Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Новая Зеландия >> Киви в перьях — часть 3


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Новая Зеландии!

Киви в перьях — часть 3

Новая Зеландия

Паром оказался почти целиком заполненный. На большую землю возвращалось множество туристов. Кто с велосипедом, кто с кайаком, который, кстати можно не возить, а взять напрокат. На паром в багаж берут все и тщательно привязывают. Заодно посмотрели, как новозеландцы работают. Все та же женщина, которая перехватила нас как клиентов у конкурентов, оказалась мастером на все руки. В перерыве между рейсами она торгует билетами и всякой мелочевкой в магазине. Она же — на кассе, она же — в кафе. Потом, когда началась посадка, села на кар и совместно с капитаном погрузила контейнеры, потом проверила билеты. Когда вышли в море — стала уже на корабле разносить кофе и успокаивать укаченных пассажиров. Помощник капитана, тоже не гнушается любой работой. Вот это я понимаю команда, люди делают одно дело. По обратной дороге штормило еще больше. Вода заливала передние окна. По дороге попался кит. Добрались до машины и переоделись. Сегодня есть еще несколько часов, и купив продуктов в Инверкаргиле по дороге № 99 поехали на запад. На ночевку остановились в г Ривертон (Riverton). Местные путеводители считают его курортом и не скупятся на сравнения, типа «южная Ривьера». Город действительно симпатичный. Особенно нам повезло с мотелем (Riverton beach motel т. 2348181 4 Marine st.). Совсем маленький, на две комнаты, с видом на море. Милая хозяйка и такой же кот. У входа в каждый номер приделано по блюдцу, в котором можно положить что-нибудь на прокорм кота. Номер прекрасно оборудован. За ночь на двоих 70NZ$, а вернее на двухкомнатный номер, в котором можно разместить 6 человек. Даже удивительно, как у них при таких ценах все это не разоряется. Живут тут конечно небогато, а работают много. Вот, например, хозяйка мотеля учительница. Днем школа, ночью мотель, а посередине выращивает баранов.

 В Ривертоне работает GSM. Воспользовавшись этим, обзвонил народ и рассказал про киви, SMS разослал не один десяток. С утра проехались по городским окрестностям. На скалах, на самом мысу множество птиц и тюленей. На гору ведет грунтовая дорога, с которой можно увидеть панораму города. Даже есть обезьяний остров. Так и не выяснил, почему он так называется. Указатели показывают на Cozy Point. Это меленькая рыболовецкая деревушка. Говорят, одно из первых поселений на Южном острове. Действительно уютное место. Около городка Clifden дорога пересекает некогда полноводную реку Waiau. В 1902 году здесь построили подвесной мост. Теперь он объявлен музеем. Дорога идет уже по современному мосту, а река обмелела, после того как в Новой Зеландии повернули реки с востока на запад. Весь юго-запад южного острова занимают молодые скалистые горы со множеством фьордов. Земли здесь практически необитаемые. Поселенцы за сотню лет так и не смогли их освоить. В результате все это объявили Fiordland National Park.По нему проложено множество троп, от самой знаменитой Milford Walk до множества длиннющих и малоизвестных тропинок, на прохождение некоторых из них надо потратить не меньше 10 дней, но при этом стокилометровый участок побережья вообще не освоен, даже троп нет. Скалы новые, поэтому острые вершины еще не сглажены эрозией, водопады еще льются с многометровой высоты, не вырыв глубоченных каньонов. Это самые красивые фьорды. Все как в Норвегии, только растительность здесь богаче. Дорог вот только нет.

Не имея времени десяток другой дней пешком лазить по горам, пришлось воспользоваться организованным туром. Каждый день из Манапури (Manapouri) отправляется несколько групп в Doubtful Sound. Sound — это местное название фьорда, а полный сомнений (Doubtful) он потому, что Кук долго сомневался — сможет он в него зайти или нет. Когда зашел, еще больше засомневался в возможности из него выйти. Билеты на экскурсии кончаются, и полезно их резервировать заранее. Из 5 заездов на следующий день, свободные места были только на одном. Цена — 209NZ$ с человека, если с ночевкой за 409 NZ$. Билеты продаются у причала в западной части города, которая носит название Перл Харбор (Pearl Harbor). До начала поездки еще куча времени, как раз хватит скататься до Милфорд Саунд (Milford Sound). Это единственный населенный пункт на юго-западном берегу. Туда проложена автомобильная дорога на, которой прорыт единственный в стране большой туннель. Просто удивительно, как они в такой горной стране не перерыли как в Норвегии все горы. Дорога № 94 в Милфорд имеет сугубо туристическое значение. Сам поселок состоит из отелей и базы туристических кораблей. По пути множество красивых мест. Сначала озеро Te Anau, потом начинают приближаться горы и их ледниковые вершины проглядывают через кроны высоченных деревьев. Шоссе идет в основном вдоль речек, и озер. Оборудовано множество смотровых площадок и мест для кемпинга. Homer Tunnel имеет длину 2 километра, и пробит в отвесном скальном массиве. Искусственного освещения внутри нет, асфальт с ухабами, с потолка течет вода. Ехать в нем трудно. На большей его части дорога идет под уклоном. Велосипедистам там кататься не положено. Сейчас в туннеле идет ремонт и он закрыт на ночь. Может, в ближайшее время его обустроят.

Вскоре после туннеля слева от дороги по небольшой тропе стоит сходить к необычному водопаду The Chasm, вырезавшему каньон сложной формы в скале. Мостики тропы проложены на многометровой высоте прямо над водопадом. В самом поселке Milford Sound можно совершить часовую прогулку по фьорду, облететь окрестности на самолете. Главное, чтобы повезло с погодой. Здесь находится самое мокрое место в Новой Зеландии. За год выпадает 9000 мм осадков. Мировой рекорд в Индии 12000 — лишь немногим больше. Нам повезло и было безоблачно, вот только ветер дул не меньше 30 м/с. В 10 минутах ходьбы находится водопад. До него проложена дорожка и сделана смотровая площадка. По обратной дороге, на парковке после туннеля мы увидели попугая Кеа. Сначала сняли его издали, но потом выяснили, что он нас совершенно не боится, более того нагло требует еды. Теперь я понял, почему всюду на плакатах написано «не кормите попугая кеа». Он оказывается попрошайка, да такой, что не накормить его невозможно. Несмотря на знаки местное население его кормит. Мы тоже кинули ему кусок капусты. Не ест, даже оскорбленное выражения лица сделал. Дали сыру. Это другое дело. Теперь его не прогнать. Залез прямо в машину, когда выгнали сел на зеркало. Вот оказывается, где его надо наблюдать, а вовсе не в бинокль на далекой елке. Красивая птица, особенно в полете. Нижняя, не видимая в обычном состоянии сторона крыльев у него ярко оранжевого цвета, что здорово сочетается с болотно-зеленой основной окраской. На ночевку встали на площадке отведенной под свободный кемпинг прямо на северном берегу озера Gunn. (44o51.516S 168o06.105E h=474) Очень приятое место. Вершины гор, освещенные лучами заходящего солнца, отражались в зеркальной глади озера. У нас с Таней была бутылка новозеландского вина. Она еще более подняла настроение. С утра быстро вернулись к причалу в Перл Харбор. Экскурсия начинается на теплоходе по озеру Manapouri с множеством небольших островов, с песчаными пляжами, диким лесом в окружении снежных вершин. Здесь можно брать кайак на прокат. Многие так и поступают, но в нескольких километрах от города уже никого нет. Непонятно почему так. Запретов я вроде не видел, а небольшие пляжики выглядят очень завлекательно. Вот бы сюда на несколько дней. Переплыв озеро, кораблик причаливает у Гидроэлектростанции. Дальше на автобусе везут смотреть машинный зал. Сама станция находится на глубине 180 метров. Автобус едет по выбитому в скале туннелю, идущему по спирали. Внизу со смотровой площадки виден машинный зал с турбинами и небольшая экспозиция по истории стройки станции. Главная идея станции в том, что сток рек ранее текших к восточному берегу направлен через искусственный туннель и турбины станции на запад.

Во времена проектирования и стройки местное население выходило с плакатами на демонстрации и требовало прекратить стройку. Фотографии этого есть в музее, а дальше написано, что правительство вняло гласу народа, зеленые победили… Ну а станцию построили и теперь она дает ток для всего юга. Далее показаны доказательства, что природа не пострадает. Показан график колебания уровня озера. Летом он падает на метр, другой. Совсем как на Байкале, но вреда нет и точка. Этот подход вообще свойственен новозеландцам. Все здесь очень любят природу. Это свято, но чистая природа нужна постольку, поскольку ей пользуется человек, а посему частные земли с пасущимися баранами святы. Даже если они мешают национальному парку или обзору чудес природы, частная собственность важнее. В любом техническом споре побеждает здравый смысл, а не беснующиеся экстремисты от зеленых. И еще одна деталь. На строительстве станции погибло несколько человек. Теперь они герои. Их фотографии висят в музее, вместе с руководством стройки. Они вместе делали общее дело. От того, что они погибли, дело стало еще более важным, а не было закрыто местным госгортехнадзором. После осмотра станции автобус по узкой грунтовой дороге поднимается на перевал высотою в 700 метров. Дорога грунтовая, но с внешним миром связана длинной дорогой отмеченной как только для полноприводных машин. На верхней точке перевала смотровая площадка, на которой народ выпускают погулять и сфотографировать вид на Doubtful Sound. Внизу еще один причал, на котором ждет еще один теплоход, который в течении четырех часов отплывает несколько рукавов фьорда. Показывают дельфинов. Здесь их немного и каждый их нырок из воды считается чудом. На небольших каменистых островах на выходе из фьорда в открытое море тюлени выбрали себе место для лежбища. С борта теплохода их конечно лучше наблюдать в бинокль. На небольшом островке недалеко от выхода в открытый океан расположен отель, в котором ночует группа уплывшая с ночевкой. Иногда на небольших островах удается увидеть голубых пингвинов, но на этот раз не попалось ни одного. С погодой нам опять сильно повезло. Весь день выдался безоблачным, правда, ветер не стихал. На открытой палубе теплохода было не устоять.

 В Перл Харбор к машине мы вернулись только в 8 вечера. Решили подъехать поближе к Квинстауну. Дорога отошла от озер, но горы еще долго виделись на горизонте на фоне фантастического заката. Бензин у нас кончался, а заправок все нет и нет. В небольшой деревушке Гарстон (Garston) заправка работает только днем, и мы решили не искушать судьбу и встать на ночевку в местном отеле. В старинном здании, которое уже сотню лет используется как отель из 12 номеров занято только два, включая нас. Все комнаты оформлены со вкусом. Внимательная и приятная хозяйка любит свое дело. В гостиной лежит книга регистрации, которой уже много десятков лет. На стене карта мира на которой отмечены места из которых прибыли постояльцы. Из России за 100 лет, как обычно, никого не было. Мы первые воткнули булавочку в Санкт-Петербург. Еще на стенах висят старинные фотографии отеля. Раньше сюда приезжали на лошадях. Дамы в длинных платьях выходили из повозок. Теперь все иначе. Народ на машинах, и предпочитает мотели. Утром хозяйка предложила нам поучаствовать в кормлении ее баранов. Одним отелем не прожить и у нее во дворе пасется несколько штук. С самыми хорошими впечатлениями от ночевки доехали до заправки. Она и не думала открываться. Пришлось нервничая ехать до города Kingston где, наконец встретилась нормальная круглосуточная заправка. После Кингстона дорога идет по берегу озера Вакатипу (Wakatipu). Попалась живописная парковка, на которой можно встать на ночевку в палатке.

Ближайший день мы планируем провести в город Queenstown. Это центр туризма. Здесь среди высоких гор можно покататься на лыжах, заняться рафтингом, сплыть по горной речке без лодки в гидрокостюме, прыгнуть на веревке с моста, полетать на воздушном шаре, покататься на скоростной моторной лодке. Все трудно вспомнить. Идеальное место для любителей чего-нибудь веселенького. Страна в целом очень хорошо оцифрована и выложена в интернет. Естественно интернет-кафе на каждом углу. Но кого сейчас этим удивишь, а вот в Квинстауне пошли дальше и придумали Интернет-прачечную. Пока белье стирается — положено сидеть за компьютером. Лично я хочу спрыгнуть на веревке. Таня боится, и я буду прыгать один. Есть выбор. Прыгать можно с вышки в центре города. Это просто, но низко и не интересно. Можно прыгать с исторического моста Kawarau Bridge, с которого все это прыганье пошло по миру. Высота всего 44 метра, но туда можно самостоятельно добраться на машине. Самый экстремальный вариант — набор развлечений в Skippers Canyon. Проехать можно только на джипе, по страшной горной дороге. Высота прыжка с веревкой на ногах 134 метра. Время в свободном полете 8 секунд. Прыгают с площадки подвешенной на тросах над пропастью. Там же можно переехать тот же каньон по канату, а в внизу покататься на скоростной моторной лодке. Лучше заплатить за все удовольствия сразу, включая доставку на джипе в оба конца. Таня прыгать и кататься на тросе не хочет, а платить за нее надо, да и ехать туда долго.

 В результате выбрал прыгать с моста, а кататься на лодке от причала в Квинстауне. Прыжок стоит 125 NZ$. Перед прыжком надо подписать контракт, что ты абсолютно здоров и не будешь предъявлять никаких претензий в случае проблем со здоровьем и здоровьем родственников и друзей, наблюдающих за этим безобразием. Положено взвеситься. Вес пишут на руке фломастером. Ноги обматывают толстым полотенцем, и крест накрест перевязывают веревкой, так, что ступни остаются сами по себе и не несут никакой нагрузки. Для страховки на пояс надевают альпинистскую страховку. Спрашивают, хочешь ли ты нырнуть головой в воду, или затормозить в 10 сантиметрах от поверхности. Дальше со связанными ногами положено прыжками добраться до края и прыгнуть по команде. Скажу честно, что прыгать было страшно. Лишь безвыходность ситуации и толпа зрителей помогла сделать это с первой попытки. Часто с первого раза народ не может этого сделать, и после нескольких попыток ему помогают, скидывая с края в пропасть. Первые секунды полета организм недоумевает, что случилось. Кажется что что-то необратимо ужасное, но потом уже лететь здорово. Резинка пружинит и человек взлетает до 3/4 первоначальной высоты. Ускорение в нижней точке 3g. После десятка колебаний человек повисает вниз головой, веревку стравливают, и его принимают в надувной лодке, освобождая от веревок. На удивление нагрузка на организм минимальна. Ничего не болит, все суставы на месте. После первого раза хочется это делать еще много раз. После прыжка можно купить за 39NZ$ кассету с видеозаписью собственного прыжка и рекламным роликом всего мероприятия. Там в частности рекламируется, как энтузиасты этого дела прыгают откуда попало, например, нелегально пробравшись на Эйфелеву башню в Париже. Сюжет кончается арестом прыгуна полицией и комментарий, что рано или поздно выпустят. Да, излишней законопослушностью здесь не страдают.

Еще в ролике показаны прыжки вдвоем, борца сумо, вместе с автомобилем, и каяком. Еще более высокий прыжок можно совершить с воздушного шара или вертолета. В этом случае можно прыгать с 200—300 метров и это предел допустимых нагрузок на прыгуна. А первые прыжки совершали еще первобытные полинезийцы на лианах деревьев. Прыжок считался удачным если прыгун касался земли волосами. Прыгали только мужчины, а вернее прыжок был частью обряда перехода мальчика во взрослое состояние. Несмотря на это, первый прыжок совершила женщина. Ее так достал муж, что жизнь была не дорога. Успешно прыгнув, она решила, что это знак свыше и предложила прыгнуть мужу, предварительно отвязав веревочку. Муж погиб, и все кончилось счастливо. Воодушевленный полетом, я было уже собрался осваивать новые высоты, но день подходил к концу, надо было ждать утра и идея постепенно отпала, зато успели покататься на скоростной моторной лодке. Это весьма популярное в новой Зеландии занятие называется Jet. Водометная лодка со скоростью в несколько десятков километров в час несется по узкой речушке уворачиваясь от камней скал моментально меняя направление. Лодка может повернуть на 360 градусов с радиусом 10 метров и двигаться по мелководью глубиной в несколько сантиметров.

Из Квинстауна можно сплавать на часок по местным речкам. Бывают маршруты и покруче, но зато не надо далеко ехать. Билеты продают на лодке у причала в центре города. Один билет — 75 NZ$. Мне понравилось. Хочу еще. Квинстаун действительно хорошее место для настоящего отдыха. Даже президент Клинтон сказал, что на пенсии хочет здесь пожить. Ночевка в Квинстауне дорогая и мы решили отъехать подальше от города. По живописной горной дороге через перевал добрались до Ванаки (Wanaka), где заночевали в Alpine Motels Wanaka. Огромное и недушевное место. На стенах напоминания об обязанности мыть посуду, предупреждение о штрафах и прочая гадость. Видели бы заранее, уехали в другое место, но деньги с нас взяли заранее. Одно радует — телефон работает, а то новозеландским днем в России все спят, а ночуем мы вне зоны покрытия. Нам уже пора возвращаться. По пути на паром мы еще усеваем осмотреть западный берег. Туда ведет дорога № 6. Сразу после Ванаки она петляет вдоль береговой линии озера Hawea, а затем озера Wanaka. У последнего есть хорошее место, предназначенное для бесплатного кемпинга. После озер начинаются горы, и дорога проходит по территории национального парка Аспиринг (Aspiring NP). Единственный населенный пункт на дороге деревня Makarora. Заправки там нет, так что бензином надо запасаться заранее на 150 километров. Как на любой дороге, идущей по парку, путникам предложен набор красивых мест. В начале подъема в горы проложена тропа до голубой лужи. Это такой омут на притоке реки Makarora с идеально чистой водой и десятиметровой глубиной. До лужи надо пройти 10 минут по тропе через дождевой лес и пересечь речку Makarora по подвесному мосту.

Дальше уже после перевала справа от дороги водопад Fantail, потом дорога пересекает реку Wills по мосту в живописном каньоне (The Gates of Haast) и наконец высокий водопад правильной формы на ручье (Thunder Creek Falls). Еще нам понравились дорожные знаки с надписью «Cattle Stop». Я бы это перевел как «Стой скотина». Остановились, сфотографировались. Подумали, может это нам? Объясняется, конечно, все просто. Загоны для скота разделены заборами, но автодорогу не перегородишь. Для этого на границе выпасов делают яму накрытую решеткой из труб. Машина легко проезжает, а вот ноги у скота проваливаются. Чтобы предупредить водителя об таком ухабе ставят знак «стой скотина». От города Haast вдоль берега идет дорога на юго-запад. Это совсем дикие края и мы решили в них заглянуть. Проехать можно до небольшого рыбацкого поселка Jackson Bay. Чем-то напоминает рыбсовхоз где-нибудь на Белом море, но это только внешне. Внутри кафе висят любовно сделанные фотографии местных кораблей во время шторма, мама с десятилетней дочкой кормит народ рыбными чипсами. Обе работают с усердием и улыбаются встречным, принимают кредитки. Я уж не говорю, что пьяные по улицам не шатаются. От Jackson Bay идет получасовая тропа через перевал к следующей бухте. Там можно увидеть голубых пингвинов, но нам опять не повезло — одни тюлени греются на камнях и то далеко. Их можно понять — зачем позировать туристам, когда дальше 200 километров абсолютно необитаемого пляжа до Милфорда.

Вернулись в Haast. Здесь на развязке с дорогой № 6 стоит несколько полицейских машин со включенными маячками. Думали что-то случилось, оказывается нет. Тормозят всех подряд, в том числе и нас. Спрашивают, куда едите. Отвечаем, и спрашиваем что случилось? Да нет, ничего. Проверяем, пристегнуты ли ремни. Мы пристегиваемся всегда, поэтому все в порядке. Нам вручают рекламный листочек, с особенностями местных правил движения. Напоминают, что здесь левостороннее движение. Интересно, как мы сюда могли попасть этого не зная? Видимо думают, что мы самозародились в ближайшем лесу и едем первые километры. Раньше надо было, в аэропорту бумажку вручать. Ладно, нам не жалко, тем более улыбаются и желают доброго пути. Восточный берег заселен мало. Десятки километров разделяют небольшие деревушки. Народ здесь постепенно разоряется. Много брошенных домов. Совсем другая ситуация в туристическом поселке Fox Glacier. Праздно шатаются толпы туристов, жизнь бьет ключом. Все объясняется тем, что сюда, почти до уровня моря спускается ледник с высочайших вершин новой Зеландии гор Тасмана и Кука. Климат здесь очень влажный, в горах выпадает ежегодно снег толщиной в несколько десятков метров. Отсюда огромные ледники. Раньше они доходили почти до моря, но за последние 200 лет отступили на несколько километров. До смотровой площадки можно проехать на машине по дамбе, проложенной прямо через озеро в морене. Еще на километр можно пройти пешком. Прямо на глазах ледник рушится и тает. На сам ледник не пускают без сопровождения. Через веревочку лезть как-то не прилично, и мы довольствуемся тем, что положено для простых смертных. Когда вернулись к машине увидели еще одного попрошайку попугая Кеа, сидящего прямо под плакатом с изображением процесса кормления попугая, перечеркнутого жирным красным крестом.

Следующий поселок аналогичен предыдущему с той разницей, что ледник называется Franz Josef. Из предложенного туристам на тему ледников самое радикальное полет на самолете к вершинам гор с посадкой на снег. Стоит это несколько сотен долларов с человека, и мы пожалели денег, а вот теперь жалеем что не слетали. Остаток дня провели в машине и в результате доехали до кемпинга на берегу небольшого озера Mahinapua у деревни Ruatapu. (42o47.705S 170o54.019E h=12) Кемпинг работает по системе саморегистрации. Ночевка — 10 NZ$ на двоих. Понравилась одностороння въездная дорога на территорию кемпинга. Это просто туннель прорезанный в плотном пироге джунглей. Вечером, когда я вышел погулять и посмотреть звезды, за ближайшем кустом застукал двух поссумов. Вот гады, мало того, что птиц киви жрут, так еще на заначки бедных путешественников покушаются. Это была последняя ночь на Южном острове. На завтра у нас билеты на паром. Грустно расставаться с этим красивым и диким миром, с Южным островом, который мне понравился много больше, чем Северный. На следующее утро встали пораньше. Впереди большая дорога. Дальше горный хребет кончится, и мы окажемся в населенной местности. Первый крупный город — Хокитика (Hokitika). Тут через реку Arahura построен мост в одну полосу и, более того, он совмещен с железной дорогой, пути которой идут посреди асфальта как трамвай. Вообще односторонних автомостов много, даже можно сказать, что их большинство. Просто удивительно как они здесь разъезжаются без проблем. Все конечно от народа зависит. Тут принято пропускать встречных, даже если имеешь преимущество в движении. Ни где в мире мне не было так приятно и спокойно за рулем.

За следующим большим городом Греймут (Greymuth) берег моря становится скалистым с многочисленными скалами стоящими посреди воды. Для осмотра сделано огромное число смотровых площадок. С одной из них мы наконец неожиданно увидели голубого пингвина. В деревушке Puncake морской прибой вымыл в слоистых скалах сложную систему подземных ходов. В результате при сильном прибое вода выскакивает из дыр среди скал отстоящих от моря на десятки метров. Называется это Pancake Rocks Blowholes. По скалам проложены тропики с мостиками и наблюдательными площадками. Дующий много дней подряд западный ветер разогнал огромные волны, и все работало на полную мощность. Фонтаны воды вылетали на десятки метров вверх. Даже камеру соленой водой залило. Теперь я опасаюсь за ее дальнейшую судьбу. После города Westport дорога сворачивает в глубь страны. То и дело появляются заманчивые указатели на местные красоты, но мы уже опаздываем на паром. Оставшийся резервный час потратили на прогулку по городу Бленхейм (Blenheim). Тихий небольшой городок со множеством цветочных клумб. Климат здесь теплее и после сурового юга кажется, что все расцвело. Таня не любит и боится собак. Жители Бленхейма видимо тоже. Посреди тротуаров нарисованы знаки — «собакам вход запрещен». Таня была очень довольна. По пути в Пиктон около памятника какой-то стычки 1843 года попался загон с гуанаками. Мы глазам не поверили, но вот они стоят, шерсть для свитера растят.

 В Пиктоне машину оставили на парковке и кинули ключи под дверь офиса рентовочной фирмы. Поражает меня эта простота. Как и в прошлый раз, возвращались на пароме Lynx. Море было неспокойным, но для этой махины шторм не помеха. Огромные подводные крылья поднимают ее высоко над водой. Паром плавно несется выше волн и только сзади себя оставляет огромных шлейф брызг. Солнце садилось за гору, кода мы входили в бухту Веллингтона. В Веллингтоне два терминала по приему паромов. Lynx приходит в центре города, остальные в трех километрах северней. Большинство компаний по ренте машин расположены дальнем терминале, в том числе и Budget, в котором у нас может быть зарезервирована машина.Может быть потому, что когда мы в Пиктоне отказывались от машины, мы не уточнили, отказываемся ли мы от машины для обратного пути по Северному острову. Теперь после выгрузки Таня сидит на тюках, а я бегу на другой терминал. Труды напрасны. Все офисы закрыты. Бегу назад. Таня звонит и говорит, что ее выгоняют из зала ожидания. Пока я бегал, закрылся офис фирмы Apex, единственной представленной на терминале Lynx. Теперь мы с тюками бежим в Waterloo Hotel, который тоже должен закрыться через несколько минут. Тут нам повезло. Места были, а персонал не ушел спать. Номер попался маленький, наши сумки с трудом в него влезли.

С утра оставили вещи в камере хранения. Еще раз пошли на дальний терминал. Офисы открылись, но свободных машин нет. Берем рекламу и идем пешком искать офисы мелких фирм. Нам нужна машина на 3 дня, а они дают только на неделю и дольше. Ладно, сдаемся в самую дорогую всемирную фирму Hertz. Да, машины есть, но цена в 2 раза выше. Соглашаемся, но их не устраивают наши российские права. Предлагают быстренько получить новозеландские в соседнем отделении полиции. Только еще этого не хватало. Бежим на терминал Lynx, там должен придти паром и откроется офис Apex, да и срок хранения вещей в камере хранения истек. Lynx пришел, офис открылся, минимальный срок неделя. Уууу! А что если мы рентуем на неделю, а вернем через 3 дня? Можно, но деньги не вернут. Ладно, пойдет. Со страхом сую права. Съели! Только машин нет. Надо ехать в офис на другой конец города. Обидно. Мимо этих дверей мы проходили несколько часов назад и не заметили вывески. Нам достался Nissan Blur Bird, побитый, но на ходу. Здесь было все строго. Составили акт, по которому они признавали, что у него биты все крылья и все двери, оба бампера и фара. Как интересно. Наверно, трудно попасть в аварию, чтобы сильно увеличить этот список. Это конечно все ерунда. Мы, наконец, на машине. Несемся в гостиницу выручать вещи. Все в порядке, а день потерян. Не экономьте на перевозке машины паромом. Дороже выйдет. Мы как раз эту сумму за ренту переплатили и потеряли день, отведенный на последнюю попытку взобраться на Руапеху. От этого теперь придется отказаться. Едем в город Напиер (Nieper). Погода отвратительная, дождь и туман. Дорога горная, через перевал. Едется медленно, но вот горы кончаются, и выглядывает солнце. Оказывается это только в Веллингтоне дождь. Вечером оказались Напиере. Большой город. Теплый южный вечер. Наконец мы забыли утреннюю суету с машиной и долго гуляли по узким улочкам. В Напиере есть своя Русалочка, по аналогии с копенгагенской. У маори была аналогичная легенда про русалочку, которая влюбилась и стала девушкой. Потом все кончилось печально, и она превратилась в скалу.

Заночевали в городском кемпинге в Kennedy Park. (39o30.382S 176o54.010E h=10) На ресепшене сказали, что мы из России первые. Мы встали с палаткой, чтобы варить суп и глядеть на южное небо. Под конец, нам стало обидно, что мы так часто выбирали мягкий диван в мотеле в замен свободы под открытым небом. С утра выехали в сторону Окленда и в 3 часа дня были там. Невдалеке от аэропорта нашли мотель Silver Motor Motel Inn. Цена 89 NZ$. Для Окленда это очень приемлемо, в соседних отелях просили больше двух сотен. Если в маленьких городах Новой Зеландии вся жизнь замирает в 4 часа вечера, а после 10 наступает глубокая ночь, то в Окленде все только начинается. Молодежь стекается в многочисленные кафе, на улицах играет музыка. Прогулку по главному городу страны мы начали, запарковав машину невдалеке от военного музея. Огромное здание на холме в центре города, показывает, то значение, которое занимают мировые войны в жизне страны. Пожалуй, вспоминая историю войны, я не могу вспомнить ни слова о том, где и зачем воевали новозеландцы. Ясно только, что на стороне Соединенного Королевства. Увы, оказывается, беда пришла и на эти острова, расположенные ровно на другой стороне земли. В каждом городе стоят памятники с длинными списками фамилий. Присмотрелся. Мировые войны понятно, но еще был Вьетнам, Корея, Хорватия, Индонезия. Как длинен список.

Наверно парки, относятся к тому, что в Новой Зеландии лучшее в мире по причине преимуществ предоставленных природой. Не исключение и Окленд. Albert park, просто великолепен. В Центре города стоит трехсотметровая телебашня. За 15 NZ$ можно подняться на основную наблюдательную площадку, доплатив еще 3NZ$, на отдельном лифте еще на ярус выше. Лифт имеет стеклянные стены, остов башни многочисленные окна. Сначала, пока лифт стоит в подвале это незаметно, но потом. Представляете — лифт набрал скорость и вдруг оказывается что вокруг стекло, а за ним пропасть. Таня чуть от страха не умерла пока ехала. На площадке еще одна страшилка — часть пола сделана стеклянным. Хоть рядом и написано, что это стекло прочнее окружающего бетона, вставать и на него очень страшно. Новозеландцы не были бы сами собой, если не наладили прыжков с башни. Здесь уже не привязывают веревку к ногам. Прыгающий специальной оснасткой приделан к направляющим, не позволяющим отклониться от выбранной траектории. В день, когда мы лазали на башню, прыжки не производились. Тем, кто прыгать боится, а похвастаться хочет, предложен менее страшный и более дешевый вариант. Прямо в холле башни можно сфотографироваться и всего через несколько минут на компьютере сделают фотомонтаж, на котором вы будите лететь вниз головой на веревке, стоять на окружающем башню кольце или нечто в этом роде. Нагулявшись пешком, уже на машине мы заехали на другой берег залива через мост. Уже вечерело, зажглось искусственное освещение. Город смотрелся просто фантастически красиво. Жаль, только там автомагистраль по берегу идет и нельзя припарковаться и вдоволь насмотреться на эту картинку.

Утром у нас самолет в Королевство Тонга. День начали с того, что сдали рентованную машину. На этот раз ее внимательно осмотрели и подтвердили, что за время нашей эксплуатации все двери, крылья и бампера как были битыми, так и остались. Офис компании расположен вне аэропорта, но это не проблема. Надо приехать в офис, а дальше вас уже отвезут на этой же машине в аэропорт. Половину вещей мы оставили в камере хранения. Стоит это 13 NZ$ в день за 4 места. Про Тонго и острова Кука отдельный рассказ. Здесь отмечу, что после Тонга мы опять вернулись в Окленд. При въезде опять пошли в красный коридор на таможне. Палатку у нас взяли на дезинфекцию. Придрались к сувениру из непонятной породы дерева и было его уже отняли, как нашли пакет герметично упакованной новозеландской пищи для туристов. Задумались. Ввоз продуктов запрещен, но это не ввоз, а возврат. Пока думали, я свою деревяшку тихонечко положил в проверенный рюкзак. Пакет нам тоже вернули. Палатку тоже вернули, но в комплект пытались выдать чисто дезинфицированные чужие трусы. Удивились, что это не наши и оставили их дожидаться хозяина. При возврате с Островов Кука мы прямо направили багаж с островов в Питер, а в Окленде добавили багаж из камеры хранения. Эта операция сильно расстроила стройную машину учета билетов и багажа. Они долго думали и решили, что так можно. При возврате с островов Кука при нас не было вещей и мы прошли в зеленый коридор. Контроль удивленно спросил, где наши вещи и пропустил.

При вылете из аэропорта необходимо заплатить 50NZ$ выездного налога. После этого заполнить карточку и пройти паспортный контроль. В аэропорту есть магазин Duty free. В нем нет местного НДС (GST) 12.5%. Выбрать товар можно и в обычной зоне, но получать только уже за таможней. При транзите можно не выходить из зала ожидания, в этом случае денег платить не надо, визы и багаж проверяться не будут. По правилам, правда, безвизовый транзит запрещен для российских граждан. Как будут ловить — непонятно. При пролете с остовов Кука в Питер у нас было 6 часов между самолетами и мы еще раз съездили в Окленд. Для начала сели в рейсовый автобус и сильно об этом пожалели. Идет он очень долго, билеты дорогие, на такси всего в два раза дороже. Во время первой прогулки по Окленду мы не успели побывать в океанариуме, где из под воды можно посмотреть на разных рыб, в том числе на акул. Посетители передвигаются то бегущей дорожке, окруженной стеклянной трубой, за которой плавают рыбы. Кроме этого большого аквариума есть много мелких с небольшими рыбками. В отдельные помещения выделено все, что касается Антарктиды. В одной комнате воссоздана обстановка антарктической станции начала века. На специальном электромобиле можно проехать в помещение со снегом, в котором воссозданы антарктические условия и можно посмотреть живых императорских пингвинов. На все один билет за 25NZ$. До океанариума от центра далеко и мы пользовались такси. В такси все по закону. Есть счетчик, и даже сдача есть. Из океанариума мы прямиком вернулись в аэропорт. При попытке улететь возникли проблемы. В течение часа не могли герметично закрыть дверь самолета. Проблему решили грубой физической силой. Самолет на этот раз летел над Австралией днем. Великолепно был виден Сидней, последовавшие за ним горы. Видно как у красивых сал сделаны ответвления от трассы на смотровые площадки. Центральные районы Австралии практически не заселены. Если первую тысячу километров еще видны грунтовые дроги, то дальше сплошная пустыня.

На телевизоре раз за разом крутили рекламный ролик Новой Зеландии. Птица киви и прыжки с веревкой, горы и тропы. Большинство из этого мы смогли посмотреть своими глазами, и наверно больше не увидим. Грустно все это. Место обычного сока взяли у проходившего мужика вина. Он очень обрадовался и вскоре принес нам еще пару стаканчиков. Говорит, что здесь тоска. Все пассажиры экотуристы пьют только минералку. Вино киснет, а ему на это смотреть больно. Вот он и рад, что нашел родную душу. Над Индонезией появились облака и землю мы увидели только в Сингапуре. В аэропорту праздновали китайский Новый год. Веселая толпа ряженных ходила по залу и била в барабаны. Все было красиво, но Тане нездоровилось. Неожиданно поднялась температура и пошла кровь из носу. Мы уже было испугались, что это лихорадка Денге, но в Питере все прошло само собой. Сейчас, даже страшно сказать про это. Представьте — человек прилетает из Сингапура больной и с температурой. По случаю нетипичной пневмонии мы, наверно бы на долго задержались в инфекционной больнице, но тогда все еще только начиналось и никого по аэропортам не ловили. После тропиков в сингапурском аэропорту было просто холодно и я пошел на открытый воздух на площадку для курящих погреться и посмотреть на непрерывно взлетающие и садящиеся самолеты.

Самолет до Франкфурта задерживался. Возникли проблемы с энергетической установкой. Посадку объявили через час после положенного срока. Когда мы, наконец, заняли свои места, свет вырубился вновь. Пришлось еще час сидеть в темноте и ждать, когда техники еще что-то поменяют. Мы уже было смирились с тем, что опаздываем на рейс до Питера, но свет включили и быстро объявили взлет, пока еще что-нибудь не отвалилось. Никогда не думал, что такое возможно в приличной авиакомпании. Весь рейс проходил ночью, и рассвело только над Альпами. Снежные вершины вылезали из плотного тумана. Особенно сильный туман был над населенными пунктами. Они целиком были покрыты белыми лепешками, подсвеченными еще непогашенными фонарями. Как выяснилось, во Франкфурт мы прилетели вовремя. Здесь тоже был туман и аэропорт был закрыт. Места у трубы нам не хватило, и самолет поставили в самом дальнем углу. Народ выгружали по трапу. А ведь люди из тропиков прилетели, в футболках и шортах, а тут около нуля. Хорошо хоть я купил в Сингапуре джинсы. Наполненный под завязку Боинг пытались погрузить в один автобус. Когда в него вместо положенных 100 человек влезло 300, удивились и подали еще один автобус. Ладно, в тесноте, да не в обиде, зато не так холодно. В аэропорту выяснилось, что самолет на Питер задерживается еще больше, чем наше прибытие. Пришлось еще больше ждать. Публика вокруг уже русская. Основная тема обсуждения — сколько удалось выпить на халяву и как убедить стюардессу налить еще. Тяжело это слушать. После полуторамесячного отсутствия иммунитет к российскому менталитету ослабился.

На этот раз подали Boeing 737. После стольких часов в воздухе перелет в Питер показался коротким. Самолет снизился, и в иллюминаторе показались серые заснеженные кварталы юго-запада. Всюду бросается в глаза разруха. В Питере потеплело и выпал свежий снег. Привод двигающий посадочную трубу застрял. Мужики с ломом и лопатой вытаскивали его из сугроба. Когда выход открыли и мы вошли в зал ожидания, то выяснилось, что здесь не топят. Холод страшный. Теплые вещи в багаже, а его все нет, более того нет никакой уверенности, что он успешно долетел с тремя посадками с остовов Кука. Худшие ожидания не оправдались. Весь багаж прибыл в целости и сохранности. Мы оделись и пошли к выходу. Есть в России хорошие перемены. В аэропортах появился зеленый коридор. Уверен, что ничего не везешь — иди в него в обход таможни. Мы так и сделали. Несмотря на наши 60 кг багажа до нас никому не было дела. Сел за свою машину. Все непривычно. Движение правостороннее. Адаптировался быстро, но уже несколько месяцев у меня иногда возникает вопрос, ой, где это я и с какой стороны объезжать этот идущий посреди дороги КАМАЗ. Чем дальше, тем больше я начинаю скучать по Новой Зеландии. Это отличная страна. Из всех увиденных я бы именно ее выбрал для постоянной жизни. Теперь я всегда, смотря под ноги, думаю, что там есть прекрасный мир и главное птица киви, которая у меня в душе до конца дней.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий