питера на 8 часов, Лена, проведя опрос местного населения, вычислила наше месторасположение и громким стуком в дверь прервала сладкий сон.

Первый день ей бы неплохо привыкать к высоте, и мы планировали его провести тихо, без активных действий. Утро начали с прогулки по Пуно. Город ухоженный, но смотреть тут нечего. С тоски залезли на одну из соседних горок, возвышающихся над городом. Обычно в Латинской Америке на ней положено стоять статуе Иисуса Христа, но в Пуно горок много, и в добавок на одной из них стоит огромный железный орел.
Потом женщины пошли убивать время в магазины, ну а я одиноко стоял у входа, отбиваясь от предложений почистить мои ботинки. После соляной пустыни и амазонских болот им уже ничего не поможет. Пытаюсь это объяснить, но тщетно. Говорят, у них новая супертехнология, да и много их вокруг. Теперь чистильщики в почете, как-никак нынешний президент страны начинал на этом поприще.

Вечером поехали на экскурсию в Силустани (Sillustani). Это развалины храма Инков, находятся в 20 км к северу от Пуно. Гид попался просто феноменально занудливый. Все время делал замечания, что народ громко смеется и его не слушает. Пытался нас поставить к камню, чтобы мы почувствовали некую энергию. Потом спрашивал, что, мол, чувствуете. Пожилой англичанин подвел итог: «чувствуем себя придурками». В дополнение готов добавить, что Силустани сохранился плохо, и если его не посещать, то Вы ничего не потеряете.
Говорят, что здесь водится всякая оккультная публика, что эти горы расположены ровно под Тибетом, и когда там наступает зима, народ срывается в более теплые края. Мол, некая энергетическая ось делает эти места одинаково святыми, всюду горы, там ламы, тут ламы… Люди верят, а зря. Стоит взять любую карту, чтобы стало ясно, что ровно с другой стороны Земли находится Южно-Китайское море у берегов Вьетнама, а ближайшая достопримечательность — знаменитый золотой треугольник и, если уж есть связь через центр земли, то она касается совсем других духов.

Замерзшим и озверевшим от скуки, нам еще пришлось посетить деревню, в которой местное население пытается изобразить исконный уклад жизни.
Оставшееся время после возвращения провели в различных кафе, благо в Пуно их много, порции маленькие, а пища вкусная.
 В типичном перуанском туристическом городе обед обычно обходится в 20 — 30 солей. В диких местах можно поесть за 4 соли. Принято есть суп. Непонятно, откуда взялась эта традиция. Испанцы вроде его не едят. Гвоздь перуанской кухни — мясо альпаки. Порция стоит от 15 до 25 солей. Действительно вкусно, особенно в винном соусе. В любом ресторане есть рыба из озера Титикака. Обычно это лосось. Его завезли в озеро из Канады 20 лет назад, и теперь он сильно размножился, пожрав всю остальную живность, так что ничего не остается делать, как рекламировать его как пищу инков.
 В Перу размер порций разный. Никогда не угадать, сколько дадут. Иногда просто голодно, иногда раза в три больше, чем можно съесть.

На третий день мы поехали в организованный тур по озеру Титикака. Мужик, который нас встретил еще на автостанции, не отставал уже 3 день, и, предварительно опустив цену до 60 солей за человека, мы согласились взять у него двухдневный тур.
Народ на экскурсии в Перу положено забирать прямо из отеля.
На причале стоял потрепанный жизнью корабль, который по-испански называют баркой. Перед отправлением спел на дудочке представитель сферы навязанных услуг. С каждого положен 1 соль.

Принято считать, что озеро Титикака — самое высокогорное в мире, но это очевидно не так. Приходится добавлять, что самое высокогорное судоходное. Это тоже неверно, но надо же что-то объявить самым крутым в мире. Вода в Титикаке слабосоленая. Соль на вкус не чувствуется, и местное население использует ее для питья. Озеро сточное, и по реке Desaguadero вода попадает в соляное озеро — пустыню Попо на территории Боливии. Часть озера, на которой расположен город Пуно, отделена от большой воды перешейком тростника. Для лодок в нем проложен канал. У берегов Пуно озеро грязное, вода поросла ряской, но в основном озере это не так. Голубая вода прозрачна на десяток метров и пригодна для питья.
Берега Титикаки сильно заселены. Местное население иногда ловит рыбу, но в большей степени озеро используется для сбора тростника, который потом идет на корм скоту, да и люди его тоже едят. Я съел целую палку, и мне вполне понравилось.

Первая остановка для туристов предусмотрена на плавучих островах Урос. Сделаны они из тростника, поверх которого построены тростниковые же дома. Местами положен слой земли, на котором выращивается картошка. Раньше народ спасался на них от властей и прочих бандитов. Теперь все они на приколе. У пограничников быстроходные катера, и уплыть в Боливию не получится. Даже регулярного пассажирского сообщения между двумя странами нет.
Островитяне давно живут только туризмом. Продают сувениры. Катают народ за 1 соль на огромной тростниковой лодке. Такие лодки, кстати, придуманы исключительно для аттракциона. Местные индейцы ими никогда не пользовались, а плавали на маленьких одноместных, а сейчас в камышах от взглядов туристов спрятаны современные моторки.
На каждом острове есть телефонная будка, почта. Обещают открыть интернет-кафе.

Убедившись, что народ уже купил положенное количество безделушек и начал играть с сотовыми телефонами, экскурсию продолжили. Теперь предстоит 4-часовой переход на остров Амантани (Amantani).
По религии цивилизации Тиуанако на нем родились пачипапа и пачимама — два божества — две основы мироздания. Два холма, образующие остров, увенчаны соответствующими храмами. Культ жив. Шаманы в положенные дни совершают обряды. Заходить внутрь храмов туристам запрещено. Считается, что это осквернит святыню. По статистике, 70 процентов перуанцев католики, но по той же статистике 80% верят пачепапе с мамой.
Высота холмов над уровнем озера — 300 метров.
Туристы долго взбираются на одну из вершин. Считается, что на обе не успеть до темноты. Большинство восходит на северный холм имени Пачипапы. По придуманному для туристов поверью, надо загадать желание и обойти вокруг храма 3 раза против часовой стрелки. Обещают, что загаданное сбудется. Пачимама чудес на халяву не обещает, и туда ходят реже. Не поверив гидам, мы после пачипапы отправились на пачимаму. Там толпа уже рассосалась. Остались только одинокие неорганизованные туристы, рассевшиеся на краю обрыва и медитирующие при заходе солнца. Картина действительно красивая. Мы сами посидели и посмотрели на этот прекрасный мир.

Стало темнеть. Гиды и прочие аборигены смотались в поселок. Тут мы и пролезли за стенку пачимамы в нарушение табу. Обнаружили каменный фаллос. Ой, а ведь это пачиМАМА. Видать, чтобы девушке не грустно было.
Вернулись уже в полной темноте. Наш гид радостно встретил нас в конце тропы. Он очень волновался, что мы потеряемся.
На постой мы были размещены в домах у местного населения. Нам досталась комнатушка на втором этаже. Хозяйка 35 лет, имеет 5 детей.
Говорит по-испански чуть лучше нас. Родной язык у нее кечуа. За всю свою жизнь она ни разу не покидала своего острова.
Милая и приятная тетка. Накормила нас обедом и ужином. Для приработка вышивает шапочки. Предложила их нам купить. Так и хочется ее порадовать, но уж больно цветастые они.

Вечером была положена дискотека. Мы на нее было пошли, думая, что удастся отсидеться тихо в углу, но выяснилось, что там надо танцевать самим, а я этого очень не люблю. Пришлось быстренько оттуда сбегать. Света на острове нет, поэтому пригодился фонарик и спутниковый навигатор. Без второго можно своего дома не найти. Они там все одинаковые, а население острова 4000 человек.
На следующий день нас вновь погрузили на барку, завели движок с десятой попытки и перевезли на остров Текила (Taqoile).
Здесь положено было пообедать, перейти на другую строну острова и убыть восвояси в Пуно. Передвигались по острову мы быстрее оставшихся туристов, поэтому решили сходить искупаться. В среднем, здесь это не принято, но хочется. Видимо, это такая русская национальная мечта. Наш гид, услышав, что мы из России, припомнил, что год назад была группа москвичей, так вот они, представьте себе, пошли купаться. Мы сказали, что тоже хотим. Мужик ответил, что пляж на другом берегу. Вот на него мы и решили сбегать. Дорога вроде хорошая, указатели на Playa. Висят. Идем и идем, а пляжа все нет. Когда прошли час, стало ясно, что на корабль мы опоздали. Нас, конечно, сначала будут ждать, злобно ругаться, потом, наверное, уедут. Ладно, видимо, уже поздно бежать назад, надо все же найти этот пресловутый пляж. Выкупаться в другом месте затруднительно. Берега скалистые, да и подходы к ним поделены на частные участки.

Пляж оказался на самом дальнем южном мысу острова. Мелкий песочек, народу вокруг нет — все, что надо. Солнышко выглянуло. Искупались.
Вода примерно градусов 10.
На корабль мы уже точно опоздали. Даже представить страшно, как нас там ругают, как гид проклинает ту минуту, когда он сказал про пляж этим диким людям. Ну разве можно было предположить, что они действительно туда пойдут.
К причалу мы вернулись около 5 часов вечера. В это время мы должны были быть в Пуно. Прямо перед нами отошел последний рейсовый кораблик. Спустились к причалу. Там местные жители строили дамбу. Женщины в заплечных мешках носили камни килограмм по 50, ну а валуны большего размера доставляли на кораблике. Попытался его нанять довести нас до Пуно. Мужик, в принципе, согласился — за 200 солей, но потом решил, что поздно. Маяков на озере нет, и ночью здесь плавать не принято, более того, он — на общественных работах (ми трабаха), а это свято. Община острова вообще гордится, что они здесь построили социализм. Есть на острове начальник — мужик, которому положено ходить в черной ковбойской шляпе, он все за всех и решает. На острове 20 ресторанов, но одновременно работают только 10. После недельной вахты рестораны меняются. Каждому положено накормить в день по одной группе туристов. По прибытии гид идет к командиру, и он указывает, где сегодня по соображениям равенства и справедливости положено накормить народ. Без его указания никакой инициативы.

Всем оставшимся жителям острова положено носить шерстяные вязаные шапочки типа Буратино. Вяжут их, кстати, мужчины. Свисающий кончик колпака нужен для того, чтобы носить в нем листья коки. Хорошим тоном считается при встрече снять шапку и угостить друг друга живительными листьями.
Коку в Перу жуют все, продается она на каждом углу. В отличие от Боливии и Колумбии, где правительство при поддержке Запада и особенно США пыталось покончить со зловредным растением, в Перу все было тихо. Сейчас коковый чай Мате-де-кока продается в любом предприятии общественного питания, его продают в автобусах и самолетах, причем часто других напитков на выбор не положено. За один соль можно купить небольшой мешочек листьев.

Наш корабль уплыл давно, но это полбеды, вмести с ним уплыл Ленин рюкзак с билетами на самолет. Выяснилось, что на острове работают сотовые трубки. До некой базовой станции 32 километра. Это — физический предел для GSM стандарта. Позвонили в Пуно мужику, который нам организовывал поездку. На удивление легко договорились. «Ми пердидо, мочило и барка, маньяна мочила и офисина»… (Моя потерялся, моя рюкзак уплыл на барке, моя твоя завтра рюкзак в офисе)
Следующий корабль завтра в полдень. Остается расслабиться и гулять. Жилье мы нашли быстро. Ночевка — 34 соля. Нам достался отличный домик почти на горе с видом на Пуно. Стоит на обрыве. Местный туалет мне понравился. Его вынесли на край пропасти, и в дырку открывается вид на несколько десятков метров вниз. Дошли до центральной площади, пообедали. Командир в черной шляпе, заметив нас, заботливо спросил, нет ли у нас проблем, есть ли жилье, и нравится ли оно нам. То, что мы сами все нашли и этим довольны, его даже немного огорчило.
 В ресторане отведали местной рыбы. Говорят, кинг фиш. В Пуно ее не найти, и остров Текила, наверное, единственное место, где ее можно съесть. Рыба как рыба, даже костей немного.

Темнеет тут рано, электричества нет. Немного почитав при свете свечей, уснули.
Наконец, удалось основательно поспать. Утром, лежа в постели, разослали всем знакомым SMS: «Привет из Перу, с острова среди Титикаки, отстали от корабля, а остров называется Текила, так что по названию видно, что место хорошее — не пропадем».

Обратную баржу нашли без проблем. Проезд — 10 US$ с человека.
Основные пассажиры — туристы. Особенно запомнилась семья с годовалым ребенком. Они нам потом еще встречались много раз. Сами они из Англии. Рождение ребенка восприняли как повод покататься по миру. Вот уже полгода они вместе с ним в походе. Начали с Китая и юго-восточной Азии, теперь вот Латинская Америка. Ничего — все живы.
По возвращении Ленин рюкзак нашли. Ночевать пришлось опять в Пуно. Из прачечной получили наши вещи. На удивление чистые и сухие.

Следующий день занял переезд в Куско. Туда можно добраться на поезде, но билеты по 35 $. Рейсовый автобус стоит 7. Мы выбрали туристический от компании Инка Экспресс. У них здесь все названия с инкой связаны. Переплатили мы за то, что по дороге нас завезут в Храм Виракочи (Viracocha) и церковь Андаулилас (Andahuaylillas Jesuit church). Иначе нам их не видать.
Храм Виракочи на редкость интересное и достаточно хорошо сохранившееся сооружение. Виракочи — основоположник империи инков. Про него существует множество легенд, которые, как и все легенды про инков, не имеют никаких ссылок на реальные факты.
Если отбросить красивые слова, то начал он как раз с этого храма, а может, и не совсем храма. Это сооружение перегородило дорогу в ущелье, а за проход, видимо, брали деньги. (Сейчас, кстати, за просмотр берут 5 солей). Потом возмущенные соседи начали многочисленные войны, но через несколько десятков лет империя инков распространилась на половину Латинской Америки.

Церковь Христа в Andahuaylillas отличается роскошью убранства. Считается, что богаче любой другой, даже тех, что в Куско. Пожалуй, готов с этим согласиться. Жаль только темновато, и фотографировать не дают, хотя 4 соля за вход берут. В Перу почему-то всюду запрещено фотографировать в церквях, и прихожане внимательно смотрят за туристами. Лишь изредка мне удавалось как бы невзначай нажать кнопочку.

Дорога из Пуно в Куско идет через перевал Abra La Raya. Высота всего 4312 м, но снег лежит совсем рядом, а ведь это разгар лета. Здесь из небольшого ручейка начинается река Урубамба (Urubamba), которая потом, слившись с множеством других, образует Амазонку. Это один из самых дальних ручейков, поэтому местное население считает, что великая река начинается именно здесь, хотя они в своем мнении не одиноки, и деревни, расположенные у истоков других ручейков, имеют свое видение мира.
Не доезжая 50 км до Куско у нашего автобуса лопнуло заднее колесо. Обычно его делают сдвоенным, чтобы в случае такого происшествия добраться до цели, не лазая под машиной с домкратом, но, как я понял, здесь катаются до последнего, когда лопнут уже оба колеса, да и резину тут эксплуатируют до протирания насквозь. Просто непонятно, откуда они такую берут. Мы едем на фирменном туристическом автобусе, а у него почти на всех покрышках корд торчит. Видимо, покупают  б. у., и это даже не финский секонд хенд, а, похоже, third хенд откуда-нибудь из Индии или России.
Колесо пришлось менять. До Куско дотянули с трудом, когда уже темнело.

Куско — столица инкской империи. Интересно, что латиницей оно пишется всеми возможными вариантами даже в официальных бумагах.
Встречается Cuzco, Cusco или даже Quzquo.
Ночлег пришлось поискать. Несколько первых попавшихся отелей требовали совершенно нереальных денег, типа 60$ за ночь, но вскоре вариант за 45 солей на троих был найден — хостел Corihuasi, совсем недалеко от центральной площади. Место, говорят, очень неспокойное, и имеются все шансы оставить сэкономленные средства местным карманникам. Мы следовали настоятельному совету ходить группами и быть внимательней. Все обошлось.
Стены в нашем отеле построены еще инками, как, впрочем, и большинство других домов в центре. Инковская кладка отличается тем, что камни произвольной формы подгоняли друг к другу с минимальным зазором. В народе ходят легенды, что им был известен секрет жидкости, которая разжижает камни, что, мол, есть такая трава, и что есть птицы, которые с ее помощью делают лунки под гнезда в скалах. Вот только секрет утерян. Одного не могу понять, если идет ссылка на птиц, то что: не получается поймать одну такую и проследить за тем, что за бяку она принесла? В связи с этим уверен, что легенда эта — полный вымысел, и в лучшем случае это описание производства кирпича из глины. Я уж не говорю, что такая жидкость противоречит законам физики. Технология кладки при инках не стояла на месте. До них камни почти не обрабатывали и лишь подбирали по размеру. В начале империи камни произвольной формы притирали друг к другу, и делали это, кстати, только по спецзаказу для очень больших людей. Остальные довольствовались стенами из неподогнанных камней или глинобитными, основанными на смеси вулканического пепла и кактусов. Потом пришла идея делать прямоугольные блоки и выкладывать их рядами, но индивидуальная подгонка тоже производилась. Под конец доперли делать стандартные блоки, строго соблюдая вертикальный размер, еще немного — и были бы квадратные одинаковые кирпичи, но тут пришли испанцы.

Куско был столицей империи, и поэтому здесь так много качественной древней кладки.
Центральная площадь в Куско, как и во всех других перуанских городах, называется Плаза де Армас (Plaza de Armas) — «площадь оружия». Каждое воскресенье на таких площадях положено устраивать парад перед местной администрацией, поднимать флаг под гимн. При этом положено вставать, и полиция насильно поднимает непонятливых туристов со скамеек. К счастью, на соседние кафе это не распространяется. Не люблю я такой любви к армии и власти. Положение дел в соседней Боливии мне понравилось куда больше, но в Перу это национальная традиция.

Политическая история последних лет в Перу сводится к истории правления и бегства Альберто Фухимори (Alberto Fujimori). Сам он — этнический японец, но родился в Перу, хотя политические противники отрицают и это. Став президентом, разогнал всю оппозицию. Часть из нее в виде маоистских повстанцев этого заслуживала, но разогнали всех. Самых видных убили или посадили. В 1992 году Фухимори распустил парламент и конституционный суд, когда таковой задался вопросом законности сделанного. Даже с женой и то развелся. Она, кстати, потом участвовала в президентских выборах, и со знанием дела сливала компромат на своего бывшего мужа.
Говорят, при Фухимори поднялась экономика. Народ, говорят, его любил, и при нем началось большое строительство. Рейтинг рос и рос вместе с административным ресурсом, затраченным на его поддержание. На выборах Фухимори набирал примерно 2/3 голосов. Конституцию меняли по мере надобности, благо, новый парламент был полностью подконтрольным, и запрет на третий президентский срок не стал исключением. Приняли новую конституцию, и сроки пошли по новой.
Кончилось это на редкость быстро. Придворные социологи объявляли рейтинг чуть ли не в 90%, а тех, кто этому не верил, называли врагами отечества. На третьих президентских выборах большинство реальных кандидатов по разным причинам сняли свои кандидатуры, да и попробовали бы не снять — долго бы не прожили.

Для торжества демократии оставили в списке неопасного соперника — Алехандро Толедо (Alejandro Toledo), индейца с популистской программой, доходящей до высказываний о возрождении империи инков. Толедо начал карьеру от чистильщика обуви, потом выбился в люди, уехал в США, где окончил университет в Сан-Франциско, затем защитил кандидатскую в Стэнфорде, был чиновником ООН, Всемирного банка, МОТ в Женеве, ОЭСР в Париже. Преподавал, работал исследователем в Гарварде.
А родился он в многодетной семье, голодал, из 17 его братьев и сестер 7 умерли с голоду.Теперь он богат и успешен, женат на роскошной бельгийской блондинке, а это предел мечтаний индейца.
Результаты первого тура потрясли. Толедо набрал явное большинство. Конечно, административный ресурс помог, и было объявлено о победе в первом туре Фухимори, но обманывать толпу — это не издеваться над интеллигенцией. Это на митинг против закрытия НТВ приходит 0.1% населения страны и после него мирно расходится, а тут на улицы Лимы вышло столько народу, и настроены люди были столь решительно, что пришлось объявить о втором туре и о том, что Фухимори в первом набрал 49.79%. Мол, у нас все честно, никаких подтасовок, иначе чего нам стоило еще 20000 бюллетеней подсунуть.
Между турами административный ресурс был применен во всей красе. Даже Толедо не устоял и в знак протеста снял свою кандидатуру, чем попытался сорвать выборы. Но и партия власти была не лыком шита — объявила, что он неправильно заявление написал, а когда тот в ответ призвал к бойкоту и неявке, был принят закон об огромном штрафе в $30 за прогул выборов.
 В результате Фухимори набрал 80%, но было поздно, это не имело значения, и через год на внеочередных выборах Толедо стал президентом страны. К счастью, он не стал выполнять глупых политических обещаний, ну а Фухимори пришлось бежать. С тех пор в стране на удивление спокойно. Проходят выборы, и даже заборы перестали размалевывать политической рекламой, да и черный пиар поубавился.
Сейчас Фухимори разыскивает Интерпол, но он находится в Японии, а они своих не выдают. Итог его правления лидеры оппозиции сформулировали так: он проводил политику в интересах богатых, опираясь на надежды бедных и игнорируя интересы среднего класса, бурное развитие которого является, пожалуй, его главной заслугой.

Если по утрам на центральной площади торжество милитаризма и чинопочитания, и лучше там не появляться, то вечером это милейшее место.
Идеально прибранный скверик с непременным фонтаном, дома по бокам в колониальном испанском стиле с балконами на втором этаже. Все они заняты ресторанами. Один из них называется Багдад. Стоит вам только появиться, как вас окружают зазывалы со словами — «Балкон, застекленный балкон». Сначала может даже показаться, что это торговцы недвижимостью. Все они пихают меню. Цены примерно одинаковые.
Мы выбрали открытый балкон, меньшие цены и бесплатный писко сур, порция которого оказалась столь мала, что пришлось брать еще один платный, а к нему коктейль с текилой. Ели и пили долго и вкусно. Долгий южный вечер мы провели, смотря на чудесную площадь, на множество огней, на стены, построенные еще инками. Утром следующего дня проснулись от крика петуха. Он пел прямо у нашего окна, в трех минутах ходьбы от центральной площади города. Как выяснилось, они здесь повсюду.

С утра в церквях, как положено, службы. Туристам в это время во многих церквях вход запрещен, но в оставшееся время церкви закрыты, поэтому приходится прорываться, несмотря на запрет. Впрочем, никто нас не останавливал. Церквей много десятков, но я бы выделил Санта Клара (Church of Santa Clara). Изнутри она вся отделана зеркалами. Выглядит здорово. Интересно только, как зеркала сочетаются со всевозможными религиозными догмами, и вообще, что это все должно обозначать? Церковь Санта Клара совмещена с монастырем, и за отдельной загородочкой сидят монахи. Сразу после службы церковь закрывают до следующего утра.
У католиков положено строить соборы имени богоматери. В Париже, например, это собор Нотр Дам де Пари, или, проще, собор парижской богоматери. Ну а в Куско… В Куско есть собор кускиной божьей матери. Это надо посмотреть просто по идеологическим соображением, и вспомнить Хрущева. Может, он именно эту кускину мать имел в виду, и мы увидели как раз ее.

В Куско есть еще много древностей, музей инков, но здесь я не стану повторять путеводитель. Пора ехать в знаменитое Мачу-Пикчу. Просто невозможно побывать в Перу и не посетить эти знаменитые развалины. Перуанцы это понимают и используют торговую марку с размахом. До Мачу-Пикчу нет автодороги, только железная. Билет в оба конца стоит почти 100$. Железная дорога — монополист, а монополия порождает все социалистические уродства. В кассы — очереди, билет оформляется минут пять. Работает одно окно. Для покупки билетов нужен паспорт и личное присутствие пассажира. Борются со спекулянтами. Это все при том, что билет на местный самолет Вам продадут в любом турагентстве, хоть ночью, хоть без паспорта, и за 100$ можно пресечь всю страну.
Деваться некуда. Единственный метод сэкономить — ехать в Мачу-Пикчу по Олантатамбо (Ollantaytambo). Это тоже непросто. Вначале надо добираться на автобусе до города Урубамба (Urumamba). Там найти еще один автобус до Олантатамбо или за 15 солей доехать на такси. Стоит заметить, что таксисты в Перу ушлые. Если им сказать, что нужен автовокзал, то Вас привезут на тот, который подальше, а не на тот, который Вам нужен, а потом скажут, что автобусов на сегодня нет, и их действительно нет, потому что вокзал не тот. Тут же таксист не постесняется предложить ехать до искомого города на такси или хотя бы привезти на тот вокзал, откуда автобусы ходят. Есть еще уловка. Сколько стоит такси от деревни А до деревни Б? — 10 солей. Садишься, едешь, итого — с тебя 16 солей. Почему? Да очень просто — 3 соля за проезд по деревне А до выезда из нее, 3 соля за проезд по деревне Б от въезда до центра — итого 16. Именно так мы и проехали от Урубамбы до Олантатамбо.

Олантатамбо — не просто пункт пересадки на более дешевом пути в Мачу-Пикчу. Здесь в горах стоит еще один город инков. Известен он с тех пор, как испанцы от инков потерпели здесь чуть ли не единственное поражение.
На склонах гор в наши дни остались руины многочисленных домов. Многие из них стоят почти целые, только не хватает давно сгнившей соломенной крыши. Для примера восстановлена система орошения посевов. Все эти огромные лестницы, коими окружены города, являлись вовсе не фортификационными сооружениями, а террасами для выращивания пищи, в частности картошки. Есть мнение, что все города, останки которых сейчас разбросаны по горам, исходно предназначались только на случай войны. В горах удавалось успешно пересидеть вражеское нашествие.
Основные постройки сильно посещаются туристами. Обычно Олантатамбо входит в однодневный автобусный тур из Куско. Когда мы добрались до руин, по ним гуляли несколько сотен человек, и было просто не протолкнуться. Вход стоит 6 $.
На другой стороне долины тоже есть несколько домов, но они практически туристами не посещаются, хотя сделать это совсем не трудно. От современной деревни к ним ведет небольшая тропинка. Проход бесплатен. Я получил огромное удовольствие, слазив именно на эту дикую часть города. Солнце уже садилось за горизонт, и это самое красивое время дня удалось провести вне шумной толпы.

Спустившись с гор, пообедали и даже попили кофе. В центре Олантатамбо есть кафе с настоящим экспрессо. В Перу это редкость. Кофе тут растет, но пить его положено в каком-то странном виде. Может, я ничего не понимаю, но привыкнуть к этой жидкости, по вкусу напоминающей соевый соус, мне не удалось.

Поезд на Мачу-Пикчу (Machu Picchu) отправляется в 19.45. Это — единственный дешевый поезд, предназначенный для интуриста. Называется Back Packer Shuttle. Билет в одну сторону — 11.90 US$. Едет он в полной темноте, и в ней же возвращается рано утром. Все сделано для неудобства пользования им, но забит он полностью, иногда билетов нет на несколько дней вперед. Вагоны сидячие, в пути поезд останавливается на всех остановках и доезжает до ж.д. станции Мачу-Пикчу за 2 часа. Название ж. д. станции дано при строительстве железной дороги, и в переводе с кечуа означает «Большая гора». У поселка есть свой сайт http://machupicchuperu.net/. Находящаяся рядом деревня называется Аквас Кальенте (Aguas Calientas), что по-русски значит Горячий Ключ. Здесь действительно есть термальные источники. Для купания построена огромная ванна. Работает с 5 по 20.30, вход 5 солей.

В последние годы поселок сильно разросся. Как-никак каждый день надо где-то разместить и накормить тысячи туристов. Цены здесь раза в полтора выше, чем в соседних деревнях. Ночевка в хостеле Imperio de los Incas обошлась нам в 60 солей на всех.
До развалин от деревни можно пройти пешком. На это уйдет чуть больше часа, при этом придется набрать по высоте 300 метров. На автобусном билете указано расстояние 8 км, но пешком много ближе. Билет на автобус в оба конца стоит 9$. Движение автобусов начинается около 7 часов утра, и лучше ехать первыми автобусами. В этом случае удастся попасть в город чуть раньше основной массы туристов, которые едут на один день из Куско на поезде.
Вход на руины стоит $20, 18 из которых достаются институту национальной культуры, а 2 — муниципалитету Мачу-Пикчу. Еще недавно было 10. С собой запрещено брать пищу, воду, рюкзаки. Все это нам удалось успешно пронести, и не зря. На самих развалинах никакой пищи и воды нет. Более того, даже туалетов нет, только загородочек много, преграждающих вход во многие храмы. За такие деньги можно было бы и постараться наладить сервис.

Город Мачу-Пикчу был открыт случайно. Даже слово «открыт» к этому процессу трудно применить. В 1904 году по долине Урубамбы была проложена железная дорога. Некоторые из построек Мачу-Пикчу расположены на краю обрыва, и поэтому с самого начала были отлично видны. Никто этому не удивлялся, благо на соседних горах таких развалин тоже было предостаточно. Одна Олантатамба чего стоит.
Из истории известно, что после окончательно разгрома под Олантатамба инки отступили в город Вилкабамба (Vilcabamba). По легенде, унесли с собой кучу золота. Испанцы знали, где находится Вилкабамба, и в 1544 году инков поистребили, золото не нашли, исторически зафиксировать, где это место находится, не удосужились. К началу 20 века идея найти Вилкабамбу и откопать не найденное испанцами золото овладела умами околоархеологической общественности. В результате, спустя 7 лет после открытия движения по железной дороге, 7 июля 1911 года на станции Мачу-Пикчу появился американский историк Hiram Bingham, который спросил местное население, а нет ли тут города Вилкабамба, или хотя бы просто развалин. Ему указали на ближайшие. Оказалось, что там, среди зарослей, действительно нетронутый город. Инки его покинули по неизвестной причине еще до появления испанцев, поэтому все осталось не разрушенным. Город расчистили и сделали музеем. Поначалу решили, что это вожделенная Вилкобамба, но потом под напором фактов пришлось признать, что это не так, и дать ему название по имени ближайшей железнодорожной станции. Не очень романтично, но реклама успела сделать свое дело. Туризм нарастал и достиг в наши дни неимоверных масштабов. Каждый день по развалинам шатаются несколько тысяч туристов. Для продвинутых предусмотрена трехдневная экскурсия по тропе инков, которая соединяла город с Куско. Ежегодно по ней проходят 70000 человек, и то только потому, что эта величина установлена правительством как максимальная. Туристы по-прежнему шарят в соседних кустах в надежде найти золото инков и открыть-таки Вилкабамбу. К счастью, далеко они редко заходят, да и потеряться здесь негде. Река Урубамба и железная дорога огибают Мачу-Пикчу с 3 сторон, а с четвертой забор и проходная.
Все это происходит несмотря на то, что с появлением аэрофотосъемки и прочих радиолокационных методов в шестидесятые — восьмидесятые горды в Перу были открыты еще несколько городов, некоторые крупнее Мачу-Пикчу. Об этом даже написано в Lonely Planet. Один из них был признан Вилкобамбой. Сейчас он обозначен на карте автодорог Перу, продающейся в любом магазине. Несмотря на ожидаемое спрятанное золото, Вилкабамба так и не была раскопана. Нет денег, нет энтузиастов. Печально это. Похоже, на свете не осталось достойных людей — настоящих авантюристов-кладоискателей.
Добраться до вновь открытых городов, правда, непросто. Проторенной туристической тропы нет, как, впрочем, и кассы для сбора денег.
Технически местные горы, хоть и кажутся неприступными, вполне проходимы. После Боливии — 6 километров в день по джунглям — могу гарантировать проход до Вилкабамбы дней за 5. Жаль, времени нет, а то так и чешутся руки погулять по настоящим диким развалинам. Строить дороги к ним пока никто не собирается. Принято решение, что на раскрутку надо затратить неимоверные деньги, а появись второе Мачу-Пикчу, турист не станет тратить в два раза больше денег, посему идея пустить массового туриста на вновь открытые города признана порочной.

Нам же оставалось осматривать Мачу-Пикчу. Город действительно хорошо сохранился и расположен среди фантастически красивых гор. В ближайшей округе такого красивого места не видел. В многочисленных путеводителях расписано, что каждое здание значит, но относиться к этим сведениям надо с известной долей скептицизма.

Инки не имели письменности, и про них на удивление мало что известно. Многие укоренившиеся мнения — не более чем стереотипы, не имеющие под собой никаких оснований. Назначение многих зданий неизвестно, и названия условны. Чего только стоит название — храм 3 окон (3 windows temple). Это каких? Windows 2000, XP и ME?
По многочисленным улицам можно ходить несколько часов. Просто удивительно, как много всяких интересных вещей на столь незначительной площади.
Кроме основной группы зданий, можно сходить в храм Луны. Тропа, которая туда ведет, постепенно спускается вниз на 150 метров. Дорога занимает около часа в одну сторону, и самое печальное, что возвращаться придется, поднимаясь вверх. Храм Луны почти не расчищен от джунглей, более того, вход в него не прегражден непременной заградительной веревочкой. Из тысяч ежедневных туристов только десятки добираются до него, и стоит оказаться в их числе. Существенно большее количество народу идет к Huayna Picchu, расположенному на вершине огромной горы, которая на классической картинке Мачу-Пикчу видна вдали справа. Восхождение технически не трудно и по Lonely Planet занимает полтора часа. Мы управились за 45 минут. Тропа хорошо обустроена, но надо набрать по высоте 300 метров. Дорога очень красивая.
Местами так просто идет по пещере. Вид с вершины потрясающий, но вершина одна, а желающих полюбоваться много — сесть некуда. Народ фотографируется, шлет SMS, звонит. Перу не очень сильно покрыто сотовой связью, но в Мачу-Пикчу поставлена отдельная базовая станция.

Осмотреть все три основных точки за один день можно, но двигаться придется быстро. Мы выдохлись основательно, и от первоначальной идеи спуститься к деревне пешком пришлось отказаться, съехав вниз тоже на автобусе.
На тропу Инков мы не пошли. Во-первых, уж больно много по ней гуляет народу, во-вторых — Лена идти по ней не хочет, а мы с Таней так нагулялись по тропе инков в Боливии, что надолго хватит, в-третьих — времени мало, в-четвертых — мокрый сезон. Можно долго перечислять, но мне, конечно, жалко, что не пошли. Я столько планировал этот маршрут. Да, конечно, объективные причины, но в душе заноза.

Спустившись с гор в деревню, выстояли огромную очередь за ж.д. билетами. Завтрашний утренний дешевый поезд уже распродан. На вечерний местный поезд иностранцам билетов не продают. Проезд на нем стоит всего 4 доллара, но это не для нас, даже если мы заплатим больше. Выругался по поводу таких порядков, обозвал их монополистами, пожелал им разориться, когда построят автодорогу, а их поведение назвал политикой расовой сегрегации и дискриминации по национальному признаку. На душе полегчало, но ненамного. Пришлось брать билет до Олантатамбо по 34.51 US$ на человека (сдачу не дают, берут в долларах).
Более того, нас с таким билетом еще в вагон пускать не хотели. Долго выясняли: обязаны они остановиться в Олантатамбо, или они — экспресс, и нам придется доплатить и ехать в Куско. В результате остановились. Здесь к ногам кинулось множество таксистов, которые предлагали довезти до Куско за 50 солей, но мы выбрали автобус, по 5 солей с человека. Ехали вчетвером, еще лучше, чем в такси.

Ночевали в Куско, и утром вылетели на самолете в Лиму. Билеты стоят 74 US$ с человека. Компания Aero Continent (http://www.aerocontinente.com.pe/). На рекламном стенде информация, что билеты бывают в два раза дешевле, но это не во все дни, и распроданы они на месяц вперед.
 В Лиме у нас зарезервирован джип. Единственный, кто предлагал джипы через Интернет, был Avis, но проблемой было то, что у всех Перуанских рентовочных компаний принято в основную цену включать примерно 100 миль в день. Тойота Круизер стоит в Ависе всего 75$ в день, нам он нужен на 11 дней, и если учесть, что мы собираемся проехать 5000 км, то удовольствие обойдется в 2400$. Это очень много, и я уже строил планы, как я буду на ночь вывешивать задние колеса и давать задний ход, но в аэропорту, кроме Ависа, были еще офисы Hertz, Budget, National. Конкуренция — это просто отличная вещь. Все, кроме Ависа, согласились дать машину с неограниченным километражем.
Свободный джип оказался только у National. При неограниченном пробеге — 115 $ в день. На этом все не кончилось — машем перед носом бумажкой из Ависа, и говорим, что проверим ситуацию у конкурента. Нам немедленно скидывают цену до 90$ в день.
Несмотря на столь сильный ход, идем в Авис. Как выяснилось, во-первых, нас там не ждали, и на подтверждение брони, полученное через интернет, сморят, как будто видят его первый раз в жизни, во-вторых, на неограниченное количество километров не соглашаются. Да здравствует рынок.

Не прошло и часа, как мы на видавшем виды Toyota Cruiser покинули пределы аэропорта. На спидометре 90000, но поездил он на славу, похоже, был серьезно побит, во всяком случае, кузов пошел и с подвеской нелады. Электроники никакой, топливо — дизель. В Перу это называется Petrolino, в отличие от бензина, который Gasolino. Цены в песо за американский галлон свободные, и могут отличаться весьма существенно. Нам приходилось покупать дизтопливо в диапазоне от 6.95 до 8.60 солей за американский галлон, равный 3.78 литра. Самые высокие цены — в дальних горных селениях, где топливо льют вручную из бочек, используя для измерения 5-галлонную канистру и черпаки.
Теоретически дизтопливо бывает D1 и D2. Последнее вроде чище и дороже. D1 практически не встречается. Бензин Gasoline есть всех возможных сортов. Вот, например, ассортимент и цены одной из заправок при въезде в Трухильо: 80 — 8.65 солей за галлон, 84 — 9.54, 90 — 9.80, 95 — 11.64, 98 — 12.98, D1 — 7.75, D2 — 7.85. Высокооктановые сорта можно найти только в больших городах и на Панамериканском шоссе.

Воровство машин в Перу тоже имеет место. Джип нам достался без сигнализации. Условия аренды не включали никаких требований касательно стоянки на ночь, но при угоне с нас положено вычесть треть его цены. По местным обычаям положено оставлять машины исключительно на охраняемых стоянках. Называются они «кочера» (сochera) или «плая» (playa). Последнее — это большие подземные паркинги в городах. Делать это положено еще и потому, что парковка в центре городов запрещена. Никаких знаков нет, но проблемы с полицией быть могут.

В новой стране первые километры на новой машине всегда проезжаются как-то нервно. В результате мы не удосужились правильно сориентироваться и поехали в сторону центра Лимы. Это огромный десятимиллионный город. Дороги широкие, но и они не справляются с быстро растущим потоком машин. Город кажется бесконечным. Пробки повсюду. Больше всего таксистов на маленьких желтых машинках типа Matiz, Tico и им подобных. Нельзя сказать, что здесь ездят плохо и очень нагло — примерно как в Москве. Может быть, народ понахальней в массе, но все профессионалы, да и нет тут людей первого сорта с крутыми номерами, которым положено уступать дорогу только по факту появления их на горизонте. На джипе, конечно, в этой толчее букашек кататься непросто. Не лезу я в те дырки, куда им протиснуться не представляет труда, да и динамика у нас не очень. Похоже, и с движком не все правильно — во всяком случае, на перекрестке эта мелюзга стартует быстрее.

Почти по всем путеводителям Лима — город, в котором лучше не останавливаться, и мы решаем ехать на юг станы.
Примерно 3 часа ушло на то, чтобы, наконец, выбраться на Панамериканское шоссе и покинуть город. Сделать это удалось, в первую очередь, благодаря весьма хорошим указателям в городе. Увидев однажды желанное Pan-American Sour, мы, успешно выстояв в очереди, оказались на отличном 4-полосном шоссе с продуманными развязками.
На обед заехали в небольшой курортный городок Пучусана (Pucusana) в 60 км к югу от столицы. Пляжи в столице грязные, и уважающее себя население катается купаться в эти края. Места очень дорогие. Для начала с нас взяли 10 солей за въезд в город. Потом на втором этаже прибрежного ресторана роскошный обед со всякими морскими обитателями обошелся нам 77 солей на троих.
Все прибрежные рестораны сильно отличаются от горных. Здесь уже не встретить даже упоминания о ламе и альпаке, зато есть всевозможные крабы, лангусты, моллюски и прочая беспозвоночная нечисть. Обобщенно это называется марискас (mariscos). Некоторых моллюсков дают прямо в ракушках. Порции приняты огромные. Иногда кажется, что хватило бы одной на всех.

По крышам и заборам вместо наших ворон сидят пеликаны. Птица эта важная. Гордо реет с видом птеродактиля, в поисках чего бы стащить.
Особенно смешно, как они нарезают круги, пока ты ешь какую-нибудь рыбину на уличном столике ресторана.
Пучусана — идеальное место для купания. Скалы образуют тихую гавань. В других местах тоже много красивых пляжей, но огромная океанская волна подходит больше для серфингистов, чем для простого купания. Преодолеть полосу прибоя и выбраться поплавать в открытый океан непросто.
Вдоль западного побережья Латинской Америки от юга Чили до Эквадора идет холодное течение Гумбольдта, имеющее огромное значение для прибрежного климата. Именно из-за него по берегам пустыня, несмотря на тропики, даже летом нежарко, зато акул мало, и прибрежные воды богаты всякой живностью.
Кроме пляжа в Пучусане есть еще небольшой заливчик, связанный туннелем с океаном. В нем плещутся остатки волн, прорвавшиеся сквозь скалы.

На въезде в город стоят военные. В качестве столбов забора стоят огромные авиационные бомбы, а у главных ворот на постаменте — советская зенитная ракета от комплекса С-125. Это чудо, вся электроника которого построена на радиолампах, я изучал в институте на военной кафедре.
Вскоре после Пучусана к побережью подходят пустынные горы, и местность становится безжизненной. Шоссе из автострады превращается в обычную двухполосную дорогу. В планах на светлое будущее — модернизация панамериканы дальше на юг. Запланировано строительство множества развязок и прочей инфраструктуры, в том числе и новой прямой дороги на Куско, единственная нормальная дорога на который сейчас идет через Арекипу и Пуно. В общей сложности почти 2000 км. Местное население не дремлет и с энтузиазмом воспринимает планы правительства, узнавая их еще раньше самого правительства. Многие земли на пути будущих автострад скуплены и заставлены некой имитацией домов. 5 циновок связаны друг с другом, на крыше перуанский флаг, вокруг символический забор. Все это посреди абсолютно безводной и безжизненной пустыни на десятках квадратных километров.
Частную собственность в Перу уважают, и правительству придется основательно раскошелиться, чтобы пробить путь сквозь лачуги этих паразитов.

часть вторая

Комментарий автора:Утром следующего дня проснулись от крика петуха. Он пел прямо у нашего окна, в трех минутах ходьбы от центральной площади города. Как выяснилось, они здесь повсюду.

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий