Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Литва >> Что мы забыли в Литве? (май 2006)


Забронируй отель в Литве по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Что мы забыли в Литве? (май 2006)

Литва

Для того чтобы решиться ехать на холодное Балтийское побережье задолго до начала курортного сезона, нужны веские причины. К примеру: не дающие покоя приступы кислородного голодания; преждевременно объявленный начальником отпуск; нехватка средств для полноценного летнего отдыха. Ни одна из них для нас, к счастью, не подходила. Просто муж, в очередной раз углубившись в дебри интернета, наткнулся на заметку о Паланге, вспомнил, что был там когда-то, еще в советские времена, рассказал, как ему все понравилось «даже тогда». Между восторженных слов о неведом мне месте, я так и слышала: «Пора оторваться от кастрюль!» Но, собирая в дорогу чемодан, я все еще думала: «А что мы, собственно, забыли в этой Литве?»

НЕОБХОДИМЫЕ ПОЯСНЕНИЯ:
1. Следующую главу можно пропустить тем, кто собрался путешествовать в Литву не на собственном автомобиле.
2. Чтобы быстро определиться в литовских ценах, переводя их в рубли, нужно литы умножать на 10. 

ДОРОГИ И ГРАНИЦЫ.

… Десятидневные визы в Литовском посольстве мы получили без проблем. Ну, разве что провели больше часа в очереди на сдачу документов. Трудно сказать, много это или мало, так как мы вообще впервые обращались в подобное заведение. За три новенькие наклейки в загранпаспортах уплатили всего 70 евро. Как оказалось, для девятилетней дочери такие сборы не предусматривались. Из обязательных затрат — еще около 2 тысяч рублей на оформление медицинских страховок и автомобильной «зеленой карты». Дальше все уже завесило от нас самих и нашего выбора.

Из Москвы в сторону Минска мы выехали в 8 утра, перед майскими праздниками. Поэтому заранее предполагали, что главное — это преодолеть многокилометровую полосу препятствия, состоящую из потока навьюченных дачными вещицами автомобилей.

Лишь вырвавшись за пределы Московской области, наша Тайота-Кроун незаметно разогналась до 150 км/ч и прямо-таки заскользила над дорожным полотном. По словам мужа, управление давалось ему легко, остановок мы практически не делали, и к 13 часам уже подъехали к Российско-Белорусской границе.

Дочка оживилась в надежде на нечто интересное, так как раньше пересекала границу только на самолете. Где она начинается в Белоруссии, можно было понять разве что по небольшому скоплению фур, которые мы успешно оставили в хвосте. Как двигаться дальше, где и что показывать, пока оставалось непонятным. У человека в форме, прогуливающемся туда-сюда, муж вознамерился об этом узнать: «А куда…» «Проезжайте, проезжайте», — поторопил тот. Вот оно, безвизовое счастье! Продвинувшись еще на некоторое расстояние вперед, мы опять увидели нечто, похожее на границу. Однако это оказалось пунктом оплаты дорожных сборов и мы, протянув дяденьке 14 рублей, выскочили на Белорусскую скоростную магистраль.

Знакомые посоветовали нам заночевать в Минске: «Мало ли что там, на литовской границе, а здесь все-таки свои братья-славяне». В городе мы были уже в 15.30. и первая попытка купить карту, чтобы найти отель, не увенчалась успехом. Ну не было у нас 2 тысяч белорусских рублей! Пришлось сразу же идти в банк. Подзабытые цены в сотнях тысяч рублей поначалу нас просто повергли в шок. Как вам, поужинать на 126 490 рублей? Впрочем, позже выяснилось, что в Белоруссии уважают и доллары, и российские рубли. Но это так, неофициально.

На следующий день с выездом в сторону Вильнюса мы особенно не торопились — времени было предостаточно. Двухполосная трасса практически была в нашем распоряжении, и не воспользоваться этим было бы грешно. Так что через полтора часа мы уже подъехали к Белорусско-Литовской границе. Таможенники посмотрели страховку на автомобиль, проверили багажник, взяли 5 долларов за проезд по дорогам Белоруссии. Пограничники тоже поинтересовались багажником, сверили паспорта.

У Литовской границы ожидали своей очереди 8 автомобилей (евросоюзовские проходили по отдельному коридору и очень быстро). Тот же паспортный контроль, сверка номеров двигателя автомобиля с данными техпаспорта, проверка багажника и салона. Оказывается, на машину нужно нацепить наклейку «RUS». Вероятно, чтобы издали было видно. Другой причины для этого вроде бы нет — ведь на номерах автомобиля и без того красуются и российский флаг, и эти три буквы.

Даме из таможни не понравилась наша колбаса. Плакат с окошка гласил: «Не допустим распространения инфекционных заболеваний в странах Евросоюза!», а перечеркнутые картинки с изображением пакета молока, куска сыра и свиной гульки однозначно делали нас виноватыми. После некоторых раздумий, дама сказала: «В следующий раз не берите ни кусочка». И на том спасибо.

 В общей сложности прохождение границ заняло всего один час и мы, объезжая Вильнюс, попытались отыскать направление на Каунас. Дорога сразу же оказалась узкой, местами разбитой и без всяческих указателей. Мы даже подумали, что заблудились и, вернувшись на заправочную станцию, уточнили маршрут. Но оказалось, что мы на верном пути, и какой-то литовец предложил выбраться нам в нужное место, потому что он направлялся туда же. Лишь от Каунаса в сторону Клайпеды началась скоростная дорога. Вскоре мы уже повернули на Палангу и казалось, что осталось совсем чуть-чуть. Однако оставшиеся 26 километров из-за бесконечного ремонта дороги пришлось тащиться со скоростью 50 км/ч. Кстати, на Литовских дорогах лучше отказаться от недавно приобретенной привычки ездить с включенными фарами — там это не принято.

То, что впереди известный курортный городок, верилось с трудом. Весна еще не успела прикрыть зеленью мусор, скопившийся по обочинам трассы, бескрайние пустыри и непонятные стройки делали картину еще более неприглядной. А я-то думала, что все будет примерно как в Финляндии, где вылизан каждый уголок…

По Паланге мы практически не ездили, предпочитая гулять пешком, и только через три дня вновь сели в автомобиль, чтобы отправиться в Ниду — маленький рыбачий поселок на Куршской косе. Через полчаса мы уже были в Клайпеде и на пароме, буквально за несколько минут пересекли залив. За машину уплатили 32 лита, за двоих взрослых — по 1, 5 лита. Сразу же отмечу, что переправа в обратную сторону совершенно бесплатна, что нас очень удивило. Еще один обязательный сбор ждал нас на подъезде к одному из населенных пунктов Куршской косы — 10 лит. Мы ничего не имели против, так как в заповедной зоне необходимы средства для поддержания порядка.

Обратная дорога также не преподнесла особых сюрпризов. Разве что — ремонтные работы на скоростной трассе в Белоруссии. Из-за объезда через какие-то тихие села, мы потеряли немало времени. Наверстывали уже на нашей территории, да так увлеклись, что не заметили пост ГИБДД и знак ограничения скорости. И что интересно, водители встречных машин как-то забыли о давно укрепившейся солидарности — ни один автомобиль не «подмигнул» своими фарами. А ведь на Литовской территории, таким образом, нас не единожды предупреждали о засадах в кустах. Пришлось умаслить инспектора сотней рублей.

Если подвести итог, то в общей сложности наша машина пробежала 2 650 км и «съела» более 300 литров бензина. Что же касается цены на бензин, то самый дешевый — на нашей территории. В Белоруссии можно попасть впросак, так как на тамошних автозаправках выставлены цены с подвохом. На первый взгляд это все те же 16.80 за литр 95-го. На деле же оказывается, что цены все-таки в белорусских рублях, т. е. по нашему будет 22 рубля за литр. К тому же на ближайшей от границы станции бензин оказался плохого качества. В Литве с качеством все в порядке, но цена еще выше, чем в Белоруссии — 3, 4 лита за литр.

ГОРОДА И ЛЮДИ

 В моем воображении Паланга выглядела более цивильным городом. Но не сезон есть не сезон. По улицам еще носились прошлогодние листья, едва проклюнувшиеся почки деревьев не в силах были прикрыть наготу ветвей, а цветочные клумбы чернели свежей землей. К тому же многие отели активно продолжали ремонтные работы, внося хаос в мирную обывательскую жизнь.

На 1 мая, когда в Литве отмечается праздник труда, Паланга заметно оживилась. По главной улице, ведущей к морю, цокали дамские каблучки, люди в белом явно торопили приход солнечных дней. Кстати, местный Бродвей за последнее время претерпел заметные изменения. Если кто-то был в Паланге давно, то вряд ли его узнает, а быть может и вздохнет по старому каштану и по своей любимой скамейке, которых уже нет. Широкий проспект, выложенный плиткой и обрамленный рядами желтых фонарей, тяготеет к модерновому стилю и многочисленные ресторанчики и кафе ему подстать. Здесь, действительно, красиво и уютно даже в ветреную погоду, а кухня выше всяческих похвал. Особенно нам запомнился рыбный ресторан «Цювине» (если я, конечно, правильно воспроизвела это название с литовского). Впрочем, на Бродвее есть рестораны с кухнями на любой вкус. Российскую мы проигнорировали принципиально, ибо считаем, что нужно обязательно попробовать национальные блюда той страны, в которую приехали. И в первую очередь стали спрашивать, конечно же, цапелины — особые картофельные котлеты с мясной начинкой. Очень вкусно!

 В украинский ресторан мы забрели чисто случайно — на улице было холодно, шел дождь, а там, за стеклом веранды, уютно поблескивал огонь камина. Блюда тоже нас не разочаровали. Особенно, мужа, которому понравился совет правильного употребления украинского борща — выпить 50 гр. горилки до и 50 после.

Если говорить о ценах, то низкими они остаются лишь до начала курортного сезона. Пообедать, равно, как и поужинать втроем, можно за 50 лит. Причем в эту цену смело включайте бокал хорошего вина, пива или другого напитка, соответствующего вашему вкусу. Думаю, разница будет не большая.

То же касается и цен на комнаты в отелях. Кстати, место для проживания мы выбирали еще дома, воспользовавшись каталогом, который предложили в Литовском информационном центре по туризму (находится в здании напротив посольства Литвы). В конце концов, остановились на отеле «Люкрена», расположенном в центральной части города. После заявки по телефону, нам предложили номер в двух уровнях: на первом этаже мини-кухня, ванная комната с душевой кабиной, большой раскладной диван, телевизор, на втором — две кровати, просторная ванная комната с душевой кабиной, шкаф, телевизор. Потолок и пол верхнего этажа, сделанные из янтарно-желтой сосны, создавали особый уют, и даже в пасмурную погоду казалось, что на улице светит солнце. Через окна над нашими кроватями можно было смотреть на звездное небо — над одним из них красовалась Большая Медведица! И все это удовольствие обходилось нам 120 лит в сутки. За завтраки мы платили всего по 10 лит и могли выбрать любой из шести предлагаемых вариантов.

Летом этот номер будет стоить уже примерно 360 лит. Однако администратор Снеголе, которая приняла нас очень радушно, рассказала, что своим гостям, особенно тем, которые останавливаются надолго, предлагается гибкая система скидок, здесь с каждым работают индивидуально. Возможно, именно по этой причине отель функционирует круглогодично. К примеру, в зимнее время здесь любят останавливаться спортсмены.

Чем себя занять в Паланге — вопрос отдельный и мало затратный. В чьих-то откликах я прочитала, что это — идеальное место для ничего неделания. И это, действительно, так. В не сезон здесь, я думаю, легко плачется о прошедшей любви, восстанавливается душевное равновесие, приходят на ум светлые мысли и даже складываются стихи. Особенно, если забрести в графский парк, где в пруду плавают лебеди и утки, а белокаменный дворец так и зовет на встречу с призраками. Попадая на дорожки бескрайнего парка с вековыми деревьями, понимаешь, как нелепа твоя одежда: эти вечные джинсы, изрядно помятая ветровка и незаменимые мокасины. И вот уже кажется, что за деревьями мелькнула дама в роскошной шляпе и длинном платье… Ау, ушедшая эпоха!

К счастью, резиденции графа Тышкевича нашли не самое худшее применение, разместив здесь Музей янтаря. И все же мне всегда немножечко жаль, что подобные места не являются собственностью потомков их создателей, что здесь уже никогда не будет звучать детский смех, а портретная галерея династии не пополнится новыми работами. Но это так, всего лишь лирическое отступление. На самом деле в Музее янтаря есть чему подивиться (экскурсовода нет, но на многих экспозициях еще сохранились пояснительные надписи на русском языке).

Но главное достояние Паланги — это, конечно же, воздух, наполненный запахами соснового леса и моря. Бесконечная береговая полоса с чистым белым песком притягивает, как магнит. Вот оно море: чистое, зовущее и такое холодное, недоступное, как запретный плод. Все что оно позволяет — прогуляться по пирсу, уходящему далеко в пенящиеся волны. Все приходят сюда встречать заход солнца, а рыбаки — ловить рыбу. Когда мы отдыхали, как раз шла на нерест салака…

3 мая мы уже уезжали на Куршскую косу. Снеголе любезно предложила помочь, созвонилась со своими коллегами из Ниды и все пыталась найти хозяина отеля, чтобы «организовать» нам скидку. Цены там, действительно, того заслуживали — 230 лит за номер. Правда, доплату за ребенка, как и в Паланге, с нас не брали. На сей раз, пришлось привыкать к более тесным комнатам и крохотной ванной комнате с обычным душем. Впрочем, отель «Нидас» оказался очень уютным, недавно отремонтированным и оформленным в морском стиле.

Как говорят, раньше этот корпус и еще несколько других, составляли комплекс базы отдыха «Рута» для правительственных чиновников. Бывший директор «Руты», якобы «все распродал» и недавно осужден на 6 лет. По словам самих литовцев, цена 1 кв.м этого элитного строения доходила до 5 тыс. евро, однако все было выкуплено очень быстро. Это и не удивительно, поскольку ничего нового в Ниде возводить уже нельзя. Правда, видели мы на берегу моря немало заброшенных зданий. Почему не достроили, почему все поросло травой — остается загадкой.

Многие приезжающие не только выбирают себе отели, но и снимают домики или даже целые виллы. Есть здесь и относительно недорогие номера в доме отдыха «Урбо Калнас» — именно здесь когда-то останавливались писатели со всего Советского Союза, чтобы поправить свое здоровье или обрести музу. С террасы кафе открывается прекрасный вид на дюны и море, впереди шумит сосновый бор. Осенью этого года в доме отдыха собираются провести ремонт и реконструкцию. Ну, а сейчас номера и мебель в них выглядят, можно сказать, плачевно — так и навевает 80-ми годами.

 В центре Ниды тоже сохранились остатки советского времени в виде нескольких монолитных строений, которые плохо увязываются с лубочным видом рыбацкой деревушки. Здесь практически все домики покрашены либо в темно-бордовый, либо в коричневый цвета, а нарядный вид им придают бело-синие карнизы крыш, ставни и наличники. В Ниде, как и в других литовских населенных пунктах, не принято ставить высокие заборы — чаще всего их заменяет подстриженный метровый кустарник. Хочется верить, что это — один из показателей открытости людей.

На самом деле, вопреки опасениям, литовцы с удовольствием поддерживали разговор, радуясь возможности вспомнить русский язык. Может быть напрасно мы объединяем литовцев, латышей и эстонцев, называя их прибалтами? Не обижаются ли они так же, как «лица кавказской национальности»? Ведь у любого народа свои особенности, свои индивидуальные черты, своя шкала ценностей. Если кого-то обидели в Латвии, это не значит, что литовцы такие же. Литовцы и латыши вообще зачастую не понимают языка друг друга и при общении пользуются русским или английским. Прежде чем кричать, что нас где-то не любят, покопайтесь в своих чувствах: интернационалист вы по натуре или все-таки нет? Если нет, то везде будет плохо.

Многие, особенно пожилые литовцы, жаловались на трудности жизни, говорили, что деньги, поступающие в страну из Евросоюза, все равно разворовываются чиновниками. Молодые, комментируя это, соглашались, что пенсионерам живется нелегко, однако предупреждали: «Жаловаться — это наша национальная черта. Все плохо! И при Советском Союзе — плохо, и сейчас, когда вступили в Евросоюз, — плохо».

К слову сказать, почему-то никто не интересовался, как живется нам в России. Наверное, потому, что бедный человек не может себе позволить сюда приехать. Русские вообще появляются в Ниде не часто — ведь гораздо дешевле слетать в ту же Турцию, где ко всему прочему, гарантированно светит солнце.

Однако пресытившиеся немцы, англичане, американцы, канадцы и др. рванули сюда за созерцанием дикой природы и чистым воздухом — 50 тысяч приезжающих в год на полторы тысячи постоянных жителей. В выходные, когда к тому же потеплело до 22 градусов, автобусы с туристами один за другим останавливались либо недалеко от берега моря, либо у окрестных дюн со сломанными солнечными часами.

Несколько лет тому назад был ураган такой силы, что сумел наполовину снести конструкцию из металла и гранита. Что уж говорить о песке. Людям стоило невероятных усилий, чтобы удержать дюны под своим контролем. Теперь, там где растут сосны и березы, где буйно зеленеет трава, и каждый год распускаются цветы, уже мертвые дюны. Но есть небольшой участок песка, который все еще живет своей жизнью, меняет ландшафт, хоронит под собой деревянные настилы для прогулок, засыпает хрупкие душистые фиалки, борется с редким кустарником и жесткими пучками травы.

Отсюда открывается прекрасный вид на залив с множеством парусных судов — это мальчишки из местного яхт-клуба выходят отрабатывать свое мастерство. Внизу — сосновый лес, тропинка, сбегающая к пирсу, аккуратные домишки и… Вдруг на фоне этой картины появляется аист. Он не прилетел, а просто степенно вышел из-за дюны и, как инспектор, зашагал в нашу сторону. Полюбопытствовав, поджал одну ногу, стал прихорашиваться. И правильно сделал — фотоаппарат уже был наготове.

Это маленькое знакомство напомнило нам о том, что где-то есть колония бакланов и цапель. Местные жители рассказали, что дружные птицы настолько испортили лес свои испражнениями, что их хотели уничтожить.

Однако колония живет и здравствует по сей день недалеко от поселка Юодкранте. Правда, никаких указателей этой достопримечательности нет, и приходится ориентироваться лишь на белые кроны деревьев и непрекращающейся гам в птичьем королевстве. Чтобы посмотреть, что же там твориться, следует подняться по лестнице к смотровой площадке. Уверяю, что нужно быть орнитологом, чтобы задержаться в этом месте больше чем на 2 минуты. Ну, а раз уж время все равно потрачено, лучше всего завернуть в Юодкранте. (Чтобы запомнить это название, я разложила слово на три составляющее: йод- кран — те, типа: йод из крана течет.) Поселок лежит на пути в Ниду и в, принципе, можно остановиться здесь, если вы едите туда со стороны Клайпеды (со стороны Калининграда от российской границы до Ниды всего 2 км).

Место, надо сказать, загадочное. По всей набережной камни: на железных ножках; подвешенные на веревках; слегка отколотые; с какой-то целью просверленные. Скульптуры такие. И все туристы почему-то на них глазеют, а потом лезут в гору. Мы тоже пошли из-за любопытства. Оказались на какой-то сказочной тропе с деревянными фигурами. И чем дальше шли, тем страшнее сказка становилась. В самом темном месте подстерегал черт. Потом тропинка свернула в сторону и стала спускаться опять вниз. Практически мы вышли к тому же месту, откуда начали подниматься. В местной лавке купили книжку, из которой и узнали, что побывали на Горе Ведьм. Гора, а вернее совсем старая дюна, конечно, рукотворная, однако это место всегда славилось чертовщиной. Как пишется в книге, «место это — особое, грань мистического и реального миров». К сожалению, ощутить это дано не всем. И все же, когда ночью на этой тропе мерцают огни, у любого дрогнет сердце. По крайней мере, официант местного ресторана «Сорренто» это видел. Мы, уплетая итальянский обед, слушали Тото Кутунье, любовались с террасы второго этажа захватывающим видом на залив, в котором плавали белые лебеди, и тоже пытались представить. Но ехать сюда в сумерках как-то не захотелось.

 В солнечный день Юодкарнте выглядит очень мило. Здесь, как и в Ниде (вместе с еще двумя населенными пунктами они образуют город Неринга) много красивых аккуратных домиков и маленьких, но изысканных отелей. Главную улицу портит только наполовину сгоревшее жилище.

Да, пожары тут случаются, как и везде, и насколько они опасны в месте, где культ дерева превыше всего, догадаться несложно. 4 мая в Литве как раз отмечался День пожарных, однако праздновать его укротителям огня не пришлось. Об этом мы узнали, когда в Ниде на полдня отключили свет. Оказалось, что недалеко от Клайпеды загорелся лесной массив, пострадала линия электропередачи, перестала работать паромная переправа. После мы выяснили, что выгорело 150 га леса. Причем в этом месте несколькими годами раньше уже был подобный пожар. Проезжая мимо, мы с большой горечью наблюдали, как порядком измученные пожарные и военные, спасают деревья от верной гибели. Им помогали вертолетчики, сбрасывая с воздуха тонны воды. Уезжая, домой 7 мая мы все еще видели клубы дыма, пожарные машины и развернутый у дороги оперативный штаб…

ЯНТАРЬ И ДРУГИЕ СУВЕНИРЫ

По поводу культа дерева в Литве кто-то может и поспорить, ибо янтарное ожерелье есть даже на гербе Паланги, а вот с сосной-спасительницей как-то сложнее. Но если подумать, откуда взялся янтарь, то все встанет на свои места.

Янтарный берег… Не надо обольщаться — найти янтарь не так-то просто. Разве что после шторма. Янтарик должен быть легким, как стеклышко. Если нет — значит, вы нашли похожий на янтарь камушек. Для верности находку можно опустить в десяти процентный солевой раствор — янтарики будут плавать на поверхности. Также следует знать, что практически все, что производят янтарных дел мастера в той же Паланге, — из калининградского янтаря, добыча которого поставлена на промышленную основу.

Уличные торговцы зачастую втюхивают курортникам янтарь имитирующие пластмассы — амброид, бакелит или эпоксидные смолы. Отличить подделку от настоящей смолы, которой больше 50 миллионов лет, не знатоку очень трудно. Дело в том, что настоящий янтарь сейчас также подвергается всевозможной обработке, что делает его более оригинальным, но, в тоже время, менее похожим на настоящий. Чаще всего янтарную крошку просто прессуют. Это вроде бы и природный янтарь, но все-таки дешевка. Если сомневаетесь, можно слегка подпалить янтарь зажигалкой — настоящий будет пахнуть смолой, а не пластмассой.

Настоящие шедевры находятся разве что в ювелирном салоне самого Музея янтаря в Паланге. Через увеличительное стекло, которое идет в комплекте с кусочком янтаря, интересно посмотреть на застывших в смоле миллионы лет тому назад мотыльков, бабочек, паучков или на остатки диковинных трав. Некоторые экземпляры стоят несколько тысяч евро. Но есть и подешевле, в пределах 30 евро. К украшениям и сувенирам выдаются сертификаты.

Необработанный янтарь, наверняка найденный на берегу моря, иногда используется местными художниками для создания оригинальных работ из дерева. В одном из магазинчиков Ниды мы скупили все «картины» разных размеров, которые собранны из отшлифованных дощечек, каких-то щепочек, рыбок-деревяшек и наклеенных кусочков янтаря. Ничего подобного раньше видеть не приходилось. Может быть сам художник (имя не известно) и не подозревает, насколько ценны его творения для любого дизайнера. «Ох, запьет ведь теперь!» — посетовала женщина-продавец. Виданное ли дело: за один раз продано все, что приготовлено, как минимум, на месяц.

Повезло также и художнику, работающему в стиле авангардистов. Впрочем, его отличает особый почерк и совершенно неподражаемая техника. Возможно, кому-то известно это имя — Asta Keraitien (в русской транскрипции написать его я не рискнула). Свои полотна автор подписывает просто АК. Мы приобрели несколько картин, чтобы составить законченную композицию на просторах гостиной. Ну и ко всему прочему, не удержались от покупки забавного и доброго керамического чертенка, сидящего в будочке — свеху-снизу круглые деревяшки, вокруг — гофрированная бумага, перевязанная бечевкой. Не знаю, хорошо ли это, приносить в свой дом хоть и симпатичную, но все-таки нечисть. В конце концов, подумали, что ничего страшного, ведь раньше мы уже купили доброго гномика-лесовичка с фонариком. Будут вместе — подружатся.

ПОСЛЕДНЕЕ.

Уезжать не хотелось. Утро было теплым и солнечным, мы медленно катили по дороге в Клайпеду. «Надо же, как за эти дни позеленели березы», — удивлялись мы. И только сосны оставались такими же, как всегда.Слегка наклонившись над дорогой, они тянули свои ветви друг к другу. Не хватало всего лишь чуть-чуть. В опущенное стекло, кружась, залетела семечка-пропеллер и приземлилась на мой блокнот. Я ухмыльнулась, вырвала листочек бумаги, свернула конвертиком и положила туда сосновую кроху. Приеду, посажу на газоне. А вдруг вырастет?

Комментарий автора:

| 16.05.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий