Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мальта >> Необыкновенный остров


Забронируй отель на Мальте по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Необыкновенный остров

Мальта

«Остров кажется какой-то чудовищной крепостью! Какая мощь в этом нагромождении скал на такой высоте!»

Сэмюэл Тейлор Колридж, английский романтик

Желтая земля под раскаленным диском желтого солнца. Желтые дома, словно сложенные из брусков добротного сливочного масла (Интересно, почему они не тают?). Это Мальта — самый «главный» остров одноименного архипелага, на котором разместилась страна с древнейшей историей.

С первых шагов по хрустящей песком почве тебя охватывает удивительное чувство познания необычного, и ты открываешь для себя новый, не похожий на ранее виденное, мир.

Ее название произошло от финикийского «malet» — «убежище», обусловленное наличием на побережье множества удобных и уютных гаваней, а потому притягивавшей к себе мореходов. Здесь побывали карфагеняне, финикийцы, римляне, арабы, норманны, рыцари Ордена Святого Иоанна, французы и англичане, оставившие в наследство язык, валюту (мальтийская лира и сейчас близка по номиналу английскому фунту), красные телефонные будки, круглые почтовые ящики того же цвета да правостороннее движение, сильно затрудняющее переход улиц, тем более, что такое понятие, как пешеходная дорожка, на Мальте отсутствует напрочь.

С архипелагом связано немало преданий и легенд. Здесь проповедовал апостол Павел, гулял под руку с леди Гамильтон адмирал Нельсон, на острове Гозо, в 6 км. от столицы, есть пещера, где нимфа Калипсо, держала целых семь лет плененного Одиссея, в то время как верная Пенелопа отбивалась от женихов.

Впрочем, история островов имеет еще более древние корни. В этих местах обитали племена таинственной религии и уникальной культуры, поклонявшиеся богине Аштроз — Матери Земли. В честь нее из гигантских камней возводились храмы, частично сохранившиеся до наших дней. Желто-коричневые глыбы якобы носила под мышкой великанша, прижимавшая другой рукой к груди своего младенца. Вот и остались на одной из стен пять вмятин — след ее огромной ладони.

Эти уникальные мегалитические святилища, напоминающие Стоунхендж, занесены в книгу Гиннеса не только как самые древние обрядовые сооружения, но и как первые каменные постройки на земле, более старые, нежели знаменитые египетские пирамиды в Гизе.

Но не будем более «рыться в хронологической пыли» на столь глубоком уровне. Начнем свое путешествие во времени с того момента, как Мальта, попав в начале XV века под управление кастильской династии, получила зависимость от испанской короны.

Это было время распространения христианства по Средиземноморью. И ряд крупных монашеских орденов: францисканского, кармелитского, августинианского, доминиканского, бенедиктинского обосновались на многих островах, в том числе и на Мальте. А в 1530 году сюда прибыли члены Ордена, получившего впоследствии название Мальтийского — монахи — госпитальеры, служившие Святому Иоанну Иерусалимскому.

Орден, созданный папой Паскуале II в 1113 году, прежде находился в Иерусалиме и ставил своей задачей уход за больными и изможденными пилигримами, прибывавшими на Святую Землю. Со временем оказалось, что паломники нуждаются так же в защите от арабов. Это придало Ордену военно-рыцарский характер, и к середине ХII века он вырос в мощную военную силу во главе с пожизненно избираемым Великим Магистром.

Стать рыцарем-иоаннитом было совсем непросто. На это имели право лишь представители наиболее знатных родов стран христианского мира, документально подтвердившие свое благородное происхождение до восьмого колена.

С захватом в 1291 году Акры (так крестоносцы называли город Акко) турками, кавалеры Ордена потеряли свой последний бастион на Святой Земле. После непродолжительного пребывания на Крите, с помощью генуэзцев перебрались на Родос, который 200 с лишним лет являлся их резиденцией.

Но в 1522 году кавалерам снова пришлось бежать от тех же турок. В качестве нового пристанища император Священной Римской империи Карл V предложил Мальту или Триполи. За это иоанниты, в виде арендной платы, обязывался ежегодно приносить в дар вице-королю Сицилии сокола.

Так Орден оказался на Мальте, где просуществовал с 1530 по 1798 год. Отсюда название и его, и старинной эмблемы госпитальеров — восьмиконечного креста, символизирующего восемь добродетелей.

С появлением рыцарей Мальта вступила в самый славный период своей истории. Кавалеры не только не притесняли коренное население вопреки опасениям знати, а наоборот, способствовали процветанию острова. На это шли средства, что поступали от пожертвований, собираемых по всей Европе, от доходов с собственных владений рыцарей, а также с добычи, захватываемой во время «караванов» — пиратских нападений на разбогатевших купцов-мусульман. Стала развиваться торговля, строились госпитали, оборонительные сооружения и укрепления, которые с честью выполнили свои функции во время Великой осады устроенной в 1565 году Сулейманом Великолепным

Когда тот, имея в своем распоряжении сильнейший флот и многочисленную армию, двинулся на Мальту, стоящий с то время во главе Ордена самый выдающийся из Великих Магистров Ле Валетт принял мудрое решение — не вступать в бой с неравными силами противника. В течение нескольких месяцев рыцари стойко держались, и, в конце концов, одержали победу с помощью восьми тысячной армии прибывшей с Сицилии.

Этот исторический факт послужил прологом для основания на мысе Скиберрас нового города. В 1566 году присланным папой Пием Четвертым архитектором Франческо Лапарелли, был торжественно заложен первый камень будущей столицы, названной Ле Валетт (Валетта) в честь темпераментного гасконца, храброго воина, мистика и острослова.

Став резиденцией Ордена, остров несказанно разбогател, застроился, похорошел. Оборонительные сооружения прекрасно охраняли его от врагов, тем более что угасающая Оттоманская империя уже не представляла собой реальной опасности. Но в новой обстановке растущего благосостояния стали меркнуть первоначальные задачи ордена. Кавалерам, особенно молодым, негде было реализовать себя и они «убивали» время, в занятиях противоречащим монашеским обетам и разоряющих казну. Видя такое дело, несколько священников попыталось поднять восстание, которое моментально было подавлено, а его главари — казнены.

К концу ХVIII века положение Ордена ухудшилось настолько, что Наполеон, «заглянувший» на Мальту по пути в Египет под предлогом пополнения запасов воды и провианта, взял ее, как говорится, голыми руками. «Мальта имеет сильные укрепления, но не имеет моральной стойкости», — сказал он в одно из интервью, объясняя свою неожиданно быструю победу.

Впрочем, французское господство длилось недолго — всего два года. Недостойное поведение завоевателей привело к бунту и обращению за помощью к королям Сицилии и Англии.

Сицилийская помощь оказалась незначительной, зато армада военных кораблей под командованием лорда Нельсона не дала возможность подкрепления осажденного французского гарнизона. И вскоре вместо французского триколора над Мальтой взвился флаг Британской империи.

К этому времени Орден фактически прекратил свое существование. Попытки англичан сохранить как можно больше его институтов результатов не дали, тем более, что права его были восстановлены лишь формально. Формально Орден существует и сегодня. Его резиденция находится в грандиозном дворце на Виа Кондотти в центре Рима, о чем свидетельствует начищенная латунная табличка с надписью: Sovrano Ordine Malta. Нынешних же кавалеров, одетых в цивильную одежду, отличить от обычных граждан можно лишь по паспорту, пришедшему на смену Охранной грамоте, выдававшейся Великим магистром. На краснокожей обложке его вытеснен белый мальтийский крест и надпись «Суверенный военный орден Мальты».

Впрочем, мы отвлеклись. Давайте вернемся к дням минувшим. Начиная с 1800 года, более 150 лет британцы использовали остров как мощную базу для своего флота. Лишь в 1979 году, по окончании срока действия соглашения отсюда ушел последний британский солдат, несмотря на то, что Мальта объявила о своей независимости еще 21 сентября 1964-го, а 13 декабря 1974-го стала республикой. Теперь над страной развевается новый бело-красный флаг, в правом верхнем углу которого — Георгиевский крест — награда, полученная страной за мужество и героизм проявленные во Второй мировой войне.

С этой историей острова мы познакомились в кинозале около форта Сант-Эльмо, где идет впечатляющее шоу со спецэффектами, прекрасной музыкой и текстом через наушники русском языке. Естественно, что после такой интродукции все увиденное воспринимается совсем иначе.

Итак, Валетта, город, с трех сторон окруженный сине — зелеными сверкающими водами, а с четырех — кольцом массивных стен и бастионов, защищенных фортом. Поэтому попасть в нее можно, как и в средние века, лишь через городские ворота, минуя ров, прорытый еще в шестнадцатом веке.

Это уникальный город, настоящий шедевр зодчества. Прямой и строгий. Со стройным порядком улиц, идущих параллельно друг другу, с четкими линиями первых дворцовых построек, похожих на крепости с коваными воротами и потайными ходами, с нарядными строениями в стиле позднего барокко.

Главной достопримечательностью его является собор Святого Иоанна, которому, пожалуй, нет равных в богатстве и пышности убранства. Недаром Вальтер Скотт назвал его самым великолепным собором из всех, что ему довелось видеть.

Суровый внешний вид здания резко контрастирует с роскошью интерьера. Под высокими сводами, расписанными маслом по камню Матия Претти (прозвище «калабриец»), девять фресок — девять эпизодов из жизни Иоанна Крестителя. Стены покрыты инкрустированным и позолоченным известняком, а пол — изысканная мозаика, собранная из 400 надгробных мраморных плит, хранящих прах кавалеров Ордена. По ним, украшенным эмблемами, военными трофеями и религиозными символами, просто страшно ступать.

Интерьер собора создавался в течение многих лет. В этом принимали участие многие Великие Магистры и кавалеры Ордена, начиная с Жана де ла Кассиера, велевшего заложить новую монастырскую церковь в 1573 году. Ведь по уставу каждый, вступающий в братство, должен был принести сюда свой дар.

Не меньшее впечатление, нежели центральная часть, производят боковые капеллы, принадлежавшие «языкам» Ордена, в которых захоронены Великие Магистры: Зондари, братья Коттонер, Перелло, граф Бижуле, Де Роан, с которым Екатерина Великая вела активную переписку, лелея планы объединения с Орденом для борьбы с турками.

План не удался, а добрые отношения сохранились, и доказательством тому портрет российской императрицы работы Левицкого, хранящийся в посольском зале Дворца Великих Магистров. На портрете надпись: «Тому, чей меч покрытый лаврами, не будучи обнажен, положил конец войне».

С Россией связаны и другие моменты истории Ордена. Первые контакты с ней возникли в эпоху Петра I, когда он отправлял туда своих людей для овладения «морской наукой». Первым российским кавалером этого ордена стал посол Петра Великого боярин Б.П. Шереметьев. В годы правления Екатерины II, как уже говорилось, связи России с орденом упрочились. А окончательно утвердилась во время правления Павла I. Так, после захваты Мальты Наполеоном в 1798 году часть его реликвий и сокровищ была переправлена в Россию, где государь дал покровительство Ордену, и многие его представители нашли здесь приют.

Есть данные о том, что Павел был торжественно провозглашен Великим магистром. Только по поводу истинности их до сих пор ходят разные слухи, ибо сие назначение не было одобрено Папой Римским. Почему? Потому, что российский император не соответствовал двум из трех основных пунктов правил принятия в Орден.

Если с благородным происхождением все, естественно, было в порядке, то православие вместо католицизма и двукратная женитьба вместо обета безбрачия являлись серьезными препятствиями.

Впрочем, Павел себя самозванцем не считал. Он создал русский лен и издал указ об установлении в России ордена Святого Иоанна Иерусалимского, а так же свод правил приёма в него российского дворянства. Кавалерами могли стать лица, имевшие дворянскую родословную не менее 150 лет (такие именовались кавалерами по «праву»), а так же «почетные» члены, не имевшие столь древней родословной и представительницы женского пола.

«Вступил» в Орден и двуглавый российский орел, украсивший свою грудь Мальтийским крестом, заменившим изображение Георгия Победоносца. Этот же крест стал эмблемой и нагрудным знаком Пажеского корпуса — самого привилегированного военного учебного заведения дореволюционной России.

Захват англичанами владений ордена послужил причиной разрыва союза России с Англией и установления отношений с республикой Францией. И не известно, как дальше обернулась бы эта политика, не будь Павел I убит.

После его смерти новый император Александр I сложил с себя полномочия Великого магистра ордена (в 1803 году), убрал мальтийский крест с герба империи, в 1810 году прекратил награждение этим орденом, а с 1817 года своим указом прекратил существование в России мальтийской корпорации. И напоминанием об этом, когда-то существовавшем в России Ордене, до октября 1917 года напоминали лишь мальтийские кресты на мундирах выпускников Пажеского корпуса.

Но вернемся к осмотру и перейдем в Музей собора, что был построен для проведения церемоний посвящения в рыцарский орден. Самое интересное здесь — два полотна Караваджо, из которых более крупное (три на пять метров) «Усечение головы Иоанна Предтечи», единственное произведение, подписанное им самим.

Около тюрьмы вот-вот свершится страшный акт, преддверие которого вызывает у присутствующих разные чувства: у заключенных, выглядывающих из окошка узилища — любопытство, у старой женщины, стоящей слева, — ужас, у палача — решимость, у Саломеи, приготовившей для головы Крестителя золотое блюдо — нетерпение. Отличная вещь, около которой долго можно стоять, любуясь игрой светотени, искусно усиленной хорошей подсветкой.

Но время истекло. Осмотр собора закончен. Последнее, привлекающее внимание здесь — часы на его фасаде, где три циферблата указывают не только время, но и дату. Кстати, нечто подобное можно увидеть и в одном из внутренних дворов Дворца Великих Магистров, где не три, а четыре циферблата, показывающих день, час, месяц и фазы луны.

Следующий по значимости объект осмотра — Дворец Великих Магистров, солидное сооружение в стиле барокко с двумя величественными главными входами, растянувшееся на целый квартал. Начиная со второй половины XVI века, он многократно достраивался до тех пор, пока не приобрел нынешний вид.

Как и собор, Дворец довольно суров снаружи, и так же впечатляет внутренним убранством. Сначала о симпатичных внутренних дворах. Двор Нептуна с бронзовой фигурой бога Морей, лицо которого удивительно напоминает Магистра Алофа де Виньякура, и Двор Принца Альфреда названный так в честь одного из сыновей королевы Виктории. Тут и висят упоминавшиеся ранее часы, а напротив главного входов имеются настенные фонтаны.

Самое же интересное во дворце — внутренние покои. Большая часть парадных залов украшена фризами с изображением эпизодов из истории Ордена. В старой Оружейной палате, где теперь заседает единственная палата мальтийского парламента, насчитывающая 64 члена, можно видеть удивительные пейзажи Мальты и Гоцо, портреты Великих Магистров в натуральную величину. А в Зале совета, где собирались члены Ордена — бесценные гобелены — дар Рамона Переллоса на момент избрания его Великим Магистром.

Есть здесь Тронный зал с деревянным потолком, состоящим из расписанных изящных кессонов, и фриз собранный из двенадцати фресок, считающихся драгоценными работами Маттео Переса д` Алеччо, что рассказывают о Великой осаде. Над троном Великих Магистров, оприходованном британскими губернаторами, — сейчас герб Мальтийской республики.

В Салоне послов (Красный зал), где некогда иностранные послы вручали верительные грамоты Великому Магистру, президент Мальты, кабинет которого тоже находится во дворце, принимает самых высоких гостей. Рядом с ним — Пажеская (Желтый зал). А Оружейная палата с коллекцией оружия и доспехов, демонстрируемых целой рыцарской гвардией, удивляющей нас сравнительно весьма невысоким ростом, располагается на месте конюшен, необходимость в которых отпала сама собой в век автомобилей.

Теперь лошади в качестве средства передвижения не нужны. Они сохранились лишь как экзотика, как приманка для туристов. И во всех частях города можно видеть изящные экипажи, запряженные красавцами-конями. Можно, конечно, воспользоваться их услугами, но лучше отправиться по улицам Валетты на своих двоих. Мимо домов самого разного стиля, в том числе украшенных деревянными балконами и яркими эркерами, дверями и ставнями густого синего, бордового или зеленого цвета (наследие арабских времен).

С улицы на улицу, из квартала в квартал. Так мы незаметно вышли к садам Баракка, откуда открывается широкая панорама на Большую Гавань и три города — крепости Биргу, Санглеа и Бормла.

Жаль, что время не позволяет побродить по музеям, ряд которых разместил свои экспозиции в зданиях, называемых «Оберж» — штаб-квартирах разных языков Ордена, посетить Музей изящных искусств расположенный в Адмиралтействе, Национальный музей изобразительного искусства, где имеются подлинники Карпаччо, Перуджино, Тинторетто, Рени, Стомера, Риберы, Тьеполо…

Попрощавшись с Валеттой, отправились в более древний город — Мдину. Несмотря на то, что путь занимает не более двадцати минут, на пути встретилось немало интересного: целый ряд городков с гербами и пограничными столбами. Это Мсида, Гзира, Флориана, Слима. Промелькнул за окном живописный залив Сент-Джулианс с покачивающимися на воде красно-сине-желтыми рыбацкими лодками — луццу, что смотрят в мир нарисованными на носу выразительными «глазами Осириса», что, согласно древнему поверью, хранят рыбака в море…

Мдина — бывшая столица Мальты — типичный средневековый город-крепость, расположенный в самом сердце острова. Он обнесен непробиваемой и «неперелезаемой» стеной. Какова ее толщина наглядно видно в месте, где был прорублен десятиметровый выход для ветки железной дороги, что пролегла в 20-е годы ХХ века от Мдины до Валетты. Предприятие оказалось нерентабельным, и сегодня о нем напоминает лишь небольшое здание под красной крышей — бывшая железнодорожная станция.

Если возраст Валетты насчитывает четыре с лишним столетия, то Мдина в десять раз старше. Первое укрепленное поселение здесь появилось в бронзовом веке. Потом городскую стену вокруг возвели финикийцы, а сарацины укрепили более высокой и дали месту современное название, что означает «город, окружённый стенами». А рядом — Рабат — «пригород, окраина, округа». Кстати, именно отсюда и название нынешней марокканской столицы, и корни московского Арбата.

После переезда на Мальту рыцарей Мдина пожелала сохранить свою автономию. И этот статус каждый раз подтверждался каждым новым Великим Магистром, которому вручались символические ключи от города.

Несмотря на то, что столичный статус Мдина потеряла с появлением Валетты, она осталась до сегодняшнего дня городом знати, где проживает около трехсот человек, в том числе представители древнейших родов Мальты. Считается, что среди них — самые богатые фамилии Европы.

Дома здесь, в отличие от Валетты, в основном одноэтажные. Они стоят, тесно прижавшись друг к другу, на узких кривых улочках, проложенных под углом для того, чтобы ограничить путь летящей стрелы, и смотрят в мир маленькими окнами под плоскими крышами, использовавшимися для хранения запасов воды и еды.

Впрочем, в Мдине имеются и величественные дворцы. Например, тот, что был построен Великим Магистром де Вильхеной (сейчас — Музей естествознания). На нем — изображение трех святых — покровителей Мдины. Святой Павел, попавший в эти места в 60 г. н.э. после крушения корабля у Мальтийских берегов, римский наместник Кублиус, обращенный им в христианство, и Святая Агата, принявшая мученическую смерть во имя новой веры.

Другое величественное здание — главный кафедральный собор Петра и Павла, чьи фигуры можно видеть на входных дверях, на центральной площади города. И снова на фасаде мы видим две пары часов (явное know-how мальтийцев), показывающих так же число и месяц.

Интерьер собора тоже красив, хотя, несомненно, уступает валеттскому. Впрочем, здесь тоже есть кое — что интересное. Это несколько картин написанных Маттио Прети, чудом уцелевших во время землетрясения 1693 года, когда стоявшая на этом месте церковь была практически полностью разрушена.

Недалеко от него — музей кафедрального собора — величественный дворец в стиле барокко, с богатейшим собранием экспонатов, в том числе и гравюр Дюрера. А за ним — квартал «безмолвия». Это территория женского бенедиктинского монастыря, обитательницы которого хранят полное молчание.

Для тех же, кто ищет не умиротворение, а острые ощущения Мдина может предложить посещение таких мест как Мдинская темница с коллекцией орудий пыток. Здесь и «железная дева», и «испанские сапоги», и дыба, и прочие подобные вещи, которые мне уже доводилось видеть в Праге.

Конечно, здесь есть еще много всего интересного, но наше время истекло. Последний взгляд с острова на панораму, что открывается с площади Tas-Sur, и визит на Мальту закончен. Жаль, что не удалось побывать в таких удивительно красивых местах как Лазурный грот, отличающийся необычным ярко-синим цветом воды, Гар Даламе (Пещере Тьмы), знаменитой найденными в ней скелетами древних карликовых слонов и носорогов, в Ипогео, необычном комплексе таинственных подземных помещений, вырезанных в скале… Но, как говорил Козьма Прутков, «нельзя объять необъятное», а потому оставим сие до следующего визита в это потрясающее место.

2004

Автор Татьяна Яровинская

| 20.08.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий