Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Нидерланды >> Автобусный тур — не помеха для истинного искателя приключений!


Забронируй отель в Нидерландах по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Автобусный тур — не помеха для истинного искателя приключений!

БельгияГерманияНидерландыПольшаФранция

Уважаемые дамы и господа! Эти заметки вряд ли будут так уж интересны завсегдатаям зарубежных туров по Европе; зато те, кому только предстоит этот нелегкий, но все-таки праздник, полагаю, найдут в них кое-что любопытное и полезное. Автор заметок, как будет видно из дальнейшего, старался избегать общих экскурсий и, по большей части, ходил по незнакомым городам в одиночку, общаясь с местным населением и попадая время от времени в весьма нестандартные ситуации, чего , разумеется, были лишены остальные члены группы, предпочитающие держаться все вместе, толпой.

Итак, опуская поездку по России и Белоруссии, стартуем в Бресте 6 июня 1994г. Местное время — 5.30. Только сейчас вся группа, раскиданная по разным вагонам поезда «Москва — Брест», собирается вместе. Оказалась она (группа) мягко говоря, великовата — почти 70 человек! Причина банальна — туроператор решил сэкономить и объединил две группы в одну. Соответственно, вместо двух автобусов нас должен катить через всю Европу огромный 2-этажный монстр с двумя водителями — поляками. Также у нас были и 2 гида — славные симпатичные москвички Таня и Наташа. Забегая вперед, скажу, что именно из-за гигантских размеров группы девчонки хлебнули столько, что отработали свои, вероятно немалые, денежки по полной программе.
 В автобус поместились все, хотя места из-за его огромных размеров были разными по качеству — некоторым даже пришлось ехать «спиной вперед». При посадке, разумеется, возникла обычная грызня и неразбериха. Продолжалось это чуть ли не пол — часа. Я зашел в автобус последним (вспомнил Солженицына, тот момент, когда его отправляли в лагеря и он сначала тоже засуетился, пытался хоть как-то повлиять на свою будущую судьбу — попасть в лучший лагерь, на лучшую работу. А потом понял, что все это бессмысленно — гадать, где будет лучше, мучить себя. И отдался на волю Провидения. Итак, свободным оказалось только одно место в самом последнем ряду второго этажа. И уже через несколько часов я понял, как был прав (впервые за долгое время автору этих заметок, перед самой поездкой пережившему личную драму, здорово повезло. Кстати, именно личными переживаниями и объясняется то повышенное внимание, которое уделено в этих заметках алкоголю и его употреблению.(Впрочем, и многие другие члены группы уделяли этому вопросу не меньшее, а возможно и большее внимание).
Короче, мы уже на белорусско — польской границе. Все, как полагается — куча автобусов и машин, неторопливые белорусские таможенники, или пограничники, черт их разберет. А вот и он — магазин «Duty — free!» Сразу весь автобус оказывается в этом магазине. Здесь впервые ощущаешь, что Россия кончилась. Рубли уже не котируются. Приходится учиться привыкать к ценам в Евро. И цены эти обманчиво поражают своей малостью. Я со своим новообретенным соседом по креслу Славой (он москвич, ему 57 лет), переждали, когда схлынет вся масса и ходили по уже пустому магазину. Я купил литровую бутыль отличной клюквенной водки «Финляндия» за 8 евро, Славе тоже кое-что приглянулось, но он решил, чтобы не возить лишние вещи, купить все это на обратном пути, тем более, наши девочки-гиды рекомендовали сделать именно так (знали бы мы тогда, как будем возвращаться!).
Ждем. Проходит уже 4 часа, уже пара автобусов, стоявших в очереди позади нас, благополучно пересекли границу, а мы все стоим. Выясняется причина — 4 туриста из нашего автобуса — граждане Таджикистана. Уж каким ветром занесло эту семью ( с виду вполне приличные мужчина и женщина с двумя детьми) — Бог весть. Быть может, они действительно собирались нелегально эмигрировать. Но, как бы там ни было, их не пропустили. А поскольку они занимали места рядом с нами, то нам со Славой досталось по два кресла — ему с одной стороны, мне — с другой. Забегая вперед, должен сказать, что это была крупная удача — при двух ночных переездах и огромном количестве дневных часов возможность хоть как-то прилечь горизонтально, высунув ноги в проход (последний ряд!) дорогого стоят. К тому же, сзади от кресел достаточно места, чтобы поставить туда сумку с вещами, а не сдавать ее в багажный отсек и упрашивать водителей на каждой остановке достать ее.

… Ну вот, распрощались мы с таджиками, получили свои загранпаспорта с печатями и без всякого досмотра пересекли границу. Многие( в том числе и автор заметок) — впервые. Едем уже по Польше, т.е, по территории Евросоюза.
Согласитесь, более чем достойный повод. Время — ровно 11 часов. Для тех, кто уже употреблял алкоголь в Советское время, еще один повод для восторга. В разных частях гигантского автобуса зазвенело и забулькало. Напряженная до того атмосфера заметно потеплела. Многие уже познакомились в поезде, другие интенсивно начинают этот процесс сейчас. Через пол-часа — уже общая любовь и эйфория — мы в свободной Европе! И здесь, по-моему, самое время поведать о составе нашей супергруппы — география обширнейшая! Примерно треть москвичей (куда ж без них!), остальные — вся Россия и даже СНГ. Четверо земляков — школьников с руководительницей из 13-й школы Ростова (под конец они отмочат такой номер, что только держись!), много ижевцев, туляки, магнитогорцы, пензенцы, кемеровчане, питерцы. Одна дама даже из Находки!
А вот что касается возрастных данных, то тут дело обстояло гораздо хуже — преобладают две категории — либо зеленая молодежь, либо люди уже предпенсионного возраста. Средних возрастов (за исключением трех семейных пар с детьми) почти нет. Вот и получилось, что у автора заметок оказался лишь один неженатый ровесник мужского пола (Вовчик, врач-анестезиолог из Пензы) и два — женского (Нина из Тирасполя, лошадиной внешности и коровьего ума и как раз та самая Люба из Находки. Случайность это или нет — не знаю; быть может, знатоки подобных туров прояснят ситуацию.

… От границы до Варшавы — 190 км. Вначале — огромное количество надписей на русском — дань челночному бизнесу. Но уже явно не Россия. Домики небольшие и аккуратные, перед каждым — садик или цветник. Ухоженные поля и декоративные рощицы. Поражает огромное количество малолитражных автомобилей типа нашей «Оки» и почти полное отсутствие «крутых» тачек. Может быть, это в приграничье люди живут небогато? Но нет, мы уже подъезжаем к Варшаве, надписи на русском исчезли, а количество малолитражек нисколько не уменьшилось.

… Въезжаем в Варшаву. Ровно 14 часов (по европейскому, разумеется, времени). Самое время вспомнить незабвенного Е.К. Лигачева (тем, кому за 30, меня поймут!) и налить еще по 100. Короче, тост за первую европейскую столицу.
Варшава — какой-то удивительно светлый и просторный город — и машины и изящные трамвайчики спокойно разъезжают по центру города без всяких пробок. А вообще архитектурой город здорово смахивает на любой российский областной центр (только копия явно улучшенная) ,т.к. после войны почти полностью отстраивался заново в том числе и с «братской помощью» советских архитекторов. Сами же варшавяне (к сожалению, самостоятельно погулять по городу удалось всего пару часов) — очень приветливые и улыбчивые люди. Забегая вперед, скажу, что нигде больше в Европе не встретил я такого количества красивых женщин (и мужчин тоже; только прошу не заподозрить меня в нетрадиционной ориентации). На каждой второй из стен домов я встречал надписи типа Marek + Jana = kohaneshko (возможно, я ошибаюсь в Польской орфографии, но смысл, думаю, ясен). В огромном костеле готической архитектуры, куда я зашел прямо во время службы, не менее 1000 человек, причем преобладают люди молодого и среднего возрастов. Понятно, что граждане этой страны живут и будут жить по законам Божьим, а стало быть, в массе своей — это люди законопослушные и трудолюбивые. Остается только позавидовать перспективам этой нации. (Почему же в нашей России все не так?)

… Поражает Висла: сама по себе река достаточно широка (примерно как Дон в районе Ростова), она настолько мелка, что везде масса отмелей и островков — неужели она пригодна для судоходства? (Наш гид на этот вопрос ответить не смогла).
И еще что удивило в Польше — так это лингвистика — магазин по — польски имеет мрачноватое имя «Sklep», валютный обменник, словно это- еврейская синагога — «Kantor», красота — ее полная противоположность «Uroda» и т.д.

…Но вот наше пребывание в Варшаве заканчивается . Все садятся в автобус, стоящий под мостом через Вислу, но автобус не едет. Среди такого количества народа всегда найдутся один — два барана, которые либо теряются , либо элементарно опаздывают. Ждем почти час. Наконец, выезжаем. Время — 18 часов, а нам еще ехать почти через всю Польшу, где в 15 км от границы с Германией нас ждет отель. По графику должны были приехать туда в 00 час, реально прибываем в 2 часа ночи. Ну да ладно. Как справедливо заметила наш гид Таня — автобусный тур по Европе — это не только отдых, а и тяжелое физическое испытание, с постоянной нервотрепкой и недосыпанием.
Вот тут мы и познакомились реально с Вовчиком — почти все номера двухместные, почти все — женщины или семейные (мой сосед по автобусу Слава каким-то образом забил себе одноместный) и просто селить его и меня было больше некуда. Я заснул мгновенно; Вовчик ходил еще в какой-то бар. Однако встал он в 7 часов (отъезд был запланирован на 9.00), растолкал меня и погнал купаться в озеро, которое, как оказалось, находилось буквально в 10 метрах позади здания отеля. Озеро очень большое (к сожалению, забыл его название) и весьма холодное. Однако Вовчик (даром что врач) все же уломал меня, что это лучшее средство от похмелья и мы с мостика одновременно и эффектно (жаль, никто не видел!) нырнули в него — Вовчик в плавках, а я — прямо в трусах.
Действительно, подействовало отлично! После — душ, бритье и мы предстали пред нашей группой на завтраке свежие как огурчики. Завтрак стандартный по всем странам, где мы проезжали — круассаны с джемом, маслом (все — в миниатюрных упаковках), кофе, чай, молоко, апельсиновый или грейпфрутовый сок и по одной сосиске или сардельке. Иногда все — в неограниченных количествах (если, конечно, не выносить с собой), иногда — строго по одной порции. Впрочем, как показывает практика Антошки — нашего с Вовчиком юного друга из Ижевска (ему — 24), из данного набора, если попросить, всегда дадут всего и сколько захочешь. … Но вот, наконец, все загрузились в наш голубой автобус — монстр, пересчитались и -тронулись. 15 км — и граница бывшей капиталистической Европы.
Вновь таможенный и пограничный контроль, вновь сбор загранпаспортов. Но на сей раз работают уже немецкие, а не польские и белорусские таможенники — и через каких-то 40 минут нам дают «добро», опять — таки не проверив ни единой сумки. Переезжаем мост через Одер — и мы в Германии! Дорога на Берлин открыта! Ну как тут не принять 100 грамм в честь светлой памяти Георгия Константиновича!

…Мне много довелось поездить по России и просто поражает, насколько мала по сравнению с ней Западная Европа — вот уже и окраины города, имя которого навеки выжжено в сердце каждого русского человека. Берлин стоит на трех реках, но поскольку наши гиды и водители заблудились, показалось, что мы прямиком попали в Амстердам — проехали минимум десяток мостов. Но вот выбрались на правильный путь. Едем вдоль остатка Берлинской стены. Стена, откровенно говоря, не впечатляет — обыкновенный каменный забор высотой всего-то метра 4, сплошь покрытый граффити. Больше всего она напоминает бетонные ограждения вдоль линий ж\д в российских городах. Полагаю, немцам стоило бы сохранить хоть кусочек стены в первозданном виде — с колючкой, полосой отчуждения и вышкой часового — автоматчика. Но они относятся ко всем этим вопросам со слишком уж большим пиететом.

… Остановились на огромной Ратушной площади в самом центре. Два часа на прогулку по площади и расположенному совсем недалеко Рейхстагу, затем поездка к Зоопарку.. Как и в Варшаве, походив немного с группой и послушав гидов,отделяюсь от группы и иду к Ратуше — она же мэрия столицы Германии. Спокойно захожу в здание мэрии — двое охранников на входе о чем — то болтают и не обращают на меня никакого внимания. В здании — полная тишина и безлюдье — понедельник, никаких заседаний на этот день не предусмотрено. Вместо окон — витражи. Мягкий свет люминесцентных ламп. Очень удобные в пользовании сенсорные компьютеры с самой разнообразной информацией о Берлине, в т.ч. и на английском. Подхожу к лифту — дверь автоматически открывается. Нажимаю наугад на цифру 3. Поднимаюсь. Возле лифта за столиком сидит немец в наушниках, пьет кофе, бросает на меня мимолетный взгляд. Я нахально иду вглубь коридора — никакой реакции. По обеим сторонам — довольно скромные на вид кабинеты депутатов, полумрак и прохлада — явно работают кондиционеры (на улице -жара), но их не слышно. Наконец нахожу искомое — мужской туалет. Очень чисто, предельно рационально и без особых изысков.

…Интересно бы побывать в Московской мэрии (в следующий свой приезд в столицу попробую обязательно!) и сравнить — ну да боюсь, меня, гражданина России, хрен туда вообще пропустят.
… Перед зданием мэрии возле фонтанчика сидят с десяток синеволосых парней с плакатами на немецком — антиглобалисты. Сидят и мирно пьют пиво, играют на гитарах; вокруг них мамаши катают в колясках детей, пацаны купаются в фонтане. Видно, что к ребятам этим все давно привыкли, что они приходят сюда ежедневно, как на работу. Но вот диалога с ними у меня не получилось — я слишком плохо понимаю по — немецки, а они — по английски. А жаль: было бы интересно узнать, чего же они все-таки хотят. (Больше, кстати, во всей Европе антиглобалистов я так и не встретил). А наискось от Ратушной площади узрел я монумент двум каким-то питекантрообразным субъектам — издали показалось, что это памятник двум нашим прародителям — неандертальцу и кроманьонцу.
Подойдя поближе, обнаружил, что субъекты-то не в шкурах, а в цивильных костюмах. Батюшки, ведь это — действительно прародители, точнее, основоположники — Маркс и Энгельс! Да уж, немцы изваяли их, мягко говоря, не в канонических образах! А может, это нам впаривали их липовые образы почти 100 лет (вспомним фотографии Ленина последних лет жизни, которые при Советской власти были строжайше засекречены!)

… Но мы отвлекаемся от генеральной линии нашей экспедиции. Что еще поразило в Берлине за те несколько часов, что мы там провели? Опускаем Рейхстаг, Трептов-парк, Бранденбургские ворота, Унтер-дер-Линден , Берлинский зоопарк — все это общеизвестно. Слишком мало времени нам было отпущено, чтобы все это осмотреть. Автор заметок счел необходимым сфотографироваться в Берлине лишь в одном месте — на фоне полуразрушенной кирхи, своего рода Берлинского «Дома Павлова» — единственного здания, не отреставрированного после войны после союзнических и советских бомбежек.
А «свой» Берлин я все — таки нашел, хоть и в очень малой степени, в обычном кафе.
Зашли мы с Вовчиком в огромное кафе, долго разбирались, должен ли нас кто-нибудь обслуживать или нет; оказалось, действует принцип самообслуживания. Пообедали, пообщались с сидящей за соседним столиком немкой в обществе спаниэля (служащий кафе моментально принес две плошки с водой и с кормом для собаки, хотя ее хозяйка об этом и не просила). Выпили мы с Вовчиком по 2 кружки пива по 2 евро за кружку и пошли вниз, в подвальное помещение, в туалет. На входе, где разделяются потоки на «М» и «Ж», стоит стул и столик с подносом и монетками. Я быстро сделал свое дело и сел на этот стульчик, ожидая Вовчика, который задержался надолго. Туалет, в принципе, бесплатный, но каждый второй входящий бюргер кладет на поднос монетку. Пока я ждал Вовчика, на подносе оказалось уже около 20 евро. Вряд ли в туалете стоят видеокамеры — грубейшее нарушение частной жизни, так что ничего не стоило забрать эти деньги. Но, разумеется, все это — ниже достоинства нормального человека, к коим и я имею смелость себя причислять. Именно нормального — к сожалению, слишком много таких людей не могут попасть на Запад, а попадает слишком много ублюдков, по которым, в конечном счете, и судят о наших соотечественниках.
… Уже после первого дня хождения в составе огромной тургруппы (пусть даже и с двумя гидами) я понял всю бесперспективность этого времяпрепровождения и в дальнейшем уже ходил самостоятельно — покупал карту города и сам намечал себе маршруты. Требовалось лишь оказаться в момент отъезда из города в нужном месте (где должен ждать нас наш синий монстр). Могу похвастаться, что ни разу не опоздал и не заставил материть себя членам нашей группы, что хоть раз случилось почти с каждым. Ну да тут сыграло свою роль умение ориентироваться в незнакомых городах в командировках по России; огромное значение имеет также знание хотя бы одного из основных европейских языков (в моем случае — английского)

…Итак, прощай Берлин. Нас ждет ночной переезд в Амстердам.
Парадоксальное совпадение — сегодня день рождения и у моего соседа по автобусу Славы и моего соседа по гостинице Вовчика. Об этом наши девушки — гиды объявили еще утром, хоть я и так уже знал об этом. Оба из ребят получили от меня скромные сувениры, купленные в Берлине и письменные весьма теплые поздравления на открытках, что расстрогало их чуть не до слез. И, разумеется, на наших со Славой последних четырех креслах по выезде из Берлина имел место скромный фуршет человек на 8, затянувшийся далеко за полночь. На технической остановке на окраине Ганновера пришлось докупить пива, поскольку более крепких напитков в этих так называемых цивилизованных странах ночью не найти. Тем не менее, часов 5 поспать все же удалось (для автобусного ночного переезда — отличный результат!) — впервые со всей полнотой сказалось преимущество двойного сиденья да еще и в последнем ряду.

…И вот утро уже в туманном Амстердаме — теперь все границы, если их таковыми еще можно назвать — преодолеваются совершенно незаметно. Хотя только 8 часов утра, но уже жарко и работающий в автобусе кондиционер — весьма кстати. И уж коли зашла об этом речь — поражает жара, сопровождавшая нас в течение 4 дней от Берлина до Парижа. (Я еще с детства увлекался географией и знал, что в Западной Европе — сугубо морской климат: тепло зимой и прохладно летом).
Однако хрен там: видимо, Гольфстрим в эти дни разбушевался и дышать было буквально нечем. А может, подул какой-то мощный хамсин из Сахары — следить за прогнозами погоды у нас не было возможностей. Вовчик, щеголявший в костюме, после Амстердама и Брюсселя плюнул и переоделся в майку, как и я.

…Но вот мы уже остановились на берегу какого-то канала неподалеку от Амстердамского ж\д вокзала. и организовано двумя группами пошли осматривать город. Разумеется, первый же объект — квартал «красных фонарей», благо, он совсем рядом с вокзалом. Хотя ходить туда такой толпой бессмысленно — «девушки» за стеклом маленьких витрин, увидев нацеленные на них фото и кинообъективы, тут же задергивают шторки. В программу, помимо осмотра города, входило также посещение алмазной фабрики и прогулка на катере. Вот бродили мы всей толпой, бродили и в конце-концов от двух огромных групп отбились 5 человек, в их числе и автор этих строк. Контрольное место и время отправления нашего автобуса (15 час) все (по крайней мере, я) знали, так что спокойно отвалили. Правда, алмазную фабрику мы так и не нашли. (Не в последнюю очередь по вине вашего покорного слуги — являясь в пятерке единственным человеком, сносно владеющим английским, я специально не стал воссоединяться с основной группой.) Зато место старта нашего кораблика по Амстердамским каналам мы нашли легко. Оказалось, что времени до отправления у нас еще более часа — а там же рядом — музей пива «Hyneken». Короче, было бы стыдно не сходить в такой музей, тем более, что, кроме уже упомянутой лошадеобразной Нины, трое остальных наших спутников — самого что ни на есть пивного возраста — 23 — 28 лет. Стоимость билета — 10 евро. И не сказать, что музей так уж впечатляет — впечатляют дегустации — на один билет положено 2 пол-литровых бокала отличного пива (ни одной нашей классической кружки я в Европе так и не увидел). Однако мой юный друг Антошка наглядно продемонстрировал, как нужно действовать в таких ситуациях — «Леха, как будет по английски — вы очень красивая девушка, можно нам еще по бокалу?» Я перевел ему, а он как мог воспроизвел и сработало на 100%! То же самое — и в других дегустационных залах. И в итоге мы с ним выпили бокалов по 5. Потом мы с ним вдвоем вообще оторвались от основной женской группы в 3 чел. Но благополучно добрались до выхода, где нам с улыбкой и найлучшими пожеланиями (на английском, естественно!) вручили по сувенирной кружке «Hyneken». Наша бестолковая женская троица ждала нас у выхода, не зная, куда идти дальше. А и нужно-то было всего перейти на другую сторону 20-метровой ширины канала, где уже нас ожидала одна из наших очаровательных гидов Наташа. Оказывается, вся группа уехала на катере не в 11 часов, как было оговорено заранее, а в 10.30 по непонятным причинам.
А поскольку билеты были у нас на руках, то мы впятером поехали на следующем катере (они ходят каждые пол-часа). Ехали вместе с группой из Малайзии. Очень забавно выглядели женщины — маленькие, сухонькие, молчаливые, покрытые теплыми покрывалами в такую жару. Зато мужики, такие же субтильные, были, напротив, одеты весьма легко, шутили, смеялись. Почти у каждого — видеокамера, не говоря уж о фотоаппаратах. Сама же часовая поездка была бы гораздо интереснее, если бы комментарий шел не на малайском, а на русском, или хотя бы на английском. (В Париже этот вопрос оказался продуман гораздо лучше).
А так я вынужден был регулярно обращаться к капитану суденышка, вертевшему штурвал и задавать ему на английском, возможно, идиотские и нетактичные с его точки зрения вопросы. (В частности, я узнал, что за свою работу он получает 1200 евро в месяц. Негусто! А может, соврал?) Зато что делали все время прогулки по амстердамским каналам мои одногруппники! Через 5 минут после отплытия они сели за столик, достали карты и до самого прибытия вчетвером играли в дурака!! Малайзийцы были в шоке. Инициатором была, конечно, Нина. И еще она сразила меня наповал одним вопросом — почему нам обещали показать Голландию, а тут какие-то Нидерланды!!! Не слышал бы своими ушами, не поверил бы.
Ну да ладно. Причалили к месту отправки. Мы с капитаном пожали друг другу руки, он поблагодарил меня за содержательную беседу, я пригласил его в Ростов (такой город ему не был известен) водить катера по Дону. Вышли мы на причал и тут у молодежи (да и у меня тоже) возникло желание найти заведение, где легально курят марихуану. Таких мест в Амстердаме более сотни, но найти их не так просто, поскольку никаких вывесок они не имеют. Но опять-таки английский до Киева доведет, короче, мы нашли его без особого труда. С виду — обычное кафе, только кроме конопли, там ничего более не продают — ни еды, ни даже пива. Из развлечений — только футбольный автомат. Играет рэп, но на удивление тихо. Специфический аромат. Товар только двух видов — собственно каннабис (т.е, сушеная конопля) по 6,5 евро за грамм и уже готовые к употреблению забитые «косяки» по 3 евро за штуку. Все совершенно легально. За прилавком стоит темнокожий парень с косичками — копия Рууда Гуллита, о чем я и не преминул ему сообщить. Он расцвел улыбкой до ушей и контакт сразу оказался налажен. Мои спутники купили три косяка; два скурили прямо в кафе, после чего захотели сфотографироваться с двумя неграми, курившими за соседним столиком. С большим трудом я смог объяснить неграм, чего от них хотят. Но в итоге все получилось, к нам присоединился даже продавец. Мы вышли из кафе и я решил отделаться от изрядно надоевшей мне компании, тем более, скоро мы встретили еще часть нашей группы. Отстал якобы под предлогом пописать, свернул в первую попавшуюся подворотню, затем еще в одну и окончательно потерялся. Зашел в обычный жилой двор; вокруг 4—5 этажные дома с цветами почти в каждом из окон, а внутри двора, помимо детских горок, качелей, песочниц — огромное количество детских и взрослых велосипедов, машинок, игрушек, мячей. Посреди двора — маленький бассейн — лягушатник, вокруг него — доски и пояса для плаванья. И никого из взрослых, только дети. Возможно, что все это — под наблюдением видеокамер, но даже если это и так, то, севши на велосипед, я смог бы уехать далеко со двора, пока служитель выскочил бы из своей сторожки, если таковая вообще имеется. Во дворе — ни одной автомашины. То же самое — на обочинах городских улиц — только на специальных парковках. И вообще, почти все машины — среднего и легкого классов; встретить крутой «Мерс» или «БМВ» здесь — большая редкость. Поразительно, но и в Берлине таких машин совсем немного, на порядок меньше, чем в Москве. (Вообще, прослеживается четкая тенденция — чем меньше «крутых» тачек, тем лучше живет основная масса населения страны. И наоборот, что отчетливо видно по нашему родному Отечеству.Тоже самое можно сказать по отношению к одежде — в Западной Европе огромное большинство граждан одеваются предельно просто и даже, случается, неряшливо, что сильно возмущало моего соседа по автобусу москвича Славу — по его мнению, окажись вся эта публика в Москве, их приняли бы за нищих или бомжей).
Кстати, если уж речь зашла о транспорте, то больше всего в Амстердаме велосипедов. Возле каждого жилого дома, магазина, церкви или любого другого общественного здания — их десятки. Стоят они в специальных секциях, некоторые пристегнуты, некоторые — нет. Но еще больше поражает их качество — большинство такое старье, что были изготовлены, вероятно, еще при Гитлере. И нередко можно увидеть солидного джентльмена в тройке и при галстуке, или даму (особенно много среди них монашек), катящихся на таких ржавых чудищах, что у нас и в Тмутаракани на таких ездить бы не стали. Зато права у велосипедистов — не меньшие, чем у какого — нибудь босса, несущегося с мигалками по Рублевке. Треть каждого пешеходного тротуара занимает велосипедная дорожка. Она имеет темно-розовый цвет и сделана из вспененной резины. Не дай Бог пешеходу ступить на нее (а особенно просто сделать это иностранцу — ведь она воспринимается лишь как часть тротуара). Велосипедист имеет здесь абсолютный приоритет и если кто-то попадет ему под колесо, то вынужден будет заплатить штраф за нанесение велосипедисту морального ущерба.
А вообще, если не считать велосипеды, то Амстердам очень похож на Питер — только он (Амстер) все-таки немного другой — какой-то более человечный, что ли. Недаром Петр 1 строил Питер, ориентируясь именно на Амстердам. Сходство не только в каналах, но и в домах -«поездах» — земля очень дорога и по крохам в течение многих веков отвоевывалась у моря. Хотя небоскребов почему-то нет. Может быть, почвы не позволяют?

….Я хотел на обратном пути к стоянке автобуса еще раз посетить квартал «Красных фонарей» (разумеется, из чистого интереса), но не успел — меня очаровали амстердамские улочки и канальчики, по которым я и пробродил до самого отправления автобуса. Неожиданно меня выручили ребята — не сговариваясь, Слава и Вовчик забрели в этот квартал и наблюдали немало интересного. Но это уже выходит за рамки нашего и так затянувшегося повествования. А пока — 15.00; впереди — Брюссель.
Выехали мы из Амстердама в 3 часа. Конечно, ничтожно мало для такого города. Но, по крайней мере, в подобных турах есть один плюс — появляется огромное стремление вернуться сюда еще (и не на несколько часов, естественно), а, стало быть, в жизни появляется какой-то смысл. Это не то, что символически выражалось в бросании монеток в бассейн при Мамаевом кургане в Волгограде, или в Черное море — там каждый знал, что при минимальных усилиях это возможно. Здесь — принципиально иной момент; никто не кидает никаких монет, но если ты не последний обыватель, то будешь всей душой стремиться попасть сюда вновь.(Вероятно, организаторы таких туров — отличные психологи и отрабатывают свои немалые евро по полной программе.
Насколько же четко все продумано — поток впечатлений идет по нарастающей — простенькая (относительно, конечно) Варшава, слишком хорошо известный и не слишком-то почитаемый в России Берлин, столица свободного мира Амстердам, неправдоподобный, инфернальной красоты Брюссель и, наконец, Париж! Впрочем, быть может, тут дело лишь в удачном географическом расположении этих городов)). …Но я опять отвлекся. Отъехав километров 10 от Амстердама, наш автобус останавливается на ферме. Видимо, у руководства фирмы-туроператора и у руководства фермы — взаимовыгодная договоренность. Сама ферма — захудалое предприятие с несколькими десятками черно-белых коров. Зато побочные предприятия процветают — производство сыров, традиционных голландских деревянных башмаков и всяческих сувениров. Бойкий парень (вроде как сын хозяина фермы) на ломаном русском быстро рассказал о процессе производства сыров, собственноручно выточил ботинок из куска дерева на специальном станке (1930 г. выпуска) и вся группа перешла в прилегающий к мастерской минимаркет, где почти все затарились сырами, деревянными башмаками и массой прочих сувениров. Только все влезли в автобус, проехали еще километров 15 — и новое испытание — знаменитая мельница, много раз изображенная на картинах Рембрандта. Все сочли своим долгом вылезти и сняться на фоне этой мельницы.

… Ехать по Голландии, а затем по Бельгии — и ничего не увидеть в дороге! Но даже для молодежи и людей среднего возраста все эти бесконечные переезды и вылезания слишком утомительны, не говоря уже о пенсионерах. Короче, всю дорогу до Брюсселя почти все (в том числе и автор этих строк) бессовестно проспали. Когда я проснулся, Солнце уже клонилось к закату — на подходе Брюссель. Въехали мы в город в 8 часов (разумеется, по Европейскому времени, или в 10 — по Московскому).
Если Бог даст мне когда-нибудь еще побывать в Западной Европе, то первый город, куда я буду стремиться — это именно он, Брюссель (а уже во вторую очередь — Париж). Это — именно мой город, это трудно объяснить, но я сразу это почувствовал.. Конечно, это не знаменитый «мальчик-пис» и не памятник Дон-Кихоту и Санча Пансе, к которым нас сразу повели гиды.. Это — дух города, который я успел почуять за ничтожно короткое отведенное нам время. Это — Гран Пляс (Большая площадь) и окружающие ее кварталы. Вымощенная средневековой брусчаткой фантастической красоты площадь, с которой не сравнятся даже лучшие площади Питера. Из открытых настежь широчайших окон невысоких 3 — 4 — этажных опять же средневековых зданий (уже поздний вечер, а в городе очень жарко), окружающих площадь, льется тепло-оранжевый свет старинных люстр. Другого освещения нет, но и этого вполне достаточно — сама площадь невелика. По всему ее периметру, вместе с узкими улочками, ведущими в соседние кварталы — открытые кафе, сотни людей сидят за столиками, пьют вино и пиво и закусывают. А на брусчатке площади сидят опять же сотни людей разных цветов кожи, разных языков — кто тоже пьет пиво, кто целуется, кто слушает музыку (негромкую!), кто танцует. Не видно никакой полиции — да она и не нужна — ни малейших конфликтов, ни хождений в соседние переулки в поисках подворотен (биотуалетов хватает на всех). Каждый может обратиться к каждому, не боясь, что его «пошлют» (лично многократно проверял!) Вот они в концентрированном виде, счастливые люди новой, объединенной Европы (Согласно опросам, 90% бельгийцев считают себя счастливыми людьми). И опять, глядя на эту идиллию, не могут не прийти мысли о нашем Отечестве…
И еще одна удивительная вещь — несмотря на жару, ни одного комара (впрочем, то же я наблюдал и по всей Европе — везде можно спокойно спать с открытыми окнами без всяких фумигаторов).

…Короче, почти в одиннадцать вечера мы выезжаем из города. Еще не совсем темно. Изо всех сил пытаюсь впихать в себя как можно больше Брюсселя. Высотные здания, парки, дворцы прошлых веков и современные жилые дома, как и в Амстердаме, сплошь усеянные цветами, создают удивительно органичную эклектику в сочетании с фантастической подсветкой. Короче, словами все это описать невозможно.
….Но вот уже выехали из города Очередная техническая 15-минутная стоянка, которая, как обычно, превращается в 30 — минутную. Почти весь автобус вышел и обменивается впечатлениями. В одной компании обсуждают квартал «Красных фонарей» в Амстердаме, в другой — «каннабис — кафе», в третьей — красоту Брюссельской «Гран Пляс», в четвертой и самой многочисленной — цены и покупки в Амстердамских магазинах (одна дама даже купила себе бриллиант за 300 евро). Но вот, наконец, автобус отправляется и через час мы уже во Франции. Никакой границы совершенно незаметно. В час ночи подъезжаем к отелю в пригороде города Лилль. Дико хочется спать, но дикое количество впечатлений не дает заснуть часов до 3 — 4. Завтра — Париж.
Следующий день оказывается самым насыщенным и тяжелым за весь тур — подъем в 7.30, стандартный завтрак и в 10 утра 9 июня мы въезжаем в Париж! (Д`Артаньян, если я не ошибаюсь, также приехал в Париж в начале лета, только он — с Юга, а мы — с Севера. И лет на 400 позже.) И все сразу завертелось с огромной скоростью — программа тура составлена так, что большая часть парижских мероприятий приходится на первый день — сначала музей духов «Фрагонар» (явный плод сотрудничества фирмы — оператора со второразрядным заведением), далее — знаменитый Нотр-Дам, далее — Парижская Опера, далее — Дом инвалидов, далее — Люксембургский сад, потом — подъем на крышу единственного Парижского небоскреба, затем — прогулка на катере по Сене и затем — подъем на Эйфелеву башню. Все это в бешеном темпе и при дикой нервотрепке: при посещении каждого объекта обязательно находятся придурки, которые теряются, или путают время, или ищут туалет и т.д. С каждым разом опоздание накапливается, так что на запланированный обед времени попросту не остается — поесть удастся лишь поздно вечером. Вся эта суета и нервотрепка усугубляется жарой и влажностью, совершенно не характерной для Парижа в это время года. Без кондиционера в автобусе было бы совсем уж тяжко. Наши ребята — водители очень неплохо нажились на бутылочках с минералкой и соками, которые они ящиками засовывали во вместительный холодильник. На центральных улицах Парижа — огромное количество всяких кафе и ресторанов (практически в каждом здании), зато не найти продуктовых магазинов. Не будешь же каждый раз покупать в кафе бокал пива за 4 евро. Что запомнилось в этот сумасшедший день:
удивительная огромность Нотр — Дам де Пари (снаружи он не производит такого уж грандиозного впечатления). Зазря выброшенные 10 евро за подъем на небоскреб — точно такой же пейзаж с той же высоты наблюдаешь и со второго яруса Эйфелевой башни. Огромное количество негров и всяких цветных у подножия башни, торгующие (а точнее, всучивающие) всяческие сувениры (в первую очередь, макеты самой башни. Вовчик купил за 3 евро; я потом видел такие же в магазине за 1,5).
Поездка на катере по Сене — нам с Вовчиком не хватило места вместе с основной частью группы и мы поплыли на следующем (они идут через каждые 5 минут). Но если в Амстердаме мы плыли на катерке с малайцами, то в Париже — с олигофренами. Их заботливо вывели из автобуса сопровождающие, некоторые шли сами, некоторых вели под руки, некоторых катили в колясках. Среди них попадались такие типы, что Нотр-Дамский Квазимодо в сравнении с ними показался бы Аленом Делоном. А что — тоже ведь люди и в культурной стране имеют право на развлечения, хотя, подозреваю, половина из них даже ничего и не поняла. Полагаю, смотрелись мы с Вовчиком среди них забавно — жаль, некому было сфотографировать. Зато в каждом кресле на катерке — устройство, позволяющее слушать комментарии на 8 языках, в т.ч. и на русском. Сена — неширокая и любопытно наблюдать народ на полого спускающихся к воде каменных плитах. Тут и играющие и махающие проходящим катерам дети и влюбленные (причем попадаются и однополые) и компании выпивающих. Нет только ни купающихся, ни рыбаков.

…Но вот наконец официальная часть программы на сегодня выполнена. 9 часов .вечера. Часть группы, не пожалевшая по 90 евро, везут в Moulin rouge, остальным — два часа на прогулку по Монмартру и его окрестностям. Я уже сыт по горло своей группой и отваливаю сразу (место стоянки автобуса оговорено заранее). Заскакиваю в первый попавшийся магазинчик, покупаю бутылку сухого вина за 2,5 евро (почти все дешевые сорта вин во Франции продаются либо в бутылках 0,75л, либо в литровых пакетах),
( К счастью, в районе Монмартра, помимо бутиков и сувенирных магазинов, есть еще и продуктовые магазинчики — супер и гипермаркетов на территории собственно Парижа нет — все они — в пригородах). Продавец — разумеется, некореннной национальности. В любом кафе, помимо еды, можно купить и алкоголь, но 100-гр бокал сухого вина обойдется в 1 евро, полулитровый бокал пива в 4 — 5 евро. Поэтому приходится применять сугубо совковые варианты: с бутылкой в пакете я захожу в первую попавшуюся пиццерию. Заказываю огромную пиццу за 3,5 евро (очень вкусную, особенно, после такого дня) и потихоньку (хотя посетителей почти нет) спрашиваю по-английски у одного из двух ребят — арабов, обслуживающих клиентов, могу ли я распить эту бутылку прямо здесь, высунув горлышко из пакета. Первый раз за все время пребывания в Европе во мне сразу признали русского — «Are you from Russia?» — ухмыльнулся парень — поднимайся наверх и пей, но не особенно афишируй. Я вместе с пиццей поднялся по винтовой лестнице на второй этаж. Нашел там небольшой полутемный закоулок. Сел в самый угол — напротив меня, спиной к окну, за которым уже загорались первые звезды — здоровенный негр, пьющий пиво одну бутылку за другой. Почему-то вспомнился Эдичка Лимонов и тот негр, с которым он так близко познакомился (во всех смыслах) где-то на окраине Нью-Йорка. Но мой негр не проявил ко мне ни малейшего внимания, и даже вообще, как мне показалось, и ел и пил с закрытыми глазами. Я съел пиццу, выпил вино, расслабился — и только теперь окончательно ощутил — я в Париже!!!
Вышел из пиццерии, поблагодарил ребят — служителей и в первый раз за этот сумасшедший день спокойно пошел по городу, не теряя, однако, направления. И неожиданно опять вышел к Moulin Rouge — я и не ожидал что это так близко от подножия Монмартра. Раз 6 — 7 меня останавливали уличные зазывалы и предлагали девочек, стриптиз и просто пип-шоу. На обратном пути к автобусу даже успел принять участие в митинге в честь какой-то дамы, баллотирующейся в Европарламент (выборы должны были состояться в ближайшее воскресенье). Как только устроители митинга увидели, что я проявил какой-то интерес, то тут же предложили пройти в зал. Было бы любопытно сходить, но время уже поджимало. Пришлось отказаться. Тогда они насильно насовали мне массу литературы, которую через сотню метров пришлось выкинуть, так как вся она была, естественно, на французском. На условленное место я пришел минут за 20 — и увидел своих — голодных и злых: на Монмартр — то они попали, поглазели на геев, художников, поэтов и прочих эстетов, но ни поесть, ни выпить места не нашли- все кафе там переполненные и очень дорогие. Я их тут же отправил в ту же пиццерию, где ел сам, а сам побежал в тот же магазинчик. Он был открыт и я был там единственным посетителем — но продавец- араб почему-то на меня разозлился (может быть, тем, что на сей раз я долго выбирал вина ). Во всяком случае, я услышал от него негромкое «sheet». Захотел ответить что — нибудь типа «fucкened arab monkey», но сдержался, взял несколько бутылок вина (на этот раз по 1,5 евро за бутылку) и пошел к автобусу. Ребята как раз вышли из пиццерии и уже ждали меня. Все были очень довольны, деньги мне, разумеется, вернули. Итак, 11 вечера. Мы опять едем к Moulin rouge; забираем тех, кто ходил на концерт. Половина группы (те, кто побогаче) остается тут же, в отеле совсем рядом, другая половина едет в отель в пригородах Парижа.
Вообще, для непосвященных (я и сам до этой поездки входил в ту же категорию) следует отметить, что собственно Париж, который мы все прекрасно знаем из фильмов и литературы, очень небольшой, всего 9 × 12 км. По периметру он окружен бульварами, названными в честь наполеоновских маршалов. Кстати, на карте города все, что находится внутри Парижа, выделено разными цветами, все, что за пределами — серым. И это тоже, конечно, Париж, но новый, в котором почти нет известных достопримечательностей и в котором живет 85% населения города. Вот и наш отель «Ибис» (впрочем, это целый комплекс типовых отелей под одним названием, разбросанных по разным пригородам) находился примерно в 17 км от границы собственно Парижа. Его название (пригорода!) я запомнил до конца своих дней: Epinay.

…Да, так вот: добирались мы на автобусе до своего отеля почти до двух часов ночи — водители — поляки дороги совсем не знали, а наши девочки — гиды объяснили, что из-за огромных размеров нашего автобуса мы не смогли проехать под каким-то мостом. Поехали другим путем и заблудились. Наконец приехали; кое-как расселились. Мы, естественно, оказались в 2-местном номере с Вовчиком. Причем нашим гидам места не нашлось и они так и продремали до утра в креслах в холле. Утром — типовой завтрак, далее опять обширная автобусная программа. Но это уже не для меня. Этим я уже сыт по горло. По согласованию с нашими гидами я откалываюсь от группы. Группа уезжает в 9 часов; я из чисто спортивного интереса захожу в соседнюю аптеку и спрашиваю этиловый спирт. Продавщица — симпатичная то ли кореянка, то ли вьетнамка, предлагает на выбор сразу с 10 флакончиков — разного объема и крепости. Я, естественно, выбираю самый большой (200мл) и самый крепкий (80%). Стоит это 3,5 евро (практически бутылка водки; а крепкие напитки во Франции дороги, от 8 евро и выше), Опять же ради прикола спрашиваю аптекаршу, с чем его лучше пить — она в ужасе, она никак не предполагала, что я беру его для питья. Тычет мне пальцем в цифру «80» — «It is very strong! If you want to drink ethanol, take this» (Он очень крепкий! Если вы хотите пить этиловый спирт, возьмите это) — дает флакон крепостью 20%. Я улыбаюсь — «It is not effеctive drink!» (Это не эффективное питье!). «Well! If you want to drink this alcohool, you must mixt him with great amount of juce!» (Ладно, если вы уж хотите пить именно этот спирт, вы должны смешать его с большим количеством сока!) — говорит она мне, сама уже улыбаясь. И добавляет: «I propоse you are Russian?» — «Я полагаю, вы из России?» — «No, I`m from Germany» «Нет, немец» — впервые соврал  я. Вот так во второй и в последний раз во мне признали русского — а так, с кем я ни разговаривал, все сначала признавали во мне американца, затем — австралийца, а затем вообще Бог знает кого. Я вышел из аптеки (продавщица вежливо пожелала мне на английском «Пожалуйста, мусью, заходите еще!», купил литровый пакет ананасового сока за 70 центов (а соки, как и вина, здесь очень дешевые и качественные). Вернулся в номер. Вовчик с группой уехали. Выпил немножко спирта с соком, взял карту Парижа, кстати, ее бесплатно выдают в холле отеля) и стал составлять собственный маршрут. Кишащий толпами парижан и иностранцев центр города, который мы вчера объехали, мне не интересен и я решил начать с окраины, а именно, с парка Берси. Почему Берси — там находится знаменитый теннисный стадион «Rolland Garros», на котором лишь неделю назад закончился крупнейший турнир.

….Итак, портье прямо на моей карте нарисовал мне примерное расположение ближайшей к нам станции пригородного метро, не поленился выйти вместе со мной из отеля и показать направление до станции. Оказалось все очень просто — 5 минут ходьбы, никуда не сворачивая. И тут я сделал серьезную ошибку — не записал ни адрес, ни телефон отеля, решив, что главное — добраться до станции. Надо сказать, что собственно Парижское метро и пригородная его часть — это две совершенно разные песни. Все пригородные поезда — двухэтажные, некоторые и них (хотя и мало) идут прямо в центр Парижа, некоторые — высаживают пассажиров на окраинных узловых станциях, а там надо делать пересадку уже на городские поезда. Вот это самое сложное — пройти несколько коридоров, турникетов, которые закрываются перед тобой, несмотря на купленный билет; постоянно попадаешь в какие-то тупики. Все это усугубляется очень слабым освещением (фактически — полумрак; экономят они так, что ли?) и полным отсутствием надписей на английском (это вообще весьма характерно для всей Франции — английский письменный здесь демонстративно игнорируют — гораздо проще найти надписи на немецком, испанском, итальянском и даже японском. Это — результат сложных многовековых отношений между двумя соседними государствами, усугубленный недавно тем, что Англия отказывается пока вступать в Евросоюз). Хотя многие французы английский знают и всегда готовы подсказать тебе что нужно, либо просто поболтать с тобой.

…. Но вот я наконец на узловой станции нашел нужную ветку метро. Почти сразу поезд выходит наружу и едет между жилыми домами на высоте 3-го этажа, так что свободно можно заглядывать в окна — расстояние всего метров 30. Впрочем, большинство окон напрочь забиты цветами. И идет поезд по поверхности медленно и тихо. Время от времени он ныряет под землю и скорость его сразу возрастает. По сравнению, скажем, с Московским метро, в Парижском станций очень много, что и хорошо, и плохо — уж больно долго приходится ехать. Из своего Эпинея я добирался до Берси почти два часа.
Как ни странно, теннисного стадиона я не нашел и как мне подсказали, он находится совсем в другом районе города (точнее, пригорода). Переклинило меня, что ли? Но и сам по себе парк оказался очень красив и современен — не в пример вчерашнему Люксембургскому саду. На ровнейших изумрудных лужайках разноцветные дети под приглядом преподавателей играют в разные подвижные игры, на многочисленных скамейках сидят и лежат люди, в бассейнах, над которыми проложены пешеходные мостики — здоровенные разноцветные рыбины — и всюду море благоухающих цветов и кустарников. Посидев часик на лавочке, потягивая винцо, и наблюдая за счастливыми детьми, я заодно и выработал себе дальнейший маршрут — через Лионский вокзал и далее до кладбища Пер — Лашез. Дорога от Берси до вокзала — это грандиозное урбанистическое сооружение длиной, пожалуй, в километр с домами — полунебоскребами, огромным количеством разноуровневых пешеходных дорожек и эскалаторов, каких то совсем уж непонятных архитектурных изысков. Не удивлюсь, если это проектировал сам Ле-Корбюзье. Машины проезжают где-то глубоко внизу. А вот сам Лионский вокзал не впечатлил — простое современное и удобное функциональное здание, но не более того. Не шедевр. К тому времени жаркое дневное солнышко наконец-то спряталось в облаках, подул прохладный ветер и как раз, когда я входил в ворота кладбища, закапал мелкий дождик. Кладбище «Пер-Лашез» известно мне еще со школьного курса истории — именно здесь хоронили в братских могилах расстрелянных в 1870 г. Парижских коммунаров. Правда, до этих братских могил я так и не добрался — кладбище весьма велико по размерам и разбросано по холмам, но и так увидел немало интересного. Как и подобает католическому кладбищу, состоит оно, в основном, из семейных склепов, причем встречаются и новые (хотя и мало) и очень старые, полуразрушенные, еще 18 века. (Вероятно, новые ставят на места полностью разрушенных старых). Но есть и отдельные могилы; причем я даже встретил несколько знакомых фамилий. Почти возле каждой из таких могил — статуя ее «хозяина», причем все они — великолепного исполнения — будь то камень, мрамор или бронза. И вот иду я так по одной из дорожек; по обеим сторонам — статуи и склепы. Смотрю в левую сторону, рассчитывая, возвращаясь обратно, обследовать другую. Случайно поворачиваюсь вправо и на мгновение обалдеваю — в метре от меня лежит покойник. То есть, конечно, это тоже статуя, но не вертикальная, как все до того, а горизонтальная, из позеленевшей бронзы. Сходство с только что почившим человеком поразительно: под головой похоронная подушечка, все детали одежды имеют совершенно натуральный вид, скорбные черты лица проработаны до мельчайших подробностей. Умер этот мужчина, как я прочел, в 1913г, в возрасте 55 лет. Почти век прошел — а статуя в таком идеальном состоянии! Тут я невольно достал из пакета еще бутылку вина и выпил за упокой души усопшего, заодно успокоив и свою душу (благо, на кладбище — ни одной живой души, кроме моей и масса всяких овражков и зелени). Потом я еще пару раз встречал подобные«горизонтальные» статуи покойников. Но такого эффекта внезапности уже не было. А вот еще одна штуковина — могильная плита, а из нее торчат, обращенные к небу, две руки. Тоже «внушает», как говаривает Хрюн Моржов.
Вот так я бродил по кладбищу довольно долго и только часа через два наткнулся на живую душу — это оказался смотритель кладбища, который не говорил по-английски и с трудом объяснил мне, что уже 6 часов и кладбище закрывается для посетителей.
Выйдя с кладбища, я опять сел в метро и поехал обратно в парк Берси, рассчитывая пару часов поспать и затем погулять по ночному Парижу до поздней ночи, или даже до утра, о чем я предупредил Вовчика и наших гидов заранее. Так и сделал. Вернулся я в центр города уже около 10 вечера. Поставил перед собой конкретную цель — найти площадь Контрэскарп. Почему именно ее? Дело в том, что в дневниках покойного и уважаемого мною Я. Голованова, которые публиковались в «Комсомольской правде» года 2 подряд, упоминалась именно эта площадь, какую (с точки зрения Голованова) просто необходимо увидеть, доведись побывать в Париже. Хотя она и находится почти в центре, нашел я ее с большим трудом. Ничего особенного, на мой взгляд, в ней не оказалось -маленькая, круглая, по всему периметру кафе и ни единого свободного столика.. В центре площади — небольшой цветничок, окруженный массивной цепью. (Ну да что поделать, действительно, у каждого побывавшего в этом великом городе остается в памяти «свой Париж».Для меня это, скорее, парк Берси, хотя я не успел увидеть и сотой части города). Так вот посидел я немного на этой цепи, поглазел на народ; тут как раз подкатила полицейская машина и стала вязать двух парней, сидящих на той же цепи неподалеку от меня. Я попытался спросить у водителя машины, за что их, но тот по-английски отвечать не стал. Потом я ушел с площади и пошел куда глаза глядят — как потом выяснилось, в направлении, противоположном моему Эпинею. Вероятно, я бы прогулял по городу до утра, прикорнув на пару часов где-нибудь на лавочке, но, в отличие от предыдущих дней, заметно похолодало, а одет я был слишком уж легко. Так что решил все-таки ехать в отель. Я знал, что метро в Париже работает до часу ночи, но когда в начале первого подошел к ближайшей станции, оказалось, что она закрыта. То же и со следующей (Вот тебе и Европа!). Тут попался магазинчик (продавец-естественно, араб), где я купил еще бутылочку красного и, сориентировавшись по карте, двинул в сторону своего Эпинея. Разумеется, я не рассчитывал дойти до него пешком, но хотел подойти как можно ближе, чтобы как можно меньше платить за такси. Выпил бутылку, настроение опять стало прекрасным, иду по центральным улицам, названия многих из которых известны еще с детства, разговариваю со случайными прохожими, даже прекрасно пообщался и выпил еще немножко с парой клошаров. Наконец, почти в 3 часа вышел на уже знакомую площадь «Конкорд» (Согласие) и тут остановил такси (их в Париже полно в любое время суток).

Страницы: 1 2 Следующая

| 07.09.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий