Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мексика >> Мексиканский дивертисмент часть — 4


Забронируй отель в Мексике по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Мексиканский дивертисмент часть — 4

Мексика

26 августа
Подъем, завтрак, пляж. Сегодня до 18—00 я предоставлена самой себе. А вечером мы едем в индейскую баню — Темаскаль. На пляже я, как всегда, загорала и купалась. Около 11 перебралась под навес в гамак. Жаль, что в нашем отеле нет гидроаэробики и обучения латиноамериканским танцам. Когда я планировала отдых в Мексике, я рассчитывала на это. Но, к сожалению, вся анимация здесь сводится к проведению викторин на испанском языке. Еще есть возможность взять спортивный инвентарь в виде мяча и сыграть в пляжный волейбол или водное поло — благо сетки натянуты и на пляже, и в одном из бассейнов. Но я не любительница этих видов спорта. Ближе к полудню сгустились тучи, и начал накрапывать дождик. Дольше оставаться на пляже не имело смысла. Я решила воспользоваться плохой погодой и посетить торговый центр Ла-Исла, где, говорят, есть возможность поплавать с дельфинами и покормить акул. Ла-Исла представляет собой целый город с улицами, площадями, каналами, мостами, фонтанами, магазинами, ресторанами, развлекательными центрами и интерактивным аквариумом. Покормить акул оказалось весьма дорогим удовольствием — 70$. Я подумала, что, конечно, люблю акул, но не настолько. Дельфинов можно было посмотреть бесплатно из витрины сувенирного магазина, посвященного дельфинам. Моей первостепенной задачей здесь было найти Интернет. Я отыскала его в ресторане «Gippo» с симпатичным бронзовым бегемотиком у входа. Интернет стоил 1,5$ за 15 минут. Ответив на письмо мужу, я отправилась исследовать городок дальше. Обратили на себя внимание фонтаны Ла-Ислы, украшавшие площади. Один из них, с бронзовой фигурой обнаженной женщины в центре, имел «танцующие» струи. Струи воды извергались из одних отверстий и сливались в другие, образуя арки. Причем, происходило это попеременно. Сначала по очереди воздвигалась одна арка за другой, затем некоторое время фигура женщины была вся окружена арками, а потом арки одна за другой исчезали. Получалось очень красиво и необычно. Другой фонтан располагался на набережной лагуны. Он не имел чаши. Струи воды били, казалось, прямо из плит гранитной набережной и на них же падали.

Еще немного побродив по магазинам, я проголодалась. На пути мне встретился ресторан «Чили» с аппетитными картинками блюд, выставленными перед входом. Мое внимание привлекло мексиканское блюдо под названием «Фахитос». Это сковорода с зажаренными на ней кусочками мяса, грибами и овощами. Официантка проводила меня к столику возле огромного панорамного окна, выходящего на канал. По каналу скользили гондолы с туристами. По меню я выбрала «Фахитос», немного удивившись его цене — 15$. Официантка еще раз переспросила меня: «Вы одна?» Я ответила утвердительно. Через некоторое время на сервировочном столике вкатили мой «Фахитос». Он пылал. Порция была просто гигантской. Кроме этого мне принесли салат из свежих овощей с сыром, традиционные соусы и стопку горячих лепешек. «Фахитос» мне очень понравился, но всю порцию целиком я осилить не смогла. Обед вместе с напитком и налогом за сервис обошелся мне в 18$. Как потом выяснилось, я заказала порцию на двоих. После ресторана я зашла еще в пару-тройку магазинов, в супермаркет, где купила воду и пакетики с растворимым кофе, в турфирму, где мне предложили хорошие цены за туры на остров Косумель и вечеринку на пиратском судне с лобстерами. Ну что ж, намеченная программа выполнена, пора ехать в отель — собираться в Темаскаль.

Вечером позвонила Армина и сказала, что задерживается на полчаса — в микроавтобусе пробило колесо. Девчонки уже спустились вниз, и она попросила предупредить их. Назад в комнаты мы решили не возвращаться, а потусоваться эти полчаса в баре отеля. Мне давно хотелось встретиться с Арминой. В процессе заочного общения всегда складывается определенное впечатление о человеке. Интересно было, подтвердится ли оно при реальной встрече. Надо сказать, что впечатление полностью подтвердилось. Армина оказалась интереснейшим человеком, увлеченным магией, оккультизмом, астрологией, древними религиями и всем, что с этим связано. При этом она очень хорошо рассказывала, синтезируя знания из разных областей воедино. Чувствовалось, что она знает намного больше, чем говорит. Говорила быстро, мысли опережали речь, наскакивали друг на друга, пунктирные за неимением времени их развить, громоздились в мощный информационный поток. Хотелось запомнить каждое слово, а еще лучше законспектировать, чтобы потом в спокойной обстановке обдумать и проанализировать. Если бы в экскурсионной части моего тура гидом была Армина, поездка получилась бы намного более интересной и познавательной. О внешности Армины я уже имела представление, так как видела в Интернете ее фотографии. Небольшого роста, хрупкая, темноволосая с большими черными глазами, улыбчивая, на вид лет 35. Армина рассказала о себе. Она родилась в Вильнюсе. Потом поступила в Ленинградский Педагогический институт им. Герцена. Проучившись там полтора года, она эмигрировала в Израиль. В Израиле вышла замуж за зубного врача по имени Марк, тоже советского происхождения, и вместе они уехали в Мексику. Сейчас живут в Канкуне. Армина работает в турфирме директором по приему туристов из Восточной Европы.

По отношению к означенному времени Армина опоздала еще на 20 минут. Влетела в холл отеля, извинилась и пригласила нас пройти к микроавтобусу. В недрах машины уже сидела семья: папа с мамой лет 45 × 15-летний сын Максим. По вечернему Канкуну мы помчались в сторону Даун-Тауна. Свою экскурсию Армина начала со слов, что ничего случайного на свете не бывает, в природе все закономерно. Почему мы собрались в Темаскаль именно сегодня? Видимо, так распорядился Высший Разум, потому что как раз сегодня планета Марс максимально близко подошла к планете Земля. Такое событие происходит 1 раз в 67 тысяч лет. И именно сегодня мы будем выходить на связь с Космосом, очищаться и рождаться заново. Темаскаль зародился в центре Мексики. Первое упоминание о нем датируется 900 годом до н.э. С приходом конкистадоров Темаскаль был запрещен. У средневековых испанцев мыться было не принято, поэтому они не могли понять назначения Темаскаля. Им казалось, что индейцы поклоняются там своим богам, так как в Темаскале курился ладан, и трубили в раковины. Испанская инквизиция очень строго относилась к проявлениям язычества. Если в доме у индейца находили ладан, раковину или перышко, то он объявлялся еретиком и подвергался аутодафе. Постепенно институт Темаскаля был забыт. В наше время энтузиасты решили возродить древние традиции. В джунглях полуострова Юкатан они построили Темаскаль и там проводили ритуал очищения, что называется «для своих». В этот-то Темаскаль нас и везла сегодня Армина.

 В переводе с языка науатль Темаскаль означает «горячие камни». Принцип Темаскаля — это нечто среднее между финской сауной и русской баней: раскаленные камни обдаются водой, настоянной на целебных травах, и в этой жаркой и влажной атмосфере вы сидите и потеете. В племени науатль было принято, вместо: «Привет, как дела?», говорить: «Как ты потеешь?» А человек, побывавший в Темаскале, считался заново рожденным. Действительно, там сохраняются три условия, присущие утробе матери: в темаскале темно, тепло и влажно. Некоторые женщины, как в древности, так и в наше время, рожают в Темаскале. При этом голова их находится снаружи для регулирования давления, а тело внутри. Роды происходят легко и безболезненно. А ребенок, выходя из чрева матери, попадает в сходную среду и не испытывает шока. Кроме рассказа о предыстории Темаскаля, Армина немного подготовила нас к тому, что будет происходить. Она сообщила, что нам предстоит стать участниками некоего ритуала. Мы будем обращаться к четырем сторонам света, четырем цветам, четырем стихиям и четырем тотемам, испрашивая у них разрешения посетить Темаскаль. Затем нам придется выполнять другие магические действа. Армина просила только об одном — постараться не защищаться. Смех, скептические замечания — это тоже защита, которая мешает всерьез воспринимать происходящее и расслабляться. А до конца не расслабившись, мы не получим желаемого результата — заново не родимся.

Неожиданно с освещенной трассы мы свернули на темную грунтовую дорогу, проходящую сквозь джунгли. Через некоторое время автобус остановился в полной темноте. Откуда-то раздался женский голос, произнесший что-то по-испански. Армина отозвалась и пригласила нас следовать за ней. Мы отворили калиточку и пошли по дорожке, вдоль которой на земле были установлены свечи. В небольшом бамбуковом павильоне нам было предложено переодеться в купальники. Затем мы вышли на небольшую площадку, в центре которой горел костер, а по периметру стояли пеньки-табуретки. На одном из таких пеньков сидел незнакомый нам юноша. Он поприветствовал нас по-русски. На вопрос русский ли он, он ответил: «Немножко». Оказалось, что это Хайм, брат Марка, мужа Армины. Он приехал сюда из Израиля на каникулы. Его родители выходцы из бывшего СССР, а сам он родился уже в Израиле. Родителей уже нет, осталась только старенькая бабушка. Но с ней Хайм общается редко, поэтому русский знает слабо. Армина представила нам темаскальеро — ведущего, медиума, человека, дирижирующего сегодняшним действом. Это немолодая мексиканка Иросима, или просто Ира. Ее помощник — тоже немолодой мексиканец с необычным для мужчины именем Натальо. Иросима попросила наших немногочисленных мужчин занять места между женщинами, чтобы сбалансировать мужскую и женскую энергию, и мы совершили полный круг вокруг костра. Затем мы повернулись на Восток, подняли руки вверх и обратились к желтому цвету, воздуху, птицам и солнцу, испрашивая разрешения на посещение Темаскаля. Ира протрубила в раковину, и мы поклонились. Потом мы повернулись на юг и обратились к красному цвету, к земле и ко всем животным, живущим на земле, особенно к змее. Снова трубный зов раковины, мы кланяемся и поворачиваемся на запад, обращаясь к синему цвету, к воде, к рыбам и особенно к дельфинам. Опять звук раковины, поклон и обращение к северу: к белому цвету, огню и к оцелоту или ягуару. И вновь звучит раковина, мы кланяемся и рассаживаемся на пеньки вокруг костра.

Теперь Иросима с курильницей в руках подходит к каждому из нас и совершает ритуал окуривания ладаном. Тот, к кому она подошла, должен встать и раскинуть руки в стороны. Cначала окуривается область над головой, лицо, область горла, область сердца, живот, половые органы, ноги, затем Иросима пролезает под поднятой рукой и окуривает те же участки тела сзади. Потом она окуривает кисти рук, пролезает под другой рукой и завершает ритуал окуриванием лица. Глядя на происходящее, я невольно вспомнила, что окуриваемые зоны соответствуют чакрам — энергетическим центрам человека, известным из индийской аюрведы. Чакра в переводе с санскрита означает колесо, другое значение — лотос. Ясновидящие видят чакры в виде вращающихся воронок, вершины которых находятся на центральной оси тела. Как я уже говорила, чакры — это энергетические центры человека, не имеющие физиологической привязки, но, тем не менее, выполняющие многочисленные функции в организме, а также осуществляющие его энергообмен с окружающей средой. Основных чакр 7: муладхара, свадхиштхана, манипурака, анахата, вишуддхи, аджна и сахасрара. Первая чакра, муладхара, находится у основания позвоночника, возле ануса. Свадхиштхана — на уровне половых органов. Манипурака — на уровне пупка. Анахата — на уровне сердца. Вишуддхи — на уровне горла. Аджна — на уровне бровей. Сахасрара — на макушке. Центральная ось тела, на которой располагаются чакры, называется центральным энергетическим каналом. Каждая из чакр за исключением первой и седьмой имеет переднюю и заднюю энергетические проекции на переднюю и заднюю части тела. Эти проекции можно представить в виде двух конусов, вершины которых соприкасаются с чакрой. Конусы вращаются: передний по часовой стрелке, задний — против. Первая и седьмая чакры имеют по одной проекции, направленные вниз и вверх соответственно. Вращаясь, чакры описывают замкнутую волнистую линию в форме круга. Волнистость линии обусловлена лепестками чакры. Каждый лепесток выполняет определенную функцию, связанную с основной функцией чакры. Количество лепестков чакры увеличивается с возрастанием ее порядкового номера. Так первая чакра, муладхара, имеет всего 4 лепестка, а седьмая чакра, сахасрара — аж 960 лепестков. Каждой чакре соответствует цвет, стихия, орган чувств и сфера человеческой активности. Воздействуя на чакры, можно лечить как тело, так и душу человека. Если провести рукой вдоль позвоночного столба, можно почувствовать тепло над зонами расположения чакр. Более тонко организованные люди, экстрасенсы, могут ощутить контуры лотоса чакры со всеми его лепестками.

Совершенно очевидно, что индеанка Иросима, совершая ритуал окуривания, воздействовала на чакры, балансируя их энергию между собой и с окружающей средой. Удивительно было встретить древнее учение, схожее с индийской аюрведой, на противоположном краю Земли. Полагаю, что это еще одно доказательство того, что заселение Америки произошло из Азии через Беренгов пролив. Жрецы, которые мигрировали вместе со своими племенами, из поколения в поколение передавали древние тибетские знания, полученные от праотцов человечества — лемурийцев и атлантов. За многие тысячелетия ритуалы трансформировались, приобретя новые черты, но суть их осталась прежней. Действие древне-индейской бани Темаскаль, как и процедуры аюрведы, направлено на нормализацию энергетического баланса человека. Да и сама традиция Темаскаля, как она похожа на традиции финнов и русских — асов и ванов, древних ариев, пришедших из Тибета и заселивших Европу. Наконец, настала моя очередь, и Иросима с курильницей подошла ко мне. Я закрыла глаза и постаралась расслабиться. Когда она окуривала мое лицо, я невольно дернулась — сработал инстинкт самосохранения. Самой последней процедуре окуривания подверглась Иросима. В этом ей помогла Армина. Затем нам было предложено провести руками по волосам, лицу, телу, скидывая с себя весь негатив, и символически стряхнуть его в костер. После этого мы направились по темной тропинке к Темаскалю. В принципе практически все собравшиеся за исключением семьи были абсолютно чужими друг другу людьми. Многие вообще встретились сегодня впервые. А Темаскаль предполагает объединение энергий всех участников с целью создания мощного энергетического канала связи с космосом. Через этот канал мы напитываемся позитивной энергией. Так вот, чтобы наш сегодняшний сеанс связи с космосом прошел наиболее плодотворно, мы должны были за короткий срок стать единым целым — принять и полюбить друг друга. Для этого мы обнялись и сомкнулись в тесный кружок. Затем по очереди, глядя друг другу в глаза, мы произносили на языке науатль: «Я — это ты». А тот, к кому обращались, также на языке науатль отвечал: «Ты — это я». После этого нам было разрешено на четвереньках войти в Темаскаль со словами: «Все относительно меня. Аху». Темаскаль представляет собой низкое круглое здание красного кирпича с куполообразной крышей. В здании имеется единственная дверь, в которую можно войти лишь на четвереньках, и небольшое отверстие в центре крыши. Внутри Темаскаль устлан коврами. Посередине в полу устроена небольшая яма для камней.

Процедура Темаскаля состоит из четырех сеансов, называемых четыре Двери. Названы они так потому, что во время сеанса единственная дверь закрывается ковром, и в помещении становится очень темно и жарко. Каждая следующая Дверь жарче предыдущей, но зато и короче. Итак, мы расселись по кругу. Для того, чтобы служитель принес нам раскаленные камни, мы должны были хором крикнуть: «Педрос Кальентес». Натальо приносил лопату с камнями, просовывал ее в дверь, Иросима принимала эту лопату, сбрасывала камни в яму в центре пола и возвращала лопату Натальо. Каждую лопату мы сопровождали возгласом: «Аху». Натальо носил камни до тех пор, пока мы по команде Иросимы не кричали хором: «Пуэрто». После этого дверь плотно завешивалась ковром, и мы оставались в полной темноте. Иросима обдавала камни настоем трав, и помещение наполнялось целебным ароматом. Причем каждую Дверь аромат был разным. В первой Двери это была мята. Мы вдыхали ее носом, запах проходил вниз к животу и со звуком наслаждения выдыхался. Звук здесь обязателен, так как выдох со звуком открывает чакру горла. Примечательно, что в аюрведе на чакру горла вишудху воздействует мантра «Ханг». Попробуйте произнести эту мантру на выдохе, и вы почувствуете, что это очень напоминает наш обычный выдох со звуком.

И еще один шаг навстречу друг другу, чтобы стать ближе и максимально объединить наши энергии. Каждый произносит вслух свое имя, и мы все вместе, хором, двукратно поем его по слогам в виде мантры. Например: «Ааар-миии-наааа, Ааар-миии-нааа». Вот и познакомились. На этом первая Дверь закончилась. Мы хором крикнули: «Пуэрто», и дверь открыли. В помещение внесли свечу. Мы немного отдохнули, подышали свежим воздухом, поступающим из открытой двери, обменялись впечатлениями. Нам принесли листья алоэ, которыми мы должны были натереть лицо и тело. Кроме этого нам раздали музыкальные инструменты: барабаны, трещотки, погремушки. «Педрос кальентес» — и Натальо понес одну за другой лопаты раскаленных камней. Когда, по мнению Иросимы, их набралось достаточное количество, мы крикнули: «Пуэрто», и дверь закрылась. Вторая Дверь сопровождалась уже другим ароматом. В предыдущую Дверь мы прочистили чакру горла. Теперь через нее мы должны вывести из себя всю негативную энергию. Для этого нам надо кричать, что есть мочи, и греметь музыкальными инструментами. Устав кричать, мы замолчали. Бубен Иросимы задавал ритм, и мы то тихонько наигрывали на наших инструментах, то неистово колотили в них, то опять кричали. «Пуэрто» — вторая Дверь закончилась. Нам принесли пить травяной чай, чтобы восполнить потерю жидкости — пропотели мы изрядно. И вновь мы кричим: «Педрос кальентес», призывая Натальо нести камни. «Пуэрто» — началась третья Дверь. Мы снова в темноте, вдыхаем уже третий аромат. Еще жарче. Иросима предлагает нам спеть песню по-испански. Слова там простые, мы их сразу запоминаем. На русский язык эта песня переводится так:

Земля — мое тело,
Вода — моя кровь,
Воздух — мое дыхание,
Огонь — моя душа.

Мы поем то громко, то тихо, и, наконец, просто мычим мелодию. Затем нам предлагают спеть песню по-русски, желательно детскую, потому что сейчас мы все дети в утробе матери. Мы поем: «С голубого ручейка начинается река, ну, а дружба начинается с улыбки». «Пуэрто» — третья Дверь подошла к концу. Дышать тяжеловато. Нам приносят ведро холодной воды, чтобы умыться. Становится немного легче. Четвертая Дверь самая трудная. Очень жарко, тяжело дышать. Эта Дверь символизирует рождение через муки. Мы сидим в позе эмбриона и пытаемся головой преодолеть воображаемое сопротивление. «Пуэрто» — конец. Мы совершаем на четвереньках полный круг и с правой ноги выходим из Темаскаля — заново рождаемся. На выходе нас обливают холодной водой. Мы вытираемся насухо, переодеваемся и ложимся отдыхать в гамаки. Я дремлю. Ко мне кто-то подходит, кладет мне на глаза кружки огурца и наносит мне на лицо маску из глины. Через некоторое время ко мне опять подходят и делают массаж кистей рук, втирая масло какого-то растения. Маска на лице застывает, и я иду умываться. За столом уже сидят люди. На столе печеная картошка, фрукты, лимонная вода. Мне хочется только пить. Пробую гуайяву — желтая, очень вкусная. Кактус туна — так себе, с косточками. Ем арбуз, пью воду. Ну вот и все. В отель нас привезли около 23—00. В баре отеля играла живая музыка, танцевали. Я несколько минут послушала «Бессоме мучо» и поднялась в свою комнату. Там, полная умиротворения, я заснула.

27 августа
Весь сегодняшний день я провела на пляже. Купалась, сидела под зонтом, но, не смотря на это, сгорела, особенно лицо. Решила, что больше я испытаний пляжем не вынесу. В 17—30 ушла и поехала в Ла-Исла, где приобрела 2 экскурсии: на остров Косумель (65$) и на вечернее пиратское шоу на яхте «Капитан Кук» с лобстерами (58$). Затем я поехала в центр города пообедать. На пешеходной улице меня зазвали в один ресторанчик. Видимо, для привлечения клиентов меня посадили за столик прямо на улице. Благодаря этому, пока ела, я смогла увидеть почти всех своих знакомых: вчерашнего Хайма с приятелем, пожилого англичанина из нашего отеля с молодой блондинкой, еще толпу каких-то русскоговорящих. На этот раз я заказала мексиканское блюдо «Арачеро». Мне принесли большую лепешку, в которую было завернуто мелко нарубленное мясо вперемешку с овощами в остром маринаде, плюс, как обычно, соусы и чипсы. Итог — много, вкусно, сытно и недорого. Немного побродила по местному Бродвею. В одном открытом ресторане ряженые майя показывали шоу шаманских танцев. Я всегда с удовольствием смотрю подобные действа. Остановилась поглазеть и на этот раз. Похоже, вечерний променад никто не пропустил — мои девчонки тоже были тут. Я предложила им сходить вместе на дискотеку, раз уж мы так удачно встретились. Но Наташа сказала, что у нее нет настроения.

Дело в том, что, как я уже говорила, свой валютный запас Наташа хранила на карте Visa и ни при каких обстоятельствах не хотела его обналичивать. За экскурсию в Темаскаль Армина принимала только наличные платежи. Причем выяснилось это уже непосредственно в Темаскале. Договорились, что Наташа с Леной помоются в долг, а завтра утром встретятся с Арминой и поедут вместе в банк, где снимут с карты нужную сумму. На следующий день, то есть сегодня, девушки приехали в банк и, весело щебеча, подошли к банкомату. Наташа вставила карточку, набрала пин-код. При этом она не отрывала взгляда от Армины, которая рассказывала что-то безумно интересное. Банкомат отсчитал заказанную сумму — 300$, и, спустя мгновение, засосал деньги обратно. Наташа даже подержаться за них не успела. К счастью или нет, но банкомат висел на стене обслуживающего его банка. Говорящая по-испански Армина пошла вовнутрь и обрисовала ситуацию сотруднику банка. Ей ответили, что данный банк не имеет никаких сношений с российскими банками и этой проблемой заниматься отказывается, порекомендовав обратиться к банку, выдавшему карту. Представляете себе теперь состояние Наташи, которая не знает, сняли ее деньги со счета или нет. А если сняли, то, как она докажет, что она их не получала. Принеприятнейшая история. Конечно, какая уж дискотека с таким настроением. Время было еще детское — 9 часов вечера, а я уже клевала носом. Так и не смогла привыкнуть к сдвигу во времени. До начала дискотеки оставалось как минимум часа 3. Столь долгого ожидания мне было не выдержать, я села на автобус и поехала в отель.

28 августа
Сегодня в 13—00 у меня экскурсия на ранчо Ломо-Бонита с верховой прогулкой. Утро я провела на пляже, а в полдень села в автобус и поехала к месту встречи — Плаза Кукулькан, ресторан «Ok Magey». Место назначено не случайно — дизайн ресторана выполнен в стиле вестерн, чтобы туристы могли заранее проникнуться ковбойской атмосферой. Вскоре пришел гид. Вначале он попытался взять с меня еще денег за all inclusive, но, услышав мои протесты, что у меня уже все оплачено, очень быстро отказался от своих притязаний. Пока подтягивалась остальная группа, нам дали время походить по магазинам Плазы Кукулькан. Я не вполне расслышала время выезда и переспросила у стоящего рядом негра лет 35 из нашей группы. У того оказалось не все в порядке с дикцией — как будто каша во рту, и я долго не могла понять, что он говорит. Когда я, наконец, поняла, он спросил, откуда  я. Я ответила. Негр очень воодушевился, позвал свою подругу — белую леди лет 48, и мы познакомились. Это была пара из США, штат Огайо, весьма приятные и дружелюбные люди. Вообще, как я поняла, большинство присутствующих, если не все, были американцами. Когда вся группа была в сборе, нас посадили в автобус и повезли на ранчо. Там нас сначала разбили на две группы, состоящие из желающих кататься либо на лошади, либо на ATV — небольших вездеходных машинках. Затем тех, кто выбрал верховую езду, попросили разбиться еще на три группы: начинающие, имеющие опыт верховой езды и крутые наездники. Я, до этого ни разу не сидевшая на лошади, естественно встала в группу начинающих. Гид-ковбой провел инструктаж по пользованию лошадью: как трогаться, как тормозить, как поворачивать направо и налево. Инструктаж проводился по-английски, и кое-какие нюансы ускользнули от моего внимания, но на тот момент я не сильно расстроилась.

Далее началась раздача слонов, то есть лошадей. Конюх выводил из стойла лошадь, гид выкрикивал ее имя и указывал пальцем на туриста, которому она предназначалась. До меня очередь все никак не доходила. Наконец, конюх вывел белую лошадь с белым хвостом, белой гривой, белыми копытами и с соответствующим именем — Sugar — Сахар. Гид, обращаясь к группе начинающих, спросил, есть ли среди нас super beginner. Все молчали. Тогда я подняла руку. Конюх помог мне взобраться на лошадь.Я цокнула языком, и мы тронулись. Тем временем все получили по лошади и цепочкой двинулись за пределы конюшни. Моя же лошадь остановилась у плетня и начала мирно пощипывать травку. Как ее направить в нужную сторону, я не знала. Я пыталась дергать за узду, но вероятно слишком слабо, потому что лошадь на это не реагировала. Сильно же дергать я боялась, так как на инструктаже нам показывали, что если потянуть удила чуть-чуть вверх — лошадь встанет на дыбы. Мои проблемы заметили гиды. Они дали мне какие-то рекомендации на английском, но я сказала, что не понимаю. Тогда они стали дергать лошадь за узду, хлопать ее по крупу и производить разные другие действия, пытаясь сдвинуть ее с места. Поскольку делали они это вдвоем с двух сторон, лошадь сначала стояла, как вкопанная, не в силах понять, что от нее хотят, а потом испугалась и бросилась в сторону. Я завизжала. От этого лошадь испугалась еще больше и понеслась по манежу. Гиды что-то мне кричали. Я не могла разобрать что именно, уловила только, что они просят меня не впадать в панику. Я взяла себя в руки и перестала визжать, понимая, что такая несдержанность может обернуться для меня трагедией. А лошадь все неслась и неслась, как безумная. Гиды кричали, отдавая мне какие-то команды по-английски: то ли pull, то ли push. Я то натягивала, то ослабляла уздечку, понимая, что от меня требуется выполнить одно из двух этих действий, но какое именно, сообразить не могла. Гиды продолжали кричать и скакали вокруг меня на конях, а моя лошадь металась из стороны в сторону. Видя всю бесполезность своих действий, я вообще бросила поводья, схватилась за седло и за гриву и отдалась на волю судьбе — сейчас мне главное не упасть. Я уже готова была заплакать, когда гидам, наконец, удалось перехватить лошадь.

После этого случая гиды, видимо, сочли меня неспособной ученицей, и не тратя времени на объяснения, просто взяли мою лошадь под уздцы и повели на поводу. Я немного расстроилась из-за этого. Все же мне хотелось самой научиться управлять лошадью. Но с другой стороны мне не пришлось напрягаться: я ехала верхом и могла спокойно созерцать окружающую природу. А пейзаж того заслуживал. Сначала мы ехали по дороге вдоль полей. Так как группа ушла далеко, гид пустился в галоп, и я за ним. Я кричала, мол, слишком быстро, давайте шагом, но он только смеялся и говорил, что надо догнать группу. Следующий отрезок пути лежал вдоль джунглей. Деревья смыкались над головами всадников, и надо было пригибаться, уклоняясь от веток. Затем дорога вывела нас к берегу моря. Это был совершенно очаровательный дикий пляж: белые песчаные дюны, поросшие кустарником, по песку разбросаны вынесенные морем раковины, кораллы и губки. Хотелось слезть с лошади и собрать эту красоту, но так как я целиком зависела от гида, мне пришлось сдержать свой порыв и вести себя как все. Кое-где берег каменистый, дно тоже каменистое. Когда лошадь идет по песку, ощущения другие.

Затем мы вышли к песчаной бухте, где встретилась вся группа: и те, кто катался на ATV, и мы, на лошадях. Здесь можно было приобрести напитки. Мой знакомый негр спросил, не хочу ли я колы. Я отказалась. Вообще я очень благодарна этому негру. Общение с ним и его подругой очень украсило этот тур: он уделял мне внимание, помогал советом, включал меня в общую беседу с другими туристами из нашей группы, так что я не чувствовала себя одинокой и белой вороной — русской в компании американцев. Гиды предложили всем желающим искупаться вместе с лошадью. С этой целью нескольких лошадей распрягли, моей Sugar среди них не было. Я разделась до купальника, села на лошадь без седла, и мы пошли в воду. Сначала лошадь шла за всеми. Потом повернула немного в сторону. Но фотограф, который ждал нас в воде, велел мне идти вслед за гидом. Я попыталась направить лошадь, но у меня снова ничего не вышло. Тогда гид изо всех сил потянул поводья в сторону. Лошадь дернулась, поплыла, и я чуть не соскользнула в воду. Меня просто едва не смыло, но я вцепилась в гриву, и мне все же удалось удержать равновесие. Потом лошадь почувствовала опору под ногами и пошла. Но шла недолго, по колено в воде она остановилась. На помощь пришел тот самый знакомый негр. Он посоветовал мне почмокать. Я сделала это, и лошадь тронулась. С горем пополам мы выбрались на берег. Пока все остальные желающие купались с лошадьми, я расстелила на песке полотенце и немного полежала. Тем временем на небе стали сгущаться тучи, и гид велел нам торопиться, а то пойдет дождь. По коням, и в обратный путь. Я пыталась попросить дать мне индивидуальный урок, чтобы обратную дорогу проделать самостоятельно. Но гиды предпочли не тратить времени на объяснения, и обратно я вернулась таким же образом — на поводу. В результате верховой прогулки я натерла себе все, что только можно. Голые ноги стерлись в кровь о стремена, не говоря уже о том месте, на котором я сидела. На ранчо нам предложили обед — буфет с весьма ограниченным выбором. Свернутые хрустящие лепешки с мясной начинкой оказались самым вкусным, что там было. Кроме этого в ассортименте был рис, зеленый салат, несколько соусов, фасоль и по стаканчику колы или фанты. Не успела я съесть и половины, как прозвучала команда идти в автобус. Таким образом, обед длился от силы минут 10. Это меня страшно разозлило, так как я специально брала экскурсии All Inclusive, чтобы решить на оставшиеся дни проблему обедов. Уже на бегу посмотрела фотки. Верхом на лошади вроде ничего получилась, взяла за 10$. В Канкуне мои новые знакомые очень тепло со мной попрощались. Я от всей души поблагодарила их за проявленную доброту и внимание ко мне. Оказывается, американцы отличные ребята.

29 августа
Всю ночь, не переставая, лил дождь. К утру он только усилился. Море штормило. Порывы ветра несли водяные брызги и рвали кроны пальм. Небо было свинцово-серым, куда ни глянь — никакого просвета. Я быстренько позавтракала и спустилась вниз ждать pick up — сегодня у меня запланирован снорклинг на острове Косумель. Вместе со мной ждала негритянка, она хотела ехать в Чичен-Ицу. Впервые в жизни pick up не опоздал и почему-то забрал нас обеих. Нас доставили в уже знакомую мне Плайя Тортуга, где туристы доплачивают за экскурсии наличными или картами. Негритянка заявила, что не хочет ехать на экскурсию в такой дождь. Ей предложили перенести тур на другой день, но она сказала, что завтра улетает, и потребовала назад деньги. Ей их без проблем вернули. Автобусы встречал все тот же тур-кондуктор, что и в прошлый раз. Он меня узнал, спросил о других русских девушках. Я сказала, что они вчера улетели. Он предложил мне в связи с метеоусловиями перенести или отменить мою сегодняшнюю экскурсию. Но я рассудила, что на пляже отеля в такую погоду все равно делать нечего, а на снорклинге я что так, что эдак, намокну, и решила ехать. Почти все люди от экскурсий отказались. Обычно забитые до отказа большие автобусы на этот раз были полупустыми. На Косумель сегодня решились ехать три человека: я и молодая пара из США, Сан-Франциско — негр и белая девушка. Мы вместе с гидом по имени Альфредо загрузились в микроавтобус и поехали на Плайя дель Кармен, откуда отходят теплоходы на Косумель. Ехали около часа. Под проливным дождем побежали на пристань, где сели на рейсовый теплоход на 400 мест. На теплоходе было жутко холодно. Мало того, что на нас была мокрая одежда, так еще и кондиционеры работали от души. Мы втроем перемещались по салону в поисках места, где меньше дует. Так ничего и не найдя, накрылись полотенцами, тоже влажными, но так было теплее. Плыть 45 минут. Как только мы тронулись, меня постигла морская болезнь. Море сильно штормило, теплоход качало, а у меня внутри все выворачивало. По рядам понесли бумажные пакеты, но до меня почему-то не дошли. Пришлось взять себя в руки и справиться с приступом тошноты. Тогда я впервые пожалела о своем решении съездить на Косумель.

По прибытии на остров нас тут же встретили и усадили на небольшую посудину под навесом. Дождь лил как из ведра. Скамейки на посудине были мокрыми. Ветер хлестал и нес дождь под навес. С крыши текло. Нам было предложено раздеться до купальников, а вещи убрать в единственное закрытое помещение на этом корабле — в туалет. Мы разделись. Волоски на моем теле встали дыбом от холода, зуб на зуб не попадал. Нам предложили выпить текилы. Негр с девушкой отказались, а я согласилась. Через некоторое время служители судна стали раздавать желающим большие черные полиэтиленовые пакеты для мусора. В них проделывалась дырка для головы и получался отличный дождевик. Негру с подружкой мешков не хватило, и специально для них по рации вызвали катер и с него перекинули 2 недостающих пакета. В пакете стало намного теплее: он защищал от дождя и от ветра, а также внутри него создавался парниковый эффект. Жизнь вновь казалась прекрасной. Я огляделась по сторонам. Пассажиров на корабле было 16: наша группа, японская семья и еще какие-то люди, я так и не поняла, кто они и откуда. Гид давал объяснения на английском и на испанском. Спросил, есть ли среди нас такие, кто не понимает этих языков. Я сказала, что я понимаю не очень хорошо. Тогда негр из нашей группы вызвался осуществлять для меня индивидуальный перевод с английского на английский. В общем, и на этой экскурсии одинокой я себя не чувствовала. С нас взяли по 2$ за вход в национальный парк и выдали браслеты. Гид тем временем провел инструктаж, выдал экипировку для снорклинга и пообещал остановки в трех местах по 45 минут. Итак, первая остановка. Я с ужасом сняла пакет, надела спасательный жилет, маску и ласты и нырнула за борт. В воде оказалось гораздо теплее, чем на воздухе. Удивительно еще и то, что когда смотришь в маске вниз, то кажется, что на небе светит солнце, настолько под водой светло и радостно. Думаешь, неужели? Поднимаешь голову и видишь все то же свинцовое небо и дождь, которому нет конца.

Снорклинг на острове Косумель гораздо интереснее, чем на Исла Мухейрос. Ныряли мы недалеко от берега. Видели множество видов разноцветных рыб и кораллов. Среди кораллов были сиреневые и голубые лопухи, колыхающиеся в воде. Были кораллы, похожие на кактусы: ветвистые или одним огурцом. Были губки с извилинами, как на мозге. Были кораллы в виде чаши. Море там, где мы ныряли, было на удивление спокойным. После снорклинга нас привезли на ту же пристань, откуда взяли и повели под дождем в ресторан. Там я переоделась в относительно сухое. В ресторане нам было предложено сесть out side, притом, что все было залито дождем. Вокруг стойки бара было наиболее сухо, поэтому мы расположились там. Сначала нам подали суп с макаронами. Горячий супчик был сейчас как нельзя кстати. Второе блюдо нам предложили выбрать из четырех вариантов. Я выбрала рыбу-гриль со сложным гарниром. В качестве напитка принесли морс, но американке он не понравился, и она попросила Sprite. Тогда я попросила пива. В конце обеда нас ждал десерт — пол персика из компота. В общем, пообедали мы весьма душевно. Далее по программе у нас было время для шопинга. Мы надели наши черные пакеты и разбрелись в разные стороны по магазинам, договорившись встретиться на пристани. Цены на острове Косумель дешевле, чем в Канкуне, а ассортимент приблизительно тот же самый. Особенно дешевыми были обувь и текстиль (не сувенирные). Я померила пару кофточек и 2 пары брюк — ничего не подошло. Видно, у них выкройки рассчитаны на майяские фигуры без талии, потому что все вещи, которые я мерила, на моей спине образовывали пузырь. В результате я купила сумку с тканым рисунком из шерсти за 10$, серебряную цепочку под купленный мною ранее кулон с календарем ацтеков за 15$ и кулон из черного коралла в виде рыбы-иглы, какие во множестве водятся возле нашего отеля. Кулон стоил 5$.

Все это время шел дождь и все члены нашей группы были одеты в черные полиэтиленовые пакеты для мусора. Те, кто нас видел, очень смеялись, а нам было тепло, сухо и уютно в наших пакетах. В 16—45 мы встретились на пристани. На теплоходе у меня снова были позывы морской болезни, но уже не столь сильные, и я просто не обращала на них внимания. Я заняла самое теплое место во втором салоне вдали от кондиционеров, так что даже не пришлось накрываться полотенцем. По прибытии в Плайя дель Кармен мы снова шлепали под дождем к стоянке автобусов. Там мы все втроем сфотографировались в полиэтиленовых пакетах на фотоаппарат негра. Обратно за нами заехал большой автобус, который забирал горстки туристов из Шкарета, Шель-Ха и Тулума. Под голливудский фильм на космическую тему я скоротала остаток пути. В отеле я была в 19—30. Сегодняшний день — это настоящее приключение. Я вкусила все тяготы морской жизни. Думаю, если бы погода была нормальная, впечатления были бы не столь яркими. Еще у меня сложилось очень хорошее мнение об американских неграх. Они очень контактные, дружелюбные, всегда придут на помощь, и совсем не страшные. В отеле я постояла под горячим душем, оделась в шерстяную кофту и носки, выпила горячего кофе и уснула.

30 августа
Слава Богу, сегодня нет дождя. Облачно, но тепло. Иногда проглядывает солнышко. Вода заметно холоднее. Сегодняшний день мне предстоит провести на пляже, а в 18—30 у меня катание на пиратском корабле «Капитан Кук» с шоу и поеданием лобстеров. Погода сегодня на редкость комфортная. Я с удовольствием провела весь день на пляже. Удалось даже немного вздремнуть в гамаке. Пару раз в воде поболтала с англичанином. Он интересовался, кем я работаю, где отдыхала в прошлом году, куда собираюсь в будущем, как провела дни вчера и позавчера (это дни, когда я отсутствовала на пляже), как намерена развлекаться сегодня. Сам он не работает, сидит с детьми 4 × 6 лет. Его жена нашла работу в Канаде 2 года назад, и они вместе туда переехали. А год назад они с женой расстались. Жена живет отдельно. В Канкун он приехал на неделю, взял All inclusive. Отдыхает здесь уже второй год подряд, нравится. Завтра в 7 утра он улетает. Попрощались уже сегодня. Он сказал, что моя улыбка радовала его все это время. На пиратское шоу я пришла заранее и села на пластиковый стул в общий круг на пляже. Сижу, сижу, смотрю у всех какие-то карточки. Решила все-таки спросить служителя. Он сказал, что я должна зарегистрироваться, обменяв свой ваучер на эти карточки. Отстояла очередь, там с меня взяли еще 3$ за вход в национальный парк. Странно, во время снорклинга 2$ брали и давали браслет. А тут никакого браслета, и вообще кто их гонит в национальный парк. Какая нам разница, где смотреть пиратское шоу — просто в море или на территории парка. Еще сидя на стуле, я заметила семью русскоговорящих: мама, папа и сын. Сразу к ним не обратилась, но при посадке на корабль они оказались за мной, и я спросила, русские ли они. Они сказали, что да, но живут в Лос-Анджелесе, США. Представились: Ира, Марик и сын Томас трех лет. 14 лет назад они эмигрировали с Украины вместе с родителями. Как обычно, узнав, что я русская, надо мной взял шефство один из пиратов по кличке Шарки. Он проявлял повышенное внимание. Спрашивал, что я буду пить, следил, чтобы мой стакан не пустовал. Во время шоу ставил меня на самые лучшие места. От пристани одновременно отплыли 2 пиратских судна: с зелеными и оранжевыми парусами. Я попала на «зеленый» корабль. Все пираты нашего корабля были одеты в зелено-черные тельняшки. Взойдя на борт, каждый из нас сфотографировался с капитаном. Потом эти фотографии уже в рамочках предлагалось выкупить за 17$.

Итак, все расселись за столы на палубе, наши стаканы наполнили горячительными жидкостями, и корабли отчалили. Выход в море сопровождался пушечными залпами. Мы отплывали на закате. Красное солнце тонуло в море, освещая все вокруг розовыми лучами, а две каравеллы на всех парусах неслись прочь от берега. Для начала познакомились. Капитан представил по именам всех пиратов и спросил гостей, кто из каких стран. Я промолчала. Затем капитан расставил пиратов по местам: кого на мачту, кого у руля. Все это сопровождалось какими-то шутками. Время от времени пираты требовали, чтобы зрители кричали хором: «Е-е-е-е», или махали руками. Потом была команда: «Танцуют все». Пираты на столах показывали движения, надо было их повторять. Но так как народищу набилось уйма, развернуться было особо негде. Затем мы снова сели на свои места, и пираты предложили конкурс между представителями разных стран, кто быстрее выпьет пиво. Тут мы почувствовали, что на верхней палубе запахло лобстерами и, не дожидаясь окончания конкурса, поспешили туда. Наверху был устроен буфет: помидоры, капуста, рис, курица, крупные картофелины, завернутые в фольгу и запеченные в кожуре, хлеб. Лобстеров выдавали поштучно, согласно купленным билетам. Было вкусно, но как-то не торжественно. Все-таки буфет, он и есть буфет. Когда наша трапеза подошла к середине, мы услышали, что пираты пригласили гостей к столу. Что тут началось! Все ринулись наверх. Образовалась громадная очередь. Мы тихонько порадовались своей находчивости. Между тем нам подали десерт — слоеную булочку. К нашему столику подошел капитан. Поинтересовался, всем ли мы довольны. Оказалось, он в курсе, что мы русские. После ужина мы немного прогулялись по кораблю и пошли занимать места для просмотра шоу. Шоу заключалось в сражении пиратов с двух кораблей. Целью всего этого было возвращение на борт нашего судна жены капитана, пиратки Элеоноры. Сейчас с нами плыла другая девушка-пират, приходящаяся нашему капитану сестрой и, полагаю, женой капитану «оранжевого» судна. Нам раздали воздушные шары. Пират по кличке Шарки, что взял надо мной шефство, попросил меня встать на определенное место. Когда корабли сблизились, мне было предложено на канате перемахнуть на другой корабль. Я не рискнула и отказалась, не смотря на уговоры пиратов и любезное приглашение капитана соседнего судна, выраженное с помощью мимики и сверкания глазами. Может, зря отказалась, наверно, это было бы весело.

Наши пираты взяли соседнее судно на абордаж, и там завязалась битва на саблях, так, что летели искры. Потом стычка перешла на палубу нашего корабля. Снова Шарки поставил меня в первый ряд, что дало мне возможность ощутить всю силу и мощь боя. Сражение было самым настоящим. Многим пиратам доставалось, кому по руке, кому по шее. Было жутко страшно наблюдать это побоище. В заключении сразились на шпагах капитаны. Победила дружба, и капитаны обменялись девушками-пиратками. Потом были танцы. На середину вызвали несколько пар добровольцев и велели им танцевать, предупредив, что когда будет команда «Текила», они должны будут потереть друг другу нос, при команде «Ром» — потрогать колени друга друга, при еще какой-то команде потереться спинами, а при четвертой команде схватить из зрительного зала лицо противоположного пола и продолжать танец уже с ним. Таким образом, по замыслу организаторов охватывались все гости. Короче, в духе нашего пионерского детства. Потом всем пассажирам корабля было предложено взять друг друга за плечи и пройтись паровозиком. Затем все опять танцевали, пытаясь повторить движения пиратов, но было слишком тесно и жарко. Мы с русскоязычной семьей встали у борта немного отдышаться. Ко мне подошел пират Шарки и пригласил следовать за ним. Мы прошли в зал, где располагался бар. Там Шарки предложил мне выпить текилы. До этого я пила Маргариту, коктейль на основе текилы. Я сказала, что не хочу текилы, но вдруг почувствовала между лопатками дуло револьвера — один из пиратов навел на меня пистолет. Против такого аргумента у меня не было возражений, пришлось пить. Через несколько минут мы были на берегу. Попрощавшись с Ирой, Мариком и Томасом, я пешком пошла в отель. В 22—30 я уже была дома. Текила дала себя знать, я сразу же заснула.

31 августа
Последний день. Позавтракала, вышла на пляж. Англичанин должен был уехать сегодня в 7 утра, но не уехал — самолет отменили. Теперь он будет жить в отеле бесплатно еще 1,5 дня. По-моему, он просто счастлив от такой перспективы. А меня бы это не обрадовало. Мне уже хочется домой. Светит солнце. Вода в море чистая, но почему-то желтого цвета. В следующий заход, полчаса спустя, вода стала зеленоватой. Около 11 часов вода вновь обрела привычный голубой цвет. Но, к сожалению, мне уже пора идти паковать чемоданы. Расчетный час в отеле 12—00. А трансфер в аэропорт у меня назначен на 14—00. Я намеревалась пробыть в своей комнате лишних 2 часа, но в 12—40 мне позвонили с ресепшн и попросили освободить номер. Я попросила еще 20 минут на сборы. У меня в принципе было уже все собрано, остались последние штрихи — замотать сумку скотчем. Скотч я приобрела в магазине при отеле. Обошелся он мне недешево, в 3$. Наконец, вся обвешанная вещами, я спустилась вниз. Последний час в Канкуне я провела, сидя на диване в холле отеля и потягивая кока-колу. Трансфер прибыл за мной вовремя. В аэропорту мне пришлось заплатить аэропортовый сбор около 6$. Зарегистрировавшись на рейс, я пошла искать паспортный контроль, но такового не нашла. Спросила у служащего, но он ни о каком паспортном контроле даже не слышал. В зале ожидания я приземлилась на лавочку, с тем чтобы разобраться с бумагами: паспортом, билетом, посадочным талоном, — что-то спрятать в сумку на поясе, что-то положить в карман. Сидящий напротив меня подвыпивший мужчина спросил, не может ли он мне чем-нибудь помочь. Я отказалась. Он спросил, говорю ли я по-английски. На мой ответ: «Немного», он призадумался и перешел на немецкий, спросив, не из Германии ли я. Я ответила отрицательно. Тогда он стал угадывать, перечисляя все страны: Франция, Италия, Чехословакия и т.д. Я на все отвечала «нет», ожидая, когда же он назовет Россию. Но эта страна ему в голову почему-то не пришла. Отчаявшись угадать, мужчина таинственно сказал мне: «Сейчас», и начал расстегивать рубашку. Через мгновение он вытащил цепочку с висящим на ней магендовидом.

Разобравшись с документами, я отправилась по магазинам. В дьюти-фри был большой выбор. Обратили на себя внимание широкие браслеты, выполненные в технике перегородочной эмали, изображающие сценки из жизни индейцев. Также были интересные клипсы под дутое золото в виде иероглифов майя. Еще мне понравились футболки Hard rock cafe, их было великое множество, разнообразных фасонов и цветов. Правда, дороговатые — примерно 15$. Взгляд остановился еще и на топах в национальном стиле, украшенных кружевом ручной работы и вышитых крестиком. Не смотря на то, что многие товары были симпатичными, я ничего не купила — не хотела менять 100$. В самолете мне досталось место у окна. Рядом со мной уселись две подружки-немки примерно моего возраста. Воспользовавшись соседством, я набралась смелости и спросила на немецком, который не практиковала уже несколько лет, летят ли они дальше во Франкфурт. Оказалось, что так оно и есть. В свою очередь девушки были несколько озадачены тем, что я задала вопрос не на традиционном английском, но в то же время мой немецкий имел явно выраженный акцент. Они поинтересовались, лечу ли я в Германию или дальше. Я ответила, что в Россию, и это расставило все точки над i. Полет занял около двух часов. Аэропорт Мехико-Сити находится прямо в черте города, и это очень забавно. Когда самолет начал снижаться, я смотрела в окно, разглядывая город сверху и пытаясь найти среди длинных проспектов Авениду Реформа. Тем временем мы опускались все ниже и ниже, уже стали различимы номера автомобилей. Потом мы полетели среди домов и деревьев, и я уже начала опасаться за свою безопасность. Но вдруг шасси самолета коснулись земли и покатились по твердому асфальту.

Меня очень беспокоил тот факт, что стыковка между рейсами Канкун-Мехико-Сити и Мехико-Сити-Франкфурт составляла всего 1 час. Ведь если бы самолет из Канкуна опоздал, я могла бы не успеть на трансатлантический перелет. Поэтому мы скооперировались с немками в поисках нужного нам гейта. К счастью, аэропорт Мехико-Сити имеет всего один терминал, и гейты в нем расположены по кругу. Зарегистрировавшись на рейс, я пробежалась по дьюти-фри. Там я не смогла удержаться и все-таки разменяла 100$, приобретя футболку с бабочкой и надписью «Мексика» за 17$ и керамическую маску индейца в ту же цену. Наконец, посадка. Лететь предстоит всю ночь. Самолет забит под завязку. Ни о каком возлежании на трех креслах не может быть и речи. Мои соседи — мексиканец лет 35, читающий «100 лет одиночества» Гарсиа Маркеса, и юный немец, судя по всему бэк-пэкер. При мне он листал записную книжку, где был отражен его маршрут. Запомнилось, что несколько дней он провел в Оахаке. Конечно, надо было еще раз рискнуть и расспросить его о путешествии по-немецки. Но проклятые комплексы одержали верх, и я осмелилась лишь попросить у него немецкую газету. Он удивился, но газету дал. Для меня явилось неожиданностью то, что я поняла почти все, написанное в статье. Через проход от меня сидела чета мексиканцев: очень полная, но красивая мама, худощавый папа и светловолосая, кудрявая дочка лет 2—3. Малышка была жутко подвижной, постоянно ползала по родителям, пыталась слезть на пол. Стюардесса принесла для нее люльку, но уложить туда девочку оказалось не так-то просто.Наконец, дитя угомонилось, да и весь самолет погрузился в сон.

Вот и Франкфурт. Уж теперь-то я похожу по дьюти-фри, думала  я. Но не тут-то было. Те же служители в красных пиджаках преградили мне путь к заветным магазинам. Поскольку мой гейт находился вне пределов огороженной территории, попасть в дьюти-фри мне вообще сегодня не светило. На закономерный вопрос, с чем связано ограничение моих передвижений по аэропорту, служитель ответил, что внутри огороженной зоны находятся американские пассажиры. Да уж… Приехали… Я ожидала всего, чего угодно, только не этого. Просто невиданно, чтобы Европа так прогибалась перед США. Кстати этот случай очень показателен. Ущемление интересов всех пассажиров международного аэропорта в пользу кучки граждан США говорит о многом. К счастью, в другом крыле аэропорта находилось несколько магазинов дьюти-фри, которые мне были доступны. Но там меня ждало другое унижение. При покупке парфюма кассирша потребовала у меня паспорт. Не успела я и глазом моргнуть, как она его отсканировала. Примечательно, что у стоящего передо мной в очереди англичанина она даже в руки паспорт не взяла. Как потом выяснилось, с другими русскими произошло то же самое. Моему возмущению не было предела. Почему Россия позволяет вытирать об себя ноги? Ведь вроде бы на высшем уровне у России с Германией теплые отношения. Тогда почему же такое неуважение к россиянам? На последнем плече моего полета Франкфурт-Санкт-Петербург мне досталось место рядом с каким-то артистом. Лет 50, огромная львиная голова, внешность очень знакомая, но как его фамилия, и где он снимался, хоть убей, не помню. Он летел вместе с дамой его возраста, и они постоянно обсуждали фильмы, сериалы, актеров, режиссеров. Также с нами летел камерный оркестр, состоящий в основном из молодых девчонок. Они громко переговаривались на весь салон, подчас используя ненормативную лексику. Я снова почувствовала себя на родине, хотя иногда хотелось заткнуть уши. В аэропорту меня встретил муж. Ну вот я и дома.

| 16.02.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий