Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мексика >> Путешествие по Мексике: с пляжа на верхушку пирамиды


Забронируй отель в Мексике по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Путешествие по Мексике: с пляжа на верхушку пирамиды

Мексика

Путешествие по Мексике: с пляжа на верхушку пирамиды

Мексика влекла меня давно, и почти так же сильно, как Индия. Еще в детстве мое воображение было заражено чтением книги про падение Теночтитлана, Монтесуму, Кортеса и героического Куаутемока. Позднее заражение усугубилось многочисленными публикациями о загадочных доколумбовых цивилизациях, да и о недавней мексиканской истории и культуре писалось много интересного и своеобразного. Но попасть туда все как-то не получалось в отличие от той же Индии, куда я успела съездить уже дважды.
Наконец, осенью, заглянув на один из туристических сайтов, я обнаружила предложение присоединиться к группе, собиравшейся отправиться туда в январе и посетить там разные места. Время меня устраивало, первые контакты по электронке с девушкой-организатором произвели положительное впечатление. А тут еще я узнала, что один мой старый знакомый уехал работать в Университет Мехико и будет рад меня видеть у себя в гостях. Наконец, в последний момент мой сын решил присоединиться к этой поездке на неделю. В общем, ясно было, что надо ехать, а если что не так, на месте разберемся.
Несколько слов о визе и билетах. Чтобы получить визу, надо, главное, доказать свою кредитоспособность. При этом просто справки с работы о зарплате недостаточно. Требуются данные о состоянии Вашего счета в банке и кредитной линии на кредитной карте. Говорят, отказывают и тем, кто выезжает из России в первый раз. Ждать приходится больше трех недель, поэтому затевать поездку надо заранее. При получении визы требуется предъявить купленный билет. С билетами, кстати, тоже не просто. Аэрофлот летает редко, остаются западные компании. Мой выбор по цене и времени пал на КЛМ. Она предполагает ночевку в Амстердаме (и транзитную визу!), так что вечером или утром можно еще и там погулять. Сразу замечу, что о выборе перевозчика мне не пришлось жалеть.
И вот, прямо под Новый год я лечу в Мексику. Собственно, по голландскому времени я вместе с остальными пассажирами встретила Новый год еще в воздухе, что было отмечено раздачей шампанского и сладостей.
Прилетела в Мехико вечером 31-го декабря, встретила с друзьями Новый год, закусив его салатом из кактуса и голландским сыром и запив французским шампанским, и утром отправилась в путешествие по стране.
Для начала в Гвадалахару — второй по величине город Мексики, столицу штата Халиско. Встретилась и погуляла там полтора дня с сыном. Гвадалахара — большой красивый город с пышной архитектурой в колониальном стиле в центре и множеством примитивных серых домишек на узких грязных улочках в остальной части. В центре города, как и полагается, возвышается великолепный собор. Часть соборной площади занимал большой вертеп, оставшийся с Рождества. Как я поняла позднее, проезжая по разным городам, по случаю Рождества во всех церквях или перед ними в Мексике сооружаются вертепы, большие и поменьше, причем все стараются оригинальничать, и к обязательным евангельским персонажам и атрибутам — волхвам, яслям, деве Марии с младенцем, овцам, звездам — добавляют в меру фантазии местный колорит — парней в сомбреро, индеанок и прочее.
Довольно пышно выглядят кварталы правительственных зданий во главе с Дворцом губернатора, есть улица с красивыми современными домами и дорогими магазинами, несколько кварталов пешеходной зоны с множеством разносортных магазинов и ресторанчиков, где и в рабочие дни полно народу. Так что пару дней погулять и посидеть-перекусить в Гвадалахаре есть где.
Стоит съездить в слившийся с ней городок Сапопан, известный как место массового паломничества. Основная достопримечательность там — роскошный собор из туфа, обильно декорированный рельефной резьбой, с памятником Римскому Папе в память о его посещении. По соседству есть еще пара интересных соборов, один из которых нас с сыном изрядно рассмешил. Пока мы изучали там очередной вертеп, в собор пришли 3 монахини с гитарами и начали петь что-то религиозное. Мало того, что они с гитарами выглядели довольно комично и пели неважно, их пение через громкоговоритель транслировалось на улицу, но при этом звук так искажался, что это становилось похоже на какое-то невероятное жалостное блеяние, оглашавшее всю округу.
Стильной, хоть и потрепанной, была и старая гостиница Frances-Франция в самом центре Гвадалахары, где мы остановились. Высокие потолки, в холле внизу — фонтан и цветы, а наверху застекленная крыша. Шахта лифта заканчивалась на первом этаже комнаткой, на стене которой висела большая картина. В общем, что-то в духе арт-нуво или модерна с колониальным привкусом. Замечу сразу, что к Франции в Мексике долгое время питали теплые чувства как к свободолюбивой и склонной к революциям нации, пытались следовать французским веяниям не только в моде, но и в архитектуре.
 В Гвадалахаре мне удалось посмотреть и первые муралес. Это еще одна мексиканская достопримечательность — как правило масштабные настенные фрески, украшающие внутренние дворики, галереи и лестничные пролеты в общественных зданиях. Изображаемые сюжеты чаще всего носят исторический, революционно-героический или этнографический характер. Это не удивительно, ведь все самые знаменитые художники-муралисты — Ривера, Тамайо, Сикейрос и др. — были социально ангажированными людьми, неравнодушными к судьбе своей страны и ее народа. В Гвадалахаре муралес на героические темы украшали, в частности, губернаторский дворец в той части, в которую допускалась публика.
Погода в Гвадалахаре стояла отличная, не слишком жарко, но солнечно, после холодной и мрачной декабрьской Москвы — одно удовольствие. На улице продают много разных мексиканских, непривычных для нас вкусных вещей, начиная с кукурузы в разных видах. Есть на улице, покупая еду (горячую!) у торговцев с передвижными кухнями и столиками или просто приставными сиденьями, — это одна из мексиканских традиций. Четыре tacos за доллар! Эта традиция похожа на тайскую — и там и там еду готовят или хотя бы разогревают по твоему заказу у тебя на глазах, только блюда совсем разные, естественно.
Неделя праздности и расслабленности
Нагулявшись по Гвадалахаре, мы с сыном сели на автобус и поехали в Пуэрта-Вайярте — небольшой, но популярный у американцев курортный городок на тихоокеанском побережье, где мы должны были прожить 7 дней вместе с другими участниками этой поездки.
Сразу скажу о мексиканских автобусах — основном междугороднем транспорте в стране, как и во многих других развивающихся странах. Они все принадлежат частным компаниям, достаточно комфортабельны и быстры (особенно автобусы 1-го класса), не слишком дороги, хотя и подороже, пожалуй, чем в Турции и Таиланде. На одном маршруте может быть несколько перевозчиков, так что есть выбор. Главный недостаток: практически никто из персонала, включая кассиров-агентов на автовокзалах, не говорит по-английски, даже на самых туристических направлениях, поэтому получить любую дополнительную информацию, кроме времени отправления и цены, крайне проблематично. В моем случае это привело 2—3 раза к накладкам и неоптимальным решениям.
Городские и местные автобусы, не говоря уж о всяких сервизо, обычно гораздо хуже — старые, обшарпанные, с неизвестным расписанием, но зато дешевые.
Итак, в Пуэрта-Вайярту мы прибыли часов в 10 вечера, автостанция там на отшибе, доехать куда бы то ни было можно только на такси, но все организовано так, что там нет левых машин и вам сразу в диспетчерской дают квиток и говорят, сколько стоит доехать до вашего места. Правда, нужную улицу наш водитель нашел с трудом, а уж как он пытался заехать наверх по крутому склону в темноте! Но все обошлось, и мы прибыли в нашу виллу Лас паломас — домик с голубками на склоне горы с видом на море вдали. Стоит сказать несколько слов о той «бесконтактной» системе найма виллы для отдыха, которая весьма популярна в Штатах и Европе и которой мы воспользовались. Жилой комплекс, в котором мы жили, состоит из облепивших склон горы полуавтономных домов на 4—8 человек, в каждом есть 2—3 спальни, 2 душа-туалета с горячей водой, гостиная и/или патио, кухня-столовая с холодильником, разной полезной утварью и посудой (до универсама идти минут 10). Принадлежит он американцам из Калифорнии. Весь процесс поиска, переговоров с хозяевами и оплаты проходил по интернету, на месте мы имели дело только с мексиканцем-завхозом. Условия вполне комфортные, а цены — смешные. У нас получалось меньше 10 долларов в день с человека. Поэтому дома в комплексе запроданы обычно на год вперед, и нам просто повезло, что на неделю после Нового года осталось окно.
Городок Пуэрта-Вайярта, изначально бывший небольшим рыбацким поселком, ничего особенного из себя не представляет. Он состоит из старой части, где мы и жили, слава богу, и на небольшом удалении — стандартной курортно-гостиничной зоны. Море-океан здесь всегда штормит, вода мутная, он понравится любителям купания в прибое, а для любителей поплавать, вроде меня, это, конечно, не лучший вариант. Над водой вдоль линии прибоя в большом количестве носились на бреющем полете здоровые серые птицы с мощными клювами (пеликаны), периодически они вертикально пикировали в воду за видимой только им добычей, пролетая иногда в полуметре от пловцов. В старом городе нашлась пара кварталов с симпатичными домами с ажурными балконами. Приятно вечером пройти по набережной, наблюдая как огромные валы возникают из мрака, с грохотом разбиваются о камни вблизи берега и шипя отползают, уступая место очередному валу. Чтобы поплавать с удовольствием, мы стали уезжать километров за 10 в уютную бухту Мисмалойя — там и народу меньше и вода чище и спокойнее. А чтобы разнообразить как-то свой дневной отдых, совершили на второй день с утра вылазку в джунгли, что начинались прямо в конце улицы, на которой мы жили, и пару раз прогулялись по ущельям вверх по течению двух довольно бурных речек, в устьях которых и образовывались бухты, вроде той, что была в Мисмалойе. Горные джунгли в этих местах состоят в основном из пальмовых зарослей, продраться сквозь них возможно, особенно, если держаться тропинок, но ходить трудно из-за сухих и очень скользких пальмовых ветвей на земле. В бухте наблюдали кормление морских птиц на берегу. Больше поблизости ничего интересного нет. Для вечера там полно дискотек и ресторанов, как и полагается на курорте. В общем, в смысле своеобразия и впечатлений в Пуэрта-Вайярте не густо и долго там делать нечего, только расслабиться и отдохнуть несколько дней после трудовых будней.
Но вот неделя праздного отдыха закончилась и на арендованном авто мы вчетвером (без отбывшего домой моего сына) двинулись в Мехико.
Долгая дорога по горам-по долам
Это был самый нервный и драматичный кусок путешествия. Во-первых, переезд был не подготовлен, не был продуман маршрут и не было нормальных дорожных карт, а ехать предстояло почти 3 дня сначала по побережью, а потом через горы и долины с заездом и проездом нескольких городов. Дороги в Мексике разные: есть очень приличные, платные, а есть и сильно похуже, но даром. Сеть дорожная достаточно развитая и сложная, а указатели найти не всегда легко, кое-где ремонт с объездом и прочие осложнения. В результате пришлось изрядно поплутать несколько раз, что способствовало некоторому ненужному напряжению и нервозности.
Во-вторых, собранный по Инету коллектив стал напрягаться и рассыпаться по первому же поводу. Организаторша наша думала, как выяснилось в итоге, только о том, чтобы сэкономить деньги, немножко нас дезинформировала, умолчав, что едет с бой-френдом, не согласовала заранее со всеми участниками их планы и приоритеты и не дала нам познакомиться и пообщаться непосредственно друг с другом предварительно. Это не мешало балдеть на курорте, но для совместного путешествия мы оказались явно несовместимыми.
Накладки начались с утра, когда надолго исчез Михаил, тип довольно специфический и хамоватый, прямо скажем, которому приспичило освободить память своей цифровой камеры и перекачать гигабайты информации по Интернету в отсутствие доступной быстрой связи. В общем, стартовали мы около полудня, когда солнце уже вовсю припекало, а не рано утром, как следовало бы. Первая стычка, повод для которой вспомнить невозможно, произошла в первые же полчаса, но быстро потухла, оставив небольшой, но неприятный осадок. Впрочем, в остальном поначалу все шло нормально — дорога хорошая, слева горы, справа море, сверху солнце — и настроение быстро восстановилось.
Сделали первую остановку в местечке Барра де Навидад на берегу большой бухты, отгороженной от океана островом. Искупались, вода почти прозрачная. Как и в Пуэрта-Вайярте, над морем носилось много здоровых птиц и пикировали они совершенно неожиданно, казалось, прямо тебе на голову, так что я каждый раз невольно вздрагивала. На машине проехали почти до кончика мыса, до которого дошли пешком, полюбовались видами и двинулись дальше.
Следующая незадача приключилась в первом же крупном городе, через который мы проезжали и заблудились, потеряв почти час драгоценного времени. Надо заметить, что к этому времени мы совершенно выбились из графика поездки. Наступила южная ночь, тьма кромешная, дорога петляет между склоном горы и берегом моря, а до намеченного пункта ночевки пилить и пилить. И тут началось. Михаил, который сидел в это время за рулем стал гнать по темной неизвестной дороге как бешеный, тормозя на поворотах так, что тормоза визжали, а я чуть не ударялась лбом о переднее стекло. На мои робкие замечания об осторожности водитель не реагировал никак. И тут встрепенулся бой-френд, задремавший на какое-то время, и стал требовать ехать медленнее или отдать руль, мы, две женщины, к нему присоединились, но водила наш вошел в раж и не хотел делать ни того, ни другого. Оба мужика озверели, дело дошло до отнимания руля прямо на ходу. В общем — жуть, не знаю, каким чудом мы не свалились под откос. Руль в конце концов был отдан, но после этой безумной сцены, естественно, не могло быть и речи о совместном путешествии.
Мы молча доехали часам к 3 ночи до поселка с гостиницей, разбудили хозяина и завалились спать. Утром перекусили, осмотрелись, кстати, местечко оказалось довольно живописным, расположенным высоко над скалистым берегом, и, согласившись, что довезем Михаила до ближайшего города, двинулись дальше по побережью. Надо сказать, что места мы проезжали чудные: море, горы, бухточки с пальмами и белым песком. Погода была отличная и мы не отказали себе в удовольствии, перед тем, как свернуть в горы в сторону Мехико, еще раз искупаться в одной из таких бухт, где парная вода по колено и волны разбиваются где-то далеко от берега и долго потом до него катятся белым гребешком. Оттуда так не хотелось уезжать!
Но труба зовет и, слегка поплутав по обычаю в очередном городе на побережье, мы выехали на платное шоссе и стали углубляться в горы. Вскоре после развилки нам пришлось свернуть с шоссе и двинуться по узкой дороге, круто поднимавшейся вверх и тянувшейся по живописным местам вдоль какого-то ущелья, где внизу виднелось водохранилище с гидросооружениями, потом по широкому горному плато, где на горизонте в дымке виднелись сопки — потухшие вулканы. Сделали остановку, чтобы перекусить на довольно замусоренном пятачке в горах, потом, чтобы купить молодой кокос, полный живительного молока, и сочных и сладких фруктов, похожих на большие финики.
 В сумерках въехали в городок П., сделали остановку на 1,5 часа, чтобы хоть бегло и в потемках осмотреть его достопримечательности, прежде всего собор и несколько других храмов и центральную площадь. Прелесть провинциальных южных городов в том, что под вечер, часов после 7—8, в них жизнь не замирает, как в России и Европе, а, напротив, оживляется. Пользуясь тем, что спала жара, народ вылезает на улицу, заполняя торговые ряды, кафе и бары или просто дефилируя и толкаясь по центральным улицам и площадям. Правда, часов в 9 праздник жизни идет на спад и улицы города быстро пустеют. Но мне этого времени хватило, чтобы обежать основные примечательные места, съесть порцию горячей кукурузы, политой острой приправой, а под конец еще посидеть 15 минут в кафе за кофе с чем-то сладким. Пора было поторопиться, чтобы не совсем ночью добраться до Морельи, где планировалось переночевать и провести утро.
Слава богу, оба города соединяла скоростная широкая трасса, да и путь был не долог. В общем, в начале 11-го вечера мы оказались в центре Морельи, опять немного поплутали в пяти шагах от нужного места и, наконец, благополучно расположились в небольшой гостиничке на ночлег.
Морелья — это большой, красивый, достаточно старинный, колониальный город с широкими площадями, шумными торговыми и тихими боковыми улицами и зелеными бульварами и скверами, множеством соборов и монастырей и университетом со знаменитыми муралес. Центр хоть и компактный, но достаточно обширный, гулять по нему приятно. День был субботний, погода прохладная, не то, что на побережье, и с утра пораньше я отправилась с «Лоунли планет» в руках инспектировать достопримечательности. Кстати, гулять по мексиканским городам очень легко. Обычно центральная часть в них имеет регулярную планировку, главное, аккуратно просчитывать нужное количество пересечений и поворотов, чтобы не замкнуть траекторию.
Первым делом, сверившись с путеводителем, заглянула в огромное здание бывшего монастыря на соседней с гостиницей площади. В виду раннего времени там было пусто и тихо. В самом здании интерес представляют на мой взгляд только огромные резные деревянные двери собора. Такие деревянные двери и панели, богато декорированные рельефной резьбой, часто встречаются в Мексике, причем не только в церквях. Я пару раз даже специально сфотографировала такие деревянные чудеса мастерства. Мексиканцы, вообще, искусные резчики по дереву, благо есть много видов красивой и податливой для резьбы древесины.
А монастырь интересен своей коллекцией, как старинной скульптуры и керамики (еще одно мексиканское «спесиалитэ де ла мезон»), так и современных изделий, в том числе мастеров народных промыслов, которых приютил монастырь. Особенно мне бросились в глаза необычная деревянная крашенная статуя Христа и одна современная скульптура «Manus laboures».
За 3,5 часа я обошла из конца в конец большую часть центра со всеми расположенными там памятниками. Запомнились огромные картины в одном из отдаленных соборов. Они изображали, как монахи-капуцины спасали бедных жертв из рук варварских священнослужителей, обращали их в веру, учили уму-разуму. Своей примитивной прямизной эти полотна вызвали у меня в тот момент насмешливую улыбку. Позднее, по мере того, как я смотрела все больше ацтекских и майяских храмов и скульптур и смогла по-новому понять и прочувствовать то, о чем писалось в разных книгах и путеводителях о доколумбовых индейских цивилизациях, я не раз вспоминала эти картины и проникалась мыслью, что у этих патеров были основания считать себя спасителями и просветителями диких и жестоких варваров.
 В Университете я увидела полнометражные муралес, которыми были расписаны все стены галерей в его внутренних двориках. Здесь был даже Ривера.
Под конец я заскочила на субботний базар, где накупила разных мексиканских сладостей. Оказалось, что по большей части их делают на основе знакомого мне еще по Таиланду тамаринда, который сильно разъедает эмаль содержащейся в нем кислотой. Эти плоды растут во многих странах в экваториальной зоне.
Мехико и Теотиуакан
 В середине дня — снова в путь, в Мехико. В стороне остался заповедник с миллионами экзотических бабочек, какое-то озеро, без остановки проезжаем сквозь душистые хвойные леса. Нет времени, надо до ночи успеть доехать до столицы, а с дорогами полный караул. Чем ближе к столице, тем их больше, и без дорожной карты понять, которая наша, все труднее. Все это создает некоторую нервозность у нашего единственного водителя. Короче говоря, когда мы, наконец, въехали в Мехико и остановились у бензозаправки, чтобы в очередной раз попробовать уточнить, как дальше ехать, он на пустом месте начал на меня, что называется, наезжать. Я была совершенно обескуражена его агрессией, которая возобновилась и опять без повода наутро. Так что, нормальное общение стало невозможно, а ведь нам еще предстояло всем вместе съездить (хотя бы доехать туда и обратно) в Теотиуакан — одну из главных достопримечательностей страны, во многом таящую свои тайны до сих пор. Спасало в этой поездке меня то, что я, поняв, что дальше мне придется ехать одной, всю дорогу пока мы, как обычно, крутились по лабиринту улиц вместо того, чтобы быстро проехать по платной трассе, лихорадочно изучала ЛП. 
Теотиуакан — это огромный комплекс пирамид, дворцов, храмов, по которому носятся, карабкаются вверх-вниз, глазеют в разные стороны толпы туристов. Он очень древний, уже ацтеки не знали, кто и когда его построил и разрушил. Находится он на плоской вулканической равнине, растительности там очень мало. Цветовая гамма — серая — определяется цветом камня, из которого сложены постройки и дороги, соединяющие их. Для туристов расчищена и доступна ныне малая толика реальной территории с наиболее крупными зданиями, которые в доколумбовы времена были окружены многочисленными менее крупными и недолговечными постройками самого разнообразного назначения.
Самые удивительные постройки — это, конечно, пирамиды Солнца и Луны, внутри которых, в отличие от египетских пирамид, нет никаких комнат-камер, это искусственные ступенчатые горы, сложенные из камня и кирпича, где на самом верху располагались небольшие храмы. Стоять наверху страшновато, так мала площадка, так силен ветер и так круто вниз уходят ступени. Возникает даже некоторое ощущение парения над окружающей равниной и людьми-муравьями, что мельтешат внизу. А уж горизонт как широк!
Может, потому что день был пасмурный и холодноватый, и что так легко с высоты пирамид в воображении виделись жуткие картины кровавых многотысячных жертв ненасытным богам, которых там убивали по разным поводам, но впечатление и настроение Теотиуакан оставил у меня несколько мрачное и даже угнетающее. Наверное, в те времена, когда там кипела жизнь, а пирамиды и храмы были ярко раскрашены, все это выглядело по-другому.
Сам Мехико, по которому я совершила несколько прогулок за время пребывания в этот приезд и в день отъезда, огромен и разнолик, местами красив и величествен, местами грязен и убог, как любой мегаполис. В центре просторная соборная площадь с главным собором посередине и правительственными зданиями по краям. В одном из углов здания снесли, обнаружив остатки какого-то большого индейского памятника. Теперь на этом месте музей. Неподалеку находится комплекс зданий министерства образования, знаменитый своими муралес, куда свободно можно войти и по которому я с удовольствием погуляла. Опять исторические и символические сцены, все это немного квази-искусство, но смотреть интересно.
Жили мы в самом центре в дешевой гостинице без завтрака (его отсутствие типично для Мексики) и завтракать я бегала, следуя рекомендации ЛП в кафе Популер. Оно, действительно, очень популярное, народу всегда полно, но обслуживание быстрое, а еда приемлемая. Неудивительно, что публика начисто игнорировала все соседние кафе!
На пути в Юкатан
На следующий день распрощавшись почти без сожаления со своей несостоявшейся спутницей, я оказалась в несколько пиковой ситуации: у меня не было своего путеводителя ЛП, чтобы самостоятельно продолжать путешествие. Я наивно думала, что куплю его в первом же магазине англоязычной литературы. Не тут-то было. Пришлось изрядно побегать по центру пока не удалось найти единственный экземпляр ЛП, но только по Юкатану. Хорошо, что я для себя уже маршрут примерно составила, а планы городов и описание местных достопримечательностей можно было получить в турофисах, которые есть во всех городах, куда я собиралась заехать.
Первым пунктом я выбрала Пуэблу. Езды туда от Мехико 1,5—2 часа. Это один из крупнейших и красивейших городов Мексики, снобистский, с претензией на «французскость». По счастью на автовокзале я наткнулась на киоск для туристов, где мне выдали план города, забронировали номер с душем в гостинице возле центра и сказали, как доехать. Минут через сорок я уже гуляла по улицам, любуясь на покрытые изразцами с характерным орнаментом старые и новые дома с ажурными балконами, не забыла заглянуть на центральную площадь и в знаменитый кафедральный собор 16-го века и пару церквей (почти никаких впечатлений они не оставили, кроме одной церкви, покрытой желтыми изразцами). Есть там и 2—3 красивых, достаточно стильных здания, построенных по проектам французских архитекторов в начале 20-го века, и столько же интересных. более современных зданий. В некоторых магазинчиках и кафе очень приятные, оригинально декорированные интерьеры. Один я даже сфотографировала, так он мне приглянулся.Вечером на ужин попробовала местный деликатес — цыпленка в горьковатом шоколадном соусе (пойо поблано). Съела с трудом, очень тяжелое блюдо, вкус специфический.
Утром после завтрака в красивом современном кафе, тоже с французским уклоном в виде круассанов и горячего шоколада, я на перекладных двинулась на первые на моем пути в Юкатан развалины доколумбовых индейских цивилизаций в часе езды от Пуэблы. Это место с непроизносимым и потому сразу забытым мною названием находилось на двух холмах посреди обширной равнины, образованной и окруженной, как обычно, по периметру потухшими вулканами. Особенность этих руин была, пожалуй, в том, что они облепливали холм и там не было крупных, высоких сооружений типа пирамид. Оставили их, кажется, сапотеки. Честно говоря, мне больше понравилось само место и окружающая его панорама, а также тишина и удаленность от людского шума. Прогулка в одиночестве от одного холма к другому через поля и какие-то заросли под жарким голубым небом и звон цикад вселяет такой покой и умиротворение!
Следующая остановка на пути — Оахака, столица одноименного штата. Приехала я туда поздно вечером, автовокзал, как и полагается, на краю города. Пометавшись без успеха по окрестным улицам в поисках ночлега, я взяла такси и доехала до какой-то гостиницы в центре. Дверь оказалась на запоре и на стук никто не подходил. Слава богу, поблизости нашлось еще несколько гостиниц, в одной из которых я и устроилась довольно быстро.
Оахака и сама интересна и около нее находится один из самых известных индейских (сапотекских) памятников — Монте Альбан — «белая гора». Она очень хороша и по местоположению на холме среди долины и по самим пирамидам и другим храмам и дворцам. На мой взгляд там многовато народу ходит и слишком много реставрации, переходящей в реконструкцию, но все равно красиво и как-то удивительно легко дышится. Есть немало интересных образцов скульптуры и декора, очень выразительных в своей грубоватости и условности и фантастичности изображений. Еще район Оахаки известен местным вариантом водки из голубой агавы «мескаль». Ее изготовлением и продажей занимаются повально жители одного небольшого городка Митла около Оахаки. Там же есть очередные индейские руины более позднего времения, интересные тем, что они стали такими не столько в результате естественного разрушения, сколько после того, как камни из них были взяты для постройки церкви, которая и сейчас стоит рядом с ними.
Гулять по самому городу было очень приятно, не только по центру-зокало с обязательным сквером и собором, но и по боковым улочкам, и по торговым кварталам. Гулять пришлось допоздна, дожидаясь отправления ночного автобуса в Паленке. Из разговора с пожилым американцем, с которым мы ехали в автобусе в Монте Альбан я узнала, что его сограждане любят покупать дома в Оахаке и жить там по полгода — дешево и приятный здоровый климат, особенно хорошо зимой.
Почти случайно в Оахаке меня занесло в дом-музей знаменитого во всем мире художника и муралиста Руфино Тамайо. Он был индейцем-сапотеком и использовал соответствующие мотивы и аллюзии в своих работах. Оказалось, что он к тому же собирал доколумбовы артефакты, оставшиеся, в основном, от сапотеков. Коллекция небольшая, но очень качественная. В ней есть и скульптура, детали декора построек, и украшения, и керамика. Так что — рекомендую.
Путь в Паленке оказался неожиданно страшно долгим, автобус ехал кружным путем через Вийа-Эрмоса вдоль Мексиканского залива, а потом спускался вглубь континента к Паленке. Была пара вариантов, как туда доехать, и я каким-то образом сделала выбор, но, похоже, надо было ехать другим путем через Кристобаль дела Касас; без ЛП принять правильное решение было трудно. Единственным плюсом выбора было то, что часть пути мы проехали вдоль Мексиканского залива, правда выглядел он отнюдь не привлекательно. В результате я добралась туда только к часу дня. На мое счастье на автостанции я увидела девушку из Кореи с любимой книгой. Она мне подсказала, где остановиться, а в отеле мне сказали, как подъехать к памятникам. Надо отметить, что городок здесь совсем маленький, поселок в две улицы, и неинтересный, живет, в основном, при руинах.
А они, надо отдать должное, уникальны. Это одни из наиболее древних индейских руин большого города, прекратившего существование еще в 9 веке. Стоит напомнить, что именно здесь в тайном помещении находилось знаменитое изображение, которое некоторые энтузиасты принимают за инопланетянина за пультом космолета. В Паленке совсем другой климат и ландшафт, нежели во всех остальных индейских руинах. Здесь горы и очень влажно, буйная растительность покрывает горы, по деревьям прыгают обезьяны, отовсюду сочится или течет бурными потоками вода. Все памятники несколько отсыревшие, покрыты местами плесенью. Они расположены не только на основной ровной площадке, но и по склонам гор. Все вместе выглядит чрезвычайно живописно. Пирамиды здесь небольшие, зато много дворцов и прочих зданий, многие постройки обильно украшены барельефами. Судя по всему, большая часть комплекса еще не исследована и уж во всяком случае совсем не расчищена и к этим объектам пока невозможно подойти.
Вечером прогулялась по торговой улице городка. Это сплошные магазины с товарами для туристов. В небольшом и почти пустом ресторанчике в ее конце меня накормили очень вкусным супом и очередным вариантом лепешек-блинчиков с начинкой. Накрапывал дождь. Пора было возвращаться в гостиницу, чтобы выспаться после полу-бессонной ночи в автобусе перед очередным (слава богу, дневным) броском — на этот раз в Юкатан.
Юкатан
Дорога заняла целый день. Сначала пришлось частично проехать назад до Вийа-Эрмосы и побережья Мексиканского залива, чтобы выехать на трассу к Мериде — столице штата Юкатан. А оттуда на тесном местном автобусе в небольшой городок Вайядолид, который я выбрала в качестве опорного пункта. Выбор делался по ЛП и был вполне удачным во всех смыслах. Город расположен в середине северной части Юкатана и оттуда легко добраться в большинство интересовавших меня мест — Чичен Ицу, Тулум, Кобу. Сам городок небольшой, но симпатичный: старинный, с историческим прошлым, с обязательным собором в центре и парой интересных (относительно!) церквей в разных концах, небольшими парками и сквером перед собором. При этом в нем нет толп туристов. В истории Юкатана он известен тем, что именно на него напали восставшие майя во время «войны каст». История этой войны поучительна. Дело в том, что юкатанские власти вели себя весьма независимо от центральной власти до середины 19-го века и даже строили планы присоединения к США. Эту возможность им обеспечивала удаленность штата, отсутствие дорог и непроходимая сельва. Для большей гарантии на случай попытки вооруженного нападения из Мехико они обучили местных майя пользоваться огнестрельным оружием и, вообще, вести боевые действия. При этом в целом власти и местные креолы жесточайшим образом эксплуатировали и унижали тех же самых майя. В особенности этим отличался Вайядолид, где майя даже запрещалось появляться в центре города. И в один прекрасный день майя восстали, осадили Вайядолид, захватили его и поубивали массу ненавистных белых людей, а потом захватили большую часть полуострова. Спасло испанцев чудо. Суеверным майя явилось некое знамение, которое заставило их прекратить воевать, разойтись по домам и начать посевную, чем воспользовались местные белые люди, обратившиеся за поддержкой к центральному правительству, которое на определенных условиях прислало войска, не просто победившие повстанцев, но в течение нескольких лет истребившие половину майя на Юкатане. И сегодня время от времени на Юкатане случаются вспышки вооруженных действий и партизанские вылазки.
 В центре города размещается крытый комплекс общепита, где под одной крышей по периметру сосредоточено множество торговцев со своими кухнями, предлагающих разные блюда, в основном, недорогие, которые можно съесть, расположившись за любым столом в зале. Еда простая, но вполне съедобная у большинства из них. Очень удобно.
Комнату я сняла в небольшой гостинице в 5 минутах ходьбы от центра и 10—15 минутах — от автостанции. Окна выходили во внутренний дворик, где было тихо и не жарко.
С утра главный визит — в Чичен Ицу, крупнейший памятник культуры майя и тольтеков в Мексике. Это слишком известное место, чтобы описывать его еще раз подробно. Ограничусь несколькими личными впечатлениями. Территория, открытая для посещений довольно большая, но на самом деле — это малая доля того, что там находилось при майя. Наиболее впечатлившим памятником для меня стали остатки храма, украшенного по всему периметру изображениями человеческих черепов, которые в доколумбовы времена дополнялись настоящими черепами, разочаровал знаменитый пруд-сенот, куда скидывали жертв с вырванными сердцами. Отличный вид открывается, когда заберешься на самую высокую пирамиду. Ты как бы паришь над бесконечной сельвой. В некоторых местах вдали угадываются остатки древних храмов. Народу, конечно, многовато набирается часам к 11, и это мешает погружаться в атмосферу места, но не совсем случайно я нашла открытую калитку, через которую ушла на территорию руин, куда официально доступ запрещен, но кто проверяет!? Здесь царит тишина и только вы, сельва и руины. Небольшая часть из них расчищена и реконструирована в процессе подготовки к экспозиции, но по мере удаления от основной территории следов расчистки все меньше, а результаты работы времени и природы все явственнее, руины все больше приобретают естественный вид. В принципе, по этой части Чичен Ицы можно гулять бесконечно долго и даже заблудиться в паутине дорог и дорожек, хотя сойти с них и углубиться в заросли без мачете практически невозможно, настолько они густые, настоящая зеленая стена.
Нагулявшись по Чичен Ице, я направилась в небольшое местечко неподалеку, где были некие пещеры, приспособленные майя под храм. Место странноватое, посещение стоит дороговато, обязательно с гидом, причем мне пришлось идти с группкой мексиканцев и испаноязычным гидом, других ждать было поздно. В пещере темновато, безумно влажно и жарко, через пять минут весь покрываешься потом, идти скользко. В разных местах внутри пещеры расставлены какие-то ритуальные предметы, встречаются и сталактиты со сталагмитами, но ничего особенного и поражающего воображение там нет, так что я была весьма рада, когда экскурсия закончилась минут через 20 и мы вернулись на свет божий. В ЛП говорилось о каком-то чуть ли не ботаническом саде там же, но на самом деле это несколько дорожек и десяток вполне заурядных деревьев и кустов вдоль них, а дальше дикая непроходимая сельва.
Время было к вечеру, автобусы поредели и мне пришлось минут 40 сидеть в ожидании следующего автобуса на завалинке вместе с несколькими местными. Это были те самые майя, могущественные предки которых сначала покорили всех прочих индейцев в этой части Америки и которых потом легко завоевали испанцы. Они по-прежнему составляют большую часть населения Юкатана. Правда, никаких следов величия и особой мудрости у них не осталось. В подавляющем большинстве это довольно забитые, беднейшие, малограмотные крестьяне, время от времени устраивающие бунты местного значения. Да и по виду этот народец скорее игрушечный: маленького роста — женщины не больше 120—130 см, а мужчины — 150—160 см, как бы детского телосложения с характерными круглыми головками и прямыми черными волосами. Женщины по праздникам носят красивые белые блузки с яркой цветной кокеткой, вышитой крестом характерным орнаментом, некоторые дополняют их белыми нижними юбками. Впрочем, народ они доброжелательный и любознательный и, пока мы дожидались автобуса, меня пытались чем-то угостить, выясняли, откуда я, и успокаивали, что когда-нибудь автобус придет, что оказалось правдой.
Вечером в Вайядолиде меня ждало небольшое развлечение, немало меня позабавившее. Дело было в субботу и после ужина я подошла к собору, где скопилось много празднично одетой публики. Оказалось, что, хотя время шло к 9 часам вечера, там начиналась церемония бракосочетания, причем явно как со светскими, так и с церковными ритуалами. Внутри было полно народу и я притулилась сбоку у стены. Все было вполне обычно, пока не началась музыкальная часть. Ее сопровождал стоявший тут же в соборе рок-ансамбль из молодых ребят, что придало весьма специфическое звучание подобающим случаю песнопениям, старательно исполнявшимся всеми присутствующими.
На следующий день в моей программе было 2 места — Тулум и Коба. Тулум расположен на берегу Карибского моря и его посещение имело и цель искупаться в море. Собственно, только эта цель и оказалась стоящей. Хотя исторически место очень специфическое, руины сами по себе мало чего стоят, и скорее могут служить только некоторым экзотическим украшением пляжа. А вот море, конечно, великолепное. Даже в пасмурный день, в какой я туда попала, оно было потрясающего бирюзового цвета с белой оборкой прибоя по краю рифа и чернильно синим у горизонта. Берег песчаный, вода теплая, небольшой прибой. Хорошо!
Порасслаблявшись на пляже пару часов, выбираюсь на шоссе, чтобы через полчаса двинуться в Кобу. Это не менее интересное, но менее популярное место, чем Чичен Ица. Его особенность в том, что пирамиды и храмы здесь разбросаны группами и по одиночке в сельве на сравнительно большой территории. Некоторые из них очень живописны и стоят прямо в лесу, а часть почти не освобождена от растительности. От храма до храма надо идти по дорожкам, которые плохо размечены, и можно легко запутаться, что и произошло со мной под конец. Самое впечатляющее сооружение в Кобе — это одна из самых высоких и крутых пирамид. Я забралась на нее незадолго до заката. Когда стоишь на узенькой площадке наверху, ощущение отрыва от земли полное и дух захватывает, вид сельвы в лучах закатного солнца прекрасен, а вот спускаться вниз по крутым, полуразрушенным ступенькам, судорожно цепляясь за страховочный канат, — стресс. Промахнешься и упадешь — кости переломаешь уж точно.
Когда я поздно вечером вернулась в родной Вайядолид, он опять меня развлек, сделав свидетелем еще одной местной традиции. В сквере перед собором небольшой оркестр-ансамбль местных музыкантов играл разные танцевальные мелодии, а на площадке перед ним, окруженной толпой зевак, вроде меня, чинно танцевали несколько пар, естественно, в основном, немолодые люди. Об этой юкатанской традиции я читала в ЛП, но не ожидала увидеть в жизни. Повезло! Зрелище трогательное и немного забавное, впрочем, похоже, что и местная публика к этому относится со смесью серьезности, симпатии и легкой добродушной иронии.
Возвращение
На следующий день после прогулки по городу с посещением на пару минут местного музея в здании муниципалитета с историческими живописными полотнами и портретами, муниципального рынка и церкви Богоматери Гваделупы (покровительницы Мексики) пора было трогаться в неближний обратный путь. В Канкун я не стала заезжать, все курорты слишком похожи друг на друга, чтобы тратить на них время. Увы, не хватило и времени на несколько майяских памятников — Ушмаль, Пуукская дорога, недавно открытый Эк-Балам — и на посещение знаменитой колонии розовых фламинго.
Дорога предстояла длинная — один короткий дневной и два ночных переезда — с остановками и осмотром еще пары интересных мест.
Первая остановка на обратном пути с прогулкой по городу почти на 5 часов — в Мериде. Это довольно большой, процветающий город в типичном колониальном стиле в центре, но и с вполне представительными современными кварталами и широкими авенидами, красивыми особняками, большим университетом. Блуждая по этажам этого университета, куда я зашла с физиологическими целями, я неожиданно вышла на открытый амфитеатр, где обнаружила муралес, сделанные в стиле и технике «графитти» скорее всего студентами, а не профессиональными художниками. Они покрывали все стены яркими, броскими изображениями зрителей, сидящих на трибунах амфитеатра. Очень эффектно и необычно!
Вторая остановка — Вийя-Эрмоса, через которую я уже дважды проезжала. Город относится к преуспевающим за счет доходов от добычи и переработки нефти, имеющейся в близлежащем Мексиканском заливе, но сам по себе почти ничего особенного не представляет, до недавнего времени это был заштатный поселок и исторической застройки практически там нет. Мне там хотелось посмотреть ольмекскую скульптуру, выставленную под открытым небом на территории большого парка, заодно с небольшим зверинцем и дендрарием. Ольмеки — люди-ягуары — были древнейшей индейской цивилизацией, возникшей за несколько столетий до новой эры задолго до империй майя и ацтеков и просуществовавшей до 9-го века новой эры. Считается, что они существенно повлияли на все последующие цивилизации региона. Небольшую, но заинтриговавшую меня, выставку про ольмеков, я видела несколько лет назад в Вашингтоне. В основном ее составляла мелкая, но очень выразительная, динамичная пластика из жадеита, изображавшая людей и зверей в подчас странных, прихотливых позах, а на входе возвышалась двухметровая голова с негроидными чертами лица в шлеме на голове. В парке в Вийя-Эрмосе несколько голов разного размера с индивидуализированными чертами лиц и скульптурные композиции с фигурами людей внутри конических сооружений непонятного назначения. Наглядевшись на скульптуры и нагулявшись по парку — присесть-отдохнуть там не получилось: парк раскинулся вокруг озера и даже при ходьбе приходилось отбиваться от комаров, — зашла посмотреть местный собор и дальше просто несколько часов слонялась по городу. Больше смотреть там было нечего, а автобус уходил вечером.
Дорога от Юкатана до Мехико оказалась не только длинной, но и изматывающе тяжелой. Первый автобус был второго класса, а второй — первого, но поездка в нем оказалась менее комфортной: ночью по мере продвижения вглубь страны и подъема на высокогорье стало очень холодно и мне так и не удалось приспособиться поудобнее, чтобы немного поспать. А в первом автобусе я смогла растянуться на заднем сиденье и проснулась только, когда меня стал будить водитель по прибытии. В Мехико мы оказались затемно, часа на 1,5—2 раньше, чем мне обещали при выборе рейса, так что я не могла сразу поехать к моим знакомым, чтобы не будить их слишком рано. Автовокзал встретил пронизывающим промозглым холодом. Это огромное сооружение, но его нельзя назвать нормальным зданием со стенами, окнами и дверями, поэтому холод и ветер проникают внутрь беспрепятственно. Наверное, это спасает от летней жары, но победить холод мне не удалось, даже одев все кофты и куртки и выпив большую чашку горячего кофе. Сказалась, конечно, и безумная усталость.
Но вот стало светлеть, я села на метро и поехала в другой конец города, где живут мои друзья. Выйдя из метро, я поняла, что не могу сообразить, куда идти. Пришлось звонить, чтобы меня забрали. Наконец, я сижу в теплом доме, слегка осоловелая, пью кофе и ем домашнюю еду, рассказываю про свои приключения к удивлению моих друзей, которым они кажутся невероятно рискованными. А через пару часов, отогревшись, отправляюсь смотреть последний обязательный объект — знаменитый и уникальный антропологический музей. Не буду его описывать, он слишком известен, но подтверждаю, что это выдающийся музей, очень большой по объему и разнообразию экспозиции и по ее тематическому охвату, современный по подходу к экспонированию. Я проходила по нему несколько часов. Не повезло мне с ним в одном: пара отделов были на ремонте, так что космонавта я так и не увидела.
Вечером с задержкой рейса на 2 часа я прощалась с Мексикой и улетала домой, опять через Амстердам. Там со мной вышел казус, который меня сначала было перепугал, но в результате вес кончилось благополучно. Видимо сказались практически 3 бессонных ночи и я проспала свой рейс в Москву. Вскочив с постели за 40 минут до вылета и даже не почистив зубы, слава богу, вещи были собраны, я рванула из гостиницы, которая была в 10 минутах езды от аэропорта, но опоздала минут на 15, а самолет в этот раз улетел строго вовремя. Что делать? Хорошо, что я летела КЛМ. Я быстро нашла их билетный офис, дождалась небольшой очереди и, о чудо, милая голландка, без малейшего раздражения, наоборот, с полным пониманием и сочувствием, быстро оформила на завтрашний рейс, не взяв с меня ни копейки, хотя тариф был с фиксированной датой (представляю, как бы меня обругали и ободрали в Аэрофлоте!), и дала практический совет не соваться в полицию с сообщением, что у меня виза кончается на день раньше вылета. При вылете это никого не волнует и никто на эту дату не обратит внимания, а если я сама обращу их внимание на это обстоятельство, то создам и себе и им проблему. Это мне надо? Она была права. Так у меня образовался целый день для прогулки по Амстердаму, впрочем давно и хорошо мне знакомому. Вечером я пораньше улеглась спать, зарядив все будильники и попросив администратора разбудить утром. На этот раз все прошло без накладок и в положенное время я ступила на родную землю.
О доколумбовых цивилизациях Мексики: ересь дилетанта
Традиционно в различных книгах об индейских цивилизациях и их достижениях в разных областях говорится в весьма восторженных выражениях. Хождение по руинам индейских городов, лазание по пирамидам, разглядывание статуй их богов наводит на самые разные мысли, часто довольно неожиданные, и заставляет несколько изменить представления о многих вещах, почерпнутые из книг.
Конечно, поражает искусность и усердие мастеров, создавших многочисленные фрески и прихотливые барельефы, украшающие дворцы и храмы, при том, что делались они примитивными обсидиановыми инструментами. У индейцев не было металлических орудий вплоть до прихода европейцев! В 15-ом веке новой эры они жили еще в каменном веке.
Одним из сильно меня поразивших в какой-то момент путешествия стало наблюдение, что у индейцев не было ни одного бога с добрым лицом, не говоря уж о нравах этих богов. Только у Чак-мооля, изображенного в виде сидящего человека, нормальные черты и выражение лица. Вид у остальных богов, как правило, угрожающий и устрашающий, а нравы — жестокие, требующие постоянных кровавых жертв. Масштабы этих жертвоприношений были огромными. В Теотиуакане незадолго до появления испанцев было принесено в жертву столько людей, что очередь их тянулась на 3 мили — настоящая бойня, и все, чтобы умилостивить кого-то из богов. Храмы также часто украшены страшилками вроде барельефов из сотен каменных черепов, которые оживлялись настоящими отрубленными головами. Да и отношения между племенами отнюдь не были дружескими. Они регулярно друг друга завоевывали, безжалостно и в огромных масштабах уничтожая побежденных врагов.
Еще один парадокс. Все мы читали про необычайно точные календари майя, регулярность построенных ими храмов и городов. Но при этом у них не было колеса, почти не было домашних животных (лошадей!), металлических орудий, не говоря уж о сколько-нибудь сложных машинах и приспособлениях, системах ирригации, они не умели строить сводчатые помещения. Везде и во всем господствовал тяжелый ручной труд множества совершенно бесправных людей. Короче говоря, творческая мысль майя и других индейских цивилизаций совершенно не была направлена на решение практических задач, облегчающих жизнь человека и повышающих эффективность его деятельности. А астрономические и климатические знания узкого круга посвященных использовались ими, чтобы представить себя земными богами, которым все остальные должны беспрекословно подчиняться. Неудивительно, что эти цивилизации так быстро истощались и сами погибали. Даже в те времена и в тех условиях тоталитарные системы были непродуктивны.
Технологическая примитивность индейской культуры вкупе с жестокостью их религии и нравов во многом объясняют, хоть ничуть не оправдывают, во многом бесчеловечное отношение к индейцам конквистадоров, видевших в них недочеловеков. Естественно, что в глазах католических патеров, прибывших с конкистадорами, это была жестокая, варварская, антигуманная религиозная и политическая система (они были тесно связаны воедино) и им было несложно доказать любому христианину тех времен, что они несут этим темным и несчастным людям добро, просвещение и спасение. Фрески и картины во многих католических храмах Мексики изображают сцены спасения католическими священниками несчастных жертв от занесенного ножа или от пламени костра.
Несколько наблюдений напоследок
Один из парадоксов Мексики. Большая часть населения — это метисы или просто индейцы, но на экране телевизора, в рекламе, только европейские лица.
Очень мало кто говорит и понимает по-английски, многие именно не хотят говорить на этом языке, впрочем так же, как и на любых других, кроме испанского. Это создает проблемы туристам, конечно, но, слава богу, понять то, что написано по-испански, не так трудно, как на тайском.Вообще, отношение к иностранным туристам довольно безразличное, при том, что доходы от туризма играют значительную роль в экономике. Естественно, явная нелюбовь к американцам, при теснейших экономических связях и массовой эмиграции туда.
С безопасностью проблем я не почувствовала, даже когда в одиночку ходила поздно вечером по городам, хотя в Мехико ко мне пристроилась озабоченная этой проблемой француженка, которую пришлось довести до входа в ее гостиницу.
А вообще, повидавшие разные майяские места люди в один голос говорили мне на Юкатане, что ехать надо в Гватемалу, там памятники не хуже (один Тикаль чего стоит), природа более живописная, туристов меньше, а народ гораздо дружелюбнее.

Комментарий автора:…Вид у остальных богов, как правило, угрожающий и устрашающий, а нравы — жестокие, требующие постоянных кровавых жертв. Масштабы этих жертвоприношений были огромными. В Теотиуакане незадолго до появления испанцев было принесено в жертву столько людей, что очередь их тянулась на 3 мили — настоящая бойня, и все, чтобы умилостивить кого-то из богов. Храмы также часто украшены страшилками вроде барельефов из сотен каменных черепов, которые оживлялись настоящими отрубленными головами…

| 22.09.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий