Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Нидерланды >> Амстердам >> Амстердамские хроники.


Забронируй отель в Амстердаме по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Амстердамские хроники.

НидерландыАмстердам

Исходные данные: Голландский сыр. Пиво. Тюльпаны.
Марихуана. Единственный в мире
памятник гомосексуалистам.
Свободная любовь. Легализация
легких наркотиков. Улицы красных
фонарей. Валюта — евро.

Крутим историю назад. Неоправданно свободная любовь. Помощь евреям во время Второй Мировой. Независимость. Крутим назад.
Создание Оранжевой республики. Ныне — ЮАР. Огранка алмазов — оп, опять про евреев. Сегодня в ЮАР — независимость. Еще раз крутим историю назад.
Средние века. Инквизиция. Испанская инквизиция — против голландских гезов. Кто победит? Отморозки в рясах и с топорами у полыхающих костров или гезы — «нищие» дворяне, а позже — ремесленники и простые горожане, члены подпольной Секты Дырявого Башмака? На их эмблеме — две руки, протянутые к сумке. Их бэтмен -Тиль Уленшпигель.
Победили гезы. Так голландцы обрели независимость.

Теперь вперед. Амстердам, 2002, осень.

------------------------------------

Сегодня Амстердам — это каналы и мощеные древние улицы. Вершины старых готических зданий украшают люминесцентные надписи «HENEKEN», «SAMSUNG», «HITACHI». В центре города нет автомобильных стоянок, поэтому машин очень мало. Проезжая часть состоит из трех полос: для велосипедистов, для трамваев и для автомобилей соответственно. Звуковой фон улиц — гул человеческих голосов и трамвайные, велосипедные звонки.
Дома — 4-х, 5-ти этажные, облицованы красным, коричневым, черным, бурым кирпичом с обязательной белой кладкой вокруг изогнутых многостворчатых окон. На каждом балконе — пестрый цветник.
Грамм кокаина стоит 50 евро.
Арабы, говорящие по-немецки. Корейцы, говорящие по-английски. Израильтяне, говорящие по-русски. И совсем экзотическая компашка — нордический белый, угольный негр и южно-восточный азиатский паренек, говорящие на непохожем ни на что наречии — полууголовном портовом сленге шумной заокеанской — гавани. Европа.
Амстердамский гид знает четыре языка — английский, французский, итальянский, немецкий.

Легализовав канабис, мескалин и выставив проституток на витрины, голландцы показали всем народам язык. Народы потянулись в Амстердам. Так родилось на свет понятие евромусор. Международные реакционеры всех мастей не гнушаются называть Амстердам помойкой, а его временных обитателей (туристов) — евромусором. Речь идёт о легкомысленных молодых людях, едущих в Амстердам с единственной целью — поторчать. Блошиный рынок Лоунплэйн. Ковры с растаманами, колдунами, эскимосами, ветками пальмы — марихуальмы, индейцами и кубинскими революционерами. Открытки (порнографическая серия), маски, барабаны, ослиные шкуры, антикварная мебель, трости, подзорные трубы, бинокли, клаксоны, дисковые телефоны, пистолеты, сабли, мечи, шпаги. Много хаки. Военные доспехи, трофеи мировых, локальных войн — каски, противогазы, униформа французских летчиков, английских моряков, американских пехотинцев… А ещё в Амстердаме вновь вошли в моду красная звезда и «СССР». Амстердамское небо стянуто черными -трамвайными тросами и проводами иллюминаций: фонарей в Амстердаме почти нет, а осветительные лампы — стеклянные банки висят на проводах над головами.

Сладкое. По городу разбросаны аккуратные белые пекарни, работающие допоздна. Визитная карточка Амстердама — тонкие сладкие вафли, пропитанные медом и сгущенкой. Когда-то, во времена инквизиции, злодеи-пекари формочками этих вафель перекусывали случайному путнику шею и обчищали карманы. Гофрированная текстура очень популярна в Амстердаме. Простыни, полотенца, мыло, рубашки — все несет на себе отпечаток многовековых клеточек.
По Амстердаму бродят румынские музыканты. Они играют на гармони, скрипке, саксофоне. То, что они играют, представляет собой смесь различных мелодий: русских, французских, венгерских, польских, немецких, итальянских. Прошедшие войны объявлены не межгосударственными, а внутриевропейскими. Музыка также объявлена внутриевропейской. Нам подают универсально-европейское музыкальное блюдо. И это вкусно.
Фэстфуд. Он представлен отделениями фирмы Фебо, кормящей людей жареными куриными ножками, картошкой фри и особыми, вываренными Д в масле шариками. Внешне шарики напоминают фалафель, но изготовлены из картошки с мясом. Люди ходят по Амстердаму с пластмассовыми котелками и продолжают гневить американских гангстеров, обмакивая чипсы в майонез.
Я же предлагаю вам купить бутылочку хорошего винца, кусок желтого, со слезой, сыра, свежий хлеб и устроить завтрак на траве в Вондельпарке.

Музыка. По радио, телевизору крутят незатейливых эмтивишных американских подростков.
Клубные же люди ~ на то они и клубные, чтобы не смотреть телевизор. Не слушать радио. Клуб Парадизо. Вход — 12 евро. Старинное здание с просторными залами и навороченной лепкой на стенах. Ди-джеи знают свое дело. Ви-джеи тоже знают свое дело. В каждом зале ~ своя музыка, свой видеоряд. Роль челлаутов выполняют изящные балконы по всему периметру дворца. Лет сто назад здесь сидели изящные дамы с лорнетами. Сегодня — крутят косяки. Играют в основном электро-компьютеризированные версии старых добрых напевов. Дух свободы смешивается с конопляным дымом и пивным перегаром молодых, здоровых тел. Амстердамцы — это рослые, стройные люди с белыми волосами, зелеными глазами и загорелой обветренной кожей. В свое время эти люди покорили воду. Построили дамбу и провели каналы.
Кроме флаеров, в фойе здания широко представлены танцевальные самоучители. Это бесплатно. Во время танца — никакой толкотни. За каждым участником клубного действа признается право на свободу движения членов.

Наркотики. Вот что свободно продается в Амстердаме:
марихуана, гашиш, галлюциногенные грибы. Все остальное-запрещено. Гашиш и марихуану продают в кофешопах и специализированных магазинах. Кофешопы — это пивнухи, обычные пивнухи, со стойкой, пивом и всем им сопутствующим — музыкой, барышнями на съеме, где в придачу ко всему можно хорошо раскуриться.
Из-за этих заведений Амстердам снискал добрую славу у международной прогрессивной молодежи и дурную славу у их консервативных родителей. Международные реакционеры всех мастей не гнушаются называть Амстердам помойкой. Гм… Ну какая же Амстердам помойка?! Вовсе нет! По-моему, Амстердам — это цветок. Посмотрите, как он цветет! Посмотрите на пивные разводы, на цветы в окне, на шпили башен и силуэты велосипедисток… Дело в том, что сверху на Амстердам устремлен поток божественных космических энергий со всеми вытекающими отсюда последствиями. Некоторые не справляются и сходят с трассы. Если человек, не справляется с потоком энергий и готов сойти с трассы, он как-нибудь дает об этом знать. Если такое случается, например, в кофешопе, то человек валится под стойку (под прилавок, под стол) и опрокидывает близлежащие предметы. Это знак. Такого берут за загривок и выносят наружу, на обочину. Поэтому деньги берут ДО появления потока.

Грибы продают в смартшопах. Кроме галлюциногенов, смартшопы торгуют попперсом, виагрой, травяными добавками в чай и прочими фитостимуляторами. Грибы продаются свежими, прямо из грибницы, с крепенькой, слегка замызганной землей ножкой, и пластинчатой шляпкой.
 В оранжево-сине-черных амстердамских сумерках негры продают кокаин. Они ждут покупателей на двухсотлетней давности мостках через свинцовые каналы, и их зубы белым инеем светятся сквозь ветви деревьев. Время от времени сюда забредают полицейские и говорят пушерам:
 — Hy-Hy-Hy!
И, пристыженные, пушеры, переходят на другой мост…
Сами голландцы курят самокрутки из табака.

В городе проводят фестиваль Дебюси, на рекламных плакатах нарисован красивый цветок.
Розовые, салатовые велосипеды.
Лопухи-подсолнухи, подсолнухи-лопухи, луковицы тюльпанов — красные, черные, белые — любые. Запах вековой сырости из-за железных ворот. Виды велосипедов: Газель, Альта, Рико, Девушка с длинными белыми ногами, в коротенькой голубой юбочке, голубеньких носочках и на роликовых коньках. Она выстраивает кегли на аллее парка в сложные фигуры, затем перестраивает, чуть присев на коленки и выгнув спину. Над ней — высокие своды зеленого коридора, образованного кронами парковых деревьев, поют птички, красные губки и голубая юбочка кружат на осенней аллее. Шестьдесят лет назад амстердамские женщины носили гораздо более длинные юбки, под которыми прятали беженцев в годы фашисткой оккупации.
А сегодня 21-й век, и под свинцовым небом, под зеленью старинных дубов, из-за угла, из-за кирпичного красного дома, выезжает оранжевый трамвай. Вокруг идет дождь, люди ходят с зонтиками и в дождевиках, уличные музыканты играют что-то осеннее, сентиментальное… А что там с оккупацией? Ах, да, в центре Амстердама, на площади Дам, есть отель Краснопольский. Он хорошо просматривается со всех трамвайных маршрутов, пересекающих площадь. Посередине площади установлен монумент — памятник борцам с фашистскими оккупантами. Так вот, за площадью Дам начинаются улицы Красных фонарей.

Велосипеды. Как можно забыть об амстердамских велосипедах? Перво-наперво, это стопроцентно гражданский дизайн, этакая чисто прогулочная штуковина. На спортивных велосипедах в Амстердаме ездят только придурковатые мужчины 45—50 лет, лысые, в спортивных трусах, с некрасивой розовой кожей и сильными мышцами.
Европейский велосипед — это изящная газель, с изогнутыми рогами и звонком, звоном напоминающим тибетские медитативные колокольчики. А может, это открытый экипаж с большими колесами, где тебе отводится место кучера и пассажира одновременно.
Оказавшись на велосипеде, вы переходите в другую касту, другую лигу. Вы начинаете понимать, что плавность и элегантность достигаются не качеством пошива, а размерами колеса.
Вондельпарк — лучшее место для велосипедных прогулок. Это волшебный лабиринт прудов, каналов с мостками, зеленых изгибающихся аллей, когда непонятно, что ждет за поворотом и широких велосипедных дорожек. Здесь выгуливают детей и собак, курят косяки, медитируют на сочной травке, знакомятся и забивают стрелки на вечер.
Пение колеса, гудение, вой, ветерок, свист, радость, задор, по палым, по опавшим листьям, по зеленой траве, по мокрому асфальту, по сыпучей щебенке.
Седые сморщенные старики в спортивных трусах на роликовых коньках.
На берегу пруда девушка с косяком. Скинув обувь и сев в позу лотоса, она фотографирует уток. С другой стороны пруда обдолбанный человек сидит на земле и кричит, вернее, рычит на девушку как медведь, но не двигается с места. Он не справился с потоком божественных энергий, струящихся в парке. Его разобрало. Нужно уметь отличать божественные энергии от, интоксикации наркотиком.
Небо в Амстердаме не стелется над землей, а устремлено вертикально вверх. В солнечную погоду мягкие войлочные облачка пропускают света ровно столько, чтобы согреть людей и высветить их еврохлопоты. Небо, стало быть, голубое, местами тронутое свинцом, но светлое и бодрящее.

Путешествие подходит к концу. Хочется рассказать о ветре и его месте в жизни голландцев — о мельницах, флюгерах и парусниках. Но для этого нужно выехать за город. Можно рассказать еще о многих чудесах, например о загадочном исчезновении паспорта, о переговорах с израильским посольством в Гааге, о визите в амстердамскую полицию и о том, как прекрасная голландка (загорелая блондинка + зеленые глаза + алые губки + все остальное) составляла протокол, очень хочется рассказать… Но это уже отдельная история…

ICQ 832680

| 17.01.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий