Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Мадагаскар >> Остров Хамелеон >> Страница 2


Забронируй отель на Мадагаскаре по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Остров Хамелеон

Мадагаскар

Мадагаскарский фольклор оказался достаточно своеобразным — незамысловатым, но с тонким юмором. Например, история, на которую навеял наш вопрос про белых цапель — их часто можно видеть вокруг пасущихся зебу. Зебу спугивают насекомых и лягушек, которых ловят цапли. А история такая — удавы не едят цапель, потому что цапли очень вредны для здоровья удавов. Обычно удав, проглотив добычу, весь сильно скручивается — чтобы разломать у добычи все косточки — чтобы лучше усваивались. А у цапли — острый длинный клюв. Он такой крепкий и острый, что удав не может его сломать и клюв протыкает удава. После чего удав не сможет потом напиться воды — вся вода будет утекать через эту пробоину и он умрет от жажды. То цапель лучше удаву не есть. Вот такая история…
За такими байками мы и доехали до поворота на грунтовку в сторону Анкараны.
Чем дальше мы отъезжали от магистрали, тем хуже становилась дорога. Выясняется, что мы приехали на Мадагаскар очень вовремя — недавно кончилось жаркое дождливое лето, и сельские дороги стали более проходимыми. А летом раскисшие дороги разносятся редкими грузовикам и телегами. В этом году мы были второй группой туристов, кто проехал по этой дороге — предыдущая группа проехала тут всего неделю назад. Масштабы бедствия впечатляют. Оказалось, что до этого момента мы по настоящему плохих дорог не видели. Вот это сафари! Невзрачный на шоссе Мерседес оказался в этом ужасе просто незаменим. По такой дороге ехать нельзя! И вот буквально на следующем камне машина ну обязательно должна завалиться и нам придется идти пешком назад!!!. Такие ужасные мысли не покидают в течение всех трех часов пути. Но машина едет, а водитель включает полный привод и хихикает — это ещё хорошая дорога. В плохое время по ней проехать можно и за шесть часов! У нас с непривычки сплошной адреналин.
На более спокойных участках смотрим по сторонам — деревенская детвора с восторженным визгом «Алле ВазА-А-А-!!!» несется за нами. Гид рассказывает, в чем дело. Алле ваза — значит, «ваза» едут! Словом «Ваза» (ударение на последнем слоге) называют всяких важных персон — бледнолицых иностранцев, бывших колонизаторов, старосту деревни и даже новорожденных — малагаши рождаются беленькими. Также этим словом в деревнях пугают непослушных малышей — вот, будешь плохо себя вести — тебя ваза заберёт. Типа, как милиционер, только круче! В общем, каждый проезжающий мимо деревни белый вызывает у детворы бурю восторга.

16. Заповедник Анкарана. Пещеры, каньоны, мыши, тараканы
Но вот, заселенная местность заканчивается, начинается довольно густая саванна. Саванна на плоской равнине, а над равниной столом возвышается горный массив Анкарана. Местные произносят это слово с ударением на второй «а». Цвет и форма массива очень непривычны — как будто он из светло-серого бетона. Стены почти отвесные, высотой метров пятьдесят — сто, вертикально изъеденные дождями, а макушки совсем нет. Массив изрезан очень узкими, метров двадцать шириной, каньонами с совершенно отвесными стенами.
Надо сказать, что мы заранее не готовились к тому, что нужно смотреть в этом заповеднике, поэтому с любопытством ждем, куда нас поведут. Хорошо, что мы подготовились максимально по-походному и были готовы практически ко всему.
Кемпинг оказался совсем диким — просто несколько больших вполне современных палаток под навесами из листьев.
Из кемпинга идем через лес по направлению к горе. День, солнце, жарко — что-нибудь около 30. Чувствуется, что места дикие, животных должно быть много. Нашу тропинку быстро переползает какая-то черная змея и застывает. Проводник говорит, что она совсем не ядовитая. На Мадагаскаре вообще нет ядовитых змей, страшных хищников и опасностей вообще, кроме малярии. Поэтому все обитатели Мадагаскара неторопливы. Наклоняюсь к змее, трогаю ее по спине. Ноль внимания. Стучу по ней пальцем более настойчиво. Сначала опять никакой реакции, а потом змея подпрыгивает, как ужаленная. Вид у нее — «Кто здесь?!!». Да… Точно, неторопливые они, обитатели Мадагаскара.
По дороге испугали лемура. То ли он уже спал, то ли мы подошли с неожиданной стороны. Ругался он на нас страшно! Громко хрюкал — чуть не кулаком с ветки грозил.
Подходим к входу в пещеру — большой грот, на дне следы пересохшей речки. Пахнет довольно противно. По дну речки идем внутрь, быстро становится абсолютно темно. Пещера большая, идем не сгибаясь. Пещера оказывается небольшим ответвлением от главного русла подземной реки. Через пару сотен метров доходим до берега и только сейчас понимаем размах идеи Создателя этих пещер! За миллионы прошедших лет в этом осадочном бетоне массива Анкарана вода подземных рек промыла пустоты во многие десятки метров высотой и шириной. Это впечатляет! Просторные станции Московского метро кажутся после пещер Анкараны тесными и давящими. Только пахнет тут плохо. Проводник объясняет, что это из-за летучих мышей, но до них мы ещё не дошли. Хотя некоторые экземпляры уже попадаются.
Сейчас река пересохла, идем по её песчаному дну. Местами скользко. Проводник рассказывает, что летом, когда она полноводная, находятся любители плавать по ней на лодке. Гм… тащить лодку в такую даль и в глубь горы.… Да, верю, наверное, это интересно.
Русло реки почти перпендикулярно пересекает узкий каньон, почти щель, шириной метров сорок. Вид ошеломляющий. Стены каньона промыты водой вертикально и похожи на колоссальный кафедральный собор.
Пахнет всё сильнее. И очень жарко. Гид предупреждает — сейчас мы пойдем дальше вдоль русла реки по пещере, а там живет основная масса летучих мышей. Их там живут миллионы. Сейчас днем они спят, а на ночь вылетают на охоту. За насекомыми. То есть пища у них отнюдь не растительная. А когда они вечером просыпаются, чтобы лететь на охоту, то из них происходят, эээ…, отходы жизнедеятельности. Поэтому лучше их не будить — светом фонариков, громкими звуками и т.п. Оказаться под ними в момент, когда они проснутся — лучше не фантазировать, пусть себе спят. Собственно, запах происходит оттого, что упало вниз пещеры. А упало много, толстым слоем. Вонь стоит страшная. В добавление к картинке — на земле, среди отходов плотно копошатся крупные тараканы и сколопендры. Сколопендры большие, сантиметров по 10—15, они питаются паразитами, которые падают с мышей. Гид говорит, что иногда у мышей случается повальное нашествие паразитов. Тогда пещера становится просто непроходимой для людей — опасно.
Но сегодня все хорошо. Мы быстро пробегаем в свете фонариков через поля тараканов. Они хрустят под ногами, но догнать не успевают. Воздух становится чистым.
Мы попадаем в пещеру, состоящую из немыслимых размеров зал. Самый большой из них выходит небольшим окошком наверх — на поверхность горного массива. Получается, что высота пещеры — более ста метров. Невероятно. В ширину она почти столько же. Проводник говорит, что это они называют это «второй кафедральный собор». Да, эхо внутри этого собора мощное. Жалко, на цифровую камеру снять эту красоту не удалось — темно. Похоже, что горный массив Анкарана — пустой внутри. В конце пещеры выходим в некоторое подобие каньона — закрытый лес. Это каньон, который больше похож на гигантскую яму глубиной от верхнего плато до самого подножия. Вероятно, много тысяч лет назад тут обвалилась внутрь очередная пещера — собор. На дне этой ямы — лес. Наверху — солнце. Вокруг — чудовищных размеров пещера. Красота. Впечатление на всю жизнь.
Тут вдруг вспомнилась картинка из детства, из телевизора. Оно! Но я не думал, что это на Мадагаскаре. И тем более даже не мечталось, что удастся увидеть всю эту красоту воочию. Уже потом, восстановив события назад выяснилось, что кемпинг, в котором мы остановились — это лагерь той самой бригады журналистов компании BBC, которая и сняла в 196(?) каком-то году фильм, так меня потрясший в далеком школьном детстве.
Возвращаемся назад через поля мышиных экскрементов и тараканов. На бегу получается сделать несколько снимков. Опять интересно, тараканов очень много, а их тут никто не ест. Ну да, опять Акуна-Матата. Животным на Мадагаскаре и так есть чего поесть и для этого не надо забираться в полную темноту пещер.
Обратный путь лежит через узкий каньон, мы выбираемся на внешнюю стену гор. Тут находится пещера, которая полностью отличается от речных гигантских мышиных пещер. Она замкнута, находиться тут долго не стоит — кислорода очень мало. Жарко и очень высокая влажность. Но зато тут есть красивейшие сталактиты — прямо как с классической картинки. Они искрятся почти снежными кристаллами. Некоторые раскрашены красноватыми ржавыми натеками. Красота неописуемая.
 В пещере от жары и большой нагрузки просто одуреваешь. Жара и снаружи — лагерь находится к западу от массива, и воздух очень прогрет за день. Интересно, если тут сейчас почти зима, но температура явно больше 30, то что же тут твориться летом, когда ещё жарче и дождь?

17. Анкарана. Ночь.
Возвращаемся в лагерь совершенно изможденные. Я — так точно, клянусь себе начать делать зарядку по утрам. Александра ещё держится. По дороге присутствуем при уникальном зрелище — вылет стаи миллиардов летучих мышей на закате из пещер. Черная воздушная река со страшным шумом тянется над саванной, разбиваясь на отдельные ручейки. Это минута пиршества. Хищные птицы буквально ныряют в эту реку, выхватывая из неё добычу. Все заканчивается так быстро, что не успеваем это снять. Жалко, красивая картинка
 В лагере из подручных средств делаем себе душ, становится легче. Нам показывают скорпиона, которого повариха отловила около лагеря. Мдя, ничего себе зверёк. В нем есть что-то омерзительное. Наверное, отсутствие головы и большие клешни. Проводник предупреждает, чтобы мы не оставляли палатку не застегнутой на молнии — тут скорпионов ночью много и они норовят забраться.
Электричества в кемпинге нет. Над обеденным столом вешается крошечная лампочка, провода идут от аккумулятора нашего вездехода. Мало, но хватает. После жары пещер есть хочется не очень.
Проводник, глядя на нас, рассказывает очередной сюжет местного фольклора — про папайю. Нет, он ну просто умница! Сюжет опять очень мадагаскарский, длинный, но забавный. Приезжает как-то белый «ваза» в мадагаскарскую деревню кому-то в гости. И видит в огороде папайю. Кто не знает — папайя, это такая зеленая микропальма, высотой метра в три — четыре. Тонкий зеленый стебель, на макушке большие листья как у борщевика, а между этими листьями от ствола растут собственно плоды папайи — такими большими сиськами. Папайя растет почти в каждом дворе — как у нас кабачки, особенно на мусорных кучах. Так вот этот «ваза», видимо только что приехавший на остров, очень захотел папайи. Спросить её у хозяев постеснялся и решил сам залезть на неё ночью. А чтобы было куда её кушать, весь вечер отказывался от угощений. Ночью, когда все легли спать, он таки выбрался из дома и залез на дерево. Дальше подробности теряются, но, в общем, вся деревня его потом обнаружила — прямо на месте преступления. С тех пор Мадагаскарцы, когда их гость за ужином мало ест, спрашивают его — он что, собирается ночью залезть на их папайю?
Кстати, повариха приготовила нам отменный ужин. Блюдо называется рамазава. Рис в бульоне с мясом и имбирем, очень оригинально. Кажется, на папайю мы сегодня не полезем.
После ужина раскрутили проводника пойти по ночной саванне. Собственно, пошли сами, а он потом присоединился. Научившись в Андасибе, мы уже сами светим фонариками «от глаз», чтобы увидеть отблески глаз животных. Оказалось, чаще всего здесь отблескивают глаза пауков — как крупные росинки на земле. И ещё глаза бабочек. Лемурчик тоже попался. Он сидел себе на ветке весь такой мышиный, ушастый, никого не трогал. А мы пришли его фотографировать со вспышками. Он терпел и вспышки и шум, сколько мог, но потом все-таки смылся. Встретили несколько больших гекконов и змей — на деревьях.
Вернулись в кемпинг совсем уставшие. Жарко. Прямо около входа в палатку видим — здрасьте вам, скорпион. Точно, сидит и ждет, когда ему откроют. Побрызгали на всякий случай у входа комариным репеллентом. Скорпион проявил резвость и срочно смылся куда-то в саванну.
Ночь была жуткая. Жарко. Матрасы в палатке явно не первой свежести, поэтому наши спальники опять пригодились. Влажно. Ни малейшего ветерка. Вокруг палатки все чем-то шебуршит, кем-то жует и пересвистывает. Ткань палатки тонкая — кажется, что насекомые уже где-то в палатке. Где-то посреди ночной жары просыпаюсь. Около головы — лунная тень на ткани палатки, а на её фоне ползет давешний скорпион. И чего ему так в палатку нужно? Пришлось этой тени отвесить щелбан, со всей силы. Тень скорпиона пропала. Чувствуется, что надолго. Хорошо, можно немного выспаться.

18. Анкарана. Тсинги.
Утро оказалось лучше, проснулись почти на рассвете. Посмотрели на следы ночи. Вся палатка снаружи покрыта местными тараканами. Крупными такими, сочными. Нет, ну всё же, почему их никто не ест?!
После короткого завтрака едем на нашем вездеходе километров 15 на север. Тут начинается пеший маршрут на местные тсинги. Тсинги — это, то, что находится на плоской макушке гор Анкарана. Массив Анкарана образовался полтора миллиона лет назад из осадочных пород древнего кораллового моря. Каким-то образом, при распаде древнего материка Гондвана эти породы оказались зажатыми между горячими зонами вулканической активности, где хорошенько пропеклись до бетонообразного состояния. Дожди за тысячи лет вымыли на поверхности этих гор совершенно дикие образования — метровые каменные иглы, по которым даже ходить опасно. Впечатляет. Если их ударить, то эти каменные иглы звенят как монолит.
Только, чтобы добраться до этих тсингов, нужно подняться наверх горного массива. Он, конечно не высокий, но лифта туда нет. Приходится идти часа два горным тропическим лесом. Опять жарко. Много необычных растений — суккулентов. Буквально толстая бочка — кочерыжка, а одну сторону от неё тонкий корень, в другую — тонкий стебель, как и корень теряющийся где-то в камнях. В целом получается весьма странная штуковина. Совсем близко к тсингам догоняем группу французов, они базировались не в кемпинге как мы, а в деревне у главной магистрали, часах в четырех пешком отсюда по горам. Такую изможденную ненависть в глазах я встречал редко. В наш адрес явно прозвучал эпитет «русская мафия». Ну и фиг с ними, с этими французскими неоколонизаторами.
Вот кто порадовал, так это местные лемуры, они тут совсем людей не боятся. Наш гид предусмотрительно запасся бананами и получилось сделать очень хорошие снимки — как эти лемуры буквально тискают нас, туристов, в надежде получить кусочек вкусного банана. Тискательные туристы — это в нашей практике что-то новое. Мы кормили этих лемуров на самом краю тсингов, в метре совершенно вертикальный обрыв серых тсингов метров пятьдесят, внизу красивейшее зеленое озеро.
Путешествие на тсинги Анкараны заняли полдня, около трех возвращаемся в лагерь. Наш самолет обратно в Тананариву — назавтра днем. Но до Диего ещё нужно успеть доехать — обратно по деревенскому бездорожью. Гид ссылается на своего шефа, некоего Йорка. Дескать, тот очень просил нас поехать обратно пораньше — не завтра утром, а сегодня. Чтобы успеть утром на самолет. Хотя у нас по плану в кемпинге Анкараны две ночи, мы охотно соглашаемся променять одну их них на комфортабельный отель в Диего. Тем более, что бесплатно. Еще одна жаркая ночь со скорпионами кажется нам совсем лишней. Чувствуется, что всё, что можно было посмотреть в Анкаране мы уже посмотрели — оставаться тут дальше лучше энтузиасту, который хотел бы облазить тут всё. Но нам было вполне достаточно увиденных впечатлений.

19. Дорога в Диего-Суарез.
Обратная дорога в Антсиранану, он же Диего-Суарез, вызывает ещё больше адреналина, чем дорога в Анкарану. Она идет больше в гору. Препятствия на проселке, которые вчера воспринимались как невозможные, но, катясь под горку проскочить их все-таки можно, сегодня кажутся непроезжаемыми в принципе. Особенно когда, перед ровным, но грязным участком дороги, гид вдруг включив полный привод сворачивает в сторону — прямо в лес. Оказывается — размыло местный канал оросительной системы. Канал идет прямо поперек дороги. Дорога пропала, стала гиблым месивом глины под тонкой коркой пыли. Стало быть, кроме как через лес, больше никак не проехать. Какие же мы мудрые, что согласились вернуться чуть раньше. Гид раскрыл свою маленькую тайну — раньше он ездил на советском тракторе Беларусь. И хорошо знает, где и когда можно проехать.
Гид привозит нас в Диего-Суарез, отель «Panorama». Господин Йорк оказался владельцем нескольких здешних отелей, а заодно и турфирмы, которая обеспечивает поездки в Анкарану. Йорк — выходец из социалистической Германии, берлинец, который лет пятнадцать назад в эпоху великих потрясений девяностых годов прошлого века эмигрировал сюда, на Мадагаскар и основал собственное дело. Сейчас у него тут очаровательная супруга малагасийка, их совместная детвора вызывает чувство сильной зависти. Вечерняя беседа с Йорком оставила какое-то двойственное впечатление. Человек явно, что называется, состоялся, но чувствуется его большая пропасть с «большой» цивилизацией.
Йорк, кстати, объяснил нам, что случилось на Мадагаскаре пару лет назад, почему мы увидели эту страну не совсем такой страшной, как следовало из историй о путешествиях до тут до 2003 года. К власти пришел новый Президент, который прекратил попытки построить социализм и взял курс на более рыночную экономику. За эти несколько лет изменения стали заметны. Причем сейчас Мадагаскар находится как раз где-то в районе «золотой середины» истории. Правильные достижения социализма, как всеобщее образование, ещё не рассыпались, но народ уже почувствовал свободу. И вместе с тем расслоение общества на очень богатых и очень бедных только начало складываться — кровавые драки за передел собственности ещё не начались. Хотя у Мадагаскара есть все шансы на более мирный путь развития. В отличие от наших «зоотечественников», никто никогда не заставит мадагаскарцев убивать друг друга. Они хорошие.

20. Диего-Суарез. Французская гора.
Отель Panorama весьма неплох. Чисто, комфортно. Народа мало. Нашем распоряжении автомобиль и мы едем в город.
Город широк, в основном двухэтажный, пустынен, население пытается себя развлечь, как может. Очень много европейцев. Скукотища страшная.
Йорк придумал нам наутро неплохое развлечение — подняться на гору, называемую «Французская гора» (French mountain) — на вершине форт, сделанный французами в 18 веке. То есть не французами, конечно, а малагашами. Французы руководили стройкой. Жестоко. Проводник довел нас до вершины этой четырехсотметровой горы. С неё открывается великолепный вид на город и залив Диего-Суарез с маленьким островом посередине. С вершины видна зелень парка Монтань-де-амбр, он километрах в двадцати отсюда. Буквально соседняя гора. Но там — дожди. Даже отсюда видно. А тут, на Французской горе — солнышко. По статистике, в Монтань-де-Амбр выпадает 3 метра (!!!) осадков в год. Тут — всего 40 см. Разница в том, что Французская гора острая и мокрый теплый ветер Индийского океана просто огибает её, не вызывая сильных осадков, а горы парка довольно широкие и ветру приходится подняться вверх над ними, где он и отдает всю влагу.

21. Антананариву.
Основное знакомство с городом мы оставили на последние полтора дня пребывания. Заодно этот день был резервным на случай, если какая задержка произойдет в пути.
Нельзя сказать, что Танатанриву нам очень понравился. Да, он по-своему своебразен. Но как-то ничего необычного в нем нет, и чего-то нового мы тут не нашли.
Разве что посольство России (мы проезжали мимо). Вот это просто офигеть! Гипертрофированный памятник социализма в северокорейском дворцовом стиле. Ничего себе тут ребята устроились…
Более помпезен, пожалуй, только дворец Президента, выстроенный недавно специальными северными корейцами недалеко от столицы.
Мы прогулялись до отеля Tana Plaza, который нам предлагали другие турфирмы. В Москве он шел как 4*. А на самом отеле оказалось 3*. Забавно. Но хорошо, что мы в него не поехали — номера мелкие, как в дешевых Парижских отелях, очень близко от местного «Арбата» — Avenue Independence. Вокруг много менял, торговцев всякой фигней (солнечные очки, носки, монеты), жуликов, попрошаек и т.п. К ночи подтягиваются проститутки. Неспокойный район. Кстати, о последних. Секс туризм тут развит заметно. Фигурки у девочек ничего, но личики у них тут, я вам скажу — кошмар на крыльях ночи. В общем, «я столько не выпью». Это, наверное, только для очень озабоченных.
Однако любителей Tana Plaza оказалось много. Даниель нам потом рассказал, что отель очень популярен у японцев. Дело в том, что во дворе отеля находится рынок, работающий круглосуточно. Японцев это почему-то приводит в восторг.
Город совсем не прост, как кажется на первый взгляд. Это очень заметно. О мерах предосторожности туристу тут нужно помнить всегда. Особенно вокруг рынков. Или вечером в центре. Ну да ладно, хорошо, что мы никуда не вляпались.
Наверное, глупо после великолепия национальных парков острова пытаться найти что-нибудь подобное в столице.Но, тем не менее, мы поехали на экскурсию в крошечный частный зоопарк. Главная его часть — озеро с большим островом посередине. Его облюбовали птицы, их тут очень много. Цапли, утки. Причем их никто специально не держит, прилетают сами.
Сувенирами запаслись в городе — в Gallery Lisy. Ехать толкаться на рынок не хотелось. А тут все в одном месте нашлось. Галерея находится минутах в двадцати пешком от Hotel Du Louvre.

22. Летим обратно.
Air Prance. О нем много сказано. Да, согласен, Air Prance иногда непредсказуем. Но нам, кажется, повезло. В аэропорту проблем с регистрацией, таможней и тщательным досмотром французами при входе в самолет — никаких. Особенно если не везешь с собой несколько килограммов драгоценных камней. Но, похоже, именно этим и отличился десяток пассажиров. Прямо из самолета их вызвали обратно и разбирались больше часа. Пожалуй, это был самый напряженный момент во всей поездке. В Париже стыковка с московским рейсом меньше часа. А мы тут задерживаемся с вылетом. Похоже, что опоздали. Самолет полчаса не нагонит. Ладно, посмотрим как выкрутится Air Prance, они ведь нас зарегистрировали на всю дорогу до Москвы, и посадочные талоны на московский рейс — у нас.
Так и есть — опоздали. Наш самолет сел в CDG минут через двадцать, как улетел наш рейс. Фантастика. Прямо после выхода из самолета видим — нас встречают. Табличка с нашими именами. Нам просто заменили посадочные талоны на следующий рейс в Москву, который на пару часов позже. В общем, волновались зря.

23. Мадагаскар.
Мадагаскар очень разный.
Трасса RN7 Антананариво — Тулеар и все заповедники, которые встречаются по дороге и около (как Андасибе, Раномафана, Anjanja, Исало, их уже много), очень хорошо обустроены. Эти маршруты обжиты настолько, что их могут пройти не только дикие люди из дикой страны, но и европейские старушки лет 70—80. И главное, что по этому маршруту можно посмотреть практически всё, что уникально на Мадагаскаре — лемуры, баобабы, южное звездное небо, горы, хамелеонов и много еще чего.
Запад. Морондава. Тут находятся уникальные живописные рощи баобабов. Но добираться сюда лучше самолетом. Просто потому, что кроме баобабов тут смотреть нечего. Нам хватило обзора с самолета.
Север Мадагаскара. Сюда лучше ездить хорошо физически подготовленными. Если ограничиться только заповедником Montagne D`Ambre, то спортивная форма не требуется. А вот если планируете посетить горный массив Анкарана с его тсингами и пещерами, то тут без хороших трекинговых ботинок, спальников, мощных фонариков и изрядного запаса батареек (на 2—3 дня) обойтись будет трудно. И лучше быть уверенным, что сможете пройти многочасовой маршрут по горам-пещерам по тридцатиградусной жаре. Фонарики лучше всего иметь светодиодные, которые крепятся на шапку и при этом ничего не весят. Пещеры там великолепны, но цифровых камер не хватает, чтобы снять всё это — слишком темно. Не спасает и штатив — для съемки пещер обязательно нужно взять пленочный фотоаппарат с чувствительной пленкой.
Север Мадагаскара — Носи Бе. Это курорт. «Котиковый» пляжный отдых, специальной подготовки не требует, разве что «боевого» макияжа для дам. Но стоит ли сюда так далеко переться, чтобы просто валяться на пляже?
Есть еще несколько мест, которые остались для нас неизведанными. Это заповедник Nosy Mangabe, тсинги Bemaraha и горный юго-восток острова. Похоже, что Nosy Mangabe — это ещё более экстремальное место. Экстремальное настолько, что он некоторое время назад даже перестал быть заповедником. Тут и населения то нет, чтобы было от кого устраивать заповедник. В общем, за один раз Мадагаскар целиком не увидеть. Если захотеть увидеть всё и сразу, то или ничего толком не посмотришь, или наступит перегрузка впечатлениями.
Проблемы. Небольшие неприятности живут в ливневых лесах — это мелкие (до 1 см) пиявки. Они живут в мокрых кустах и траве около речек и прицепляются при первой возможности. На самом деле они не ядовиты и не переносят никакой заразы. Но просто неприятно, когда тебя едят без спроса. Лучшая защита от них — набрызгаться антикомариным репеллентом и заправить штаны в ботинки. Ещё лучше закрыться гамашами.
Но главная беда ливневых лесов Мадагаскара — это малярия. И комары. Комары переносят малярию. От них обоих нужно защищаться. Обязательно. От малярии на Мадагаскаре защищает «Лариам», это средство лучше спросить в аптеке. Начинать его пить нужно за неделю-две до поездки и месяц после неё. И не упасть от его цены. А от комаров защищает любой хороший репеллент. В помещениях лучше использовать фумигаторы. Лучше взять с собой горючие спиральки. Во всех правильных гостиницах Мадагаскара над кроватями устроены антимоскитные сетки.
На Мадагаскаре есть что посмотреть в любое время года. Летом (Ноябрь — Февраль) тут жарко и влажно — лучше смотреть птиц, баобабы в листьях, выходят из зимней спячки все животные. Но летом очень жарко и сыро — необустроенные для туристов заповедники, как Анкарана, становятся недоступными. Очень вероятны циклоны, которые утюжат остров по несколько раз — гуляя через остров с океана до Африки и обратно. Зимой (Май — Август), соответственно, наоборот. Местные мерзнут, а европейцам эта жара в самый раз. До дальних уголков доехать проще. Но некоторых животных можно увидеть только в питомниках. Весна — время любителей цветов. Октябрь очень любят японцы, которых на острове не интересует ничего, кроме трех вещей — сфотографироваться с лемуром, сфотографироваться под баобабом и главное — сфотографироваться в цветах.

Сейчас, несколько месяцев спустя после поездки мы пытаемся сформулировать, что для нас есть Мадагаскар. Нет, нельзя сказать, что наша жизнь поделилась на периоды «до Мадагаскара и после». Вовсе нет. Мадагаскар скорее дал нам много новых впечатлений и новых хороших друзей. Впечатлений от нашей плотной программы было столько, что даже через неделю после возвращения домой мы вскакивали рано утром с чувством, что нужно быстро собраться и ехать куда-то дальше. Просто наше расписание на Мадагаскаре было именно таким.
Мадагаскар необычен. Необычен больше, чем Австралия и Таиланд. Совершенно уникальные пейзажи. Горные долины и ливневые джунгли, саванны с баобабами и колючий буш. Совершенно плоские степи и диковинные горы. Пещеры, каких нет больше нигде. За поездку мы сделали больше двух с половиной тысяч(!!!) фотографий и большинство из них завораживают всех, кто их смотрит. И нас в том числе.
И главное, в каждом месте, в каждом парке Острова находилось нечто совершенно неожиданное. Осталось ощущение, что любой кусочек Мадагаскара несет в себе что-то новое в понимании Природы. Осталось ощущение Тайны. Недавно Даниель прислал фотографии озера с непроизносимым нзванием,,,, где они были со следующей группой туристов. Розовые фламинго. Их просто туча, этих «детей заката». Невероятно. Ведь мы от этого озера и этой красоты были всего в каких-то пятидесяти километрах! Как же мы сейчас завидуем Даниелю, что это его Родина. Осталась тайна острова Nosy Mangabe. Там живет самый странный и самый печальный лемур со смешным названием Ай-Ай, мы видели следы его Самого Страшного Когтя на деревьях в горах Анкарана. И таких Тайн осталось больше, чем можно было представить до поездки на Остров. Яркий. Невообразимый. Остров Хамелеон. Мадагаскар.


Комментарий автора:Все звери — «тискательные». Даже крокодил. Но желающих его тискать — почему-то нет. Это оказалось единственное место, где нам удалось посмотреть тенреков — местных ежиков, у них сейчас зима и спячка. Оказалось — и правда, он только чуть-чуть совсем колючий — на загривке.

Страницы: Предыдущая 1 2

| 27.09.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий