Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Марокко >> Отчёт о путешествии в Ифрикию, или Марокко – страна контрастов


Забронируй отель в Марокко по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Отчёт о путешествии в Ифрикию, или Марокко – страна контрастов

Марокко

Какая же причина может вызвать интерес к путешествию в Марокко? Кто-то посмотрит фильм КЛОН, кто-то может вспомнить пожираемые в далёком детстве оранжевые плоды с наклеенным чёрным ромбиком и таинственной жёлтой надписью на нём «moroc», кто-то, прознав, что здесь тоже имеется Сахара, решит, что сможет испытать там все прелести экстремального туризма, а кто-то поедет туда просто наудачу, т.к. в других местах уж побывал.

Я, конечно же, упомянутый фильм не смотрел, экстремальным туризмом не увлекаюсь, а интерес мой был вызван причинами совершенно другого толка, хотя, впрочем, про те апельсины из «сладкого социалистического детства» я помнил. И причины мои таковы:

Во-первых, как немного увлекающегося историей, я знал, что именно здесь, у средиземноморской части побережья Марокко, по мнению умудрённых знаниями древних греков, находился край земли, точнее граница тогдашней Ойкумены, пограничными вехами которой были столпы Геракла.

Во-вторых, именно отсюда, в 711 году по традиционному европейскому летоисчислению, мусульмане начали завоевательный поход на Европу. Точнее в их планы первоначально входил лишь Ал-Андалуз, — так называли арабы Пиренейский полуостров. Вот как описывал эти события, опьянённый духом восточной романтики, достославный Уошингтон Ирвинг: «Поздний вал великого арабского нашествия обрушился на европейский берег с первозданным неистовством. Арабы прошли от скал Гибралтара до пиренейских отрогов молниеносно и неудержимо, так же как мусульманские покорители Сирии и Египта. Да когда б их не остановили на Турской равнине, может статься вся Франция, вся Европа была бы захвачена с той же лёгкостью, что и восточные царства, и полумесяц блистал бы ныне на храмах Парижа и Лондона.

Африкано-азиатские полчища были отброшены за Пиренеи; пришельцы отступились от мусульманского завета покорения мира и принялись учреждать в Испании правление мирное и надёжное. Отвага завоевателей равнялась лишь их незлобливости; в том и другом отношении они до поры превосходили покорённых. На дальней чужбине они возлюбили землю, дарованную им, по их разумению, Аллахом, и постарались украсить её всем, что только может послужить людскому благоденствию. Они утверждали власть на основе мудрых и справедливых законов, прилежно насаждали науки и искусства, споспешествовали земледелию, ремёслам и торговле, и со временем царство их процвело на зависть христианским державам. Усердно перенимая у азиатских арабов, тогда на вершине их могущества, изобретения и ухищрения, они излучали свет восточного знания в омрачённые края Западной Европы».

Есть много версий о том, как проходила битва при Пуатье, согласно христианских хроник, Карл Мартелл разбил мусульманское войско в жесточайшей битве, есть и другие версии, вещающие, что какие-то предзнаменования остановили мусульман. Как бы то ни было, дальнейшее продвижение воинственных мавров вглубь Европы, было остановлено. Но Испания, как мы сейчас называем эту страну, а в то время представлявшая собой разрозненные княжества вестготского королевства, надолго и почти полностью оказалась под властью принявших Ислам выходцев из Северной Африки.

Первые походы на Пиренеи осуществлялись под руководством наместника халифа в Северной Африке — Мусы ибн Нусайр аль-Валида, его полководцем был Тарик бен Сеид, и именно по его имени и был назван один из столпов Геракла у испанского берега — гора Тарика, или по-арабски Джабель-Тарик. Именно из этого то «Джабаль-Тарик» и происходит нынешнее, европейское, название столпов Геракла, и пролива между ними — Гибралтар.

В-третьих: сыграл свою роль тот факт, что я уже бывал в Марокко, правда, почти случайно. Покорённый испанской культурой и большей степени её южными провинциями, где наиболее тесно переплетены европейские, мавританские и другие ближневосточные и азиатские культуры, я часто ездил отдыхать в именно в Андалусию, где и воспользовался предложенной тур-агенством однодневной экскурсией в Марокко, во время которой, на пароме, с испанского берега через Гибралтаров пролив, проходят до Африканского берега с высадкой в портовом марокканском городе Танжер (об этой экскурсии подробнее можете прочесть на моём сайте). А Танжер знаменит хотя бы тем, что именно здесь, в самом начале VIII века, замышлялся поход на Пиренеи, и здесь родился один из самых известных арабских путешественников прошлого — Ибн Баттутта, объехавший почти всю тогдашнюю Ойкумену. Конечно, за один день экскурсии в портовый город, невозможно судить обо всей стране, видимо, поэтому в 2005 году я отправился не в Испанию, а в Марокко.

Начав свои тур-вояжи с Испании, уже в первый год её посещения, я понял, что групповые экскурсии не мой «Дао», хотя впервые Гранаду, Севилью и Танжер, посетил именно таким способом, но в дальнейшем передвигался по неведомым мне землям, самостоятельно, однако, каждый год брал тур, с тем, чтобы имелся базовый отель достаточно умеренной комфортабельности на Costa del Sol.

Итак, решив совершить вояж в Марокко, я начал «тщательную подготовку», просмотрел предложения турфирм и принял решение направить свои стопы в один из самых южных городов Марокко — Агадир, с основанием базового лагеря в отеле Le Tivoli, помеченный в проспектах четырьмя звёздочками. Немалую роль в моём выборе сыграли советы на форуме Магреб-клуба. У нашего казанского тур-оператора Persona Grata, среди персонала не было людей, проходивших стажировку в Марокко, но я надеялся, что найду таковых в московской «головной» фирме (название не упоминаю по деликатной причине). Тем более, что на сайте этого агентства было заявлено, что они специализируются именно на подобных странах, и особливо (sic!) на Марокко.

Решив избежать недоразумений перед самой отправкой, по приезду в Москву сразу ринулся в это тур-агентство с тем, чтоб сразу получить все мои оформленные

документы. Получив требуемое, спрашиваю: кто из сотрудников стажировался в стране? Откликнулась одна представительная тётя. Спрашиваю её: а кого-нибудь посоветуете из тамошних марокканских местных бойких малых, с которым можно было бы проехать по всем знаменательным местам, а то не склонен к групповым увеселениям, так как по духу я волк-одиночка. Та спрашивает — какими, мол, языками то владею, дескать, что даже и не мечтайте найти там русскоязычного индивидуального гида, да и огромных деньжищ это будет стоить. Поясняю ей, что в основном неплохо владею только «русским устным». Тётя сразу забилась в истерике, замахала ручками, затопала ножками и запричитала: да Вы, мол, как думать в таком случае смеете об одиночном передвижении! Это-ж арабская страна, там французский только годен, и то в самых цивилизованных местах, а так и думать, мол, об этом не смейте!… Это Вам не Европа! — Даже сравнивать бессмысленно! — Только с рекомендованным гидом для групповой экскурсии и в сопровождении полка карабинеров для охраны… А до Феса из Агадира и вовсе, мол, добраться нельзя, так как путь пересекают непроходимые Атласские горы. И добраться до Феса можно лишь на военном бронированном вертолёте и так далее..

Но что-то какие-то сумления вызывали ея убедительные доводы. Т.е. с её слов получалось так, что выйдя за пределы отеля я тотчас упаду замертво только лишь от факта незнания местных диалектов. — Вроде как вышел из отеля и сразу алес капут!…

Но не испужался я Атласских гор, — чего их бояться, если я отважный и отчаянный покоритель Памира?…Итак, капута не получилось, несмотря на уверения той тёти. Убедительным доказательством тому является то, что по приезду из Марокко я пишу сии строки. Да и Атласские горы пошатнулись при моём появлении, и отбежали на безопасное расстояние…

Первага июня, лета две тыщщи пятаго, состоялся вылет нашего чартерного рейса к северо-африканскому побережью. Шесть часов перелёта «Москва-Агадир» перенёс вполне спокойно, но под крылом самолёта почти всю вторую половину полёта были непроницаемые облака, так что не только Атласских гор не увидел с борта, но и даже Пиринеев…

Прилетели поздно ночью, быстро пройдя таможенные процедуры — выхожу на свежий воздух. Разница с Москвой четыре часа, Аэропорт произвёл приятное впечатление как внутренним убранством именно в мавританском стиле, так и фасадом с улицы, здесь он сиял огнями, но хоть местное время было около 11 ночи, на тёмном небе не было видно ни единой звёздочки. Уже потом я понял, что виной такому явлению затяжные туманы, характерные для большинства прибрежных городов Марокко.

Отель Le Tivoli предвосхитил ожидания, — прекрасное убранство территории и достаточно вместительные номера меня порадовали. Питание не вызывало нареканий, и хотя особенным каким-то разнообразием не баловали, всего было в меру, ну… может и не всего…

Первый день решил сделать разгрузочным, второй ознакомительным. Поэтому первые два дня провалялся на пляже. Быстро скорешившись со всей группой новоприбывших русо-туристо на встрече с гидом-куратором, которую величали Галиной, прицепился на хвост к семейной паре взявшей на день в аренду авто, решивших самостоятельно съездить в Эссуэйру. Они воспользовались услугами фирмы TARIK REISEN, расположенной рядом с отелем. Это был небольшой фиатик, с виду новенький, но при пристальном рассмотрении, и особливо при эксплуатации выяснилось, что он уже значительно пользованный. Итак, погрузив котомки и ящики с фотоплёнкой в багажник, мы, сбивая постовых и различные дорожный знаки, со свистом вылетаем за пределы Агадира. При проезде мимо агадирского порта весьма чувствительно ощущается рыбий запах. Дорога идёт сильным серпантином, за рулём Василий, который по его признанию не часто садится за баранку. Но это ничего — вверяя свою безопасность воле Аллаха (ИншАлла), я преспокойно разглядываю проплывающий в окнах автомобиля пейзаж. По пути делаем несколько кратких остановок, чтобы сделать снимки, в том числе тратим плёнки на удивительные кадры, когда видим как козы пасутся на верхушках аргановых деревьев. Надо заметить, нигде больше как в Марокко подобного я не встречал, это одна из визитных карточек страны, как, впрочем, и само аргановое дерево, из жирных плодов которого, похожих на оливки жёлтого цвета, вырабатывается аргановое масло — «Арганат», употребляемое здесь как натуральная косметика с лечебными свойствами. Это масло используется преимущественно для втирания в кожу при массаже. Вырабатываются из него и различные крема, есть даже составы арганового масла используемые для предохранения от солнечных лучей. В целом традиционная народная медицина стоит в Марокко на весьма высоком уровне, в чём ещё раз смог убедиться в Марракеше.

Каждый видит в посещённой стране то, что он хочет увидеть, поэтому я не буду описывать все стандартные прелести Марокко, а напишу о том, что привлекло моё внимание.

Приехав в Эссуэйру и поставив машину на стоянку за какие-то совершенно смешные деньги, мы двинулись в медину (старый город). Наталья и дочь этой пары, маленькая Женя, спокойно разгуливают средь суровых берберов — никаких эксцессов, как о том оповещали на форуме и рассказывали те мои знакомые, кто уже ездил в Марокко. Посещение португальской крепости оставило приятное впечатление, т. к. за «каких-то» 1300 дирхам (так уж сторговались), мне разрешили выстрелить из старинной пушки, но холостым выстрелом. На местном суке (название арабского базара) обнаруживаю, что товар, который мне в первый день пребывания успели впарить на агадирском суке, тех денег не стоит, т.к. в Эссуэйре это стоит значительно дешевше. Серебряных изделий здесь тоже много и вроде они не очень дорогие, но я в них не разбираюсь, поэтому решил таковых для подарков не брать. Кроме арганового масла оттуда вроде больше ничего не привёз, кроме набора сильных впечатлений, и отснятой кассеты фотоплёнки.

Досточтимый описатель Ифрикии — Лев Африканский, известный ещё под кратеньким арабским именем ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Ваззан аз-Заййати ал-Фаси, не упоминает этот город в своей книге написанной в далёкой от африканского континента Тоскане, или быть может он называет его по другому, я внимательно не смотрел, потому и не располагаю об этих местах достаточными историческими сведениями, да и большинство туристов там побывало и оставило многочисленные и подробные описания. Единственно, что мне недавно стало известно, так это то что именно эссуэйровской портовой крепости возведённой некогда португальцами уже в недавнем прошлом (ХХ веке) здесь снимался фильм по трагедии Уильяма Шекспира «Отелло», и ведь именно здесь мне предоставили возможность пальнуть из пушки-современницы упомянутого автора многочисленных трагедий и комедий, составивших славу не только английского, но и мирового театра.

Поскольку, предварительно я уже изучил карту страны и выведал расписание автобусов выезжающих из Агадира по городам и весям марокканского королевства, то на следующий же день после поездки в Эссуэйру, решил направить свои стопы в манившие своими экзотическими названиями, и уже интриговавшие своим историческим прошлым города Марракеш, Рабат, Фес. Тут, хочу предварить мой рассказ о «самостоятельном» путешествии по стране, поучительными примерами моего первоначального пребывания в стране и первого опыта общения с подданными короля Мухаммеда VI.

Первые дни весьма тушевался перед таксистами, т. к. много чего начитался в тырнете, посему боялся воспользоваться такси, ходил исключительно пешком, высматривая незнакомые названия и непонятные вывески, но так продолжаться долго не могло, ведь здесь всё было незнакомо и можно было заплутать даже меж трёх сосен,.. ой, т.е. пальм. На мой вопрос: где находиться то-то или то-то, местные жители отвечали лаконично — бери мол, петит-такси, а уж таксист куда надо домчит. Но я всё ещё боялся, что таксист, плутая по бесчисленным улочкам, завезёт меня в какую-нибудь глушь, а там заколет и порубает на шашлык. И так бы я ходил да шарахался, но по воле Аллаха подвернулся удачный случай: гуляя по городу в поисках автостанции, получил опять описанный выше ответ от одной дамы явно муслимунской наружности. Но, идя далее свой, неведомой даже мне самому дорогой, вдруг слышу, что кто-то окликает, и каким-то сто первым чувством понимаю, что именно меня. Гляжу, а с противоположной стороны улицы мне интенсивно машут из петит-такси. Как ни мялся я и как ни отнекивался, но всёж меня уговорили и затащили в эту таксю. В такси сидела та самая дама, которая решила взять шефство над неразумным туристом. Поездка была недолгой, но общение было весьма бурным, мы выяснили всё друг о друге, удовлетворённые, что они оказали услугу, пусть и платную, своему брату муслимуну, они очень тепло со мной распрощались. Надо заметить, что муслимун то из меня неважнецкий, но то, что заучивал в далёком детстве, всё же частично осело в памяти, и здесь, в Марокко, оказалось весьма существенным подспорьем в общении с марокканцами. Я стоял перед автостанцией компании CTM, по мнению той дамы — весьма хорошей транспортной компании. Уже более решительно шагнув в энтраду помещения — «беру быка за рога». После краткого муслимунского приветствия, даю знать кто я, причём поддерживая моё утверждение запомнившимися фразами из Ал-Корана. — Фантастика! — Мне оказывают невероятное благожелательство, и, несмотря на сложность общения из-за идиоматических проблем, у меня на руках подробное описание маршрутов и расценок на проезд.

И вот, уже мимо окон пролетают дивные африканские пейзажи, кондиционер тихонько обдувает, снимая симптомы жары, — наш автобус мчит в Марракеш, а стоит такое удовольствие — всего-то 70 дирхам (в пересчёте на евро это менее 7 единиц единой европейской валюты). Частые «зелёные» остановки дают возможность размять косточки, освежиться, посетить magig room и перекусить в кафетерии на остановке. Я, как правило, ограничивался употреблением стакана свежевыжатых апельсинов или чашечкой чёрного кофию с местной сдобой, ну и непременным мытьем рук и посещением волшебной комнаты. На одной из таких остановок увидел печальную картину: маленький мальчик, лет семи, ходил и предлагал отдыхающим под навесом мсье, почистить их ботинки, но никому эта услуга не требовалась, он походил с удручённым видом вдоль навеса, где были расположены и столики кафетерия и вдруг, заметив на одном из столиков недоеденную булку, схватил её и быстро удаляясь от этого места на ходу стал быстро есть добытый трофей. Честное слово — от такой сцены слёзы на глаза навернулись, но помочь малышу не успел, наш автобус уж начал трогаться. К сожалению, такая сцена оказалась не единственной — Марокко — ещё далеко не сильная в экономическом отношении страна…Впрочем, и в России такую сцену иногда тоже можно увидеть…

Грустная сцена осталась позади, а я уже находился в Марракеше. Перво-наперво приобретаю карту города. Прошу мальцов, торгующих в газетном киоске, обозначить на карте текущую точку и дать направление на ближайшую гостиницу, достойную благороднейших грандов и сениоров. Они мне назвали отель Ислян (hotel Islan), как достойный именно для размещения благородных муслимунских эфэнди и показали к нему направление, но пока я блуждал в поисках означенного отеля, натолкнулся на другой — Паша (Pacha), где и решил остановиться. Одноместный нумер здесь оценивался в 300 дирхам, включая утренний завтрак. В целом, отелем остался доволен, но именно в моём номере попалась одна, пусть и несущественная, каверза. Сравнивать этот отель в Марракеше не с чем, так как в других там не останавливался, но жить в этом можно — не смертельно, внутренняя архитектура его меня просто восхитила, не убранством, но конструкцией. Но на будущее шукайте всё-таки этот «Ислян», может он и хороший. Однако сразу имейте ввиду: при цене одноместного номера ниже 250 дирхам, не рассчитывайте провести всю ночь в сладких сновидениях — вас будут терзать кошмары и душить ночная духота.

Скидываю свои громоздкие рюкзаки и котомки в номере, и, захватив карту города, налегке, с одним лишь фотоаппаратом и чемоданом запасных плёнок, выхожу на свою охоту. Впитав из книг и телепередач опыт Амундсена, Афанасия Никитина, Ибн Баттуты, Витуса Беринга и Васко да Гамы уверенно останавливаю местное петит-такси. Таксист — интеллигентного вида худощавый марокканец в очках тонкой металлической оправы, пытается выяснить на каком языке нам легче будет общаться. Узнав, что я из России удручённо вздыхает — российская мова здесь ещё практически неведома. Тыча по карте Марракеша, пытаюсь объяснить ему, что хочу начать осмотр местных исторических достопримечательностей, но не знаю с чего начать, т. к. плохо знаю город, и посему прошу подвезти меня к любому искомому месту на его усмотрение. Тогда таксист предлагает в свою очередь: а мсье не хочет, чтоб я провёз его по всем этим местам? — О, я, я! Дас ист гут! Конечно! Давай, мой амиго, — жми на педаль газа — моя есть платить! — Такси трогается, а водитель безо всяких напоминаний включает счётчик, — вот она интеллигентность! Прошу его включить автомагнитолу, чтоб послушать в пути местную музыку, что вызывает одобрение водителя. Начинаем с ним знакомство: Исми Рустем, — говорю, — а ю нейм? — Водитель ещё больше просиял — Исми Абделвахд. «Исми», в переводе с арабского, означает «меня зовут / моё имя». Факт некоторого знания арабских слов, поднимает меня в глазах Абделвахда.

Он начинает останавливаться в разных местах, что-то объясняет мне по-французски, показывает что и где надо фотографировать, а где и сам выходит чтоб запечатлеть на плёнку Великого путешественника из далёкой Руссии. Осмотр города начали со знаменитой Ль-Кутыбьи — минарета местной кафедральной мечети, считающегося одним из трёх самых больших в мире, — остальные это минарет в Рабате и, Хиральда — минарет переделанный в христинскую колокольню кафедрального собора Севильи.

В процессе поездки по Марракешу, я даже в одном месте встретился с группой нашего заезда, выехавшей в тот же день организованной групповой экскурсией. Пока их караван тихонько перекочёвывал от места к месту, мы, с Абделвахдом, промчались по всему городу, покормили каких-то рыбок чудовищных размеров в огромном водоёме, где эта рыба кишела так, будто водоём был заполнен не водой, а именно этой рыбой. Ходил в я и медину с дополнительным провожатым, которого мне подсуетил Абделвахд, посещал какие-то музеи и много различных исторических мест. Было очень жарко и я неприменул угостить моего добровольного гида апельсиновым соком, водичкой, а также мы с ним в лёгкую перекусили. Уже к вечеру, окончательно измотанный экскурсией так, что уж сил не было вытаскивать фотоаппарат, а тем более щёлкать его затвором прошу его везти к отелю, Абдельвахд показывает, что мы ещё не заезжали в знаменитый сад Мажореля — место, где один француз по фамилии Мажорель решил собрать растения со всего мира. Тай шут с им, — говорю, мне-ж только исторические места интересны, да и устал уж окончательно — всё, мол, — алес капут!…

Едем в отель. Проезжая мимо Сада Мажореля, на предложение Абдельвахда отметить сие достойное место отрицательно мотаю головой — я даже не щёлкаю его фасад на фото — сил нет совершенно! Подъезжаем к «Паше», гляжу на счётчик — да там накапало где-то 107 дирхем, а я ожидал увидеть значительно бОльшую сумму. Без разговору даю Абдельвахду 150 дирхем и показываю, что никакой сдачи не надо. Абдельвахд чуть не прослезился от этого и дал мне свой телефон, на случай если ещё понадобятся его услуги. Мы тепло и дружески с ним распрощались, он поехал дальше в поисках новых клиентов, я же, чуть живой доплёлся до номера в отеле, нырнул там под душ, включил кондишн и в состоянии близком к коме упал на кровать…. Уфффф!…. Но на этом мои приключения в этот день не кончились, — отлежавшись немного в отеле и отойдя от последствий изнуряющей жары под кондиционером, я опять навострил свои лыжи в город. Знаменитую площадь Марракеша — Дженну-эль-Фна, надо посещать именно ночью! Тут мне под руку подвернулся один малый лет сорока, разбитного вида и со следами давнишних тумаков под одним глазом. Он вызвался найти мне место, где могу принять халляльную пищу, а также обещал провести к той знаменитой городской площади, где ночью собираются разный народ и не всегда кроткого нраву…

За халляльный ужин с меня содрали 150 дирхем, но лихой малый на хвост не садился, т. е. не просил его тоже покормить, а напротив, даже отказался от угощения, под каким-то предлогом. Выясняется, что к площади поедем на его мопеде, отказываться поздно, «заявка» уже принята.

Поездка на мопеде, по ночному Марракешу это что-то, — сшибая какие-то мелкие лавки и неосторожных пешеходов, врываемся в медину. Узкие улочки не позволяют спокойно разминуться двум пешеходам, я не на шутку тревожусь за свои выпирающие коленки, но водитель бесшабашно закручивает лихие виражи, перепуганные путники вжимаются в стены, но, наконец, после непонятных плутаний по лабиринтам медины, долгожданная остановка. Я перевожу дух и окончательно понимаю, что ввязался в какую-то авантюру с совершенно немыслимым финалом.

Подойдя к какой-то невзрачной двери, вдруг попадаем в роскошные покои, — высокие потолки, прекрасное убранство в восточном, точнее берберском, вкусе. Меня проводят к хозяевам, знакомят с ними, чего-то заказывают для меня. Ведут меня в какие-то другие залы, показывают роскошные номера, кажется, там даже был бассейн. Потом ведут куда-то наверх по крутой лестнице. Попадаю в залу увешанную коврами, и тут я понимаю, что меня привели в торговую лавку, продавцов коврами. Мне начинают сразу показывать действительно качественный товар, — тончайшие шёлковые ковры вез ворса, выделанные по берберской технологии. Эти вещи стоят дорого, и хоть не займут в багаже места, я стараюсь вежливо отказаться от покупки, мотивируя тем, что подобные вещи я купил в Агадире, молельный коврик у меня в нескольких экземплярах (что соответствует истине), да и вообще: я уже затарен сувенирами выше крыши. Пытаясь скрыть своё недовольство, хозяева провожают нас к выходу. Поясняю своему «гиду» на ломаном эспаньол, что мне не нужно ничего покупать, я приехал сюда совершенно за другим, — мне нужны местные достопримечательности, давай-ка, дружок, веди к той знаменитой площади.

Но «дружок» проводит меня к старинной мечети (мески), распложенной на территории медины, делаю там внутри несколько снимков, и опять хлестаю кнутом своего ночного гида чтоб порасторопнее вёл меня к Джемме-эль-Фна. Тот начинает юлить… далее опускаю часть моего повествования, ибо касается это уже выяснения отношений, по некоторым соображениям кои не буду оглашать. Через некоторое время, уже один, я выхожу на знаменитую площадь. Над всей площадью, уставленной лавками, стоят облака дыма, — видимо от жаровен. Непрерывный гул толпы, перемешанный звуками музыки звучащей с разных сторон, создают специфическое ощущение, сдобренное запахом приготовления пищи и специй, насыщающих воздух во многих марокканских городах. Побродив по площади, приобретя пару альбомов с арабской попсой по сорок дирхем за альбом, и многократно отведав свежевыжатого апельсинового сока, благо стакан его стоит здесь не более трёх дирхам, решаю вернуться в отель, тем боле время уж очень позднее.Но к своему изумлению обнаруживаю, что поймать здесь свободное петит-такси большая проблема. Более того, здесь вроде даже стоят очереди, чтоб сесть в свободный «мотор». Тогда решаю пройти куда-нибудь подальше с целью перехватить пустое такси, спешащее за клиентами на знаменитую площадь, но для этого идти приходится очень долго и очень далеко, только теперь до меня доходит, как много людей за вечер посещает Джему-эль-Фна.

И вот я снова в пути, теперь моя цель Фес — старая столица Марокко. Раньше эта страна так и называлась — королевство Фес. Во всяком случае именно так его называл в 16 веке упоминаемый выше Лев Африканский. «Фес — Великий город и глава всей Мавритании, — отмечал он, — Город Фес был построен одним еретиком во времена первосвященника Харуна в 185 году хиджры (801 год христианского летоисчисления). Он был назван Фесом, потому что в первый день, когда копали землю для фундамента, было найдено, я не знаю, какое количество золота, которое по-арабски называется фес». Но хоть пленённый христианами Лев Африканский и демонстрирует свои познания в мусульманской традиции и в географии, здесь он немного ошибся. — В действительности фес по-арабски означает «топор», «мотыга».

У Льва Африканского есть и другая версия происхождения названия города — что произошло оно от реки, которая там протекает.

Как бы то ни было, — пишет наш ал-Хасан ибн Мухаммед ал-Ваззан аз-Заййати ал-Фаси, в редакции Джованни Баттиста Рамузио, — того, кто построил город звали Идрис. Он был близким родственником названного первосвященника. По закону достоинство первосвященника должно было перейти к нему раньше, чем к Харуну, так как он был внуком [на самом деле правнуком] Али, двоюродного брата [Пророка нашего] Мухаммеда, который был женат на дочери Мухаммеда Фатиме, т. е. был родственником семьи [Пророка нашего] Мухаммеда и со стороны отца, и со стороны матери.

Уже в те далёкие времена, по свидетельству Льва Африканского Фес очень большой город:

«Он обнесён хорошими высокими стенами. Почти весь город расположен на холмах и горах, так что ровная у него только середина. Со всех четырёх сторон там одни лишь горы. Река входит в город в двух местах, так как разделяется на два рукава. Один рукав проходит рядом с Новым Фесом, т.е. с южной стороны; второй рукав втекает в город с западной стороны.

Войдя в город, вода разделяется на многочисленные каналы, которые большей частью текут в жилища горожан, придворных короля и другие дома… Дома в городе сделаны из кирпича и тщательно обработанных камней. Большая часть этих камней красива и украшена прекрасной мозаикой. Открытые места домов и портики равным образом выложены разноцветными древними плитками, вроде майоликовых ваз. Потолки обычно украшают красивой работой и раскрашивают в приятные изысканные цвета, такие как лазурный и золотой… Почти все дома имеют два этажа, а многие и три… Бассейны содержатся в чистоте и опрятности… Над домами обычно строят башню, в которой находится несколько удобных и хорошо украшенных комнаток. В таких комнатках обычно развлекаются женщины, когда им надоест их работа, так как с башен можно видеть почти весь город. В городе почти 700 храмов и мечетей, т. е. больших мест, где можно молиться».

В Фесе, до сих пор являющимся духовным центром Марокко, столкнулись различные культуры, в 16 веке сюда перебрались гонимые из Католической Испании иудеи, привнеся с собой свои ремесленные навыки и цепкую хватку. С тех пор жители Феса, считающие себя элитой Марокко, говорят, что в их облике и характере соединились красота арабов, берберский ум и хитрость иудеев.

По приезду в Фес, а это уже был поздний вечер сразу решил устроится в отель, чтобы меня не отягощали вещи, но найти здесь недорогой отель без знания языков оказалось делом несколько более сложным, чем это было в Марракеше. Таксист так и не понял какой дешевизны мне нужен отель и завёз в такую халупу, что только усталость после продолжительной дороги вынудила меня бросить здесь свои вещи. Отель, громко названый Fath, был весьма непрезентабельного вида, правда и стоил соответственно — 100 дирхам. Ни о каком кондиционере речи и быть не могло, разумеется. Я вышел на улицу прошвырнуться и перекусить, но по возвращению в отель понял, что эта ночёвка будет не из лучших…

Поэтому, наутро покинув этот отель и позавтракав, принялся за поиски другого отеля. В «Перле» (Perla — «Жемчужина») не было свободных одноместных номеров, «Ибис» показался мне дороговатым, а в Олимпии меня ждал сюрприз. В этом недорогом отеле с помпезным названием «Олимпия», одноместный номер с кондиционером стоил 270 дирхам, что меня очень даже устраивало, но здесь я столкнулся с неприятием российских, пусть и муслимунского толка, граждан. Администратор отеля сказал, раз нет копии страницы паспорта с визой, то он селить отказывается, иди мол в местное управление полиции и там с главным полицаем решай свои вопросы, хотя в других отелях с таким отношениям к русо-туристо не сталкивался. По зрелому размышлению, полагаю, что причина была в плохом отношении к россиянам именно в этом отеле (Олимпия). Плюнув на всё и не желая тратить время иду обратно в Ибис, решив рассчитаться там с карточки виза-электрон, чтоб сохранить наличность. Но здесь друга трабла — говорят, ждите строго наступления расчётного часа — 12 часов полудни. Тьфу, думаю себе, что-ж я с вами своё время буду транжирить? Пора уж начинать осмотр города.

Решив не мудрствовать лукаво, я опять решил нанять таксиста в качестве гида, но найти такового интеллигентной наружности, оказалось здесь делом сложным, посему я остановился на водителе с внешностью эдакого старичка-боровичка, примерно такого, как в фильме-сказке Ромма «Морозко», но только более смуглолицего. И он не обманул моих ожиданий, правда, по части знания местных достопримечательностей Али, а именно так мне представился таксист, значительно уступал марракешскому Абдельвахду.

Признаться я с опаской оставил свой рюкзак в багажнике его такси, вот думаю -отойду подальше, а он сорвётся с моими вещичками и ищи его свищи. Память то у меня плохая — номер такси быстро позабуду, однако как бы далеко я не отходил от авто, издалека, сквозь деревья был виден его красный силуэт, а седовласый Али терпеливо ждал меня в тени городских дерев. Чтоб он не маялся от жары и не страдал от жажды — сразу угостил его апельсиновым соком и затарил его полуторалитровой бутылью водички

Наконец автомобильная экскурсия завершена, Али подвёз меня к медине и сдал какому-то малому. Поблагодарив Али и рассчитавшись с ним, продолжаю путь с этим гарсоном. Спрашиваю его — ты мой новый гид, — тот улыбаясь кивает головой, но зная местные нравы спрашиваю его далее: а сколь я тебе за экскурсию буду должен? Ну… куанто? — Тот как-то неопределённо мычит, давая понять что могу с ним рассчитаться по окончании экскурсии так как сочту нужным оценить его услуги, ну чтож, — пошли…

Несмотря на сложность общения, — я плохо понимал его скороговорный эспаньол, чувствовалось, что малец неплохо для его лет разбирается в истории местной культуры, он завёл меня в какой-то музей, где к моей несказанной радости были выставлены музыкальные инструменты. Были здесь чисто берберского толка, но были выставлены и арабские лютни — аль-уд, — видно было, что инструменты эти не чета тем поделкам, что продаются на марокканских суках, это были благородные, по использованным материалам и тщательности выделки, инструменты. Чувствовалось, что их касались руки только виртуозных исполнителей.

Надо заметить, что именно с приходом в Европу завоевателей с северо-африканской стороны, Испания, а затем и другие страны познакомились с лютней, — европейская лютня практически является дочкой арабской. Мусульманин, видимо персидского происхождения и добившийся значительной славы при Багдадском дворе, благодаря своему таланту и виртуозной игре на лютне он заслужил благоволение легендарного багдадского халифа Харун-ар-Рашида, но по ряду причин, в т.ч. из-за козней завистников, вынужден был перебраться в мусульманскую Испанию, в Кордобу, на службу тогдашнему правителю — эмиру Абд-аль Рахману II (822—825 гг.н.э.). Зирьяб аль Мугани, а именно под таким именем был известен в мусульманском мире этот музыкант, приобретает здесь исключительную популярность, он становится приближённым Абд ар-Рахмана ад-Дахиля и его придворным певцом. Эмир осыпал Зирьяба благодеяниями, дарил ему поместья и сады.

Прозвище Зирьяб, музыкант получил из-за «темной» окраски и мелодичности его голоса, ведь Зирьяб означает «Черная Птица». Зирьяб был наиболее прославленным музыкантом арабского Запада, настоящее его имя Абу-ль-Хасан Али бен Нафи. В Кордобе Зирьяб основал школу музыки. Основоположник так называемой андалусской школы, Зирьяб, установил 24 нубы, конструировал музыкальные инструменты и создал оригинальную модель лютни, усовершенствовав аль-уд (испанцы называли её ла-уд), кроме того, он использовал новый тип смычка — звук в аль-уде извлекался смычком, плектром или с использованием пальцевой техники. Добавив к аль-уду пятую струну, Зирьяб создал именно ту лютню, которой позже пользовались как в христианской Испании, так и в Северной Африке. Позднее, уже в апогее средневековья в Европе такая лютня была усовершенствована, на ней появились лады и прибавились струны. Но дух «Чёрной Птице» не умер и в европейском инструменте.

Мне так хотелось попасть на концерт именно арабской музыки, ведь во время моего пребывания в Фесе, точнее с 1 по 15 июня, проводился ежегодный фестиваль сакральной музыки, где выступали аутентичные музыканты со всего мира, каждый из них представляя культурное наследие своей страны. Но так случилось, что слишком уж поздно по программе фестиваля был желанный для меня концерт. Хоть и поселился я в новом прекрасном отеле Nouzha, не смог дождаться нужного выступления, — усталость, сильная жара и отсутствие оригинала паспорта привели меня к решению покинуть старую столицу королевства, и без посещения Рабата вернуться в Агадир. ИншАлла, как-нибудь в другой раз послушаю тех выдающихся музыкантов, а может и они в Россию приедут с гастролями…

В Фесе было ещё одно приключение — представляясь всем встречным как человеком муслимунского толка, попал я в логово местных радикальных исламистов. Было, признаться, страшновато — все там имели вид стойких ваххабитов, были с бородами и всеми другими атрибутами истинных непоколебимых в Вере мусульман. Постоянно распевали молитвы. Меня угостили обедом, правда салада чё-то оказалася не шибко свежей, но с желудком потом не маялся, хвала Аллаху! Мне было не по себе, т. к. мой фейс был свежевыбрит и от испугу я позабыл все молитвы, однако после «беседы» на испанском с примесью других слов мы радушно распрощались, и я благополучно вернулся в отель. Мне кажется, что они так и не поняли из какой же я страны, — у них в голове не укладывалось федеративное устройство России, да и татар они путали с катарами

А Афганистан, к моему изумлению, напротив, почему-то считали одной из бывших республик СССР…

Ну всё, решаю, — быстрее в обратный путь, на базу в Тиволи. Рейс Фес-Агадир не из лёгких — более двенадцати часов пути серьёзное испытание. Такой рейс бывает только раз в сутки, и видимо с учётом местной специфики это совершенно правильно, ведь отправление автобуса в путь начинается в 20 часов, а в пункт назначения — Агадир, он прибывает после 8 утра. Но это только по расписанию, на деле же посадка началась где-то в половине девятого вечера, прибыли же в Агадир по истечении четырнадцати часов пути…

Самое удивительно это как Фес распрощался со мной — за час до отправления вдруг сгустились тёмные грозовые тучи и хлынул мощнейший и затяжной ливень. — Вот так Африка!!! Агадир, тоже встретил пасмурной погодой, и она продолжала хмурится, вопреки ожидаемому на этот период климату, аж до самого нашего отъезда — 11 июня.

Провалявшись денёк на пляже, без солнца, которое весь день скрывал плотный туман, решаю потратить со смыслом оставшиеся денюжки. Дай-ка, думаю, возьму-ка разок экскурсию в «Маленькую Сахару». Так как по графику шефствующей турфирмы эта экскурсия уже была, а другой у них не предвиделось, пришлось обратится в местное туристическое агентство, то, кстати, где до этого брали в аренду автомобиль. Цена оказалась ощутимо ниже — 250 дирхем против 65 евро ездивших с русскоязычным гидом. Ну и что? — Задаюсь сам себе вопросом, — что нового я могу узнать о Сахаре, да ещё «маленькой» — а! — обойдусь без разъяснений гида. Спрашиваю Джамиля из агентства TARIK REISEN, а как дело с ланчем он входит в эту сумму? — Тот мило улыбается — типа «но проблем!»

Однако, по прибытию в первый пункт экскурсионного маршрута, маленькая проблемка всё-ж объявилась. Хасан, который был гидом нашей экскурсии (Джамиль крутил баранку), объявил, что надо скинуться по 60 дирхем на «берберский» ланч! — Ай-яй! Неужели сразу нельзя было об этом предупредить, да… берберские гены здесь сказываются…

Но, справедливости ради, замечу, что Хасан сразу спросил нашу банду, состоявшую преимущественно из соотечественников Великого Гёте, — не знает ли кто из уважаемой публики хоть немного русский язык? — Откликнулась одна дама, оказалось, что она из Эстонии и прекрасно владеет языком, звали её Наташа и ехала она на экскурсию со своим немецким френдом Бентом. Тогда Хасан любезно попросил Наташу переводить его пояснения этому уважаемому эфэнди из далёкой Руссии — т. е. мне. Таким образом, я имел полноценную экскурсию, благодаря доброй воле Наташи.

Мы посетили какой-то национальный заповедник, где в речных заводях плавали и летали пеликаны. Плескались огромные рыбины, выпрыгивая из воды метра на три, причём размером они были с доброго тунца. Это было потрясающее, непередаваемое зрелище!

Потом мы пробирались вдоль какого-то ручья дикими зарослями чтобы достичь барханов Маленькой Сахары. Заросли действительно были густыми и мне теперь понятны описания оазисов европейскими путешественниками начала 19 века — там был полусумрак, солнце не было видно вовсе. Ничто не говорило о близости пустыни — это были труднопроходимые влажные джунгли. Наш отряд отчаянных и бесшабашных головорезов возглавляла молодая пара из Португалии, т. к. они лучше других были экипированы для экскурсии «Кляйне Сахара», но мужество и отваги, остальным членам нашей шайки, было не занимать! Кроме Бента и Наташи, в банде была предпенсионная немецкая чета, судя по габаритам которых, не гнушавшаяся парой десятков кружек доброго пива за обедом и не менее этого количества за ужином. Полуторагодовалый малыш с пустышкой во рту смело вышагивал, размахивая ручками, когда его не надолго опускали на землю папа бельгиец или мама тайка. Видя такого отчаянного сорвиголову с пустышкой, все спрятавшиеся в зарослях дикари-людоеды в панике разбежались. Но мы не всё равно были настороже. Я, как самый бдительный и обладающий молниеносной реакцией, замыкал тыл нашего отряда. Поэтому на моих фотографиях был запечатлен почти весь наш отряд.

Вот, наконец, дом гостеприимной берберской четы. Во время обеда был подан таджин, потом традиционный мятный чай. Сижу по берберски на корточках за одним столом с Бентом и Наташей. Ещё раньше выяснилось, что Бент из города побратима Казани — моего родного города. Во время прогулки у меня непроизвольно вырвалось слово «ахтунг!». Бент с любопытством спрашивает через Наташу, откуда я знаю это слово. — Уклончиво отвечаю, что малостью знаю много языков, — ну как мне объяснить дорогому Бенту, что в советское время благодаря фильмам о Великой Отечественной войне каждый, кому было больше трёх лет, знал такие слова и фразы по-немецки, как: ахтунг, ханде хох, данке шон, гутен морген, хальт и капут!

По барханам поползать не удалось, взобрались лишь на один бархан и окинули окрестности зорким взглядом — Хасан переживал за наше здоровье, так как на ногах у на были сандалеты на босу ногу, а в такой обувке по раскалённому песку ходить весьма опасно…

На этом экскурсия не завершилась. Мы проехались ещё по многим местам, побывали в мастерской по обжигу глины, где изготовлялась местная традиционная «керамика». Посетили мастерскую по изготовлению филигранных серебряных украшений которая удивила тонкостью изготовления выставленных образцов, здесь же, на наших глазах мастера творили очередные чудеса света. Было много ещё чего, всего и не упомню…

Ну, вот и настала пора отъезда. Дарю Хасану ставший уже ненужным русско-арабский разговорник. Хасан очень рад, это будет для него подспорьем в общении с русскими туристами. Делаем последний набег на агадирский Uniprix, и всё — в отель на сборы… А всё-таки не зря, бросил я, в 2001 году в волны атлантического океана близ Танжера, монетку — привела-таки она меня сюда снова! Оправдалась давняя традиция.

Уезжая домой я вёз с собой главный трофей — изданную Bonechi «Золотую книгу Марокко», да вот в который раз подкачало любимое издательство серии золотых книг о городах и весях нашей родной планеты — книга сопровождалась комментариями на инглез, — не дошла ещё до Марокко русская мова, да видится мне, что годика три здесь будет Новая Турция. Все вывески будут на русском, а Старая Турция загнётся из-за закрученных цен и отсутствия такой экзотики, что имеет место быть в Марокко. Да и культура и миролюбие марокканского населения как-то разительно отличаются от той, что наблюдается в стране незаслуженно ассоциирующаяся с фесками…

Ну, а фотки, из этой поездки, с подробными комментариями сможете скоро посмотреть на моем сайте http://ru68guit.km.ru

Единственно чего так и не смог попробовать, так это хаммам — берберская баня, мало напоминающую нашу традиционную, — в хаммаме с вас буквально сдирают кожу, точнее снимают с эпидермиса его отмершие частички путём втирания особенных лечебных грязей и надо заметить, что эта процедура не из самых приятных. Зато те кто её прошёл чувствуют себя как заново родившимися и по утверждению этих испытателей хаммама ощущения эти не сравнимы с последствиями посещения как русской бани, так и сауны. Но по приезду в Марокко я не прислушался к мудрым советам, и безрассудно погулял по прибрежной полосе пляжа, бредя вдоль неё босиком по кромке воды. Сам, вроде, был весь закрыт — майка, панама и шорты, казалось, надёжно защищали меня от утреннего солнца, едва пробивающегося сквозь утренний туман. Но это было обманчивое состояние, сквозь туман африканское солнце вполне прилично прожаривало, а этот эффект сглаживала обманчивая пелена тумана и постоянный океанический бриз — мои незащищённые икры обгорели за полтора часа, после чего они ныли и «горели» с неделю, поэтому к аутентичному хаммаму я и на пушечный выстрел бы не подошёл…

И ещё напоследок несколько советов начинающим туристам решившим посетить Марокко: По приезду нет нужды сразу все деньги менять на местные дирхемы, можно менять их по мере надобности, бо, как сказывала наш гид-куратор Галина, — Марокко страна исключительно имперская и курс дирхама всюду, т. е. по всем городам и весям, одинаков. Но на всякий случай я предпочитал менять валюту в крупных местах, например в дорогих отелях, там публика менее наглая и вроде не обманывают, а где-нить в тамошнем Мухокакашкинске, коварные мавры могут ненароком и надуть, ну так… в лёгкую. Что до знания языков в стране, конечно неплохо знать франсе и тем паче арабик, но когда надо, т. е. видют выгоду, коварные мавры сразу не только любой язык понимать начинают, но и сами на нём вдруг начинают говорить. И всё же, весьма желательно при путешествии по стране иметь при себе, ежли, конечно, не знаешь языков, — как минимум русско-французский разговорник плюс русско-арабский, в последнем желательно, но не обязательно, чтоб присутствовал арабский алфавит и арабская символика чисел, бо есть глухие районы, где надписи на французском почти чудо. Автобусная компания CTM располагает нормальными автобусами с кондиционерами, но при посадке, если места в билете не зафиксированы лучше приглядеться в каком состоянии вентилятор и кондиционер над посадочным местом, бо сии устройства могут попасться разбитые без возможности регулировать, тогда будет не шибко то комфортно. При посадке в такси следите, чтоб таксисты включали счётчик!!! Очень много добрых малых, весьма бойкого вида будут предлагать свои услуги в качестве гида по мединам — там на такси не проедешь, — так сразу оговаривайте с ним стоимость его услуг, а не полагайся на договорённость, что рассчитаетесь с ним как сочтёте нужным в финале экскурсии — скандал будет грандиозный в противном случае. Тот же вариант и о поездке по медине на мопеде, да и лучше всё же пешим ходом там продвигаться. В мединах эти «добровольные» гиды будут «разводить» и «ненавязчиво» заводить к различным торговцам — будьте стойкими, старайся ничего не покупать. Цены у них беспредельные, даже с торгом при упадением цены в три раза! Исходите из того, что все эти вещи покупают и местные граждане, доход большинства коих весьма низок. И смешно считать, что носят они одежды по 100 евро ценой за один предмет туалета, бо у кого там есть приличные деньги, носят одежду европейскую, тоже касается и других товаров. Просто под сильным психологическим давлением со стороны торговцев не стоит терять здравый смысл! Но торговцы там весьма тонкие психологи, хотя и кажутся простаками!!!

Комментарий автора:Итак, капута не получилось, несмотря на уверения той тёти. Убедительным доказательством тому является то, что по приезду из Марокко я пишу сии строки. Да и Атласские горы пошатнулись при моём появлении, и отбежали на безопасное расстояние…

| 16.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий