Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мексика >> Похождения по Америке >> Страница 3


Забронируй отель в Мексике по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Похождения по Америке

Мексика

Вволю насладившись этим неповторимым по красоте и духовности зрелищем, мы двинулись в обратный путь. Как и при подъеме в гору, так и на обратном пути палец беспрерывно нажимал на «гашетку» фотоаппарата. Всякий раз казалось, что именно такой композиции, подобной цветовой гаммы, такого, как в этой точке, угла падения солнечных лучей, наверняка еще не было. Спуск в деревню был несравненно легче подъема. В течение получаса (с бесконечными остановками на любование и документирование) мы добрались до точки, из которой два часа назад начали восхождение. Спешить было некуда. До предполагаемого отбытия автобуса оставалось примерно четверть часа. Билеты были куплены в оба конца, так что и здесь осложнений не предвиделось. С удовольствием потягивая из банки пиво, мы направились к единственному стоящему на площадке автобусу. За рулем какой-то развалюхи на четырех колесах восседала личность неопределенного возраста с монголоидными чертами лица и мутными глазами. В ответ на попытку выяснить, тот ли он «бравый шофер», что повезет нас обратно, четкого ответа мы не получили. Внимательно изучив предъявленные нами обратные билеты, «оно» почему-то сильно разволновалось. На смеси неизвестных наречий и при помощи жестов водитель объяснил (или мы его так поняли), что уже приехал и больше сегодня отсюда никуда не двинется. Но, как только мы отошли в сторону, он дал газ и исчез из поля зрения. Два автобуса, что привезли сюда школьников на экскурсию, наотрез отказались подвезти нас до ближайшего города. Воздух свежел, с каждой минутой становилось ощутимо прохладнее. Пиво давно было выпито. Большинство лавок, торгующих сувенирами у подножья «бабочковой» горы, закрылись. Свернулись и все точки, где еще совсем недавно шла бойкая торговля съестным и напитками. Потихоньку мы стали сознавать, что перспектива провести ночь под деревьми, усеянными бабочками, становится более реальной, нежели опция добраться сегодня до своей койки в отеле. На стоянке оставалось еще пару машин, но было абсолютно неясно, кому они принадлежат и собираются ли вообще двигаться сегодня в путь. В какой-то момент на площадке появились двое мужчин и направились к одному из стоящих там тендеров. Они забрались в кабину, и по всему видно было, что машина вот-вот тронется. В тот момент нам уже было абсолютно неважно, куда они направляются. Хотелось начать хоть куда-нибудь, но двигаться. Мексиканцы эти оказались людьми чуткими и приветливыми и предложили нам место в кузове своего грузовичка. Никаких скамеек там, естественно, не было. Но нас это не смутило. Мы устроились на металлическом полу, спрятав головы под тонкой ветровкой, и машина тронулась. Борта машины лишь частично защищали нас от холодного ветра. Тендер шел вначале вниз с горы, затем свернул направо и стал почему-то вновь взбираться в гору. Где-то в округе время от времени возникали и быстро пропадали редкие огни человеческого жилья. Несмотря на сильный ветер и ночной холод, нам было жарко. Нас беспрерывно прошибали волны пота, вызванные страхом за наше ближайшее будущее. В какой-то момент машина замедлила ход, а затем и вовсе остановилась. Выпрыгнув из кузова, мы оказались на окраине глухой деревни посреди леса. Машину обступило с десяток молодых мексиканцев. «Очевидно, торгуются с водителем о цене за наши головы» — подумал я с тоской и под ложечкой что-то сильно кольнуло. К счастью, сделка не состоялась. Водитель взобрался обратно в кабину и мы двинулись дальше. Проехав еще минут десять-пятнадцать, машина вновь остановилась. Честно говоря, прощаться с жизнью совсем не хотелось, но что-либо изменить в нашем тогдашнем положении мы тоже были не в силах. Над бортом возникла голова того, кто ехал вторым в кабине. Говоря что-тона местном диалекте, он знаками показал нам, что пришло время вылезать. Спрыгнув на землю, мы оказались на узкой проселочной дороге. Вокруг не было ни души. Водитель оставался в кабине, не выключая мотора. Его попутчик, широко улыбнувшись, жестом пригласил нас занять место в кабине, помахал нам на прощание рукой и зашагал куда-то в гору.Вот так сюрприз! Мы перебрались внутрь. Как приятно, оказывается, ехать, когда ветер не свистит в ушах соловьем-разбойником, стремясь всякий раз побольнее ударить в любую открытую часть тела. Термометр, укрепленный над ветровым стеклом в кабине, регистрировал температуру воздуха снаружи. Она колебалась от трех до пяти градусов тепла по Цельсию в зависимости от того, шла ли машина в гору, либо скатывалась под горку. Постепенно мы отогрелись и начали «чирикать». Путь нам предстоял неблизкий, ехали мы не меньше двух с половиной часов. У нас было достаточно времени поделиться избранными главами из своей биографии, познакомиться в общих чертах с личной жизнью нашего нового знакомого и обсудить насущные проблемы мировой политики. Рикардо (так звали нашего спасителя и нового неожиданного знакомого) был мужчина на вид лет сорока-сорока пяти с открытым лицом и приятной улыбкой. Он оказался подрядчиком по заготовке леса. В эти края его забросила попытка сколотить бригаду лесорубов к началу сезона. Этим и объяснялось его «плутание» по заброшенным деревням и тот интерес, что проявляли к нему местные жители. Сам же он жил в городе, имел жену и детей, по деревням «рыскал» в поисках рабочей силы лишь в сезон лесозаготовок. За время пути мы (это, конечно, громко сказано, ибо я всю дорогу молчал по-испански, сын же вел беседу за двоих) детально обсудили особенности жизни в городской и сельской местности Мексики, затем перешли к условиям жизни в Израиле и, наконец, попытались решить мирным путем в диалоге израильско-палестинский конфликт. Было одинадцатьчасов пятьдесят минут вечера, когда машина остановилась у автовокзала городка Идальго. (Ни раньше, ни после того я об этом городке ничего не слышал. Думаю, он даже не фигурирует в туристических справочниках). Рикардо пошел с нами. В комнате ожидания было пусто и почти совсем темно. Лишь маленькие лампочки-ночники освещали стойки кассира и диспетчера. Через пять минут, тепло пожав руку нашему спасителю, мы вскарабкались в полуночный автобус, который дал газ и тронулся с места. Для того, чтобы завершить рассказ об этом необычном человеке, добавлю лишь маленькую подробность. Убедившись, что нам есть на чем уехать, Рикардо признался, что мысленно уже был готов к тому, чтобы вести нас ночевать к себе домой в случае, если бы оказалось, что мы пропустили последний рейс. Пока автобус куда-то бодро бежал в темноте, мы успели подремать.Затем был город Морели (еще одна точка, о которой мало кто имеет хоть малейшее представление). Здесь мы успели взять билеты, получить при посадке в автобус банку сока и кусок какого-то сладкого пирога впридачу и двинулись дальше. На часах было примерно 3часа 45 минут утра, когда вконец измученные, мы, наконец, выгрузились на вокзале родного Мехико. Еще один, на этот раз последний отрезок пути в такси, и около половины пятого утра мы свалились в постель. Мы поступили мудро, не отказав себе в удовольствии совершить легкую прогулку на природу и полюбоваться бабочками, прибывшими сюда из самой Канады. Кто знает, представится ли еще когда-нибудь в жизни такая возможность?

* * *
Глава пятнадцатая (19.01.05).
Ацтеки — это больше, чем можно себе представить.

Ночью (а скорее утром) снился какой-то очень реальный маразм. Хотелось пить, живот сердито урчал от голода. Пробуждения (в физиологическом значении этого слова), как такового, не было. Был переход из полубодрствования в состояние не сна. Утро началось в «Макдональдсе» на перекрестке нашей улицы с неширокой, но оживленной магистралью. Протолкнув в пищевод что-то из стандартного утреннего меню международной универсальной закусочной, запив еду темной горячей жидкостью, именуемой чем-то вроде «кофе», мы двинулись решать насущные проблемы наступившего дня. Бросив ненароком взгляд на свои ботинки, отчетливо понял, что если в ближайшее время не приведу их в приемлимое состояние, избежать контакта с властями по обвинению в бродяжничестве мне не удастся. Расположившийся на том же углу чистильщик решил эту проблему быстро и на высоком профессиональном уровне. Сегодня по плану следовало нанести визит «тете Иудит», дабы воочию убедиться, что выплаченная ей за очередное приключение немалая сумма принесет плоды уже в ближайшем будущем. На самом деле этот деловой визит был всего лишь маленьким эпизодом большого плана сегодняшнего дня. Как каждый уважающий себя город, мексиканская столица имеет свою туристическую службу, а неотъемлемой частью этого сервиса является обзорная экскурсия по городу. Открытый двухэтажный автобус курсирует по улицам Мехико с восьми утра до позднего вечера. Он отправляется в путь каждые двадцать минут, делая остановки у всех основных достопримечательностей города. На любой из остановок можно сойти, прогуляться, запечатлеть себя на фоне скульптуры какого-нибудь знаменитого мексиканца и, дождавшись следующего автобуса, двинуться дальше. Этот туристический маршрут начинается и заканчивается возле большого Кафедрального собора на площади Зокало в пяти минутах ходьбы от нашего отеля. Мы приобрели двухдневный билет на этот городской тур, взобрались на крышу автобуса, и двинулись в путь. Благо, что «тетя Иудит» (так мы с первой минуты окрестили нашу туристическую даму) держит контору в одном из тех -районов Мехико, что входят в городской туристический маршрут. Туда-то мы и направились прежде всего. В любом городе, как и здесь, туристический автобус едет очень медленно, давая возможность пассажирам насладиться красотами. Тем более, когда городские магистрали во все дневные часы суток и так запружены автомобилями, пешеходами, разносчиками с тележками, доставляющими с места на место невесть что. Туристы, путешествующие по городу в таком автобусе, должны успеть услышать и усвоить записанное на пленку и звучащее у каждого в наушниках объяснение гида касательно любого мало-мальски интересного здания, что встречается по пути. Необходимо успеть сфотографировать на ходу понравившийся объект, а если повезет, то и себя на фоне чего-то необычного или особо красивого. Таким образом, в турагенство мы добрались только часов около двух пополудни. Закончив дела, выпили, наконец, настоящий кофе и на той же красной колымаге отправились в антропологический музей. На осмотр его экспонатов в нашем распоряжении оставалось всего три с половиной часа. По опыту прошлых путешествий я представлял себе, что для такой махины, как антропологический музей в Мехико, это чертовски мало. Сами того не подозревая, мы оказались «умными» туристами, ибо попали сюда после того, как основательно побили ноги о древние камни археологических парков Мексики и Гватемалы. Здесь все ранее виденное, но существующее в сознании, как разбросанные части пазеля, слились в одно общее полотно, носящее имя: «Культура ацтеков». Кроме коллекции ацтеков музей может похвастаться богатыми экспозициями, представляющими образцы культуры Мая, Инков и и других древних народов. Находки, собранные в залах этого музея, поражают. Экспонаты охватывают период от 1800 года до нашей эры до750—800г.г нашей эры. Отдельной группой стоят ацтеки (экспонатов, относящихся к этому периоду, столько, что они занимают целый этаж). Этот народ, полностью сохранивший свои обычаи, культуру, науку, религию, просуществовал до середины шестнадцатого века, когда территория нынешней Мексики была захвачена испанцами. Отведенное нам на осмотр музея время пролетело, как один миг. Невозможно описать те несметные богатства и уникальные ценности, что собраны в этих залах. Может быть, скромной иллюстрацией к написанному послужат фотографии, сделанные автором в залах музея.

И вот, наконец, завершающий тур по ночному городу, столь многоликому и необычному 22-миллионному муравейнику. Легкий ужин (салат из свежих овощей, гамбургер и по пол-литра темного пива), и мы уже в отеле. Надеюсь, сегодня сон будет спокойный, без вынужденных остановок в пути, пересадок и ночных кошмаров. Завтра нас ждут еще не осмотренные интересные места в городе (естественно не все, а всего лишь их малая часть), дневной концерт-шоу мексиканской музыки в самом большом концертном зале Мехико. На этом мексиканская мозаика временно распадается. Надеюсь, от вкрапления в него Эквадора и островов Галапагосского архипелага (куда мы отправляемся поправлять пошатнувшееся за время «мучилерскаих мук» здоровье) общая картина не пострадает. А сейчас спать. Спать спокойно, с чувством выполненного долга, в горизонтальном положении, как это принято у большинства людей, предварительно приняв душ перед сном. Спать так, как спится после почти суточной охоты за бабочками и общения с ацтеками. 1 час 15 минут назад начались новые сутки нашего путешествия.

* * *
Глава шестнадцатая (20.01.05).
До свидания, Мексика, но не прощай.

Затем началось «всплытие». Эта ночь была вместилищем археологических снов. Вначале был нырок куда-то глубоко под землю с фокусировкой внимания на мельчайших подробностях быта ацтековской эпохи. К сожалению, эти детали и подробности почти полностью стерлись при пробуждении. По срезу почвы опытный археолог способен определить возраст того или иного участка земли и тех находок, что спрятаны в ней. Во сне вся культура ацтеков предстала в виде глубокого колодца с четко разграниченными уровнями и отходящими в разные стороны боковыми туннелями. Вдоволь погуляв по одной из эпох, можно вернуться в главный ствол шахты времени, дабы подняться или опуститься в следующую. Все было открыто моему взору: жилища древних, их труд и отдых. Они радовались пришельцу из другого времени, приглашая зайти в дом, отведать их явст и отдохнуть. В момент пробуждения еще какое-то время было ощущение «той» реальности. Но оно, к сожалению, бысто испарилось. Осталось лишь разочарование от невозможности донести увиденное и пережитое за ночь до сведения читателя. На улице уже совсем светло, в окно хорошо виден уголок жизни мексиканской столицы двадцать первого века.Мой сомучилер глубоко и спокойно спит, обняв руками подушку. Новый день начнется для нас обоих, когда и он выплывет из своих снов в реальность. Пошло последнее утро нашего пребывания в Мексике. Будут еще одни сутки по дороге из Эквадора в Штаты, но это уже что-то совсем другое. Наше двухнедельное турне по стране ацтеков подошло к концу. Это была не только древность, история и пыль раскопок. Наши впечатления тесно перемешались с познаниями о жизни современной, второй по численности населения (после Токио), мировой столицы. Мы увидели наяву, как перемешались древние ацтеки с завоевателями-испанцами, создав новую нацию — мексиканцев.(Нередко суда вливалась и кровь мулатов). Проходя по улице, так и хочется всякий раз вскинуть к глазам камеру, дабы запечатлеть мелькнувшее в толпе еще одно интересное лицо. Непривычные взгляду европейца, эти образы так и просятся на пленку. Некоторые прохожие относятся к этому документированию равнодушно, не проявляя признаков раздражительности или недовольства. По отношению к другим приходится делать вид, что ты занят выбором подходящего места для съемки площади с бронзовым рыцарем на пьедестале, и лишь в последний момент развернуть камеру таким образом, чтобы в объектив попало лицо потомка ацтеков. А потом быстро уносить ноги с «места преступления». Такой акт фотонасилия порой может закончиться плачевно для автора идеи. Иногда удается заключить краткосрочный союз с приглянувшимся объектом, добившись его согласия на съемку. Обычно на такой союз без колебаний идут представители власти при исполнении, родители, обожающие своих детей, владельцы собак любой породы. К моменту отъезда из Мексики уже отснято двадцать шесть пленок, при том, что на всю поездку (включая Нью-Йорк) за глаза должно было хватить двадцати четырех. Сам не знаю, как это получилось. Но факт налицо. А с фактами, как известно, спорить трудно. Пока невозможно себе представить конечный результат этого фотопроизвола. Ведь впереди еще Эквадор, Галапагос и, наконец, Нью- Йорк.

Но вернемся к дневнику. Итак, на дворе утро пятнадцатого дня нашей поездки. Наш последний день в Мексике. Если все пойдет по расписанию, в час двадцать ночи назавтра лайнер компании «Мексикана» вырвет нас из рядов гостей мексиканской столицы и унесет дальше, на поиски новых приключений. Оставшиеся до полета свободные часы мы решили посвятить знакомству с культурной жизнью Мехико. Первая остановка в нашем сегодняшнем маршруте -«Макдональдс». Мой спутник (как это принято у серьезных людей) стребовал для себя на завтрак полный «джентельменский» набор: яичница с гамбургером в булке, овощной салат, чипс и кока-кола. Я же на этот раз ограничился темным горячим напитком (с настоящим кофе, приготовленным из зерен, это пойло не только ничего общего не имет, но и иметь не может). К нему в придачу заказана горячая трубочка с яблочной начинкой. Разогрев внутренности и в то же время не обременив себя лишним весом, уже через полчаса я был готов идти в последнюю атаку на приступ города. Мой верный спутник расправился с остатками завтрака, и мы дружно двинулись в путь, который лежал за угол соседнего дома на параллельную улицу, где находились два музея, привлекшие наше внимание: Музей изящных искусств и Почтовый музей. Казалось, ничего не могло помешать нам совершить задуманное. Тем не менее, ни в один из них мы в тот день не попали. Не доходя метров сто до цели, наше внимание привлекло красное полотнище с устрашающей фигурой палача в маске. Здесь оказался музей ужасов, неизвестно почему обойденный авторами путеводителей своим вниманием. Сегодня здесь особенно оживленно. В здании музея экспонируется частная коллекция орудий пыток. Упустить такое было бы просто непростительно. В залах толпилось немало школьников, которые что-то записывали и зарисовывали в свои толстые тетради, альбомы и блокноты. У меня лично создалось впечатление, что, вернувшись в школу, они дружно начнут конструировать действующие модели орудий пыток по этим записям и чертежам, а затем безотлагательно захотят опробовать их на одноклассниках и учителях. Разговорившись с каким-то испанцем средних лет, наблюдавшим за деятельностью «юных палачей», выясняю, что он учитель истории, который привел в музей своих питомцев для наглядного усвоения пройденного материала, касающегося истории захвата и эпохи испанского владычества в государстве ацтеков. Славная испанская инквизиция могла легко и наглядно продемонстрировать свою роль в покорении и усмирении местного населения в течение почти четырех сотен лет. В первом же зале экспозиции, подняв на вскидку фотоаппарат (как вскидывает ружье охотник, заслышав шорох в камышах), я был остановлен служителем музея. Последний очень доходчиво (хоть и на незнакомом языке) объяснил, что фотографировать экспонаты частной коллекции запрещено. Смотри и любуйся гильотиной сколько душе угодно, согласно купленному билету. Уносить же изображение экспонатов разрешается только в виде книг, открыток или фготоальбомов, продающихся в холле. (Бизнес он и есть бизнес, всегда и везде). Пришлось сделать вид, что аппарат прячется обратно в сумку, а правила посещения выставки лично мной ни в коем случае не будут нарушены. Самому же попытаться украдкой «унести» из музея хоть часть наиболее интересных экспонатов в виде негативов.

Музей современного искусства Мексики — место несомненно заслуживающее внимания. Некоторые его экспозиции сильно напрягли мои мозги, застывшие на уровне понимания и наслаждения классической живописью, импрессионизмом, в крайнем случае, кубизмом. Тем не менее, трехчасовую прогулку по залам музея я выдержал стойко, никого не проклиная, а лишь философски рассуждая, что, по моему мнению, заслуживает внимания, а что нет.

На часах шесть часов вечера. На улице темно. Музей, слава богу, закрылся. Можно подумать и о прозе желудка. Наше прощание с мексиканской столицей проходит в теплой беседе при свечах (не фигурально, а на самом деле) в аргентинском ресторанчике. С некоторым интервалом мы оба посетили те же города Южной Америки, и мясной ассортимент тех мест пришелся нам обоим по вкусу. Если учесть, что вот уже почти десять часов кряду лично я влачу свое существование на яблочном пирожке и кофе с солидной добавкой пива, то станет ясно, что угасания аппетита лично у меня к ужину не наблюдалось.

Аргентинский ресторан в самом центре Мехико побаловал нас своими мясными деликатесами. Аппетитные, хорошо прожаренные на огне куски свежего мяса прекрасно усваивались нашими желудками. Тем более, что пищеварительному процессу сопутствовала приятная беседа двух мучилеров. Добавьте к этому еще бутылочку красного сухого аргентинского вина и, думаю, дальнейшие комментарии излишни. И вот все позади. Сдав тяжелые объемистые мучилы, мы свободно гуляем по коридорам полупустого в этот ранний час международного аэропорта мексиканской столицы. Пополнив запас спиртного и курева, готовы лететь в Эквадор, а оттуда на острова Галапагосского архипелага. На часах четыре часа сорок пять минут утра местного времени. Эти строки дописываются в те минуты, когда наш самолет снижается, готовясь совершить часовую остановку по дороге в Кито, столицу Эквадора. (Честно говоря, что это за город, где должна быть остановка, и какой стране он принадлежит, понятия не имею). Главное, что когда самолет приземлится, нас выпустят в аэропорт дружественной Мексике державы, где после всего съеденного и выпитого (до полета и пока самолет парил в поднебесье), наконец, можно будет насладиться сигаретой. Далее должен быть Кито, столица Эквадора. Здесь нас должны встретить и проводить в гостиницу, где можно будет отдохнуть перед дальнейшим путешествием.

Автор Виктор Бэн-Ари

Страницы: Предыдущая 1 2 3

| 02.02.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий