Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Черногория >> ОТПУСКНЫЕ ЗАПИСКИ... (о Черногории)


Забронируй отель в Черногории по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

ОТПУСКНЫЕ ЗАПИСКИ... (о Черногории)

Черногория

Мы вернулись из отпуска. Провели его очень интересно и недорого. И недалеко. В Черногории.

О ГЕОГРАФИИ.

Страна Черногория больше известна всему прогрессивному человечеству, как Монтенегро, а для советского товарищества более понятна, как «бывшая» Югославия. Страна эта по отечественным масштабам очень даже небольшая и расположена в бассейне Адриатического моря непосредственно на Балканском полуострове. На западе граничит с Хорватией, на востоке с Албанией. Вероятно, с кем-то граничит и на севере, но там нет моря. Сразу несколько рекламных изданий в один голос утверждают, что с 1991 года Черногория провозглашена страной «чистой, нетронутой и защищенной природы». Этот факт наводит на мысль, что наши российские туристы ещё не успели освоить этот край, следовательно, там можно очень даже хорошо отдохнуть. Климат там обещал быть приятным и пригодным для путешествия с нашей почти двухлетней дочерью.

О ТРАНСПОРТЕ.

Мы обратились в компанию под названием «Пакс», которая имеет многолетний опыт общения с балканскими странами в смысле туризма, и купили билеты на самолет. Немного подумав, купили там же и место в гостинице, поступив при этом, довольно хитро * планируя двухнедельное путешествие, мы собирались провести неделю «дикарем», а уж потом переехать в отель. Агенство с удовольствием учло наше немного странное пожелание и при этом не возникло никаких бюрократических проблем, хотя путевка выглядела довольно нестандартно: вылет 11 августа, заселение 18 августа.

Забегая вперед, хочу сказать, что все, что «Пакс» нам обещал, было исполнено на высшем уровне, и никаких, как это модно сейчас говорить «впариваний». Правда, нас смутил факт, что гостиница 2 звезды и полупансион, но сотрудник «Пакса» заверил, что и это много для Черногории. (Мы заранее запаслись кипятильником и быстроразваримыми продуктами, как выяснилось потом * совершенно напрасно).

В назначенное время мы стояли у стойки регистрации авиабилетов аэропорта Домодедово. Народу было много. А времени до вылета * мало. Таможенники и пограничники пошли нам на встречу и пропустили без очереди. Правда, торопились мы зря, потому что рейс задерживался по непонятным причинам. Так что у нас было время ознакомиться с отремонтированным зданием аэропорта. В отличие от Шереметьево-2 места в зале ожидания много и вокруг чисто и красиво. Соня утолила жажду побегать, что позволило ей благополучно проспать весь полет. Версий по задержке рейса было несколько, но сотрудник авиакомпании сообщил, что ждут запасного члена экипажа, который едет из Москвы на смену прихворнувшему товарищу. Москва большая, поэтому ждали часа два. За это время стали невольными свидетелями грустного происшествия: самолет до Симферополя, загруженный багажом и пассажирами вернули на стоянку, пассажиров, соответственно, высадили. Просто у самолета сгорел какой-то важный генератор, и по этой причине он не смог взлететь. Люди были грустны невероятно * их вылет задерживали неизвестно насколько: поехали в Москву за новым генератором. А может * и к лучшему, что они не взлетели?… Вылетели мы в 15.15 по Москве, провели 4часа 15 минут на борту отечественного самолета Як-42, преодолев сложные метеоусловия, приземлились в аэропорту города Тиват. А за окном шел дождь… Через неделю из русскоязычных новостей мы узнали, что пол Европы смыло дождем. А мы летели над облаками и нам светило европейское солнце…

Процедура перехода через Черногорскую границу удивила нас своей простотой. Туалет в аэропортике был невероятно грязным, зато у выхода нас поджидал плотненький молодой мужчина по имени Сергей на новеньком автобусике «Мерседес». Поскольку мы являлись счастливыми обладателями оплаченного трансфера, быстро и удобно добрались до назначенного места отдыха. К слову сказать: на побережъе в Черногории вообще все очень близко. И относительно дешевый транспорт. Таксисты предлагают домчать за 25 евро. Рейсовый автобус мчит за 2(два) евро. По времени они мчат одинаково, поскольку на горном серпантине скоростные качества автомобиля продемонстрировать не удается.

ПРО ЖИЛЬЕ.

Мы решили обосноваться в местечке под названием Бечичи. (Чем мне нравятся сербские названия * где бы ни поставил ударение в слове * все равно поймут и не обидятся). Надо сказать, что приморской зоны как таковой в этой стране нет. То есть непосредственно от береговой линии начинаются скалистые горы. А вот уже в этих горах вылеплена и архитектура и инфраструктура. Первым делом отправились искать жилье. Предложений * масса. В выборе играет роль буквально все: и количество денег, которое вы планируете потратить, и отдаленность от той самой береговой линии, и количество человек, претендующих на поселение, и ассортимент удобств. Сразу скажу, что нам троим оказалось снять жилье проще, чем нашему приятелю, который путешествовал один. После непродол-жительного маркетинга удалось сузить круг поисков, и мы остановились на небольшой комнате с балконом и сортиром. Еще там стояло кресло, на котором мы рассчитывали поместить Соньку. На улице шел дождик, и радушные хозяева угостили нас местной самогонкой и объявили цену: 9 евро с человека. Нас вполне устроило. 9+9 получается 18. Очень даже хорошо. Тут мимолетом выяснилось, что 9+9 будет 23, потому что ещё и за Соню платить нужно. Когда мы сказали, что девочке нет ещё двух лет и за неё платить уж совсем не нужно, хозяйка напрочь позабыла русский язык и убрала самогонку. То, что местная нация не поддается никаким раскруткам в смысле «поторгуемся», мы ещё не знали. Поэтому мы пошли в другое местечко. Первым делом выяснили у хозяйки, сколько будет стоить ребенок. А ребенок тем временем успел очаровать милую сербскую женщину, и вопрос оплаты решился сам собой. Итак, через два часа после приезда в страну Черногория у нас было шикарное жилье в виде маленького домика с холодильником, туалетной комнатой с горячей водой, террассой с видом на море и дополнительной бесплатной кроватью для Соньки. И всё это стоило 10 евро с человека. Итого 20 в день. Кинув вещи, мы отправились отметить приезд хорошим ужином. Из придорожного ресторанчика под названием «011 чего-то там» вкусно пахло мясом. Туда и пошли. Заказали мясо, салаты и пиво. Обошлось в 8 евро на троих. Мысленно прокалькулировав предполагаемые траты, стало понятно, что жить можно на широкую ногу, раз уж так хорошо и недорого кормят. После ужина пошли слушать шум прибоя. Уже сильно стемнело, и пляж был пуст. И штормило слегка. Соня уснула в коляске, и мы нашли тихую кафешку: кофе попить. В этих местах очень странные цены на кофе. Я заказала «эспрессо». Принесли масюсенькую чашечку с лужицей кофе на донышке. И чек: 1 евро. (Я обрадовалась, что привезла из Москвы банку растворимого «Чибо») Потом оказалось, что можно заказать «велыкий эспрессо». Большой то есть. Стоит 1 евро. В чем суть бизнеса * не поняла, но размер чашки и количество кофе в ней радует и глаз и желудок.

ПРО МОРЕ.

Несмотря на то, что всю ночь шел дождь, день обещал быть теплым и солнечным. Отправились на пляж. Это отдельная песня. Как нас и предупреждали * пляжи в Черногории платные. И абсолютно все * городские. Нет такого понятия, как «пляж гостиницы такой-то». Приходи, плати деньги за шезлонг и зонтик и * be happy, как говорится. Стоит пляжный комплект 3 евро в среднем. Нам не хотелось включать эту сумму в ежедневные расходы, поэтому мы на ближайшем развале купили парочку циновок общей стоимостью 2 с половиной евро и были счастливы валяться на них на протяжении всего отпуска.

Что же касаемо остальных пляжных трат: мальчик продавал аппетитные пончики с вареньем за пол евро, сортир * 30 центов, водные лыжи или вейк * 6 евро/час до полудня и 8 после; водный велосипед * 6 евро/час, но с нас пытались взять больше. С крокодилами и обезьянами не фотографируют. Проходил пони, но Соня его испугалась. Цена на фотографию * евро-стандарт: 1 евро. Как впрочем, и на все пляжные качели-карусели… Народу на пляже очень много. Невероятно много. Место надо занимать часов в 9 утра. Если чуть позже, то загораешь там, где получится, а не там, где нравится. Очень много детей. Причем * аборигенов. Русских довольно мало. Родная речь до ушей не долетает. Море очень красивое и относительно чистое. Вода, конечно, по Черноморским меркам слишком соленая, но плавать приятно.

ПРО БУДВУ.

К обеду опять пошел дождь. Это событие позволило нам поднять свои тела с належенного места и отправиться на поиски приключений. Решили съездить в Будву. Будва * интересный город неподалеку. Автобус за 1 евро/человека и 15 минут домчал нас в самое сердце этого интересного города. Было 4 часа пополудни и мы рассчитывали арендовать автомобиль. Оказалось, что в этом государстве с полудня до 6-ти вечера * мертвое время. Никто не работает. Все отдыхают. Ну, и мы решили отдохнуть. Отправились в Старый город. Это типичная средневековая крепость, обнесенная городской стеной со сторожевыми башенками, а внутри * все остальное: жилье, магазины, музеи, рестораны. Даже пляж есть. На пляже этом очень красиво, но невероятно грязно. Соня купаться не стала, зато стала играть в камушки. И нашла монетку: старая монетка ещё с социалистических времен, основательно подпорченная морской водой и временем. Мы её приобщили в коллекцию. В 6 часов стало понятно, что с минуты на минуту на землю сползет ночь. Мы побежали в прокат автомобилей. То ли мы выглядим так хорошо, то ли их менеджера сразил безупречный английский моего мужа, но нам предложили 70 евровую машину (новенький Фиат или Шкоду). Мы согласны были платить долларов 30 в день, но таких авто у них не было. Как впрочем, и везде. Поэтому мы продолжили отпуск на общественном транспорте.

Плотно поужинав на приморском бульваре в Будве, пошли делать мне «татуировку». Очень популярная вещь, надо сказать. По крайней мере * огромное количество предложений. Процедура простая. Уличный художник срисовывает из книжки на кусок обычного целофана обычной шариковой ручкой незатейливый рисунок, потом крепко прижимает полученный трафарет к участку вашего тела, на котором будет красоваться шедевр, а потом аккуратно закрашивает кисточкой, регулярно макая её в раствор, именуемый «хна». Глубоко черного цвета. Все это занимает несколько минут. Зато после того, как вы заплатите 5 евро и скажете «спасибо» придется подождать ещё полчаса, пока творение высохнет. Авторы проекта обещали, что картина будет держаться 15 дней. Забегу вперед: смылась моя «татулировка» через сутки, испачкав при этом и весь мой пляжный гардероб и кипельно белые хозяйские простыни. Но зато я целые сутки ходила с красивым дракончиком на правой лопатке… Соня заснула в коляске, намекая тем самым, что пора возвращаться в Бечичи. Стали спрашивать, как найти автобус. Все непонимающе кивали головой. Пошли наугад. Несколько минут прождали на остановке и тормознули маршрутку. Ещё по евро * и мы дома.

ПРО КОТОР.

Следующий день провели на пляже. Муж Вадя и приятель его Макс упорно осваивали вейк. Мы с Сонькой наблюдали ихний треннинг с берега и с гордостью замечали, что прогресс есть. Нам же было интересно рыть всякие ямки и строить замки на песке. Надо сказать, что местные дети оказались довольно жадными гражданами. В коллективные куличики не играли, каждый довольствовался собственным ведром и собственным совком. Сонька таких подробностей не знала и чуть не влипла в международный конфликт из-за формочек. Зато какими глазами все дети провожали Сонькин набор стаканчиков из ИКЕА?!… Ближе к вечеру возникло желание культурно распить «початый» Мартини. По этому случаю купили апельсиновый сок, что оказалось большой редкостью: в этих краях пьют то, что мы называем «Зуко». Разбавленный порошок. В жару даже не чувствуется, что сплошная химия… Как только на небе высыпали звезды, мы устроились на террасе и разлили по первому дриньку.

Видимо, наше пластмассовое чоканье разбудило окрестные жилища, поскольку через пару минут к нам присоединилась хозяйка гостиницы Буба и её упитанный муж Николас, которого мы звали просто: Колян. Бубу мы нарекли Хуба-бубой. Звание «Касторский» за ней не прижилось. Буба пришла с пачкой «Марльборо», а Коля угостил домашним винцом. Очень вкусно. Мы основательно захмелели, поэтому беседа протекала непринужденно. Вообще, с черногорцами * иже с сербами * разговаривать очень прикольно: они понимают буквально все, что им рассказываешь на нашем «великом и могучем», а ихнюю славянскую речь при этом понять абсолютно невозможно. Чувствуешь себя неловко. В качестве примера «несогласования» языков: Буба радостно кивала в знак понимания, когда мы рассказывали ей историю про собаку (гав-гав и все такое), но очень напряглась, когда завели разговор про кошку (мяу-мяу, кис-кис). Оказалось при детальном объяснении, что по-сербски «ко-кошка» означает «курица» и она не мяукает. А то, что мяукает * у них называется «мачка»; приятель Макс предложил запомнить это слово, как * еда из МакДональдса на слэнге московской тусовки.

В процессе беседы радушные хозяева составили нам план путешествия. Посоветовали несколько экскурсионных маршрутов. Наверное, мы пообещали прям завтра с утра отправиться на осмотр достопримечательностей. Однако, утро наступило немного позднее, чем обычно: сказалось злоупотребление винными изделиями. Буба, степенно развешивавшая стиранные простыни на террасе, сообщила, что два часа тому назад Колян робко нас окликал в окошечко с целью отправить на экскурсию в монастырь Острог. Мы, разумеется, проспали. Не хотелось просто потеть на пляже. Мы отправились в Котор. Это очень красивый портовый город, расположившийся в Боко-Которской бухте на западном побережье Черногории. Знаменит много чем, но чисто визуально привлекает старой частью города и буквально вылепленным в скале древним поселением, относящемся ещё к временам Великой Римской империи. Больше мы ничего про Котор не узнали. В основном любовались видами, фотографировались и совершали восхождение. От Бечичи ехать до Котора часа полтора. Нам повезло: на остановке около дома мы тормознули автобус, шедший курсом на Герцег-Нови, соответственно * проездом через Котор. Иначе надо было бы делать пересадку в Будве. По приезде в пункт назначения мы посетили супермаркет и запаслись минералкой с героическим названием «Князь Милош». Довольно известный черногорский брэнд. Миновав городские ворота, окунулись в лабиринт узких средневековых улочек. Очаровало обилие детворы. Замечу, что практически вся прибрежная Черногория налепила свои домики на скалах. Отсюда * обилие ступеней. Мне было тяжело несколько десятков раз за день подниматься туда-сюда. А вот местные детишки носятся по этим инженерным сооружениям «аки по суху». Причем вместе с велосипедами, роликами и прочими скоростными причиндалами. День выдался невероятно жарким: голова активно потела в бейсболке, но которские улочки были прохладны. Очень освежающе выглядели регулярные фонтанчики и колодцы прямо на улицах города. Макс рассказал нам хохму: во время прошлогоднего посещения им, в частности, города Котора, он решил попить водички из общественного крана. Жажду утолил, но сильно возмутился, что у них в колодце «минералка не свежая». Оказалось, что это никакая не минералка, а просто морская вода. И её не пьют. А используют в технических целях. И никаких предупредительных табличек или знаков. Зато, сами колодцы очень красивые. Спасибо Максу, мы водицу пробовать не стали, а продолжили свой поход. Время было почти обеденное. В ближайшем храме молебнов не проводили, получилось осмотреть внутреннее убранство католического храма. Вот что странно: нас не пустили в церковь с коляской (вполне логично), но на мой фривольный вид (шорты, маечка, голые ноги-руки) никто внимания не обратил. Наверное, для туристов делают послабление: все равно ненадолго, поэтому серьёзного разговора с Ним не получится, а вдохнуть елейный воздух можно и не при параде…

Узкая улочка постепенно привела нас к старинной лестнице, ведущей в тот самый замок на скале. С коляской было бы трудно карабкаться в гору, поэтому мы оставили Сонькину карету на попечение очень старой сербской бабушки. Она обрадовалась проявленному к ней вниманию: костыли, на которых стояла бабушка, наводили на мысль, что из дома она уже давно не выходит, и на такую кручь не каждый день гости взбираются к ней. Сонька прощебетала ей свое «пасиба босое» и мы полезли наверх.

Сначала маршрут выглядел довольно оптимистично: мы перебрасывались шутками, Соня пыталась даже самостоятельно шагать по вековым ступеням. Получалось плохо. Мы понесли её на ручках. Солнце палило в самую макушку.

Где-то на третьем лестничном пролете нашему взору открылась доисторическая веранда. Привлекала она внимание двумя факторами: прекраснейшим видом на Боко-Которскую бухту, иже с ней на город Котор, а также активным молодым сербом с небольшой бумажной пачкой в руке. Я ещё пошутила, мол, вход платный. Оказалось не в бровь, а в глаз: парень продавал билеты. Для продолжения осмотра, вернее сказать * восхождения, по его тарифу необходимо было уплатить по полтора евро с персоны. Читавшие классику про Остапа Бендера, мы сразу решили, что платить не будем. Разразился небольшой скандал. Вадя попросил предъявить соответствующие документы и продемонстрировать образец билета. Но ихнюю публику запугать налоговой инспекцией оказалось сложно, поэтому разговор очень быстро перешел на повышенный тон. Парень начал откровенно хамить, в перерывах между прекрасным русским матом проронил, что деньги собираются на вывоз мусора. Какой вывоз? * подумала  я. На такую верхотуру ни один дворник не залезет. Тем более, что ландшафт был просто усеян разного рода мусором, который лежит здесь и будет ещё многие века портить пейзаж. Прошли бесплатно, одним словом. Но обещали себе, что на обратном пути прихватим с собой некий объем мусора. Для очистки совести и территории. Дорога привела нас к небольшой часовне, на ступенях которой местная молодежь распивала кока-колу, одновременно охмуряя приезжую американку. Очень хороший английский аборигенов позволил проникнуться уважением к системе национального образования. Пошли дальше. Показалась цепь каких-то немыслимых бастионов. Вадик и Макс полезли выше, а мы с Соней решили подождать их под живописным гранатовым деревом. Миндаль давно уже отцвел и можно было бесплатно щелкать орешки: валяются прямо под ногами. Вместе с нами сели передохнуть две француженки. Разговорились. Оказалось, что одной из подружек очень близка русско-московская тема, поскольку та имеет в Париже бой-френда по имени Алеша. Фамилию его она, как ни старалась, вспомнить не смогла. Хотя по её словам этот Алеша * очень известный журналист, уехал из Москвы пять лет назад и просто помешался на русском эмигрантстве. Ещё очень странная деталь: я беседовала с девушками на приличном франзуском (нашла повод попрактиковаться), а отвечали они мне на приличном английском. В чем прикол * я так и не поняла.

Мужики вернулись через час после обследований верхних этажей. Мы двинулись в обратный путь. Товарищ Бендер уже насобирал на пиво и бифштекс и покинул свой форпост. Мы забрали коляску у бабушки, перекусили в одном из многочисленных ресторанчиков, купили за 10 евро батарейку для вадиного фотика и отправились на станцию ждать автобуса. Обратный путь был неинтересен, кроме как одним событием: в туалете на автостанции в Которе девочка лет десяти пыталась продать мне югославские динары. Туалет был бесплатный, денег у меня с собой не было, поэтому даже при желании сделка не состоялась бы. Но девочка * умница. Просто бизнес-киндер.

Вернулись в Бечичи на закате. Очень хотелось окунуться в море. Немного повалялись на пустеющем пляже и стали разрабатывать план на вечер. Макс заявил, что будет читать книжку и слушать музыку в оплаченных апартаментах. Нам же хотелось пива и фирменных гамбургеров из «011». На этом и расстались. Соня уже посапывала в коляске, поэтому в кафе отправились длинным путем. Каково же было наше удивление, когда этот самый длинный путь привел нас ….. в Будву!

Миновав тоннель, мы оказались на будванской набережной. Совершенно бесплатно. С этого момента жизнь наша в корне изменилась: двадцать минут * и нам доступны все развлечения Будвы. Максу тоже сказали. Он, конечно, сделал вид, что всегда знал про тоннель, но со следующего дня вовсе пропал на пляжах Будвы. Пользуясь такой возможностью передвижения, мы стали ходить прыгать на батуте.

Соня сначала пугалась, но потом ей понравилось, и мы включили батут в статью расходов. Потом оказалось, что взрослым тоже можно прыгать * чуть дороже * Вадя продемонстрировал свое умение в эквилибре. Ну, а я пыталась все это фотографировать. Вечерами мы развлекали Соньку в луна-парке и ужинали в прибрежных ресторациях. Подходила к концу первая неделя нашего отдыха. Макс собирался улетать в Москву. Пользуясь его присутствием, мы арендовали водный велосипед и сплавали на ближайший остров, именуемый ни много ни мало * Гавайи.

ПРО ПЕТРОВЕЦ.

В воскресенье нам нужно было покинуть Бечии, поскольку вступала в права наша оплаченная путевка. После обеда мы переезжали в Петровец. Макс и Вадя всё утро ловили волну на полюбившемся им вейке. Потом Макс улетел, получив точные инструкции, что и как передать родственникам на родине, а мы собрали пожитки, простились с Бубой и сели в автобус, направлявшийся в Бар. Нам было по пути. Сошли на станции в Петровце и без труда нашли наш отель с патриотическим названием «4 июля». За стойкой «ресепции» нас поджидала милая девушка. Без проволоки вручила нам ключ от номера «парк-сайд» и ресторанную карточку. Меня смутило, что в графе «количество едоков» была указана цифра 2. Девушка плохо понимала по-русски и ей на помощь пришел наш человек, которого мы сразу окрестили «министр-администратор». Со свойственной еврейской дотошностью он пообещал уладить вопрос с едой. Оставалось для этого дождаться Сергея (того самого встречавшего нас в аэропорту).

Мы пошли обследовать жилье. Номер нам сразу понравился. Было все самое необходимое, за исключением туалетной бумаги. Даже НТВ по телевизору на русском языке. Балкон и правда имел вид на скалистую растительность. Очень красиво и тихо. Серега появился ближе к вечеру и сообщил, что для ребенка еда не предусмотрена, что меня успело огорчить. Однако имевшийся в меню шведский стол позволял нам угощать и ребенка по её выбору. Вывор оказался богатейший: Соне очень понравились супчики, десерты и огромный выбор яичниц. Взглянув на разносолы, я подумала: прощай талия! Поскольку в гостинице вечером делать было нечего, мы отправились осматривать город. Петровец оказался довольно небольшим «пряничным» городком со всеми полагающимися курортными прибабахами. Изучив кулинарные предложения, мы постановили, что на серьёзную еду вне отеля деньги тратить бессмысленно, а вот тортики и пирожные в невероятном количестве отведать сразу захотелось. Это даже вошло в наш режим дня: когда Соня погружалась с дикими криками и слезами в послеобеденный сон, мы отправлялись дегустировать бисквитно-кремовые чудеса, запивая сладости «велыким эспрессо». Пляжи Петровца оказались густонаселенными, поэтому очень пригодились купленные циновочки: с этакой тряпочкой можно втиснуться там, где не влезет платный пластиковый лежак. Море * чистейшее! Я совершила заплыв с маской и наблюдала чудных рыб, вивших хороводы прямо под ногами купальщиков. Вадя достал со дна морского звезду и ежа. Мы их торжественно сфотографировали и отпустили восвояси. Соня освоила азы плавания с надувным кругом и пробовала силы в индивидуальном плавании. Оказалось, что на соседнем пляже есть прокат виндсерфинга. Вадик ушел под парусом в море, а мы наблюдали с берега его пируэты.

ПРО ОЗЕРО.

В гостинице еженедельно вывешивался список возможных экскурсий. Поиздержавшись в средствах, мы решились-таки посетить Скадарское озеро. Это один из самых известных заповедников Черногории и Албании. Стоит это удовольствие 70 евро на двоих. В означенный час за нами прибыл автобус и мы отправились путешествовать вглубь страны.

Дорога показалась нам просто экстремальной. Виртуозность водителя польского происхождения вызывала восхищение. Я бы, даже имея некоторый водительский стаж, не рискнула ехать по подобному серпантину. Минут через сорок мы миновали перевал и стали спускаться к озеру. Возникли ностальгические ассоциации с нашим Байкалом или Иссык Кулем. Открылась нашему взору красота необыкновенная!

Вообще говоря, озеро это оказалось сложной системой островов, речушек и собственно Скадарского озера. Путь наш лежал на главный остров архипелага, где нас ждали стол и выпивка. Раньше, во времена всяких там завоеваний, попасть на остров можно было только вплавь, сейчас туда можно проехать по насыпанному виадуку. Что интересно, на этой узкой дороге посреди бескрайней водной глади проходит даже железнодорожное полотно.Я подумала, что поскольку страна слишком гористая, то профессия железнодорожного толка может считаться здесь очень даже элитной. Остановились в небольшом рыбацком поселке. Каменная лестница ступеней на восемьдесят * и гостеприимный хозяин Мирко и его домашние женщины встречают нашу компанию в двадцать человек свежими пончиками с медом, домашним сыром и неограниченным количеством выпивки. Здесь и вино, и местная анисовая водка и чего только нет. Серега, сопровождавший нас в поездке, порекомендовал много не пить с утра, поскольку предстоит ещё заплыв на лодке по глади вод с нырянием, купанием и загоранием. А в обед можно будет «накатить» как следует. За все уплочено. Мирко снарядил лодку с симпатичным желтым тентом, и мы отправились в плавание.

Сначала маршрут лежал по руслу одной из речушек. Не очень чистой и сильно поросшей ряской. Но спустя пару минут мы оказались на большой воде. Ещё через некоторое время Мирко причалил наш баркас на небольшом пляже. Загорайте, мол, купайтесь, а я поплыл рыбу готовить. Многие туристы, особенно женщина с внешностью товароведа, пробовали затеять скандал, поскольку место им не понравилось, однако Серега вскользь отметил, что у озерного брега потрясающе ложится загар. Женщина успокоилась, а мы отправились купаться. Соньке очень понравилось. Хотя контраст с морской водой огромный. Здесь её вода не держала, поэтому она несколько раз ныряла «с головой». Кроме Сони, ныряли многочисленные обитатели озера. Прямо перед моим плывущим носом решил глотнуть воздуха птиц по имени «нырок». Где-то вдалеке паслись цапли. А ближе к Албании мы пронаблюдали колонию пеликанов. На берегу дети собирали ракушки, а Вадик умудрился сфотографировать настоящую зеленую ящерицу. Мирко опоздал минут на сорок, чем вызвал гнев у женщины-товароведа. Зато по настоятельной просьбе отдыхающих привез бутылку самогона. Разлили в пластиковые стаканчики прямо на борту. Оказалось, что Мирко не привез никакой «запивки». Многие пить отказались. Серега предложил запивать озерной водой. Я, шутки ради, зачерпнула в стаканчик немного водицы. Она оказалась прозрачно голубой. Ни сориночки, ни пылиночки и очень вкусная. Самогон пили молча. Кто-то посетовал, что «та водка, что мы пили за завтраком, была вкуснее». Родился афоризм.

А мы тем временем наблюдали красоты вокруг. Вот нас обогнала рыбацкая моторка. Оказалось, что управляет ей мальчик лет восьми. Выходит, у местных это в крови: только родился, а уже * рыбак. Проплывая мимо очередного островка, Серега акцентировал наше внимание на старинный монастырь в скалах. Рассказал красивую историю. В подтверждение его слов мы увидели монаха в рясе, который нес что-то в коробке из под микроволновки LG.

Вообще, история возникновения озера попахивает чем-то мистическим. Ещё в средние века не было никаких упоминаний про Скадар. Просто какая-то река делала в этом месте крутой поворот, да ещё и талые воды с гор стекали сквозь природный дренаж. Пока однажды, в следствии науке неизвестных факторов, вода не смогла уйти под землю и стала накапливаться на поверхности, образуя тем самых водоем. И прибывала вода на протяжении пары столетий, и неизвестно, произошел бы второй Великий потоп, если бы опять же неизвестным науке образом не прекратилось бы увеличение уровня жидкости в Скадарском озере…

Захмелевшие, усталые мы вернулись в хижину к Мирко. А там уже пахло свежей ушицей. На каждый из четырех столов поставили по бадеечке с наваристым супом, в довершение сюжета Мирко принес вареные рыбьи головы и хвосты. Ну, разумеется и спиртного вдоволь. Соня с удовольствием угостилась супчиком. Кстати, показатель того, что очень вкусно. Оказалось, что это только начало банкета. Мы-то старались опустошить кастрюльку. Только покончили с едой, а Мирко несет миски с салатом из свежих овощей, картошку и собственно жаренную рыбу. Я сначала возмутилась: картошка остыла. Оказывается, это у сербов национальное блюдо. Варится картошечка. Разминается вилочкой не так, что б совсем в пюре, поливается давленным чесноком с солью, топленым маслом и лимонным соком. Это гарнир к рыбе: рыбу жарят в какой-то фантастической панировке и поливают чесночным соусом. Пальчики оближешь!

Совсем обалдевшие от еды, мы почувствовали сильную усталость. Засобирались в обратный путь. А я возьми, да пошути: а десерт? Все меня пристыдили: мол, не наелась что ли, а тут опять Мирко * несет каждому по чашечке ароматного «куваного» кофе. Специальный рецепт. Что-то вроде кофе по-турецки. Немного горчит, поэтому разбавляет выпитый прежде алкоголь. Кроме радушия хозяев сильно бросился в глаза контраст между собственно жилищем и техникой, наполнявшей это жилище. Все постройки производят впечатление настолько древних, что даже слышно лязганье рыцарских доспехов. А вот сантехника, телевизор и стиральная машина возвращают тебя в настоящее.

Пока мы на веранде вкушали яства, в комнате Мирко принимал своего частного гостя. После непродолжительной беседы выяснилось, что пятидесятилетний серб ещё не женат и ищет себе подругу жизни. При этом является женихом завидным: большая квартира в центре Белграда, капитал в акциях ведущих европейских фирм и прочее. Я предложила ему подождать, пока Соня вырастет, поскольку среди экскурсантов незамужних дам не оказалось. Серб прикола не понял и мы лишились возможности мечтать о недвижимости в Югославии. Обратный путь мы проспали. Ужин в гостинице показался нам лишним дополнением к уже съеденному. Поэтому мы пошли на пляж и провалялись там до темноты.

ПРО РАЗВЛЕЧЕНИЯ.

У нас закончился привезенный из Москвы детский кефир, без которого Соня отказывалась засыпать по ночам. Мы отправились на разведку в супермаркет. Детского ничего там не нашли. Купили Даноновский йогурт в пол-литровой бутылке за 3 евро и пива местного производства. Вообще-то мы с Вадей не такие уж любители пивка попить, но цена 0.45 евро за пол-литра нас вдохновила. Подходим к кассе. Продавщица жестами указывает нам на корзинку с пустыми пивными бутылками у входа. Вадик быстро ориентируется и начинает ей объяснять, мол, открывать пиво не надо, мы его в гостинице выпьем. Кассирша удовлетворенно кивает головой и пробивает нам цену вдвое больше, чем указано на изделии. Видя, что мы-таки не поняли её речь, призывает на помощь весь свой опыт международного общения, в связи с чем мы понимаем, что при покупке отечественного пива взимается стоимость бутылки, что если мы вернем пустую, то получим уплаченные 50 центов. На следующий день мы поняли, что в Черногории очень выгодно сдавать бутылки, тем более, что их на улицах предостаточно, и нет никакой конкуренции, в отличие от наших краев. Довольные проведенным маркетингом, мы повели дочь на дискотеку для малышей. На живописной площадке русская девушка на сербском языке развлекала детишек всех племен и народов под знакомые напевы бременских музыкантов с чунга-чангой вместе. Соне очень понравилось. Она скакала там и прыгала, как угорелая. Долго не могли потом её спать уложить. Обещали посещать мероприятия каждый вечер. В предночные часы приморский бульвар Петровца кишел народом. Художники рисовали портреты и татуировки, продавцы впаривали сувениры, аттракционы уносили в мир детства. Из ресторанных двориков вкусно пахло. Посетив все положенные точки, мы возвращались домой. Во дворе гостиницы стояла пластмассовая горка. Соня считала день прожитым зря, если она не сотрет штаны на этой горке.

Мы терпеливо ждали, когда ей надоест кататься, сидели рядом на пластмассовой скамеечке, которую в один прекрасный вечер и сломали. Выйдя утром на террасу, не обнаружили и горки. Видимо, дирекция решила снизить таким образом расходы на ремонт. Пиво, купленное в супермаркете, и заблаговременно охлажденное в холодильнике, мы решили распить на балконе при свете звезд.

Соня уснула, а вместе с ней, казалось, уснула все побережье. Потянуло на какие-то лирические беседы и воспоминания детства. Вдруг прямо из кустов напротив нашего номера показалась чья-то голова и так же внезапно исчезла. Этот факт нас сильно удивил. Мы дали друг другу клятвенное обещание разведать, что там таится за кустами…

ПРО ГАЗПРОМ.

На следующий день перед ужином у нас оказалось часа полтора свободного времени. Мы отправились обследовать тропинку в кустах. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили на задворках нашей гостиницы широченную асфальтированную дорогу, по которой плотным потоком шли люди в обоих направлениях. Пошли на встречу неизвестному. Дорога пролегала высоко над уровнем моря. Даже страшно посмотреть вниз. Пожалели, что не взяли Соне коляску. Она так и норовила посмотреть, что там внизу.

А внизу были красивейшие каменистые пляжи, к которым подхода по суше нет. Только морем. Сделав очередной крутой поворот, дорога нырнула в тоннель. Вообще, в Черногории очень любят строить тоннели, что заметно упрощает передвижение между населенными пунктами, сокращая время в пути. Этот тоннель оказался невероятно длинным, без освещения, поэтому чувства во мне вызвал жуткие.

Преодолев несколько сот метров в кромешной темноте, мы вышли к огромной гостинице. Это монументальное здание было просто вылеплено в скале и … абсолютно заброшено. Стало немного жутковато от увиденного. А таблички, гласившие, что возможно обрушение фасада, предупреждали, что и подходить близко к зданию не стоит. Мы быстренько осмотрели возможные пути отступления. Немного вдалеке увидели симпатичный пляж. Детишки лепили куличики, мамочки и папочки жарили тела под заходящим солнцем. Все в порядке, подумала  я. Здесь есть жизнь.

Решили, что завтра с утречка отправимся сюда позагорать. Молодой человек с надувным матрасом любезно объяснил нам, что дальше пути нет, что место это называется Перазича До, по имени владельца многовековой давности. Что гостиницу эту построили наши советские строители в 80-м году в разгар дружбы между народами. Несколько лет назад здание стало представлять реальную угрозу для жизни отдыхающих, поскольку построено из неподходящего для местного ландшафта железобетона.

Теперь же местечко это выкупил Газпром. Как только будет подходящий момент, гостиницу будут перестраивать, восстанавливать, а дальше * непонятно. По крайней мере, у наших соотечественников есть недвижимость на далеком сербском берегу. Купание на утреннем пляже Перазича До нам не понравилось. Было невероятно жарко, а море штормило. Дно у берега сильно каменистое, поэтому возникли проблемы в смысле «войти в море», а ещё больше «выйти из него». Пока Вадик развлекался с Сонькой в тени неизвестного кустарника, я предприняла небольшое восхождение, очень уж хотелось узнать, что там дальше по карте. Дальше, а вернее * выше оказался небольшой дачный поселок. Что-то вроде летних аппартаментов. Югославы не отличаются большим богатством, а отдыхать на море любят, поэтому снимают жилье в скалах, не пугаясь ежедневных карабканий в гору. Опять же удивило огромное количество машин. В смысле автомобилей. Как они там ездят, а особенно паркуются? Для меня это так и осталось загадкой.

ПРО АВТОМОБИЛИ.

Повторюсь, машин в Черногории очень много. И очень разных. Одна из популярных марок * местная машинка по имени Юго. Что-то типа наших Жигулей. Моделей у этой марки мы насчитали только на улицах штук восемь. И названия очень романтические. Запоминала я их упорно, но вспомнить могу только: Скала и Корал. Все остальные в том же духе. Кроме Юго можно было наблюдать раритеты типа Рено и Фольксваген 60-х годов выпуска. Все на ходу. В силу возраста много крашеных авто. Возникло впечатление, что красят их просто кисточкой, прямо на улице. А что: погода хорошая, морозы не беспокоят, с дождями тоже не критично. Поэтому и ржавчина технику не мучает. Я подумала, что можно открыть в этих краях прибыльный бизнес по покраске автомобилей. Наряду с очень старыми экземплярами попадались новейшие родстеры. Самый заметный марки Порше стоял при входе нашей гостиницы. Оказалось, что владелец транспортного средства наш соотечественник, и является хозяином гостиницы. Очень милый парень. Другая «конфетка»: желтый кабриолет Альфа-Ромео просто очаровала моего мужа. А на пляже мы наблюдали, как в двухместном Крайслере поместилась семья из пяти человек. Была бы крыша * все бы не влезли.

ПРО МИНЗДРАВ.

У Сони случились проблемы с «ка-ка». Я взволновалась и побежала в аптеку, лихорадочно соображая, как я объясню провизору, что мне нужна клизма для маленького ребенка. Пустила в ход всю свою мимику, но должного эффекта это не имело. Аптекарша только пожимала плечами и советовала зайти в другой раз. На помощь мне пришла женщина, покупавшая прокладки. Она немного понимала по-русски и смогла объяснить аптекарше, что такое запор. Счастливая, я бежала в гостиницу с радостной вестью. Однако, родственники меня обрадовали иным разрешение ситуации. Соня сама справилась с проблемой, а медикаменты стоимостью 2 евро я привезла домой. Ещё пригодятся.

Зато я узнала, где в этом городе находится аптека. Эти знания оправдались буквально на следующий день, когда у Вадика заболело горло. Механизм покупки лекарств был отточен, поэтому мы просто положили на прилавок немного мелочи (все, что было в карманах) и громко покашляли. Девушка тотчас выложила нам некие пастилки, которые от горла в последствии не помогли. Попытались обратиться к врачу, потому что заболевание явно прогрессировало, но медкабинет в гостинице был закрыт, а наша страховка в здешних местах совершенно не котируется. И даже наличие денежных средств нам бы не помогло: сербы очень спокойно относятся к болячкам. Наверное, вообще никогда не болеют. Показательный пример: на пляже женщина сломала себе мизинец на ноге. Прибой буквально вышвырнул её на камни. В результате * дикая боль и криво торчащий палец. Прибывший доктор меланхолически осмотрел травму. Прибинтовал ножку к босоножке и посоветовал обратиться ещё куда-нибудь. Да, деньги, разумеется, взял. И вообще, черногорский минздрав регулярно дремлет. Потому что там ОЧЕНЬ МНОГО КУРЯТ! Курят все и везде. К примеру: сидит мамочка с тремя детьми, одного кормит грудью, другому поправляет трусики, третьему велит надеть панамку и .. курит. На той самой детской дискотеке радивый папаша присматривал за своим малышом и пускал табачные колечки прям в макушки развлекающейся ребятни.

Пляж просто пропах никотиновыми смолами. Лежишь, загораешь и жмуришься от запаха. А аборигены покурят * и окурочек в песок. Я наблюдала за одной пожилой дамой: мощный загар, высохшее тело, три волосинки на голове и курит какую-то гадость. Папиросы под названием «Морава». Беломор по-сравнению * просто благовоние! В гостинице нам в номер поставили четыре пепельницы. И никаких ограничений. Русские курильщики просто балдеют от того, что можно курить всегда и везде. Но нам такая легочная вседозволенность сильно поднадоела. Уже на обратном пути, когда мы сидели в отстойнике аэропорта Тивата, многие туристы словно в агонии курили одну за другой, толкаясь вокруг мусорки. Как в последний раз.

ПРО МУСОР, ТУАЛЕТЫ И РАЗМЕН МОНЕТ.

Кроме окурков, ровным слоем покрывавших окружающий нас пейзаж, взгляд раздражала разного рода человеческая грязь. Причем, гадят не туристы, а самые что ни на есть местные жители. Прогулки по лесу чреваты тем, что можно вляпяться, простите, в какашки и прочие «фу». Мне было непонятно, откуда такое неуважение к себе любимым. Ответ был очевиден: в Черногории очень плохо с общественными туалетами. Особенно на пляже. Нет, они, конечно, есть, но на двери каждой пластиковой кабинки висит амбарный замок. Владельца ключей от счастья я так и не нашла. Было на пляже два стационарных каменных сортира. Оба платные. Один за 50 центов, но очень грязный. Другой почище и за 30 центов.

Но и тут подвох: на входе сидит миловидный толстячок в плавках. Подхожу к нему. Протягиваю монетку в 2 евро (кошелек в купальник не спрячешь * других денег с собой не было). Толстячок начинает было отматывать мне бумаги из рулона, но вдруг останавливает этот процесс и пожимая плечами говорит: нет сдачи! Мучиническое выражение моего лица не смягчило стража сортира. Пришлось идти менять деньги в кафе. Девушка за стойкой бара ещё милее мне улыбнулась, но размена денег за этим не последовало.

Пройдя вдоль пляжа в поисках мелочи, я поняла, что пора решать проблему. Вернулась к толстяку. На пределе возможностей уговорила его взять 2 евро в зачет моих будущих посещений. Он согласился. Однако на следующий день он напрочь забыл про предоставленный мне кредит и процесс поиска мелочи повторился. Я даже купила пару ненужных вещей в ближайшем магазине. Рассчитала максимально выгодно: у меня было три евро. В корзинке лежали вафли, сок и чупа-чупс общей стоимостью 2.70. На оставшиеся тридцать центов я планировала цивилизованно справить нужду. Но в магазине не было сдачи! От покупок я отказалась. А Соня не простила мне отсутствие Чупа-чупса.

ПРО ОТЪЕЗД.

В воскресенье 25 августа мы паковали чемоданы. Пора было уезжать. Табличка в холле гостиницы гласила, что номер надлежит освободить к 10 утра. Нас это не устраивало, поэтому мы просто пошли гулять. Поплавали, позагорали, бросили в воду два российских рубля. Обязательно съели по кейку в кафешке с международным названием MTV. Из валютных запасов оставалось 2 евро. Вадик накупил открыток с видами Черногории. Самая оригинальная открытка представляла собой кусок абсолютно черной бумаги и небольшая надпись внизу: Черногория. Лаконично и с юмором. К часу мы освободили номер и загрузились в автобус. На обратном пути попросили водителя притормозить возле Святого Стефана. Сфотографировались. В аэропорт прибыли часа за полтора до предполагаемого взлета. Очень быстро зарегистрировали билеты, сдали багаж и прошли границу. В кармане лежали 39 евро, которые мы должны были уплатить при вылете из страны (соответственно по 13 евро с каждого), и которые у нас так и не потребовали. На билетах нам не проставили посадочные места, поэтому мы с Вадей заняли исходную позицию у выхода, дабы занять максимально удобные для нас с Соней.

Очень стыдно, но просто необходимо: для Сони не предусмотрено отдельное место, поэтому нам нужны сиденья у прохода. Подошла работница аэропорта и пригласила на посадку. Все рванули в самолет, но тут же остановились. Как оказалось, по местным традициям следовало показать носильщику свой багаж в куче остального, чтобы и лишнего не погрузить и своего не оставить. Вадик побежал в самолет, а я неторопливо искала багаж. Мы пошли на сделку с совестью. Стюардесса посадила Вадика и Соньку на хорошие места прям в начале второго салона. Вадик предложил максимально долго не раскрывать, что у ребенка нет билета. Все уселись. И прости меня пассажир, который трясся в хвосте самолета, чье место заняла наша дочь! Даже еду нам дали лишнюю. Очень стыдно, но таковы законы выживания. Взлетели точно по расписанию в 15.20. В Москву прилетели через 2 часа 55 минут. Ещё пару часов ждали багаж.

А потом окунулись в дождливую Московскую ночь. В 22.00 отходил экспресс до Павелецкой. Мы быстренько купили билеты по 50 рублей и уже через сорок минут были в метро. А потом и дома. Отпуск закончился. Мы распечатали чемоданы и напечатали фотографии. Подсчитали траты. Отпуск нам обошелся почти в 1.5 тысячи евро на троих. Мы сильно загорели и немного простыли. И если бы в Черногории не курили так много, я бы с уверенностью сказала, что следующим летом я поеду на Адриатику в Монтенегро.

Вторая половина августа 2002 г.

| 15.12.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий