Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Латвия >> Разруха в головах или Латвию я любила бы ещё больше, если бы …


Забронируй отель в Латвии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Разруха в головах или Латвию я любила бы ещё больше, если бы …

Латвия

… там было поменьше русских! Не спешите навешивать ярлыки, а лучше послушайте, как дело было.

Я уже много лет живу в Швеции, и за эти годы не раз бывала за границей, но нигде и никогда без особой надобности не демонстрировала своих знаний русского языка. Во-первых, муж мой русского не знает, между собой мы разговариваем по-шведски, во-вторых не будешь же кидаться к каждому русскоговорящему с приветствиями и сообщением, что ты также понимаешь великий и могучий, а в третьих, — и тут многие со мной согласятся — не подавая виду, что знаешь язык можно узнать и увидеть массу интересного.

В южной Швеции, есть город Карлсхамн, где имеется паромный терминал с линией в Латвию, в Лиепаю. В начале мая мы с моим мужем-шведом решили воспользоваться этим обстоятельством и устроить себе короткий отпуск — съездить, точнее сплавать в Лиепаю денька на три.

И вот в солнечный весенний вечер идём мы на посадку, подходим к открытому трюму парома, а дорогу нам преграждает здоровенный мужик, и, обращаясь к нам на чисто русском языке, требует предъявить посадочные купоны — и это, напомню, на борту латвийского парома, пришвартованного у берегов Швеции! Мой супруг вежливо отвечает, «Sorry, I do not understand you!». «Купоны, говорю, давай, — „поясняет“ детина, — а то без них не пущу!» А когда мой муж открывает рот, чтобы что-то сказать, мужик с гордостью добавляет: «Мы по-буржуйски не разумеем». Эпизод, который по идее должен был бы меня возмутить, наоборот, развеселил: вспомнились замечательные строки «бессмертной» пролетарской поэзии: «У советских есть особенная гордость — на буржуев смотрят свысока!» А ещё отчего-то — видно поэзия навеяла — пришли на ум образы Шарикова и Швондера. Проверив купоны, мужик «проинформировал»: «Как в каюты подняться, вы, конечно, уже знаете.» Интересно, откуда бы нам это знать, если на палубу этого этого парома мы ступили первый раз в жизни?

Ну ничего, свою каюту мы всё же нашли, оставили там багаж и побежали в бар, пробовать латышское пиво. Бар оказался вполне достойным, и тут мне в голову пришла хорошая мысль: «Давай лучше пиво закажем к ужину, — предложила я мужу, — а сейчас отметим начало нашего отпуска бокалом шампанского, заодно и оценишь, как его делают в Латвии». Мужу идея понравилась, и подойдя к стойке, за которой стояла хорошенькая барменша, по-английски спросил, есть ли латышское шампанское. Девушка ответила, да есть, причем в специальных порционных бутылочках по 0,2 литра. Сделав заказ, мы сели за столик, и стали ждать. В баре народу было пока ещё совсем мало, из шведского радио приятно фонила музыка, грела мысль о только что начавшемся отпуске и предстоящем бокале шампанского. Гламур, одним словом! Но тут вдруг, перекрывая музыку, загремел голос хорошенькой барменши за стойкой, — «Колька, да помоги же ты мне открыть бутылку, не видишь, что ли, что у меня не получается!» сие обращение явно предназначалось небритому мужику, сидящему за соседним столиком. «Ирка! — полетело в ответ, — да так твою и растак, какая из тебя на фиг барменша, если ты бутылки с шампанским открыть не умеешь !» «Да я вот те бутылки научилась открывать, а эти ещё нет!» — оправдывалась Ирка. «Ну ладно, давай, открою, но тебе самой учиться надо!»

Базарная перепалка полностью убила гламур. В довершение всех этих малоприятных эпизодов, на бутылочке с шампанским я обнаружила надпись «Made in Germany». А ведь вопрос к барменше был, насколько я помню, поставлен предельно чётко: «Имеется ли у вас шампанское, произведенное в Латвии?», на который был получен такой же чёткий ответ: «Да, имеется» и подан немецкий напиток. Просто замечательно.

Утром, приехав в Лиепаю и быстро пройдя контроль, мы подошли к будочке на выходе из терминала, на которой была информация о том, что здесь для пассажиров вызывают такси. Муж подошёл к окошечку и произнёс: «Тахi». «Окей, окей!» — понимающе закивал парень в окошечке и мы стали ждать. Ждем пять минут, ждем десять — ничего. Муж опять подходит к окошечку и вопросительно произносит: «Тахi?». «Окей, окей!» — опять кивает парень в окошечке и добавляет: «Five minutes!», а для убедительности суёт ему под нос растопыренную пятерню. Но я, стоя спиной к будке слышу, как он говорит напарнику: «Батюшки! Машину-то иноземцам забыл вызвать! Но ничё-ничё, счас!» А напарник отвечает: «Ничего, они, буржуи, такие же люди как мы, подождут, не рассыпятся!» Мы и вправду не рассыпались, напротив, вскоре приехавший таксист по имени Валдс благополучно доставил нас в нашу гостиницу, из которой нам навстречу вышла белокурая и синеглазая хозяйка, предложила нам с дороги помыть руки и напиться чаю, на что мы с удовольствием согласились. Перед уходом она нам дала план города, отметив на нем несколько музеев и ресторанов, достойных посещения, рассказала, как вызвать такси и где купить билеты на трамвайчик, ответила на все наши вопросы. Только тут я почувствовала, что вот сейчас наш отпуск действительно начался.

Как относиться к подобным досадным мелочам? Не обращать внимания, ведь мы действительно не рассыпались, никто не заболел, не умер. Но возникает вопрос: а за что мы платим во время отпуска? Разве в конечном итоге не за то, чтобы другие люди временно, за наши же деньги взяли на себя наши ежедневные заботы и тем самым дали нам возможность отдохнуть? Так почему же русские выполняют такую работу из рук вон плохо — ведь по-большому счёту приведённые примеры русского разгильдяйства просто безобразны, любая приличная фирма посчитала это грубым браком в работе. К тому, как нас обслуживали латыши, у нас за время нашего пребывания не было ни малейших замечаний, — спасибо Вам, потомки балтов, за расторопность, услужливость, эффективность!

Зато все наши проблемы, нестыковки и недоразумения, произошедшие в отпуске можно рубрицировать как «Русский человек в сфере обслуживания», а это были и таксист Саша, содравший с нас за тот же маршрут на лат больше, чем таксист Валдс, и маникюрша Таня, которая начала меня обслуживать в 17.30, хотя время было чётко заказано на 17.00, и русская барышня, продающая компактные диски на первом этаже самого что ни на есть центрального торгового дома Лиепаи, которая не знает ни бе ни ме ни на одном иностранном языке, кроме русского — мой муж имел неосторожность пойти туда сам — взмок, пытаясь добиться от нее ответов на свои вопросы о хоровой музыке Латвии на английском, немецком, французском языках, не говоря уже о шведском, — но так и не получил. И кто только устроил это горе луковое на работу с людьми!?

А в довершение моей печальной истории хочу привести случайно услышанный разговор русской женщины со своей знакомой: «Передать тебе не могу, как мне претит мысль о латышском гражданстве! Однако делать нечего, придётся его принимать — ведь и дети мои уже граждане Латвии, и внуки. А я вот не могу предать Россию!» Так и хотелось воскликнуть: «Не предавайте Россию, тетенька, а лучше поезжайте туда, ведь там находится сердце Ваше, а когда Вы уедете и нам будет приятнее в Латвию приезжать!»

P.S. Не надо возмущаться и навешивать ярлыки — ведь ещё Пётр Великий говорил, что врага, указывающего ему на его недостатки, он ценит гораздо выше льстящего ему друга.

Автор Елена

| 14.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий