Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Черногория >> Светлая сказка черных гор.


Забронируй отель в Черногории по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Светлая сказка черных гор.

Черногория

СВЕТЛАЯ СКАЗКА ЧЕРНЫХ ГОР

Черногория влюбляет в себя с первого взгляда своей дикой первозданной красотой, живым дыханием древности. Миниатюрность страны, где расстояние между городами измеряется максимум десятками километров, компенсируется ее многоликостью и небывалой концентрацией достопримечательностей на единицу площади. Но главное ощущение — ты чувствуешь себя здесь, словно в сказке. Овеянные легендами города, волшебная природа, сказочное море, таинственные истории, красивые люди… Вот только расколдоваться назад трудно, хочется возвращаться сюда вновь и вновь.

С высоты птичьего полета.

Узкая дорога шершавой лентой вьется вокруг кряжистых уступов, поднимаясь выше и выше, оставляя внизу влажные перья облаков и тускло отливающую серебром гладь моря. Вот мелькнул крылом самолет, идущий на посадку в аэропорт Тиват, похожий на неуклюжую белую птицу. Но он внизу, а мы — вверху, на высоте 1700 м над уровнем моря, примерно на равном расстоянии от Котора, Будвы и Цетине. Мотор старенькой Рено натужно трудится, выполняя свою обычную работу, а наш водитель и гид, драйвер Радомир, как он сам себя называет, насвистывает незамысловатый национальный мотивчик, развлекая нас в пути. Именно здесь, в горах, на узком серпантине, где сложно разъехаться двум таким автокрохам, не то что габа-ритным туристическим автобусам, можно узнать настоящую Черногорию. Теперь я понимаю, почему здесь так популярны байки, мокики, велосипеды и мини-авто. На них разъезжают все: и местная молодежь, и приезжие вольные путешественники, и даже члены королевской династии. Нынешняя принцесса Черногории, лихо пришпорив вороной байк, выруливает из ворот летней королевской резиденции, расположенной в тихом местечке Пржно. Никакого пафоса! Все очень демократично и утилитарно.
Итак, мы поднимаемся на Орлиную скалу — одну из вершин Ловченского национального парка. Здесь находится мавзолей Петра II Негоша — великого черногорского правителя, по значимости и вкладу в историю страны, не уступающего нашему Петру I. Мавзолей сложен из огромных известняковых плит, которые мы поначалу приняли за мрамор — настолько красивыми по цвету и тонко отполированными они были. В центре часовни — черная гранитная скульптура Негоша с орлом за спиной. К мавзолею ведет тоннель, прорубленный в вечной мерзлоте, с лестницей из четырехсот ступеней. Скупо освещенные, седые от инея стены. Крутой подъем по гулкому холодному коридору — и вот он — свет в конце тоннеля! Оранжевое солнце щедро освещает суровое великолепие открывшейся панорамы. Многослойные и бескрайние массивы гор: от голубых, едва различимых, на горизонте, до мазутно-черных вблизи. Подвижное, будто живое, небо и низкие косматые облака. Веселые ромашковые поляны и старые сосны, впившиеся корнями в отвесные утесы. Коровы-букашки на склонах долин и игрушечные сельские домики в тени кипарисов. Здесь, на высоте все предметы кажутся выпуклыми и ирреальными: зернистый плотный снег, похожий на пенопласт, густо-синие тени в лощинах, крупные финифтевые незабудки…

Сердце Монтенегро.

Наш путь пролегает в Цетине, древнюю столицу Черногории. По дороге часто попадаются указатели на церкви и монастыри, их в стране — огромное количество. На каждого коренного жителя, по словам Радомира, приходится по три культовых сооружения, включая недейст-вующие храмы и часовенки. Большинство из них — миниатюрны и труднодоступны. Пробираться к ним приходится по крутым «козьим тропкам», то и дело рискуя сорваться в пропасть.
Самое старое здание в Цетине — Влашская церковь была построена моряками в IV веке. Ее ограда сооружена из полутора тысяч ружейных стволов, добытых в качестве военного тро-фея. Другой храм — церковь Рождения Богородицы на Чипуре — покоится на руинах бывшего монастыря Црноевича. После его разрушения турками был возведен новый монастырь — ныне действующий Цетиньский монастырь. Он примечателен тем, что здесь хранятся чудотворные реликвии: кисть Иоанна Крестителя и фрагмент Креста, на котором был распят Иисус. Кстати, пока мы путешествовали, эти реликвии тоже были в пути, а именно — в Москве. Радомир передал нас из рук в руки улыбчивым монахам, которые обрядили нас в белые просторные балахоны, и повели осматривать свое хозяйство. Монастырская пасека: послушник в рясе и маске бортника деловито осматривает янтарные соты. Неподалеку, в тени старых каштанов, сидят и о чем-то неторопливо беседуют старики. С монастырского двора слышится размеренное шарка-нье метлы. Ленивое жужжанье пчел, стрекотание кузнечиков, ароматный настой разнотравья. И удивительное спокойствие и умиротворение… В завершение краткой экскурсии богомольцы угостили нас свежим медом и… стопочкой монастырской «лозы» — это местный напиток, что-то типа виноградной водки, но крепче.
 В 1910 году Черногория стала королевством. На престол взошел правящий в те времена князь Никола. Его дворец в Цетине стал первой в Черногории королевской резиденцией. Сейчас там расположен национальный Государственный музей. «Символическая» монархия сохранилась и до сегодняшнего дня. Резиденция нынешнего короля — просторный каменный особняк с брутальными колоннами и скульптурной парой ныне здравствующих короля и королевы по обе стороны от входа. На посту — двухметровые гренадеры в красных, расшитых золотом, камзолах. При этом никакой излишней патетики и чопорности мы не заметили. Часовые и полицейские охотно разрешают себя фотографировать, подниматься на ступени, чуть ли ни в прихожую монарха, и даже приглашают сделать совместный снимок, чем мы не преминули воспользоваться.

Мирские радости.

Отдельно несколько слов хочется сказать о жителях Черногории. Мужчины-черногорцы издревле считаются самыми красивыми мужчинами в Европе. Со всей ответственностью заявляю: это так. Мне, правда, не приходилось проводить кастинг европейских мужчин, но коренные жители — просто красавцы: высокие (1,80 — 2,00 м), стройные (не видела ни одного откровенного толстяка), черноволосые, смуглые, с правильными славянскими чертами лица, горящим взглядом и стремительными движениями. Справедливости ради, надо отметить, что и женщины Черногории мне показались на редкость обаятельными. Вне зависимости от возраста. Словно дикая красота первозданной природы воплотилась в чертах и облике населяющих ее людей. Да и образ жизни способствует. Попробуйте походить вверх-вниз по горам до ближайшего храма или рынка, и так несколько раз в день в течение многих лет! Плюс нетронутая экология, природная терапия и здоровое питание. Не случайно продолжительность жизни в Черно-гории — одна из самых высоких в мире.
А мы едем дальше… В горный поселок Негош, который славится не только, как родина вышеупомянутого правителя, но и как родина истинно черногорской кухни. Здесь — самый вкусный в Черногории пршут — тонко наструганные ароматные ломтики копчено-вяленого окорока. В связи с этим решено сделать гастрономическую паузу. Радомир ведет нас в маленькую семейную харчевню своих знакомых. Хозяин тут же выносит для нас бутыль домашнего вина, корзинку со свежеиспеченным белым хлебом и круглую головку домашнего сыра со специями. Сыры в Черногории — просто поэма! Нежные сливочные и тугие прикопченые с базиликом и паприкой, густые чесночные и сухие, терпкие, с потрескавшейся корочкой… Вкус сыра — заслуга не только умелых черногорских мастериц, но и самой природы. Черногория признана самым экологически чистым местом Европы. Представляете, здесь даже можно спокойно пить воду из-под крана! Она идеально чистая и к тому же очень вкусная.
Между тем, на столе появляется глиняная миска с бочковыми маслинами, две тарелки с крупно порезанными помидорами, паприкой и щедрой охапкой свежей зелени и, наконец-то, — о, чудо! огромное блюдо с пршутом, уложенным живописной горкой. Настоящая черногорская трапеза, как и сотни лет назад. И в традициях всех горцев, в том числе черногорцев, — цветастые тосты за гостей и хозяев, за здоровье и благополучие, за дружбу народов и мир во всем мире. А как без этого?

Южный фьорд Европы.

Когда-то здесь было устье древней реки. Потом, в результате глобального потепления, уровень воды поднялся на несколько метров, и Адриатическое море врезалось глубоко внутрь материка, образовав между горными отрогами несколько живописных заливов, соединенных узкими протоками. Так появилась Бока Которская бухта. Бухта не раз была воспета в строках поэтов и писателей, отражена в полотнах художников, восторженно описана в дневниках великих людей и заметках путешественников. Это, пожалуй, единственный фьорд юга Европы с таким вот необычным происхождением. Уникальный по красоте уголок природы и на редкость эклектичный исторический комплекс. По берегам ее уютно расположились маленькие провинциальные города и рыбацкие деревушки. Каждый из них — неповторим, каждый — со своим лицом, со своими легендами и тайнами.
Входящие в Бока Которскую бухту корабли встречает цветущий Герцог-Нови — город-сад, вобравший в себя все буйство растительного многообразия Черногории и не только. По преданию, моряки, возвращающиеся из дальних стран, привозили с собой саженцы и семена диковинных растений, которые легко приживались, благодаря благодатному климату.
Самое древнее поселение бухты — Рисан — город, за свою историю принадлежавший разным государствам: боснийцам, хорватам, туркам, венецианцам, римлянам, австрийцам, но не утративший своего лица. Рисан — место обнаружения уникальных археологических находок: редкого наскального изображения оленя и группы знаков древней свастики, остатков большого римского дома с необычными мозаичными украшениями.
Проезжаем мимо рукотворного острова Госпа от Шкрпьела, созданного руками мореплавателей, бросающих камни каждый раз по возвращении из похода. В одноименной церкви, построенной на месте явления иконы Богородицы, моряки оставляли также серебряные пластины с выбитыми на них датами их морских странствий. Некоторые пластины — с «открытой» да-той. Это значит, корабль не вернулся. До сих пор сохранилась традиция, согласно которой ежегодно 22 июля жители Бока Которской бухты привозят на украшенных лодках новые и новые камни на остров. Недалеко от острова — город торговцев и мореплавателей Пераст. Кстати, именно здесь обучались посланные Петром I российские гардемарины искусству мореплавания.
И, наконец, главный город бухты — седой Котор, тесно подпирающий высокую каменистую кручу. Город-музей, занесенный ЮНЕСКО в сокровищницу мирового наследия. Пятикилометровая крепостная стена толщиной от 2 до 15 метров окружает Старый Город, то вытяги-ваясь монументальной линией вдоль реки Скудры, то круто забираясь вверх на высоту 800 м. Мы совершаем восхождение до самой верхней точки крепостной стены. Радомир привычно скачет по каменной полуразрушенной лестнице, перепрыгивая сразу через две ступеньки, энергично жестикулируя и повторяя «добер тренинг», что в переводе означает «хорошая зарядка». Мы соглашаемся, еле переводя дух. По пути нам встречается живая черепаха, пригревшаяся на камешке. Для нас — это отличный предлог передохнуть и полюбоваться яркими маками и темными пиками кипарисов на крутых склонах.
Если смотреть на залив сверху, то поверхность воды похожа на темное матовое стекло. А по его поверхности скользят, словно смазанные оливковым маслом, катера и яхты. Котор — город-марина. Его облюбовали англичане, питающие слабость к влажным туманам, приглушенным оттенкам и морским прогулкам. Здесь, в Которе, на базе братства мореплавателей был создан морской флот со своим Уставом и поныне действующими традициями взаимопомощи.
 В центре города — главная площадь — Пьяца (площадь оружия) и старая башня с куран-тами. Здесь же находится весьма любопытное сооружение — пирамидальная колонна, так называемый Позорный Столб — место, возле которого стояли жители Котора, не преступившие закон, но нарушившие негласные моральные правила. Например, купец, не сдержавший честного слова. Сейчас Столб не действует, а жаль.
Самый монументальный средневековый памятник Котора — кафедральный собор Свято-го Трипуна, хранящий бесценные реликвии: серебряный Крест епископа Марина Контарена XV века, каменную дароносицу в романо-готическом стиле, старинный кинжал — шедевр которских золотых дел мастеров. Есть еще церковь Святого Луки, часовня Святого Спиридона… Впрочем, перечислять все церкви и храмы Черногории, а также реликвии в них хранящиеся — дело долгое, да и излишнее. Каждый, кто побывает здесь сам, наверняка выберет одну из них себе по душе, чтобы подумать о вечном и поставить свечку за близких и далеких…
Между тем, солнце застревает в узкой расселине между горным хребтом и низким плот-ным сиреневым облаком. Нам пора возвращаться в Будву.

Будванская Ривьера — пофестивалим!

Яркая шумная Будва — воплощенная сказка с узкими извилистыми улочками, безымянными пьяцетами (маленькими площадями), рыжими черепичными крышами, изящными башенками и глухими ставнями. Здесь можно увидеть и куст олеандра, растущий прямо из стены, и средневековый каменный колодец, закрытый чугунной заслонкой и уставленный цветочными горшками, и пастельные мозаичные иконы над каждым из восьми входов в город, и кованые ажурные орнаменты, напоминающие в сумерках темное кружево. Старинные газовые фонари мирно соседствуют с коробками кондиционеров, кустарные вывески с ослепительными витринами, а мемориальные таблички с неоновыми буквами современных офисов и частных отелей. С моря город надежно защищен суровой и неприступной Цитаделью. Сейчас — это одна из сценических площадок культурного проекта «Город-театр». И, конечно, нельзя не упомянуть традиционные символы Будвы — старинный Главный Якорь у центральных ворот, Королевский колокол и изящную скульптуру танцующей девушки по дороге на пляж Могрен.
Будва — начало Будванской Ривьеры, простирающейся на 35 километров юго-восточнее по побережью. Пляжи Черногории необычны. Галечные ли, песочные ли, они имеют структуру измельченной породы Черных гор. Издалека — это темный крупный песок, а если присмотреться поближе, можно увидеть, что он состоит из разноцветных камешков: зеленых, кремовых, фиолетовых, терракотовых… Галька — тоже разноцветная. Можно уединиться и позагорать «топлесс» на маленьком «камерном» пляже, зажатом среди каменных утесов. К некоторым из них можно добраться только по воде. Нависающие кроны средиземноморских сосен, живописно накиданные валуны, узкая полоска расплавленного песка — и вы полностью сливаетесь с природой… Можно выбрать публичный отдых на многолюдном Славянском пляже с гидроциклами, катамаранами и прочими водными аттракционами, с ледяным Кампари в запотевшем бокале или чашечкой «капучино» прямо в воде. Если же вы предпочитаете полную «обнаженку», то нудисты облюбовали остров Аду Бояну, что недалеко от Ульциня, на самом юге побережья. Но где бы вы ни отдыхали, вас не оставят равнодушными изумрудные мягкие и необыкновенно чистые волны ласковой Адриатики.
На следующий день совершаем вылазку в самые респектабельные районы Черногорского побережья: Петровац и остров Святого Стефана. Это дорогие места, облюбованные состоятельными людьми со всего мира. Сейчас идет настоящий бум: скупаются сотни гектаров земли, виллы, апартаменты и недостроенные отели. Туристический бизнес в Черногории переживает этап первоначального накопления капитала и бурного развития. Ну, а те, кто приезжает на побережье не вкладывать, а просто дорого отдохнуть, выбирают остров-отель Святого Стефана — чудо-городок, соединенный с сушей узкой песчаной косой, излюбленное место уединения звезд, политиков, миллионеров и коронованных особ. Раньше это был рыбацкий поселок, защищенный крепостью, а теперь — эпицентр эксклюзивных туристических услуг. Однако рыбная ловля попрежнему остается традиционным промыслом местных жителей. И трижды будут неправы те, кто не отведает свежайшие морские деликатесы, выловленные несколько часов назад буквально в сотне-другой метрах от прибрежного ресторанчика: кальмаров-гриль, фаршированных креветками, жареных мидий под оливково-чесночным соусом, осьминогов во фритюре или нежнейшую рыбку дорадо на решетке с ароматными травками.
Вечером нас ждал сюрприз. В Будве — открытие международного фестиваля народов юга Европы. Необычайно яркое и красивое зрелище! По улице идут парады-делегации из разных уголков: боснийцы, сербы, македонцы, болгары, албанцы, хорваты… Несут знамена, поют песни, играют на национальных инструментах, танцуют. Участвуют и дети, и молодежь, и старики. Была даже замечена босоногая беременная женщина, самозабвенно играющая на гуслях. Невольно приходит мысль, что, раздробившись на множество суверенных государств, народы стали намного ближе и лояльнее друг к другу. Праздник объединил людей разных национальностей и вероисповеданий. Впрочем, Черногория издревле славилась толерантностью и терпимостью к различным религиям, идеологиям и политическим системам. Шествие завершается грандиозным фейерверком и всеобщим ликованием.

Зарисовки на полях.

Как-то раз, возвращаясь поздним вечером с прогулки по Старой Будве, усталые и сонные, мы проходили мимо довольно невзрачного с виду кафе. За столиками сидело не так много людей. Оттуда доносились звуки, но не просто звуки. Это был живой, обжигающий, будоражащий, сумасшедший джаз. Причем эдакий непричесанный, «из подворотни», с национальным колоритом и привкусом далеких 60-х. Сон и усталость — как рукой сняло. Я впервые слушала импровизацию, столь искусно обогащенную звучанием национальных инструментов, столь непредсказуемую и свежую. Этот стиль я про себя окрестила «этно-джаз». Взмывал нервный скрипичный смычок, мелькали пальцы, извлекающие пиццикато из гудящих струн контрабаса, звенели медью тарелки, замирали клавиши, вздыхала гитара… Немолодые музыканты — в ударе. Было видно, что игра доставляет им огромное удовольствие. Я тут же принялась щелкать фотоаппаратом и мигать вспышкой, как будто участвовала в этой всеобщей импровизации. А в кон-це музыканты подарили мне настоящую пастушью дудку.
…Однажды мы познакомились с пожилой парой будванцев. Он — пенсионер, изредка вы-бирающийся в море на рыбалку в своей старенькой «шаланде». Иногда, за пару евро он берет с собой туристов — любителей окунуться в быт местных жителей. Она — продает на набережной плетеные крючком салфетки и украшения из ракушек. Оба нянчат внуков старшей дочери, жи-вущей в Швейцарии. Младшая — студентка в Подгорице. Еще они прирабатывают агентами по сдаче комнат своих друзей, отправляющихся на лето в Жабляк. Ради интереса пошли с ними посмотреть сдаваемую квартиру. И знаете, что меня поразило больше всего в ней? Югославская стенка. Точно такая же, как та, которую с великим трудом «достала» моя мама, когда я была еще школьницей. Полированная, из светлого крапчатого дерева, с подсвеченной горкой и плавными продолговатыми ручками. Она напомнила мне о детстве и о моем городе. И я поняла, что все мы родом оттуда. Из наших общих славянских корней, из нашего неоднозначного выстраданного прошлого, из наших иллюзий и неизменно добрых воспоминаний. И стало хорошо и тепло.
…Наша поездка в Добрые Воды — традиционное место летних дач черногорцев пришлась на выходные дни. Добрые воды — это крутой скалистый берег между портовым Баром и мусульманским Ульцином. Здесь особенное солнце: жаркое, но не палящее. Вокруг раскинулись бескрайние оливковые рощи. На многокилометровом побережье мирно соседствуют совсем скромные щитовые домики, увитые виноградом и киви, и настоящие белокаменные виллы с бассейнами и винными погребами. Что характерно, хозяева и тех и других принимали нас с равным радушием и гостеприимством. Видимо это национальная черта черногорцев — встречать гостей вкусной лепешкой, чашкой кофе или стаканчиком домашнего вина. Известная черногорская художница Добржена свозила нас на «карманный» пляж размером 5 на 1,5 метра, что пря-чется под карстовым карнизом. Молодая семья Ковичей угостила густой наваристой чорбой (это такой местный суп из баранины). Весельчак Зоран, ландшафтный дизайнер из Подгорицы, прокатил в кабриолете по ночному Бару. Милые добрые люди.

…Многое, увы, осталось за кадром. Озера и каньоны, реки и водопады, центральные высокогорные массивы и ледяные пещеры… Что ж, есть повод вернуться.
По крайней мере, несколько практических выводов можно сделать уже сейчас. Во-первых, путешествовать по Черногории лучше всего в мобильном режиме — на автомобиле или мотоцикле. Кэмпы встречаются на каждом шагу. Комнату или домик легко снять в любом месте. Двух-трех дней вполне достаточно, чтобы изучить город и отдохнуть. А свобода перемещения и гибкий график маршрута позволят получить максимум впечатлений. Во-вторых, перед поездкой нелишне выучить несколько основных слов и фраз по-сербски (национальный язык Черногории). Это несложно, он похож на украинский. Тем самым вы обеспечите себе живое человеческое общение, которое, поверьте, существенно отличается от стандартного экскурсионного обслуживания. И, наконец, главное. Нет смысла противиться естественному желанию вернуться, которое настигнет вас уже в аэропорту, не успеете пройти регистрацию и отоварить-ся в «дьюти фри». Ведь возвращение в сказку всегда желанно. Ведь в каждом из нас живет ребенок, верящий в чудеса. А Черногория — это и есть сказка. Светлая сказка Черных гор…

Автор Елена

| 14.11.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий