Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Непал >> Дневник путешествия в Непал и Таиланд


Забронируй отель в Непале по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Дневник путешествия в Непал и Таиланд

Непал

21 февраля 2002 г., четверг
Начало долгожданного путешествия в Гималаи. Около 9 ч. утра Игорь, водитель гостиницы «Карат», подвез меня на микрогрузовике из Бычихи в Хабаровск. Заехав за СВ, к 10 ч. утра были уже в международном терминале Хабаровского аэропорта. Посадочные и таможенные формальности прошли быстро и без осложнений. Перед посадкой еще осталось время выпить по чашечке кофе. Вылет — в 11:15. В Сеуле была 3-часовая пересадка, ходили по магазинам в аэропорту и смотрели телевизор, настроенный на русский канал НТВ. Из Сеула на «Боинге-747» — около 5 часов лета в Бангкок. Прилетели часов в 9 вечера по местному времени. Около часа ушло на прохождение паспортно-визового контроля, получение багажа, обмен долларов на баты и пр. Оставив при себе маленькие рюкзаки, сдали большие рюкзаки до завтра в камеру хранения. Волновавший нас вопрос о ситуации в Непале (где было введено чрезвычайное положение в связи с вооруженными выступлениями маоистов) и особенно о том, не были ли введены ограничения на въезд в Непал для иностранцев, нам выяснить в аэропорту не удалось: офис авиакомпании «Ройял Непал», билеты которой были у нас на руках, уже закрылся, а справочная служба аэропорта ничего на могла ответить. Взяв от аэропорта такси за 600 бат (ок. 15 долларов) на двоих, через полчаса были в самом центре Бангкока, у центрального железнодорожного вокзала. Устроились в «Station Hotel», сняв на ночь двухместный номер за 400 бат — без хорошего вида из окна и без горячей воды, зато с кондиционером, телефоном и несколькими гигантскими тараканами в туалете. Перед сном прогулялись по окрестностям вокзала и выпили на местном рыночке по банке пива.

22 февраля 2002 г., пятница
Встав с рассветом (из-за трехчасовой разницы с Хабаровском сделать это было нетрудно), совершили «утренний променад» по окраинам «чайна-тауна», недалеко от нашей гостиницы, позавтракали на рыночке жареной курятиной и часам к 9 утра вернулись в свой номер. Я сделал несколько телефонных звонков (в офис авиакомпании «Ройял Непал» и в посольство Непала) и выяснил, что никаких ограничений на посещение Непала иностранцами из-за чрезвычайного положения введено не было. Около 10:30 покинули свое временное пристанище и в 11:15 поехали на электричке в аэропорт. Никаких проблем при посадке в самолет не возникло. В «Боинге-757» кроме непальцев и тайцев летело человек 20—30 «бледнолицых». Полет длился немногим больше 3 часов. Непальская экзотика началась уже в самолете, когда за полчаса до посадки по правому борту открылась впечатляющая панорама Гималайского хребта с торчащими из облаков снежными вершинами. Среди пиков-восьмитысячников выделялся своим темным цветом Эверест, за макушку которого «зацепилась» туча. Когда самолет заходил на посадку, в салоне объявили, что температура воздуха в Катманду — плюс 20 градусов (довольно прохладно по сравнению с Бангкоком, где было под тридцать), а местное время — 17:25, т. е. на 1 час 15 минут (!) меньше, чем в Бангкоке. Визовые формальности проскочили на удивление быстро, не прошло и получаса. Визы на пребывание в стране до 60 дней обошлись по 30 долларов. Как и предупреждали все путеводители, сразу же после выхода из аэропорта среди местных «извозчиков» началась активная борьба за клиентов. Мы сторговались с одним велорикшей за 300 рупий (1 доллар США = ок. 77 непальских рупий), чтобы он довез нас до гостиницы «Марко Поло». Из-за всеобщей двухдневной забастовки, объявленной по инициативе восставших маоистов, цены на такси резко подскочили: один из немногих таксистов, поджидавших пассажиров, не соглашался везти нас меньше, чем за 700 рупий, хотя обычная цена, согласно путеводителю, составляет в районе ста.

Чрезвычайная ситуация, объявленная в Непале, сразу же стала заметной, как только мы отъехали на велорикше от аэропорта: возле дороги в «гнездах» из мешков с песком сидели солдаты в касках и с винтовками. Мы проехали мимо нескольких блок-постов и вооруженных патрулей. Первые впечатления о Непале: нищета, улыбчивые люди, необычная архитектура (дома выглядели как недостроенные или как после небольшого землетрясения). По улицам гуляют коровы, много собак. Видели стаю попугаев и большую стаю маленьких белых цапель в самом центре столицы. На подъемах наш «извозчик» просил нас вылезать из «кареты» и толкать ее сзади. По инициативе СВ мы по очереди попробовали себя в роли рикши, садясь «за руль». Местные «аборигены» относились к данному зрелищу с восторгом: взрослые улыбались, а ребятишки что-то кричали. Правда, я едва не допустил аварии, когда груженную нашими рюкзаками «велотелегу» повело резко в сторону, и от опрокидывания ее спас только бетонный столб (СВ с рикшей в это время шли сзади, т. к. дорога шла на подъем). Еще один инцидент произошел минут через 15 после выезда из аэропорта, когда оказалось, что рикша привез нас не к гостинице «Марко Поло», а к отелю «Бизнес-центр Марко Поло», который бы обошелся нам раз в 5—10 раз дороже. После недолгого разбирательства заплатили велорикше еще 200 рупий и доехали до нужной нам гостиницы за 10 минут. Быстренько поселившись в двухместный номер (400 рупий), переоделись потеплее и сделали вылазку по окрестным улочкам. Сразу же со всех сторон на нас посыпались навязчивые предложения насчет экскурсий по городу, организации треккинга в горах или приобретения какой-нибудь безделушки типа маленьких шахмат из сандалового дерева. Мы искусно уклонялись от зазывал, правда, в одно турагентство все же зашли, чтобы узнать примерную стоимость услуг носильщиков на треккинге. Оказалось, что нужно платить как минимум 400 рупий в день (5—6 долларов). Паренек по имени Ананда, с которым мы беседовали, уболтал нас осмотреть комнату в гостиничке «Universal Guest House», на первом этаже которой находилось агентство, и предложил переселиться сюда в последующие дни. Мы поддались на предложение и пообещали прийти сюда завтра. На выходя из той гостиницы, посетили на первом этаже крохотный индийский ресторанчик, заказали себе по чашке чая со специями (имбирь и корица), побеседовали с живописным хозяином заведения — бородатым индусом-сингхом в чалме. Потом завернули еще в один ресторан, расположенный на террасе дома над маленькой городской площадью. СВ съел биф, а я ввиду отсутствия аппетита (очень плотно пообедал в самолете) ограничился пивом. Вернувшись в свою гостиницу часов в 9 вечера, легли спать, поскольку организм еще не «переключился» на местное время.

23 февраля 2002 г., суббота
Поднялись с рассветом (около 6 ч. утра), часов до 8 утра позанимались своими делами (я, устроившись на открытой солнечной терраске, начал заполнять дневник), а затем отправились на обследование Катманду. Первым делом посетили знаменитую площадь «Дурбар» (непальскую «Красную Площадь»), где располагаются десятки живописных старинных монастырей, пагод и ступ, находятся старый королевский дворец, храм живой богини и другие достопримечательности. Тут же нас «окучил» местный гид по имени Кумар, предложение которого относительно часовой экскурсии по площади (за 100 рупий) мы приняли. Он показал нам основные храмы (в том числе один храм с резными деревянными стропилами, изображавшими откровенные эротические сюжеты), провел нас через несколько внутренних двориков-колодцев, показал священный источник (люди в нем мылись так же, как и под обычным водопроводным краном). Под конец мы позавтракали вместе с Кумаром, подкрепившись чаем с кексами, и, дав гиду доллар «чаевых», расстались. Попетляв по извилистым улочкам Катманду, выпутавшись из пары тупиков и перебравшись в одном месте через свалку обугленных ковров на месте сгоревшего склада, вышли на оживленную магистраль, которая была указана на карте в путеводителе, и по ней через пару километров дотопали до своей гостиницы. Немного отдохнув, «переехали» из «Marco Polo Guest House» в «Universal Guest House», где были вчера вечером. До нового места жительства расстояние было не больше сотни метров. Во второй половине дня — экскурсия в Свайямбунатх, или «Обезьяний Храм», расположенный на западной окраине Катманду. Туда и обратно дошли пешком. Обезьян (макак), действительно, было достаточно.

На обратном пути, спускаясь по ступеням к подножию холма, я решил угостить «дальних родственников» несколькими шоколадными орешками-драже с арахисом внутри. Откуда ни возьмись, налетела целая толпа обезьян, и самая крупная макака едва не вырвала пакет с орешками из моей руки. Часть орешков при этом рассыпалась, вызвав еще больший ажиотаж среди обезьян. Тут же собралась и небольшая пробка из «гомо сапиенсов», привлеченных зрелищем. Среди зрителей оказалась и одна соотечественница, бросившая пару реплик на русском языке. Остаток пакетика с орешками мы с СВ скормили обезьянам прямо из рук. Вдоль высокой лестницы, ведущей к храму, и вокруг самого храма расположилось множество лавочек, торгующих разными сувенирами вроде гурхских кривых ножей, «поющих» буддистских чаш и прочей ерундой. Особое место среди сувениров занимали вываренные обезьяньи черепа. В одной из лавочек, торгующих одеждой, мы немного задержались, и в результате «разорились» каждый на 10 долларов, купив себе по шерстяной куртке с национальным орнаментом и деревянными застежками вместо пуговиц (продавец запросил сначала по 22 доллара, но мы уже усвоили, что нельзя ничего покупать в Непале, не поторговавшись). Я купил эту куртку вместо кофты, которую планировал приобрести для треккинга в горах. Возвращаясь назад в гостиницу, мы попали в «сети» зазывалы, который дал нам визитную карточку находящегося рядом турагентства, и после недолгих переговоров мы с СВ решили воспользоваться их услугами. Хотя оплата носильщика была не 400 рупий, как мы рассчитывали, а 7 долларов в день (около 550 рупий), зато нам гарантировали человека со знанием английского языка и хорошо знакомого с маршрутом. Впридачу агентство «купило» нас тем, что брало на себя получение разрешения на треккинг (обязательного для всех туристов) и доставку нас с СВ к началу маршрута уже в течение завтрашнего дня. Все это «удовольствие» (включая носильщика на 22 дня, разрешения по 2000 рупий с человека и билет на автобус до Беси Сахара) обошлось нам в 221 доллар на двоих. Это было несколько дороже, чем я рассчитывал, зато нам во время треккинга уже почти ни о чем не надо будет заботиться.

Тут же познакомились со своим гидом — молодым парнем по имени Дипак. Вернувшись в гостиницу, полежали немного, дав отдых ногам, а перед сном совершили обход окрестностей с целью поужинать. Первым на нашем пути оказался ресторан с тибетской кухней. Мы хотели заказать какие-нибудь мясные блюда, но всеобщая 2-дневная забастовка отразилась и на этом ресторане: ни курятины, ни говядины к нашему приходу уже не осталось. Пришлось довольствоваться тибетскими пельменями-момо с овощной начинкой. Впрочем, пельмени оказались довольно вкусными. СВ взял «на пробу» горячее тибетское пиво «тумба». Когда официант его принес, мы были уверены, что он не так понял заказ: в большой пластмассовой кружке была какая-то мокрая темная крупа вроде проса. Выяснилось, однако, что это и есть «тумба». Официант добавил в кружку горячей воды, вставил в крупу алюминиевую трубочку — и «пиво» было готово к употреблению. По цвету оно напоминало молоко, а по вкусу — очень слабый самогон (я попробовал немного из чайной ложечки). Момо все же было повкусней. Вернувшись в гостиницу, с устатку сразу же завалились спать. Я, правда, еще успел принять горячий душ.

24 февраля 2002 г., воскресенье
С 7 до 9 утра — прогулка по улочкам Катманду: завтрак, обмен долларов на рупии, покупка калорийной еды (шоколада) на треккинг, «шоппинг» (СВ купил себе куртку, спальник и рюкзак всего за 4000 рупий, т. е. чуть больше 50 долларов за все). В девять утра пришли в турагентство «Motherland», получили свои разрешения на треккинг в Гималаях, оставили на хранение ненужные вещи (в т. ч. мою палатку), погуляли еще немного по магазинам, и в 10:30 поехали на такси к автовокзалу вместе с нашим помощником Дипаком. С самого утра улицы Катманду резко преобразились по сравнению с предыдущими днями: на каждом шагу пооткрывались магазины и лавочки, появилось много машин и автобусов. Всеобщая 2-дневная закончилась. Наш автобус отправился от автовокзала в 11:30. Это был не специальный туристический автобус (тот уехал в 7 утра), а простой, «народный». Народу временами набиралось столько, что некоторые пассажиры ехали на крыше (наши рюкзаки тоже были привязаны там). Кроме водителя и кондуктора в «команде» автобуса был еще паренек, в обязанности которого входило разгонять с дороги разную домашнюю живность (цыплят, уток, коров), когда мы проезжали через многочисленные деревни. В одной из деревень через час после начала поездки сделали 20-минутную остановку. Мы перекусили в кафе вермишелью. Далее поехали почти без остановок, петляя по горным серпантинам. Я смотрел в открытое окошко и успел разок вздремнуть. В одном месте пересекли военный КПП, где все непальцы вышли из автобуса для проверки документов. Хотя автобус был довольно раздолбанным, в нем имелся телевизор, по которому показывали индийский видеофильм. В конечный пункт назначения — городок Беси Сахар — приехали в 17:40. Сразу же устроились в гостиницу, до 19 ч. прогулялись по центральной улице городка, поужинали (я взял котлетки из курятины) и заснули крепким сном.

25 февраля 2002 г., понедельник
Под утро начался дождь с грозой, не стихавший в течение пары часов, до самого рассвета. Мы не спеша собрались, позавтракали и, решив не ждать, пока дождь стихнет окончательно, тронулись в путь вокруг горного массива Аннапурны. Мы с Дипаком сразу же приобрели в лавочке по куску пленки, чтобы укрыть от дождя рюкзаки (у СВ была водонепроницаемая накидка). Тропа от Беси Сахара вела резко вниз, к реке, и из-за дождя сильно раскисла. Я пошел в сандалиях, чтобы не мочить кроссовки или ботинки, и вскоре об этом пожалел, потому что гладкие подошвы сандалий сильно скользили по грязи. Несколько раз чуть не упал. Равновесие помогли удержать телескопические «посошки», которые СВ приобрел в Хабаровске специально для нашего похода. К счастью, через час дождик стих, а к полудню уже стало проглядывать солнышко. Впереди появились первые заснеженные пики. Хотя по сравнению с Аннапурнами это были лишь маленькие холмики, выглядели они солидно. Через каждые 1—2 км по пути попадались деревни. В одной из них, Буле-Буле, находился первый «туристический КПП», где проверяли разрешения на треккинг. У нас с разрешениями было все в порядке, а у пары туристов из Германии возникли проблемы: ввиду отсутствия разрешений им пришлось платить по 4000 рупий (в два раза дороже, чем в Катманду), а у них с собой было лишь 2000 рупий на двоих. В долларах плату на КПП не брали. Я предложил свою помощь и обменял у немцев 8 тыс. рупий из своих запасов на 110 долларов, чтобы потом при необходимости снова поменять их на рупии (чиновник на КПП сказал, что в нескольких поселках, ближайший из которых находится в трех днях пути, имеются обменные пункты).

 В деревушке Нгади, куда мы подошли в половине первого дня, сделали перерыв на обед, заказав с СВ в ресторанчике по чесночному супу и жаркому из сушено-варено-жареной буйволятины. Когда смешали два этих блюда в одной тарелке, получилась нормальная еда. Запили чаем с лимоном. Дневной переход закончили часа в три дня в селении Бахундана, куда мы пришли после довольно крутого и затяжного подъема. К этому времени совсем распогодилось, и заснеженные скалы ярко выделялись на фоне синего неба. Остановились в «Superb View Hotel» на вершине холма. Гостиница оправдывала свое название: во все стороны открывались живописные виды. Сюда же подтянулись и почти все «треккеры», с которыми мы отправились утром из Беси Сахара и которых потом встречали по дороге (в основном, когда их обгоняли). Поскольку туристический сезон едва начался, путешественников было очень мало: в нашем отеле (где остановились практически все, кого мы встречали на маршруте в течение дня) было не более 10 постояльцев. Первым делом мы выпили по стаканчику чая, приняли холодный душ и с полчаса позагорали на лужайке возле гостиницы, сидя в пластиковых креслах. Я немного поснимал на видео и посмотрел в бинокль на птичек, не сходя с лужайки. Видел одну очень красивую бородатку (?) изумрудного цвета, с красной шапочкой и голубым горлом. Рядом с гостиницей росло большое дерево без листьев, но с крупными мясистыми цветками темно-красного цвета, размером каждый с кофейную чашку. Из этих «чашек» что-то доставали разные птицы, сменяя друг друга: бюльбюли, дронго, местные маленькие вороны… На обследование окрестностей решил сегодня не ходить, т. к. холм со всех сторон был окружен домами, да и усталость после первого большого перехода тоже сказывалась (прошли 18 км за 6 ч., с часовым перерывом на обед). Разница в высоте между Беси Сахаром (820м) и Баханданой (1310м) была всего 500 м, но с учетом спусков общий подъем в гору составил не менее 1 км. Ночь была заметно прохладней, чем в Беси Сахаре, и до границы снегового пояса, казалось, было рукой подать. Но спалось все равно нормально.

26 февраля 2002 г., вторник
Ночью временами шел дождь, но утро выдалось замечательное. Встал в начале седьмого, сделал зарядку и с часок пробежался с биноклем по окрестностям поселка. Поднялся на вершину холма, куда вела тропа с каменными ступенями. Обнаружил там небольшой храм (квадратный домик 1,5х1,5м из камней, без дверей, но с окнами), внутри которого на полу было несколько окрашенных в красный цвет камней и лежали скромные подношения в виде листиков с той же краской. На перекладине под крышей висели конские стремена — возможно, тоже в качестве подношения богам. В 7:40 вернулся к гостинице. Заказали завтрак (тибетские пельмени-момо с курятиной), собрали рюкзаки и, пока готовились пельмени, успели еще минут 20 позагорать на ярком утреннем солнышке. Дневной переход начали около девяти утра. Навстречу попадалось много караванов из осликов, по 10—15 животных в каждом. Ослы шли налегке, доставив ношу в горные деревни. Тропа ныряла то вверх, то вниз, подъемы иной раз были весьма крутыми. В одном месте пересекли реку Марсьянди по висячему металлическому мосту. Проходили мимо двух высоких водопадов. Дважды делали короткие остановки в деревеньках, чтобы попить чаю. Сегодняшний переход оказался короче, чем вчерашний: уже в 13:40 мы подошли к селению Чамже, где у нас был запланирован ночлег. Остановились в «Tibetan Hotel». Вскоре следом за нами подтянулись и почти все треккеры, с которыми мы делили гостиницу в Бахандане. За весь день из иностранцев нам навстречу попался лишь один мужик, сильно запыхавшийся из-за своей неспортивной комплекции. Приняли душ (вода была теплой благодаря солнечному радиатору), я постирал носки. Съел чашечку картофельного супа (55 рупий), выпил стакан чая (10 рупий) и заполнил дневник до этой строки. Потом совершил 2-часовую прогулку в окрестностях поселка с целью посмотреть птиц и поснимать на видео. Спустился от деревни по крутому склону до реки Марсьянди (тропу нашел со второй попытки с помощью местных ребятишек) и по крупным валунам (некоторые — размером с автобус) доскакал метров двести до подножия бурлящего водопада. На середине этого водопада вода била в чашу и отражалась вверх в виде фонтана. Новых для себя птиц не встретил. Ужинали в ресторанчике при гостинице, я взял вермишель с овощами и яйцом. К нам присоединился Дипак со своим ежедневным блюдом далбатом (рис с овощными приправами и соусами). Болтали с ним о разных вещах, узнали, что владельцами этой гостиницы и ресторана являются настоящие тибетцы, иммигрировавшие в Непал одно-два поколения назад. Дипаку 24 года, не женат, индуист, принадлежит к народности бхотья. С подачи Дипака попробовали с СВ по стаканчику рисового пива «чанг» местного «разлива». Вкус — как у слабой бражки. Вечером не было электричества, сидели за столом при свечке. Потом запустили движок с электрогенератором. Легли спать часов в 9—10 вечера.

27 февраля 2002 г., среда
Сделали довольно легкий дневной переход, всего часа за четыре. В селении Тал, раскинувшемся в широкой речной долине под водопадом, прошли «чекпойнт» (проверку разрешений на треккинг) и попили чаю. Погода стояла отличная, во время перехода светило яркое солнце. Под вечер кожу на шее заметно пощипывало. К 13:00 мы были уже в конечной точке сегодняшнего пути — селении Дхорепани. Устроились в гостинице «Эко-Гималайан». Так как времени оставалось достаточно, то я, подкрепившись, продолжил экскурсию в «одиночном режиме». За обедом Дипак сказал, что на вершине ближайшей сопки находится деревня с буддистским монастырем, и я решил ее посетить. От реки вверх к деревне шла очень крутая тропа, кое-где в виде каменных узких ступенек, кое-где — вырубленная в сплошной скале. Ближе к скале стали попадаться древовидные рододендроны с крупными бордовыми цветами. Путь до деревни занял минут 40—50. Деревушка состояла из пары десятков домов, сложенных из камней без всякого раствора, и совершенно сливалась с окружающим ландшафтом. Пообщался с местными жителями, показав их лица на дисплее видеокамеры, разыграл в «лотерею» среди ребятишек одну из своих авторучек, специально взятых для подобных встреч. На обратном пути видел мельком дикого кота, коричневого с черными пятнами. Снял на видео водяную мельницу с крутящимися каменными жерновами внутри.

28 февраля 2002 г., четверг
Очередной дневной переход ознаменовался вступлением в зону снегов. Снег, правда, лежал пока в виде небольших пятен. Хвойные деревья уже преобладали над лиственными. В селении Латамананг сделали обеденный привал, перекусили яичницей с мясом яка (вкусное, но очень жесткое), а потом решили проведать горячий источник на другом берегу реки Марсьянди, прямо напротив поселка. Перебрались туда по висячему мостику. В небольшом резервуаре со стенками из камней двое местных жителей занимались стиркой, но это не помешало нам принять ванну. Полежали в теплой (примерно 40 градусов) воде минут двадцать, я между делом постирал свои носки и футболку. Переход от Латамананга до Чаме (административного центра района Мананг) занял около двух часов. Местами тропа была грязной от слякоти, образовавшейся после таяния снега. В одном месте пришлось идти по недавно набитой и весьма скользкой тропке через оползень. В Чаме поселились в гостиничке «Холидей» в угловой комнатке с двумя окнами. Из одного окна открывался вид на восьмитысячник Манаслу (после обеда он был скрыт облаками), а из другого — на военный «гарнизон» с казармой и «огневой точкой». Прогулялись по поселку, зашли в пару лавочек, я купил себе теплый жилет за 950 рупий. Посетили местную харчевню (5х5м, без окон), где продавали вкусные, только что приготовленные пончики по 10 рупий штука. Съели по парочке пончиков с чаем. Ночевали уже на высоте 2670 м над уровнем моря. Вечером было прохладно, и в ресторане затопили печку-«буржуйку». Поужинали с комфортом, заказали по большому блюду — спагетти с овощами, яйцом и консервированным тунцом. Поболтали со своими попутчиками (кроме нас, в гостинице остановилось еще четверо треккеров — пара из Англии и две канадки; всех их мы видели еще в Беси Сахаре).

1 марта 2002 г., пятница
Первый день весны — и мы, на самом деле, попали из лета в весну. Утром тропа уже подмерзла, и идти было легко. Но часам к десяти снег начал таять, так что в некоторых местах пришлось шлепать по грязи. Шли бодренько, не останавливаясь на обед. Сделали два небольших привала по 10—15 минут, чтобы позагорать в затишке (один раз — на берегу реки, другой — на крохотной лесной полянке). Если вчера снежные пятна были глубиной по щиколотку, то сегодня высота снега достигала уже полуметра и более. Но идти было нетрудно, т. к. тропу хорошо набили, до состояния льда. Вместе с привалами переход занял примерно пять часов. К часу дня пришли в пункт назначения — селение Нижний Писанг (Lower Pisang). Устроились в гостинице «Maya Hotel». Сразу же заказали обед, я съел тибетские пельмени-момо с овощной начинкой. После обеда СВ решил вздремнуть, а я отправился на экскурсию в Верхний Писанг, расположенный на расстоянии около 300 м вверх по склону сопки. Уже с полпути до этого поселка открылась во всей красе гора Аннапурна-2 (около 8 тыс. м) с ее отвесными скалами и сияющими на солнце ледниками. Верхний Писанг сильно отличается от Нижнего: дома простые, из обтесанных камней, почти над каждым домом развеваются на длинных шестах разноцветные буддистские флаги. Несмотря на свой захолустный вид, поселок располагал по крайней мере двумя маленькими гостиницами, и я получил предложение от хозяев остановиться в одной из них. С удовольствием бы это сделал, если бы мы уже не «прописались» в Нижнем Писанге. Поселок по внешнему виду напоминал деревушку, к которой я поднимался позавчера. Выше по склону над поселком располагались две «гомпы» (буддистских монастыря), одна из них — новая, на стадии строительства.Спустившись вниз, к реке, не стал переходить по мосту в Нижний Писанг, а прогулялся по тропке вдоль реки с целью посмотреть птиц. Видел крапивника и каких-то вьюрков. Вернувшись назад к мосту, снова решил подняться до Верхнего Писанга, чтобы попробовать какой-нибудь местной еды. В том «отеле», куда меня приглашали во время первого визита, я обнаружил пару треккеров, сидящих возле железной печки на первом этаже. Они поселились в этой гостинице и пили чай. Из разговора выяснилось, что они со знаменитого острова Ибица в Средиземном море (Испания), живут там уже 20 лет. Возле печки сидел также парень из Канады. У него был надувной глобус, и мы показали друг другу и местным жителям, откуда кто приехал. Канадец приготовил на печке в железной кружке смесь из парафина и растительного масла для пропитки ботинок от промокания, и я воспользовался его предложением обработать свои ботинки тоже. В этом «мини-ресторане» было трое местных ребятишек, и я разыграл среди них по жребию авторучку. Выиграла старшая, девчонка лет 12. Она же оказалась и главным «шеф-поваром». Кто-то заказал чесночный суп, а я попросил приготовить местные пончики. Правда, повариха по-английски не поняла и вместо пончиков испекла толстые блины, но отказываться уже не стал. Съев с чаем один блин и оставив хозяевам 100 рупий, спустился в Нижний Писанг.

2 марта 2002 г., суббота
Ночью выпал небольшой снежок (1—2 см), но погода стояла теплая, около нуля градусов. Дневной переход составил всего часа четыре, включая небольшую остановку в селении Хонгде: выпили там по стаканчику чая и съели по шоколадному батончику. В Хонгде имеется небольшой аэропорт, принимающий по 1—2 самолета в день, но сегодня он был закрыт из-за снега на взлетно-посадочной полосе. Во время перехода снегопада не было, временами сквозь полупрозрачные тучки проглядывало солнце. Я даже разделся до шортов и футболки, но вскоре снова был вынужден надеть свитер из-за холодного пронизывающего ветра. Спусков и подъемов было немного, шли в основном по пологой долине Марсьянди среди низкорослых сосен и можжевельников. Видел несколько интересных новых для себя видов птиц, в том числе стенолаза. Вскоре после полудня достигли селения Мананг на высоте около 3600 м над уровнем моря. Остановились в довольно уютной гостинице с просторной комнатой и даже со «своим» туалетом/душем. Вода в душе была теплая, и я сразу же постирал кое-что из одежды. Хотели пообедать в ресторане при гостинице чем-нибудь мясным, но мясных блюд не оказалось. Поэтому мы прошлись по поселку в поисках другого ресторана, где есть мясо. Зашли по пути в несколько лавочек, я купил себе на память шерстяную вязаную лапочку со смешными «косичками» на ушах. Поиски ресторана завели нас в гости к местному буддистскому священнику. Мы шли по улице, где вроде бы должно находить кафе (видели соответствующий указатель) и спросили по-английски у одного мужика, стоящего на террасе дома: где тут кафе? Из его ответа мы поняли, что данное заведение находится именно в этом доме. Мы спросили: «Як мит?» (есть ли мясо яка?). Он ответил: «Як мит!». Так что мы решили здесь и пообедать. Для того, чтобы подняться к хозяину заведения на второй этаж, нужно было пройти через первый этаж, где размещался хлев и стояли две лошадки. Поднявшись, обнаружили, что никаким кафе здесь и не пахнет, а крошечная комнатка, в которой нас поджидал хозяин, является буддистской молельной, судя по расписанным письменами флажкам и прочим религиозным атрибутам. Мы уже знали, что в таких местах посетителям полагается делать «взносы», и я положил в специальную жестяную баночку 20 рупий. Взамен монах насыпал в наши ладони по щепотке неизвестного коричневого порошка и показал знаками, что мы должны его съесть. Вкус у порошка оказался довольно противным, и, закрыв за собой дверь с наружной стороны, мы дружно выплюнули остатки. В конце концов мы добились успеха и нашли ресторан, где подают мясо яка. Правда, мяса там на текущий момент тоже не было, пришлось посылать куда-то гонца. Заказали себе по ячьему стейку. В ресторане кроме нас никого не было, только по полу между столиками прыгал большой белый кролик. Примерно через полчаса ожидания мы получили то, что хотели — по куску жареного мяса. Оно было вкусным, но очень жестким. Наелись так, что потом не стали ужинать в своей гостинице, попив там лишь чаю с лимоном.

3 марта 2002 г., вторник
День акклиматизации в Мананге. Снег шел с перерывами всю ночь и закончился лишь к 9 часам утра. Но часам к десяти распогодилось, и мы с СВ сделали вылазку на пару часов по окрестностям поселка. Перешли по мосту на другой берег реки Марсьянди и по свежему снегу поднялись на гребень, за которым было ледниковое озеро. Ледниковое — потому что сверху, с отрогов горы Гангапурна, к нему спускался большой ледник. Озеро было еще подо льдом, но на дальнем берегу, где с крутого обрыва постоянно падали камни, образовалась полоса открытой воды, и там то и дело поднимались фонтанчики брызг. Спустившись вниз, к озеру, позагорали в затишье минут 15, посидев на лавочке возле закрытого на замок кафе. Пока сидели, сверху, по леднику, скатилась с грохотом небольшая лавина. Нагуляв аппетит, к часу дня вернулись в гостиницу и заказали в ресторане по стейку из мяса яка (вчера вечером местные работники «подсуетились» и нашли-таки ячатину по нашему заказу). Наевшись, остаток дня отдыхали, никуда больше не ходили, не считая короткой прогулки в магазин (СВ купил себе ветрозащитные штаны для высокогорного перевала, а я за 250 рупий приобрел непромокаемые гетры, чтобы не набиралось сверху снега в ботинки). Вместо ужина съели по булочке с чаем. Вечером всех желающих пригласили на просмотр видеофильма «Семь лет в Тибете» (на английском языке). Желающих набралось с десяток человек, включая нас с СВ и Дипаком. После видика выпили в ресторане по чашечке чая с лимонным соком и легли спать.

4 марта 2002 г., понедельник
Позавтракав в 7:30, в начале девятого утра покинули Мананг. Хотя переход был и недолгим, всего четыре с небольшим часа, но высота уже давала о себе знать, и подъемы давались с большим трудом. Приходилось часто останавливаться и отдыхать, опираясь на палку. Впервые видели пасущихся на склонах яков и видели вдалеке еще одну лавину. Новые виды птиц: кеклики и какие-то голуби. Вскоре после полудня мы достигли из последних сил деревни Як Харка (4100 м над уровнем моря), состоящей всего из нескольких домов (в основном, гостиниц), где и остановились до завтра. Несмотря на холодный ветерок и обилие снега вокруг, солнышко заметно припекало. Я даже умудрился немного позагорать, устроившись на своем туристическом матрасике. Вечером лицо и тыльная сторона ладоней горели от избытка ультрафиолета. Мы заселились в гостиницу первыми, но не последними. После нас подошла пара из Германии (новые лица), одиночная путешественница (тоже вроде бы из Германии, раньше ее не встречали), смешанная пара американец/непалка (познакомился с ними пару дней назад в Верхнем Писанге) и две канадки (наши постоянные соседки по гостиницам с самого первого дня треккинга). За ужином вся компания собралась в ресторане вокруг стола, под которым был установлен керосиновый обогреватель, так что было довольно тепло и уютно. Трепались о том о сем, я показал несколько карточных фокусов. Усталость и высота брали свое: глаза слипались, и мы уже часов в девять вечера завалились спать.

5 марта 2002 г., вторник
Покинули Як Харку в половине девятого утра и начали затяжной подъем к следующему селению, Торонг Феди, на высоту 4550 м (примерно на 400 м выше Як Харки). Подъем дался очень тяжело, особенно для СВ. Еще ночью у него возникли проблемы с желудком (предположительно, из-за испорченных яиц, которые он съел на завтрак в Мананге), и во время перехода его донимала рвота. Вскоре после выхода из Як Харки пересекли свежие следы снежного барса. По всей видимости, он прошел этой ночью. Чтобы убедиться в том, что следы принадлежат именно барсу, я спросил об этих животных у местных жителей в деревушке Летдар, в полукилометре от того места, где были следы. Владелец скромного лотка с сувенирами, немного говоривший по-английски, подтвердил, что снежные барсы в этой местности, действительно, водятся, и даже вынес из дома куртку, сшитую из шкуры этого зверя. Он сказал, что купил ее в Мананге. Возможно, он имел на меня виды как на потенциального покупателя этой куртки, но я не оправдал его надежд. Правда, небольшой сувенир я у него все же купил — кенийскую монетку достоинством в 5 шиллингов, для коллекции. Отдал за нее 20 рупий. Перед деревней Торонг Феди нужно было спускаться по очень крутому склону не менее 100 м вниз и потом столько же подниматься. Тропа шла почти отвесно вниз и представляла собой серьезное испытание для десятка треккеров, из которых на тропе образовалось что-то вроде живой пробки. Они барахтались в глубоком снегу, стараясь не улететь кубарем вниз. Дело у них продвигалось очень медленно.

Я сделал «ход конем» и спустился вниз по склону без тропы, делая зигзаги и проваливаясь местами в снегу выше колена. Это оказалось намного быстрее, чем по тропе, и я еще около 10 минут успел поснимать снизу на видеокамеру забавную сценку с визжащими и кричащими туристами, которые вперемешку с их рюкзаками скатывались вниз по траншее в снегу. Все закончилось благополучно, никто не убился и ничего себе не сломал, и вскоре счастливые туристы уже пыхтели в горку, поднимаясь к Торонг Феди. СВ дошел до деревни совсем обессиленный приступами рвоты и с тяжелой головной болью, но через час-полтора отдыха мы все же решили идти дальше, к местечку «Верхний Лагерь» («High Camp»), расположенному на высоте 4830 м (около 300 м выше Торонг Феди). Пока отдыхали, я вблизи рассмотрел в бинокль летящего бородача-ягнятника, очень редкую и крупную птицу. Подъем к Верхнему Лагерю дался с еще большим трудом, но через час с небольшим мы все же достигли цели. До конца дня отлеживались в крохотной комнатке гостиницы, а вечером посидели немного в столовой среди таких же бродяг. За столом с керосиновым обогревателем внизу и с толстой скатертью из шерсти яка собралось человек 15—20: немцы, австралийцы, испанцы, голландцы, непальцы, новозеландец. Аппетита совершенно не было, но все же заставил себя съесть кружечку картофельного пюре быстрого приготовления (в рюкзаке оставалось полпакетика). От нечего делать попробовал поиграть с одним из гидов-непальцев в местную настольную игру, представляющую собой гибрид между бильярдом и шашками-«чапаевым». Легли спать пораньше, в восьмом часу вечера. Ночь была бессонной, сердце бешено колотилось, но головной боли и рвоты, как у СВ, у меня, к счастью, не было. За ночь поспал в общей сложности от силы два часа.

6 марта 2002 г., среда
Утром самочувствие СВ немного улучшилось (может быть, помогли таблетки аспирина, которыми поделились наши попутчики), и, встав в четыре утра, мы решили-таки сделать попытку пройти через перевал. Договорились, что позавтракаем в столовой, попьем чаю и в 5 часов утра пойдем наверх. Если через час пути СВ сможет идти дальше — будем штурмовать перевал, если нет — вернемся назад и пойдем наверх завтра. В любом случае, мы ничего не теряем: даже неудачный подъем будет полезен в отношении высотной акклиматизации. Большинство «обитателей» Верхнего Лагеря собрались на штурм перевала еще затемно, в половине пятого утра. Они вышли при свете луны и фонариков. Но не прошло и получаса, как все вернулись назад: сильный холодный ветер, которого они хотели избежать (обычно он начинается на перевале ближе к полудню) на этот раз изменил своему графику и подул уже ночью. Температура воздуха составляла примерно минус десять градусов, и в сочетании с метелью это создавало весьма экстремальные условия. Наш план не осуществился, и мы решили ждать выхода еще сутки, как и все остальные треккеры. Некоторые из них, впрочем, повернули назад, чтобы выйти тем же путем к Беси Сахару, откуда они стартовали около 10 дней назад. По крайней мере, ушла одна немецкая пара и четверо голландцев: у них не было времени ждать, пока откроется перевал. С утра СВ отлеживался, а я сделал «акклиматизационный подъем» на холм, возвышающийся над Верхним Лагерем метров на семьдесят. Рыхлый снег и сильный ветер создавали красивую поземку, поснимал на видео снежные завихрения. Сверху хорошо было видно селение Торонг Феди, лежащее на 300 м ниже, и от него медленно двигались черные точки — новые треккеры. После полудня, несмотря на слабость и плохое самочувствие СВ, мы все же вышли на «прогулку» к вершине того холма, где я уже был утром. После этого мы поднялись еще на один холм, примерно такой же высоты. Со второго холма спустились «экспресс-методом» на местных «санках» — пластиковых мешках, подстеленных под спины. Склон холма уже был расчерчен характерными следами: с утра здесь развлекались местные «обитатели». Прогулка, давшаяся с немалым трудом, мало что принесла в отношении акклиматизации: самочувствие СВ не улучшилось ни вечером, ни ночью. Вечером сидели в столовой вокруг стола с керосиновым подогревом в кругу вчерашней компании, к которой сегодня прибавилось с десяток новых лиц, подтянувшихся снизу. СВ есть вообще ничего не мог из-за рвоты, а я заставил себя съесть тарелку супа с вермишелью утром и тарелку риса с овощами вечером. Ночью знобило, как при простуде, и сильно болела голова, но все же удалось поспать часа три-четыре.

7 марта 2002 г., четверг
С вечера мы решили действовать по той же схеме: двигаться вверх к перевалу вслед за основной группой треккеров, и через полчаса после начала восхождения решить — идти дальше или возвращаться, в зависимости от состояния здоровья СВ. Основная группа треккеров (около 20 человек) ушла вверх часов в пять утра. Мы встали в 6:30 и хотели после чая с молоком идти за ними, но у СВ снова началась сильная рвота. Поэтому было принять окончательное решение — идти вниз. В семь часов утра мы втроем покинули Верхний Лагерь и полчаса спустя уже пили чай в селении Торонг Феди. Хотя разница в высоте составила всего 300 м, на самочувствии СВ она сказалась самым положительным образом: рвота прекратилась, с лица исчезла бледность. После Торонг Феди мы шли, как заведенные, и к двум часам дня сделали переход до селения Брага, где и остановились в отеле «Новый Як» в просторной светлой комнате. Тошнота у СВ исчезла, и мы нормально пообедали. Я съел пару булочек с чаем. Ближе к вечеру прогулялись до буддистского монастыря, расположенного над поселком на склоне горы. Монах как раз пришел туда, чтобы совершить ежедневные ритуалы: сменить в чашах на алтаре воду для Будды, помолиться, покрутить молитвенные цилиндры и постучать в висящий барабан. Монастырь состоит из двух зданий, и монах разрешил не только войти в них, но и поснимать внутри на видео. Во втором, более просторном здании находилось свыше 10 тысяч статуй Будды разных размеров и форм (в том числе были и статуи с женскими «атрибутами»), а также лежали сотни буддистских священных манускриптов в прямоугольных свертках. В обоих зданиях мы сделали «дотации», положив в специальные ящики по 100 рупий. Напоследок получили от монаха «благословение» в виде белых шелковых лент, которые он накинул нам на шеи.

8 марта 2002 г., пятница
Вышли в путь в 8:30 и за день, до 16:30, сделали «двойной» переход до районного центра Чаме. Остановились в том же «Holiday Hotel», что и в прошлый раз, и даже в той же комнате. По пути в одной из деревушек встретили своих старых знакомых, с которыми вместе начинали свой поход вокруг Аннапурны и которые повернули назад еще раньше нас, не дойдя до Верхнего Лагеря. Две канадки дошли до Торонг Феди (у одной из них начались проблемы с пищеварением), а пара итальянец-англичанка достигли лишь Летдара (у итальянца Маурицио тоже было что-то не в порядке с желудком). Сфотографировались на память всей «командой неудачников). Если в Браге было полно снега, и местами приходилось идти по узким тропинкам-канавкам глубиной по колено, пробитым в снежных полях, то в Чаме уже была поздняя весна: зеленела трава, а снег белел лишь сверху, на сопках. Душ в гостинице оказался с теплой водой, и, несмотря на довольно прохладную погоду (около +10 градусов), мы помылись и побрились. СВ позвонил домой в Хабаровск (270 рупий за 1 минуту разговора), после чего мы прошлись туда-сюда по поселку, заглядывая в магазины. Вечером за ужином разговорились с Маурицио, который уже полгода путешествует со своей британской женой, и были заинтригованы его впечатлениями о поездке по Непалу на мотоцикле (они арендовали один мотоцикл на двоих на 10 дней всего за 250 рупий в день).

9 марта 2002 г., суббота
С 8:30 до 16:00 сделали переход от Чаме до деревни Тал (примерно полтора дневных перехода по сравнению с началом треккинга). Видели с расстояния около ста метров группу снежных обезьян (snow monkeys) — 4 или 5 штук. Они не убегали и хорошо позволили рассмотреть себя в бинокль. Придя в Тал, расположились в уютном отеле «Парадиз», в комнатке с видом на водопад. Прогулялись по поселку в поисках недорогой забегаловки и нашли то, что хотели: прямо при нас на железной печурке непалка нажарила целую сковородку ячьего мяса с луком и специями. Мясо, правда, было не свежее, а сушеное, но после приготовления оно стало вполне съедобным. После нескольких дней на вегетарианской диете мы с удовольствием съели по чашечке (всего 50 рупий чашка), запив это дело пивом «чанг» местного разлива — что-то среднее между пивом и бражкой, но весьма неплохое на вкус. Я купил на 130 рупий грамм двести сухого мяса в виде лент, которые хозяйка сняла с деревянной решетки над печкой.

10 марта 2002 г., воскресенье
Последний переход на треккинге. Если вверх шли девять дней, то вниз спустились за четыре. К 17:30 добрались до деревни Буле-Буле, откуда уже ходят автобусы, и устроились на ночлег в местной гостинице. Кроме нас, там разместились еще двое наших знакомых — Маурицио с Патрисией. Вечером устроили небольшое застолье, посидели за столом, поделились своими впечатлениями о путешествии, выпили по бутылочке (некоторые — и по две) пива «Туборг» и по одному-два стаканчика местного самодельного пива. Мы с СВ снова «отвели душу» на мясе: СВ заказал себе две порции жареной курятины, а я после порции жареной курятины умял еще рулет с курицей и овощами. Ночью пришлось пожалеть о такой неразборчивости в еде: в желудке ощущалась неприятная тяжесть, как при изжоге, и побаливала голова, причем эти симптомы совпадали у всей нашей «троицы» (меня, СВ и Дипака). Похоже, виновато в этом было местное пиво «чанг».
Продолжение рассказа

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий