Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Латвия >> Рига >> Смешные истории из путешествий


Забронируй отель в Риге по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Смешные истории из путешествий

АвстрияВенаВенгрияБудапештИталияРимЛатвияРигаФранцияПарижЧешская РеспубликаПрага

Как-то я взялась перечитывать свои рассказы, и обнаружила, что некоторые маленькие подробности оказались «за кадром». Тогда я решила все, что вспомнилось смешного в поездках, записать, и перечитывать по мере плохого настроения. Может, и вам пригодится!


1. Вена, зима. За известной Капуцинеркирхе (церковью, которую очень любил рисовать Гитлер), выходим на большую площадь. На ней — огромный, поражающий воображение монумент: колоннада полукругом, обелиск, а на верхушке обелиска — золотая фигура солдата в каске с флагом. Во всем этом нам почудилось что-то знакомое, и мы потопали к памятнику поближе. А надо сказать, что зима в том году в Вене была абсолютно «нашей»: очень снежной, и венцы вообще не успевали расчищать все эти завалы. Соответственно, к памятнику не пробиться. Меня это не смутило, и как только я увидела на вершине памятника русскую надпись, я рванула вперед прямо по сугробам, которые доходили по колено. Муж за мной еле поспевал. Так и есть — памятник советским воинам, в самом центре Вены, и на всем монументе — ни единого слова по-немецки — все на русском. Кстати говоря, по договору 1945 года, венцы обязаны всю эту махину содержать пожизненно.

Тут началось самое смешное: увидев, как яростно мы пробиваемся к памятнику, потом читаем надписи, потом ползаем по сугробам с целью поймать выгодный ракурс, за нами увязалось несколько немцев-приезжих, сквозь сугробы, даже по нашим следам, они прошли с большим трудом, надписей не поняли, и обратились с нам за разъяснением: а что, собственно, за памятник. Мы, как смогли, объяснили. С уважением глядя на яростно протоптанные нами дорожки вокруг памятника, сказал: «Теперь понятно, почему вы выиграли вторую мировую войну».


2. Экскурсия по Помпеям. Нашу группу заводят в античный публичный дом. Внутри малюсенькие каморки, половину каждой занимает каменное лежбище. Гид рассказывает, что на 30-тысячное население города приходилось около 200 борделей. Одна из дам в нашей группе произносит: «Это правильно, что небеса покарали Помпеи, они все были грешниками». Ее подруга дергает ее за рукав: «Тише, еще неизвестно, куда мы вернемся».


3. Рим, мы с мужем садимся в поезд, чтобы доехать до побережья. Смутно знаем, что выходить нужно кажется, на шестой остановке, но не уверены, в тот ли поезд мы сели. Спросить некого — кругом одни итальянцы, не знающие английского. Вдруг в поезд заходит девушка и спрашивает у нас что-то на итальянском. Мы на английском — не понимаем. Она на ломаном английском — это поезд до Неттуно? Мы — сами пытаемся узнать. Она — сейчас спросим. Поворачивается к соседу, спрашивает, переводит нам — да, до Неттуно, едете правильно. Мы на английском — а как бы нам прокомпостировать билеты? Девушка ведет нас обратно на перрон, показывает и рассказывает на английском, как компостировать билеты. Возвращаемся в вагон. Девушка расспрашивает, куда едем, понравился ли нам Рим, все на ломаном английском. И тут у нее звонит телефон, она берет трубку и отвечает на чистейшем русском: «Да, дорогая, я тоже тебя слушаю». Муж: «О, как!» Она: «Вы что, тоже русские?!»


4. Рим, магазин мужской одежды, куда мы зашли купить костюм мужу. Продавцы обхаживают нас уже длительное время, и уже уговорили приобрести, кроме костюма, несколько рубашек и галстуков. Один из них выносит еще и мужское пальто. Мы неуверенно начинаем отказываться, но пальто каким-то образом оказывается на муже, продавцы втроем умильно складывают ручки и хором восклицают: «Хамфри Богарт!» Ну, как было не купить и это пальто тоже!


5. Карловы Вары. Мы с мужем живем в санатории центре города. С нами за столом сидит пожилая пара наших эмигрантов, которые уже 10 лет живут в Израиле (таких среди отдыхающих в Карловых Варах большинство). Узнав, что мы из России, дама за обедом пододвигает мне свои яблоки со словами: «Берите-берите, кушайте, а то зима скоро, у вас фруктов не будет, когда еще поедите».


6. Те же и там же. Дама за столом спрашивает у меня: «А какие источники вам прописал врач? Я вам советую третий, шестой, и двенадцатый, моя тетя пила в прошлом году, и ей помогло». Это не спрашивая, болею ли я, собственно, чем-либо, и нуждаюсь ли в ее совете, без наличия медицинского образования. Позже в бассейне я слышала, как она советовала тетке с опухолью чаще посещать сауну.


7. Тунис. Осматриваем катакомбы, в которых прятались первые христиане. Они удивительно похожи на бомбоубежища (как их показывали в военной хронике, в метро), что один молодой человек из группы и озвучивает, мы хихикаем. Наш гид, араб, чутко реагирующий на все наши эмоции, спрашивает у меня: что такое смешное сказал этот мальчик. Я задумываюсь: слова «бомбоубежище» я не знаю, в обсуждение включается вся группа, бурно обсуждая, как объяснить арабу, что мы имели в виду. Гид начинает хмуриться, потому что не понимает шутки. Вдруг оживляется тот самый мальчик, что высказался про бомбоубежище: он голосом и руками изображает сначала полет самолета, потом показывает, как падают бомбы. Видимо, араб смотрел военные фильмы, потому что сразу понял, о чем идет речь! Инцидент был исчерпан.


8. Стамбул. Берегитесь чистильщиков обуви! Они будут приставать к вам на каждом шагу, предлагая свои услуги, при этом разговор начинается вроде бы безобидной фразой «Where are you from», то есть «Откуда вы». Если вы опрометчиво скажете, откуда, чистильщик на весьма ломаном вашем языке будет приставать дальше. Мы с мужем сидим на скамейке, любуемся мечетью. К нам скачками приближается чистильщик с воплем «Where are you from». Я уже начинаю подниматься со скамейки, чтобы позорно сбежать от настойчивого дядьки, когда мой муж произносит: «From Nicaragua» (Из Никарагуа). Чистильщик впадает в ступор и медленно уползает прочь.


9. Стамбул. Мы стоим напротив ковровой лавки, смотрим на ковры. К нам подбегает продавец и пытается всучить ковер «ручной работы», мы машем руками и отходим на безопасное расстояние. Следующей жертвой становится пожилая пара немцев. Продавец увлеченно повествует немцам, как долго этот ковер плели молодые красивые турчанки, какие растительные краски, приготовленные по древнему рецепту, применялись для изготовления ковра, как эти краски со временем будут становиться все интенсивнее (все дело в старинной рецептуре!), как этот ковер будет украшать дом немцев долгие десятки лет, а то и сотни, и как этот ковер будет дорожать каждый год, потому что сделан он вручную и в единственном экземпляре. Когда разговор заходит о цене, немцы сначала пугаются, а потом долго торгуются, в итоге ковер уходит за 500 долларов (против 2 000, которые были заявлены сначала). Довольные немцы уходят с покупкой, а продавец достает из подсобки еще один точно такой же ковер, бросает его на пол, критично осматривает, остается чем-то недоволен, достает из кармана пачку маркеров и начинает добавлять интенсивности «древним» краскам. Потом выкладывает ковер на витрину и опять начинает выкрикивать: «Только у нас! Лучшие ковры, изготовленные по старинным рецептам!»


10. Стамбул, крытый рынок. Я давно хотела купить турецкую бирюзу, и вот такая возможность представилась. Мы ходим мимо витрин, и, как только находим то, что нравится, заходим в лавку и начинаем разговор. Продавец достает приглянувшееся нам ожерелье, и называет цену — дорого. Мы начинаем торговаться, приводим разные доводы, и цена медленно начинает снижаться, при этом продавец добавляет к ожерелью браслет и серьги, потом кулон и цепочку, потом еще два браслета, потом еще один кулон, типа до кучи. Мы то делаем вид, что собираемся уходить, то хаять товар, продавец же машет руками, предлагает яблочного чаю и добавляет в кучку все новые и новые вещи. Внезапно в лавку врывается пара японцев, которые начинают тыкать пальцами в ожерелье на моей шее и требовать точно такое же, несколько штук. Продавец виновато смотрит на нас — мы не возражаем, если он быстро разберется с японцами. Японцы берут несколько ожерелий, практически не торгуясь, уходят. Довольный продавец приступает к нам, довольно потирая ручки, но тут в разговор опять вступает мой муж со словами: «Моя жена принесла удачу твоему магазину!» Ну, как тут было устоять продавцу — вся куча серебра и бирюзы отправилась вместе с нами по цене в 4 раза меньше той, что была заявлена!


11. Манера стамбульских таксистов искать клиентуру вызывает нервный смех у непривыкших людей. Происходит это следующим образом: вы идете себе по улице, любуетесь культурными ценностями, наслаждаетесь беседой или просто дышите воздухом, как вдруг прямо над вашим ухом раздается громкий сигнал. Подпрыгнув почти до олимпийского рекорда, вы с ужасом оборачиваетесь и видите радостно скалящегося турка за рулем ярко-желтой машины. Это он предложил вам поехать на такси, чего, мол, по такой жаре бродить.

Когда вы отрицательно качаете головой или вообще не реагируете на потуги водителя обратить на себя внимание, и идете дальше, машина продолжает ехать за вами и сигналить, причем в эти минуты выражение лица у водителя такое, как будто вы только что своими циничными ручонками забрали у него последний кусок хлеба и плюнули в душу. Спустя какое-то время машина, естественно, резко газует и уезжает, а ее место занимает следующее внезапно подъехавшее такси.


12. В Риме у нас выдалась свободная минутка, и мы решили посетить так называемое «Святое отверстие» — специальную смотровую дырочку, просверленную в стене сада мальтийского ордена на римском холме Авентин. Через эту самую дырку видны три государства: Ватикан, Мальта и Италия, то есть видны Собор Св.Петра (принадлежащий Ватикану), сады Ордена (принадлежащие Мальте) и собственно Рим — столица Италии. Поднявшись на холм, мы отыскали резиденцию мальтийских рыцарей, нашли взглядом на площади машину с карабинерами (они охраняют арабское посольство напротив) и — озадачились. Туристов на площади уже не наблюдалось (темнело), местных жителей — тоже (кругом одна частная застройка, сплошные виллы), и мы стали искать это самое отверстие сами. Делали мы это весьма своеобразно: обежали всю площадь, заглядывая через ограды. Карабинеры с интересом за нами наблюдали, но не вмешивались. Устав, мы подошли к ним и спросили, где находится это самое отверстие. И тут нас ожидало разочарование: от загорелых молодцов в форме мы получили в ответ только пожимание плечами и белозубую улыбку: во-первых, они не понимают по-английски, а когда мы показали написание «святое отверстие» на итальянском в путеводителе, они сильно озадачились, долго совещались, с кем-то советовались по рации, и наконец, сказали честно, что не знают, где это. Спасла нас группка молодых людей, которые стали пялиться куда-то в замочную скважину. Оказалось, что в двери в двух метрах от карабинеров эта самая дырка и расположена — только чуть выше, чем обычная замочная скважина. А вид через нее действительно волшебный!


13. Рига, мы гуляем по северу города, фотографируя по пути здания интересной архитектуры (с башенками, изукрашенными фасадами). Видим справа шпиль старой церкви и направляемся туда. Она стоит в окружении очень красивых домов начала века: с лепниной, изящными балкончиками, и проч. Самым интересным было здание по соседству: старинный деревянный двухэтажный дом был надстроен до шести этажей, видимо, не так давно, причем надстроенная часть практически не отличалась от старинной, и все сооружение было покрыто стеклянным саркофагом.

Пока мы глазели на чуднОе здание и пытались его сфотографировать так, чтобы было заметно старинное здание внутри, охрана бутика в доме по соседству вся извелась, не последнюю ли коллекцию Версаче мы пытаемся сфотографировать: пара мужчин героически пыталась, вытянув шеи из витрины магазина, чуть не вываливаясь из этой самой витрины, рассмотреть, что именно видно на экране фотоаппарата, и выражение лица одного из них показывало, что если, не дай бог, я повернуть и стану снимать вот эти кожаные штанцы, то он будет заслонять их своей собственной грудью!


14. Рим, вокзал Термини. Мы подошли к кассе и хотим купить билеты до Анцио (городок на море). Я знаю по-итальянски несколько расхожих фраз, и четко помню, что «билет» по-итальянски «билето», таким образом, все просто. Я подхожу к киоску и выпаливаю: «Бон джорно, синьор, дуо билето Анцио пер фаворе» (добрый день, синьор, пожалуйста, два билета до Анцио) и протягиваю деньги. Продавец строго смотрит на меня и спрашивает: «Уно билето?» «Но, дуо билето», — отвечаю я (скромные познания в итальянском языке позволили понять, что продавец спрашивает меня, один ли билет я хочу купить, а я ответила, что два). Тогда продавец смотрит на меня еще более строго, поднимает указательный палец вверх и произносит: «Уно- билето, дуо — билетИ» и выдает билетики и сдачу. Вот такой урок итальянского языка.


15. Канарские острова. Отпуск! Наконец-то мы отдохнем! Наш туроператор заверила, что русских туристов на нашем побережье ни души. Мы выходим на пляж и видим толпу лежащих на пляже соотечественников в лучших традициях Анапы или Сочи: пиво, вобла, радио «Шансон», вопли мамаш «Маша, одень панамку!» Я оборачиваюсь к нашему сопровождающему и говорю: «Боже, куда мы попали?!» Он пожимает плечами и говорит: «Странно, все русские, которые сюда приезжают, вот это самое говорят».


16. Будапешт. Мы увидели в англоязычном путеводителе фотографию интересной скульптуры и решаем ее увидеть собственными глазами. Но ни девушка на ресепшен, ни люди в турбюро в центре не могут ответить нам, что это и где расположено. В самом путеводителе информации ноль. Мы решаем искать следующим образом: ищем место, откуда именно так видно Будайскую крепость (она на фотографии на заднем плане). Для начала забираемся на гору рядом с крепостью и методично ее прочесываем, сверяя вид на крепость, открывающийся нам, с видом на фотографии. Когда мы уже совсем отчаялись, нам по пути попалась дама, выгуливающая собачку, которая сразу поняла, о чем мы говорим, и показала нам, куда идти. Оказалось, что на весьма неприметной горке, где гуляют только жители близлежащих вилл, стоит этот самый памятник, не более метра в высоту. Зато как мы были горды тем, что нашли скульптуру Буда встречает Пешт«, о которой никто не знает!


17. Мы едем в Литву, паспортный контроль в поезде. Пограничница придирчиво изучает наши паспорта, визы, строго смотрит на нас и спрашивает: «На сколько дней вы едете в Вильнюс? На четыре?» Мы обреченно киваем, мысленно прикидывая, сколько лет нам дадут за это. Девушка возвращает нам паспорта и задает следующий вопрос: «А почему так мало?»


18. Чехия, Прага. К нашему гиду подходит товарищ из нашей группы, по его рассказам, он заводчик собак и рассказывает такую историю: на магазине написано «Кобельки», он, интересуясь, заходит, там — женские сумки. Заходит во второй с такой же надписью (ну мало ли в первом — вывеску забыли снять), там тоже сумки. Что ж такое творится с чешским собаководством? Гид начинает смеяться и объясняет, что на вывеске написано не «кобельки», а «кабелки», а это и есть женские сумки по-чешски.


19. Греция, Касторья. Мы с подругой покупаем ей шубу. Ей показывают приглянувшуюся шубу, она осматривает мех снаружи, потом переворачивает ее и пытается осмотреть подкладку. Продавец буквально вырывает шубу у нее из рук и со словами «это нэ шуба» уносится прочь, приносит другую, с виду такую же, сам выворачивает шубу подкладкой вверх и дает осмотреть, там подкладка из ткани. Подруга просит ее взрезать, чтобы проверить мездру. С теми же словами продавец уносится снова, приносит третью шубу, сам взрезает подкладку и показывает подруге. Она тянет мездру, нюхает ее, и, кажется, пытается попробовать ее на вкус. Продавец с неизменной фразой «это нэ шуба» уносится в третий раз и приносит шубу, которую сам начинает тянуть, и показывать, как она хороша! Шубу мы купили, и опытные люди сказали, что отменного качества. Только на следующий день подруга призналась, что в мехах не понимает совсем ничего, расчет был на психологию, и ее план удался!


20. Париж, Лувр. Брат разговаривает с женой про картины Матиса: «Ну что, какую покупаем — эту или ту? Не знаю, обе красивые. Ладно, давай обе. Давай!» И они идут в сувенирный киоск и покупают оба магнитика на холодильник в виде картин Матиса.


21. Рим, магазин женской одежды. Покупательница примеряет платье. Продавщица крутится вокруг нее и восклицает: «Беллиссима! Беллиссима!» («белла» — по-итальянски «красавица», «беллиссима», соответственно — мега красавица). Девушка, однако, чем-то недовольна — ей что-то мешает. Когда она говорит об этом продавщице, та ныряет покупательнице под юбку, и выныривает оттуда с куском подкладки: она, оказывается, застряла где-то в районе талии и лежала там комом. Продавщица одергивает платье со всех сторон и снова заламывает руки с воплем: «Беллиссима! Беллиссима!»


22. Непал, в стране гражданская война, правда вялотекущая. Мы идем из деревушки в горы. Дорогу перегораживает самодельный шлагбаум, из будки выходит непалец с красной повязкой на лбу и произносит: «Сбор на нужды революции — по 20 долларов с человека». Денег жалко, и мы начинаем сбивать цену, мотивируя это тем, что мы сами коммунисты и из СССР (про то, что такой страны уже нет, мы умолчали, а он, видимо, об этом и не слышал). Товарищ смягчается и произносит: «Ну ладно, с коммунистов по 10 долларов».


23. Было это в том году, когда чемпионат то ли мира, то ли Европы выиграли французы (кажется, год 1998). Финальный матч играли команды французов и итальянцев, и проигрыш национальной сборной стал для итальянцев трагедией. Буквально через пару дней после этого матча мы оказались в Риме. Гуляем по площади Навона, а двое ребят из нашей группы гордо расхаживали, обернувшись в российские флаги. Вдруг к ребятам подходит несколько совсем не дружественно настроенных местных парней, которые строго спрашивают: «Французо»? Ну нашим же лестно — за иностранцев приняли — и они, естественно, гордо отвечают «Да». И их тут же начинают зажимать с углу площади, и чуть ли не макают в фонтан. И тут только мы поняли, что наши, российские флаги, очень похожи на французские, и нас приняли за болельщиков французской сборной, издевающихся над итальянцами! Мы побежали за парнями с криками чуть ли не «Руссо туристо, руссо»! Мальчишек наших еле спасли!


24. Прага, «Пивной дом». В этом замечательном месте вам предложат не только «обычное» пшеничное пиво, которое варят тут же, при вас, но и банановое, абрикосовое, кофейное, и даже пивное шампанское. Надо сказать, что я пиво не пью. Вообще. То есть абсолютно не пью. Поэтому, когда мы сюда пришли, я дождалась, пока мой муж определится с выбором нескольких кружек пива (которое он уничтожал за двоих), а потом скромно сказала официанту в ответ на вопрос, что будет пить дама: «Стакан сока». Официант удивился, но ничего не сказал, записал сок, и задал новый вопрос: «А что из пива желает пить дама?» Дама ответила: «Я не пью пива». Молчание. А потом официант с оскорбленным видом спрашивает: «А зачем же вы приехали в Прагу?»


25. Аэропорт Праги. Мы проходим последний этап контроля. До посадки всего несколько метров. Вдруг строгий дядька в форме хватает меня за руку и со словами «Прошу пани» ведет к столу, где просит открыть сумку и изымает у меня маникюрные ножницы (правда, их запаковали в пакет и отдали в багаж, а в Москве я их получила). Вся очередь на посадку смотрит на меня, как на заслуженную террористку. Но самое смешное случилось потом, когда при кормежке в самолете нам выдали МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ПРИБОРЫ, в том числе довольно острые ножи и вилки!


26. Эту историю мне рассказала сестра. Ее дочь — крайне беспокойное существо, и в полете от бесконечного прыганья почти по головам у пассажиров и распевания песен может удержать только какая-нибудь кропотливая работа, например, вырезание из цветной бумаги. Для этих целей сестра обычно берет в дорогу детские ножницы, с закругленными концами и пластмассовыми краями. Обычно их пропускают, а вот в этом раз не пустили, более того, — ножницы забрали и заставили сдать в багаж. Расстроенная сестра (представляя себе, как три часа полета ей не будет ни сна, ни отдыха) склоняется на посадке к дочке и говорит ей: «Машенька, не расстраивайся, что ножницы забрали», на что девочка ей отвечает: «А у меня еще есть», — и вытаскивает из кармана пальтишка самые настоящие острые ножницы!


27. Рим, аэропорт, группа, только что путешествовавшая по программе «Вся Италия за 10дней», улетает домой. На экране показывают какую-то рекламу, в кадре мелькает Пизанская башня. Соседка по автобусу дергает подругу за рукав: «Света, а мы это видели?» Муж соседки: «Не помню, приедем домой, фотки напечатаем, проверим». Занавес.


28. Будапешт, первый день на венгерской земле. Буквально три месяца назад мы отдыхали в Италии. Гуляем по городу, и меня поражает обилие итальянских флагов (бело-красно-зеленых) на зданиях. Сначала я думаю, что несколько церквей, мимо которых мы прошли, видимо, римские католические, а здания рядом — итальянская школа при церкви или семинария. А вон то здание — наверное, посольство, и вон то — тоже. А на музее итальянский флаг потому, что там, наверное, выставка полотен итальянских мастеров… Когда отговорок на каждый итальянский флаг в Будапеште уже не хватает, я дергаю мужа за рукав: «Почему, как ты думаешь, в Будапеште так много понавешано итальянских флагов?» — спрашиваю я наивно. Муж сначала не понимает, а потом поднимает глаза на ближайший флаг и… сгибается пополам от хохота. «Вообще-то это венгерские флаги», произносит он с трудом. Оказывается, полоски на флагах одинаковые, только расположены по-разному!


29. Аэропорт Будапешта, день отъезда. Толпа народа, рвущегося на рейс Будапешт-Москва. Мы быстро проходим регистрацию на рейс и бегом бежим на паспортный контроль. Мы не первый раз возвращаем такс-фри (налог, который возвращают иностранцам на границе с суммы покупок), поэтому четко помним, что сначала регистрация, потом паспортный контроль, потом проверка безопасности, потом в таможню — ставить штампик на чеки, чтобы вернули деньги. Это логично, потому что есть гарантия, что вы сначала проходите паспортный контроль, а потом уже таможню, и, таким образом, уже не сможете отдать купленные вещи своим местным знакомым (это известная схема мелкого мошенничества). Пройдя все контрольные пункты, мы идем в справочное окошко и спрашиваем, где таможня, и — о ужас!!!! — узнаем, что таможня была ПЕРЕД прохождением паспортного контроля! То есть та самая неприметная дверь за углом без таблички и есть таможня. А мы уже прошли паспортный контроль, то есть пресекли границу, и обратно хода нет. А деньги должны приличные. Муж, не растерявшись, хватает чеки, паспорт, билет, и скрывается за дверью, за которой паспортный контроль. Я, как на иголках, меряю шагами зал вылетов. Минут через 10 муж появляется с сияющим лицом: чеки проштампованы! Оказывается, он просто подошел к одному из служащих и объяснил ситуацию, а тот провел мужа до таможни через служебный вход туда и обратно. Вот так мой муж нелегально дважды пересек границу Венгрии!


30. Рига, вечер, гуляем по Старому городу. Сзади нас с мужем идет толпа молодых людей, которые громко разговаривают, жестикулируют, ярко одеты, и привлекают к себе всеобщее внимание. Муж, чуть удивленно говорит: «Странно, латвийцы вроде такие спокойные люди, а ведут себя прямо как… как итальянцы!» Молодые люди обгоняют нас и — оказываются итальянцами!


31. Летим в Стамбул на чартере. В полете со мной рядом сидели две тетки, которые, увидев, как я штудирую путеводитель, попросили его поглядеть. Наткнувшись на фото Голубой мечети и Святой Софии (для тех, кто не знает — это главные достопримечательности Стамбула), одна из них спросила -это что, на что вторая ей ответила -да там есть ближе к морю, кажется такие. Это при том, что каждая успела мне сообщить, что в Турцию они ездят каждый месяц последние 8 лет. Помните, как в анекдоте, «бааа, да тут еще и море…»

Комментарий автора:

| 05.10.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий