Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Марокко >> Три недели в Марокко


Забронируй отель в Марокко по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Три недели в Марокко

Марокко

Говорить о Марокко хорошо или плохо, одним словом, однозначно не представляется возможным. С одной стороны, это большой кусок нашей жизни, путешествие длиною в целую духовную историю, с другой стороны, ожидания были одни, впечатления другие, поэтому и родился этот рассказ. Возможно, в нём будет больше путевой информации и практических советов, чем личных впечатлений — что же, Марокко у каждого своё, и говорить о своих взглядах на мир, быть может, и искренне, но не всегда удобно.

Почему Марокко
Ещё с детства, разглядывая оранжевые ровные апельсины с черными ромбиками, на которых желтыми буквами было написано Maroc (к слову, во всем Марокко не видела таких ровных и одноцветных апельсинов), я мечтала о загадочной африканской стране. Потом я стала узнавать о ней больше, но всё это были какие-то обрывки услышанного — там океан, там пески, там имперские города, там арабский Восток, там что-то такое из сказок Шехерезады, и мне ужасно хотелось увидеть это своими глазами. Я так и представляла необыкновенное путешествие на машине (ибо это даёт полную свободу передвижения), когда я трогаю руками тяжелые медные кувшины, хожу по мягким коврам, пью горьковатый чай в долгожданной тени или сижу на верблюде, а передо мной дюны. Я мечтала проснуться среди песков и ощутить, что эти дюны были и вчера, и позавчера, и эти же золотые барханы (почему они казались мне золотыми?) будут завтра. Я так хотела это почувствовать, что выбор места для летнего отпуска был однозначным — Марокко.

Как организовать поездку
Путешествие я себе всегда организовываю на свой вкус, поэтому предпочитаю не пользоваться ничьими услугами. Однако, в марокканском консульстве мне два разных человека по телефону объяснили, что с индивидуальными туристами они работать не будут, даже если у меня на руках бронь отелей на весь период поездки. Мне так и казалось, что слова «не хотим» готовы были слететь с их языка, но они заменяли их формальным «не можем». Консульство советовало обратиться за визой в любую туристическую компанию, аккредитованную при посольстве, и даже готово было предоставить список этих компаний. Поскольку сами компании хотели предоставить нам ещё какие-нибудь услуги, кроме визовой поддержки, то, в результате, визу мы покупали за 60 долларов на человека. Для визы нужно заполнить анкету и предоставить в агентство пару фотографий. За неделю визы были готовы.

Авиабилеты в Марокко стоят невообразимо дорого. Аэрофлот туда летать перестал, исключая чартер в летнее время, однако, чартер летит в Агадир на 10—11 дней, что для нашего путешествия было явно мало. Турфирмы говорили о возможности купить билеты на чартерный рейс на 20—21 день, но цена билета оказывалась такой, как если бы мы летели регулярным рейсом Air France. И тогда решение пришло само — полететь на чартере в Малагу, сделав себе транзитную испанскую визу, переплыть Гибралтар на пароме, а на обратном пути, имея ту же испанскую визу, посетить основные города Андалусии. Это представлялось тем более интересным, потому что мы знали уже, что после изгнания арабов из Андалусии они ушли в Марокко, и именно эти самые арабы и создали очень многое из того, что ныне представляет собой культурное достояние королевства Марокко. Транзитная Шенгенская виза на 5 дней (больше не бывает) с двумя въездами была хоть и проблемно, но получена в испанском консульстве в Москве. Мужик у окошка всё не мог поверить, что есть идиоты, которые не хотят в саму Испанию, а едут через неё транзитом в Марокко. Его настроение мне было непонятно, пока я сама не вернулась паромом из Марокко в Испанию, но об этом позже.

Информация
Единственным и чрезвычайно ценным источников информации стал путеводитель Lonely Planet (LP) по Марокко, который в России перед началом нашей поездки купить было невозможно. Но мир не без добрых людей. Сначала LP 5-го издания был любезно предоставлен нам великим путешественником и человеком по имени Роман (его рассказы про путешествия по Индии, являются, без сомнения, одними из самых ярких в жанре travel story в российском Интернете), а затем LP 6-го издания был подарен нашим лучшим другом, проживающим за рубежом. Карты, буклеты и практические советы были предоставлены Константином, который побывал в Марокко на полгода раньше нас, и любезно отозвался на моё объявление в Интернете.

13 сентября. Малага
Аэропорт Пикассо по прилету пустынен. Справа от выхода остановка — до города ходит каждые полчаса автобус. Водитель отказывается нас сажать, мотивируя это тем, что его кассовый аппарат принимает деньги только в монетах, а протянутые нами 20 евро он за деньги считать не хочет. Пересекаем площадь и стоянку, переходим мост, и вот мы на железнодорожной станции. Глупый автомат по продаже билетов тоже хочет только 5 евро. Возвращаемся в аэропорт менять. Девушка в справочной рекомендует разменять деньги… у таксистов. Меняем деньги, берем билеты, и через 12 минут поездки мы в центре города. Нами заранее забронирован какой-то молодежный отель, но карта с сайта отеля оказывается весьма приблизительной. По моим предположениям, он должен был находиться возле вокзала, но по реальной карте, которую мы находим на одной из улиц, оказывается весьма далеко, поэтому мы решаем плюнуть на зарезервированную комнату (всё равно без предоплаты) и выбираем hostel Акапулько, который находится прямо напротив автовокзала. Идем на автовокзал и узнаем, что по воскресеньям первый автобус до Альхесираса в 5 утра не ходит.

14 сентября
За 1 час 45 минут прямой автобус привозит нас в Альхесирас. От автовокзала всего 5 минут до морского порта. Кассы в ряд наперебой предлагают билеты разных компаний, но наш выбор сделан заранее — это Nautica, скоростной паром, отплывающий в 9 утра, который обещает всего за 1 час пересечь Гибралтар. Представитель компании буквально за руку протаскивает нас на втором этаже сквозь длинную очередь марокканцев к окну пограничника, мы получаем штамп о выезде, падаем в мягкие кресла огромного пустынного роскошного корабля, и он отплывает. Через час мы действительно достигаем марокканского берега, но ещё полтора часа обречены разглядывать белоснежные отели Танжера — нам говорят, что по каким-то техническим причинам Марокко принимать нас не хочет. Что же…необходимые пограничные формальности мы проходим ещё на корабле, и вот оно, Марокко! Мы берем вещи, сходим с трапа и смело двигаемся вперед, к выходу из порта.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Помню, читала я до отъезда как в Интернете, так и в путеводителе страшные вещи про порт Танжера. Мол, разводят здесь каждого первого иностранца по полной программе, что он и глазом моргнуть не успеет, а уже куда-нибудь вляпался. Там давалась куча советов, как избежать подвоха, но по всему было видно, что это практически невероятно. Так вот, сжав зубы, сдвинув брови, мы угрюмо и целеустремлённо двигались к выходу. Краем глаза я замечала стайки подозрительных типов, которые, было, даже дёргались в нашу сторону, но, увидев выражение моего лица, по сравнению с которым Дункан МакЛауд просто Крошка Енот, сразу ретировались. Поэтому не прошло и пяти минут, как мы оказались на набережной Танжера, по которой, следуя указаниям путеводителя, и двинулись к автовокзалу. Стоит заметить, что в Марокко очень любезные полицейские, они всегда подскажут дорогу и ответят на все вопросы, правда, говорить с ним нужно на французском языке. Автовокзал в Танжере поверг меня в состояние ступора. Дежа вю, автовокзал города Туапсе образца 1992 года. Автобусы, которым пора на свалку, кучи людей, которые сидят прямо на асфальте, много непонятных снующих туда-сюда личностей, ларьки с теплыми напитками и на вид просроченными йогуртами… Внутренне вздрогнув, я вспомнила, как это всё было, и уже окончательно перестала бояться.

Прочитав в путеводителе, что лучшая автобусная компания — это государственная, хотя она и подороже, я смело растолкала локтями тех, кто что-то мне предлагал, и направилась к стойке, вежливо попросив два билета до Рабата, столицы королевства Марокко. Сотрудник внимательно меня выслушал и кивнул что-то, добавив пару слов на арабском, двум парням, которые быстро подхватили нас, багаж, и уже через минуту мы были просто запиханы в какой-то абсолютно негосударственный автобус безо всяких кондиционеров и других удобств. Потом мы поняли, что в Марокко так всё и делается. Что же, четыре часа тряски по жаре нас не смутили, и вот мы в Рабате. О том, что мы прибыли в Рабат, мы догадались, проезжая по его улицам, но о том, что нам надо выходить, мне любезно сообщила соседка по автобусу, просто просунув руку с заднего сиденья и пихнув меня пару раз в плечо, добавив слово «Рабат». На мой пронзительный крик кондуктор или кто он там был, молодой парень, сажавший и высаживавший пассажиров, хлопнул себя по голове (я его лично просила несколько раз не забыть высадить нас в Рабате) и высадил нас на какой-то пустынной улице. Небольшое petit taxi отвезло нас на железнодорожный вокзал, где мы купили на следующее утро билеты до Марракеша и поселились в уютном отеле прямо напротив станции.

Несмотря на долгий день, отдыхать не хотелось, напротив, нетерпение гнало вперед, было страшно любопытно попасть в город, поэтому, взяв камеру, мы тотчас же поспешили в медину. Медина или старый город есть в любом марокканском городе. Она обнесена высокой крепостной стеной, в неё всегда есть один главный и несколько второстепенных входов. Очень сильное впечатление на меня всегда производила стена — ощущение средневековья не покидало меня каждый раз, пока мы бродили по городу. Впрочем, не одна стена создавала такое впечатление. Вся жизнь, мгновенно и красочно развернувшаяся перед нами, дополняла эту картину, ибо весь старый город — это всегда огромный рынок. Как правило, каждый дом оборудован складом, и либо сам дом — это магазин, либо перед ним кто-то сидит и что-то продаёт. В воздухе разлит аромат специй, под ногами мусор, в глазах рябят пестрые узоры ковров и причудливые арабески на чеканных подносах, какофония звуков, всё необычно для глаза, носа и уха. И моё детское представление о Востоке, заимствованное из сказок про Шахерезаду, начинает трансформироваться под воздействием реальности.

Постепенно рынок остаётся позади, и мы узкими улицами выходим к океану на смотровую площадку. Через реку город-спутник Рабата — Сале. Перед нами — Атлантический океан. Полюбовавшись волнами, мы возвращаемся в медину и спускаемся к саду. Уже начинает смеркаться, а нам надо успеть дойти до башни Хасана, знаменитого символа столицы. Сама башня довольно проста и сурова — так строили в XII веке. Возле башни простирается площадь с обломками колонн — остатки мечети, для которой башня должна была являться минаретом. Мечеть являет собой пример исторического долгостроя — в XII веке она планировалась как самая большая в мусульманском мире, да так никогда и не была построена до конца, а потом и вовсе разрушилась. Площадь с башней, судя по всему, излюбленное место гуляния горожан. Народу было много, и люди вместе с нами посещали Мавзолей Мохаммеда V, недавно почившего короля Марокко, и его отца Хасана. Внешне эта конструкция выглядит очень эффектно, особенно в сумерках с подсветкой. На следующий день, встав в три часа утра, мы доехали до Марракеша, взяли такси, доехали до автовокзала и на первом же автобусе уехали в Агадир, океанский курорт, где мы планировали провести неделю.

Отдых в Агадире
Агадир — довольно крупный город (население около 350 тыс. человек), протянувшийся вдоль океана. На первой и второй линии стоят отели, вдоль берега проходят две главные улицы, носящие, как и повсюду, имена короля Мохаммеда V и короля Хасана II. За ними находятся жилые кварталы города, которые мы не исследовали. Береговая линия очень длинная, пляж ровный, чистый, океан тоже. Туристический сезон длится с мая по октябрь, однако, несмотря на высокую температуру воздуха, океан не прогревается выше 22 градусов. Для длительного купания довольно прохладно. Напрокат предлагаются jet ski, виндсерфинг, а также прогулки по пляжу на верблюде, иногда предлагают поездки на лошадях, но уже не по пляжу, а по окрестностям города. По пляжу перемещаются торговцы пляжными подстилками, а также всем остальным, однако, за всем пристально следит конная полиция. Однажды мы стали свидетелями, как конные полицейские загнали в воду безобидного, на мой взгляд, продавца плюшек, который стоял в океане по пояс в воде, держа на голове свой несчастный поднос с плюшками, и что-то выслушивал от полицейских.

Также в городе вдоль основных магистралей организовано патрулирование. В городе спокойно, безопасно и…абсолютно безлико. Агадир построен из белоснежных домов и домиков и напоминает любой космополитичный курорт. Для проведения вечернего досуга есть несколько улиц, на которых расположены рестораны с европейской и марокканской кухней, магазины, а также набережная, на которой нечего делать. Ещё из Москвы мы забронировали на неделю отель Sahara по спецпредложению на сайте отеля (http://www.hotelsaharaagadir.com) Выбирали, что называется, ткнув пальцем в небо, но всё было великолепно. Отель, кажется, мало раскрученный, над причинами я ломала голову всю неделю. При отеле есть великолепный парк, где мы приспособились бегать по утрам. Это немаловажно, если учесть, что любое зеленое растение в городе — тщательно оберегаемая и поливаемая ценность. По моим наблюдениям, это был единственный отель с парком, в остальных отелях был разбит неплохой сад на территории отеля. И, пожалуй, что запомнилось больше всего из отдыха в Агадире, это кухня отеля, она была просто безукоризненна, если не сказать, что выше всяких похвал.

С Интернетом на момент нашего посещения Агадира были большие проблемы, и мы с трудом отыскали на бульваре Хасана II Интернет-кафе, тариф приемлемый — доллар в час. Самым роскошным отельным районом считается район Les Dunes, расположенный на краю города. Отдельного упоминания заслуживают отели Dorinth Palace и Le Tikida Beach. Комфорт и роскошь там на достойном уровне, но не о них речь — там находятся очень высокого уровня сервиса spa-центры, где активно предлагаются различные виды талассотерапии и другие процедуры. Цены вполне европейские, но качество того стоит.

Путешествие в национальный парк Су-Масса (Sous-Massa)
Поскольку лежать на берегу океана было довольно скучно, мы решили отправиться перед большим путешествием в несколько небольших, и первым пунктом был выбран национальный парк Су-Масса. Парк представляется собой территорию в 40 км, прилегающую к морскому берегу. Окрестности Агадира известны тем, что весной и осенью на морском берегу можно наблюдать самых разных птиц, которые совершают свой нелегкий и природой заложенный путь из Европы в Африку и обратно. Морской берег в окрестностях Агадира является как бы базовым перевалочным пунктом. В этот парк предлагаются экскурсии на полдня на джипах. Я также слышала о возможности взять такси, и тогда таксист покажет сам все необходимые места в парке, но поскольку я не знала, во сколько может обойтись такая услуга (а не знать это в Марокко довольно критично, если не любишь торговаться, потому что чтобы получить в результате торговли исходную цену, надо её ясно представлять с самого начала), мы решили арендовать машину и добраться туда самостоятельно.

На один день мы решили довольствоваться самой базовой моделью Fiat Uno, которую нам отдали в местном агентстве за 30 долларов на сутки. Взяли мы её накануне поездки перед закатом, а встречать закат отправились в медину Агадира, расположенную на высоком холме, куда идет довольно простой серпантин. Преодолев крутой подъем, мы достигли высокой традиционной стены, окружающий старый город. Бывший старый город. В 60-х годах ХХ века страшное землетрясение случилось в городе, когда тысячи людей оказались заживо погребенными под развалинами домов и строений, засыпанные пылью и пеплом. В память о них ничего восстанавливать не стали, да так и оставили это место пустынным. Страшное и трагическое это место, особенно когда с вершины холма смотришь на закатный океан, как солнце опускается в его воды, видишь необыкновенную красоту природы и одновременно с этим помнишь о произошедшем. У стен холма наша русская речь привлекла внимание одного марокканца, который обратился к нам по-русски и даже познакомил со своей русской женой. Очень много марокканцев учились в России, а этот даже там и остался, предпочитая проводить на Родине отпуск. Он любезно предложил навестить его у его родственников в городе Тарруданте, который входил в планы нашего большого тура. На этом мы с ним и распрощались.

Следующим утром мы бодро стартовали на своём «роскошном» авто открывать для себя красоты природы, хотя и были предупреждены на ресепшн, что день сегодня довольно жаркий даже для Марокко. Однако, обещанные 50 градусов не могли испугать юных натуралистов. Проехав середину пути до Тизнита на юг, мы повернули по указателю на деревню Масса (до Тизнита оставалось 37 км). В деревне Масса мне пришлось спрашивать дорогу, потому что очевидных указателей там не наблюдалось. Медленно поехав на развилке направо, мы впервые наблюдали жизнь берберской деревни. Ещё не наступил полдень, когда города и деревни вымирают на пару часов, и по деревне бегали школьники и неторопливо и величаво ходили берберские женщины. Отличить их от арабских несложно по одежде и украшениям, хотя арабские женщины и носят, в основном, серебряные украшения, изготовленные берберами. Берберские женщины очень колоритны. Их одежды часто однотонные, но самых невероятных расцветок. Представьте себе выжженную солнцем асфальтовую дорогу, дома и землю цвета светлой красноватой глины, полное отсутствие зелени, камни, раскаленное небо, утратившее свой голубой цвет, и вот по такой местности очень спокойно идут рядом три высоких женщины, закутанные, как в кокон, плавно расширяющийся книзу, в разные цветные ткани — одна абсолютно желтую, другая в индиго, а третья в ткань цвета того самого марокканского апельсина, которым изобилуют наши прилавки. И лишь блестят черные глаза. Картина кажется миражом, на которые так богата пустыня.

А вот и она… Заканчивается деревня, и начинается самый настоящий пустынный драйвинг по камням и бездорожью до населенного пункта Sidi Rabat. Замечу, что можно было свернуть после деревни налево и ехать вдоль самой реки Масса. Наш Фиат показал себя настоящим туарегом, преодолев все препятствия. Мы оставили его у отеля Maison d'Hote и ещё 20 минут шли до входа в парк. На входе (кстати, пока бесплатном) любезный охранник вручил нам мощный бинокль и книгу, в которой рассказывалось, каких птиц мы можем здесь встретить. И мы медленно двинулись вдоль реки Масса. В начале пути нас ждал крупный сюрприз. Река Масса, неся свои скудные воды к океану, в отчаянии иссякает, не дойдя до большой воды всего 20 метров. И вот на этом небольшом отрезке земли и песка живет единственная в мире популяция лысых ибисов — крупных черных птиц с красной головой. Их насчитывается 367 особей. Полюбовавшись жизнью редких ибисов в бинокль, мы пошли дальше и, устроившись на небольшом мостике, стали наблюдать за фламинго.

Надо сказать, что фламинго в зоопарке и фламинго на воле — это две большие разницы. Фламинго на воле оказались очень трепетными, и даже наше робкое появление на их горизонте, казалось, смутило их не на шутку. Ещё бы, в их личный мир воды, зелени и неба вторгся кто-то ещё, и теперь бесцеремонно пялится на них в большие окуляры! Десятки фламинго, мирно стоявшие у берега, вдруг побежали куда-то прочь. За ними потянулись другие. Опасность распространялась. Я из вежливости ретировалась из их поля зрения, продолжая наблюдать за ними уже через объектив камеры. И вдруг одна птица слегка приподнялась над остальными, перебирая тоненькими ножками по воде, и, вдруг расправив крылья, полетела. За ней последовали остальные. Они разбегались, отталкивались от воды, расправляли крылья, и взмывали в воздух, Их розовые большие крылья медленно и красиво несли благородных птиц. Практически умирая от жары, я вдруг подумала, что есть в жизни минуты, которые стоят больших усилий и больших страданий. К таким минутам надо идти долго, преодолевая препятствия, но зато такие минуты можно хранить в памяти.

Вскоре нам встретился молодой орнитолог-любитель из соседней деревни. Он с удовольствием рассказывал нам, каких птиц мы видим, но даже моих весьма приличных знаний французского не хватило на то, чтобы понять русские эквиваленты, поэтому все птицы, которых мы там увидели, так и останутся, видимо, в моей памяти «птичками» и «уточками». Страшная жара не позволила нам продолжить прогулку по парку, и мы отправились в Тизнит, город, славящийся своими ювелирными изделиями из серебра. Это был не рыночный день (строго говоря, рынок там всегда, но в каждом городе есть свой определенный день, когда происходит «большой базар» — изо всех поселений приезжают как покупатели, так и торговцы, и вот именно тогда можно купить лучшие изделия, которыми славится та или иная местность, а все они имеют традиционную специализацию), поэтому мы спокойно и быстро обошли кораллового цвета медину, украшенную синими дверями — отличительная особенность города. Я пожалела, что мы не отправились вместо Тизнита в Тафраут — горное берберское поселение, и мы довольно быстро доехали домой, лихо обгоняя «гранд такси» — традиционный способ передвижения между городами и деревнями, когда в разваливающийся на глазах Мерседес выпуска 70-х годов влезает на переднее сиденье два человека, а на заднее ещё четыре, и вот такая машина довольно резво, кстати говоря, мчится по дорогам Марокко, умудряясь даже не растерять привязанные к крыше коробки.

Эс-Сувейра
Последний день в Агадире перед большим путешествием по стране мы решили посвятить поездке в Эс-Сувейру — бывший португальский город-форт, находящийся почти в двухстах километрах к северу от Агадира. В нашем предстоящем путешествии поездка туда представляла бы значительный крюк, поэтому мы решили посвятить воскресенье поездке туда, а уже в понедельник отправиться исследовать страну. Накануне была достигнута договоренность с местным агентством по прокату машин (надо сказать, что в городе довольно много разных агентств по прокату автомобилей, как местных, так и международных). Лучшее из рекомендованных нам агентств находилось в аэропорту Агадира, ехать туда довольно затруднительно, поэтому нам пришлось выбирать из того, что есть в городе. Первоначально мы планировали взять машину в Агадире, пересечь всю страну на автомобиле и оставить её в Танжере. Эту услугу могут предоставить в любом агентстве, однако, вам необходимо оплатить поездку водителя из Агадира в Танжер, его ночлег и бензин на обратный путь. При баснословно высокой стоимости бензина (почти доллар за литр) подобная услуга обходилась очень недешево, поэтому мы договорились о промежуточном варианте — оставить машину в Марракеше.

Большинство контор Rent-a-Car в Агадире находятся в конце авеню Мохаммеда V, рядом с холмом, на котором располагается казбах и старая медина Агадира. После ряда подробных переговоров мы отдали предпочтение конторе с незамысловатым названием Afric Cars. Цены на Fiat Palio, который мы решили арендовать, были почти везде одинаковые, но то ли морда владельца конторы была наименее жуликоватая, то ли, наоборот, он проявил крайнюю деликатность в обращении с нами, короче, договоренность была достигнута. Утром в воскресенье после завтрака нас в холле уже ждали двое. 2500 дирхамов за 8 суток аренды автомобиля мы заплатили карточкой, 300 отдали наличными (плата за возврат машины в Марракеше), и вот мы уже едем в Эс-Сувейру. Здесь мы впервые сталкиваемся с серпантинным вождением. Надо заметить, что при низком уровне жизни и кошмарных ценах на бензин автомобиль в Марокко на дороге пока ещё роскошь, так что, время пути можно рассчитать довольно точно, зная расстояние. Но сложилось такое впечатление, что водить в Марокко тоже пока ещё не научились. Водят очень медленно, законопослушно, т. е. если написано на знаке 40, то так все машины и плетутся, несмотря на то, что знак 40 может быть воткнут в любом самом спокойном и ровном месте. При всей своей неторопливости они умудряются абсолютно не соблюдать полос движения, поэтому обгон машин на их узких дорогах становится настоящей мукой. Однако, прибыв через три часа в город, мы были сторицей вознаграждены за наше терпение.

Эс-Сувейра прекрасна. И если надо сделать выбор в пользу места отдыха на океане, то наш выбор очевиден. Идеальная полоса пляжа протянулась вдоль всего города. И волны, волны… Город уже давно прозвали Windy City — даже в самую спокойную погоду с океана дует ветер, именно поэтому здесь рай для серфинга, коего тут насчитывают несколько видов, включая даже kite-surfing (многочисленные школы обучения этому спорту расположены вдоль берега). В отличие от космополитичного и безликого Агадира, у Эс-Сувейры свой неповторимый колорит.Хочется честно отметить, что медина города делится на две части. Одна из них явно туристическая, но безумно прекрасная. Белые дома с характерными синими дверями и решетками, узкие улицы с лавочками, торгующими тарелками ручной работы, коврами, изделиями из серебра и, главное, лампами, настоящими лампами Алладина, кожаными, причудливо изогнутыми, здесь самый яркий нелюбитель сувениров может замереть в восхищении и в желании увезти одну такую домой на память. Клянусь, меня не покидало ощущение, что стоит мне потереть поверхность этой волшебной лампы, и… чувство реальности подсказывало мне, что потри я эту лампу под взором её продавца, и без лампы мне уже точно домой не уехать, поэтому ограничились только разглядыванием. И не забыть упомянуть знаменитые лавки Эс-Сувейры, торгующие изделиями из дерева. Каждая лавка — уникальная мастерская по вырезанию из дерева (в основном, используется туя, как я поняла) столиков, шаров, шкатулок, подставок, сундуков и сундучков и пр. 

От лавки к лавке ходят совершенно счастливые туристы, воображая, что настоящее Марокко — оно вот. И, совершив покупку, пьют кофе в одном из многочисленных кафе старого города или подставляют свои тела для татуажа хной, который предлагается тут повсюду из весьма сомнительной чистоты шприцев. А настоящее Марокко — совсем рядом. Стоит отклониться от туристических улиц, как город становится гораздо менее прибранным, но значительно более реальным. Шум, гам, запахи смешиваются в воздухе, ноги опять выбирают место, куда бы встать, чтобы ни во что не вляпаться, вокруг местные жители, так и хочется сказать «в национальных костюмах», нет, в повседневной одежде, которая кажется нам удивительно прикольной. Как будто время замерло, и европейская цивилизация сюда так и не пришла… хотя вот что это? Знакомая вывеска Yves Rocher? Не может быть! Я в удивлении смотрю на вывеску, потом опускаю взгляд и вижу четырех марокканцев в возрасте, которые, расположившись на земле в тени козырька магазинчика, неторопливо обедают какой-то снедью из котомок.

 В попытке обнаружить два лица Эс-Сувейры и соединить их в одно, не стоит пренебречь походом в крепость. С неё открывается изумительная панорама океана и прибоя. Можно со смотровой площадки смотреть как на океан, так и на город, вспоминая его историю. В середине XVIII века город переживает своё возрождение, когда по приказу султана один французский архитектор перестраивает старый город, делая его пригодным для торговли между Европой и Африкой. И так возлюбил султан увиденное, что имя дал городу новое — Эс-Сувейра, что означает well designed. Ну, понятие дизайна у всех разное, о вкусах не спорят, но что атмосфера этого города удивительно расслабляющая и приятная, это правда. Кажется, что даже люди тут какие-то другие. Я зацепилась слово за слово с одним молоденьким продавцом ламп, да так и проболтала с ним минут двадцать. Он выучил меня говорить «привет», «немного» и «пусть будет так». Я вежливо попросила научить говорить меня «до свидания». И тогда он заглянул мне в глаза и серьёзно спросил: «Ты же не хочешь сказать мне «до свидания?» И когда я думаю о Марокко, то я всегда вспоминаю эту фразу. Может, это то, что страна хотела мне сказать. На обратном пути мы увидели то, что обещали нам все путеводители — знаменитых коз на деревьях. В долинах, расположенных между Эс-Сувейрой и Агадиром, растет аргановое дерево — эндемик. Из косточек его делают масло, но соль не в этом — козы тащатся по плодам аргана, которые, кроме них, никто больше и не ест, как коты по валерьянке. Именно это заставляет бедняжек залезать на деревья и обгладывать их до веток. Но и это ещё не все. Видели бы вы, как грациозно, осторожно примериваясь и аккуратно пробуя копытом ветку на пробу, козы скачут, словно мартышки, с ветки на ветку. Может, и у зверей своя глобализация, шут их знает.

22 сентября. Начало большого автопробега
После прощального купания в холодном океане мы двинулись в путь, предварительно совершив ряд хозяйственных дел: были куплены очки от солнца (в Марокко вещь незаменимая), запас воды и обменяна в государственном банке старая купюра в 50 дирхамов, впаренная нам продавцом деревяшечек в Эс-Сувейре. Обмен денег был закончен в 1998 году, но я же не знала, как должны выглядеть все их купюры, поэтому сдачу доверчиво взяла тем, чем дали. В банке служащие оказались людьми, и вот мы уже едем 78 километров по степи до Тарруданта. Медина Тарруданта выглядит внушительно — солидные укрепленные стены, огромная стоянка автотранспорта у её стен, где наша скромная машинка выглядит невообразимо роскошной. Проникнув внутрь города, постепенно становится не по себе — нет, там не страшно, но туристов нет вообще, следовательно, город живет своей жизнью, показывая тебе своё реальное лицо, неприукрашенное. Это лицо оказалось суровым, бедным, я бы сказала, даже нищим, поистине добывающим свой хлеб тяжелым трудом.

По дороге на рынок нам встретился продавец ковров, ловко убеждавший нас на двух языках посмотреть его лавку. Логика его была железной: «Раз уж вы приехали, то должны посмотреть мою лавку. Ведь если она есть, должен же кто-то в неё приходить…» Мысль позвонить нашему новому знакомому, обещавшему показать нам город и окрестности, меня тотчас же покинула, и, выпив чаю в довольно приличной кондитерской, контрастировавшей с обликом города, мы проехали ещё 100 км до деревеньки Таллиулин, где выращивают шафран. Пейзаж был очень монотонный. Мы ехали вдоль гор анти-Атласа по уходящей в горизонты пустынной дороге. И горы были необычные — совсем не такие, как я видела до этого. Необычность состояла в том, что горы были практически лишены растительности, впрочем, как и окружающие нас равнины. Постепенно земля становилась красной. Над нами появились облака, а от них тени ложились на красные горы. Изредка вдоль дороги попадалась одинокая пальма или ещё какое-нибудь дерево. И осталось в мире только три цвета — синий (неба), красный и желтый. Дорога из нитки превратилась в серпантин вдоль красных отвесных скал, и вот уже налево поворот на Марракеш, а направо в Ourzazate.

Мы поворачиваем направо и через 5—7 километров делаем ещё один правый поворот на Ait Ben Haddou, где мы собираемся переночевать. И вдруг на лобовом стекле появляются крупные капли…в пустыне начинается дождь! Мы ещё пока не знаем, как должно быть, но нутром чувствуем — случилось чудо. Дожди долгими тут не бывают, и вот уже в лучах закатного солнца появляется радуга. А вот и Аит. Мы останавливаемся в отеле La Kasbah и быстро бежим к реке снимать сам казбах в закатных тенях. Разница между казбахом и ксаром весьма условна, и я до конца её не поняла, практически, это одно и то же — ранние формы берберской архитектуры, укрепленные деревни. Обычно казбах бывает прямоугольной формы с мощными сторожевыми башнями по краям и центральным входом. Сами башни использовались как зернохранилища или как арсеналы. За стенами располагался город. Интересно, что когда город разрастался, и внутри места уже не хватало, то новые дома строили снаружи, и уже вокруг них снова возводили стены с башнями. Аит Бен Хадду — одна из главных достопримечательностей Марокко. Этот казбах не просто один из самых больших и впечатляющих, он ещё и неплохо отреставрирован голливудскими киношниками, которые приспособили его для съёмок фильмов. Этот казбах снимался в «Гладиаторе» и даже в «Последнем искушении Христа».

 В путеводителе было сказано: «Для того, чтобы добраться до казбаха, вам необходимо от отеля спуститься вниз и перейти через высохшее русло реки.» Я стояла на берегу и глядела, как мутная глинистая холодная вода стремительно несется по руслу реки, увлекая за собой поток камней. Что поделаешь, дождь бывает раз в несколько лет, кто мог предположить… На берегу сразу появились услужливые местные жители, предлагающие перевезти за довольно неумеренную плату на другой берег на осле. Мы отказались, ибо хотели погулять, не спеша, а те же местные нам объяснили, что вода после дождя прибывает стремительно, и через час мы будем просто блокированы на другом берегу. Решив переждать ночь, и, сделав фотографии, мы стали возвращаться в отель, потому что стремительно темнело. По дороге нас окликнул один продавец сувениров. «Эй, — сказал он, — а откуда вы сами будете?» (Впрочем, традиционное начало разговора.) Мы признались, что из России. Он сказал, что видит русских впервые, и что если мы не зайдем к нему прямо сейчас в магазин (он тактично называл его «домом») минут на пять, то согласно местному поверью его ждет неудача. Внутри, сев по-турецки на ковер и любезно предложив нам примоститься рядом, он выкатил огромный кованый сундук и стал знакомить нас с серебряными украшениями, которые носят берберские женщины.

Золото не признают — считается, что оно носит в себе зло, а вот серебро — символ плодородия и пр. Изделия делаются на манер старинных, т. е. очень грубо обработаны и щедро украшены полудрагоценными камнями. Больше всего понравились так называемые сахарские кресты — украшения кочевников. Они имеют совершенно необычную форму, сделаны просто, но чем-то завораживают. Скоро мои колени были завалены браслетами, крестами, ожерельями, а наш бербер продолжал извлекать из сундука зеркальца в богатых оправах, кольца, цепи, любовно причмокивая и разглядывая каждое своё сокровище. Возможно, мы бы ушли сразу, однако, в путеводителе я прочитала, что нигде нет такого гостеприимного народа, как марокканский, что для них общение с гостями — великая ценность, вот я и решила, что случай продемонстрировать своё радушие для марокканцев наступил. Наконец, я решила, что для его удачи времени мы там провели уже достаточно, и решительно встала. И вот тут началось самое главное. Приветливый взгляд сменился обиженным, и наш бывший друг стал резко требовать у него что-то купить. Мы отказались и ушли, решив с тех пор быть не такими вежливыми в самом начале разговора, потому что было и правда неудобно. На ужин в отеле нас накормили какой-то похлёбкой из кактусов, потому что именно так она выглядела, а какой-либо растительности, кроме стелющихся по выжженной красной земле зелёных колючек, я не видела. После ужина мы вышли на воздух, и вот тут я впервые увидела африканское ночное небо. Огни почти нигде не горели, поэтому небо было будто бы с нами один на один. Черное небо и миллионы звёзд.

23 сентября
Проснулись мы рано утром, чтобы не пропустить рассвет над Аитом. Речка после дождя бурная, мы снимаем обувь и переходим её вброд. Вода очень холодная и глинистая, ноги сводит от холода. В казбахе тоже есть дома местных жителей, часть из них уже проснулась. Довольно долго ищем подъем на вершину холма, но открывающийся сверху вид на долину и небольшую пальмовую рощу просто фантастический. После всего оказалось, что лучший вид на казбах открывается как раз с веранды отеля, на которой сервируют завтрак. И снова в путь — расписание насыщенное. Без остановки проезжаем Ourzazate — крупный и безликий город, изобилующий дорогими отелями и имеющий крупную киностудию. Урзазате стал застраиваться не так давно и позиционироваться как курорт в пустыне. Из курортного там, правда, только spa-центры в отелях, но зато город является хорошим местом для вылазок в горы и оазисы. Именно отсюда начинается долина Дадэс — Vallee du Dades — дорога тысячи казбахов. Большая часть из них стоит в руинах, но зато вокруг наблюдается резкое оживление растительного мира, и немудрено — крепости строились в оазисах. В городке Boulmane de Dades мы поворачиваем налево и поднимаемся в горы на 32 км, чтобы увидеть Gorges du Dades — причудливые скалистые образования. Кстати, сама дорога очень интересная, потому что проходит через множество мелких деревушек, и поскольку на разбитой серпантинной дороге не разгонишься, есть возможность понаблюдать за жизнью людей. Правда, днём по дорогам бегают, в основном, школьники.

Gorges du Dades, безусловно, стоят поездки, но ещё дальше, в сторону от города Тинерхир, находятся другие скалы и ущелье — Gorges du Todra, без сомнения, выдающееся творение природы. Въезд платный — 5 дирхамов с автомобиля. Дорога идет среди плантаций финиковых пальм. Постепенно она сужается, и также сужаются красные скалы вокруг дороги, и вот мы уже в узком каньоне, над нами полоска синего неба, а скалы достигают высоты 300 метров, и объектив камеры уже не воспринимает всю завораживающую взгляд панораму. Опять же, лучше всего приезжать и снимать утром, когда рассветные лучи только проникают в ущелье и окрашивают скалы в разные оттенки розового и красного. Жаль, что мы не предусмотрели здесь ночлега — нам надо проехать ещё 150 км до Эрфуда. Сам перегон был бы довольно скучным, если бы снова не начался дождь. А с ним справа и слева на каменистой земле стали появляться небольшие кучки песка, застрявшего в рукотворных ограждениях, предохраняющих дорогу от постепенного засыпания песком. Мы остановились и вышли из машины. Темнело, нам стоило торопиться приехать в город засветло, но почему-то хотелось побыть здесь, в безлюдном месте. Небо стало свинцово-синим, от дождя красноватая земля приобрела насыщенный оттенок, близкий к бордовому, листья пальм стали ярко-изумрудными, и все цвета вокруг были, из компьютерных игр или как на полотнах Ван Гога. Шёл дождь, в Сахаре шёл дождь, сознание отказывалось анализировать происходящее, но, тем не менее, мы как будто кожей чувствовали дыхание Великой Пустыни. Мы были к ней уже совсем близко.

 В Эрфуде мы без труда нашли номер в отеле, а потом и место для ужина. Сам городок крохотный, но является ближайшим населенным пунктом к Мерзуге — деревне, откуда отправляются в дюны, поэтому туристам здесь рады. Путеводитель даже обещал нам в этом захолустье японский ресторан, однако, разум отказывался верить обещаниям, и мы довольствовались в небольшом кафе, где были единственными посетителями, местным фирменным блюдом, калией — тушеным в глиняной посуде барашком с помидорами. Дождь прекратился, и стали раздаваться барабаны, которые не умолкали всю ночь. Так жители отмечали первый дождь за последние четыре года. Больше всего меня поразила картина в номере отеля. Над кроватью висел не кто-нибудь, а огромный олень, стоящий на вершине снежных гор. Сначала меня это так прикололо, что я смеялась от души, пока не вспомнила, как часто в номерах домов отдыха висят такие милые полотна с пальмами и песками. Воистину, душа мечтает о том, чего не имеет…

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий