Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Намибия >> Виндхук >> Страна красных песков


Забронируй отель в Виндхуке по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Страна красных песков

НамибияВиндхук

Начиналось все как всегда — желание посмотреть Намибию было давно, а тут спецпредложение Свиса -870 долл до Йоханесбурга через Цюрих. Далее билеты до Виндхука купили в представительстве Южноафриканских Авиалиний в Москве. Три часа — и мы в Цюрихе. Сомнения закрались сразу — ворота вылета нашего рейса в Йоханесбург даже не указаны. На законный вопрос «Когда?» следует ошеломляющий ответ — приходите завтра, ваш рейс перенесли на 12 часов«. Горькую пилюлю подсластили ваучером на трансфер, ночевку, ужин-завтрак и пару телефонных звонков. За стыковку из Йоханесбурга до Виндхука, которую мы теперь точно пропустим, отвечать отказались, сославшись на то, что это другая авиакомпания, это, мол, ваши проблемы. Единственное, чем смогли помочь — забронировали места на новый рейс, но предупредили, что с оплатой будем разбираться в Африке (сами Южноафриканские авиалинии уже не работали, а наутро открывались, когда мы должны будем пролетать, где-то над Средиземным морем). Вот ведь никогда не интересовался возможностью и штрафами отмены полета и смены даты, и поди ж ты — билеты наши оказались невозвращаемы и несменяемы. Выпустили нас в город под залог паспортов… Разместили, накормили… разбудили и посадили в самолет… 10 часов полета, и здравствуй Африка. Наш рейс до Виндхука — на следующее утро, визы ЮАР нет, отель при аэропорте просит 120 долл за номер. Время — опять ночь, сонная негритянка за стойкой, впечатлившись фактом, что русским виза Намибии не нужна, выписывает нам посадочные талоны, денег не просит. На требование оплатить ночевку в представительстве Свисса офигевают (Вы же летите ЮАРскими авиалиниями), но посылают за начальством. Пошло-поехало — маленький начальник, средний начальник, белый босс — и, о чудо — все оплатили, но уже без телефонных звонков — мы наглеть не стали. Кстати, если Вам надо сделать закупки в Duty Fгее, делайте это в Москве или в Цюрихе — ЮАР и Намибия входят в единое таможенное пространство, и соответственно сей волшебный магазин для Вас будет закрыт. Ночь, 2 часа в самолете и вот она столица Намибии — Виндхук (местные произносят Виндук). Тут нас ждал прощальный презент от Свисса — багаж остался в Йоханесбурге. Город Виндук вполне современный, но уже часов в 5—6 все закрывается, и жизнь замирает. Каких-то особенных красот и памятников не запомнилось, день потратили на выбор агентства rent car и мучительный выбор брать: полный привод или можно обойтись и обычной машиной. Вечер ознаменовался нашим воссоединением с багажом.

Рывок на юг (Windhoek-Keetmanshop-Fish River Canyon)
На юг от Виндхука к границе с ЮАР ведет одна из лучших дорог страны — асфальт, редкие машины, от зверей стоят заборы вдоль всей дороги. Сам город Кетмансхоп ничем не примечателен, кроме того, что рядом с ним есть Kookerboom Forest — поле, заваленное камнями, на которых растут чудные деревья, родственные алое (русского названия не знаю) — толстый ствол и ветки, полые внутри (бушмены из них делают колчаны для стрел), заканчиваются наверху кустиками типа столетника. Это одна из визитных карточек Намибии. Не то чтобы они растут только там — потом мы видели их по всей стране, но не в таких количествах. Рядом Giant s Playground — открытое пространство завалено рыжевато-красными камнями, подчас удивительно правильной формы, и из этих кубиков-кирпичиков «сложены» горки, стенки, пирамиды, башни, которые совершенно не понятно, как держатся и почему не разваливаются. Вобщем картинка к главе из учебника по географии про эрозию ветра. Фиш Ривер Каньон намибийцы считают вторым по величине, после американского Гранд Каньона, но «первый то всегда один, а вторых обычно бывает много». На территории Парка Фиш Ривер Каньон есть два места, где можно остановиться — на севере Хуасиб, на юге Аи-Аис (лоджи по 200—300 долл в округе в расчет не принимаются). Причем смотреть каньон лучше в Хуасибе, а ночевать в Аи-Аисе. Раньше многие годы существовал трек по дну каньона, но недавно какой-то чудик навернулся (то ли спьяну, то ли немощный очень был), поэтому, теперь спуститься на дно каньона нельзя, на въезде берут честное слово, что ты вниз не пойдешь, запрещающими табличками пометили все мало-мальски подходящие тропки. Впрочем, проверяющих не видел — джентльменам верят на слово. Да и не очень-то хотелось по горам скакать — сверху вид лучше, особенно на закате. Дорога в Аи-Аис идет по территории парка. Заборов от зверья уже нет. Насмотревшись заката, мы ехали уже в темноте и всю дорогу разгоняли антилоп, дикообразов, зайцев и прочих сусликов.

Отступление 1 (О езде по ночам)
Все путеводители, прокатные агентства, мягко говоря, не рекомендуют ездить в темное время суток, мотивируя это возможным столкновением с дикими животными. Нам поначалу такое объяснение казалось смешным, тем более, что днем не так уж много животных и встречается, световой день от 6 до 5, расстояния меж городами приличные, а побывать хочется везде. Но ночью все кардинально меняется. Откуда только они выползают — дикобразы, шакалы, всякие суслики, хорьки, зайцы, которые мечутся у тебя перед машиной в лучах фар, антилопы просто рядами стоят на и вдоль дороги и совсем ничего не боятся, в отличии от светлого времени суток. Такое ощущение, что вся округа сбегается на яркие огни Вашей машины. Короче, могу только присоединиться к советам путеводителей, потому что ехать больше 40—60 все равно не получается, т. к. зверье просто кидается под колеса, и хорошо, если это заяц (можно на ужин зажарить;), а если антилопа на полтонны с метровыми рогами или слон? Кстати, куду, говорят, очень падки на яркий свет и, если что, от тех гигантских штопоров, что у него на голове никакая подушка не спасет.

Главная аттракция Аи-Аиса- горячие минеральные источники. Сами источники очень горячие (60—70 градусов), на территории лагеря организовано два бассейна, куда поступает уже охлажденная вода. Один — закрытый платный, с джакузи и водопадами, находится в корпусе с люксовыми номерами — работает до 20.00, другой — бесплатный, под открытым небом — просто бассейн примерно 15х25м — открыт круглосуточно. Температура воды в обоих около 40 градусов. В платном из-за этого мне показалось душновато. Зато в открытом бассейне, да еще ночью, когда температура воздуха падает до 7—10 градусов, просто кайф — лежишь в горячей ванне и смотришь на звездное небо… Уезжать не хотелось, но нас ждал Людеритц — самый симпатичный и самый немецкий городок, который мы повстречали в Намибии, побережье Атлантики с холодными Антарктическими водами Бенгуэльского течения и одна из самых засушливых пустынь мира — пустыня Намиб.

Пески, алмазы, туманы. (Kolmanskop, Luderitz)
По мере продвижения на восток к океану погода и природа меняется на глазах. Чахлая каменистая полупустыня сменяется бескрайней степью с сухой желтой травой, воздух становится ощутимо холоднее, а потом все как бы разом обрывается, и начинаются пески, дюны, холод и туман, такой, что не видно даже солнца. Ситуация с песком примерно как у нас зимой со снегом, только здесь каждые пару километров стоит бульдозер, который периодически расчищает дорогу от песка. Уже добравшись до океана, понимаешь, откуда этот туман. Заката, такого, чтобы солнце село в море, здесь не бывает — на некотором удалении над морем висит полоса пара, как будто длинное ровное облако протянулось вдоль всей линии горизонта — это воздух конденсируется над холодным Бенгуэльским течением, которое несет свои воды от берегов Антарктики. Соответственно, когда ветер дует с моря, это облако накрывает туманом всю округу. Вода выше 15 градусов не поднимается даже летом. Зато с рыбой и морепродуктами здесь полный порядок.

Начиная от Ауса (около 100 км к востоку от побережья) дорога на Людеритц является северной границей запретной зоны, где добывают алмазы. Туристов пускают только в заброшенный город искателей алмазов Колманскоп. В начале века здесь нашли алмазы прямо на поверхности. Видел в музее фотку — ползают мужики — кто на четвереньках, кто на пузе по песку, подпись — «Колманскоп. 1909 год. Добыча алмазов». Вобщем валялось богатство прямо под ногами. И понеслось. Построили город, больницы, школы, казино, кегельбан (особенно впечатлили каменные шары), железную дорогу протянули, а кругом пустыня — воду и ту за 200 км завозили (а заодно приняли закон, по которому вода не могла стоить дороже пива), начали пески вглубь копать… А алмазов нет! Оказалось, что те, что лежали на поверхности были первые и последние. На этом и закончилась недолгая история города. Народ разбежался, город бросили и теперь стоят засыпанные по крышу дома, и только туристы ходят по засыпанным песком комнатам. Глядишь — аккуратный вроде, подразвалившийся, но еще крепкий домик, поднимаешься на второй этаж, а там в комнатах метровые дюны, ванная без окон и вовсе под потолок засыпана — будто свалили в неё самосвал песка.

Сам Людеритц — небольшой городок с чистыми аккуратными домиками времен немецкой колонизации — через день будете знать его, как пять пальцев. Из окрестных достопримечательностей — Агат Бэй к северу от города и полуостров Людеритц к югу. Агат Бэй — длинный песчаный пляж из отработанной при добыче алмазов породы, в песке, говорят, много агатов — отсюда и название — мы ничего не нашли, наверное, потому, что слабо представляли, как агат из себя выглядит. Дорога на юг петляет вдоль берега и обмелевших заливов с фламинго, на прибрежных островках полно морских котиков, а на одном (Халифакс) — колония пингвинов, с берега их разглядеть толком можно лишь через бинокль, но из Людеритца возят на кораблике прямо к самому острову. Есть местечко Diaz Point — там находится один из двух крестов, установленных португальцем Бартоломео Диасом — первым европейцем, добравшимся до Намибии. Стоит посмотреть, только чтобы удивиться, как он смог пристать в этом мрачном месте к таким скалам, да еще в таком тумане. Заканчивается дорога в Grosse Bucht — длинный песчаный пляж, по которому гуляют фламинго, а на берегу лежит остов какого-то баркаса — небольшой, но в целом картинка получилась нарядная. Дальше идет запретная территория — там алмазы.

От рассвета до заката (Sossusvley)
Сосусфлей, наверное, самое посещаемое туристами место после Этоши. Многие фильмы использовали эти красные дюны как натуру для съемок. Ближайшее место, где можно переночевать — Сесрием. Здесь есть дорогой лодж и палаточный лагерь.

Отступление 2 (Где жить)
 В Намибии существует государственная структура Namibia Wildlife Resorts (NWR), которая имеет лагеря практически во всех местах, куда туристы могут забраться. Часто это единственное место, где можно остановиться, если не брать в расчет лоджи по 200—300 долл. Лагерь представляет собой огороженную территорию с местами для палаток, душевыми, туалетами и магазином, рядом с палаткой у вас будет электричество, кран с водой и барбекюшница. Иногда на территории есть ресторан и бунгало или домики, для тех, кто в палатке жить не желает. Место для палатки на 4 чел стоит 20—25 долл. Домики раза в 2 дороже. Ворота в лагерь открывают на рассвете и закрывают на закате. Если приедете позже, то поселиться сможете только в своей палатке. В городах всегда есть выбор от гестхаусов до 4—5***** отелей.

От Сесриема до Сосусфлея 60 км, на последние 5—6 км пропускают только полноприводные машины, для остальных есть шатл за 10 долл с человека. Почему-то все ездят в Соссусфлей на рассвете. Ворота специально открывают на час раньше, чтобы можно было успеть доехать, забраться на дюну и встретить рассвет — и без того красные пески становятся просто кроваво-красными в лучах зарождающегося солнца. Но вечером, мне кажется, вид нисколько не хуже. Впечатлила Deadvalley — долина с растрескавшейся землей такого ярко-белого цвета, что слепит глаза, из которой торчат засохшие деревья-коряги самых причудливых форм и все это окружено красными дюнами, а сверху даже не голубое, а почти фиолетовое небо. Рядом с лагерем находится Сесрием Каньон — хоть и не Фиш Ривер, но мне понравилось — местами узкая (метров 10 в ширину и 50 в глубину) расщелина тянется на несколько километров. Можно спуститься вниз и погулять по высохшему руслу реки на дне каньона. Еще можно съездить в недалеко расположенный Naukluft National Park — самый богатый зверьем после Этоши парк в стране. Мы его проезжали по дороге в Сосусфлей уже в темноте — антилоп гоняли по дороге как коров, что мы только не делали: и сигналили, и кричали, и фонарем в глаз с двух метров светили — все им нипочем, оставалось только за рога таскать. Почему-то ночью они теряют чувство опасности и совсем не боятся.

Swakopmund
Свакопмунд или просто Свакоп является вторым по величине городом после Виндхука и главным курортным городом страны. Вокруг безжизненная пустыня, яркое солнце, на небе ни облачка — въезжаешь в город, и как будто в другой мир попал — сплошной туман, иногда на 20 м ничего не видно. Хотя может, не сезон был — курорт все-таки, летом (нашей зимой) говорят купаться можно. Своим возникновением Свакоп обязан противостоянию колониальных интересов Германии и Англии. Последняя контролировала практически все к югу до мыса Доброй Надежды, и Свакопмунд оказался единственным пригодным для порта местом на германской территории. Но с этим самым портом как раз и не сложилось. Побережье мелкое и корабли близко подойти не могли — решили строить пирс. Первый был деревянный, продержался он недолго — соленые волны океана и разные червяки сделали свое дело — решили строить помасштабней — железный, полкилометра длиной, но то ли масштаб был великоват, да и первая мировая тут подоспела — отобрали у немцев Свакопмунд и порт его стал никому не нужен. Рядом был Валфиш Бэй — лучшая природная гавань на всем Западном побережье Африки от Мыса Доброй Надежды до Луанды, а если не считать Людеритц, то и вовсе единственная. Так и остался пирс недостроенным. В 1986 горожане скинулись и на пожертвования решили довести дело до конца, но сейчас вход перегорожен колючей проволокой — видно были нехорошие случаи. Но все равно даже просто вид уходящей в туман линии пирса на пустынном пляже впечатляет.

Помимо пирса пытались еще построить гавань для крупных судов, наняли какого-то маститого архитектора с символичным именем Мол. Но что-то он там не учел особенности Бенгуэльского течения, которое на своем пути из Антарктиды проходит мимо песков южной Намибии и волочет этот песок за собой. В результате через несколько лет на месте входа в гавань образовалась мель, а потом песком заволокло и всю марину. Теперь здесь пляж. Вот так Свакоп и превратился в курорт. Недалеко от города проходит Welwitschia Drive — место, где растут чуднЫе растения welwitschia mirabilis. Вельвичия растет только в Намибии, причем в такой местности, где ничто живое, казалось бы, существовать не может. Растение состоит всего из двух листов, но они со временем так хитро закручиваются, что поверить в это совершенно невозможно. Растут очень медленно, но и живут больше 1000 лет. Клубок из толстых плотных листьев-щупалец диаметром в 2—3 метра и высотой в 1.5—2 — это и есть вельвичия 2000 лет отроду. По дороге к ним будете проезжать странные сопки (Moon Landscape) — говорят так на Луне все и выглядит. Сравнить не с чем. Еще встречаются груды камней, называют их Dolerite Dyke, как это будет по-русски, так и не нашел. На вид обычные камни, но если постучать — звук, будто железом по железу.

Соляные разработки. Представьте себе гору соли высотой с десятиэтажный дом, которую грузят экскаватором по самосвалам и развозят на упаковку. Рядом находятся много мелких прудов, из которых саму соль и выпаривают 12—18 месяцев. На разных стадиях вода становится красной, желтой, оранжевой. Вид из-за этого получается нереально-фантастический. Окружающие город дюны тоже задействовали для развлечения туристов. По ним катаются на досках (sandboard) и квадроциклах. Первое больше напрягает, так как карабкаться на дюну приходится на своих двоих, проваливаясь в песок почти по колено. Квадроциклы повеселей — кроме машины выдают гида, чтобы не заблудиться в песках, а дальше твори что хочешь. Простейший трюк — разогнавшись и взобравшись по склону, проехать вдоль гребня, не соскользнув, как можно дальше. По началу кажется ерундой, но следы предшественников, длиннее собственных раза в три, впечатляют.

Берег Скелетов
Первое, что я, да и не только я, узнал про Намибию, что там есть Берег Скелетов. Холодные воды, сильные течения, постоянный туман и мелкий берег создали просто идеальные условия для кораблекрушений. И даже тех «счастливцев», которым удалось спастись, на суше ожидала стокилометровая полоса безжизненной пустыни. И так на протяжении почти 1000 километров от Свакопмунда до Анголы. Воображение рисовало остовы разбитых кораблей, белеющие на песке кости и всякое такое. На самом деле все оказалось попроще, хотя, конечно, видели мы и останки судов, и кости (не человечьи), и даже выброшенного на берег кита. Сам Берег Скелетов состоит из двух частей: нижняя, поменьше, — Национальный Парк, верхняя — частные владения Skeleton Coast Wilderness. Компания с одноименным названием выкупила всю территорию, построила там полностью автономный лодж и теперь возит туда туристов за бешеные деньги (2500 долл. за 4 дня). Так что доступна, по сути дела, лишь южная часть Берега Скелетов. Переночевать можно только в одном месте — лагерь NWR. Еще один такой же лагерь открывают на время рождественских каникул. Резервировать места надо заранее — без брони на въезде в парк с Вас возьмут расписку, что обязуетесь проехать транзитом и покинуть его в тот же день, поэтому въезд до 13:00. Въездные ворота стоят отдельного упоминания. Сначала появляются знаки ограничения скорости 90…60…40…20, хотя местность остается по-прежнему пустынной. Потом из тумана выплывают очертания огромного пиратского черепа и костей на воротах, а по бокам, как арка две китовые кости, похожие на гигантские бивни — я был готов поспорить, что это бивни, но здравый смысл подсказал, что слон тогда должен быть раз в 5 больше обычного. Вокруг разложены черепа слонов, носорога, антилоп и кости китов, лавочка — на двух столбиках-позвонках кита лежит перекладинка — его же ребрышко. В таком, вобщем, духе.

Дорога по парку размечена указателями на места кораблекрушений и прочие интересные места. Но обстановка здесь царит настолько мрачная и удручающая, что уже через пару часов хочется плюнуть на все и убраться поближе к солнцу, теплу и чистому небу. К сожалению, все растиражированные на открытках виды больших судов, занесенных песком, здесь Вы не увидите — все они на территории Skeleton Coast Wilderness. Дорога на Skeleton Coast идет вдоль побережья, хотя сам океан видно плохо из-за плотного тумана. Туман рассеивается только, когда удаляешься от берега. Сначала на протяжении десятков километров вдоль берега через каждые сто метров стоят странные бетонные бункеры, как потом оказалось, это были туалеты для рыбаков (и не лень им строить). Потом будет Хентис Бэй — единственный городок, где можно заправиться и перекусить. Дальше идет Cape Cross — крупнейшая в Африке колония морских котиков. Широкий залив просто ими кишит. Берег усыпан тысячами туш этих, казалось бы, неповоротливых животных. Но как они меняются, когда они попадают в воду. Куда девается эта леность и неуклюжесть в движениях? Подойти к котикам можно вплотную — лежбище отделяет только невысокий бордюрчик. Вообще зверьки очень забавные — можно потратить кучу времени, наблюдая за ними. После Кейп Кросса и до самых ворот Парка Берег Скелетов ничего примечательного нет — только дорога в тумане, да океан. Останков кораблей и правда много — подойдешь посмотреть один, а вдали чернеют еще и еще — и так весь берег на многие мили. Мрачное место.

Дамаралэнд
К востоку от Берега Скелетов пустыня переходит в горы. Горы это, конечно, громко сказано — скорее сопки, окаменевшие дюны. Но уже нет таких бескрайних пустынь и равнин, как на юге. Здесь находится самая высокая точка Намибии — пик Brandberg (Fire Mountain) — 2573м. Название объясняется, если смотреть на гору вечером. В закатных лучах солнца и без того красный гранит становится огненным. Недалеко (что такое 70 км для Намибии) можно посмотреть на окаменевший лес, точнее то, что от него осталось. «Бревнышки» диаметром с человеческий рост имеют возраст в пару сотен миллионов лет. Рядом с местечком Twyfelfontein расположена одна из крупнейших в Африке «коллекция» наскальной живописи. На рисунках присутствуют звери, которые уже давно в данной местности не встретишь. Чем дальше на север, тем дорога становится хуже, гравий крупней, склоны круче. Единственный асфальтированный участок здесь — склон горы, преодолеть которую иначе не было бы никакой возможности. Еще по дороге будете пересекать, так называемую Красную Линию. Дело в том, что вся Намибия поделена как бы на две неравные части. Считается, что северные территории не могут обеспечить соответствующий ветеринарный контроль, и поэтому, чтобы животные оттуда не заразили домашний скот на благополучной южной части страны, они отделены забором. Соответственно ни скот, ни мясо, ни какие другие животноводческие продукты из северной части нельзя продавать на юг и тем более на экспорт. Пересечение Линии подобно пересечению границы между развитым и развивающимся государствами. С одной стороны все общее, негры в грязных футболках и коровы, стоящие вдоль дороги. Проезжаешь пост ветеринарного контроля и будто попадаешь в другой мир, где вся земля поделена на частные фермы и всеми делами заправляют белые. И сразу становится как-то пустынно — частные владения. «Чужие здесь не ходят».

Люди Химба
Чем дальше на север, тем более дикими становятся места. Единственная здесь дорога — Сесфонтейн-Опуво-Руакана. Любое отклонение от неё потребует от Вас джипа с полным приводом и полного самообеспечения едой, топливом и т. п. Здесь и живут племена Химба, которые до сих пор сторонятся современного мира. Живут своей кочевой жизнью, выращивая коров и коз, и никогда не моются. Вообще никогда. Вместо этого женщины натирают тело смесью масла и охры, отчего тела их становятся бордово-красными. Так у них считается красиво. На голове заплетают десятки косичек, которые тоже покрываются этой охряной смесью. А поскольку натираются они каждую свободную минуту, то и все предметы, используемые ими в быту, приобретают такой же коричнево-красный цвет. Но что самое удивительное, похоже, что эти косметические процедуры им помогают, потому как кожа, даже у старушек остается гладкой, как у молодых. Из одежды женщины Химба носят только короткую мини-юбку из козьей шкуры. И всё. Если не считать браслетов на ногах-руках и килограмма украшений на шее в виде всяких бус, обручей и т. п. Даже вездесущие миссионеры не смогли их убедить прикрыться. Чтобы посмотреть, как живут Химба надо найти какого-нибудь местного проводника, который за символические деньги и сопроводит Вас до деревни, и о визите договорится, а потом и переведет все разговоры. В качестве подарков населению, посещаемой деревни, в магазине было куплено: один мешок кукурузной муки, полмешка сахара, 4 кг вазелина (местные модницы используют его вместо масла для смешивания с охрой и натирания), ну и по мелочи — вождю кофе, дитям конфет. Весь праздничный набор потянул на 16 долларов. С такими гостинцами нас приняли как родных. Все показали, рассказали, жену хотели натереть своим красным порошком. Правда, традиционного для таких деревень, добывания огня подручными средствами и танцевально-песенных номеров исполнено не было. Гид звал почтить вниманием еще пару-тройку подобных деревень, но мы решили потратить оставшееся время, чтобы посмотреть второй (как и каньон, опять второй) водопад Африки Руакана.

На границе с Анголой (Ruacana Falls)
Сначала мы ни в какую Руакану не собирались, у нас в планах было посещение Зимбабве и водопада Виктория, поэтому на прочие более мелкие водопады размениваться не хотели. Передумали мы поле обеда в единственном кафе городка Опуво, где можно было перекусить с чувством относительного спокойствия за последствия для своего желудка. Его владелец, француз, сказал нам примерно следующее: племена Химба, конечно интересная и самобытная народность, но стоило ли ехать пол Намибии, чтобы посмотреть на немытых дикарей, то ли дело водопад… Находится он на границе между Анголой и Намибией. Высота около 85 метров (знаменитый Виктория Фоллс кстати имеет высоту от 90 до107 метров), но из-за построенной на ангольской территории выше по течению дамбы и гидроэлектростанции уже на территории Намибии, теперь он уже не такой полноводный, как прежде. Хотя и сейчас в дождливые месяцы вполне может поспорить с Викторией. Сам водопад находится на территории Анголы, но лучший вид на него открывается из Намибии. Можно спуститься на дно ущелья, но для этого надо перейти границу, если вернетесь в тот же день, то виза не нужна — все оформят на границе. Ну вот и сам водопад… Впечатлил.Был даже момент, когда промелькнула мысль, а может зря отдаем кучу денег, чтобы посмотреть Викторию Фоллс… Но теперь, оглядываясь назад, думаю, что мысли такие появлялись от того, что Руакана был первый по-настоящему крупный водопад, который я видел на тот момент. Тяжело было поверить, что может быть больше и лучше, но… Виктория, похоже, действительно № 1. 

Овамбо
Дорога до Тсумеба оказалась неожиданно оживленной. Глаза, привыкшие к бескрайним просторам постоянно натыкались на кучки коров, осликов и местного населения, тусующихся вдоль дороги. Города и деревни здесь понатыканы гораздо чаще, чем где-либо еще в Намибии. Почти как у нас где-нибудь на трассе Москва-Рязань. Добавьте только почти непрерывную цепочку негров, которые за неимением другого транспорта тянутся вдоль дороги на своих двоих. Отдельная песня местные бары с названиями вроде «Все, что тебе сегодня нужно», «Бар, где Вилли не помогут» (помните, было такое детское кино про касатку Вилли) или просто «Попытка № 1». Городки покрупней непременно имеют и казино, расположившиеся в железных ангарах, вроде тех, где у нас продают стройматериалы. Повеселили местные такси. Раздолбанная машина собирает по пути всех желающих и в итоге в салон помимо водителя набивается человек шесть, которые через открытые окна придерживают свои пожитки, расположенные прямо на крыше. Но все это вмиг кончается после пересечения Красной Линии — словно в другую страну попал — ни людей, ни коров, ни деревень, только чистое поле и ветер.

По дороге можно остановиться посмотреть Omukwa Tree — гигантский баобаб. Настолько гигантский, что в свое время его, как только не использовали — и часовней, и почтой, и кофейней. В нем прятали скот во время вражеских набегов и держали заключенных. Найти его оказалось совсем непросто. Кого не спросишь, ответ один: «Да тут совсем рядом, налево-направо, вон за тем домиком и увидите». А баобабы там кругом. Выбрали самый большой — метров пять в диаметре — походили, подивились — спрашиваем для порядка, а что это тот самый Омуква Баобаб и есть? Да нет, говорят, какое же это Омуква — это просто баобаб, как баобаб, а Омуква вон туда налево и там за домиком… Ну, вобщем нашли мы его. В окружности это «деревце» потянуло на 35 шагов. Внутри огромное дупло метров на пятнадцать-двадцать. Квадратных. Потолки высокие, стены отделаны деревом ;). Вобщем жить можно. Еще заезжали посмотреть на Hoba Meteorite, недалеко от Грутфонтейна. Здоровенный кирпич весом в 55 тонн считается крупнейшим в мире метеоритом. Почти на 90 процентов состоит из железа. Хотели еще попасть в Dragon's Breath Cave с самым большим в мире подземным озером, но не удалось. Владельцы фермы, на территории которой находится пещера, заявили, что нас туда не пустят и вообще, чтобы попасть внутрь нежно альпинистское оборудование. На альпинистов мы, видимо, были непохожи.

Большое Белое Место Высохшей Воды. (Этоша)
Так на местном наречии называется Этоша — главная визитная карточка Намибии и, пожалуй, один из лучших парков Южной Африки. Практически половину территории парка занимает высохшее озеро. Всего лишь на несколько недель в году она заполняется водой, всё остальное время это безжизненная, выжженная солнцем равнина, лишь изредка оживляемая цепочкой антилоп гну, плетущихся на водопой. К озеру примыкают открытые пространства, похожие на саванны Кении-Танзании, дальше начинается непролазная чаща сухого колючего кустарника, ростом с человека. Разглядеть, что-либо в нем, а тем более продраться через него невозможно. Но кое-где остаются лужицы с водой — там то и кипит жизнь и легче всего повстречать зверей. Вообще Этоша считается одним из самых богатых живностью парков мира. Кения меня впечатлила больше. Может потому, что она была первой. Там как-то больше разнообразия: слоны и носороги, бегемоты и крокодилы, львы, леопарды и гепарды встречаются постоянно, а уж антилопы меняются таким калейдоскопом, что всех упомнить и назвать «поименно» нет никакой возможности. В Этоше почти все вышеперечисленное есть, но, наверное, оттого, что встречаешь их только на водопое, создается впечатление, что зверей все же поменьше. Конечно нет бегемотов-крокодилов и прочей водолюбивой живности. Зато часто встречаются звери, предпочитающие засушливые регионы, вроде орикса, куду, которых в Кении мы видели лишь раз или два где-то далеко в Самбуру. Есть еще, конечно, очень редкие, а то и вовсе местные эндемики вроде маленькой, размером с собачку, антилопы дик-дик, какой-то особой импалы, живущей только здесь, но мы не такие фанаты зоологии, чтобы умиленно вздыхать над какой-нибудь полосой или хвостом, совершенно не характерной для данного вида и поэтому очень ценной.

А может просто я не любитель сидеть в засаде и ждать, когда зверь сам придет, и нравится мне самому колесить и искать его. Вобщем мнения по поводу крутости Этоши в мировом масштабе у нас разделились. На территории парка расположены три лагеря, где можно остановиться на ночлег. Рядом с каждым лагерем есть водопой, куда проложена не одна звериная тропа (ночью подсвечивается). Вечером весь лагерь собирается на просмотр. Я сам раньше считал такое времяпровождение подходящим разве что только немощным пенсионерам, но зрелище оказалось очень занятным. Звери привыкли и зрителей не пугаются (те к тому же скрыты в тени навеса) и живут своей привычной жизнью, увидеть которую в обычных условиях, можно лишь потратив кучу времени. Процесс затягивает очень быстро, можно просидеть всю ночь. Самые интересные сцены мы видели у таких водопоев. Жаль только, что освещение не позволяет снимать — копию можно оставить только в памяти. Дорога домой. (Вместо эпилога)
Последние 400 км от Этоши до Виндука заняли несколько часов. По дороге можно заехать на ферму Омбо, где разводят страусов и крокодилов, попробовать их на вкус и посмотреть шоу с их участием. Есть еще одна ферма с труднопроизносимым названием, где устраивают шоу с дикими кошками — львами, леопардами, гепардами. Кульминацией является их кормежка, когда выброшенное мясо в считанные секунды раздирается зверьем на кусочки. На подъезде к Виндуку (слияние трасс В1 и В2) расположен главный сувенирный рынок страны. Но мне выбор показался достаточно однообразным — в основном поделки из дерева от слоников со спичечный коробок до жирафов в человеческий рост. Гордится Намибия и своими минералами, которых спрятано в её недрах несчетное количество. Поэтому все, начиная от детей на улице и заканчивая специальными галереями-музеями минералов, будут предлагать Вам купить «кусочек намибийской земли». Кристаллы кварца легко найти и самому, стоит только отойти от дороги на десяток метров. В магазинах и галереях продают красиво отшлифованные кристаллы таких причудливых форм и расцветок, что трудно поверить в их земное происхождение. Еще все везут страусиные яйца (полые внутри и расписанные снаружи) и украшения из их скорлупы. Ну и, конечно, отдельная песня — шкуры животных. По всей стране полно таксидермических мастерских, где продают и шкуры, и рога, и разные поделки из них. Цены смешные, но надо внимательно смотреть, чью шкуру покупаете. В основном все можно вывозить без проблем, на некоторые, например зебра, необходимо разрешение, которое может оформить сам магазин, но процедура занимает пару дней, а некоторые можно вывозить только если есть документ и фото, подтверждающий, что Вы сами этого зверя добыли (выяснилось пока мы прикидывали где дома разложим шкуру гепарда за сто с чем-то долл.)

 В Виндук приехали уже затемно с грустным чувством, которое всегда посещает при отъезде, особенно, когда поездка удалась. Мы проехали практически всю Намибию с юга на север и с запада на восток. Позади осталось более 6500 км пыльных дорог, пять пробитых колес и 4 покореженных диска. За эти 17 дней, где мы только не ночевали — от палатки под звездным небом и хижин при церковной миссии до пятизвездночных лоджей. Мы посмотрели все, что планировали, но уезжать все равно не хотелось. Наверное, я еще вернусь. Говорят, здесь охота дешевая.
Фото к рассказу

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий