Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мальдивы >> Мои дивные Мальдивы


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Мальдивах!

Мои дивные Мальдивы

Мальдивы

Ещё ни разу выбор места отдыха не вызывал у нас с мужем таких бурных дебатов. Раньше было как-то проще — мы уже задолго до поездки приходили к общему решению, куда мы хотим поехать. Впрочем, этой весной мы были уверены, что очередной страной, которую мы посетим, будет Таиланд. Но, как говорится, хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. В Таиланд нам не суждено было попасть, по крайней мере, на этот раз — и всё из-за атипичной пневмонии, преградившей нам путь не только в Таиланд, но и во всю Юго-Восточную Азию. Небольшим утешением служило то, что точно так же оказались расстроены планы тысяч других туристов. Сейчас паника вокруг новой болезни стала забываться, но тогда, перед майскими праздниками, она достигала апогея. Были люди, которые называли нас сумасшедшими только потому, что мы вообще планировали куда-то лететь, ведь считалось, что салон самолёта или здание аэропорта — самая благодатная среда для заражения. Но совсем отказываться от отпуска не входило в наши планы, тем более, что я искала новую работу и понимала, что если не отдохну на майские праздники, то не отдохну ещё долго. Поэтому мы лихорадочно стали искать другой вариант не дороже 1500$ на человека. Вы скажете, что возможностей масса, но наш выбор осложнялся тем, что Данил наотрез отказывался ехать на море, подавай ему океан, и не какой-нибудь, а тёплый, в тропиках. На Восток мы смотреть перестали, вниз, то бишь в сторону Африки, пока смелости не хватало смотреть (разумеется, в сторону настоящей, чёрной Африки), а как только обращали взоры на Запад, в сторону Южной Америки, финансы затягивали протяжные грустные песни.

Как на нашем отпускном горизонте появились Мальдивские острова? И случайно, и в то же время не совсем. Я давно мечтала побывать в подобном благословенном месте, но мечты мои были загнаны на самые задворки души, потому что шли вразрез с нашими представлениями о правильном отдыхе и, как мне казалось, с нашими финансовыми возможностями. Правильным я всегда считала отдых активный, муж был согласен, а острова, как мы думали, любую активность исключают. Но иногда, ломая свои же собственные стереотипы, получаешь удивительный результат. Я совершенно случайно наткнулась в сети на предложения по Мальдивам на майские праздники и с изумлением обнаружила, что мы вполне можем позволить себе провести там около 10 дней в отеле 4* и даже с полным пансионом, всего за 1600$ (Данил настаивал на All Inclusive, но как сказали в турагентстве, на Мальдивах AI русским не продают, ха-ха). Первый стереотип о заоблачных ценах был разрушен, я загорелась идеей, хотя и побаивалась оказаться запертой на крошечном, пусть даже самом распрекрасном, острове, не зная, куда себя деть. Мне пришлось поуговаривать Данила, который сначала даже думать не хотел ни о каких Мальдивах. Он пытался склонить меня к очередной, а именно к третьей, поездке на Кубу, которая оставалась для него непревзойдённой — попробовал бы кто поспорить с ним, что пляжи Варадеро не лучшие в мире и что лобстеры там не самые вкусные! Для убеждения мужа были использованы все средства: его почтовый ящик был завален кучами фотографий ярко-лазурного цвета (я столько их пересмотрела, что казалось, воды с меня достаточно, уже и ехать никуда не нужно) и горой ссылок на рассказы восторженных путешественников, которые он все послушно читал. Я сохраняла объективность и высылала ему все попадающиеся статьи, и надо сказать, среди них была всего одна, автор которой что-то говорил о скуке и желании поскорее вернуться в шумный город. Мои старания не пропали даром. Уже за две недели до майских праздников мы были счастливыми обладателями путёвок на остров-отель Bandos, 4*.

Отель не был выбран нами, в нём единственном оказались места. Хотя нет, вру, места были ещё в отеле Fun Island, 3*, но на фотографиях остров выглядел лысоватым, мне же хотелось настоящего «баунти», со склоняющимися к воде пальмами и бурной растительностью, «Бандос», опять же по фоткам, больше соответствовал. И ещё нам очень повезло, что не оказалось мест в отеле, предлагавшем номера с вентиляторами — с нас бы сталось туда поехать, и только на месте мы поняли, что без кондиционера нам пришлось бы несладко.

31-го апреля Данил с его родителями заехал за мной на работу, откуда мы отправились на Павелецкий вокзал. С вокзала в «Домодедово» ходят электрички, мы решили, что быстрее будет добираться железной дорогой, чем на машине по пятничным пробкам, и не прогадали. Поезд до аэропорта отходит каждый час, идёт около сорока минут. У нас была информация, что проезд на нём бесплатный только для вылетающих внутренними рейсами, проверить эту информацию оказалось крайне сложно, потому как на отправлении отсутствовал какой-либо намёк на справочное бюро. Пометавшись от одного человека в форме к другому, мы были отправлены к какому-то дядьке в свитере, сидящему не за какой-нибудь стойкой, а, как обычный пассажир, на креслах, и только у него мы выяснили, что проезд для нас бесплатен, он же записал нас куда-то и отправил вперёд и с песней на платформу. В общем, организация хромает на обе ноги.
На рекламном проспекте изображен прямо-таки поезд будущего, обтекаемый, рвущийся вперёд, как стрела — на самом же деле нас ждала слегка модернизированная электричка с новыми сиденьями и телевизором под потолком в углу вагона, который до отправления издавал страшное шипение, а после вдруг начал демонстрировать диснеевские мультики. Данил хохотал над выходками мультяшных героев, а я больше смотрела в окно и думала о предстоящем полёте, ну а дальше моя фантазия благоразумно не заходила. Я просто не верила, что уже завтра буду валяться на белоснежном песочке под пальмой.

Аэропорт «Домодедово», из которого мы вылетали впервые, понравился мне ровно до таможни. Зона вылета оказалась очень маленькой, забитой народом, найти свободный столик оказалось нетривиальной задачей. Мне хотелось пополнить свои запасы декоративной косметики, но, увы — крошечный Duty Free предлагал только парфюм и спиртное. Пришлось брать, что дают. Затоварившись, мы с трудом нашли, куда приткнуться с вещами, и Данил умчался на поиски еды. Примчался он с несколькими подсохшими булочками, парой пакетиков арахиса и несколькими бутылками пива и вишнёвой колы — это было всё, что предлагалось без пяти минут пассажирам. А пассажиров этих имелось вокруг в большом количестве. Одних только рейсов в Мале было, по-моему, три. Позабавили нас люди, разгуливающие по залу в марлевых повязках — таких было человека четыре, и все на них оглядывались.

Уже стемнело, когда объявили посадку на самолёт. Автобус повёз нас по лётному полю и выгрузил у неожиданно небольшого ИЛ-62М. Я летала только на больших Илах, а этот оказался тесным, с двумя рядами по три кресла в каждом, наверно, не больше какой-нибудь «тушки». Посадочных талонов мы не получали, так как места уже были прописаны в билетах, нам достались кресла в предпоследнем ряду, возле турбин. Можно сказать, что нам не повезло с местами, но как раз их расположение не напрягало, разве что было шумновато, зато мучительно ощущались жара и духота. Люди «в масках», оказалось, летят вместе с нами, я всё думала, какой же смысл в повязках, если во время еды всё равно нужно их снимать?
Больше всего я боялась пропустить тот момент, когда в океане начнут появляться первые «острова-плюшечки» (копирайт принадлежит Алёночке (alenochka@au.ru), первой рассказавшей на «Ста дорогах» о Мальдивах :-)). Мы так задолбали соседку, сидевшую возле иллюминатора, что она в итоге ретировалась, освободив нам место, и уж мы отвели душу, нафоткали целую кучу потрясающих кадров. Если бы я не видела раньше «плюшечки» на фотографиях других туристов, я бы свихнулась, наверно, такая нереальная картина открывалась под крылом самолёта. К моему удивлению, поросячий восторг выражали только мы с мужем, по крайней мере, на соседних рядах не наблюдалось прильнувших к окну и остервенело щёлкающих фотоаппаратом. Соседка наша вообще насмешила меня фразой, точно процитировать которую не могу по причине давности событий и девичьей памяти, но смысл которой был в том: «За каким мне эти Мальдивы, сейчас бы на дачу». Сразу вспомнился кадр из «Ширли-Мырли», когда тётка в летящем на Канары самолёте сокрушенно так говорит: «И на кой мне эти Канары, я дома бельё замочила…» :-)

Летели мы 8 часов 10 минут, приземлились благополучно. Правда, жара и духота, в сочетании с излишками выпитого «Мартини» сделали своё дело, и мне было уже ни до чего, поскорее бы принять горизонтальное положение. Медлительность работников паспортного контроля раздражала страшно. Получив вожделенные штампики в паспорта, мы попали к стойке Health Desk, за которой стояли две милые мальдивские девушки-воробышки в платках, красноречиво говорящих о религии республики. Девушки — вылитые малайки, отметила про себя я — и лицами, и ростом, и одеждой. Одна из них еле слышно спросила, робко глядя на меня, не наблюдалось ли у меня в последнее время лихорадки или кашля. Таким тоненьким и стеснительным был голосок, я прямо-таки начала таять. Воробышки снабдили нас памятками, вроде того, куда бежать, если заподозришь у себя атипичную пневмонию, и мы попали в лапы таможенников. Тут я хочу передать большой привет всем, кто советовал спиртные напитки переливать в ёмкости, не вызывающие подозрения. Мальдивскую таможню нынче этим не проведёшь — у нас отобрали всё подчистую, в том числе и бутылки из-под вишнёвой колы, куда Данил перелил горячительное. При этом таможенник проявил верх подозрительности, заставив нас открыть даже закрытые бутылки с обычной колой и долго их нюхая. Но мы и сами виноваты — шли, громыхая двумя пакетами, нет бы, как умные люди, спрятать всё в чемодан. В процессе отъёма у нас спиртных напитков к нам подошла девушка и спросила, что мы тут делаем и не надо ли ей туда же — когда я грустно сказала правду, девушка как-то поспешно удалилась к своему молодому человеку и лицо её по дороге приняло прямо-таки победоносное выражение, после чего они быстренько ретировались на улицу. Им повезло :-)

Выходим из аэропорта. Первое, что бросается в глаза — ряды стоек с представителями отелей, прямо как в Анталье, только там турагентства. На этом сходство с Турцией заканчивается. Мы присаживаемся за столик прямо у выхода из аэропорта, под деревом с очень красивыми белыми цветами. В ожидании встречающего, который нас уже встретил и куда-то убежал, сказав подождать его, заказываем у появившегося тут же официанта два сока, оказавшихся самыми дорогими (безалкогольными) напитками за всё наше пребывание на островах — две бутылочки стоили 15$. Причём мы знали, что разведут, на выходе из аэропорта сам Бог велел разводить туристов, но уж очень пить хотелось. Ещё ничего толком не увидев, только почувствовав запах океана, оглядевшись вокруг и присев за столик, я поняла, что это место мне безумно нравится. Трудно описать это чувство, оно было вызвано не какой-то сногсшибательной красотой, ведь — повторюсь — я ещё ничего толком не рассмотрела. Скорее, это было в воздухе — спокойствие и обещание, что тебе тут будет хорошо. Я мгновенно расслабилась, и дальше уже было только лучше.

После недолгого ожидания нас проводили к катеру, идущему на Бандос. Океан был совсем близко, в двух шагах. Голубовато-зелёный цвет воды превращался в тёмно-синий, стоило перевести взгляд подальше от берега, но поразительным был не цвет воды, а её прозрачность. Я никогда в жизни не видела настолько нереально прозрачной воды. Лодки, пришвартованные у причала, казались подвешенными в воздухе. В одну из таких лодок вместе ещё с одной парой, которые ехали с малышом не больше годика, нас посадил сопровождающий. Само собой, наши попутчики не были русскими — наши с такими маленькими детьми не путешествуют. Иностранцы же меня и в дальнейшем поражали — попадались мамы с крохами, едва держащими головку. А та пара, с которой мы приехали, даже брала своего дитёнка на ночную рыбалку, и он мирно спал там в коляске! Русским мамам трудно такое даже представить, ну а почему бы и нет? Мальдивцы детишек любят и носятся с ними, как со своими собственными. На Бандосе нас встречал дядька средних лет, дружелюбный и улыбчивый, но надо было видеть, как он растаял при виде малыша наших попутчиков! Всё внимание было сосредоточено на нём. Впрочем, и нам кое-что перепало, несколько улыбок, по красивому бокалу с напитком, напоминающим Yupi, и подробные ответы на все вопросы. Хотя особых вопросов пока не было, мы переводили дух от окружающей нас красоты. 20 минут катер вёз нас до нашего островка, за это время мы успели увидеть дельфинов, резвящихся неподалёку — как будто они специально приплыли нас встречать, потом, уже идя по дощатому причалу к ресепшн, мы увидели в такой же нереально прозрачной воде стайки больших, откормленных постояльцами отеля рыб; было от чего прийти в изумление. Когда мы шли по каменистой дорожке к нашему бунгало, я просто не могла поверить своим глазам, я поняла тех, кто писал о том, что не мог сдержать слёз при виде окружающей красоты — у самой слёзы наворачивались на глаза. Это был настоящий райский сад, ни больше ни меньше. Разнообразие растений и их красота не поддавались никакому описанию. Мы прошли мимо ресторанчика под открытым небом, где деревянные столики и стулья располагались прямо на белоснежном песке, рядом рос огромный, с толстенным стволом, баньян, в его ветвях резко кричала какая-то птица. Высокие, тонкие пальмы, разнообразные цветы — из-за обилия зелени совсем не чувствовалось жары. Слева в нескольких шагах от дорожки цепочкой тянулись белоснежные домики, справа столь же близко жил своей жизнью океан.

Наше бунгало не обмануло ожиданий. У входа стоит низенький столик и два шезлонга, рядом с дорожкой кран для ног, чтобы споласкивать их от песка. Внешняя стена представляет собой стекло от пола до потолка, и это очень кстати — от океана, плещущегося в паре десятков шагов, не хочется отгораживаться. А желающим уединиться достаточно опустить деревянные жалюзи, и комната погрузится в приятный полумрак. Небольшая перегородка отделяет столик и кресло на входе — что-то вроде мини-прихожей от главной части комнаты с широкой кроватью, по бокам которой стоят тумбочки с ночниками, а напротив — столик с пуфиками и большое зеркало. В конце комнаты — большой шкаф с несколькими отделениями. Кондиционер на стене и в дополнение к нему — вентилятор над кроватью, чтобы уж наверняка. В этом номере ощущался уют и в то же время он не давал забыть, что мы в самом сердце тропиков, не отделял нас от окружающей природы — так всё в нём было гармонично. Во время ночных гроз барабанящий по тонкой крыше ливень превращался в моём сонном сознании в ураган, и наутро я не без трепета выходила на улицу, ожидая увидеть поваленные пальмы, однако ничего подобного — всё вокруг сверкало и благоухало, освежённое ночным дождём.
Вообще, май считается не лучшим сезоном на Мальдивах — ливни, неспокойное море, об этом нас предупреждали. Однако все грозы, которые пришлись на нашу долю, громыхали ночами, и в этом была даже своеобразная прелесть. Днём дождичек припускал пару раз, заставляя купающихся удирать с пляжа и прятаться в своих бунгало, но вода от этого не становилась холоднее, и минут через двадцать солнце светило с новой силой. Что касается волнения на океане, то он действительно бывал неспокойным, особенно пару дней разыгрывался к вечеру, но штормов в полном смысле этого слова не было.

Впрочем, я забегаю вперёд, мы ведь пока что только первый день на Бандосе и знать не знаем ни о каких дождях. Мы бросаем вещи в номере и несёмся к океану. А нестись недалеко — от двери бунгало до прибоя даже неспешным шагом секунд двадцать. Ну что сказать… Слов, на самом деле, подходящих нет. Конечно, я видела уже потрясающие пляжи, то же Варадеро или пляжи острова Лангкави в Малайзии, и от сравнения с Мальдивскими островами они не станут хуже. Но в пляжах Бандоса есть нечто особенное, совершенно неповторимое — если я когда-нибудь увижу что-то подобное, обязательно напишу об этом. Вода изумительно голубого цвета, белоснежный песок — всё, как на открытках, только гораздо лучше. Но чего я не встречала больше нигде — это ощущение абсолютной приватности, абсолютной уединённости. Дело в том, что пляж представляет собой не сплошную линию, а сплошь порос бурной растительностью, пальмами, цветущими кустарниками. И в разрывах зелёной стены тут и там мелькают белоснежные кусочки суши, а за ними лазурная безбрежность. Купающихся разглядеть с дорожки невозможно, да и желающих нет — все предаются тому же, только на своих, «частных» пляжиках. Приходишь к воде и видишь пару шезлонгов, стоящих прямо в слабо накатывающей, ласковой волне — они ждали именно вас. Вокруг ни души. В первый день у нас от этого сносило крышу, мы резвились, вопили — не как будто мы тут одни, а именно что одни. На протяжении нескольких часов наше уединение не нарушил никто. Потом выяснилось, что люди на острове всё-таки есть, и бывает, что они занимают шезлонги на нашем излюбленном пятачке, в таких случаях мы делали пару шагов вправо или влево, обнаруживали новый просвет в зелёной стене, пару свободных шезлонгов и желанное уединение. Позже и мы отправлялись исследовать другие пляжи островка, и обнаружили, что есть на нём и не такие уединённые места — попадались широкие полоски песка метров в пятьдесят, были и поменьше, метров по пятнадцать, где стояло несколько шезлонгов и загорала и купалась прямо-таки толпа народа человек в десять.

Кроме людей из самых разных концов света, на острове нашли прибежище разнообразные представители фауны. В первые дни Данил без устали бегал за многочисленными ящерками, пытаясь сделать хорошие кадры (и у него получилось!), потом на них перестаёшь обращать внимание. Самыми же забавными существами нам с ним показались крабы, обитающие на пляже. Мы уже видели подобных в Малайзии, в Эквадоре, но здесь они обитали просто в диких количествах. Маленькие прозрачно-серые крабики роют свои норки прямо в белоснежном песке — интересно наблюдать за ними во время этого занятия. Более крупные, с тёмным панцирем, любят сидеть на коралловых пирсах и на стволах пальм, склоняющихся к воде. Их довольно забавно находить на тёмном фоне — подплываешь к такому пирсу и кажется тебе, что на нём никого нет, и тут видишь притаившегося краба, потом другого, а вот и третий, четвёртый — ба, да сколько их тут!
Когда купались в первый день, заметили, что в листьях пальм на берегу кто-то копошится — вроде больших чёрных птиц. Данил потом разглядел — это были огромные летучие собаки, или лисицы, уж не знаю, как правильно. Кое-кто из наших знакомых на острове испытывал к ним резкую антипатию, я же к ним была равнодушна и даже относилась с некоторым интересом. Зато красные с голубым попугайчики, летающие над нашими головами с пронзительными криками, вызывали у нас море восторга при каждом своём появлении.
Но ничто не сравнится с восторгом, который вызвал у нас подводный мир Мальдивских островов. Данил, первый раз отправившись плавать с маской, пока я привыкала к новой обстановке, не решаясь заплывать дальше десяти метров от пляжа, вышел на берег натурально с выпученными глазами. «Да тут Пайяр прямо у берега!»,-сказал он. (Пайяр — остров в Малайзии, нечто вроде морского заповедника, куда возят туристов на дайвинг, нам там безумно понравилось и он до сих пор был чем-то вроде эталона). После этих слов я не могла не надеть маску и не отправиться в самостоятельное исследование. Отправилась — и пропала для общества. Можно сказать, растворилась. С этого момента изучение каждого камушка, каждого коралла и каждой пёстрой рыбины стало моим главным занятием на Бандосе. Я плавала часами, потеряв понятие о времени. Со стороны это может показаться скучным, но мне не надоедало и не надоело даже к отъезду — я просто влюбилась. Я плавала с маской и раньше — в Египте, в Малайзии, но здесь мне снесло крышу, трудно описать это чувство, такое неуловимое — когда я была в воде, то ощущала себя словно частью этого удивительного мира. До которого всего-то десять шагов надо сделать, проснувшись с утра. Да что там — достаточно сказать, что я не решалась совершить погружение нигде, хотя меня очень уговаривали, и только на Мальдивах я впервые в жизни позволила себя уговорить, а это очень много значит, поверьте мне :-)

Но самая большая радость в том, что все, ну или почти все, чудеса здесь можно увидеть с обычными маской и трубкой, даже не ныряя. С аквалангом я наблюдала тех же существ, которых уже видела с маской. Правда, моё погружение происходило недалеко от берега, а те, кто ездил в другие места, видели ещё много чего интересного, например, огромных мант. Я же, занимаясь снорклингом, в первый же день была выгнана на берег маленькой акулой — чего я не ожидала, так это того, что они тут спокойно плавают в двадцати метрах от пляжа. Неподалёку от нас в это время резвилась парочка, и при слове «shark» дама моментально оказалась на руках у своего спутника. Вот смеху было! Потом мы встречали акул почти каждый раз, заходя в воду (какое счастье, что я не увидела их во время погружения!) Из-за этого я боялась подплывать близко к склону рифа — именно там плавали наиболее крупные экземпляры. Завидев только тень акулы, я давала такого дёру на берег, только пятки сверкали. Ни разу у меня не хватило духу подождать хотя бы пару секунд, чтобы разглядеть чудище и потом гордиться собой. Иногда из-за этого мне казалось, что промелькнувшая серая тень — всего лишь плод моей фантазии, но эта мысль приходила в мою голову, только когда я лихорадочно отгребала на мелководье. Более смелые девушки рассказали мне об интересной встрече — когда они плыли вдоль склона рифа с масками и ластами, то внезапно увидели надвигающуюся на них огромную акулью морду. Думаю, более нервных вроде меня запросто хватил бы инфаркт, несмотря на то, что, как известно, акулы на Мальдивах не кусаются. Но попробуй поверить в это, когда в непосредственной близости от своего защищённого только купальником тельца появляется такая туша! :-)

Гораздо более приятные эмоции вызывало у меня наблюдение за разнообразными рыбами. Бог ты мой, каких только форм и расцветок там не увидишь! Самым большим счастьем было увидеть среди уже знакомой живности что-нибудь новенькое. Никогда не забуду своего восторга, когда среди кораллов я заметила box-fish, рыбку-коробочку, вполне оправдывающую своё называние — такая квадратная неуклюжая прелесть с выпученными глазами и умильным ртом. Я просто не могла от неё оторваться, плавала за ней, пока той не надоело и она не скрылась в неизвестном направлении. От осьминога я вообще пришла в полуобморочное состояние, вот уж точно существо из другого мира! Лобстеров видела, мурен видела, жалко только, черепах на мою долю не досталось, зато их Данил при погружении наблюдал. Часто, лежа ночью в нашем уютном бунгало, на границе между ускользающей реальностью и сном я продолжала покачиваться на волнах, а вокруг меня сновали разноцветные красавицы.
А иногда я засыпала под открытым небом, сидя в шезлонге и слушая плеск волн и шелест пальмовых листьев, темнеющих на фоне звёзд. Мягкое тепло и ночью продолжало окутывать тело, и уходить в кондиционированную прохладу пусть даже очень уютного бунгало категорически не хотелось. Только мысли о мягкой широкой кровати и Данькины уговоры в конце концов заставляли меня подниматься с шезлонга.

На второй день, обойдя остров вдоль и поперёк и сфотографировав каждый кустик с разных сторон, мы решили предпринять первую вылазку с острова. Для разминки мы выбрали ночную рыбалку — довольно короткое развлечение, с шести где-то до девяти вечера (26$ с человека, плюс10%). У нас к концу этого дня (а вернее даже, к концу первого) уже были знакомые — Люда и Виталий из Петербурга, и в их компании мы садились на дони вместе с десятком других любителей рыбалки. Нас сопровождала вторая дони. В сумерках мы стартовали, я настроилась на долгий путь, и совершенно напрасно — лодочки бросили якорь минут через пять хода от Бандоса. Нам были выданы лески с крючком, человек из команды помогал насаживать приманку — куски сырой рыбы. Опуская леску в воду, я почувствовала в себе азарт, мне очень хотелось кого-нибудь выловить. Время шло, кто-то вытаскивал какую-то рыбку — в основном серебристую, которую местные называли не то «финолу», не то «филолу», и ещё красных — тех звали red snappers. Мой же азарт сменялся унынием — я пару раз зацепилась за дно и усердно начинала сматывать леску, после чего подходил кто-нибудь из сопровождающих и отбирал её у меня, говоря, что мне попалась «stone fish», рыба-камень. Кому-то попалась мурена, которая была тут же отпущена, после чего не замедлила попасться ещё раз, и её ещё раз отпустили. Данил умудрился вытащить одну «финолу», ну а мне, впрочем, как и многим другим, не повезло. После совершенно бесполезной смены места рыбалки мы причалили у острова Кудабандос, где нас ожидало барбекю, то бишь тот же шведский стол, только на свежем воздухе. Ошибка организаторов, на мой взгляд, была в том, что они попытались устроить танцы до того, как все успели что-нибудь перекусить.Танцы же до ужаса напоминали бедуинские пляски в пустыне, кто был на этой экскурсии в Египте, может себе представить этих людей в длинных белых одеяниях. Естественно, оголодавшие после нудной рыбалки туристы танцевали вяло. Меня так вообще устраивала неспешная беседа с нашими попутчиками — Людой и Виталием — за бокалом кокосового молока, предусмотрительно добытого Данилом из валяющихся повсюду на Бандосе кокосов. Когда пляски людей в белых одеждах закончились, эстафету перехватила местная группа из четырёх колоритных музыкантов. Они подходили к каждому столику и пели — немцам на немецком, итальянцам на итальянском, ну а русским, то есть нам — да, на русском. Вы можете представить себе моё изумление, когда я услышала в исполнении смуглых мальдивцев песню из репертуара «Браво» — «Как жаль, что ты сегодня не со мной…». Видя мой телячий восторг, ансамбль исполнил для нас ещё и «Оранжевый галстук». Тут уж я растаяла окончательно и потребовала диск с музыкой этих ребят, благо они его всем предлагали. Данил упирался, диск стоил 15$, но я настояла на своём. Жаль, конечно, что песен «Браво» на нём не оказалось. Позже выяснилось, что ансамбль обитает на Бандосе и развлекает гостей каждый вечер, просто вчера мы их не увидели. Я спросила их, где они так навострились петь на русском языке, и была удивлена ответом — им, оказалось, подарили кассету. И они так замечательно с этой кассеты умудрились воспринять на слух слова незнакомого языка, практически ни слова не исковеркав! Я стала их поклонницей на все оставшиеся десять дней.

Третий день мы посвятили валянию на пляже, тесному общению с подводным миром и фотографированию. Вечер решили разнообразить сменой обычного шведского стола на ужин в самом крутом ресторане острова, Harbour Grill. А всего подобных заведений, к слову, на острове четыре: первый, со шведским столом — где мы питались обычно, Sea Breeze Café (что-то вроде пиццерии), Sundowner Bar — бар рядом со школой дайвинга и уже упомянутый Harbour Grill. Хотя нет, вру, ещё есть Sand Bar, но там народ в основном сидит и выпивает вечерние коктейли, а ещё смотрит фильмы о подводном мире (зачем фильмы, если действительность куда лучше любого кино?) или танцует на небольшой сцене (честно говоря, танцы в чужом исполнении мы видели редко, самую большую толпу человек в пять создавали мы сами и наши знакомые, тоже русские). Так вот, ужин в Harbour Grill стал ещё одним незабываемым моментом нашей жизни на острове. Данил наконец-то дорвался до своего любимого лобстера, я заказала для разнообразия барракуду. На столе горит свеча, слегка колышется лёгким ветерком ветка бугенвиллея — романтика, черт побери :-) Ужин обошёлся нам в 60$ на двоих, и эта цена за вычетом стоимости ужина на шведском столе (в главном ресторане дают специальный ваучер, если предупредить заранее). Но один раз такое удовольствие вполне можно было себе позволить.

Четвёртый день оказался самым «экскурсионным». На первую половину дня мы запланировали поездку в Мале. Верней, её запланировали за нас — уехать с Бандоса в Мале можно три дня в неделю, а четвёртое мая было как раз воскресеньем, одним из этих дней. Нам говорили, что при желании можно договориться о поездке в столицу чуть ли не в любой день, только плати — но мы не видели в этом необходимости. Наверняка это стоило бы дороже тех 16$ с носа (плюс 10%, конечно), что берут за групповую поездку.
 В 9 утра всех записавшихся ждали два катера — speed boat, в 9:05 мы уже бороздили водные просторы, ещё минут через пятнадцать обозревали красивую набережную и причал с множеством разнообразных судов и судёнышек. Русских туристов сопровождал отдельный гид — а было их, то есть нас, всего четверо: мы и ещё одна пара. Неясно, зачем было русских собирать в одну группу, гид всё равно говорил только по-английски. Сначала мы прошли по всем достопримечательностям этого славного мусульманского городка. Белоснежная современная мечеть, минарет которой — самая высокая точка острова, если не всех островов; бывший президентский дворец, тоже белоснежный, с голубым орнаментом, похожий на игрушечный домик — в нём сейчас принимают VIP-персон; памятник из причудливо переплетённых цифр 2, 6 × 7, поставленный в честь дня независимости и символизирующий дату 26 июля, день, когда Мальдивы стали республикой; древняя мечеть, сделанная из кораллов, и ещё более древнее кладбище, не похожее ни на одно другое, с двумя надгробьями на каждой могиле; настоящий президентский дворец, который мне совсем не запомнился; яхта президента, которой русского человека уж точно не удивишь; рыбный рынок с пузатым тунцом, лежащим прямо на полу рядами; фруктовый рынок, удивляющий отсутствием изобилия экзотических фруктов; ну и, наконец, сувенирные лавки в больших количествах — таков стандартный набор для приезжающих в Мале туристов. Некоторые говорят, что смотреть здесь нечего, что экскурсия неинтересна, но мне городок понравился, я на всё смотрела с любопытством. В путевом дневнике, который веду в каждой поездке, я сделала о нём такую запись: «Мале — небольшой мусульманский городок, довольно колоритный, местами экзотичный, местами грязноватый (не слишком), без бросающейся в глаза нищеты, но и не блещущий роскошью. Несколько зданий из стекла и бетона, в остальном — домишки в несколько этажей, ничем не примечательные. Есть улицы относительно широкие, со светофорами, а есть узенькие, с чисто символическими тротуарами. Машин мало, в основном такси, а так народ больше передвигается на мотоциклах, мопедах и велосипедах». О чём я не написала тогда, так это об удивительном, почти физическом, ощущении крохотности городка. Со всех сторон сжимаемый океаном, он вполне способен вызвать приступ клаустрофобии. Впрочем, наш-то Бандос на порядок меньше, и ничего. Однако чего нет на Бандосе, так это настоящей тропической жары, которая вовсю ощущается в Мале, где нет такого буйства зелени, зато есть раскалённый асфальт. Поэтому нескольких часов там действительно достаточно, после расслабления на зелёном островке с непривычки тяжело гулять под палящим солнцем. Но в Мале стоит съездить, мы даже поехали туда во второй раз через четыре дня. Правда, вторая наша поездка была вызвана желанием докупить сувениров друзьям и родным — в первый раз мы как-то плохо с этим справились.

К слову, сувениры на Мальдивах жутко дорогие. В первое посещение столицы мы оставили в сувенирных лавочках около 200$ и даже не поняли, на что их потратили — купили всего-то несколько фотоальбомов ручной работы, три футболки, цейлонский чай в красивых упаковках, пепельницу в виде черепахи из кокосового дерева и кое-что по мелочи. Во второй раз потратили почти столько же, при этом торговались до потери сознания. Но сувениры действительно разнообразные и запоминающиеся. Друзья были очень рады фотоальбомам, картам с изображением разноцветных рыбок, маме Данил подарил парео с теми же рыбками, а своим родным я привезла блюда в виде черепах и столовый набор (солонка и перечница) из кокосового дерева. Ну и, конечно, цейлонский чай, хоть он и не является аутентичным, как сейчас модно говорить, сувениром, но всё же очень вкусен, и грех не угостить им близких, побывав неподалёку от Шри-Ланки. Коллеги же с работы оценили так называемый «кокосовый шоколад» — сладость, имеющую мало общего с шоколадом, изготовленную на основе кокоса, естественно. Я не перечислила и половины всего ассортимента, которым богаты сувенирные лавки, купить хочется всё, приходится обуздывать свои желания.
Естественно, в лавках нужно торговаться, а как же! При этом по сравнению с умением местных затаскивать в магазины Турция с Египтом просто отдыхают. Впрочем, если вы купите все сувениры в том магазине, куда вас приведёт гид (а водят они всех, по-моему, в одно место), то вряд ли столкнётесь с этим, но стоит вам высунуть нос на улицу… Всё, теперь держитесь. За вами будет бежать толпа зазывал и умолять зайти к ним в магазин, попутно как бы ненароком оттирая своих конкурентов. Один такой целеустремлённый бегал за нами на протяжении всего нашего маршрута в течение получаса, ждал нас у выхода из магазинчиков, куда мы заглядывали, и продолжал канючить, пока мы не сдались. Зато как он нас благодарил за покупки, хлопал Данила по плечу, как будто тот спас ему жизнь.

В целом, у нас было слишком мало времени, чтобы хоть сколько-то понять, как живут здесь мальдивцы и что это вообще за люди. Но от мимолётно общения с ними у нас остались приятные воспоминания, несмотря на навязчивость отдельно взятых товарищей (которая, впрочем, не была наглой и хамоватой), а местами даже забавные. Например, я долго по возвращении в Москву цитировала небольшой диалог с продавцом в одной из лавчонок. Узнав, что мы из России, тот заявил:
 — I don't like Yeltsin, and I like Putin! («Не люблю я Ельцина, а Путина люблю»)
Весьма озадаченные и позабавленные таким изречением, мы поинтересовались, почему же. 
 — Yeltsin only drank. And Mr. Putin drinks, eats and also does other things! («Ельцин только делал, что пил, а Путин и пьёт, и ест, и другие вещи успевает делать», сорри за вольный перевод).
Забавно вообще обнаружить какие-то знания о нашей стране у мальдивских торговцев сувенирами, и ещё забавнее, когда кто-то из них выдаёт подобные шутки. Вообще, и гиды здесь любят пошутить, как будто им вменяется в обязанность блистать остроумием во время экскурсий. Один из них сказал, показывая на остров, видный с набережной столицы, чтобы в следующий раз мы приезжали туда. «Местная еда, всё включено, все удобства», — говорил он, а потом оказалось, что этот остров занимает тюрьма. В другой раз, показывая нам самый толстый и старый баньян на острове, гид схватился за ветку и начал карабкаться по стволу, говоря нам «Чао!» Наши знакомые барышни в ответ на эту его выходку неполиткорректно пошутили: «Что, решил вернуться на историческую родину?»
 В общем, весело нам было в Мале, что в первый, что во второй раз.

В воскресенье, вернувшись на свой остров, мы решили на сегодня не изменять активному образу жизни и записались на Dolphin Tour, из названия которого следовало, что мы отправимся смотреть на дельфинов. Что ж, дельфины так дельфины, поехали! Таких желающих, кроме нас, набралось человек с десять, в том числе и три не знакомые нам до этого русские девушки, и уже знакомые ребята из Челябинска. Собравшись все вместе, мы принялись обсуждать причину такой популярности Мальдивских островов среди русских туристов этой весной, делиться впечатлениями и давать друг другу советы, а катер тем временем нёс нашу компанию в океан. Дельфинов пока что не наблюдалось, зато через какое-то время наше судёнышко оказалось в удивительной красоты месте. Красив был остров, к которому мы приблизились — он был побольше Бандоса, но самое необыкновенное было в пейзаже вокруг острова. На несколько сотен метров вокруг простиралась изумительная голубая гладь, прямо посреди этой глади довольно далеко от берега толпились деревянные домики на сваях. Вода здесь была кристально прозрачной и спокойной, как в озере. Однако откуда-то раздавался мерный гул, и мы увидели, что вдалеке, прямо посреди воды — видимо, там была отмель — с шумом разбиваются волны. Прибой посреди океана — это сильно. Пейзаж был просто космический. Может, я покажусь вам слишком восторженной, но мне при взгляде на всё это даже стало не по себе, настолько нереальной была картина. Казалось, что на Земле таких пейзажей быть не может. Мы спросили, что за остров, на котором отдыхают счастливцы, которые могут каждый день лицезреть чудо, оказалось — Paradise Island. Именно тот, который мы выбрали первым и на котором не оказалось мест. Что ж, сокрушаться не стоит, на Мальдивах красиво везде, и Бандос мил нашему сердцу — подумали мы.

Дельфины появились вскоре после того, как мы отошли на приличное расстояние от островов. Дело шло к вечеру, волны приняли стальной оттенок и прилично подросли. Катерок наш качало на волнах, что пару раз заставило нас повизжать, как на американских горках — но мне не было страшно. Рулевой наш звонил кому-то на мобильный, девчонки шутили, что он заказывает дельфинов и, видимо, были недалеки от истины, наверняка он справлялся у другой лодки, куда нам направляться — потому что дельфины неожиданно появились в волнах, резвясь и кувыркаясь, а иногда появляясь совсем близко от борта катера, и можно было в течение нескольких секунд разглядывать серую блестящую спину. Довольно долго развлекали нас дельфины своими кульбитами, и в отель мы вернулись уже в темноте. День получился насыщенным и интересным, а назавтра нам предстояло круто изменить свою жизнь на острове — Данил собирался начать занятия в дайверской школе.

С пятого мая наш отдых действительно видоизменился, приобрёл другую направленность. Всё теперь делалось под знаком дайвинга. При этом я пока не знала, буду ли погружаться, и уж тем более не собиралась получать сертификат, но мне было интересно ходить на занятия, смотреть кассеты и отвечать на вопросы. Данил решил получить сертификат Padi Open Water Diver, курс этот стоил 440$ (+10%) и входило в него 4 погружения (на самом деле вышло 5), упражнения в мелкой воде и занятия в классе. Нам попался замечательный инструктор, японец по имени Йоши. Он выдал нам книги по дайвингу на русском и английском языках, и мы усиленно изучали их по вечерам. Данил — чтобы сдать экзамен, а я — чтобы понять, смогу я всё-таки себя заставить надеть акваланг или мне слабо. На первом же занятии я узнала много интересных вещей, например, что нельзя задерживать дыхание под водой, а особенно на всплытии — это меня особенно впечатлило и я решила, что вряд ли полезу под воду. Однако уже во второй половине этого же дня я обнаружила себя в акваланге, барахтающуюся в довольно сильно прибрежной волне и проклинающую всё на свете. У меня не получалось даже просто сесть на дно, от звука собственного дыхания через регулятор становилось не по себе, но Йоши всё-таки умудрился заставить меня поупражняться в вытаскивании регулятора под водой и в прочистке маски. Идти на глубину я отказалась наотрез, впрочем, и ребята — Данил и Йоши — отказались от этой идеи, потому что океан сильно волновался, и другие дайверы сказали им, что видимость очень плохая. После упражнений я больше ни о чём думать не могла, кроме погружения. Те, кто бесстрашно нырял с первого же раза и чувствовал себя на глубине буквально как рыба в воде, никогда не поймут моей внутренней борьбы. Два дня я ложилась с мыслью об этом и два дня с ней просыпалась, мне было очень страшно, и в то же время я понимала, что если уж теперь, сделав шаг в эту сторону, не смогу погрузиться, то перестану себя уважать.

Шестого я струсила и отказалась даже надевать акваланг. Плавала с маской весь день, загорала, сходила на аэробику. Но мысль о погружении не давала мне покоя. Седьмого утром, проснувшись, поняла, что мне слабо, слабо, и всё тут. И лучше бы мне успокоиться и не трепать себе нервы. Придя в очередной раз к дайверской школе вместе с Данилом, я взяла маску и предалась излюбленному занятию, пока они с Йоши упражнялись у берега. Проплавав так какое-то время, я поняла, что сегодня чувствую себя очень спокойно, заплыла для проверки подальше, к склону рифа и вдруг поняла, чего я себя лишаю. На склоне была сумасшедшая красота, я не могла от неё оторваться. Взяла у Данила дайверскую маску и проплавала в ней минут двадцать — она оказалась просто потрясающей, вода почти не затекала, маска не потела и сидела как влитая, не то что эта дурацкая Speedo (и за что только 50 баксов отдали). Я сообщила Даньке, что сегодня не боюсь, и после обеда на меня уже надевали акваланг. Океан волновался больше, чем с утра, и я заколебалась. Да что там — стоило мне войти в воду, меня снова охватила паника. В Sundowner Bar сидели ребята из Челябинска, которым я гордо рассказала о своих подвигах — то бишь об упражнениях под водой — и перед которыми теперь было страшно стыдно спасовать. Но я и шагу дальше ступить не могла. Долго я так тянула резину, уже было собралась выходить и тут что-то переключилось у меня в голове. Если минуту назад я не могла согласовать свои действия под водой с самой собой, вылетала пробкой на поверхность при малейшем дискомфорте в ушах, то сейчас я плыла за Данилом, держась за верёвку, уходящую дальше и дальше, дышала ровно, и вообще всё у меня получалось. Йоши плыл сверху и держал меня за баллон. Вскоре мы были у склона рифа. Передать мои ощущения просто невозможно. Я продолжала бояться, но во мне было как бы два человека: один дрожал от страха, а другой его успокаивал. Процентов 80 моего внимания было посвящено тому, чтобы не бояться и не наделать каких-нибудь глупостей, и только 20 уходило на любование красотами рифа. Очень скоро я обнаружила в маске воду и начала показывать «наверх», но меня уговорили продуть её, как я делала во время упражнений. Это оказалось совсем просто, дальше я повторяла это действие почти спокойно. Мне казалось, что мы совсем неглубоко, метра три от поверхности, однако измеритель глубины показывал 8 метров, что я расценила как личный подвиг.

Конечно, я слишком много суетилась, то мне казалось, что меня утягивает вниз, то, что я слишком быстро поднимаюсь, то не могла продуть уши, то рот начинал болеть от загубника. В итоге я замёрзла, но тут уже мы начали потихоньку подниматься — мы долго проплавали, полчаса. Никакой новой живности я не увидела, но меня поразило, как солнечные лучи пронзают толщу воды и как в этой космически синей бездне плавают огромные рыбины, кося на нас круглыми глазами.

Когда я рассказывала обо всём нашим знакомым челябинцам, которые сами не решались на погружение, то чувствовала нечто вроде гордости за себя, хотя понимала, что гордиться особо нечем — тоже мне подвиг! Йоши похвалил меня, деликатный парень, сказал, что есть люди, которые во время упражнений даже голову под воду опустить не могут, но я знаю многих других людей, бесстрашно ныряющих на большие глубины — да взять хотя бы Данила, у которого нет и тысячной доли моих подводных страхов. Впрочем, я успокаиваю себя тем, что бесстрашным от природы не дано понять всю радость преодоления себя, всё счастье, когда ты говоришь себе: «Всё-таки я сделал это!» :-)

Восьмого Данил погружался вместе с Йоши на 18 метров, я же валялась под пальмой, так как вчера умудрилась слегка подгореть. После обеда мы ещё раз съездили в Мале, а вечером до меня вдруг дошло, что большая часть отдыха прошла, и на меня напала страшная грусть. Как я ни старалась уговорить себя не портить оставшиеся дни отдыха этой дурацкой грустью, она так до конца и не оставила меня.

В оставшиеся три дня Данил успешно сдал экзамен на сертификат (надо было видеть, как он нервничал — ни дать ни взять, школьник на первом в жизни экзамене!) и после этого даже один раз погрузился в качестве полноценного дайвера. Это погружение происходило с лодки, я ездила вместе со всеми, но осталась с ещё одной девчонкой на борту загорать. Команда нас всячески опекала, принося бананы и папайю. Народ с погружения вернулся с ошалевшими глазами — оказывается, они видели нереальных по размеру мант. Данил же поднялся жутко расстроенным, оказывается, они с Йоши поплыли куда-то отдельно от всех и в итоге мант увидели только издалека.

Это было 10-го, а 11-е было посвящено сборам, оплате всех счетов и обходе всех дорогих сердцу местечек на острове. Днём нас забрал катер, и вот уже благословенный остров скрывается вдали. Признаться, я впервые в жизни, оставляя место отдыха, позволила своим глазам слегка намокнуть :-). Правда, наш рулевой не дал мне раскиснуть, сам того не зная — он вёл катер так, что его швыряло из стороны в сторону на волнах, и я уже начала думать, что мы тут и останемся, в тёплых водах Индийского океана.

В аэропорту мы встретили Люду и Виталия, загоревших и полных впечатлений от дайвинга. Они скрасили нам время ожидания посадки рассказами о виденных подводных чудесах, я делилась своим первым опытом, в общем, время пролетело незаметно, жаль, что они вылетали другим рейсом. Вылет, и не только наш, задержали на час с лишним из-за того, что вовремя не подвезли питание. Мы сидели в аэропорту, а вот Люде и Виталию не повезло — они всё это время провели в душном салоне. В конце концов, и нас пустили в самолёт. Вылетали в полной темноте и поэтому не могли помахать на прощание родным островкам. Полёт прошёл без инцидентов, и уже через 8 часов 40 минут мы приземлились в «Домодедово».

Поскольку мой отпуск был закончен, я, проспав несколько часов, в этот же день вышла на работу. И только тут поняла, как хорошо я отдохнула, полностью расслабилась, избавилась от постоянной нервозности, наполнилась жизнью. Несколько дней я просто летала по офису, не успевая пересказывать каждому историю своего отдыха и показывать красочные фотки.
Сейчас, когда уже прошло три месяца, мы полностью втянулись в прежний ритм жизни и от послеотпускной лёгкости не осталось и следа, в конце особенно тяжёлого дня Данил с усталым вздохом говорит: «Сейчас бы на Мальдивы…». Я смотрю на него с улыбкой и он, понимая, какую оплошность допустил, поспешно добавляет: «Ну, и на Кубу, конечно, тоже».

Комментарий автора:Я же, занимаясь снорклингом, в первый же день была выгнана на берег маленькой акулой — чего я не ожидала, так это того, что они тут спокойно плавают в двадцати метрах от пляжа. Неподалёку от нас в это время резвилась парочка, и при слове «shark» дама моментально оказалась на руках у своего спутника. Вот смеху было!

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий