Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Монголия >> Монголия: русский путь в Тибет


Забронируй отель в Монголии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Монголия: русский путь в Тибет

Монголия

МОНГОЛИЯ. Русский путь в Тибет.

У Серёги были разные пациенты… За время работы на скорой психиатрической он повидал много. Не каждому на его скорбную жизненную долю выпадает такое. Но в жизни каждого наступает и светлая полоса. Или не наступает. Это кому как повезет.
У Сереги она наступила, как ему казалось. С УАЗом-«фургоном», или как его еще в народе называют — «буханкой», он расстался навсегда, оставив государеву службу.

 — Эта машина для покойников, — говаривал он. — Там только один живой должен быть, и это водитель. Машина специально была создана для вывоза раненых и убитых с поля боя… Для перевозки живых же людей она совсем не предназначена…

Он не знал, какой подарочный сюрприз приподнесла ему судьба. В аэропорту Улан-Батора стайка бодреньких французов весело рассаживалась по «буханкам».
«Неужели…» — пронеслось в голове Серёги так пронзительно и звеняще, словно это была голова Берлиоза перед тем, как её отрежет трамвай. Да, его и нас ждали свои «буханки», куда нам должно набиться как изюму.

* * * * *

Монголия представляется русским чем-то недостойным внимания. Даже товарищ Молотов, отправленный в 1957 году на три года послом в Монголию, почел это за оскорбление. Если бы его направили послом в США, он бы, конечно, обрадовался больше. А так, Монголия… Жалкая пародия на Советский Союз! Всё как у нас. Даже буквы. Машины. Дома. Беспросветное пьянство. Бездорожье. Скука. Монголия почти Болгария. Даже хуже этой братской незаграницы — там моря нет.

Неужели мы сами сделали монголов такими? Это ли не есть отмщение за татаро-монгольское иго? Монголия разделила судьбу Восточной Германии и Восточной славянской Европы. Первой мстили за Гитлера, а второй — за Смутное время и молодого короля Владислава, которого в наглую посадили на российский трон. Прибалтам мстили за нагловатый прибалтийский акцент. Всех осоветили и споили. Но не монголов! Монголы споили себя сами! У них не было и нет ничего, что можно было бы испортить. У них нет скрупулезности и усидчивости китайцев, пунктуальности корейцев и упёртой религиозности соседей-мусульман. Представить себе монгола, корпеющего над микросхемой невозможно.

Они не такие. Они другие. Они нам нравятся. Потому что они «наши».
Они такие же безбашенные. Они такие же добрые вперемежку с жестокостью. Их песни напоминают своею лиричностью наши. Они любят свободу, безграничное горизонтальное пространство в отличие от искусственного и ограниченного вертикального пространства больших городов. Пространство даёт свободу. Люди, живущие в городах, ограничивают сами свою свободу, а потому недостойны быть людьми. Недостойны вообще быть. Поэтому воины Чингисхана вырезали целые города, насаживая младенцев недочеловеков на копья, как шашлык. Русский народ тоже добрый и лиричный, как монголы. Поэтому забайкальские казаки лихо орудовали топорами как секирами, вырубая большевичков и всех, кто им как-либо сочувствовал.

… Мы сидим в центре Улан-Батора в кафе, называемом «Modern Nomads» — «Современные кочевники». Место это модное, популярное у заезжих иностранцев. Кафе предлагает «шведский стол» — ограниченный, но достаточный для насыщения выбор блюд за 6 долларов. Я только сейчас замечаю, что у женской половины московских двух третей нашей группы явно монголоидный разрез глаз. Только у Ксении из Перми тип лица наш, нордический, славяно-финно-угорский. Получается, что по женской линии монгольские корни проявляются яснее. Неужели на прародину их всех потянуло? А их пра-пра-пра- какой-то там дедушка сидит сейчас на площади на коне на месте бывшего мавзолея Сухэ-Батора, где ему сооружается мемориал. К торжествам видно не успели… Ровно 800 лет назад на курултае на Голубом озере Темучин был провозглашен Чингис-Ханом, главой всех монголов. Спустя 800 лет Монголия вновь вочингисханилась, встала на дыбы. Чингисхан для монголов образца 2006 года — это «наше всё».

 — Скоро вся страна будет называться Чингисханией, — говорит Буяннемех, владелец турбюро, у которого я заказываю транспорт и прочую «логистику» для предстоящего путешествия по Монголии. Буяннемех — бурят по происхождению, отлично говорит по-русски. Даже по-чешски разумеет. Бурятская община в Монголии всегда считалась наиболее образованной. Буряты они вообще народ головастый. Вспомним посланника далай-ламы Агвана Дорджиева, который чуть не подбил царя нашего Николая II на признание буддизма второй государственной религией в Российской Империи. Англичан забоялись, а так еще Тибет присоединили бы. Была бы потом в союзе Тибетская Советская Социалистическая Республика (ТССР) со свастикой на гербе. А царица-то Александра Фёдоровна свастику очень даже любила и уважала, так что рано или поздно она бы мужа к буддизму могла бы и подвести…
Вспомним и Гомбожаба Цыбикова, написавшего книгу «Буддист-паломник у святынь Тибета». Раньше ведь европейцам въезд в Тибет был попросту запрещен. Даже посольство «западных буддистов» во главе в Н.К.Рерихом в 1927 году задержали под Нагчу, так и не пропустив в Лхасу, продержав в невыносимых условиях три с лишним месяца. А буряты, будучи буддистами, в Лхасу ездили свободно.

Лхаса и Улан-Батор — два города, связанные невидимой, но очень прочной нитью. Ведь именно в Монголии был провозглашен первый далай-лама, да и сам термин «далай-лама» — монгольского происхождения («далай» значит «океан»). Большинство буддийских терминов, кторыми мы пользуемся, имеют монгольское происхождение. Также, как и географические названия в Тибете на европейских картах до начала ХХ века. В Урге (Улан-Баторе) находилась резиденция третьего после далай-ламы духовного лица ламаизма — богдэ-гэгэна, и далай-ламы всегда имели надежный тыл в Монголии, как это случилось в 1904 году, когда в Тибет вторглись английские войска.

* «Монголия — это недоделанный Тибет» (Сергей Аверьянов, 2006. Сказано у субургана вблизи монастыря Амарбаясгалант чуть позже описываемых событий).

Через Ургу проходил «русский путь в Тибет» для Николая Пржевальского, Гомбожаба Цыбикова и Николая Рериха. Тем же путем мечтал отправиться ученый-парапсихолог Александр Барченко в поисках Гималайского Братства и первоисточников «древней науки», о которой он поведал НКВД. Правда, ни это ведомство, ни Народный Комиссариат Иностранных Дел во главе с Чичериным, Барченко туда не послал, а просто расстрелял его в 1938 году как пособника международного террористического центра «Шамбала», находящегося под крылом английской разведки.

А вы думали как? Колесо Времени, Великие Посвященные, Гималайское Братство — всё это лишь ширма для прикрытия контрреволюционного подполья, готовящего покушение на товарища Сталина. Это Рерихам повезло просто, что они вовремя перебрались в Финляндию, а потом в США. А то им не «Агни-Йогу» пришлось бы писать, а собственноручное признание в том, как они собирались застрелить Сталина и Ворошилова из револьверов во время их прогулки по Тайнинскому саду после дождя.

* Картина, получившая в народе название «Два вождя после дождя», изображающая тов. Сталина и тов. Ворошилова на прогулке, висит в филиале Третьяковской галереи на Крымском валу).

Николай Михайлович Пржевальский жил в более спокойное и незамутненное время, а потому оставил нам описание Урги той эпохи, когда она еще не стала никитамихалковской «Территорией любви».

1870 год:
«Город Урга, главный пункт Северной Монголии, лежит на реке Толе, притоке Орхона, и известен всем номадам исключительно под именем «Богдо-курень» или «Да-курень», то есть священное стойбище; именем же «Урга», происходящим от слова «урго» (дворец), окрестили его только русские.
Этот город состоит из двух частей: монгольской и китайской. Первая собственно и называется «Богдо-курень», а вторая, лежащая от нее в 4 верстах к востоку, носит имя «Май-май-чен», то есть торговое место. В середине между обеими половинами Урги помещается на прекрасном возвышенном месте, недалеко от берега Толы, двухэтажный дом русского консульства с флигелями и другими пристройками.
Жителей во всей Урге считается до 30 тысяч. Население китайского города, выстроенного из глиняных фанз, состоит исключительно из китайцев-чиновников и торговцев. Те и другие по закону не могут иметь при себе семейств и вообще заводиться прочной оседлостью.
 В монгольском городе на первом плане являются кумирни со своими позолоченными куполами и дворец кутухты — земного представителя божества. Впрочем, этот дворец по своей наружности почти не отличается от кумирен, между которыми самая замечательная по величине и архитектуре — храм Майдари, будущего правителя мира. Это — высокое квадратное здание с плоской крышей и зубчатыми стенами, внутри его, на возвышении, помещается статуя Майдари в образе сидящего и улыбающегося человека. Эта статуя имеет до 5 сажен вышины и весит, как говорят, около 8 000 пудов; она сделана из вызолоченной меди в городе Долон-нор, а затем по частям перевезена в Ургу.
Перед статуей Майдари находится стол с различными приношениями, в числе которых не последнее место занимает стеклянная пробка от нашего обыкновенного графина; кругом же стен здания размещено множество других мелких божков (бурханов), а также различных священных картин. Кроме кумирен и небольшого числа китайских фанз, остальные обиталища монгольского города состоят из войлочных юрт и маленьких китайских мазанок; те и другие помещаются всегда внутри ограды, сделанной из частокола. Подобные дворы то вытянуты в одну линию, так что образуют улицы, то разбросаны кучами без всякого порядка. В середине города находится базарная площадь, и здесь есть четыре или пять лавок наших купцов, которые занимаются мелочной продажей русских товаров, а также транспортировкой чая в Кяхту.
Население монгольской части Урги состоит главным образом из лам, то есть из лиц, принадлежащих к духовному сословию; число их в Богдо-курене простирается до 10 тысяч. Такая цифра может показаться преувеличенной, но читатель помирится с ней, когда узнает, что из всего мужского населения Монголии по крайней мере одна треть принадлежит ламскому сословию. Для обучения мальчиков, предназначенных быть ламами, в Урге находится большая школа с подразделениями на факультеты: богословский, медицинский и астрологический. Для монголов Урга по своему религиозному значению составляет второй город после Лассы (Лхасы) в Тибете.
Как там, так и здесь пребывают главные святыни буддийского мира: в Лассе — далай-лама со своим помощником бань-цинь-эрдэии, а в Урге — кутухта, третье лицо после тибетского патриарха. По ламаистскому учению, эти святые, составляя земное воплощение божества, никогда не умирают, но только обновляются смертью. Душа их по смерти тела, в котором она имела местопребывание, переходит в новорожденного мальчика и через это является людям в более свежем и юном образе. Вновь возродившийся далай-лама отыскивается в Тибете по указанию своего умершего предшественника; ургинский же кутухта находится пророчеством далай-ламы и также большей частью в Тибете. Тогда из Урги отправляется туда огромный караван, чтобы привезти в Богдо-курень новорожденного святого, за отыскание которого далай-ламе везут подарок деньгами в 30 тысяч лан, иногда и более.»

Статуя Майдари — это статуя Майтрейи в монастыре Гандан (www.gandan.mn). Увы, той двадцатишестиметровой статуи, которую видели Пржевальский и Рерих, уже нет — в 1938 году её уничтожили монгольские коммунисты в ходе антирелигиозной кампании. Всего в Монголии было разрушено не менее 900 монастырей. Раньше монастыри были чуть ли не единственными «населенными пунктами» на географических картах Монголии, по которым можно было как-то ориентироваться. Добрая половина мужского населения страны ходила в монахах. Монголия была преддверием Тибета, которое хотели стереть с лица земли и из народной памяти. В Гандане жило 5000 монахов, которых заменили советские военспецы. В храмах и павильонах разместили конюшни…

Конечно, можно сказать, что монголы подражали нам. Монгольские безбожники не лучше русских. Однако есть одна оговорка. Монгольская народная революция не имела ярко выраженного антирелигиозного подтекста. Товарищ Сухэ-Батор, на которого наш Ильич, с которым он лично встречался в Кремле в 1921 году, произвел большое впечатление, сочинил революционный гимн, в кратком переводе звучащий так:

«Приходит время Шамбалы, и наступит великий бой.
Все воины, соберитесь к этому бою,
И под красным знаменем Шамбалы мы победим
гаминов и всех темных,
И не будет на земле больше всякой мерзости»

«Тёмные» из песни Сухэ-Батора, имеют те же корни, что и тёмные из «Ночного дозора».
Гамины — это китайцы, которым Монголия формально принадлежала до 1912 года, и возжелавшие её вернуть в 1918 году. Но это уже деталь, требующая подробного пояснения. Главное заключается в другом. И это главное составляет основное отличие монгольской революции от революции «русской»: первая обращалась к идеалам справедливости, лежащим в буддизме, вторая любые иные немарксистские идеалы отвергала. «В белом венчике из роз, впереди — Исус Христос» — у нас это как-то не прижилось. И вообще звучало двусмысленно. Не за Христом идут те Двенадцать, не за Христом… Это Сухэ-Батор на коне ведет вперед воинов Шамбалы перед дворцом правительства в Улан-Баторе и в аккурат напротив мемориала Чингисхана, язычника до мозга костей. И не за это ли отравили этого идеалиста, чтобы не смущал народ и партию своими шамбалинскими бреднями?

Статую Майтрейи в Гандане отлили вновь в 1990-е годы из меди с месторождения Эрденет, позолотили; оставшиеся храмы Гандана отреставрировали и открыли, также как и библиотеку с монгольскими, индийскими и тибетскими манускриптами. В Гандан вернулись монахи — сейчас их здесь уже около тысячи. Людей в монастыре всегда много, по сути, это главная «религиозная» достопримечательность Улан-Батора. Вход бесплатный, но за съемку внутри храмов просят денег — 20000 тугриков.

Ах, тугрики! Как же вас склоняют! Так же, как Херсон и Крыжополь! Если название местной валюты трудно для запоминания, то именуют наши путешественники её просто — тугрики, будь то в Южной Америке или Африке. А ведь монгольские тугрики ни в чем не виноваты! Очень красивые купюры. Кто изображен, нетрудно догадаться — Чингисхан и Сухэ-Батор. Купюры с Чингисханом достоинством крупнее. Сюжеты рисунков тоже подсказаны давней историей: вот фонтан в Каракоруме, описанный папскими посланниками-шпионами Плано Карпини и Гийомом де Робруком, а также почти нашим земляком Марко Поло, а вот двадцать буйволов тянут повозку с юртой. Тугрики ввел в обращение Сухэ-Батор, а до него самой ходовой валютой считались…мексиканские доллары (мекдоллары). Их можно купить в сувенирных лавках или у уличных торговцев, отлавливающих туристов.

Туристов в Монголии нынче много. Страна сделала план на них в юбилейном году. Масштабы рекламной кампании поражают, но результаты налицо. Магазины завалены качественной сувенирной продукцией на тему Чингисхана, полки супермаркетов заставлены водкой «Чингисхан» разной модификации. Иностранцы на улицах Улан-Батора попадаются на удивление часто. Русские туристы не попадаются вообще…

Кроме монастыря Гандан нужно обязательно посетить еще два места в Улан-Баторе — дворец последнего Богдо-Гэгэна, построенный в 1889 году и бывший тантрический монастырь Чойджин-Ламы (1908 г.). Если вы читали книгу Фердинанда Оссендовского «И звери, и люди, и боги», которая на английском языке продается в книжных магазинах и сувенирных лавках в Улан-Баторе, то узнаете многое из того, что автор увидел во дворце Богдо-Гэгэна в 1919 году. В том числе чучела животных, которых собирал последний монгольский «понтифик». Тантрический монастырь помнит барона Унгерна фон Штернберга, который очень любил всякие тантрические дела. Вообще этот белый барон обладал явно выраженными парапсихическими способностями. Большевиков чуял нутром. Он как бы читал человека изнутри. Очень интересный и необычный был человек. Любил отрезать головы пленным большевикам и поджаривать их на сковородке. Когда вываливались глаза и язык, голова приобретала забавное выражение лица. Барон очень смеялся. Вот какой он был озорник!

Монастырь Чойджин-Ламы производит внутри впечатление зловещее. Маски, скульптуры Махакалы, изображение расчлененных человеческих тел на потолке… В общем, обстановка вполне подходящая для медитации. За 5 долларов вам покажут небольшое представление, в ходе которых тантрики в масках продемонстрируют некоторые обряды Ваджраяны, т.е. Алмазной Колесницы. Рерихи считали ламаизм отступлением от буддизма, хотя и были более высокого мнения о монгольских ламах, чем о тибетских, погрязших в невежестве и суевериях. Именно монголы поспособствовали распространению буддизма в Российской Империи, и теперь у нас есть буддийские Бурятия и Тува, а также Калмыкия с шахматистом Илюмжиновым. Ламаистские обряды напоминают шаманские, но для Монголии это их созвучие выглядит вполне гармоничным — монгольские шаманы не менее сильны, чем тувинские. В Монголии наблюдается возрождение как буддизма ламаистского толка, так и шаманизма. Куда деть Чингисхана пока непонятно; он практически обожествлен, но законченный культ пока еще не сформировался. Ну ничего — к 800-летию его кончины всё образуется.

Из музеев, связанных с буддийской темой, очень рекомендую посетить музей Искусств имени Занабазара (www.zanabazar.mn). Это высокая духовная особа, жившая триста пятьдесят лет тому назад, оставила после себя замечательные произведения искусства, прежде всего — художественное литье: фигуры будд, боддхисатв, учителей, даже собственный автопортрет. Фигурки, отлитые Занабазаром, встречаются во многих монастырях Монголии.

* СПРАВКА: Занабазар Гомбодоржийн (Ундур-Гэгэн) (1635—1723) — выдающийся мастер художественного литья, ювелирного искусства и национальной живописи, оказал значительное влияние на развитие монгольского искусства. Крупнейший политический и религиозный деятель средневековой Монголии, Занабазар основал в Халхе несколько больших монастырей, в том числе известные Номын Их Хурээ, Баруун Хурээ, Тувхэн. Создал новый монгольский алфавит соембо. Известен как автор ряда трудов в области языкознания, литературы, изобразительного искусства. Его художественный талант наиболее ярко проявился в скульптуре. Занабазара по праву называют основателем монгольского религиозного классического искусства. Он создал в своих скульптурах, отлитых из бронзы, собирательные образы тантрических божеств, многие главные святыни в разных монастырях, выразительные скульптуры, соответствующие всем требованиям буддийского канона. Одна из легенд повествует, что в образах богини Дарьх, художник запечатлел образ своей любимой девушки-монголки. Нарушив ламаистский обет безбрачия, Занабазар женился на очень красивой девушке-монголке. Завистливые ламы, воспользовавшись его отсутствием, отравили его супругу, ей был тогда только 21 год. Потрясенный гибелью любимой жены, Занабазар решил увековечить её образ, отлив из бронзы 21 статуэтку богини Дарьх, и придав лику богини черты своей умершей супруги. Большинство статуэток богини Дарьх в настоящее время хранятся в музее искусств в Улан-Баторе.

(Записано со слов сайта http://baikal.irkutsk.ru)

Туристы очень любят ходить в музей Естественной истории, в котором выставлены скелеты динозавров. есть там даже цельный скелет хуягт-динозавра (!). В поисках динозавров в пустыне Гоби достиг больших успехов наш писатель-фантаст Иван Ефремов, создатель «Туманности Андромеды». А в Национальном музее монгольской истории можно увидеть пулемет «Максим», подаренный Богдо-Гэгэну императором Николаем II, и тюбики с продуктами, которыми питался на орбите Гуррагча (это не герой комиксов, вроде Гурвинека, а первый и последний монгольский космонавт, ныне — министр обороны Монголии).

 В музее помимо артефактов со времен палеолита можно найти и крохотную фотоэкспозицию, повествующую о героических приключениях барона Унгерна, который сначала разгромил китайцев, потом красных, а потом, опираясь на забайкальских казаков, собирался построить могущественную Азиатскую империю, главенствующую духовную роль в которой отводил буддизму. Во главе её стоял бы остзейский немец Унгерн фон Штернберг… Урга могла бы превратиться в столицу Империи, сродни монгольской, но помешала всему Красная Армия. Мечтателя-барона изловили и расстреляли.

Но история на этом не заканчивается. Более того, после смерти барона началось всё самое интересное. Фердинанд Оссендовский издал свои воспоминания о Монголии и Штернберге в Риге в 1925 году. И ведь не только о Монголии он писал! Он писал о подземной стране Агарти, которая находится где-то под покровом маложизненной пустыни Гоби, под костями динозавров. Елена Блаватская указала на Гоби как на один из центров предыдущих цивилизаций (естественно, тогда она не была пустыней, даже такой привлекательной, как Гоби). За эти идеи Блаватской и Оссендовского ухватилось германское общество «Туле», переросшее в институт «Аненербе», питавший метафизической идеологией Третий Рейх. Тибет — Шамбала, Гоби — Агарти. Туда, туда стремились экспедиции СС за новыми знаниями и технологиями! Не успели, и теперь там только кости динозавров собирают монгольские пионеры, потомки великого Чингиса…

Улан-Батор производит впечатление многолюдного города. Машин на улицах много, даже слишком много. В будние дни на улицах Улан-Батора образуются пробки, как это не покажется странно в стране, где на остальных 99,9% территории пробок не может быть по определению. По своей архитектуре Улан-Батор напоминает Пензу или Саранск. Невычурно и безыскусно. Строго функционально. Но этот город не похож на китайские. Здесь не чувствуется засилья всеобщей торговли, город не напоминает сплошной магазин или рынок. Здесь есть даже государственные универмаги. Центральный универмаг — удивительное место, где продается всё. А последний этаж целиком отведен под сувениры. Можно смело сказать, что в Улан-Баторе находится один из самых больших сувенирных магазинов в мире. И заметьте — всё это в стране, где по нашему разумению туристам делать особо нечего. Мало, ох как мало мы знаем наших соседей, даже если в их городских супермаркетах и захудалых сельпо половина продуктов — из России. Конфеты те же, что у нас: «Белочка», «Ласточка» и т.п. Мне кажется, они специально монгольские конфеты по-русски называют, чтобы лучше раскупались.

 В Улан-Баторе построено несколько топовых отелей. Как называется основной, догадаться нетрудно: «Чингис-Хан». Есть европейского типа рестораны, ночные клубы с монгольским стриптизом. Главное заведение подобного рода — клуб «Марко Поло». Он относится к итальянскому ресторану одноименного названия. К слову сказать, зря они память Марко так эксплуатируют. Он вообще мимо Монголии проехал, потому как в то время центр Империи переместился в Пекин, где была резиденция Хубилай-хана. И вообще звезда Марко Поло взошла тогда, когда он сидел в тюрьме в Генуе. Еще не известно, повилась бы его «Книга путешествий» без этой отсидки. Хотя он, конечно, не совcем там сидел, а больше гулял по городу вместе с сокамерником — пизанцем Рустичелло, который за него потом книгу-то и написал… Из наших людей они чтут маршала Жукова, в Улан-Баторе есть музей в честь него. А вот второй по значимости уроженец Монголии (после Чингисхана), Юрий Александрович Сенкевич, главный кинопутешественник всех времен и народов, никак не увековечен. Юрий Сенкевич родился в городе Чойбалсан 4 марта 1937 года, то есть почти 70 лет назад. Скоро будем отмечать юбилей.

Будете в Улан-Баторе, не преминьте заглянуть на представление фольклорного театра «Тумен Эх». Стоит концерт совсем ничего — 6 долларов со зрительского носа, но за час с небольшим вам покажут все варианты монгольского вокального, инструментального и танцевального искусства, а также ритуальные танцы тантриков и шаманов. Лучшее место я могу подсказать — садитесь с краю сцены, прямо под гонгом. Ударят в гонг над головой — откроются чакры и попрёт прана…

Автор Николай Баландинский

| 07.11.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий