Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Казахстан >> По дороге с облаками


Забронируй отель в Казахстане по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

По дороге с облаками

Казахстан

По дороге с облаками, или Уазик-сафари по казахстанской Африке (национальный парк Алтын Эмель, Казахстан, сентябрь 2004)

Когда вы всю жизнь живете в одном месте, а потом неожиданно уезжаете жить в другое, то особенно сильно начинаете ценить то, на что раньше, живя на старом месте, совершенно не обращали внимания. У меня так случилось с алма-атинскими горами. Кто бы мог подумать, что переехав в Москву, я буду каждый год приезжать в отпуск в Алма-Ату и как сумасшедшая носиться по горам и разным природным местам — по тем самым, к которым до переезда была абсолютно равнодушна, предпочитая активному отдыху отлежку на диванчике перед телевизором! Казахстан сам по себе — огромная и потрясающе красивая страна. И как оказалось, необязательно уезжать далеко — даже очень близко от Алма-Аты можно обнаружить не только всем известные Тянь-Шанские горы, но у другие удивительные живописные аттракции. Об одном таком месте и пойдет дальше речь.

Как-то в интернете я обнаружила фотографии совершенно нереальных фантастических гор — впечатление было такое, что это изображение лунного пейзажа. Гугл спас отца русской демократии от невежества — оказалось, что это горы Ак Тау (каз. Белые Горы), расположенные в национальном парке «Алтын Эмель», а парк находится всего лишь в 250 км от Алма-Аты. Ура! Цель намечена — решено, я еду в этот парк в ходе своей сентябрьской поездки в Алма-Ату в этом году! Перекопав интернет, я нашла координаты алма-атинского турагентства, которое на своем сайте в числе прочих предлагало поездки в Алтын Эмель. Еще из Москвы я списалась по е-мейлу с менеджером этого агентства Михаилом и предварительно договорилась о цене и дате путешествия. Когда летела в Алма-Ату, то в бортовом журнале Air Astana неожиданно обнаружила статью про Поющий Бархан (одна из главных достопримечательностей Алтын Эмеля) — это был Знак!!! Алтын Эмель меня явно ждал!

Уже в Алма-Ате мне стало понятно, что просто так в Алтын Эмель не попадешь :). Не зря это самый большой заповедник в Казахстане (600 кв. км) — как видно, и самый охраняемый. Сперва, за день до намеченной поездки, мы с Михаилом состыковались и поехали на аудиенцию к представителю заповедника в Алма-Ате. Сей представитель постоянно заседает в гостинице в центре города (Жетысу, напротив ЦУМа). «Ну и куда вы хотите съездить? — Ну естественно, в самые красивые места — к Поющему Бархану, Бес-Шатыру и в Ак-Тау. — Не-е, за один день это не получится! — Получится, получится!!!». Представитель посомневался, но все же прямо при нас позвонил в заповедник и предупредил, что завтра приедут «высокие гости» (Михаил активно пропиарил меня в качестве крутого московского фотографа, который работает на всевозможные географические журналы мира, в надежде пробить скидку на фотосъемку :). Так что машина в заповеднике плюс сопровождающий нам уже были обеспечены. Оплачивать трип я должна была уже непосредственно в заповеднике.

На следующее утро мы с Михаилом выдвинулись из Алма-Аты в 5 утра. Всю ночь лил недетский ливень, и я даже расстроилась немного — испугалась, что погода безнадежно испортится, и видов не будет, и свой вожделенный лунный ландскейп я не увижу. Но я совсем забыла, что Алма-Ата — это не Москва, где если уж с неба льет дождь и тучи, то это конкретно и на весь ближайший день. Итак, мы проехали в ночи и тумане 250 км по трассе Алма-Ата-Капчагай до зон отдыха (100 км) и дальше по этой же трассе до Сары-Озека и горных отрогов Джунгарского Алатау (еще 150 км) — цепочка этих гор надежно окружает Алтын Эмель с севера. Между горными грядами Матай и Алтынемел находится перевал, через который заезжаешь в заповедник. Виды в горах были просто потрясающие, а главное — весьма обнадеживающие: с верхушек гор живописно свисали клочья тумана и стелились по асфальту в свете дальних фар. «Да-а, похоже, ничего у нас не получится с Ак Тау — просто ничего не будет видно», — скептически предрек Михаил, который становился все мрачнее, особенно после того, как бампер его машины оторвался и несколько десятков километров проехал по голому асфальту, стершись в резиновую пыль. Но я надеялась на лучшее! И не зря! Как только мы скатились с перевала в долину, тучи разорвало голубым небом, солнце выглянуло и засияло и превратило тучи в кудрявые облака бело-серого цвета. И небо стало потрясающим! Облака стелились низко-низко, я думаю — вообще в какой-нибудь сотне метров над землей. И так выпукло и фактурно! Голубое-голубое небо, низкие белые облака и дух захватывающий простор долины… АФРИКА! Это же настоящая Африка — в первый раз тогда подумалось мне, и весь последующий день я не переставала твердить это себе.

Въехав в долину, мы понеслись в поселок Басши — центр Алтын Эмеля, где локируется дирекция заповедника. Поплутав по дорогам — пару раз местные нас посылали не туда, и мы заезжали в непонятные деревни, откуда уже начиналось реальное бездорожье, — мы все-таки добрались до Басши и нашли (разумеется, не с первого раза) здание Дирекции. Пообщались с важным Директором в его кабинете, и он отдал нам с царского плеча на весь день (10 часов) свой собственный уазик и своего же водителя. К слову, в Алтын Эмеле просто так самостоятельно передвигаться нельзя (да и не проедешь, т. к. кругом блокпосты) — нужно обязательно брать официального сопровождающего водителя-проводника и машину заповедника, или же сажать проводника в свою машину. Разумеется, все это платно. Весь мой трип обошелся мне в 140$ (заповедник) + 45$ (турагенство) — итого 185$. По какому пункту мне сделали скидку в заповеднике — тайна, покрытая мраком, но заплатила я на 40 долларов меньше, чем должна была. :) Наверное, все-таки скостили фотосъемку. Легенда фотокора помогла!

Название заповедника Алтын Эмель переводится с казахского как Золотое Седло. Как впоследствии объяснил мне водитель, перемычка между грядами гор Алтанемел и Коянды Тау осенью становится золотой от желтой листвы — вот и назвали этот перевал «Золотое седло», еще во времена Чингиз-хана. Вообще, Чингиз-хан — это знаковый персонаж в Алтын Эмеле, как вы увидите дальше…

Итак, пересев в директорский уазик, наша компания лихо понеслась по бездорожью. Водитель был не крут, а суперкрут — директорский класс, одно слово! — и не только вел, но и попутно просвещал меня на предмет разных животных, в изобилии населяющих заповедник. Мы увидели массу джейранов, куланов (диких полулошадей-полуослов) — поодиночке и стадами, а также я увидела трех ярко-рыжих лисиц, милого серого зайца и потрясающего фазана — малинового, с зеленой головкой! Все звери-птицы уносились как сумасшедшие, едва заслышав шум мотора. Особенно порадовало одно стадо куланов — услышав нас, они издалека зачем-то бросились нам наперерез и перебежали дорогу за несколько десятков метров от нас, а один куланенок отстал от взрослых и, сделав порядочный крюк, ошалело пробежал совсем близко от нашей машины.

Основная растительность в Алтын Эмеле — саксаул. Это удивительное растение, про которое наш водитель сказал: «Он сам выбирает, где ему расти» — в отчет на мой наивный вопрос, а нельзя ли его выкопать и посадить дома. Такое красивое дерево — да-да, все- таки дерево, хотя саксаул может выглядеть и действительно деревом (как взрослое растение), и мелкой колючкой-кустом, едва народившимся или наоборот, уже совсем сухим. Саксаул — популярное в Средней Азии сырье-дрова для шашлыка, так как эта древесина дает хорошие сухие угли. Если вы пробовали шашлык, приготовленный на саксауле, то знаете, что по сравнению с ним шашлык на древесном угле — это так, фигня на палочке…

Потрясающее ощущение тишины и отсутствия людей — и полное отсутствие мобильной связи! — на много-много километров вокруг — особенно остро чувствовалось, когда по моей просьбе мы останавливались и я вылезала из уазика для съемки, ходила вокруг машины, нарочито громко топая ногами (типа змей и прочих гадов возможных отгоняла — водитель с Михаилом надо мной смеялись, но я упрямо продолжала это делать). Страшная жара, несмотря на сентябрь, сухая потрескавшаяся земля, бело-зеленые заросли саксаула, синее небо, ветер… Кружащее голову, пьянящее степное раздолье! И совсем по-особому в голове зазвучали слова любимой песни группы Мельница «Двери Тамерлана»:

По лазоревой степи
Ходит месяц молодой,
С белой гривой до копыт,
С позолоченной уздой.
Монистовый звон
Монгольских стремян —
Ветрами рожден
И ливнями прян…

Проехав 55 км, мы достигли первого пункта нашего уазик-сафари — Бесшатырских курганов. Бес-Шатыр (каз. Пять Шатров) — комплекс курганов-захоронений-усыпальниц царей племен саков-тиграхауда (7—4 в. до н.э.), когда-то живших на территории Казахстана. Я помнила царственное — «тиграхауда»! — название этих племен еще из школьного и университетского курса по истории древнего Казахстана. 31 курган сосредоточен по общей территории в 3 кв. км. Пять самых крупных курганов, высотой до 17 метров (те самые «пять шатров») — это могилы «племенных вождей-военачальников» (царей); средние курганы — «могилы знатных и прославленных воинов»; малые курганы — «могилы храбрых рядовых воинов». Также среди курганов рассыпано множество мегалитических камней-менгиров, очень похожих на кельтские россыпи камней в Бретани и в Англии. Раскопки в Бес-Шатыре велись после второй мировой войны. В царских курганах нашли мужские кости, а в некоторых — мужские и женские кости вместе (явно свидетельство того, что жены царей шли с ними вместе в последний путь), ну и утварь, которую цари брали с собой в загробную жизнь — глиняную посуду, косточки домашних животных, кошмы (ковры), оружие… Результаты раскопок сейчас хранятся в государственном Музее Казахстана, а также в Музее Востока в Москве.

Мы постояли немного возле этих величественных курганов. Все-таки интересное ощущение — то, что в школе и университете я считала страшной занудью, которую нужно было зубрить перед экзаменом, сейчас встало передо мной стеной прошедших времен, — когда здесь стояли юрты и носились кони с боевыми наездниками, светловолосыми и голубоглазыми (а саки — предки казахов — говорят, были именно такими):

Ты — сердце огня,
Ты — песня знамен,
Покинешь меня,
Степями пленен…
Мельница/Двери Тамерлана)

Кстати, вернувшись домой в Алма-Ату после Алтын Эмеля, я отрыла на книжной полке старую книжку «Казахстан: летопись трех тысячелетий», по которой училась в университете, и прочитала ее запоем, как приключенческий роман! Люди! Учителя истории! Вывозите ваших учеников из душных классов «в поля» — это лучше любых книг, любых контурных карт, любых атласов, — туда, где сама История брызжет из воздуха, из ветра, из солнца, и увидите, останется ли кто-то из учеников равнодушным к вашему предмету!…

По пути из Бес-Шатыра мы проехали еще одно историческое местечко — кострище воинов Чингиз-хана. Три стоящих вертикально огромных камня, вокруг валяются еще три целых камня и один, разломанный на мелкие куски, — это бывшее кострище, а раньше оно выглядело как семь вертикально стоящих камней. Здесь в былые времена воины армии Чингиз-хана устраивали привал и готовили походную еду. Внутри каменного круга разжигали костер, а сверху на камни ставили казан с готовящейся едой. Аромат истории…

Наш дальнейший путь лежал из Бес-Шатыра через степь и саксауловые заросли к туранговой роще. Туранга — рановидность тополя, и Алтын Эмель — единственное место в мире, где эта самая туранга произрастает. Вообще-то дерево как дерево, если честно — ничего особенного, но все равно приятно. Здесь, в туранговой роще, мы сделали ланч-привал. Вообще, стоит отметить, что в заповеднике совсем не зря такая строгая пропускная система. Нигде нет ни соринки, в популярных местах остановок — урны для мусора, WC и «зонтики»-беседки, и все это сделано строго из локальных природных материалов (например, беседка рядом с туранговой рощей — из туранги). Здорово! Особенно если вспомнить, как замусорены горы в местах массового уик-ендного паломничества алма-атинцев…

После туранговой рощи и мини-обеда (я смогла сжевать только пару яблок — так было жарко) мы двинулись к Поющему Бархану. Поющая Гора, Поющий Бархан — так называют этот огромный (3 км в длину) песочный холм, который неизвестно каким образом вырос на берегу реки Или между двумя горными массивами — Большим Калканом и Малым Калканом, прикрывающим Бархан с двух сторон, подобно щитам (каз. Калкан — щит).

В вышеупомянутой статье о Бархане в бортовом журнале Air Astana приводилось несколько красивых легенд об этом месте (кстати, оно считается аномальным — говорят, что когда мимо Бархана ходили суда по реке, то у них выходило из строя навигационное оборудование). Вот одна из легенд: «В древние времена путешествовал по миру шайтан (т.е. черт). Подсматривал за людьми, строил козни, успевал везде и не пропускал ничего. Однажды прогневался на него Всевышний и лишил возможности молниеносно передвигаться с одного места в другое. Тогдла шайтану пришлось пешком добираться до своего дома — а дом стоял на вершине горы. Долго шайтан шел по степи, пробирался по извилистым тропам вдоль берегов реки Или, наконец устал и прилег отдохнуть. Так труден был его путь и так тяжело было бремя свершенных им деяний, что шайтан уснул крепким сном. И спит он до сих пор, обратившись одиноким барханом, и ничто и никто не могут его разбудить — ни палящее солнце, ни дожди, ни грозы, ни ветры. Только иногда одинокий стон вырывается из его груди, когда кто-то пытается потревожить навсегда уснувшего шайтана». Красиво!..

А еще есть не менее симпатичная легенда, что под песками Бархана похоронен Чингиз-хан и его боевые соратники, а песок поет , когда душа хана «изнемогая от душевных мук, рассказывает потомкам о своих подвигах»…

Мы подъехали к Бархану со стороны гор, а затем объехали его с восточной стороны и выехали на берег Или. Зрелище, конечно, потрясающее. Настоящая песочная гора. Высокая! Ярко-желтый песок, на нем то тут, то там растет вездесущий саксаул и колючки. Местами на песке темные пятна и полосы — следы ночного дождя («Сегодня бархан петь не будет — он после дождя сырой», изрек водитель). Я попробовала взобраться немного на Бархан, но ноги утопали в песке и безнадежно съезжали вниз. А ведь туристы забираются наверх, мало того, у алма-атинских горнолыжников это популярная забава — кататься с Бархана на лыжах. И вот тогда-то, когда по нему двигаются лыжи или «пятая точка» туриста, он и «поет»! Поет, конечно, громко сказано — пески Бархана просто издают своеобразные звуки — скрипение-гудение, идущее из- под песка (с точки зрения физики это вызывается движением песка и температурой воздуха). Кстати, песок может запеть и неожиданно для туристов… «Поющих» таким образом барханов на Земле довольно много, но наш алтын-эмельский — самый-самый в смысле певучести в мире. Гордимся, товарищи!

Еще интересный факт — Бархан стоит на месте, хотя казалось бы — рядом река, и ее воды должны размывать почву, плюс степной ветер… Но Бархан не движется!

После Бархана мне предстояло увидеть То Главное, ради чего я совершила это путешествие — ГОРЫ. Первыми на пути лежали горы Кату Тау. Но до них еще нужно было добраться. И это был вовсе не рутинный переезд — побыстрее бы из точки А в точку Б, — а красивейший путь через величественную степную саванну. Ну скажите, чем фото не Африка? Я всегда представляла африканскую саванну именно такой… Разве что только зебры и жирафов не хватает на заднем плане!

Временами дорога спускалась совсем близко к реке Или. Когда-то вдоль нее проходил Шелковый Путь. Кстати, в другой стороне это реки, километрах в 150—200 от Алтын Эмеля, есть знаменитое местечко Писаные Скалы (известное место встречи для алма-атинских скалолазов), где на скалах высечены изображения восьми Будд. Говорят, что это буддийские монахи, неся свое учение в далекие степи и не сумев преодолеть горы, высекли в камне свое послание перед тем, как погибнуть.

Там, где дорога проходила недалеко от реки, вились тучи злейших комаров. Когда я выскакивала фотографировать из уазика, то наглые комары нападали стаями и кусали меня немедленно и так злобно, как будто их кто-то предупредил по беспроводной связи — мол, люди едут, братцы, готовьте ваши жала! Жестоко покусанная, я вспоминала цитату из первого Властелина Колец — «Интересно, а кого они едят, когда здесь нет хоббитов?», — сказанную примерно в том же контексте.

На полпути к Кату Тау мы заехали в маленький оазис — кордон Косбастау — это несколько жилых домиков, построенных еще при Союзе. Раньше здесь постоянно жили геологические экспедиции, но с развалом Союза развалилась и геология — дома теперь почти все заброшены. Во дворе одного из домов растет знаменитое «дерево Чингиз-хана» — огромных размеров семисотлетний вяз. По легенде, полководец со своими воинами останавливался и отдыхал, сидючи под этим деревом. Охотно верю — дерево невероятное, сначала я вообще приняла за знаменитое дерево один из отростков (!) его основного корня! Что же тут говорить про сам корень? Огромные ветви стоят на распорках, дабы реликвия не упала и не сломалась… Я тихонько села под вяз, и, честное слово, словно перенеслась на 600 лет назад… Прямо реконструкторская какая-то медитация!.. Классное место! Жаль, урвала у Вечности всего лишь пару минут — уже нужно было снова пускаться в путь — Суровые Горы ждали меня…

Кату Тау (каз. Суровые Горы) — вулканические горы, и помимо своей ландшафтной красоты, знамениты несколькими точками внутри горного массива, где давным-давно остановился и неподвижно застыл поток лавы. К одному из таких лаво-мест мы и подъехали. Впечатление словами не передать — не знаю как вам, а мне этот кусок застывшей лавы напомнил почему-то клубок сплетенных человеческих тел и кричащие лица. Апокалиптическая такая картина. Присмотритесь… Прихватила с собой отломанный ветром кусочек этой лавы, и он теперь живет у меня дома на полке, а на нем удобно устроились и ведут свои разговоры два бретонских игрушечных моряка. Эклектика!

После Кату Тау оставалось увидеть только одно — главное — Ак Тау. Мой лунный пейзаж. И мы поехали дальше, на восток… Тем временем день клонился к вечеру, а жара только усиливалась — ведь мы въехали в зону полупустыни. Постепенно яркая зелень ушла, став грязно-мутной, а вокруг было царство глинистой почвы, жестоко растрескавшаяся земля, словно сухие губы от жажды, безумные колючки, пробивающиеся сквозь этот камень-глину к солнцу, неизменный саксаул… И — Солнце, Солнце, Солнце… Белое солнце пустыни!

Наконец, далеко на горизонте впереди показалась длинная, вытянутая змеей низкая гряда гор бело-розоватого цвета… Это были они — Белые Горы! В отличие от вулканических Кату Тау, Ак Тау (каз. Белые Горы) — горы меловые. Им 400 миллионов лет, и раньше эти горы были дном океана. Фантастическая лунно-марсианская картинка Ак Тау, растиражированная на фотографиях — ничто по сравнению с тем, когда видишь это чудо природы (без преувеличения) воочию. Я насчитала 11 оттенков цвета на стенах каменных гор: белый, грязно-белый, серый, бежевый, желтый, коричневый, зеленый, голубоватый, грязно-серо-черный, красный, розовый… Но довольно слов. Это просто надо видеть…

Ак Тау оставляют невероятное впечатление — Не-Земная (то лунная, то марсианская, в общем — инопланетная) красота, и одновременно — абсолютная безжизненность. Там даже мошки не летают… Глина, раскаленное солнце, разноцветные каменные стены, синее небо и редкие чахлые колючки… Наверное, так могли выглядеть преддверья Хаоса в Эмбере. Интересно, что можно почувствовать, если в этой безжизненности провести ночь? Какого цвета эти горы, когда над ними сияет Луна? Какие духи прячутся в этих каменных пещерах? О чем они говорят между собой, гуляя по лунной тропинке?… Совсем недавно в своем рассказе о путешествии в Индию я говорила, что красивее заката над Индийским океаном в Каньякумари не видела ничего на свете. Но сейчас мне ничего не остается сказать, кроме как — Белые Горы побили Индию по красоте!!! Хотя, какое тут может быть соревнование? Ведь главное — что такие чудесные места на Земле ЕСТЬ, и они РЯДОМ, рядом, стоит лишь протянуть руку. И нужно жить, несмотря ни на что, и путешествовать, чтобы видеть все это! Ведь все эти волшебные места — и в Индии, и в Казахстане — мне посчастливилось увидеть в течение одного этого года.

Самое грустное в любой дороге — путь обратно. Покрытый пылью дорог, наш уазик катил обратно в Басши, солнце садилось — а у меня в голове пелась песенка из старого мультика: «По дороге с облаками, по дороге с облаками очень нравится, когда мы возвращаемся назад!» И было отчего! День угасал, даря последние подарки — облака, повороты дороги, сеть солнечных лучей, накинутую на тучи и горы, случайное стадо козликов и овец… И закат!

Что еще остается сказать после такого путешествия? «Я уезжаю с дальний путь, но сердце с вами остается…» Часть моего сердца осталась в разноцветных Белых Горах.

Sky
Посмотреть фото можно здесь: http://www.potsad.by.ru/foto/altynemel-1.htm
Автор Sky

| 09.12.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий