Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мьянма >> Янгон >> Жаркий сезон в Азии. Часть вторая — Эльдорадо Востока.


Забронируй отель в Янгоне по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Жаркий сезон в Азии. Часть вторая — Эльдорадо Востока.

МьянмаЯнгон

В Янгон мы добирались почти два часа рейсом Indian Airlines (175$) из Калькутты. Народу в А320 было немного и расположились мы довольно комфортно. Большая часть пассажиров летела до Бангкока, а Янгон был всего лишь промежуточной остановкой — вместе с нами вышло не больше трети пассажиров. К нашему облегчению, в Янгоне было не так жарко, как в Колькате — вполне терпимо! Рядом с нами на стоянку зарулил китайский Боинг 737 и из него высыпала толпа китайцев — несмотря на жару, все как один были в ватно-марлевых повязках и масках, некоторые чуть ли не в костюмах химзащиты! Вот у них дисциплина — партия сказала «надо!» и народ одел противогазы! А может быть, ими двигал просто страх друг перед другом — а ну как твой сосед по самолёту SARSный???
Я первый раз оказался в столице Бирмы (официально страна сейчас зовётся Мьянма), в прошлый раз прилетал в Мандалай и сейчас с интересом ждал пограничных формальностей — может, хоть здесь они будут соответствовать статусу закрытой страны, управляемой военной хунтой? Нет, всё было очень мило — на входе карантинный контроль, как всегда теперь в Азии, симпатичная молодая тётенька-медсестра с широкой улыбкой померила градусником температуру на лбу, потом приветливые пограничницы быстренько проштамповали наши паспорта и мы прошли к окошку обмена долларов на хунтики FEC. Здесь нам сразу предложили вообще ничего не менять вместо положенных к обмену 400$ на двоих и за это сделать кассиру презент в размере 20 баксов. Но нам всё равно надо было брать в Янгоне билеты в Бангкок, а в этом случае доллары имеют одинаковую ценность с хунтиками, поэтому мы поменяли 200$ и ограничились презентом в 10 баксов за остальные две сотни. Кстати, это самое выгодное предложение по решению проблемы хунтиков — здесь вас избавят от них всего за 5%, а в остальных местах на чёрном рынке за 10—20%!
Времени у нас на Янгон и окрестности было ужасно мало, всего-то 75 часов, а планов — громадьё! Поэтому мы сразу договорились с таксистом на целый маршрут — сначала он нас везёт куда-то за город на новый междугородный автовокзал (старый был рядом с аэропортом — его закрыли), помогает с покупкой завтрашних билетов до Чайштьё и затем отвозит в отель Виннер недалеко от ступы Шведагон. Стоил весь этот полуторачасовой вояж 6 долларов. Билеты взяли без проблем — на прямой автобус фирмы Win Express, уходящий завтра ранним утром, так что вскоре уже распаковывали вещички в нашем замечательном отеле, сплошь украшенном панелями с чудесной резьбой, скульптурами из ценных пород дерева и прочими местными pieces of art. Очень чистый и уютный номер со всеми наворотами вроде кондиционера и минибара стоил 20$, включая завтрак. Там же, неподалёку, мы заказали в турагентстве билеты до Бангкока, их нам на следующий день доставили на ресепшн отеля. Всё очень мило и с улыбкой…
Чего вообще нас потащило в какую-то Мьянму, ведь самолёты THAI из Калькутты летают прямо до Бангкока, причём стоят дешевле? Дело в том, что в Бирме вообще и в Янгоне в частности есть то, чего не встретишь в вылизанно-туристическом Таиланде и даже в неисчерпаемой на таинственные секреты Индии — Золотой Камень и Золотая Ступа! Золотой Камень мы оставили на завтра, а вот знакомство со вторым из упомянутых чудес предстояло сегодняшним вечером… Описывать Золотую Ступу Шведагон, стоящую в центре Янгона — дело почти бесполезное. По ходу дела я попробую отдельными штрихами передать своё впечатление о ней, но вообще одним цельным предложением, как и фотоснимком, его не передать никак! Мы спустились от отеля по улице где-то около километра, ориентируясь по сияющему над деревьями ярко-золотому шпилю и вскоре скрылись от лучей жаркого послеполуденного солнца в густом парке с уютными прудиками, окружающем ступу. Сам храмовый комплекс стоит на невысоком холме и к нему со всех четырех сторон света ведут четыре широченных крытых галереи с многочисленными ступенями, сами по себе являющиеся произведением искусства пятисотлетней давности. Вдоль стен галерей многочисленные торговцы выставляют свой разнообразный товар — благовония, свечи, колокольчики, резных Будд (из любого материала — от слоновой кости до чёрного базальта и любого размера — от спичечного коробка до метровой скульптуры). Всё очень красиво и очень дёшево по меркам «туристических» стран. На верху северной галереи, по которой мы поднимались, нас поймал билетёр и на РУССКОМ! объяснил, что с хунтой, мол, «делиться надо!». Билет стоил пять баксов с человека — сначала я поворчал, но потом, уже внутри, понял, что реально не жалко отдать и пятьдесят пять… Кстати, чувак так и не смог ответить, откуда же он знает русский — по его словам, мы первые русские туристы, которых он встретил здесь в этом году (конечно, были и другие до нас — просто здесь четыре входа и множество билетёров).
И мы вошли в Храм. Тут я, сразу же решив оставить центровую ступу «на потом», свернул влево (буддийские ступы надо обходить по часовой стрелке) и по беломраморным плитам босиком пошёл к периферии, рассматривая второстепенные павильоны. Вообще здесь, помимо главного сооружения огромных размеров, есть ещё и большая, в несколько гектар, площадь, сплошь застроенная маленькими ступами, чортенами, павильончиками и беседками, содержащими тысячи различных статуй Будд — золотых, гипсовых, тиковых, бронзовых… Будды разного роста, многие в разных позах и очень отличаются по манере и технике исполнения. Сделаны они все в разные века и относятся к разным ветвям и художественным школам буддизма — типа подарки от делегаций и просто богачей, желающих заработать заслуги. Но самое главное — всё это БЕЗУМНО красиво, просто глаз не отвести! Всё изукрашено настолько филигранной резьбой, художественной росписью, роскошной лепниной, что словами не передать! Сколько человеческого труда и чувства прекрасного вложено здесь в каждый элемент дизайна, как отличается всё это друг от друга!!! Везде курятся свечи, лежат разноцветные купюры, монетки, фрукты и гирлянды ярких тропических цветов — подношения молящихся адептов. Сами же они тихо сидят на ковриках перед нишами с Буддой, у каждого — свой, и только у самых крутых изваяний собираются небольшие толпы. Но давки нет — есть очень тёплое ощущение того, что это не законсервированный памятник умершей много веков назад культуры. Что это — живое! Что люди ходят сюда каждый день и продолжают украшать своими дарами это ослепительное великолепие, что здесь витает Дух Святой, сотканный из тысяч людских молитв и надежд на светлое завтра… Никто здесь тебя не кантует и ты отдыхаешь душой, у пришедших сюда людей есть чем заняться, кроме как пытаться сшибить полдоллара с наивного иностранца — очень приятно побыть здесь просто Человеком среди своих братьев, приятно вылезти из ролевой шкуры Богатого Белого Туриста. В итоге, за три с половиной часа всего двое чуваков проявили хоть какой-то двусмысленный интерес ко мне, да и то настолько робко, что отшились сами собой и вообще меня не напрягли. И это в главной достопримечательности страны, де еще после столь сильно грузящей Колькаты!!! Долго я ходил концентрическими кругами по Храму, постепенно приближаясь к главной ступе — огромному стометровому шпилю из чистого золота, пронзающему синее тропическое небо. По форме ступа напоминает узкий, сильно расширяющийся к основанию колокол и венчается огромной золотой короной с мириадами подвешенных золотых колокольчиков, мелодично звенящих на ветру. Их звон можно ярко выделить из окружающего шума кипучей жизни — для этого надо сесть на каменную ступеньку, поднять лицо к небу, прикрыть глаза и обратиться в слух… А когда начнешь их слышать — усилить эффект, приложив ладони сзади к ушам и направив получившиеся раструбы в сторону короны на шпиле в ста метрах над головой! И тогда мелодия южного ветра и золотых колокольчиков Шведагона войдёт в тебя и ты её уже никогда не забудешь…
Набродившись до гула в ногах, я присел на мраморную ступень открытого павильона, хранившего огромный, в рост человека, бронзовый колокол и уютно облокотился на теплую колонну перил. Садилось солнце, спадала жара, небо стремительно синело и Шведагон на глазах обретал совсем уж неземные, мистические черты. Искусно подсвеченные, в сумерках все десятки тонн золота Шведагона смотрятся особенно великолепно — возвышающийся темно-золотой шпиль, без бликов отражающий рассеянный свет множества прожекторов, на фоне глубокого фиолетового неба с редкими темно-серыми облаками и яркими вечерними звездами в просветах между ними. Я сидел недвижимый и смотрел расфокусированным взглядом, сузив зрительный канал восприятия до одного Шведагона, высившегося прямо передо мной. Монахи начали ритмично бить в колокол позади меня и волны басовитой дрожи прокатывались через мое тело, приятно щекоча. И тут на меня снизошла Благодать… Мир вокруг исчез и больше не напоминал о себе, было просто безусловно кайфово и удобно и хорошо. Потом уже я понял, что просидел так не меньше часа. Это был второй мой духовный пик, второй после гималайских горных бдений…
Уходил я отсюда с твердо оформившимся ощущением того, что Шведагон — самое красивое творение рук человеческих, которое мне суждено было увидеть в своей недолгой жизни. Долго это вакантное место в моей душе пустовало и теперь вот увиденная здесь Красота мягко скользнула внутрь меня и заняла бережно хранившийся для неё все эти годы трон… Я пытался подобрать слова, чтобы выразить подруге свои переживания — помню, я объяснял ей, что увидел здесь тот самый настоящий «сказочный Восток» с его золотым великолепием, тот самый существующий параллельно с нашим иной мир, который нам в рекламных плакатах пытаются задорого продать ведущие азиатские туристические державы, хотя на поверку оказывается, что его у них нет… и единственное, что они нам могут предложить за наши бабки — это реплики со случайно попавших к ним фотографий того параллельного мира, что-то вроде красиво нарисованного очага с похлёбкой в пыльной каморке у Папы Карло. А здесь это есть! это живёт здесь своей непостижимой жизнью и ты бесплатно можешь стать частью этой жизни, пусть и на время, и никто тебя как чужака-туриста не прогонит с позором и никто тебе не скажет: «-Извините, сэр, но Диснейлэнд уже закрывается! Ждём Вас завтра у кассы с девяти утра! Бай-ба-а-ай!!!».
Вставило меня не по-детски, короче! Мы тут же решили загрузить под это дело пивца в ресторанчике у озера. Янгон вообще весьма цивильный город, неазиатский он какой-то во многих своих частях, а уж эти ресторанчики совсем напомнили мне родной Левбердон в городе Ростове-на-Дону! Та же самая стилистика и такие же архитектурные решения, только вот цены раза в полтора пониже. И акцент сделан на китайскую, а не на кавказско-казачью кухню. Клёво поужинали, в общем. А на обратном пути нас бесплатно подвезла до отеля малайско-бирманская тётка — менеджер ресторана и на беглом английском рассказала массу полезных вещей про обмен денег, места для ужина и шоппинга, про страну и про народ. Даже краткую экскурсию сделала по самым рекомендуемым ею же местам, отклонившись от своего первоначального маршрута! Приятная женщина, спасибо ей… Да-а-а, на бирманских автовокзалах с голоду и со скуки не умрёшь! — так думали мы, сидя утром в жарком салоне старенького японского автобуса на главном вокзале страны. Народ толпами тусовался под нашими окнами и предлагал всё, что бирманской душе угодно — фломастеры, питьевую воду, кокосы, чай со льдом в пакетиках, ананасы, порезанные манго с солью и перцем, детские вертолётики, пищалки, открытки и плакаты с физиономиями местных духовных лидеров, разнообразные лепешки и пирожки — всё, включая и чёрта лысого! Жарко было — за последующие пять часов пути мы слегка одурели от жары, несмотря на открытые настежь окна. Деревенская Бирма, мимо которой все эти пять часов и ехали, конечно же, не очень похожа на богатый зелёный Янгон — соломенные хижины в поле, буйволы в грязных лужах, выжженный солнцем кустарник, редкие деревеньки по пути, небольшие ступы на охристого цвета холмах… скучновато… Но зато дорога хорошая, недавно отремонтированная!
Наконец, мы приехали-таки в Чайштьё, деревеньку у подножия горного хребта, и сразу же засобирались на гору, к Золотому Камню — решено было устраиваться на ночлег наверху, где хоть не так жарко. «Низкий сезон» давал надежду на наличие мест в немногочисленных там отелях и на существенные скидки. В итоге так и оказалось — в компании пятидесяти бирманцев за сорок минут доехали на рейсовом грузовике-автобусе до конечной остановки, потом прошли еще пару сотен метров вверх по крутой и извилистой бетонной дороге и вписались после непродолжительных торгов в милый отельчик с шикарным горным садом, в котором все экзотические деревья были подписаны на табличках. 28 баксов за «экономический» номер, включая завтрак — дороговато, но зато до Камня всего минут тридцать-сорок ходьбы, да и высота тут 850 метров против 50 в Чайштье, что значит на пять градусов прохладнее!!!
Смыв пыль суровых бирманских степей с мужественной небритой морды, я полез дальше вверх по бетонному серпантину — встречать sunset у Золотого Камня (подруга, покопавшись у себя в душе, не нашла там достаточных запасов решимости и должной меры самоотверженности, поэтому осталась в садике). Дорога довольно крутая и на жаре весьма утомительная, так что наверх я вылез весь мокрый, как мышь под метлой. По пути, когда я свернул с бетонки на срезающую углы тропку, мне довелось пройти через весьма специфический мини-рыночек — в соломенно-бамбуковых палатках под сенью деревьев барыги торгуют средствами китайско-бирманской народной медицины. Разные там есть снадобья, шкуры, когти, чучела и черепа, но меня больше всего зацепило одно лекарство — представьте себе стоящий под наклоном большой таз, в каких у нас варят варенье, и в нем слоями лежащие травы, листья, огромные пауки, жуки и сороконожки, кошачьи и медвежьи лапы, обезьяньи черепа с оскаленными зубами! Венчает всё это великолепие пара отрубленных козлиных голов с мёртвыми ввалившимися глазами и с бамбуковыми распорками в ушах — чтоб ушки торчали на макушке! А один раз я видел на козлиной голове еще и мумифицированную птичку — видимо, это особый шик! Так вот, всё сооружение периодически поливают неким травяным отваром и жидкость, проходя через все слои по очереди, насыщается целебной силой и собирается тёмной лужицей в углу таза. Тут-то её и зачёрпывают медной кружечкой и продают всем страждущим — типа от геморроя, перхоти и бесплодия. На жаре всё это пахнет так, как только можно себе представить — меня еще долго преследовал этот запах, им пропиталась вся моя одежда… Бр-р-р-р!
Золотой Камень…Сложно его описать парой слов — и пусть нет в нем всего имперского величия Шведагона, место это однозначно необычное, завораживающее. Начну издалека — стоит на приморской равнине километровая гора неправильной формы, затянутая легкой дымкой. Склоны этой горы заросли непроходимыми джунглями, но на вытянутой с севера на юг вершине зарослей нет — там выходит наружу скальная порода, гранит. И вот на этих крутых гранитных свалах и выступах тут и там стоят огромные гранитные же булдыганы, стоят уже многие тысячи, а то и миллионы лет. Много их тут, но один особенно необычный — люди почитают его уже несколько тысяч лет, это священное место для многих местных культур и народов. Этот камень, размером с двухэтажный «новорусский» дом и весом под тысячу тонн, полувисит на крутом скальном уступе — когда смотришь на него, кажется, что он должен упасть однозначно, особенно если вспомнить о сейсмологической обстановке в этом районе!!! Но он стоит уже тысячи лет — процентов 50 площади его плоского днища нависает над скалой-опорой, не касаясь её (в десятисантиметровую щель видно закатное солнце), а процентов 30—35 вообще свисают с обрыва! Оставшиеся 15—20 процентов нижней части опираются на самый край уступа, причём опираются под приличным углом в сторону свала — ну почему же он не соскальзывает??? Популярный местный ответ — потому, что он привязан к небу волосами Будды! Говорят, он даже покачивается на своём неуютном ложе и вставленные в щель бамбуковые палочки подтверждают это своим потрескиванием… Тысячи лет людского благоговения не прошли для этого места даром — сейчас Камень полностью покрыт толстым слоем золота и многочисленные пилигримы продолжают лепить на него всё новые и новые сусальные пластинки. На самой верхней точке Камня выстроена семиметровая золотая ступа с традиционными золотыми колокольчиками, а вся вершина холма выложена белым мрамором и превращена в комплекс по обслуживанию паломников. Вокруг самого камня есть несколько площадок с шикарным видом, где истовые верующие могут присесть, возжечь свечи, воскурить благовония и забыться в молитве. Чуть дальше — едальни, монастыри, часовни с колоколами и лавки многочисленных барыг, у которых можно купить всё необходимое для выражения своего экзальтированного восторга перед святыней — плакаты со священным видом, воду для поливания ею статуй Будды, золотые листочки для нанесения на Камень, наборы из кокосов, благовоний и бананов в подарок духам Камня, ну и просто, наконец, пищу земную для ублажения бренного тела. Вообще похоже, что торговцы и менялы недолго расстраивались после приснопамятного их изгнания Иисусом Христом из Храма — они быстренько прибились к буддийским культовым сооружениям, превратив их в базары с религиозным уклоном. Видимо, отсутствие в буддизме центральной богоподобной фигуры, некоего «смотрящего», способствует такому положению дел — некому цыкнуть на барыг, Будда далеко — в Нирване, да и не до нас там ему, он уже нам всё давно сказал…
Как и в случае со Шведагоном, лучшее и самое мистическое время для знакомства с Камнем — закатные сумерки. Камень висит на западной стороне вершины, поэтому вид с самого холма в это время непередаваемо красив — облачный закат над недалёким морем создает переливчатый разноцветный фон, на котором медленно наливающаяся тёмным золотом громадина всё четче проявляется из ослепительного блеска тропического дня. В сумерках подсвеченный Золотой Камень становится действительным и полноправным центром этой маленькой вселенной, созданной вокруг него и для него, днём же его может скрадывать величие открывающегося с вершины вида — лесистые холмы на Востоке, бескрайние равнины на Западе, море на Юге и горы на Севере. Ночью, в наступившей долгожданной прохладе, интенсивность молений только увеличивается — везде горят свечи, ночной ветерок носит клубы ароматного дыма от сжигаемых пачками благовоний, звонят колокола окрестных часовен, отовсюду слышно бормотание напеваемых тихонько мантр. Я с трудом заставил себя уйти, тянуло остаться и посидеть еще, хотя бы до полуночи, но в отеле меня ждал заказанный ужин и соскучившаяся подруга. Спускаясь под ясными звёздами по крутой бетонке (я не рискнул соваться в темноте на тропку с паучье-козлиными снадобьями), я думал — стоящее ли это место, оправдана ли столь долгая дорога сюда? Конечно, да!!! Шведагон круче, конечно, но если так рассуждать, то можно вообще больше никуда не ездить! Тем более, что это — в отличие от Шведагона — творение природы, а не рук человеческих. Утром мы встали еще до рассвета — подруга вроде бы набралась решимости и решено было встретить sunrise возле святыни. Конечно же, мы прошли через тропку, вдоль всех этих «аптек», уже открывших свои двери, несмотря на столь ранний час! Впечатлений, охов и ахов были полные штаны! Наверху уже все проснулись — даже билетёры в кассе, которую я вчера удачно проскочил… Сейчас вот эти барыги нас выцепили и стали разводить на деньги, но я с ними перетёр по-пацански и утряс всё дело до полуцены (6$) «без квитанции» — нормально, хунта не обеднеет! Народу было много, яркий луч с востока освещал верхнюю половину камня, визуально разрезая его напополам — но всё равно это не то, ночью круче смотрится! Зато панорамные виды с утра — просто песня! За ночь влажная дымка рассеивается и проступают не видные вечером детали, такие как вьющаяся по равнине речка и белоснежные монастыри на вершинах дальних гор. Уезжая из отеля, мы не стали ждать рейсовый грузовик-автобус, а застопили проходящую трёхтонку с дровами и пустыми бутылками в мешках. Залезли в кузов и чувак как притопил! — через двадцать километров пришло время вылезать, но моя бедная задница к тому времени была уже вся истерзана сучковатыми поленьями, вонзавшимися в неё на многочисленных ухабах. Кстати, чувак очень удивился, когда я ему протянул деньги за проезд (полдоллара за двоих) — чувствуется, что подразумевался бесплатный автостоп! Вот что значит край с неиспорченными людьми!!! Вскоре подошёл автобус до Баго и мы уехали из жаркого Чайштьё — в удивительном комфорте после тряского грузовика, на мягких откидывающихся сиденьях! Баго знаменит своим огромных размеров лежащим Буддой и высоченной — выше Шведагона — пагодой, но нам он запомнился невероятной жарой, где-то +42—44 С в тени. Подруга совсем растаяла и поплохела, а когда еще в павильоне лежащего Будды к нам подошла тётя-билетер и объявила цену: 10 баксов с каждого… До свидания!!! сами смотрите своего Будду! — мы поймали велорикшу и уехали на автовокзал, где обломались с автобусами на Янгон. Там были только грузовики с лавками вдоль бортов, но тащиться на них что-то не хотелось — и я вышел на трассу в надежде застопить чего-нибудь «до столицы». После полутора часов бесплодного махания рукой на солнышке надежда уже было рассеялась как дым, но я все же нашел в себе силы поторговаться с остановившимся всё-таки парнем на стареньком пикапе и сбить цену с начальных 15 баксов до 14. Ехать было больше 100 км, мы заехали к водиле домой заправиться бензой из канистрочки — неплохой у них домик в деревне, кстати! — и помчали…
Пикап был древний и ужасно тесный — подруге досталось ВИП-место на рычаге стояночного тормоза, а рычаг переключения скоростей пришлось пропустить ей между ног. По пути водила развлекал нас базаром — он оказался свежеиспечённым выпускником Янгонского Универа, экономистом по специальности, и теперь ужасно чморил правительство — работы, мол, они ему так и не дали! Хотя и должны были, по его разумению. По его словам, правительство все внутренние проблемы решает при помощи оружия, а не мозгов. Слабое оно, мол, правительство! Но когда я спросил: «-А что ж вы с ним тогда не разберетесь?» — он только горько вздохнул, мол, мьянмарский народ такой добрый! Не знаю… по моей личной теории каждый народ заслуживает своего правительства и каждый чувак — своей участи. В Янгоне сейчас полно офисов зарубежных компаний, на улицах ездят Лэндкрузеры, страна не выглядит совсем уж безденежной, хотя часть экономики и в тени — так что карьеру при желании сделать можно! А песни про демонического правительственного «Чубайса, который весь народ на ваучер натянул», мы уже и у себя слышали! Короче, вот именно такие ребята и встречают цветами «освободителей» на танках М1А2 Abrams… Вечером — это был наш последний вечер в Янгоне — мы пошли в рекомендованное нашей позавчерашней знакомой «Фуджи-кафе», где и заценили, среди прочего, аутентичную бирманскую еду. Ну-у-у… как сказать… едали мы кое-чего и повкуснее! Мне понравился их национальный супчик, «жиденький, но питательный», а вот ферментированную толченую рыбу с перцем чили пусть они сами едят — мало того, что воняет неимоверно, так еще и острая просто невыносимо! В общем, индийская кухня для меня как-то милее всего…
Всё утро следующего дня мы проспали! Я собирался было в Шведагон на рассвете, но потом решил, что не стоит портить впечатления о сказке, вдруг чего еще будет не так! Лучше я уж как-нибудь еще сюда приеду!!! Вместо этого решили съездить на базар — посмотреть сувениры. Я уже давно удерживал подругу от необдуманных спонтанных покупок рассказами о янгонском базаре, где, по моим туманным представлениям, «всё это лучше, дешевле и качественнее»! Базар и вправду не разочаровал — там были все типы сувениров, представленные где-либо в Бирме и по лучшим, действительно, ценам. Конечно, роясь по пыльном шкафу где-нибудь в соломенной лавчонке в бирманской глуши, может, и реально откопать какой-нибудь не представленный здесь спецраритет. Но здесь зато всё это можно спокойно посмотреть и выбрать в кондиционированной, что немаловажно на сорокаградусной жаре, лавке. Меня там просто убил великолепный чайный сервиз из десяти предметов на подносе — фигурно сплетенный из бамбуковых щепочек, покрытых десятью-пятнадцатью слоями упругого чёрного лака и вручную расписанный восточным мотивом с завитушками и птичками. Филигранной работы, почти невесомый, он стоил… 20 баксов! И ведь чай я почти совсем не пью, и дом с сервантом, куда это можно было бы поставить, у меня отсутствует — а ведь так зацепило, глаз не оторвать! А подруга — так та просто сказала, что приедет сюда специально, когда будет делать ремонт в своей московской квартире! Уж очень ей глянулся один расписной бамбуковый шкафчик…
Бирма, Мьянма… Несомненно, страна эта заслуживает гораздо большего внимания, чем ей сейчас уделяется!Бирме есть чем гордиться — кое о чём я уже рассказал, но есть и много других рекордов, зачастую весьма сомнительных с точки зрения господствующей в нашем обществе морали — к примеру, на северо-востоке Бирмы действует крупнейшая частная армия в мире, насчитывающая 20.000 штыков и имеющая на вооружении авиацию и тяжелую артиллерию. Охраняет эта армия опять же крупнейшие в мире плантации опийного мака — они поставляют на мировой рынок свыше тысячи тонн опиума в год. Присутствуют и более невинные достижения — в частности, на территории Мьянмы живёт свыше двух третей мирового поголовья азиатских слонов, семь из десяти тысяч этих огромных зверей, имеющихся в природе. Несомненно, что север Бирмы способен подарить самые незабываемые ощущения любителям самого жесткого экстрима — в аэропорту Бангкока продаются книги некоего чувака-авантюриста, который несколько лет провёл там, на индийско-китайско-бирманско-лаосско-тайской пограничной полосе, в краю девственных джунглей, диких слонов и жестоких наркобаронов, и теперь позиционирует тамошние места как последнее убежище для опоздавших родиться флибустьеров и золотоискателей, как последний способ скрыться от тяжелой поступи нашего Века Потребления в безвременьи Приключения … Я знаю одно — таких интересных стран с таким приятным населением я еще не встречал и подруга моя может подтвердить это мнение. С тяжелым сердцем я снимаю с Индии выданный мною ранее лавровый венок «Самой Клёвой Страны» и отдаю его Мьянме — носи по праву!!!
Улетали мы из Янгона в Бангкок рейсом Myanmar Airways International (100$) на турецком (в смысле, все надписи внутри на турецком языке) Боинге 737—800. Часовой полёт прошёл без замечаний и вот мы уже шагаем по гулким пустым коридорам бангкокского аэропорта. Первым делом нам встретились молоденькие медсёстры в коротеньких развратных халатиках — они ехали по коридору, набившись вшестером в маленький электромобильчик и весело кричали что-то нам, махая руками и широко улыбаясь сквозь марлевые повязки! Выглядели они настолько прикольно, что мы расхохотались — потом мы их между собой называли «Порочные Медсёстры» — они как будто только что со съемок порнофильма! Кстати, они же были едва ли не единственными людьми в масках, которых мы встретили в Бангкоке — видимо, король призвал сограждан не портить имидж державы, в которой «всё хорошо» и не нагнетать апокалиптическую атмосферу своими мрачно-белыми ватномарлевыми харями. Смотрится всё это и вправду весьма умиротворённо, хотя у них-то в стране как раз и есть заболевшие SARS. Пресловутое окошко «визы по прибытию» мы пролетели пулей — просто кроме нас там никого не было! На табло прибытия светилось множество рейсов с пометкой CANCELLED — в это время в Таиланде и так-то низкий сезон, а сейчас атипичная пневмония сократила число прибывающих рейсов на треть! Мы подошли к окошку информации и на всякий случай узнали насчёт нашего завтрашнего рейса на Ташкент — девушка сказала нам, что он вовсе не отменён!!! Может, снова запустили? Ладно — завтра всё выяснится, а пока мы оставили рюкзаки в камере хранения и поехали ночевать в город.
Я уже потусовался в Бангкоке полгода назад, а вот подруга ещё не была ни разу и поэтому ужасно переживала, что завтра рано утром улетит отсюда и не сможет посмотреть «здешние храмы и город вообще». Пока мы ехали на airport-bus'e по эстакаде, она всё завороженно твердила: «-Хоть бы наш рейс завтра отменили и мы бы остались еще на денёк! Хоть бы отменили!!!» Я утешал её темой, что человек, видевший Шведагон, не должен переживать насчёт достопримечательностей Бангкока, которые по своей архитектурной значимости примерно соответствуют шведагонской билетной будке (утрировал, конечно, что греха таить!). И обещал еще в качестве компенсации показать бэкпэкерский район Кхао-сан… Туда мы в итоге и приехали. Народу, на удивление, было довольно много, хотя и не такая давка, как на Новый Год — я еще раз убедился, что отвязанному западному бэкпэкеру всё нипочём (обычно эти черты характера приписывают усреднённому «русскому туристу»). Мы прошвырнулись по местным сувенирно-шмоточным лавкам, причём я окончательно уверился в их бестолковости, и в итоге осели в очень приятном японском ресторанчике, который я помнил ещё с прошлого своего визита. Суши, роллы, гёдза, темпура и пивко «Асахи» сделали своё чёрное дело — я тоже поймал себя на мысли, что не прочь подзадержаться тут…
Потом уже, вписавшись в уютную гостиницу чуть в стороне от шума-гама (её я тоже помнил с прошлого раза), мы загрузили еще по парочке коктейлей «Маргарита» и «Пина-Колада» и стало совсем хорошо!!! В Бангкоке было прохладно по сравнению с Янгоном и, тем более, Колькатой — градуса 32—33, такая приятная температура! Сидели мы на открытой веранде с пальмами в мини-садике, с рыбками в мини-прудике, и за плетёной из бамбука мебелью — удивительно, как хозяева умудрились создать этот очень peaceful уголок в бетонных джунглях центрального Бангкока! И вроде непритязательный такой был вечер, а какое-то очень тёплое ощущение осталось у меня на память о нём… Как-то правильно всё было!
Подруга накаркала — с утра в аэропорту мы обнаружили, что рейс всё-таки отменён, но стойка регистрации работала и приятные молодые узбеки доходчиво объясняли всем, что улетать мы будем вечером следующего дня, рейсом THAI до Дели, а оттуда уже домой через Ташкент и Москву. Пока же нас заселили в очень приличную гостиницу-«трёхзвёздку» недалеко от аэропорта, откуда мы сбежали сразу после завтрака, презрев неумолимо приближающийся ланч — вместо этого сели на местную электричку и поехали в город, чтобы с пользой провести подаренное нам судьбой время! Я провёл подругу пешком по топ-маршруту среди достопримечательностей Бангкока — от станции Хуалампонг до храма Ват Траймит с его Золотым Буддой, потом через Чайнатаун до причала, оттуда на речном экспрессе до Королевского Дворца, а оттуда уже пешочком в Ват Пхо. Из всех вышеперечисленных мест я не был только в Ват Пхо — и очень теперь рад, что всё-таки побывал здесь! Понравились две вещи — классный массаж ступней (6$) в расположенной внутри монастыря Школе Традиционного Массажа, да ещё главный алтарь центрального монастырского храма. Там такой классный Будда сидит на так богато изукрашенном золотом троне!!! Мне посчастливилось оказаться в зале одному, без соседей и свидетелей — я опустился на красный ковёр и провёл несколько очень кармичных минут. Потом пришла тётка с пылесосом и зловредным гулом нарушила моё отшельничество… Делать нечего — вырванный из преддверья Нирваны, сел я на речной катер-экспресс и уехал по реке Чао Прая к черту на рога, до конечной в Нонтабури. И подруга со мной, естественно!
Вечером, когда мы уже сидели в отеле и обсуждали, на что же потратить завтрашний день, позвонил представитель «Узбекских Авиалиний» и сказал, что они могут отправить нас завтрашним утренним рейсом «Аэрофлота» в Москву, откуда неплохо стыковался мой Ростов — поздним вечером я бы уже оказался дома! «-Надеюсь, Вам так будет удобнее, чем через Дели!» — сказал он нам. Да уж, через Дели я бы оказался в дома на полтора суток позже, да плюс четыре перелета вместо двух! Ещё и на работу в понедельник бы опоздал… В итоге узбеки купили нам билеты «Аэрофлота» по маршруту Бангкок-Москва-Ростов по полному годовому тарифу за 1500 баксов — при том, что наш билет Ростов-Ташкент-Дели, Бангкок-Ташкент-Ростов стоил 560$!!! Вообще же, после этого случая с отменой рейса, я проникся ещё большей любовью к «Узбекским Авиалиниям» и, будь моя воля, летал бы на их рейсах не только в отпуск в Азию, но и в командировки в Европу! Летел до Москвы Ил-96 — не самый удобный самолёт для дальних перегонов, но мы неплохо расположились в салоне и за десять часов полёта почти не устали. Кроме того, я познакомился в самолёте с приятными ребятами, возвращающимися из поездки по Камбодже. Я тоже собираюсь туда ехать этой зимой, а ребята, в свою очередь, намылились в Бирму, поэтому несколько часов пролетели за полезной и приятной болтовнёй. А в аэропорту Бангкока мы встретили еще и Софью из Астравела, она вместе с коллегами тоже возвращалась из поездки по Камбодже и Вьетнаму и очень хвалила храм Ангкор Ват и Камбоджу вообще — ну что ж… «значит, нам туда Дорога!», как поётся в одной весьма известной песне!

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 03.06.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий