Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мьянма >> Рохан- королевство на курьих ножках.


Забронируй отель в Мьянме по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Рохан- королевство на курьих ножках.

Мьянма

Открывая в очередной раз сайт путеводителя Лонели Планет, я люблю ткнуть в описание какой-нибудь страны и изучить раздел Off the beaten track (вне проторенных путей) — приятно почувствовать себя первооткрывателем, забравшись немного дальше большинства туристов. Этой зимой я долго колебался меж джунглями Лаоса, с разбитыми самолетами вдоль тропы Хо Ши Мина, и страной, уже самой по себе являющейся off the beaten track- Мьянмой, бывшей Бирмой. Рожденного в СССР каким-то там отсутствием демократии не напугаешь, а потому начало полетов Qatar Airways в столицу страны Янгон всего за $700 было воспринято как знак и положило конец сомнениям и начало недолгим сборам.

Двухнедельный отпуск не позволял изучить всю страну хотя бы бегло, а потому основной целью путешествия был намечен Rokhine State, который является одним из интереснейших регионов страны, в древности известным как государство Аркан, великолепная столица которого Mrouk Oо была основана в 15м веке и оставалась ей 355 лет.

Давно заметил, что как пройдет дорога к месту путешествия, таким станет и оно само, а полет с катарцами на новеньком А320 не мог не порадовать, тем более наших «героев-разведчиков» они уже отпустили :) Одна из стюардесс задалась целью споить пассажиров и на заказанную бутылку вина неизменно приносила две, проболтав с ней больше часа по-английски, в конце полета выяснилось, что она наполовину украинка и неплохо говорит по-русски, что объяснило ситуацию с вином 

Ночевка в Дохе, столице Катара оказалось неплохой, но не более того — просто скучный город в пустыне, построенный на нефтяные деньги и населенный пузатыми арабами в белых одеяниями и бесчисленными индийцами, жертвующими здесь собой на грязной работе вдали от родины, ради семей. Самой запомнившейся достопримечательностью Дохи для нас оказался молодой араб, с самым сосредоточенным видом десятками нарезавший круги на кольцевом перекрестке за рулем новехонького джипа — возможно. отрабатывал левый поворот.

Быстро выяснилось, что из всех моих попутчиков по рейсу из Москвы, в Янгон лечу я один, остальные расползлись по сейшелам и шри-ланкам, а я утром оказался в самолете, битком набитым организованными и не очень туристами из Германии и Франции и уже собирался заскучать, как увидел русское имя на рубашке одного из стюардов. Рома оказался отличным парнем из Узбекистана и полет прошел незаметно под разговоры и пиво в отсеке для стюардов, он тоже летел в Янгон впервые и мы договорились встретиться вечером в городе, благо его шикарный отель Traders с номерами по $400 был буквально рядом с моим гестхаусом за $10. Одно омрачало полет — забронировав по email на завтра билет в столицу Рохана — городок Sittwe, я забыл распечатать координаты агентства, а Интернет в Мьянме встречается так же часто, как и снег, оставалось надеяться, что ребята сами меня разыщут.

Аэропорт Янгона сверкал в лучах вечернего солнца золотом, видимо отражая рекламный слоган «Myanmar — The golden land». Такси в центр города от стойки стоит всего $5, а разделив эту сумму с еще парой французов, удалось сделать ее еще более радостной. Мчась по зеленому городу, мимо парков и особняков, вдыхая летний теплый воздух я понял — мне здесь понравится! Профилактика остеохандроза была обеспечена непрерывным кручением головы — вокруг мужчины в юбках и женщины с белыми разводами на лицах, дети из соседних машин машут руками, а в вечернем небе над городом появляется золотой наконечник знаменитого Шведагона. Забросив рюкзак в отель, мчусь в его сторону по городу, который по южному моментально утонул в ночи. Некоторые районы напоминают наши хрущобы с ободранными пятиэтажками без стекол в окнах, ленивыми собаками и потрескавшимся асфальтом.

За полчаса доскакав до Шведагона, говорю wow! — одна только крытая галереей лестница южного входа с гигантскими львами по сторонам, украшенная тонкой резьбой и буквально раздвигающая влажный ночной мрак золотым сиянием, ослепляет! Но времени уже 8 часов, а закрывается комплекс в 9, довольно обидно платить $5 всего за час, у входа болтает француженка и молодым смешливым монахом, беглой скороговоркой трещащим по-английски и выход найден — у выходящего из Шведагона парня выпрашивается стикер, который наклеивается всем на одежду в обмен на $5. Монах лично перевешивает его на меня и советует на всякий случай подняться с другого входа — от всей этой ситуации крыша понемногу начинает сдвигаться с положенного ей в Москве места. Трудно представить себе русского монаха, помогающему интуристу перепрыгнуть кремлевскую стену в обход кассы.

Шведагон…Остается только присоединиться к мнению, что это самое прекрасное творение человеческих рук, трудно поверить, что подобное остается неизвестным в Большом мире, что ярчайший шедевр в миллион раз меньше известен какой-нибудь ржавой парижской башенки. В ярком электрическом свете золото, зеркала, тончайшая резьба, лики Будд сливаются в органную музыку для глаз и души, невозможно осознать и воспринять это все и сразу, взрыв формы и цвета, остается только опуститься на мраморный пол одной и пагод и потихоньку, ручейком впускать в себя эту красоту и благодать. Я даже не сразу заметил, что колоссальный колокол ступы, вонзившийся в звездное небо — весь в бамбуковых лесах, через которые золото лишь просвечивает, но желтый бамбук и сам сияет в ярком свете прожекторов не хуже золота меньших ступ вокруг. Конечно, хотелось бы увидеть сам 120-метровый шпиль во всем великолепии, но ничего, теперь я точно знаю, что еще вернусь. Вокруг множество бирманцев, кто-то идет вокруг ступы, кто-то медитирует, кто-то поет мантры или просто разложившись, как на пикнике, всей семьей перекусывает. Какой-то человек спрашивает, откуда я, достает фотографию с подписью по-русски и предлагает показать алмаз на верхушке ступы. Действительно, со строго определенной точки верхушка ступы загорается вдруг ярко зеленым, синим, желтым или красным светом — потрясающе! А еще в глубине лабиринта пагод вокруг есть телескоп, в который можно на расстоянии вытянутой руки рассмотреть этот алмаз на верхушке.

Вечер проводим за местным пивом и разговорами с Романом о самолетах, Катаре, Узбекистане и России- я чувствую, что это последний мой разговор на русском на ближайшие две недели, а в отеле сообщают, то Nan Nee из турагентства занесет мне завтра мой билет и, что еще более замечательно, рейс перенесли на два часа раньше и теперь я точно успеваю на двухчасовой fastboat в Mrauk Oo!

Получив утром билет в обмен на 93$ у симпатичной Нины, несмотря на воскресенье, заехавшей на папиной машине в мой Beautiful Land II, я меняю еще немного по курсу 880 чат за доллар и снова еду в аэропорт за 3000К. Полет вдоль береговой линии на двухмоторном французском самолете Yangon Air длится полтора часа, я гляжу на многочисленные ленты рек и изломанные горы внизу и думаю, что вернуться обратно по земле будет совсем не просто…

По прилету в миниатюрный аэропорт в Sittwe, оказывается, что почти все пассажиры это организованные туристы, а нас, дикарей, всего четверо — бодрый, похожий на стареющую кинозвезду пенсионер-немец и французская пара неопределенного возраста. Вариантов добраться до Mrauk Oo несколько — государственным медленным паромом в семь утра за $4, быстрым частным катером в два часа за $20 и просто частным катером за $10. Про этот последний я читал отрицательные отзывы в инете, однако решаем рискнуть и отдаться в руки местных дельцов, это дело организующих. По приезду на пристань оказывается, что ржавая полузатопленная лоханка и есть наш будущий транспорт — по мне все это забавно, но остальные отказываются от экстрима, в результате чего берем билет в fastboat, с кондиционером и совсем уж неуместным гарри поттером по ТВ, зато приезжаем за полчаса до заката и выкатившись из корабля, я с рюкзаками бегом устремляюсь на ближайший холм. На нем жесткая трава на которой уютно утроилась нагретая солнцем пагода серого камня, Будда, полуприкрытыми глазами смотрящий на восток и спокойствие, разлитое в воздухе, струящееся в суету деревни внизу и распростертое по небу от горизонта до горизонта… Почти трое суток пути позади и я наконец у цели — среди острых шпилей ступ в догорающем небе на фоне джунглей, где-то у границы с Бангладеш, на краю мира.

Как и в Бангладеш, кстати, наводнения здесь, на побережье, совсем не редкость и в сезон дождей осадки измеряются не миллиметрами, а метрами, поэтому все дома стоят на высоченных, до двух метров, сваях. Как плетеные избушки в деревнях, так и каменные особняки новых бирманских в зеленых городских кварталах — все на ножках, этот лес из под домов поначалу смотрится странно.

По-русски Mrauk-U читается несколько mrauчновато, но на самом деле произносится это точно так же, как обычное мяуканье, только с ударением на «у», деревня довольно большая, но совсем деревня, ничто не напоминает о ее столичном прошлом, кроме замшелых каменных громадин повсюду. На каждом холме — коих сотни — стоит по ступе, серой, кирпичной или золотой, а внизу громоздятся пагоды, похожие на средневековые крепости, с бойницами и запутанными коридорами, да им и действительно приходилось служить крепостями, когда озера и каналы вокруг города при приближении врага смыкались в водяное кольцо и каждый холм становился защищенным островом.

В темноте нет смысла куда-то идти и я останавливаюсь в гестхаусе Royal City, за 5 долларов особого великолепия я не получить, но жить можно. Прогулявшись по городу, местами освещенному лампами дневного света, прикрученным прямо к деревьям, потихоньку осознаю, куда я попал. Машин не более десятка на все село, мотороллеров чуть больше, а так все больше велосипедисты, носящиеся в лунной ночи без фар. На главной улице что-то пекут при свете свечей, продают арахис и сладости, ни одной христианской души, но каждые пять метров крики Хелло! и улыбки. В локальном ресторане вместо меню мне показывают кастрюли с неизвестной науке едой, тыкаю пальцем в нечто, показавшееся мне картошкой с говядиной, возвращаюсь за столик и жду, заполняя дневник. Сначала приносят суп, пахнущий морем, с плавающими зонтиками внутри, похожими на медузы, потом огурцы и водоросли, а уж затем рис с жесткими кусками курицы и какими-то соусами, все оказалось странно, но съедобно и стоило смешные $1.5! Вообще цены на все смешные — связка бананов 3—5 рублей, арбуз 5—10 рублей за штуку. Возвратясь в гестхаус, обнаруживаю второго постояльца — читающего на балконе толстенный том, немца Штефана. Том оказывается Братьями Карамазовыми, нашего человека сразу видно, и со Штефаном мы быстро становимся друзьями.

Свет подается здесь только с 18:30 до 21:30, так что вечер не затягивается в пользу раннего подъема, несмотря на стучащий генератор. Горячей воды, разумеется тоже нет, пока ее не нагреет солнце, так что приходится стирать по бэкпэкерски — в ведро с водой кидается белье и пакетик шампуня, затем все это взбивается ногой до готовности  На базаре отличные футболки по доллару, так что оказывается проще покупать новые, чем стирать старые  Наутро беру компас, карту, забираюсь на самую высокую точку местности и намечаю план на день — топография сверху как на ладони и, конечно, ни души, только гекконы лениво щурятся на утреннее солнце. Вокруг из утренней дымки выглядывают бесчисленные шпили ступ серого песчаника древние, сросшиеся с пейзажем настолько, что кажутся естественными навершиями холмов.

Взяв трехскоростной велосипед за 1000К, начинаю осмотр с центра, пыля по проселкам, и просто остолбеневаю от восторга — гигантские пагоды похожие то на пирамиды, то на укрепленные крепости, то на соборы, то на космические корабли — со всех сторон теснятся в полуденном мареве, высокомерно поглядывая на своих младших братьев на окрестных вершинах. Ни одна пагода из главных не похожа на другую, но внутри всегда блаженная прохлада под ступнями и усмехающиеся Будды. В наиболее известной пагоде Shitthaung — или Храме 80 000 Будд и вправду много Будд, но пересчитать я их не успел, ибо явилась некая личность, потребовавшая за осмотр $5, так что я предпочел гордо и неспешно удалиться. Личность утверждала, что все пагоды платные, но как я и думал, это оказалось неправдой, нигде и ничего я не платил. Так, в неспешном катании от пагоды к пагоде от холма к холму, полежав в теньке то одной, то другой, в общении с локалами, прошел день. Закат был несколько подпорчен тем, что на выбранную мной точку на вершине гид привел несколько организованных немецких туристов, а закат все же зрелище для одного. Вообще в городе одновременно не более 50 туристов, по моим расчетам, из них всего 10—20 диких, а остальные организованные, те, кто отлеживается в кондиционированных дорогих отелях днем, а ближе к вечеру стадом передвигается на мини-автобусах от храма к храму.

Вечером решено было отправится в единственный приличный ресторан города Cherry-Moe, где ожидалась встреча почти всех независимых туристов, обитающих в трех недорогих гестхаусах города. По дороге к нам присоединился местный учитель английского, добряк и большой ребенок Ес Ен. Парень большой любитель поговорить, вот только с таким акцентом, что приходилось немало напрягаться чтобы уловить смысл его речей, где «бокасо» переводилось как «because», а «фифа» как «people». Половина села естественно, оказалась его учениками, в том числе и официант в ресторане, так что знакомство оказалось веселым и интересным, а ужин в лучшем ресторане с пивом, которое здесь очень дорого (1000—1200К) обошелся в $9 на троих с чаевыми. Обратно шли, распевая песни на четырех языках под свет фонариков, вдруг из темноты появляется парень с ресепшена нашего гестхауса, с вечным «Yes, Sir» и застенчивой улыбкой, оказывается поехал нас искать, беспокоится, это трогательно. Ес Ен явно недоволен, что «его» иностранцев приходится с кем-то делить, я, почувствовав это напряжение предлагаю тому не провожать нас и он с облегчением скрывается во тьме под еще долго доносящееся «Да, сэр! Спасибо, сэр!».

Звездное небо над головой, вокруг голоса неизвестных птиц и цикад, а почти из каждого двора доносится пение, народ потрясающе музыкальный — все концерты по ТВ передаются с субтитрами караоке, все поют просто так или под гитару, а кто постарше — играют вечером у дома на национальной балалайке. Подростки собираются каждые сто метров и слаженно и красиво хором или по одному поют что-то на своем языке… Исполнение на английском в стране запрещено, поэтому забавно слышать то один то другой мировой хит с незнакомыми словами. Жалко, что в клипах и в рекламе кумиры молодежи одеты не в юбки-лонжи, а в джинсы, а на концертах странно слышать «thank you» и «c'mon» или «are u ready?» — обращенное к своей же публике. Все как у нас в восьмидесятые, рок н ролл и джинсы.

«У нас скоро будет демократия» — заговорщицки шепчет Ес Ен. Ну что ж, лишь бы не в обмен на их наивность и доброту. Ес Ен даже знает, что в России Путин, в Англии Блер, в Германии Коль, а во Франции Миттеран, сведения немножко устаревшие, но по сути верные 

Подсев к компании подростков на мосту, по очереди поем друг другу под гитару до поздней ночи, хотя они не знают и десяти слов по-английски, музыка и хорошее настроение объединяют, я записываю понравившиеся песни на плеер, а Штефан снимает на цифровой фотоаппарат, конечно, услышать и увидеть себя для ребят полный восторг и прощаемся далеко за полночь.

На следующий день осматриваем восточную часть города, в том числе наиболее понравившуюся мне и самую большую пагоду города, в виде усеченной пирамиды, названную мной шахматной из-за похожих на пешки фигур — министуп, усеявших скаты. Внутри еще 90 000 тысяч Будд, пирамида была воздвигнута Мин Таигха, сыном короля Мин Бина, построившего Шитханг, так что сын переплюнул папу на 10 000 Будд. Вокруг несколько интереснейших полуразрушенных храмов, а полуденный час неплохо провести под навесом для пастухов на кипах сена, глядя в синее небо и тая на февральской жаре 

С окрестных холмов тянет дымом — то ли случайно, то ли намеренно их поджигают и языки пламени со вкусом лижут их склоны, в долинах живописные озера, где быки плавают вместе с детворой, которая в этой части селения белых не видела и дети буквально сбегаются отовсюду, с открытым ртом глядя на меня как на пришельца. Поднимаю культурный уровень населения, раздав открытки с видами Москвы, и удаляюсь на очередной холм поболтать с очередным монахом и встретить очередной закат.

За два дня мы уже перезнакомились с половиной города и это становится проблемой, потому что все они пока для меня на одно лицо, а может и мы для них? Ес Ен знакомит меня с какой-то симпатичной девушкой, оказывается он рассказал в школе, что познакомился с кем-то из России и девочка упросила показать ей настоящего русского  В местной самогоноварне мне наливают в полиэтиленовый пакетик пива для местных — сделанное из перебродившего кокосового молока на вкус это перебродившее кокосовое молоко, не слишком вкусно, зато в 20 раз дешевле обычного пива!

Наутро государственная баржа готова предоставить нам на ближайшие 8 часов свою палубу всего за 4$, и шезлонг за $0.3 — отличное предложение, к тому же продают вареную кукурузу и кофе. Но как грызть кукурузу без соли? Штефан вызывается сбегать на берег за солью и вскоре приносит ее в пакетике с прикольной надписью — сделано в Тайланде по японской технологии. На палубе вокруг нас еще с сотню пассажиров, многие из которых, видимо, из отдаленных деревень и непрерывно разглядывают странных белых людей, которых, возможно, никогда прежде не видели, в любой момент, посмотрев в любую сторону, можно увидеть несколько пар глаз, внимательно тебя изучающих. Но вот, когда я разворачиваю пакет с солью, наступает тишина и все головы обращаются ко мне, глаза впиваются со всех сторон — эти люди явно не знают, насколько вкуснее кукуруза с солью!

Посыпаю, откусываю — вздох удивления у публики, глаза округляются. Странно… все равно несолено — добавляю еще — тот же эффект. Что за черт? — Штефан, ты что купил?! Тут по жестам и интонации догадавшийся о смысле моих слов народ, наконец, понимает, почему иностранец посыпал кукурузу стиральным порошком! Ржут все. Монахи в оранжевых одеяниях сгибаются от хохота пополам, старушки всхлипывают, девушки скромно прикрывают рот ладошкой, а дети так попросту катаются по палубе в истерике, ну и мы со Штефаном смеемся не хуже остальных, все это веселье продолжается минут десять и, думаю, об этом случае присутствующие будут рассказывать еще внукам и правнукам.

Судно плавно пыхтит по живописной реке, мимо желто-зеленых полей, соломенных домишек, рыбацких лодок с разноцветными парусами, а на воде земляки — серые сибирские гуси… Мы останавливаемся у деревень, погружаемся-разгружаемся, капитан крутит штурвал большими пальцами ног, ветерок приятно холодит — благодать. А можно усесться на носу, где вместо воинственной скульптуры укреплен букет цветов, и смотреть как корабль режет зеленую воду. Поездка доставляет истинное наслаждение и стоит впятеро дешевле катера, а спешить все равно некуда — судно из Sittwe в Taunggap вдоль морского побережья отправится лишь завтра в 7.

В Sittwe неожиданно неплохо — колоритный городок, чем-то похожий на английские двухэтажными разноцветными домиками. Впечатляет рынок с рыбным рядом, где мелкая рыбешка высится двухметровыми горами, в которых валяется детвора, как в песке, а крупная висит над прилавками, доставая хвостом пол. Закат на пустынном пляже около View Point и лучший рыбный ресторан города там же, где море с широкой лунной дорожкой плещется прямо у столика, а шикарный фирменный ужин снова всего $3.

Билет, правда, cтоит аж $40 и это снова неинтересное современное судно типа Ракета, но на этот раз медленный вариант займет больше двух дней, поэтому выхода нет, на борту знакомимся еще с двумя девушками из Германии — Алекс и Тиной, тоже направляющихся в Ngapali, этой четверкой мы и пробудем следующие несколько дней. Судно стремительно режет волны, теоретически мы должны были прийти в Taunggap около пяти, но в четыре мы неожиданно заходим на какой-то остров на час — ждать прилива. Остров, похоже, совсем дикий — дети не знают слова хелло, а я уже привык чувствовать себя суперзвездой на гастролях в провинции и как-то странно без приветственных кличей 

Пересечь остров дело 15ти минут, а на другом берегу потерянный рай — бесконечный девственный песчаный пляж, клонящиеся к морю кокосовые пальмы и ни души до горизонта. Хорошо бы поставить здесь палатку и перезагрузить утомленные городской суетой мозги..

Последующие три часа мы то плывем, то стоим, но все это становится очень интересно, потому что мы со Штефаном и еще парой местных ребят нелегально забираемся на крышу судна, где свежий воздух и 360 градусов обзора. Закат над побережьем заливает воду розовой краской, а корабль все петляет меж безлюдных островов, лохматящихся мангровыми зарослями.

Затемно прибываем в порт и в сюрреалистичных лучах фар, безуспешно пытающихся пробить плотные клубы пыли, в кузове пикапа добираемся из порта в город. Таксисты просят $40 за трехчасовой путь в Ngapali, на долгожданный пляж. Taunggap — дыра дырой, увидев его потом при свете дня, я только укрепился в этом мнении, но не платить же такие деньги! Посылаем их, ночуем за $3 и в шесть уезжаем на автобусе за $2 до Thandwe, три часа пути выбивают у меня немало сил, дорога такая, что время от времени мы зависаем над сиденьями, а пересечь проход опасно для жизни. Но вот последнее усилие — такси за 3000К на шестерых и мы в раю — Thar Oo Lodge — $10 за двухместный номер в бунгало с вентилятором, в 20ти метрах от пляжа, с территорией, покрытой шикарным ковром ярких цветов и деревьев, в цену входит и завтрак блюд этак из двадцати с неограниченными подходами. Последующие четыре дня решаю не двигаться с места, пляж пляжем, а чем заняться найти несложно, можно поваляться на лужайке поля для гольфа, понаблюдать за песчаными, пальмовыми или морскими крабами. Просто покататься на велике по линии прибоя, съездить в город или деревню рыбаков, где купить живую еще рыбу и испечь с картошкой прямо на пляже под закатом. Можно даже попробовать обойти огромное красивейшее искусственное озеро прямо за дорогой, но тропы вдоль воды там нет, а деревья без колючек почти не встречаются, как и люди, так что это уже, мягко говоря, не отдых. Можно устроить гонки на упряжках быков, везущих хворост, пустив их галопом по ночной дороге или взять лодку и понырять у острова с маской, а потом поесть лобстеров, всего по паре баксов штука в ресторане под звездным небом и полной луной.

Все кончается и четыре дня не стали исключением. Попрощавшись со всеми новыми друзьями, в час дня сажусь в автобус обратно в Taunggap — то ли автобус другой, то ли места в середине салона настолько лучше последних, но доезжаем без полетов и всего за два часа, оттуда еще десять часов мучительного петляния по серпантину и уже за полночь я в Pyay, где меня снимают с автобуса и тепленьким доставляют в один из гестхауов, хозяин которого похож на разбойницу из Бременских музыкантов, впрочем особого выбора нет — давно ночь, а тут всего $3 c завтраком! Наутро за завтраком обнаруживаю пару веселых израильтянок Ор и Тал, после армии год путешествующих по Азии, вместе прогуливаемся по городу и решаем съездить к знаменитой статуе Будды в очках. Грузовик с лавками вдоль бортов забивается до упора и увозит нас всего за 100К. Забавна местная мода — почти все мотоциклисты либо в пятнистых военных касках либо в копиях немецких времен второй мировой — со свастиками и орлами! Встречный народ гадает откуда я, после двух недель на 40 градусах в основном оказываюсь итальянцем, видимо еще две недели и будут принимать за местного. По дороге к нам присоединяется очередной учитель английского и последующие часы служит нашим гидом и рассказчиком, в его изложении жизнь мьянмарцев далеко не так счастлива, как кажется ао их улыбкам — правительство препятствует как образованию, так и даже изучению английского жителями, повсюду безработица и алкоголизм, власть даже мелкого армейского и полицейского чина почти безгранична, зарплата учителя $5, люди с высшим математическим образованием работают в отелях или преподают в младших классах, сколько-нибудь успешный бизнес немедленно давится. Показывает свою тетрадь, где по мере сил ведет неофициальную историю преступлений хунты, что-то вроде дневника из «1984». Режим смягчается для иностранцев, но для местных гайки лишь закручиваются, войска стирают с лица земли целые деревни в недовольных местностях, лидер оппозиции Suu Kyi — дочь национального героя Bogyoke Aung San, получившая в 1991 году Нобелевскую премию мира, по-прежнему под домашним арестом и если год назад она могла выходить в город три раза в неделю, то позже прогулки сократили до двух, одной и совсем запретили сейчас.В тетради карикатуры на правительство и просто талантливые рисунки карандашом и акварелью… Очень спокойно, но проникновенно учитель рассказывает обо всем этом в пагоде, у ног десятиметрового Будды в очках, к нам присоединился японец Йоши, путешествующий уже два года, он в юбке, с татуировкой и волосами до лопаток. Учителя очень жалко, надеюсь он будет осторожен и с ним ничего не случится, а народ получит свободу без новой крови, он этого более чем достоин, по словам более испытанных путешественников, мьянмарцы действительно в массе более умны, честны, трудолюбивы и добры чем любой другой народ в ЮВА. Показателен случай в Нгапали, когда у моего прокатного велосипеда отвалилась педаль и случайно заметивший это рикша открутил нужную гайку со своего велосипеда — наверное единственной ценности, источника хоть какого-то заработка и с улыбкой поставил на мой, конечно бесплатно. Вообще в этой стране улыбаешься практически беспрерывно и совершенно искренне, многие это замечают. Не раз встречал я людей, приезжающих в Мьянму пятый, шестой, восьмой раз, страна поселяется в уголке сердца и светит там понемногу солнцем и золотом.

Вечером арбуз на всех с ребятами, безуспешная попытка научить Йоши играть в подкидного дурака и грустное прощание. Путешествие — маленькая жизнь, и расставания следуют за встречами иногда уж очень быстро. Новый 10-ти часовой ночной бросок до Багана (8500К, автобус надо ловить на центральной улице активно размахивая руками и вопя), о котором было сказано уже много, но сколько не ожидай, тысячи храмов, утыкавших клочок выжженной земли в несколько километров не могут не впечатлять. Как и в Mrauk U, ступ и пагод намного больше, чем туристов и каждый может найти свою собственную дорогу к храму. Вообще Старый Баган пересекают три дороги, и если две центральные относительно оживлены, то самая северная, ведущая в Новый Баган, проходит по очень интересным местам и ни одного туриста я там не заметил! А еще продают сапфиры по $20 неизвестного происхождения. Для бюджетного туриста лучший выбор, наверное, — гестхаус New Heavens всего за $5 за нумер, с садом и великами по 500К и совсем рядом с автобусной станцией Ньян О.

Самолет в Янгон за $83 и в тот же вечер новый самолет домой. Мандалай и озеро Инле, Золотой Камень и Слоновый лагерь остались на следующий раз, прощай Мьянма и до встречи.

Автор Vart

| 10.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий