Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Ливан >> Ливан 2005. Часть 1


Забронируй отель в Ливане по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Ливан 2005. Часть 1

Ливан

Как-то исторически сложилось, что в нашей семье отдых на море несколько больше нравится жене, а я предпочитаю горы. Соответственно интересам ведётся лоббирование при планировании очередной поездки. А разговоры про «снова на пляж» возникли практически сразу после приезда в мае из Турции. Лейтмотивом планируемого отдыха стало слово «халява». Её хотелось. Поэтому начиная с сентября (конец высокого сезона) были заряжены знакомые в турфирмах, а сами мы стали ежедневно отслеживаться горящие путёвки. В Египет, Испанию, Грецию и Турцию, как страны, чьи пляжи уже были истоптаны, мне хотелось в последнюю очередь, Адриатика не гарантировала тёплую погоду во второй половине сентября. Оставались Тунис, Марокко, и, возможно, немного позже Эмираты.

Чем больше я читал отзывов о Тунисе, тем меньше он мне нравился. А между тем время шло, и халява как-то не задавалась: то не было билетов, то предложений. И тут наконец Аэрофлот официально объявил о своей традиционной осенней акции. В этом году все дальнобойные предложения отсутствовали, а из оставшегося Ливан был практически единственным устраивающим всех вариантом. В отличие от Туниса все отзывы о Ливане были сугубо положительными, что радовало. С другой стороны, было понятно, что в Ливан едут люди неслучайные, изучившие тему и знающие, что они будут делать, поэтому брюзжания в стиле «атель ацтой бухла мала все казлы» никто и не ждал.

25.09.05 подъехал к кассам в 8—30, оказался пятым в очереди, и уже в 9—40 вышел с билетами в руках (вот они, плюсы провинции). Аэрофлотовская халява (159$ + сборы) при ближайшем рассмотрении оказалась не такой уж и халявистой. Уродский внутренний курс 33 за $ и пресловутые сборы в 75 $ довели реальную цену билета до 271$.

Вопрос с проживанием решал через небезызвестную Анхар. Цены она давала те же, что и отели на сайтах, и я решил не загружаться самостоятельными переговорами с хотельерами. Кто-то в конференциях на авто.ру, считал, что лучше бронировать через фирму, хозяева которой — ливанцы (Сезар трэвел, кажется). Я попробовал. Вариантов было меньше, а цены — такие же, или чуть-чуть хуже; вообще, сложилось впечатление, что организация моего проживания их сильно не заинтересовала. Большой проблемой оказалось купить путеводитель, после 2001 года его не переиздавали. Однако в конце концов им меня снабдила всё та же Анхар (за что ей огромное спасибо), причём помалкивала до тех пор, пока я не подтвердил бронирование. Из-за этого моя сестра массу времени потратила впустую, пытаясь купить книжку в московских магазинах.

400 км до Москвы в день вылета прошли без приключений, машину оставили в Шереметьево 1,5. Регуляркой летать значительно приятней — всё вовремя, детское питание для дочери Алисы — хитрой веснушчатой девицы 5,5 лет от роду. Прилетели в 2.30 по местному. Аэропорт новый, чистый, кроме нашего рейса, никого нет. Сразу встали в очередь на паспортный контроль, следуя советам не покупать въездную марку за 17 $, а с погранцами старательно тупить и гнать пургу, что «можно бесплатно». Однако, видимо, этот ход ливанцы изучили уже в совершенстве, т. к. всех в очереди обошёл пограничник, интересуясь, куплена ли марка. Об этом напоминают и повсеместно развешанные плакаты, похоже, что лавочка прикрылась. Марка покупается на паспорт, поэтому нам хватило двух. Жена, несмотря на наличие мужа и ребёнка, очевидно, представляла собой немалую потенциальную опасность для впечатлительных арабов :о)), поэтому её личность была пристально изучена, а в отель сделали контрольный звонок.

Трансфер на всякий случай я заказал заранее за 25 $, но вполне можно уехать и самому — предложений хватает. Цена — 15—20 $ в зависимости от района Бейрута.

Анхар говорила, что в Ливане понятие «низкий/высокий сезон» определяется почему-то не по погоде, а по календарю. Так и оказалось: настало 1 сентября — и всё, пляжи официально перестают убираться, в гостиницах пусто, несмотря на великолепную погоду и тёплое море. В гостинице (Mayflower 3*) в связи с этим, видимо, нас ожидал приятный сюрприз — вместо оплаченного дабла с доп. кроватью получили без доплат полноценный фэмили сьют с 2 спальнями, 2 телевизорами, и т. д.. Выпили по банке пива из мини-бара и завалились спать.

Назавтра отправились знакомиться с Бейрутом. Первым делом купил карту за 12 000 лл: план Бейрута и Ливан в масштабе 1см — 2 км. Из отеля прихватил ещё бесплатную карту Бейрута — менее подробную, но более удобную в пользовании. Курс обмена везде практически одинаковый, 1480 — 1500 ливанских фунтов, или лир, за доллар. Платить везде можно хоть долларами, хоть лирами, хоть вперемешку. Но иногда, давая сдачу с баксов местными деньгами, могут слукавить в пределах доллара.

Надо сказать несколько слов о путеводителе. Безусловный респект Осипову и Медведко — авторам — за исторические очерки. Пригодился экскурс в ливанскую кухню и мини разговорник. Перечень и описание достопримечательностей тоже полны. Но вот объяснение проезда к ним — отвратительно, что усугубляется отсутствием в Ливане указателей на дорогах. Часть информации попросту начинает устаревать.

Сначала пошли на набережную. Наш отель находится в районе Хамра, вблизи одноимённой улицы, которая является главной торговой артерией в Бейруте. Табличек с названиями улиц практически нет, зрительная память рулит нереально. Польза от карты — возможность позиционироваться, когда натыкаешься на какой-нибудь глобальный ориентир.

Вышли в районе Луна-парка, и двинулись в сторону обязательного для посещения в Бейруте объекта — Голубиных скал. Всякий проезжающий мимо таксист непременно бибикал и высовывался в окно — слишком большой соблазн являла собой троица бледных иностранцев, идущая пешком. Я, начитавшись разговорника, старательно кричал всем: «Ля, шукран!» Впрочем, на сигнал давят все, по поводу и без повода. Я даже подозреваю, что Рено, которую я брал в прокате, оказалась в наличии, и по дешёвой цене благодаря тому, что у неё была исключительно тугая кнопка сигнала. Любой вздумавший покататься на ней ливанец уже через пару часов пребывал бы в глубокой депрессии, ощущая себя полным лохом, лишённым главного способа самовыражения.

Я всю дорогу озирался, пытаясь увидеть широко разрекламированные в путеводителе дешёвые автобусы, которые в теории должны были периодически возле нас притормаживать и заманивать внутрь. Фиг вам! В Бейруте этот номер не проходит. Прокатиться на общественном транспорте в самом Бейруте получится только при знании городских маршрутов. Дешёвые же междугородние и пригородные автобусы водятся на 2 автовокзалах, один из которых обслуживает север Ливана, а другой — юг. 

 В районе Голубиных скал берег резко повышается и обрывается в море примерно 40-метровым отвесом. С краю скалы прилепились несколько кафе и ресторанов, потом мы поужинаем в одном из них. Что неприятно поразило — то, как загажен берег на всём протяжении набережной. Тротуары подметены, а за забором — как будто никого не касается. Горы пластиковых бутылок, бумажек, окурков, целлофана. Всё это валяется на земле и плавает в море возле берега.

После осмотра окрестностей решили перебраться в центр. Поскольку в Ливане в ходу арабские названия, то будьте готовы к тому, что английский или французский вариант просто не поймут. Так и вышло на этот раз. Путеводитель называл центральную площадь Этуаль. Остановленные таксисты тупили, и название «Этуаль» понимать не желали. Подробная карта Бейрута (та, что за 12 000), именовала то же место Stars square, но и это словосочетание было чуждо слуху профессиональных бейрутских извозчиков. Лишь ткнув пальцем в халявную мапу из отеля, где значилось: «Nejmeh square», нашли понимание. Запрошенные 5000 не показались чрезмерной суммой, и мы поехали через вяло ползущую ежедневную пробку по набережной. Ближе к центру начинают попадаться следы гражданской войны — полуразрушенные здания со следами от пуль и дырками от снарядов. Причём может быть так: три дома стоят стена к стене, среднее — восстановленный отель, а по краям — две развалины. Видимо, не у всех хозяев недвижимости есть деньги на ремонт. На одном из чудовищно изуродованных зданий каждый бейрутский шофёр непременно заострит ваше внимание: «О-о! Здесь был убит наш президент Харири! Пп-пуф-ф!!! Взорван!»

 В центре Бейрута ну очень много солдат с автоматическим оружием, которые здесь играют роль полиции. Полицейских я видел всего два раза, занимались они разруливанием пробок.

Походили по пешеходным улочкам в районе площади Этуаль, посмотрели раскопки, реконструкцию мечети. Затем жене непременно захотелось подняться над Бейрутом на воздушном шаре, используя его в качестве обзорной площадки — есть там такой прикол.

По дороге несколько раз попадались указатели, свернув по которым направо, мы непременно попали бы на Minet (район Бейрута), а где-то рядом были суки (souk — рынок). :о)))

Подъём на шаре стоил 11 000 (это если до 16 часов). Я не полетел, а остался с наслаждением потягивать местное холодное пиво Almaza. Нормальное такое. Хотя в жару любое ледяное пиво пойдёт на ура. После аэроэкскурсии пошли по направлению к гостинице, держа в голове идею покушать. Я был категорически против фастфуда и настаивал на каком-либо аутентичном кафе, памятуя общий принцип: чем больше местных там жрёт, тем лучше. На сей раз — не сработало. Впрочем, виной тому были и наши слабые познания в нюансах арабской кухни.

Забрались в едальню — ну прямо то, что надо: и в сторонке от туристических маршрутов, и местные тусуются в избытке. Одна беда: оказалось, что это что-то типа закусочной, и полноценных горячих блюд там нет. Хрен с ним — заказали хоммос (с мясом!) аж двух видов, салат и ещё какую-то ботву. Хоммос — традиционная арабская холодная закуска — до гастрономического оргазма не довёл: консистенцией сильно напоминал замазку, а в середине сиротливо жались несколько кусочков фарша. Но экзотично. Есть принято куском острой лепёшки или лаваша. Делается он из горохового или баклажанного пюре и заправляется всякими острыми приправами. Салат по ливански — просто нарезка из овощей, куда помимо привычных помидор и огурцов входят жгучий перец, маринованные кукуруза, огурцы и что-то ещё.

Затем совершили променад вдоль всей набережной — по местному «корниш», за американским университетом поднялись в гору, и после посещения супермаркета отправились домой, благо уже стемнело. Супермаркет — не вот какой большой, и что особенно гнусно — на большинстве товаров нет ценников. Подобная конспирация в Ливане встречается сплошь и рядом. Остаток первого дня я провёл, дегустируя купленное по рекомендации путеводителя Nectar de Kefraya и составляя маршрут на завтра. Свидетельствую — вкус необычный, а вино недурно.

Назавтра был день путешествий. С утра я отправился в прокатную контору, которая из вороха найденных в отеле буклетов оказалась ближайшей. Там довольно быстро сторговал (с поправкой на низкий сезон) Рено Клио 1,4 2003 г.в. за 33 $ на день. Как и везде, в контракте были свои, местные особенности. Залог составлял 350 долларов — аккурат размер франшизы, что, впрочем, логично. Почему-то нестраховым случаем признавался угон машины. Шины и фары — тоже, ну это как обычно. Все повреждения, царапины и вмятины на кузове общим числом около 20 были скурпулёзно занесены в схему, со мной совершили пробный круг по кварталу, и я уехал.

Пожалуй, надо рассказать об особенностях ливанского движения и вождения. Дорожные знаки в Бейруте используются 2 видов: кирпич и указатель направления движения на перекрёстке. Приоритет определяется крутизной тачки и эмпирическим путём: потихоньку высовываешь морду на перекрёстке и смотришь, пускают тебя или нет.

Поворотниками не пользуется никто. Я думаю, что, как иностранец, вычислялся на раз, по привычке их включая. Местные, если надо повернуть влево, высовывают левую руку в окно, и вяло производят ей движения в адрес едущего сзади: типа, остынь, притормози. Поскольку до правого окошка дотянуться сложней, то вправо обычно поворачивают без предупреждения. По этой же причине большинство не пользуется кондиционером. Как же высовывать руки наружу при закрытых окнах?! :о))

Где-то читал о мастерстве бейрутских водителей. Фигня всё это, ездят так же, как и все. Машины все по кругу в следах жёстких парковок и мелких ДТП. Автопарк очень неоднороден — с одной стороны много дорогущих авто, например, новеньких Рендж Роверов и кабриолетов Мерседес, с другой — жутких рыдванов типа Мерседесов ещё с вертикальными фарами.

Движение в прибрежных районах Бейрута — Хамра, Рауш, Манара — очень затруднено для плохо ориентирующихся там. Улицы узкие, забиты припаркованными автомобилями, и очень много одностороннего движения. Поэтому можно довольно долго ездить кругами мимо цели. Про отсутствие табличек с названиями уже упоминал.

Ясно было, что всё за один день посмотреть не удастся, поэтому задачей было съездить в Баальбек (ИМХО, главная ливанская достопримечательность) и вернуться, зацепив по дороге максимальное число интересных мест. Посетить Джейту, Библос и Хариссу мы планировали потом, когда переедем в Джунию. Потолкавшись в Бейруте, вырвались на приморское шоссе — автобан приличного качества, ведущий на север страны, в Триполи. Вдоль всего побережья застройка очень плотная, и чёткой границы между городками нет. Ориентируешься по указателям, которые на автобане всё же имеются.

Первая остановка — у Собачьей реки (Нахр аль Кальб, примерно 15 км от Бейрута). Автобан уходит в коротенький, метров 30, тоннель, в котором надо успеть перестроиться вправо, потому что прямо на выезде из тоннеля надо будет свернуть направо же. Здесь — историческое место, с которого пошла мода оставлять надписи типа «Здесь был Вася». Право называться первым Васей застолбил Рамзес II ещё в 13 веке до н. э.. Местечко, видимо, было популярным и народу через него шлялось изрядно. Поэтому надписей получилось много. Отметились и египтяне, и ассирийцы, и римляне, войска Наполеона и турки, французы и масса другого народа.

Километром дальше по автостраде — поворот направо, в Баальбек через Фарайю. Указатель — на Jeita grotto. От побережья дорога непрерывно идёт в гору. Спустя километра два-три минуем поворот к самой пещере Джейта. Затем начинаются очень необычные пейзажи, напоминающие одновременно и Метеору, и Каппадокию. По бокам от дороги торчат сильно выветренные скалы самой разнообразной формы, а прямо между ними кое-где разбросаны жилые дома.

Некоторое время направление движения очевидно, но затем появляются с виду абсолютно равнозначные развилки, по ливанскому обычаю лишённые всяких указателей. Поэтому в глубинке залог успеха приезда в намеченное место — не лениться спрашивать дорогу.

Ещё поднимаемся, и, миновав блок-пост ливанской армии, выезжаем к руинам Калаат Кафра. Восстановленный алтарь с маленькой колоннадой, и башня Клавдия, внутри которой по мрачным узким ходам можно (и нужно) подняться наверх. Как ни странно, ходы в башне не замусорены, в отличие от окружающей местности. Немного дальше — развалины двух храмов. Вокруг — чрезвычайно живописно выветренные скалы.

Дальше по дороге — очередной перекрёсток с круговым движением без указателей. Хорошо, что можно спросить дорогу на АЗС. Следующая достопримечательность — созданный природой скальный мост — по-арабски Джиср аль Хаджар (примерно в паре километров от Калаат Кафра). Его в принципе видно с дороги, но лучший ориентир — две кафешки в чистом поле, прямо на склоне горы, с видом на этот мост. Видимо, вода, текущая по ущелью во время таяния снегов весной, наткнулась на прочный пласт и промыла себе дорогу под ним, создав 35-метровую арку такой же высоты.

Вскоре в поле зрения показываются подъёмники, уходящие вверх по голым склонам горы. Это Кфардебьян, один из шести ливанских горнолыжных центров. Судя по количеству огромных пустых парковок, пунктов проката, и т. д., зимой тут должно быть людно. Меня при подготовке поездки терзали мучительные сомнения: хотелось опробовать Ливан и с точки зрения горнолыжника. Утешился тем, что в Сирию и Иорданию можно поехать зимой, а оттуда на 48 часов заглянуть в Ливан покататься.

Дорога тем временем выходит на плато на высоте около 2100 и некоторое время вьётся по нему среди безжизненных россыпей камней. Проезжаем мимо какого-то табора. Ума не приложу, чем тут можно заниматься. Между тем начинается затяжной спуск в долину Бекаа. АКПП в Реношке, и раньше меня раздражавшая, начинает просто бесить. Во-первых, эта тварь при движении в гору упорно не желает чувствовать момент, когда пора переходить на пониженную. Когда скорость становится неприлично низкой, такой, что даже обкурившийся эстонец сможет обогнать тебя пешком, пытаешься спасти дело кик-дауном. После пинка по педали коробка внезапно спохватывается и переключается. Моторчик, приготовившийся бесславно испустить дух, радостно взрёвывает, и всех сидящих в салоне судорожно дёргает. Потом цикл повторяется чаще или реже, в зависимости от крутизны подъёма. Во-вторых, на спуске ситуация обратная. Пилит и пилит, скотина, оставаясь на пониженной, после того, как сбросишь газ на каком-нибудь повороте. Движок ревёт, обороты под 3000, а ей всё пофиг! И никакой возможности поменять этот дебильный алгоритм.

После того, как миновали горнолыжные курорты, дорога стала заметно хуже. Если раньше встречались просто неровности, небрежно заляпанные асфальтом, или волны, то теперь приходится держать ухо востро — периодически попадаются натуральные ямищи, поймав которую, можно запросто повредить колесо или подвеску. Забыл сказать — естественно, почти сразу, как съехали с автобана — никакой разметки, никаких знаков. На серпантине ограждений тоже нет, будь сбоку хоть километровая пропасть.

На середине затяжного спуска начались совсем уж сусанинские штучки. Подъезжаем к перекрёстку с круговым движением: три дороги примерно одного качества уходят в разные стороны. Лезу в карту — нет такого перекрёстка! Это — на двухкилометровке!!! Ладно, иду на блокпост, солдаты подсказывают, что надо ехать вправо. Вскоре въезжаем в первую деревню в долине Бекаа, где и знакомимся ещё с одной традицией ливанской глубинки. Я имею в виду «лежащих полицейских». Хрен с тем, что они никак не обозначены — на улице светло. Но все они абсолютно разных размеров, от практически незаметных до настоящих противомашинных укреплений, переползать которые приходится крадучись, чтобы не ободрать днище.

Очередной перекрёсток особенно затрапезного вида. После предыдущего «несуществующего» пересечения дорог я в сильных сомнениях. Вроде бы надо прямо, но дорога в этом направлении совсем убогая. Решающим оказывается появление слева автобуса, похожего на рейсовый. Ладно, едем туда.

Выбрали неправильно, но ничего страшного не происходит. Пришлось раза три остановиться и поспрошать. Все говорят только по-арабски, но слова Баальбек достаточно, чтобы показали нужное направление.

Выезжаем на шоссе, идущее через всю долину Бекаа. Всего две полосы, зато есть разделительный барьер из бетонных блоков. Несомненно, это очень круто :), но нам надо налево, поэтому временно едем в противоположную от Баальбека сторону и высматриваем место для разворота. Вот и оно — одна плита в разделительном заграждении попросту отсутствует. Поспешно разворачиваюсь, поглядывая в заднее зеркало: полоса-то всего одна, а носятся по ней — дай бог.

Здесь, вдали от столицы, состав автопарка заметно меняется. Дорогие машины исчезли, зато появилось большое количество ну просто жутких рыдванов без стёкол, оптики, с дырами в кузове и свисающими проводами. Один из них я не удержался и сфотографировал — он приехал своим ходом на моих глазах.

Мимо храмового комплекса не проедешь — всевозможные колонны видно издалека, развалины находятся прямо в городке. Останавливаемся, но, как выясняется, рано — это пока ещё зона раскопок, а комплекс дальше. Проехали чуть вперёд. Справа — остатки круглого храма Венеры, на территорию которого доступ закрыт. А слева — массивная стена комплекса. Билеты стоят вроде по 10000, детёныш бесплатно. Кассир интересуется, откуда мы. Я отвечаю, и спохватываюсь, что забыл в машине новую плёнку. Бегу за ней. При возвращении становится понятна причина любопытства — меня уже встречает мужичок, неплохо говорящий по-русски и предлагает услуги экскурсовода. Видя, что я не горю желанием нанять его, мужик начинает скороговоркой вываливать массу сведений о Баальбеке, демонстрируя глубокое знание предмета. Однако я вежлив, но непреклонен: в путеводителе всё описано достаточно подробно, а лишнего времени у нас нет; хочется ещё посмотреть знаменитые кедры и по возможности попасть в Триполи.

Описать храмы подробней, чем в путеводителе, всё равно не получится. Приведу только несколько своих наблюдений и впечатлений. В целом — всё очень круто. Это ощущение возникает уже с парадного входа — пропилей — и при попадании внутрь только усиливается. Чтобы попасть к остаткам главного храма Юпитера, нужно пройти через шестиугольный двор, из которого затем попадаешь на большую площадь перед храмом Юпитера. В середине — остатки двух зданий, предположительно — алтаря и обсерватории. По периметру оба двора были окружены колоннадой, от которой сейчас остались только небольшие участки. Алисе очень нравятся всякие руины, она с удовольствием по ним лазит. Стоит на минуту отвлечься, как обнаруживаешь дочуру лезущей в какое-нибудь стрёмное место. Поражает, что в этом гигантском комплексе кроме нас находится максимум 5—6 человек.

От храма Юпитера за прошедшие века осталось только 6 стоящих колонн высотой с 6—7 этажный дом. Постарались землетрясения и неоднократная смена хозяев — каждый следующий стремился построить что-то своё, при этом хорошим тоном считалось использовать в качестве стройматериала сооружения предшественников. В углу храма есть выход на подобие балкона, оттуда хорошо видно чудовищные по размерам каменные блоки, из которых сделан фундамент всего комплекса. Некоторые из них достигают в длину 19, в ширину 3,6 и в высоту 4 метров. Подозреваю, что таскать их из каменоломни было весьма геморройно. Но древние строители лёгких путей не искали: и лестница внутри комплекса не выложена из отдельных камней, а вытесана(!) в цельном каменном блоке.

Сбоку находится храм Бахуса, или малый храм. Впрочем, малым его можно назвать только в сравнении с храмом Юпитера. Навскидку размеры вполне сопоставимы с Парфеноном, разве что пропорции иные — храм Бахуса кажется более высоким, но меньшей площади. Высота его колонн 19 метров. В отличие от храма Юпитера, храм Бахуса сохранился гораздо лучше. Почти все колонны и большая часть антаблемента на месте. Те куски, что упали вниз, только позволяют лучше оценить мастерство древних камнерезов. В отличие от ленивых египтян, вырезавших свои рисунки на чём-то вроде цементного раствора, которым они обмазывали всё подряд, здешние мастера поблажек себе не давали, и обрабатывали непосредственно камни.

Рядом есть небольшой музейчик с несколькими гробницами, в одной из которых даже лежат части скелета.

На этом осмотр закончили и вернулись на машине немного назад по дороге, чтобы посмотреть самый большой в мире строительный камень. Поворот к древней каменоломне обозначен вывеской с надписью типа: «Romanian carriere», или как-то похоже, почти сразу после бензоколонки. Глыба впечатляет: 21,5×4,2×4,8м, весит больше 2000 тонн. Хрен знает, почему её так и не утащили. Фотографируемся на её фоне, и это ошибка — надо было обязательно подойти вплотную или влезть наверх, иначе масштаб абсолютно не чувствуется. У меня язык устал объяснять всем, какая это крутая каменюка.

Теперь нам надо ехать в направлении Триполи. Слово Триполи, как водится, никто не знает, но мы, благодаря путеводителю, подкованы и спрашиваем Трабулюс. На выезде отвлекаемся на покупку у уличных торговцев фруктов (1 кг винограда, 2 ветки фиников, кило бананов — 3000 лл), и таки уезжаем не туда. На удивление, перед первой же деревней попадается указатель: Makna. Лезу в карту — что за ботва? — нет такой буквы! Путём несложных умозаключений приходим к выводу, что это деревушка, обозначенная на карте одним из альтернативных языков как Maqne. Приходится немного вернуться, и, свернув направо, всё же выехать на правильную дорогу.

Движения практически нет. Минуем блок-пост, на котором почему-то не пускают влево. Но нам не больно-то и надо. Ещё немного — и дорога после последнего на этом пути посёлка в долине Бекаа резко начинает забирать вверх. Рено продолжает испытывать наше терпение, но мы неуклонно карабкаемся вверх.Вскоре пропадают остатки и так чахлой растительности, остаются голые камни и с каждой минутой всё более захватывающий обзор на долину. Перевал здесь совсем не детский, примерно 2600 м, зимой он, безусловно, закрыт. Из долины Кадиша в Бекаа через хребет ветер тащит серые тучи. Перед тем, как въехать в облака, останавливаемся и спешно, ёжась от холода, снимаем панораму долины Бекаа — вид, как с самолёта.

Мда-а… На термометре — 13 градусов. В облаках — ещё холоднее. В верхней точке перевала какие-то бедолаги, стуча зубами так, что, кажется, слышно нам в машине, ставят запаску. Спуск проходит в плотной пелене, которая начинает рассеиваться только на высоте примерно 2 км. Справа в поле зрения опять появляются подъёмники — это Ле Седр (Кедры), ещё один горнолыжный курорт. Метров через 400 — поворот налево, по указателю на рощу кедров (ключевое слово — Cedars), до которой немногим меньше километра. Вокруг — никого. Наша машина одна на парковке, которая, судя по надписям, платная. Заснувшую Алису оставляем в машине и идём смотреть. Тишина, которая в роще становится прямо торжественной. Воздух насыщен каким-то слабым ароматом — видимо, это кедры, чья древесина действительно обладает приятным запахом. Кедр для Ливана — не просто дерево, это — символ страны. Он есть на флаге, на гербе, и даже на въездных штампах в наших паспортах. Здесь, возле городка Бшарре — самая большая и древняя роща в Ливане, всего около 300 деревьев. Пользуясь безлюдьем, перелезаю через верёвочное заграждение (да-да, к кедрам подходить нельзя!) и обнимаю ствол. Чтобы обнять его весь, мне понадобились бы ещё три товарища. По возрасту дерево — ровесник Христа, высота его 35 метров, настоящий исполин.

У входа в рощу — мёртвое дерево, которое с минимальной помощью скульптора превратилось в скульптуру «Пять Христов». Их изображения скрываются в хитросплетении ветвей.

Долго топчемся возле сувенирных лавок, открытых, но без продавцов. Обилие выставленных в них поделок вызывает определённые подозрения: никаких кедров не напасёшься! В конце концов выходит мужик, и мы покупаем у него несколько шишек по 1$ за штуку. Шишки, как нам кажется, подделать сложнее. :о)) И пахнут они кедрами.

Время уже довольно позднее, начинает смеркаться. И мы едем вниз по долине Кадиша.

 В Бшарре въезжаем уже почти в темноте. Этот городок замыкает долину, и в нём надо выбрать, по какой стороне ущелья продолжать движение. Разницы практически нет, т. к. внизу дороги сходятся на расстояние 5 км. Мне почему-то больше нравится северная сторона, но — увы! — как всегда, отсутствие указателей решило дилемму по-своему. Я об этом, правда, узнал гораздо позже. Долина Кадиша населена гораздо гуще, чем та, по которой мы ехали в Баальбек. Бшарре плавно перетёк в какой-то посёлок, затем другой, третий…Ничего похожего на изредка попадающиеся на дорожных указателях названия в атласе нет. Периодически наползает туман. Дорога узкая, проходит мимо каких-то хибар, помоек, временами прямо над проезжей частью натянуты верёвки с сохнущими носками, трусами и прочим нижним бельём. Полное ощущения, что вот-вот заедешь в чей-то двор, и всё кончится.

Машин — единицы. Темень. Никак не могу понять, где же мы всё-таки едем. Всё это в совокупности слегка нервирует. Хочется кушать. Первоначально по плану ужин должен был состояться в Триполи, типа, на набережной с видом на море и освещённую крепость. Однако езда по ущелью Кадиша заняла значительно больше времени, чем планировалось. И когда в Амьюне, наконец, наступила ясность с нашим местоположением, (а также с тем, что ехали мы по южной стороне ущелья), мы единодушно принимаем решение поворачивать на развилке в Бейрут. Начиная с Амьюна же пошла в принципе неплохая дорога, а когда выехали на автобан, я совсем расслабился — примерно 70 км до Бейрута не внушали беспокойства.

Должен заметить, что всю дорогу меня сильно смущали ценники на заправках. Как прикажете понимать вывеску: 95 Unleaded — 21 400? Цена явно не за литр! Если за 10 — то получалось крутовато. Поскольку других идей у меня не было, я морально готовился к худшему варианту. Километров за 30 до Бейрута решил залиться доверху, т. к., когда забирал машину в прокате, стрелка указателя топлива чуть-чуть не доходила до отметки 1/1. Думал, получится как раз.

Указанная на заправках цена оказалась за 20 литров, что заметно утихомирило мою недовольно ворочающуюся жабу. Налили почти полный бак на 25 000 лл, а пробег к тому моменту был около 280 км. Однако не тут-то было. Подлая Реношка, обидевшись на мою ругань, наглядно продемонстрировала, что бак при выдаче машины был полным, а всё дело в указателе топлива, который не доходит до верхнего положения. По приезду в Бейрут стало ясно, что надо бы плеснуть ещё немного бензина. Поэтому, высадив девушек развлекаться в Луна-парке, я поехал на заправку почти напротив Голубиных скал, замеченную накануне. И вот там-то меня гнусно развели. До сих пор обидно вспоминать.

Как только я подъехал на заправку, как появилось два перца. Один стал открывать лючок и вставлять пистолет, а второй двинул прямиком ко мне и принялся предлагать билеты какой-то лотереи (читай — отвлекать внимание). Поскольку я человек вежливый и подвоха не ждал, то разговор с ним занял минуты полторы. Билетов, естественно, мне было не надо. Когда же я поднял глаза на счётчик топлива, то на нём нахально светилось 13 литров (притом, что проехал я максимум 30 км от предыдущей заправки до полного), к тому же 98 бензина. Минуты две я переваривал ситуацию и прикидывал, стоит ли затевать скандал. С одной стороны, было чрезвычайно обидно. С другой, полиция, возможно — дача показаний в чужой стране, жена с дочкой после Луна-парка, не понимающие, где муж, и не знающие, как добираться до гостиницы.… В общем, засунул я свои претензии в…одним словом, поглубже, и, наплевав на 6 долларов, поехал за семьёй.

Поставили машину перед гостиницей, и пошли кушать. Генеральное направление — к Голубиным скалам напрямик через город. Если что-либо достойное встретится раньше, остановимся. Если нет — поедим на набережной. По дороге попадались либо фаст-фуды (много), либо кафе с аборигенами, но без свободных мест. В итоге так и поужинали с видом на море: я взял кафту (пара острых котлеток), жена с дочкой ограничились классическими бифштексами. Всё с пивом и 200 граммами арака, обошлось в 41 доллар. На обратном пути пошли как-то по другому, и я конкретно заплутал. Худо-бедно вышли на улицу Хамра, но до гостиницы в час ночи я бы сам дорогу уже точно не нашёл. Спасибо встреченной компании — парень, по дороге сообщивший мне, что он палестинец, любезно проводил нас метров 400 до нашего Мэйфлауера.

Фотографии можно посмотреть здесь, в разделе, соответственно, Ливан, часть 1. 

Автор Вадим

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 11.12.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий