Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Ливан >> Финикийские закаты.


Забронируй отель в Ливане по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Финикийские закаты.

Ливан

С 02 февраля по 14 марта 2002 года мы проехали на нашем Форде вокруг Средиземного моря.
14 стран: Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Австрия, Италия, Ватикан, Тунис, Ливия, Египет, Иордания, Сирия, Ливан, Турция, 6 паромов, 7 морей, 3 материка, 20 900 км.
Мы были в центре Сахары, в горах Акакуса, залезли на Везувий, Этну, Пизанскую башню, египетские пирамиды, сбор св. Петра в Ватикане и на огромный ливанский кедр. Встречали рассвет на горе Синай и горе Небо. Открыли купальный сезон в оазисе среди барханов Сахары в озере Габрао и продолжили его в Красном и Мертвом морях. Катались на верблюде и лазали на пальмы за финиками.

Все это с картинками можно посмотреть на

http://radio.rphf.spbstu.ru/~abris/Africa02/index.htm

http://ats.abris-a.com/
Глава 8 Ливан. Финикийские закаты.

Когда мы доехали до ливанской таможни, уже стемнело. Главная наша трудность в том, что у Лены с Машей кончились ливанские визы. Одиноких девушек без присмотра в Ливан не пускают. Московское консульство визу им выдало, но всего на один месяц. Нам с Таней, как благочестивой семейной паре дали 3 месяца. Теперь нам предстоит неким образом решить эту проблему.

На таможне довольно много людей. Похоже это народ, возвращающийся с хаджа. Мои надежды, что местные погранцы не внимательны, и впустят нас, не разглядев разницы в паспортах, не оправдались. Теперь нас ведут к начальнику. Очень приветливый мужик, отлично говорит по-английски. Готов нам помочь, но это не в его компетенции. Приходится звонить генералу — самому важному и страшному. Пока пограничная машина работает и решается наша судьба — общаемся с начальником. Он летом в отпуск собирается в Россию, и мы для него ценный источник информации. Выспрашивает — как проехать из Москвы в Питер, сколько стоит еда, что можно привезти из России. Когда, наконец, дошла очередь доложить начальству, то он уже представлял нас как лучших друзей, и решение было в нашу пользу.

Ливанская виза это простой штампик. Цена зависит от срока. До трех дней виза считается транзитной и абсолютно бесплатна, до двух недель -15$, до трех месяцев — 34$. Мы взяли транзит. Визу можно продлевать, а можно просто просрочить. В этом случае при выезде придется доплатить до фактической продолжительности вашего пребывания. Есть правда неприятность — при регистрации в отеле визу проверяют и в случае ее просрочки могут отказать в поселении. В феврале в Ливане уже несколько лет объявляется месячник шопинга — въезд безвизовый для всех желающих. Как сказал один мужик — «Welcome, даже если ты израильский парашютист и прыгнул с самолета».

При прохождении границы требуют указать отель, в котором вы планируете остановиться. Никаких подтверждений брони не требуется и можно написать любой, например Regis. Это самое копоткое название отеля в Бейруте.

Еще надо помнить, что одиноких девушек здесь не любят. Здесь достаточно своих и конкурентки не нужны. Поэтому мы здесь числились одной семьей. Лена — моя сестра, Маша — племянница. По религиозным канонам, мой долг и обязанность заботиться о сестре оставшейся без мужа. Как только скажешь, что мы одна семья, так сразу все проникаются уважением и умильно улыбаются.

Кроме паспортного контроля таможня не проявила к нам ни малейшего интереса. Обменника на границе нет — здесь все проще. На соответствующий вопрос к погранцам, показывают на стоящего рядом мужика с пачкой денег. Пятьдесят долларов. Курс 1US$ ~ 1500 LL — ливанских лир. В ходу монеты номиналом до 250 лир.

Теперь надо найти средство передвижения. Таксисты просят 65000—75000 лир до Бейрута. Нас это не устраивает и мы продолжаем поиски. Говорят, что это бесполезно, что прямых автобусов нет. Вскоре выясняется, что еще как есть. Стоит сирийский автобус Дамаск — Бейрут и зазывает пассажиров. Проезд по 150 сури за человека — примерно за 3 доллара. Деньги берут любые, но лучше платить в сури, которые, кстати, категорически запрещено вывозить из Сирии, но на практике не только можно, но как выяснилось даже нужно. У нас их предостаточно и вот мы уже едем по долине Бекаа. За окном мелькают великолепные заправки, витрины магазинов. Всюду чисто и убрано. Улицы освещены. Радио играет приятную англо-французкую музыку. Чувство, что ты попал в какую-то южно — европейскую страну.

Ливан — как часто мы слышали название этой страны в семидесятых. В памяти встают кадры кинохроники — зеленая линия, разрушенные дома, израильские самолеты.

Этому небольшому клочку благословенной древней финикийской земли досталась весьма непростая национальная каша.

Наши политики жалуются, на то что в Москве 10% кавказцев. А вот теперь представьте, какие проблемы могут быть в стране, где 60% мусульман и 40% христиан, притом первые делятся на шиитов и суннитов, а христиане на католиков, в том числе марониов, сирийских, греческих; ортодоксов — армян и греков, не говоря о различных протестантах, друзах и в довершение картины иудеев. Греческие ортодоксы служат на арабском, сирийские исключительно на арамейском — языке Христа. Армянские на древнеармянском. Государственный язык — арабский. Народ хорошо знает французский, английский, немецкий.

В общем, в начале семидесятых, окончательно освободившись от колониального прошлого ливанцы всей толпой рванули выяснять, чья религия лучше, и кто истинный ливанец, а кто пришлый инородец.

Веселая была заварушка. Главное — воевали все со всеми. До сих пор, вспоминая репортажи наших международников, я не могу понять, кто там хороший, а кто плохой. Хоть, впрочем, кто плохой — ясно — Израиль, конечно. На том и помирились. Враг был объявлен, основа для дружбы найдена. С тех пор ливанцы дружат друг с другом, так же яростно, как воевали. Изредка пальнут ракетой по южному соседу, изредка залетит вражий самолет. Дружбе помогают войска ООН, Сирии совместно с бойцами Амаль и Хесболла. Все должности в стране поделили между общинами. Места в парламенте пропорционально поделены по религиозной принадлежности. Президентом может быть исключительно маронит, премьер министром суннит, а спикером парламента шиит. Даже начинают проводить курс на примирение с Израилем. А Сирия продолжает заявлять — «Один народ — два государства».

Уложить все это в голове трудно, даже для ливанцев. Они себя и не утруждают. Плюнули на все эти заморочки, живут в своей прекрасной стране, восстанавливают города, развивают туризм, растят виноград, пьют вино. В прошлом году, например конкурс красавиц — Мисс Вселенная провели. Это при 60% мусульман.

Сразу после границы автобус сделал остановку в небольшом городке Анджар (Aanjar) у небольшого магазинчика с кафе. Сирийские пассажиры автобуса измученные социализмом радостно кинулись в этот западный филиал рая. Наверно пол часа простояли, пока последний сириец не впрыгнул в уже отходящий автобус.

После плодородной долины Бекаа, дорога круто идет в гору. На перевале по краям дороги начали попадаться снежники. Эта зима здесь выдалась на редкость снежной и холодной. В начале января выпал многометровый слой снега, и дорога неделю была закрыта. Даже в Бейруте и Дамаске снег пролежал несколько дней. Такое случается здесь несколько раз в столетие.

Конечно, удобно ехать в своей машине, но автобус тоже имеет свои преимущества. Можно смотреть по сторонам и не думать когда и куда повернуть. Дорога идет горная, с крутыми спусками и подъемами. Попадаются небольшие деревушки, в которых отличное шоссе теряется среди тесных арабских кварталов.

На очередном повороте открылся потрясающий вид на Бейрут и соседние пригороды. Миллионы огней мерцали в прибрежной дымке. Вид как с самолета.

По-арабски Бейрут произносится как Берит, пишется (Beirut).

От границы автобус идет всего два часа. Первое впечатление от пригородов Бейрута, как от типичного европейского города. Небоскребы с рекламой знакомых всемирных фирм, чистенькие производственные корпуса, многоярусные автомобильные развязки.

Живут они на удивление богато. Это притом, что нефти в Ливане нет, как и других полезных ископаемых. Основные отрасли экономики: сельское хозяйство, банки, строительство, туризм.

Автобус пришел на центральный автобусный вокзал. Как только мы вышли из автобуса на нас кинулась толпа арабов выкрикивающих названия различных ливанских городов. Это зазывалы из автобусов. Задача их как можно громче крикнуть и перехватить потенциальных пассажиров их лап менее голосистых конкурентов. Выглядит это весьма угрожающе. Подбегают, один даже схватил о Таню за руку. Я от такой наглости озлился и крикнул на него со всей мочи. Бедный мужик даже опешил. Не ждал он такой прыти от европейцев. Мне даже стыдно стало, обидел хорошего человека. Это работа у его такая, он людям помочь хочет.

Как вскоре выяснилось, он просто пытался нам объяснить, что пешком с автовокзала выйти не так просто. Под предлогом безопасности все выходы, ведущие с вокзала непосредственно в город закрыли, и приехавшим пассажирам без машины выбраться с территории вокзала можно только пройдя длинный путь пешком по узеньким полуметровым тротуарчикам по краям автомобильной развязки.

Платить деньги за такси у нас не было ни малейшего желания, и мы пошли пешком, притом быстро, так как при малейшей попытки остановки к нам кидалась очередная порция зазывал.

Уже поздно и на сегодня у нас в плане только найти ночевку. (см. карту) Рядом с вокзалом расположен отель al-Shahbaa (т. 01—564-287). Вывеску мы нашли сразу, но вот дальше… Чувствуется, что война этот дом не обошла. Стекла выбиты. На уровне первого этажа появляется ощущение, что отеля давно нет, дом брошен и пора искать другое место. Но это не так. На втором этаже вполне приличный небольшой отель. Стены недавно покрашены. В отеле несколько номеров по четыре кровати в каждом. Есть один на всех душ и туалет. С человека берут по 6000 лир. Постояльцы — молодые европейцы, выбравшие самый дешевый вариант ночевки по справочнику Lonely Planet. Для Ливана это очень дешево. Нам досталась большая комната. На жалюзях окна следы автоматной очереди.

Хозяин гостиницы, очень общительный и веселый человек. Встретил нас вопросом, не говорим ли мы по-испански. Нет, а жаль, я так надеялся, что сегодня найдется человек с которым можно пообщаться всласть. Сам он друз. Авантюрист революционер. Воевал в Ливане и вспоминает эти годы как лучшие в своей жизни. Ночь, света нет, я контуженный на лошади выбираюсь к своим по горам… Счастье, да и только. Когда война кончилась, и стало скучно, он воевал партизаном в Колумбии. Это было тоже здорово. Эх Че-Гевара, ох кактус мескалито!

Теперь у него на стене висит огромная карта Латинской Америки на арабском. Тоскует, что нет больше в мире мест, где бесшабашные партизаны крушат, глупую правительственную армию, что нет больше СССР и некому поставлять оружие. Периодически спрашивает, ну как у вас там жизнь. Неужели лучше, чем при коммунистах. Очень расстроен нашими ответами. Он так надеялся, что вот еще немного и новая Советская Россия опять завезет куда-нибудь оружия, и он опять вспомнит молодость. Ну а пока он держит гостиницу, в сотне метров от мест боевой славы, у бывшей зеленой линии, которую он называет красной, ибо это линия огня и славных побед, а вовсе не линия прекращения огня. Каждый вечер ждет гостей из разных далеких стран, знающих испанский, и учит японский. Видать воодушевлен идеями Аум Синрике. Английский, французский и немецкий он уже прилично знает.

Очень хочется спать, а жаль. Мы бы с ним всю ночь могли проговорить.

С утра начали день с общения с банкоматом. В Ливане они стоят на каждом углу. Это просто удивительно, нигде их не видел в таком количестве. По выбору дают доллары и ливанские лиры. Это просто здорово. Мы можем добыть столь необходимые в Сирии доллары. Нажимаем на кнопочку, бжик и мы держим в руках пачку старых рваных пятидесятидолларовых купюр. Да, такие не везде возьмут. Качать права трудно — банкомат железный, и не склонен к разговорам. Вдобавок еще сняли 300000 лир.

Для поездок по Ливану, мы хотели взять машину в аренду, но выяснилось, что в воскресенье это сделать очень трудно. Из десятка контор, открыта была только одна, но машина в ней стоила 80$ в день, что для Ливана очень дорого. Общественный транспорт здесь работает отлично, и мы отказались от этой идеи. Будем ходить пешком.

Для начала идем гулять по Бейруту. Огромный современный город с небоскребами и частными особняками. Полная смесь. Иногда кажется, что ты в Ереване, иногда, что в Брюсселе. Следы войны на каждом углу. На стенах зданий следы пуль и гранатометов. Многие здания брошены, и видимо уже никогда не будут восстановлены. Даже высоченные небоскребы стоят с пробитыми стенами и выбитыми стеклами. По соседству с ними отремонтированные и ухоженные здания. Одно представительство ООН чего стоит. Блестит тонированными стеклами, как Европарламент. В голове крутится крамольная идея — вот подкрадется террорист с гранатометом. Это же сколько битого стекла будет.

В некоторых домах отремонтирована только одна комната, остальное в развалинах. Живет в этой комнате весьма не бедный человек. Вот и стоить под окнами этого почти мертвого дома сверкающий полировкой Кадиллак.

Много банков, контор, жилых домов. Совсем рядом с таким творением архитектуры рыбаки сушат сети, стоит остов экскаватора.

Административный квартал или Downtown находятся в идеальном состоянии. Небольшой кусочек города с правильной планировкой и широкими улицами. О войне здесь правда напоминают противотанковые надолбы около парламента.

Зеленая линия давно уже отошла в прошлое. На ее месте разрушения были самыми сильными. В прилежащей к морю ее части не осталось камня на камне. Образовалось пустое пространство шириной в 200 метров. Одно из уцелевших зданий на краю этого поля — армянская церковь. Зашли в нее. Прихожан немного, смотрят на нас очень напряженно, но не гонят. Служба идет на армянском. В соседней церкви прихожане с виду арабы, и служба идет на арабском. Это стоит посмотреть и послушать. Я долго ждал, когда православный с виду священник произнесет нечто типа «Аллах акбар», не дождался, но видимо мало ждал.

Город по очереди, а иногда одновременно оглашают колокольный звон и завывания муэдзина. Получается весьма колоритно. Все здесь перемешано, разделение зеленой линией города на христианскую и мусульманскую часть весьма условное. Куча церквей и мечетей расположены на чужой стороне. К чести местного населения следует сказать, что во время войны они не снесли следы чужих религий в своих секторах. В настоящее время все этим гордятся. Стоит заговорить, с любым местным жителем, как вскоре звучи фраза. Мы все братья, мы больше никогда не будем воевать. Это все Израиль натворил, а евреи, кстати, тоже братья они здесь тоже живут и мы с ними дружим.

Похоже, они действительно не будут воевать. Город сейчас живет абсолютно мирной жизнью. Здесь никто не будет к вам приставать. Магазины напоминают Европу — на товарах штрих-код, оплата кредитками. Торговаться не принято.

Гулять по городу здесь одно удовольствие. На набережной имени Парижа посетили кафе. У меня с детства была мечта выпить кофе на набережной Бейрута. Вот она и осуществилась. Набережная в Бейруте красивая. Берег скалистый, особенно на западе. Здесь из воды торчит скала Pigeon в форме ворот. В бухтах пляжи. Девицы здесь загорают в купальниках. Это невиданная вольность.

Отдельный район — Американский университет. Здесь мы с Таней наткнулись на McDonalds, и естественно посетили. Послали SMS привет знакомым антиглобалистам.

В Бейруте есть античные развалины, но они уж больно развалины и их можно не смотреть.

На витринах книжных магазинов куча компьютерной литературы, есть интернет кафе.

Сотовых операторов здесь два, но обслуживать наши трубки согласился только LIBANCELL. Отправка SMS — 0.47$! Будте осторожны! Разговоры тоже дорогие — 213 секунд с Россией — 8.95$. Местные звонки с посекундной тарификацией, но тоже дорогие: 41 секунда — 0.48$.

Все это для роумеров. Если купить местную SIM карту, то звонки будут по 0.06 $ в минуту.

Местные номера шестизначные. Если вы звоните с трубки надо набрать 0—1-***-***. Еще правильнее +961-***-***. Если набрать 02, то можно дальше набирать любой номер в Сирии. 03 — звонок на сотовый телефон. Сотовой связью покрыта практически вся страна.

Устав гулять по Бейруту мы поехали в Сайду или по-арабски Сидон (Saida). Маршрутки здесь называются «сервис». На юг страны они идут с автостанции Кола (Cola). Это на юге Бейрута и достаточно далеко от центра. Поехали на такси за 10000LL. Вот место, где правил дорожного движения совсем нет. Красный свет — не более, чем предупреждение. Полосы и разметка, это так — грязь на асфальте. По встречной полосе автострады — запросто. А что, если надо? Что, ехать назад и искать разворот? Нет в своей стране этих штучек они не допустят. Езжай куда надо и живи свободно!

На автостанции по крикам зазывал мы быстро нашли нужную маршрутку. Билет — 2000 лир.

Берег моря практически весь застроен, но дорога — приличная автострада. До Сайды всего 45 километров и меньше часа езды.

Сидон один из самых древнейших городов мира. 6000 лет назад, здесь появился первый финикийский город.

Достопримечательности сосредоточены вдоль побережья. Небольшая крепость крестоносцев, на островке. По сути напоминает неапольскую Санта Люсию. Вход платный. Рядом за 5000—10000 тысяч лир можно нанять лодку и выйти в открытое Средиземное море. Нам хотелось прокатиться, но лодочники так нагло приставали к девушкам, что Лена гордо заявила — «С этими нахалами не поплыву».

На другой набережной стоит Великая Мечеть Омара 13 века. В 1982 году израильтяне ее разбомбили. Шуму тогда про преступления израильских агрессоров было не мало. Я даже до сих пор помню. Мечеть вскоре на Саудовские денежки восстановили и в нее можно зайти.

Конечно, если еще одна ракета прилетит, то эта мечеть опять рухнет, но на будущее сделаны выводы. Новые мечети строят из монолитного бетона двухметровой толщины. Покатые склоны как у современного танка. Все сооружение стоит на песчаной подушке, на случай ударной волны от ядерного взрыва. Смотря на нее, веришь, что ислам будет жить вечно. Пирамиды развалятся, а такая мечеть будет стоять. Вот только мир настал раньше, чем мечети заложенные по такому проекту успели достроить.

В Сайде есть античные развалины, но сохранились они плохо.

В людных местах продают землянику. К концу февраля успел созреть новый урожай. Коробочка стоит 1000—1500 лир. В Ливане еще растят бананы. Здесь они мельче, чем знакомые нам эквадорские. По размерам наверно в два раза. Цены достаточно высокие, чуть меньше доллара за килограмм. Для нежной банановой пальмы здесь слишком холодно и сухо, поэтому за бананами тут нужен уход. Коммерческий банан можно вырастить только в теплице, непрерывно поливая. Теплицы приходится строить высотой в 5—7 метров. Банан — это не помидор, ему простор подавай. В Сайде есть рыбный рынок.

Не смотря на такие сложности, бананов тут растят много. Значительная часть земли занята теплицами. Практически во всех арабских странах можно продаются именно ливанские бананы.

Из Сидона поехали дальше на юг в Тир, или по-арабски Соур (Sour). Это уже совсем близко к Израилю. Сразу после выезда из Сайды пост войск ООН. Действительно голубые каски, как в телевизоре. Смотрят на маршрутку и пропускают. Отличная магистраль идущая вдоль побережья здесь обрывается. До войны она шла дальше до Хайфы, но сейчас до этого еще далеко. Даже участок Сайда — Соур не восстановили и маршрутке приходится продираться тесным улочкам приморских деревушек. Дорога, правда, не длинная, всего 40 км.

Соур хоть и моложе Сайды, но достопримечательностей здесь побольше, а история побогаче. Еще царь Соломон, заключил договор о дружбе и сотрудничестве с царем Тира Хирамом. Кедр, для постройки иерусалимского храма был вырублен именно здесь.

Кто только не завоевывал Тир: египтяне, персы, ассирийцы, вавилоняне, македонцы, римляне, арабы, крестоносцы, турки, англичане, французы, израильтяне. Иисус Христос именно здесь превратил воду в вино. Это должно быть святым местом для всех российских алкоголиков. Вот представьте: встал бы Иисус не с той ноги, и наоборот — превратил бы вино в воду. Так бы и жили мы при сухом законе, как в Ливии.

По такому случаю был объявлен праздничный ужин. На набережной Тира есть плавучий рыбный ресторан. Там мы основательно пообедали. Хотели заказать местную рыбу, но официант честно признался, что вся рыба привозная. Все, что плавало у местных берегов давно уже съели до нас. Осталась только мелочь, отравленная нечистотами. В итоге сошлись на дораде, пойманной у берегов Турции. Рыба была вкусной, но она была маленькой и одинокой. Выбрав ее в меню, по цене мы думали, что это грамм триста, а может пол кило.

Ладно, но зато выдали целый таз фруктов, бананов, апельсинов, яблок. Наивные люди. Думают, мы это не съедим, и они еще этот таз еще месяц носить будут. Ну по две единицы мы тихонько в карманы заложили, а потом попытались оставшееся съесть. Один только я наверно два десятка бананов осилил. На дне таза для приличия оставили три апельсина.

Вино в Ливане отменное. Выпили две бутылки. Никогда не видел на российских прилавках ливанского вина, а жаль — это вкусно.

Ресторанчик расположен в гавани рыбного порта, рядом с резиденцией патриарха маронитов. Это самая большая по численности христианская община Ливана. Они подчиняются Ватикану. С 1959 года даже патриарх мароитов назначается Папой. При этом богослужение ведется на арабском, а ритуал сохранился местный.

Рядышком здание ООН. К нему то и дело подъезжают джипы, то с бойцами, то с местными красавицами. Работы тут для миротворцев хватает. Восточная арабская часть города — это нечто среднее между трущобами и лагерем палестинских беженцев. Попытки навести там порядок признаны тщетными. Лагерь окружен постами ООН, дороги забаррикадированы. Въезд туда автотранспорта запрещен. Входящий и выходящий народ проверяют на взрывчатку и оружие. Что уже там внутри творится науке не известно. Мы, посмотрев на это, соваться внутрь не отважились.

Рядом с трущобами стоят новые многоэтажные дома. Красивая набережная вымощенная тротуарной плиткой с пальмами и фонариками. Бегают и катаются на велосипеде ухоженные дети. Очень на Италию похоже.

В Тире два участка с античными развалинами. Восточный имеет весьма значительную площадь и достаточно хорошо сохранился. Вход 6000 лир. Радует то, что посетителей в нем практически нет и можно побродить в одиночестве.

Устав после долгого дня мы сели на лавочке на самой западной части мыса, на котором построен Тир. Солнце как раз садилось в море. Всю жизнь я хочу жить в доме с видом на солнце, садящееся в море. Может когда-нибудь это и сбудется.

Рыбаки возвращались с рыбалки. Так солнце заходит здесь уже тысячи лет. Где-то рядом, давным-давно, сидел древний житель Финикии. Дорожка от заходящего солнца, все так же манила в его даль. Никто не знал, что там за морем, а узнать очень хотелось. И вот люди строили сначала простенькие лодки, потом корабли и уходили в море. Как мало их вернулось назад, как много их жен выходили на этот мыс в надежде увидеть очертания знакомого паруса, но именно они сделали этот мир, именно благодаря ним можно сказать, что человек — это звучит гордо.

Солнце зашло и стало холодать. Пора возвращаться в Бейрут. Прямо из маршрутки мы позвонили хозяину вчерашнего отеля и зарезервировали номер.

Выйдя на автостанции Кола, мы решили добираться до отеля пешком. Теплый весенний вечер. На душе птички поют. В результате, мы не только дошли до отеля, но еще и основательно погуляли по вечернему городу. Ночная жизнь кипит. Люди сидят в кафе, танцуют, слушают музыку. Девицы не боятся ходить в одиночку по темным закоулкам. Город живет нормальной мирной жизнью. Открыто большинство магазинов. В одном из них мы купили продуктом. Внимательный продавец предупредил нас, что взятое нами молоко в полночь станет просроченным, и предложил выбрать другое.

Ночевать нам пришлось, правда, в менее комфортных условиях. Все номера уже были частично заселены, и нам пришлось подселяться. Маше с Леной к двум молодым немкам, а нам к французским парням.

Утром обрадовав хозяина любимым испанским языком (Buenos dias, me gustara el cafe) выпросили кофе и выехали в Библос или по-арабски Джабаил (Jbail). Маршрутка идет с главной автостанции Бейрута 36 км меньше чем за час. Цена 3000 лир.

Берег полностью заселен. В отличие от южного Ливана рядом с береговой линией роскошные отели. Туризм в Ливане развит и является важной статьей дохода.Приезжают только сюда не европейцы с американцами, а жители соседних арабских стран со своими многочисленными женами. Даже отели для них строят по другим проектам. На одно семейство нужны огромные апартаменты, чтобы вместить всех. Летом, когда на родине в пустыне становится совсем жарко, они приезжают к морю на сорокоградусную прохладу. Вольность местной жизни создает все условия для полноценноо отдыха.

Библос — самый древний город не земле. Уже 9000 лет здесь живут люди. Сохранился фрагмент стены, которой 4900 лет. Стена конечно маленькая и выложена из круглых неотесанных камней, но возраст вызывает уважение. Рядом стоить совсем как новый замок крестоносцев. Все древности огорожены забором. Билет — 5000 лир.

Перед входом большое количество сувенирных ларьков, в который мы сделали насколько покупок. Поездка уже кончается, пора закупаться.

У меня кончилось моторное масло в машине. Мешать разные сорта не хотелось, а искомое масло BP Visco 5000 уже не попадалась с Германии. В Африке синтетики нет как вида. Народ льет дешевую минералку. В Библосе на дальней полке я наконец увидел и купил искомую канистру. Теперь ее, конечно, придется тащить с собой в рюкзаке, но зато проблема решена.

Бензин в Ливане представлен всеми сортами. Обозначен цифрами как в России. 95 — зеленый — без свинца. Обычно подписано «Sans plumb». Цена от 0.3 до 0.5 $ за литр, но на заправках цены указаны не за литр, а за 20 литровую канистру. Это очень странно, но приходится этому верить, хоть у меня все еще есть сомнения — может мы не правильно поняли мужика, который нам это объяснял. Говорит, что во время войны, заправок не было, и бензин черпали из бочек и мерили канистрами. Война давно кончилась, а канистра так и осталась единицей измерения горючки.

Ливан — страна ливанского кедра и уехать из него так и не увидев этого чуда никак нельзя. После многочисленных воин и строек, практически весь кедр вырубили. Осталось только две небольших рощицы, в которых растет несколько сотен деревьев. Самая большая из низ — в горах рядом с Триполи или по-арабски Тараблусом (Trablous). Для начала мы на маршрутке туда приехали из Библоса. Соседом оказался мужик учившийся в Киеве на летчика. Он хорошо знал русский и мы всю дорогу говорили с ним. В основном он жаловался, что нет работы, что нет денег. Узнав, что мы едем вокруг Средиземного моря, он очень удивился и сказал, что обычно таких путешественников встречает лично президент. В Триполи он провел нас к месту отправления маршрутки в Бчаре — ближайший город к кедровой роще. Маршрутки не было. Ходят они туда несколько раз в день, зато таксистов вокруг собралось не мало. Каждый из них, только и говорил, что маршруток туда не ходит в принципе. Подождав десяток минут, мы распрощались с нашим русскоговорящим мужиком и сторговались на 55000 лир с таксистом. За эти деньги он довезет нас до кедовой рощи, даст час погулять, завезет в Бчаре и вернет назад.

Дорога проходит через красивейшее ущелье Каддиша (Qqdisha Valley) с огромными обрывами. Дорога идет по самому краю, делая резкие повороты. Пологие склоны засажены виноградом и яблонями.

Население ущелья христианское. Начиная с V века здесь поселились марониты. По дорогам стоят ящички со стеклянной дверцей и мадонной внутри. Все вокруг убрано. Просто удивительно. Границы нет, всего несколько километров, а совсем другой мир. Вот некоторые говорят — сделайте нам границу, уберите проникновение вражьей культуры. Оказывается, можно и без границ. Если культура есть, то защищать ее не надо. Арабы живут своей жизнью христиане своей и не жалуются на тлетворное влияние, а если культуру можно спасать только забором, то грош ей цена.

В дальней от моря части долины находится самый большой город Бчаре (Bcharre). Такой городок можно найти в Альпах. Острые шпили католических соборов среди ослепительных горных вершин. Крутые улочки с ровным асфальтом. Все дома свежевыкрашенны. Праздно шатаются отдыхающие горнолыжники. Винные магазины — как давно мы их не видели. За 5000—10000 лир можно купить бутылку хорошего вина. Купили столько, сколько смогли унести. Это отличный подарок. Главное теперь все это через Сирию перевезти. Их таможенных правил я не помню. Вдруг там страшные кары на контрабанду алкоголя.

Таксист сам живет в Бчаре, поэтому и согласился ехать дешевле всех. Заехал к себе домой. Угостил нас яблоками и фирменной лепешкой с виноградными листьями. Вкусно!

Кедровая роща находится в 4 километрах в сторону гор. Местечко так и называется Цидарс (Cedars). Здесь на высоте более 2000м в начале марта еще лежит снег. В небольшой долинке с парковыми дорожками растут эти огромные деревья. Их возраст от 200 до 1500 лет. Раньше ими были покрыты все горы от Синая до Турции, но все пустили на дрова. Теперь их конечно охраняют. Каждое дерево изучено и пересчитано. Патриарх маронитов взял рощу под личную опеку. Больше всего радует то, что рядом в горшочках продаются молодые деревца. Их можно посадить и они приживутся. На соседних горах уже видны молодые побеги. Осталось подождать всего 500 лет и ливанские горы снова будут покрыты этим удивительным растением.

В отличие от сибирского кедра иголки у ливанского короткие и скорее напоминают лиственницу. Ветки образуют ярусы. Конечно, не так красиво как на ливанском флаге, но вполне заметно. Шишка небольшая, почти как у сибирского кедра, но более мягкая и плоская. Найти целую шишку непросто. Видимо их всех собрали до нас, то ли на сувениры, толи на семена. Мы нашли только несколько огрызков. Зато по земле валяется множество маленьких веточек обломанных ветром. В качестве сувенира удалось найти кусок сучка, который мы довезли до дома.

Некоторые деревья имеют у основания десять, а то и более обхватов. На них можно даже не высоко залезть. Шершавая теплая кора. Ее хочется гладить рукой как кота.

Посреди рощи стоят таблички о посещениях рощи всяким важными персонами, принцами, послами и президентами.

В это время года здесь не сезон. Дорожки завалены снегом и приходится идти проваливаясь по колено. Парк формально закрыт, но мы перелезли через забор. Так здесь принято. Кроме нас еще гуляла компашка развеселых французов. А что еще надо для полного счастья? Весна, воля, голубое чистое небо. Таксист нас уже сильно заждался, прежде чем мы счастливые перебрались обратно через забор. Ради таких дней стоит жить.

После рощи нас провезли еще несколько километров вверх. Здесь расположен горнолыжный курорт. Восемь подъемников, высоты от 1850 по 3087 метров. Плата за вход на день 23$.

Летом здесь снега нет и можно залезть пешком на ближайшие вершины, ну а зимой перевал завален трехметровым слоем. Наш план прорваться через него к Бальбеку не удался. Откроют его не раньше мая.

Теперь нам придется ехать до границы большим кругом. Для начала мы возвращаемся в Триполи. У нас есть возможность погулять по городу несколько часов. Это уже совершенно арабский город. Один сплошной рынок в центре. Над городом возвышается замок крестоносцев. Отреставрирован, стоит как на картинке в лучах заходящего солнца. Вход 6000 лир. Мы решили в него не идти. Купили на уличном лотке кокосовый орех и сели радом с крепостной стеной еще разок посмотреть как солнце садится в море. Как только красный шар коснулся горизонта, взвыли десятки муэдзинов. Со всех концов города в небо взлетели десятки ракет фейерверка. Город погрузился в какофонию. Веселые ребята арабы. Жить они умеют, а что вокруг грязь и беспорядок им дела нет. За месяц я уже к этому так привык, что теперь буду долго вспоминать это долгими северными ночами, а проснувшись ждать часа, когда запоет муэдзин.

Когда стемнело, мы еще немного пошатались по узким улочкам. Купили на сувениры мыла ручной работы, поели и сели на маршрутку до Бейрута. Наши визы действительны уже последние часы. Пора назад. На вокзале Бейрута сразу попался автобус до Дамаска. На этот раз уже ливанский. Стоит он в два раза дороже — 8000 лир. Что до границы, что до Дамаска — цена одна. При покупке требуют паспорт с сирийской визой. Конечно, можно было подождать автобуса из Сирии, но когда он будет не известно. Все окружающие уверяют, что сегодня не будет, а этот автобус последний. Да мы так им и верим, но ехать все равно надо. Садимся, и вот уже из окна мелькают знакомые улицы Бейрута. Так и хочется сказать — я сюда еще вернусь. Умом конечно понятно, что скорее всего я вижу этот удивительный город в последний раз. В мире еще сотня других стран, а жизнь коротка. Это конечно так, но вернуться хочется.

Ливанскую таможню мы прошли просто с потрясающей скоростью. Пограничник ограничился лишь поиском нужной страницы в паспорте. А перед нами в очереди для граждан прочих стран стоял гражданин Ирака. При виде такого паспорта как-то вздрагиваешь. Видимо западники при виде нашего испытывают аналогичные чувства. Выглядит весьма сытым и интеллигентным. Дорогие очки. Да что удивляться — люди все одинаковые.

Комментарий автора:

| 05.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий