Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Новая Зеландия >> Словарь новозеландских терминов…


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Новая Зеландии!

Словарь новозеландских терминов…

Новая Зеландия

…или сага о киви.
(Подборка бесполезных, ненужных и бестолковых сведений о Новой Зеландии)

Почему именно таких? Потому что полезные, нужные и толковые сведения о Новой Зеландии можно найти в любом путеводителе. А написание путеводителей автору скучно… Кроме того, он не напрягался запоминать и записывать всякие полезности, а просто отдыхал. Так что когда пробег машины по дорогам НЗ приблизился к 6000 км, а время поездки к месяцу, он понял, что в голове остались только бесполезности. Коими и делится.

НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ. (НЗ) НЗ представляет собой сапог. Размер немного побольше италийского, голенище оторвано и положено рядом. Сам сапог повернут носком вверх, в сторону экватора. Подошва изъедена коррозией. Оторванное голенище называют Южным островом, остальное — Северным. Есть еще Западный остров, который иногда называют Австралией. Только не говорите об этом австралийцам, будет международный скандал, так как они думают, что Австралия и НЗ — разные страны. По сапогу разбросаны вулканы, просто горы, фьорды, долины, реки, ледники, холмы, леса и прочие природные объекты. По этим объектам ползают туристы, изображая восторги и воодушевления при виде все новых и новых ландшафтов.

НЗ — одна из лучших стран, где автор побывал. Автор просто влюбился в эту страну. А если у кого сложится обратное впечатление, так оно ложное. НЗ тут не виновата, автор тоже, он пишет, как умеет.

КЛИМАТ. Климата в НЗ нет. Погоды там тоже нет. Есть общие закономерности. Если по науке, то НЗ находится в субтропической зоне. Это известие автор вычитал в местной брошюре для туристов, когда сидел в юго-восточной части Южного острова и пытался попасть зубом на зуб с переменным успехом. Несмотря на кажущуюся простоту этой задачи, зубы постоянно попадали куда-то не туда. На улице изо рта шел пар, с моря дул холоднющий ветер, несущий с собой мелкие брызги морской воды. С неба моросил холодный дождь, соединяясь с морскими брызгами и уменьшая их соленость. Небо сливалось с морем, а оба они сливались с сушей, так что было непонятно, что где. Автор сидел в промокающем насквозь мотеле и грелся чтением брошюрки про субтропики. Было все это как раз в разгар их лета — в аккурат перед Новым Годом. На Новый Год автор удрал в центральную часть острова, так как мотель все равно затопило…

В целом, там всё так же, как и у нас — летом тепло, а зимой прохладно. Надо учитывать, что лето — это вторая половина января и февраль. Когда зима — автор не знает, не был. Наверное, где-нибудь в июле. Все остальное — это переходный период. Вот что такое погода в переходный период: возьмите немного обжигающего солнца и ледяного ветра, добавьте пару циклонов, небольшую бурю, обложной дождь и полный штиль. Посыпьте сверху жарой и духотой (чуть-чуть). Потом суньте все это в миксер. Смешать, но не взбалтывать. Через полчаса выплесните получившеюся субстанцию на НЗ, не заботясь, что куда попало. И готовьте новую порцию, которую выплесните через следующие полчаса.

Брать с собой надо плавки, шорты, панаму, брюки, футболку, теплую рубашку, свитер, непромокаемую куртку, вязаную шапочку, теплую обувь, шлепанцы, можно зимнюю куртку. Это ежедневный набор. В один день Вы успеете обгореть на солнце, замерзнуть как цуцик и промокнуть до костного мозга… Однако, если Вы готовы одеваться, как местные жители, то можно сократить этот набор до футболки, шлепанцев и шорт. Только будет холодно. Они-то с детства тренируются. И не берите солнцезащитный крем меньше тридцатки. Солнце там яркое. Летом и зимой можно список пересмотреть… Лето бывает не каждый год.

За месяц автор застал курортную жару, осенние ливни, весеннюю распутицу, размыв морем федеральной трассы запада Южного острова, тотальный потоп на юго-востоке, оползни, перекрывшие трассу на Веллингтон с севера, они же перекрыли железнодорожное полотно на двое суток, и, наконец, еще один потоп на Северном острове, на который автор съездил посмотреть. Народ вытаскивал промокшее имущество и задумчиво смотрел на залитые водой участки. Не застал землетрясений. Впрочем, автора утешили. Оказывается, это был самый поганый декабрь за последние 60 лет. Так сказал местный житель. Сколько было лет жителю — не известно, на вид как раз 60…

КИВИ. Новозеландские киви делятся на три большие группы, каждая из которых достойна отдельного рассмотрения — киви-птицы, киви-фрукты, киви-люди.

КИВИ-ПТИЦЫ. Если двигаться по временной шкале из туманной древности к облачной новозеландской современности, то прежде всего мы натыкаемся на киви-птиц, которые топтали новозеландские просторы задолго до того, как появилась Зеландия, не говоря уже о Новой Зеландии. Если физиологически сия зверушка относится к птицам, то внешне она относиться к мультяшным героям, а по сообразительности — к глупым курицам. Честно говоря, киви этих аж три вида (или подвида), но это мелочи, так как все они похожи друг на друга и на плюшку в перьях с длинным носом и двумя лапками в целом. Понять, как этой штуке удается сохранять равновесие, довольно трудно. Может быть, именно в силу проблем с передвижением киви днем спит, а ночью копает червяков, чтобы никто не видел, как она ходит, и не смеялся.

В настоящее время киви-птицы живут в полной дикости там, где им позволено это делать, то есть в национальных парках. Не во всех, конечно, но кое-где есть. В остальных местах киви-птицы сидят в специальных затемненных кивятниках. Новозеландцы киви обожают, поэтому смотреть их дают только за деньги. За небольшую мзду Вас пустят в помещение, в котором тьма — глаз выколи. Вам предложат поглазеть на темноту и заявят, что там-то в темноте и бродит знаменитая киви. Вы должны удовлетвориться этим фактом и не особенно выступать, по поводу того, что Вы так ничего и не увидели. Один кивятник, из наиболее продвинутых, установил инфракрасную камеру и транслирует образ киви на небольшой телевизор, стоящий рядом. Поскольку все равно ничего не видно, лучше бы они транслировали какой-нибудь фильм о жизни киви — толку примерно столько же. Разве как доказательство того, что там, куда автор смотрел, действительно сидит киви…

А еще киви знаменита тем, что несет одно яйцо, самое большой в мире по отношению к размеру тела.

КИВИ-ЛЮДИ. «Мы — киви» — так говорят новозеландцы про себя. Это звучит гордо. Не так гордо, как если бы русские говорили «мы — медведи», но все же достаточно внушительно. Это не обидно. Быть киви — значит быть новозеландцем. Что общего у новозеландцев с киви, автор не знает. Разве что ареал распространения. Люди не едят червяков, днем бодрствуют, ночью спят, перьев тоже нет, зато есть пара рук….

В части охраны киви-птиц киви-люди преуспели. «Охотники на моа» киви не очень интересовались, так как предпочитали более крупную дичь. Отношение к киви у маори покрыто налетом тайны. Теперь они прикидываются, что любили киви всегда, и только крайняя нужда вынуждала их время от времени обижать этих замечательных птичек. Уж не знаю, по недосмотру, или в результате сговора, но в веллингтонском музее Папа красуется плащ маорийского мужчины из шкурок (или перьев) киви. Кстати, маори — люди представительные, поэтому плащ размера так пятидесятого, не меньше. Непонятно, сколько птичек обидел мужчина для создания такого плаща, но тенденция налицо. Все остальные улики спрятаны в запасниках музея, так что правду знают только его хранители.

Что касается белых людей, то только предположение, что они могли обидеть киви, ввергает их в состояние столбняка, и ты становишься врагом новозеландского народа. Как можно так думать!!! Для объективности привожу выдержку из «Жизни животных» Брема:

«Когда Скит в 1861 году исследовал горную страну между реками Такака и Буллер в провинции Нельсон, то на поросшем травою кряже на восточной стороне реки Овена нашел такое множество киви, что с помощью двух собак всякую ночь мог ловить по 15—20 штук. Сам он и его спутники питались исключительно мясом киви.» Интересно, готов ли какой новозеландец честно признать себя прямым потомком этого самого Скита?

КИВИ-ФРУКТЫ. Эту штуку изобрели киви-люди и назвали в честь киви-птичек. Единственная разновидность киви, которую легко достать в Москве. Получена на основе винограда путем домешивания всяких других фруктов. Растет способом, очень похожим на виноградники. Существует в виде обычного фрукта и золотого. Киви-люди любят киви-фрукт, но не так, как киви-птичку. Любовь к киви-фрукту чисто гастрономическая. Личное предположение автора заключается в том, что инстинктивно киви-люди все-таки стремятся поймать киви-птичку и скушать. И киви-фрукт был изобретен как заменитель киви-птички для удовлетворения инстинктивных желудочных потребностей. Возможно, они даже пытались сделать фрукт похожим на птичку, и даже достигли определенной волосатости фрукта, которую все равно надо счищать. Спрашивается, зачем нужна волосатость? Чтобы фрукт напоминал киви. По-моему, логично.

ОХОТНИКИ НА МОА. Племена первых поселенцев на островах. Как следует из названия, охотились на моа и тем жили. Когда моа закончились, охотники на моа впали в ничтожество и вымерли. В отличии от моа заслуживают отдельной статьи, так как чучело моа в музее Папа есть, а …… «убрано цензурой». Если бы охотники на моа охотились на что-нибудь другое, то моа дожили бы до наших дней и новозеландцы любили бы моа гораздо больше чем киви-птицу. Возможно, они бы даже называли себя моа-люди, а не киви-люди. И фрукт назвали бы тоже моа-фрукт. Тогда моа-фрукт должен бы был быть размером с арбуз, чтобы сохранялась пропорция. Для справки: моа — гигантская вымершая (съеденная) птичка размером с двух страусов эму, поставленных друг на друга. Крыльев (даже рудиментальных) не имела, зато имела мощные ноги, здоровенный клюв и маленький мозг. Рассматривая чучело моа, автор пришел к выводу, что совсем не хотел бы быть охотником на моа, а предпочел бы иметь дело с более компактной и менее мобильной дичью, например с улитками. Похоже, что киви-птица — единственное живое существо, которое извлекло выгоду из факта вымирания моа, так как прочно заняло место народного любимчика.

МАОРИ. Коренное население Новой Зеландии. Если считать мерками дантистов, то «охотники на моа» были молочным населением, которое выпало в детстве. Маори же живут и здравствуют. Подчиняясь современным тенденциям новозеландской внутренней политики, автор словаря не будет углубляться в эту тему.

МУЗЕЙ ПАПА. Находится в Веллингтоне. Не имеет отношения ни к папе, ни к маме. С маорийского — «наше место». К «нашему делу» тоже отношения не имеет. После осмотра музея возникает вопрос, к чему же он все-таки имеет отношение. С некоторыми натяжками можно предположить, что к Новой Зеландии. К сожалению, энтузиазм составителей экспозиции угас на залах первого этажа. Хранилище разнообразных фактов, надерганных откуда попало. Довольно хорошо представлена геология и зоология, чуть-чуть этнография, никакой истории. Есть библиотека. Проводятся многочисленные выставки, не имеющие отношения ни к какому месту вообще… Музей бесплатный, что в некоторой степени компенсирует его бестолковость.

ПОССУМЫ. Они же опоссумы на других континентах. Пушистое животное размером с крупную кошку с заостренной мордочкой. Завезено специально в НЗ по глупости. Надо сказать, что все, что было завезено в НЗ, было завезено либо по глупости, либо для борьбы с тем, что завезли по глупости. Таким же образом в НЗ попали кролики, мангусты, олени, лебеди и еще несколько сотен всяких видов. Сами пришли только крысы, как обычно, их никто не звал. Также надо отметить, что все, что завозили для борьбы, начинало бороться совсем не с тем, для борьбы с кем его завозили. Закончилось это тем, что теперь киви-люди борются со всеми этими борцами. Поссумы же в настоящее время борются с водителями автомобилей, под колеса которых они бросаются сломя голову через каждые пятьдесят метров на дорогах Северного острова. Обычно побеждает водитель, судя по тушкам на дорогах. Автор лично видел около трех сотен. Иногда побеждает поссум. Некоторые любители животных теоретически не способны раздавить милого зверька и выкручивают руль. Заканчивается это полетом в пропасть, так как большая часть НЗ дорог обустроена пропастями с одной или двух сторон в силу сложившегося рельефа местности. Для приучения с детства к давлению поссумов в любом НЗ магазине можно купить игрушку из натурального меха поссума с изображением следа протектора на брюшке зверька.

Еще поссумы борются с фермерами путем поедания фермерской травы. Фермеры отстреливаются из ружей и собирают мех поссумов для изготовления шерстяной пряжи. Варежки и шарфики из такой шерсти в настоящее время проходят проверку московской зимой, эксплуатируемые родственниками автора. Пока все довольны, но поссумов завозить не планируют.

ГЕЙЗЕРЫ. Новозеландские гейзеры делятся на просто гейзеры и гейзеры, работающие на соде. Первые принципиально ничем не отличаются от всех остальных гейзеров мира. Вторые являются специальным надувательством для туристов, сравнимым только с процессом показа киви в кивятниках. Суть заключается в том, что раз в день приходит мужик с пакетом соды и засыпает его в гейзер. Гейзер начинает интенсивно отплевываться минут десять. А что еще ему делать? Вам бы соды в рот насыпали… Надо ли говорить, что зрелище тоже платное. Мужик отказался отвечать на вопрос, зависит ли высота отплевывания от стоимости соды, то есть, будет ли гейзер более высоким, если засыпать туда не просто какую-нибудь дрянь за пять центов, а элитную соду по двадцать долларов пачка. Вместо ответа он попытался еще раз объяснить механизм действия гейзера, но снова упустил первое звено в простой цепочке «деньги — сода — извержение». Естественно, что свою соду сыпать запрещено, контролируется видеокамерами.

МАОРИЙСКИЕ СУВЕНИРЫ. Это в основном резьба по дереву, по своей тонкости и изысканности вполне сравнимая со сложными формами монолитной матрешки, а по стоимости соизмеримая со стоимостью резного иконостаса 17го века из какого-нибудь Эрмитажа. Ноу-хау маори является постановка глазной оптики из раковин пауа. Появилась идея накупить образцов и оттащить это все на Бали. Там местные умельцы будут вырезать маорийские сувениры за реальные деньги. Режут же они австралийские маски. Потом все это добро гнать контейнерами в НЗ и продавать по нормальным ценам. Непреодолимым препятствием к осуществлению проекта являются правила НЗ таможни, на корню зарубающие возможность такой операции. Очевидно, стоимость сувенира складывается из баснословной стоимости ценного дерева, плюс баснословная стоимость операции по подниманию задницы местного резчика и вкладывания ему в руки стамески. Ручной труд дорог в цивилизованном обществе, это факт…

РАКОВИНЫ ПАУА (ПАВА). Достопримечательность НЗ. Одностворчатый моллюск, по науке обозванный галиотисом. Раковина перламутровая, и если ее хорошенько ободрать сверху, то производит просто сказочное впечатление. Жар-птица отдыхает со своими перьями. Издревле куски раковины шлифовались трудолюбивыми маорийскими резчиками и вставлялись в их светские и религиозные изделия. Поскольку раковина имеет ряд дырочек, она может быть просто подвешена к хвосту осла, например, что явится грандиозным украшением животного. А еще этих моллюсков ели, едят и будут есть. В настоящее время установлены строгие квоты на добычу галиотиса промышленным способом для изготовления сувениров. Добыча частным способом для украшения ослов разрешена, но наложены многочисленные ограничения. Нельзя добывать раковины меньше определенного размера, нельзя добывать их с аквалангом и так далее. Определенные группы киви-людей, давно живущие на островах, чихать хотели на эти запреты и ловят все, что попадается. Поедается это тут же на пляже, чтобы не зажухали с контрабандным грузом. А сами раковины выбрасываются, так как ослов в нужном количестве не хватает. Время от времени нарушителей отлавливают и облагают штрафом в несколько тысяч долларов. На штраф нехорошие люди тоже чихать хотели. Например, пляж Макра недалеко от Веллингтона просто усыпан такими раковинами. Автор собрал там несколько приличных галиотисов, умиляясь факту, что собирает по сути дела объедки. После обработки наждаком они стали выглядеть не хуже тех, что продается в сувенирных магазинах по десять-пятнадцать долларов.

ДВИЖЕНИЕ. Способ перемещаться по новозеландским дорогам. Оно там левостороннее. Если кто думает, что левостороннее движение это осевая проекция правостороннего, то он ошибается. В НЗ есть несколько правил, призванных максимально осложнить жизнь правостороннего туриста и добавить ему адреналина. Автор выявил три таких момента, сколько их еще осталось, автор не знает. Первое. Осевая сплошная и даже двойная сплошная разрешает свое пересечение, разворот и все прочие маневры, связанные с насилием над ней. Вообще непонятно, зачем ее рисуют. Разве что для обозначения дороги… Это касается полос белого цвета. Желтые как раз соответствуют в своем назначении нашей родной дорожной разметке. Поэтому дальтонику на НЗ дороге не место. Второе. При повороте направо, в случае наличия уширения (вот слово, тоже придумали…) разделительной полосы и образования на нем некого полосатого «островка безопасности» Вы должны беспощадно на этот островок наехать, и уже с него поворачивать направо, пересекая встречку. Тут горе пешеходу туристу, который действительно принял это место за зону, куда машины не заезжают и стоит на нем, ожидая возможности перейти дорогу. И самое прикольное третье. Представьте. Левостороннее движение и Вы поворачиваете налево. Одновременно к перекрестку подъехала встречная машина, которая поворачивает для себя направо, то есть туда же, куда и Вы, но пересекая Вашу полосу, то есть свою встречку. Так вот. Вы должны дать по тормозам и ее пропустить. А если по Вашей полосе следом за Вами идет машина прямо, то он должен пропустить ее, а Вы должны поворачивать первым, чтобы не мешать ей… Автор видел неоднократно, когда на дороге встречались двое, один из которых этого правила не знал. Получалось взаимное недопонимание, мягко говоря… Надо отдать должное новозеландским водителям, они изначально подозревают всех в незнании правил, поэтому делают любой поворот предварительно остановившись и тщательно оглядевшись.

В остальном, движение спокойно — в городе 50, за городом 100. Кто едет тише — тот не прав. Обгонять все равно никого не надо, так как все едут максимально разрешенным образом. Колонн грузовиков нет. В критической ситуации никто не знает, что делать, поэтому такие ситуации стараются не создавать. По прямой они водят хорошо. Вежливы. Достигли больших высот в навыках вождения по горным серпантинам, коих здесь навалом. Поэтому любят полноприводные Субару.

ФЬОРДЫ. Замечательный туристический аттракцион. Ни одна книга по НЗ не забывает упомянуть об этом чуде света, сопровождая описание красочными картинками разреза фьорда вдоль и поперек, располагая на разных уровнях редчайших обитателей этих самых фьордов. Завораживающие ландшафты дополняют идиллическую картину. Посещение самого фьорда обогатит Вас лишь несколькими незначительными подробностями, которые были скромно опущены авторами книг. Во-первых, Вам гордо сообщат, что фьорды Южного острова — самое дождливое место в НЗ, и чтобы увидеть идиллический пейзаж, Вам надо просидеть там как минимум пару месяцев с фотоаппаратом наготове. Может Вам повезет, и когда пелена дождя отступит, то Вы как раз сумеете снять аналоги книжных иллюстраций. Но возможно, вы — любитель дождливой погоды, которая так полезна для кожи лица, как сказал автору один знакомый. И Вы бодро вносите деньги в кассу, чтобы совершить увлекательную прогулку на кораблике вдоль по фьорду. Вот тут как раз Вы встретите всех тех замечательных представителей фауны, про которых читали в книжке. Вы познакомитесь с дельфином (в единственном экземпляре) и проплывете мимо пяти морских котиков, балдеющих на крупном булыжнике… Автор был просто счастлив от созерцания многообразия животного мира и нисколько не жалел, что потратил день на экскурсию. Справедливости ради, надо отметить, что автор по техническим причинам не спускался в подводную прозрачную шахту Милфорд Саунда, так что как там — не знает.

ПОПУГАИ КЕА. Замечательная НЗ птичка. По внешнему виду походит на гигантского волнистого попугая с красными подмышками и красивым красно-оранжевым растопыренным хвостом. Сверху невзрачно зеленоватая, а поэтому вся красота кеа видна в полете, когда его в объектив поймать трудно. Обитает на ледниках и стоянках автомобилей, где выпрашивает у туристов чего поесть. В лесу добывает чего поесть сама, путем разрывания рюкзаков туристов, если эти олухи оставили рюкзаки на открытом месте. Новозеландцы любят кеа меньше, чем киви-птицу, и поэтому расставляют знаки, что кормить кеа запрещается…

ПОПУГАИ КАКА. Похожи на кеа. Не пытайтесь их наблюдать в месте с названием Кака Поинт. Нет их там. Автор когда-то был в Бирме на горе Попа. Попугаи кака к горе Попа отношения не имеют, хотя было бы прикольно их туда завести.

ДРУГИЕ НЗ ПТИЦЫ. Новая Зеландия — просто рассадник всяческих эндемичных птичек. Увидеть их трудно, но зато услышать — элементарно. Лучшее время для подслушивания птичек — где-то между тремя и пятью часами ночи. Днем некоторые птички готовы себя предъявить туристам, но основная масса их прячется в зарослях первозданных лесов.

Ястребы — птички не эндемичные, и поэтому они никуда не прячутся, а парят над полями, выставляя себя на всеобщее обозрение. Иногда они спускаются на грешную землю и терзают тушки поссумов, размазанные по асфальту прямолинейными новозеландскими водителями.

Утки и лебеди — птички тоже не местные, заполонили все вокруг и представляют реальную угрозу всему живому и эндемичному. Меры по сокращению их поголовья приветствуются.

ЛЕС. Нет ничего шикарнее новозеландского первичного леса. Вы входите по хорошо оборудованной дорожке в тень вечнозеленых деревьев и попадаете в сказку. Не забудьте предварительно рассмотреть плакат со схемой сказки, маршрутами, временем в пути и другой полезной информацией. Сказки бывают разных размеров — от получаса пути до нескольких суток пути. Если Вы идете с ночевками — есть хатки. Если попили пива — есть туалеты. Если Вы ботаник — есть таблички с названиями растений, если Вы историк — есть плакаты с описанием «кто, где, когда». Дорожка идеально слажена. Где надо — деревянные мостики. Мостики обиты сеточкой, наподобие держалки пробки на шампанском. Где уклон — есть ступенечки. Если Вы после всего этого все-таки умудрились сломать ногу или заблудиться — Вы недотепа. Потому что недотепы не смотрят на плакаты, а писать ходят по традиции в лес. Впрочем, есть тропы и менее оборудованные.

Итак, попадаете Вы в сказку. Вокруг торчат гигантские деревья невиданной красоты. Древовидные папоротники вгоняют в столбняк своим необычным видом. Мхи, лишайники, прочая мелочь устилают все вокруг, внизу, вверху. Почва под ногами пружинит, как будто Вы ступаете по диванным подушкам. Лианы свисают откуда-то сверху, оттуда, откуда с трудом пробиваются лучи солнца. Но не темно. Равномерная зеленая масса заливает все вокруг и окутывает. Тысячи оттенков зеленого цвета. Средиземье, «Властелин колец». Красиво.

Каждый год в новозеландском лесу находят любителей природы, зашедших полюбоваться природой в прошлом году. Их окоченевшие тушки являются лучшим свидетельством факту, что заблудиться там элементарно, а выжить невозможно. Все плоды ядовиты, а звук голоса теряется во всевозможных мохнатостях через пятьдесят метров. Видимость по прямой — те же пятьдесят метров в лучшем случае. Зато там нет змей, ядовитых пауков, хищных зверей и прочих гадостей. Поэтому смерть угрожает исключительно от голода и холода.

Новозеландцы лес свой очень любят и стараются о нем заботится всеми возможными способами. За многие годы способов этих было перепробовано великое множество. Первые обитатели этих удаленных мест лесом особо не интересовались. Как показала практика, это было самым лучшим способом заботы о лесе, так как ничто не мешало лесу жить и развиваться по своим законам. Всех моа «охотники на моа» съели и уже начали подбираться к лесу, но тут приплыли маори. Маори были людьми более продвинутыми. Они уже знали, что такое земледелие, и сразу же занялись лесом. Лес планомерно выжигался в угоду примитивным огородам. К счастью, леса было много, а маори мало, поэтому лес протянул не одну сотню лет и дождался белых людей. Белых не дождались охотники на моа. То ли вымерли от недостатка моа, то ли их съели…

Белые люди огляделись, почесали в затылке, пожали плечами и приступили к делу с присущим им размахом и широтой мысли. Судя по фотографиям 19го-начала 20го веков, процесс охраны леса заключался в том, чтобы его спилить и аккуратно сложить стопочками. Когда им удалось очистить от леса большую часть обеих островов, белые люди спохватились и объявили лес национальным достоянием, а его вырубающих — врагами новозеландского народа.Уцелевший лес переименовали в национальные парки и активно принялись восстанавливать зеленые насаждения там, где недавно все спилили. Так появился вторичный лес, который выглядит неплохо, но первичному уступает по всем параметрам. Свое отношение к лесу новозеландцы распространили и на другие оригинальные растения. Вот полянка с прикольной местной травкой — объявить заповедником немедленно. Вот отдельно стоящее первозданное дерево — табличку к нему «охраняется государством» и так далее…

А еще белые люди заняли гигантские площади коммерческими посадками ели и сосны, что со стороны тоже напоминает лес, но по сути — елочный базар гигантских масштабов. В заключение отметим для знающих английский язык. В НЗ «форест» — это коммерческие посадки елок, а первичный лес называется «буш».

Теперь, в случае оказии, дома, построенные из первичного леса аккуратно разбирают, а из досочек делают мебель и сувениры. Это потому, что, как сказал один новозеландец, в глазах закона лучше изнасиловать стадо мелкого рогатого скота, чем спилить одно дерево риму.

Также белые люди натащили в НЗ растения со всего мира, в результате чего растения эти расплодились и заполонили острова. Это сейчас за попытку провести в НЗ семена чего-нибудь Вам заломят руки и напихают этих семян в ….эээ.. ну понятно, куда. А раньше каждый уважающий себя новозеландец притаскивал со своей исторической родины мешочек с любимыми травками и саженцами. Березы, ели, дубы, рябины, липы, эвкалипты и прочие пришельцы встречаются на каждом шагу. Поля люпинов от горизонта до горизонта тоже имеются. Заросли вереска симпатично окаймляют дороги и посадки сосен…

МОРСКИЕ ЛЬВЫ. Замечательные животные, которых можно в огромном количестве встретить, например, на юго-востоке Южного острова. Зверюги эти вылезают на берег и далее действуют согласно распорядку дня. Некоторые ложатся на песок и начинают балдеть. К таким можно приблизиться мелкими шажками и подергать их за ласты. Такое впечатление, что им это даже приятно. Другие начинают злобно рычать и гоняться за туристами. Первые десять метров они бегут на равных с Вами, потом отстают. Если Вы попадете ему на зубок, то мало не покажется, так как зубкам морского льва позавидует лев сухопутный. Инструкции для туристов предусматривают наблюдение за львами с расстояния 25 метров в бинокль. Особенно хорошо смотрится группа туристов, в которой половина соблюдает инструкцию, а вторая половина дергает льва за ласты. Что-то в этом есть от ловли крокодила на живца… Впрочем «беспокоить морских львов строго запрещается».

ПИНГВИНЫ. Новозеландцы любят пингвинов меньше, чем киви, но больше, чем кеа. Днем пингвины кучкуются на прибрежных камнях метрах в пятидесяти от берега, что затрудняет наблюдение за ними. Что делают пингвины ночью, автор не знает, так как спал. Есть вероятность встречи с ненормальным пингвином, которого днем занесет на берег по какой-нибудь надобности. Автор видел целую группу пингвинов днем на берегу, но внедриться в нее не смог, так как между автором и пингвинами оказалась линия местной железной дороги. Автор попытался пересечь полотно, но был остановлен и водворен в машину бдительными новозеландскими спутниками, которые заявили, что не желают шесть месяцев носить автору передачи в тюрьму, куда его упекут за хождение по путям. Да и парковаться в том месте нельзя было… Может и к лучшему. «Пингвины очень застенчивы. Если вы думаете, что они Вас увидели — немедленно покиньте место наблюдения».

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА. Немного компактнее нашей. В каждом вагоне висит напоминание, что за хождение по путям штраф 20.000 долларов или шесть месяцев тюрьмы. Это немного странно, так как в большинстве мест новозеландская железная дорога представляет собой одну колею в виде второстепенной подмосковной дороги, по которой ходит один вагон раз в неделю. Особенно на Южном острове. Тем более, что для русского человека хождение по путям само собой разумеется. Об этом слагают песни и снимают акт хождения в кино. С точки зрения НЗ законодательства Эдуард Хиль, идущий по шпалам по привычке — закоренелый преступник-рецидивист. К тому же автор лично проехал через несколько мостов, где в одну полосу собраны не только оба направления движения, но и всунуты железнодорожные рельсы. Поскольку мосты были достаточно длинными, то каждый раз автор размышлял о возможности встречи со встречным поездом (или даже попутным).

Гораздо больше понравилось другое объявление. «В случае отсутствия свободных мест, школьники, купившие билет по половинной стоимости обязаны уступить свои места пассажирам, заплатившим полную стоимость». Вот она демократия в действии. Автор предлагает ввести такое же правило в Москве. «Депутатам и остальным, втиснувшим свои тела в объятия служебного транспорта, следует уступать дорогу гражданам, купившим машины за свои деньги».

ФЕРМЕРЫ. Фермеры — это те, кто любит своих овец, коров, лошадей, страусов, оленей и альпак почти так же, как киви-птицу. Автор только один раз видел какие-то сельскохозяйственные растения (плодовые культуры не в счет), а так — сплошное животноводство. Единственное, что твердо знал автор про НЗ фермеров до поездки, так это то, что они моют коровам вымя детским мылом. Это автор где-то вычитал. Каждый раз при встрече с фермером автор пытался блеснуть своими познаниями. В ответ ему крутили пальцем у виска и говорили, что детское мыло дорого, а фермы и так еле-еле сводят концы с концами в силу экономической ситуации в отрасли. А вымя надо мыть водой. Тогда для сохранения лица автор гордо говорил, что в его стране используют именно мыло, и гордо удалялся, чувствуя восхищенные взгляды в спину. Автор приносит извинение российским коровам за клевету.

СТРОИТЕЛЬСТВО ДОМОВ. Мероприятие, ввергающее в шок любого, кто когда-либо строил дом в деревне или видел, как его строят другие. Новозеландцы с этим процессом лишний раз не напрягаются. В землю вбивают с сотню бетонных столбиков или отливают плиту. Потом кладут половицы и настилают половую доску, на которую потом положат ковролин. Стены и все остальное набирают каркасным способом из брусочков. Подобные по толщине брусочки обычно используются для создания легких летающих моделей аэропланов. Все это обшивается досками и фанерой, вставляются одинарные стекла, а на дверь приклеивается табличка «дом охраняется подсматривающими за ним соседями». Охранять надо на только двери и окна, но и стены, так как при необходимости пройти сквозь них можно так же легко, как это делалось в фильме «Чародеи». Поскольку заморозков нет, такой способ строительства не является фатальным для дома и его жильцов. По описанной процедуре «карандашного строительства» возведено подавляющее число домов НЗ.

Но самое неприятное в НЗ доме — это традиционная система английских рукомойников без смесителя. Кран горячий, от него на расстоянии тридцати сантиметров кран холодный. Без специальной подготовки не ошпариться невозможно. Автор выражает благодарность хозяевам тех мотелей, которые избавились от этой пагубной английской модели и поставили смесители.

КИТЫ. Животное, которое может быть водится в омывающих НЗ водах. Присутствие китов выражается в десятке турфирм, предлагающих за большие деньги сгонять посмотреть на это чудо природы. Куча вертолетов и самолетов, предназначенных для полета над китами. Бухты, забитые катерами и яхтами, на которых следует плыть к китам. И наконец, небольшие кинотеатры, где вам покажут китов по возвращению, поскольку вероятность увидеть китов в открытом море все-таки низкая, несмотря на массу технических средств. Автор проехал мимо, не останавливаясь, особенно увидев кинотеатры. К тому же это происходило после наблюдения над оживленным природным миром фьордов.

ГРИБЫ. Эта статья засекречена по просьбе новозеландских друзей автора.

РЕКИ И ОЗЕРА. Замечательные места, где можно понять, что такое чистая вода. Оказывается, что это, когда с берега можно фотографировать форель на глубине в пару метров. Реки и озера Новой Зеландии обычно вписаны в замечательную природу и представляют собой лучшие места для отдыха, с полным набором оборудования — байдарки, яхты, плоты, банги джамп, рыбалка, пляжи, купание и все такое прочее. Все оборудование надо брать в специальных компаниях, на берегах не валяется. Точнее валяется, но брать нельзя, потому что чужое. Факт, что валяется, но чужое, не совсем обычен, но к этому надо привыкнуть. На берегах вулканических озер Северного острова можно насобирать пемзы, которая на Южном острове продается в сувенирных магазинах по полтора доллара за кусок.

ЛЕДНИКИ. Тоже неплохие места для посещения. Можно просто подъехать на машине и прогуляться в течение часика в старом ложе ледника, который сто лет назад был гораздо больше. Сочетание ледника и буйной растительности довольно симпатично. Приближаться к самому краю ледника не рекомендуется, но и не запрещается. Ледник похрустывает, что вызывает некоторую нервозность, если Вы по дошли к нему вплотную. Если Вас накроет отколовшейся глыбой льда, то соскабливание Вашего тела с первозданной новозеландской природы будет неплохим развлечением для остальных. Отколовшиеся ранее глыбы лежат рядом для иллюстрации процесса.

Второй способ посещения ледника называется игрой в альпиниста. Для игры в альпиниста Вам предложат заплатить деньги, потом облачиться в безразмерную одежду со специальными бахилами-ботинками, непромокаемыми плащами-куртками и прочей атрибутикой, которая превратит Вас в подобие огородного пугала. Потом Вас подведут к краю ледника и позволят подняться метров на 20—30, предварительно связав веревочкой. Возглавлять это мероприятие будет опытный инструктор в шортах, который сначала Вас заинструктирует до изнеможения, а потом, если посчастливится, привяжет к какой-нибудь австралийской старушке, под которую теперь будет подстраиваться вся группа. Испытывают ли кайф участники мероприятия, автор не знает, так как видел всю эту процедуру только со стороны.

ПЧЕЛЫ И МЕД. Принципиально ничем не отличаются от обычных, но что-то в них есть секретное, так как мед почему-то нельзя вывозить из страны. Ввозить нельзя тоже, но это объяснено довольно ясно. Так как мед не проходит термической обработки, то чужим медом можно заразить новозеландских секретных пчел. Автор пробовал НЗ мед и не нашел в нем ничего необычного. Также однажды автор попал в рой диких НЗ пчел, который прилетел на берег озера, где автор любовался очередным незабываемым пейзажем. Пока автор раздумывал, что за звук он слышит, и искал глазами моторную лодку на спокойной глади озера, рой приблизился вплотную. Автор чуть не («вычеркнуто цензурой») от страха и вышел из роя медленно и стараясь не махать руками. Автор полагает, что он легко отделался, так как знающие люди объяснили, что это были какие-то мерзкие пчелы импортного происхождения, которые если начинают жалить, то до смерти. Автор не гонится за лаврами Маугли и не желает иметь ничего общего с неправильными пчелами.

МАОРИЙСКИЙ ЯЗЫК. Изучают в школах НЗ. Все маори, которых слышал автор, говорили только по-английски, в том числе, и друг с другом. Впрочем, язык этот очень полезно знать, так как большая часть новозеландских названий всего, чего угодно, сделана именно на этом языке. И поэтому у автора все это сразу смешалось в одну большую кучу, где автор с трудом отделял птиц от озер, а города от кустов. Для примера приводится несколько слов, разделить которые на города, реки, птиц и озера предлагается читателю. Раупеху, пахутакава, такахе, парапарауму, туатару, хойхо, вайотапу, таупо, хавея, овака, ваймакарири. Кто не справился, автор не виноват.

ГОРОДА. Трудно понять, по какому принципу новозеландцы присваивают это слово своим населенным пунктам. Автор полчаса ехал по крупному городу Окленду, смотря на карту, на которой был изображен крупный город Окленд, и видя вокруг себя сельский пейзаж с одиночными домиками. Автор не заблудился. Просто именно так выглядит окраина крупного города Окленда.

В НЗ имеется два с половиной города — Окленд, Крайсчерч и Веллингтон. Около сотни городишек, в которых присутствует пара-тройка центральных улиц с домами, построенными в конце 19го, начале 20го века. И неимоверное число городов, которые у нас именуются коттеджным поселком. Самые живописные — это именно городишки, многие из которых могут быть использованы в качестве декораций к ковбойским фильмам безо всяких изменений.

Для простоты автор придумал критерий употребления слова «город». Любое место, где есть «The Warehouse» может именоваться городом. Если его нет — это не город. «The Warehouse» — это сеть магазинов-ангаров ярко красного цвета размером с половину футбольного поля, торгующих китайскими шмотками по вполне честным почти китайским ценам, где отоваривается подавляющаяся часть НЗ общества. Очень удобен для определения города.

ЗООПАРК ВЕЛЛИНГТОНА. Место, укомплектованное животными по какому-то случайному принципу. Есть очередной кивятник для обмана трудящихся. Почему-то более всего запомнился пустой вольер верблюда, на котором грустная надпись гласила, что любимец публики умер от старости. Автор его не видел, но все равно жалко. И еще большой загон выдры-ветерана, на котором надпись просила не шуметь, так как 20ти летняя (цифра не точно) выдра старенькая, и ей нужен покой. В НЗ заботятся не только об пожилых киви-людях, но и о животных, и с не меньшим усердием.

МУСОР. Это то, чего в НЗ нет. Помните : «принеси то, чего не может быть»? Это про мусор в НЗ сказано. Его нет ни в каком виде и нигде, кроме как на ж/д путях на подъезде к Веллингтону. При этом, в отличие от Сингапура, автор не видел никаких угроз распять в случае выкидывания окурков. И мусороуборочных машин с поддатыми дворниками автор тоже не видел. Чисто не там, где убирают, а там где не мусорят. Даже туристы проникаются этой моралью и не выпендриваются.

А вот свои бытовые отходы киви-люди любят. Гораздо меньше, чем киви-птиц, но все равно любят. И поэтому сортируют и готовы по часу распихивать их по различным окошечкам на мусоросборочных пунктах. Автор лично принял в этом участие и получил большое удовольствие, особенно после того, как выяснилось, что на мусоросборочном пункте нормально пахнет и трудно испачкаться.

САНИТАРНЫЙ КОНТРОЛЬ. Мероприятие, призванное защитить НЗ от проникновения чуждых и инопланетных форм жизни. Для иллюстрации автор приводит выдержку из своей же писанины, но написанной не для этого словаря.

«Дрожал как банный лист, прилипшей к сидоровой лошади, начитавшись всякой фигни, которую так любят смаковать составители путеводителей и к ним примкнувшие. У меня был с собой двадцатикилограммовый чемодан, полностью забитый подарками, три четверти которых составляли всякие съедобности. Конфеты, водка, мармелад, икра и так далее. Не подумайте, что я так питаюсь в путешествии. Это все было для семьи моего друга. Наставил галочек в соответствующих пунктах анкеты. Еще и туристическое снаряжение упомянул и средства для подводного плавания… Подхожу к толстой тёте, пиная перед собой увесистый чемодан и делаю скорбное лицо.


 — Опа — говорит тетя строго — чего везем?
 — Шоколадные конфеты, мармелад, водку (аж две бутылки) … — начинаю я медленно перечислять, стараясь ничего не забыть и загибая пальцы.
 — Так, а фрукты есть?
 — Чего нет, того нет, а что, надо было?
 — Не надо. А мясо есть?
 — Нету…
 — А на фига столько?
 — Друг голодает, мармеладная недостаточность. Двое детей. Жена у него… Рождество на носу.
 — Ясно, что за туристическое снаряжение?
 — Да вот, ботинки…
 — Подошву предъявляем.

Предъявляю левую. Правая такая же, но надеюсь протащить ее контрабандой из-за лени. Номер не проходит, требует к осмотру и правую.

- Это все? Что так мало?
 — А у друга все остальное — палатки, котелки, ложки и так далее.
 — Ага, понятно. Что такого подводного имеем?
 — Маску…
 — Добро пожаловать в НЗ. Валите на просвечиватель и свободны.

Валю на просвечиватель, проклиная в душе некоторых других авторов. Вместо обещанного часа я потратил на все минут пять, включая очередь. Вполне мог бы успеть на предыдущий рейс в Веллингтон, но теперь буду лишний час париться в аэропорту, так как брал билет на местный рейс с запасом. Надо ли говорить, что ни чемодан, ни рюкзак я даже не открывал на контроле. Впрочем, будем считать, что мне повезло, потому что лицо у меня честное и намерения чисты. А ясный ум не позволил набрать колбасы, воблы, меда и сухофруктов, которые бы обязательно завернули, и пришлось бы их есть прямо в аэропорту из жадности. Правда, можно было бы устроить пикничок и угощать других пассажиров, заводя новых друзей. Тоже приятно…»

МЕСТНАЯ КУХНЯ. В целом напоминает булочку с изюмом. Тесто — это общемировая глобальная кухня из невкусных сосисок, никаких сладостей и канадского лосося в консервных банках. Изюминки — это изредка встречающиеся праздники живота. Из изюминок, автору прежде всего вспоминается торт «Павлова», которым его, как представителя страны происхождения блюда угостили раз пять. Каждый раз приходилось делать вид, что автор видит это блюдо первый раз и изображать воодушевление и удивление. На пятый раз автор заявил, что любимым тортом россиян является торт «Наполеон», а вовсе не «Павлова», о котором автор и слыхом не слыхивал. Также хорошие отзывы заслуживают мидии, которые можно купить в живом виде целым ведерком, так как по цене они совсем не кусаются. Они замечательно идут под пиво, которое по цене слегка покусывает. Ну и, наконец, автор оторвался на спарже в майонезе, которую лопал в каждый завтрак, а иногда и в другие приемы пищи. Каждый раз откуда-то из подсознания всплывала фраза: «А по утрам ему подавали спаржу в майонезе…». Ассоциировалось это с Себастьяном Перейро, компаньоном великого Альвица, торговцем черным деревом. Но до конца в правомочности этой ассоциации автор не уверен, надо фильм пересмотреть. А еще автор дегустировал многочисленные сыры, коих в магазинах было навалом, и были они весьма и весьма…

Из общественного питания автор должен отметить многочисленные KFC и Макдональдсы, которые терпеть не может и старается обходить за версту. Редкие рестораны скорее похожи на пивнушки, так как готовить там не умеют. В поездке автор питался по большей части домашней пищей, так как перемещался по мотелям с запасом еды в багажнике. А посуда для готовки и еды с плитой там бывают в каждом номере.

На свой собственный день рождения автор решил оторваться на устрицах, благо находился он как раз в таком месте, где эти красавицы жили прямо в воде в метре от берега. Вместо того, чтобы насобирать их и съесть, автор изобразил из себя приличного человека и посетил ресторан. Теперь автор знает, как киви-люди готовят устриц. Они их жарят на сковородке в панировке.

ПОЖАРНАЯ ОХРАНА. Если Вы просыпаетесь от рева сирены противовоздушной обороны, то не беспокойтесь. Это не налет японских камикадзе на мирные города НЗ, бежать никуда не надо. Это просто пожарная служба созывает своих сотрудников для исполнения долга. В НЗ сотрудники эти, чаще всего, добровольцы. Во время дежурства они просто сидят дома и в случае звука сирены должны прибежать и выехать. Что они и делают. Выезжают они не только на пожары, а на любые происшествия, включая аварии, наводнения и оползни. Сирена — дань традиции, появившейся до изобретения мобильных телефонов и пейджеров. Надо отметить, что звук сирены поднимет и мертвого на расстоянии в пару километров. Если же Ваш дом недалеко от пожарной части, то его может просто снести звуком. Есть в сирене и некоторая польза. Поскольку большая часть домов стоит на всяких откосах и в долинах рек, не лишне выйти и убедиться, что Ваш дом не уплывает и никуда не уезжает вместе с участком.

РОЖДЕСТВО. Рождество — милый веселый семейный праздник. За недельку до него киви-люди начинают украшать жилища путем вывешивания на улицу всяких лампочек и других штучек-дрючек. На крыши домов и двери прилаживаются Санты Клаусы всех размеров, от кукольного до натурального. Санты цепляются за трубы, лезут в дымоходы, выглядывают из почтовых ящиков и так далее. Со стороны это напоминает налет банды в красных колпаках на мирное НЗ поселение. Когда едешь на машине мимо, поневоле мелькает мысль: «Что за идиот залез на крышу? Ах это Санта, пардон….». В семьях готовят подарки, шьют куклы и наряды… Народ ходит друг к другу в гости (заранее) и вручает красивые коробочки. Все складывается под елку, а распечатывается только на Рождество. Похоже на наступление грандиозного праздника. По продуктовым магазинам носятся толпы народов, сметающие все с прилавков. И вот Рождество приходит!!!

Тут происходит самое грандиозное. Все тихо запираются по домам, празднично ужинают и спокойно ложатся спать. Утром смотрят подарки. Магазины закрыты весь день. На улицах никого, кроме нескольких недотеп забывших затариться едой и слегка потерянных туристов. Эти несчастные кучкуются у заправок, при которых магазины не закрываются. Верхом развлекательной программы является какой-нибудь духовой хор, нестройно играющий свои мелодии с грузовичка в центре города, или хор бабулек, одетых в исторические платья. Сант тихо снимают с крыш. Занавес.

НОВЫЙ ГОД. Новый Год является молодежным праздником, который многие старшие не отмечают вообще. Первое января — обычный рабочий день (ну если нет каникул числа до 10го) . Молодежь же сваливает от предков по многочисленным мотелям, заполняя их до отказа. Запасаются они грудами пива и закуски. Процедура заключается в том, чтобы в ночь на первое оторваться по максимуму. И накуриться травки, если есть. Может играть специально приглашенный ансамбль — на уровне деревенского концерта самодеятельности с признаками ВИА. Молодежь начинает посасывать пиво и неумело драться. Иногда они пытаются реанимировать своих девушек, которые достигли нирваны с нескольких банок и валяются в виде мусора на полу. Все приветствуют друг друга воплями «С новым годом, ах как нам весело». Петарды запрещены, но шуму и так хватает от охрипших молодых глоток, которые еще и пытаются петь. По телевизору показывают какой-нибудь концерт. С утра гробовая тишина. Опухшие полутрупы с больными головами ползут в сторону разлива пива, по пути икая. Полиция подсчитывает врезавшиеся машины.
 — Как дела … ик-Ик-ик…, друг, у тебя этим прекрасным утром?
Осведомился вежливый мотельный сосед-полутруп, с упором на «Ик» утром первого января, увидев автора, переступающего через его тушку, лежащую поперек дорожки. Дела были хорошо, только вот не выспался… Лично автор с друзьями по ноутбуку смотрел «С легким паром». Традиция, знаете ли…

**** В этом месте составителю словаря надоело его составлять, и он внезапно прервался, не осветив еще много интересных терминов. Если Вас занесет в НЗ, оглядитесь вокруг и двигайтесь к первой попавшейся строчной букве «i» на зеленом фоне. Это будет информационный центр для туристов, откуда Вы выйдете нагруженным картами, брошюрами и добрыми советами.

Комментарий автора:КИВИ-ПТИЦЫ. Если физиологически сия зверушка относится к птицам, то внешне она относиться к мультяшным героям, а по сообразительности — к глупым курицам. Честно говоря, киви этих аж три вида (или подвида), но это мелочи, так как все они похожи друг на друга и на плюшку в перьях с длинным носом и двумя лапками в целом…

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий