Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Камбоджа >> ТАИЛАНД-КАМБОДЖА. ВПЕЧАТЛЕНИЯ — часть 2


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Камбодже!

ТАИЛАНД-КАМБОДЖА. ВПЕЧАТЛЕНИЯ — часть 2

Камбоджа

Наиболее колоритную внешность имеют женщины племени Каренов — это племя известно во всем мире, т. к. начиная с 5-летнего возраста, девочкам именно этой народности начинают навешивать латунные кольца на шею, для удлинения этой самой шеи. К 13 годам длина шеи действительно начинает увеличиваться, с каждым годом добавляется дополнительный виток, и шея продолжает расти. Я разговаривал с 35-летней женщиной, длина шеи которой составляет сантиметров 40, что странно, она не чувствует себя изуродованной, имеет мужа, двоих детей, немного говорит по-английски, и вполне довольна своей жизнью. Смотреть на этих женщин конечно очень жалко, шея каждой из них обмотана огромной пружиной из толстой желтой проволоки, для наглядности рядом валяется такая же пружина, я ее поднимал, вес у ней внушительный. Как хрупкие женские плечи выдерживают такую тяжесть, не понимаю. Существует две версии такого странного обычая: во все времена женщина с короткой шеей считалась менее привлекательной, чем ее подруга с длинной шеей, поэтому для того, что бы в племени были только красивые женщины, им стали удлинять шеи искусственно. Вторая версия еще более экзотична — много лет назад, на самую красивую девушку племени напал тигр, и перегрыз ей горло, поэтому всем женщинам стали защищать шею с помощью металлических колец. Рожают они очень рано, лет в 14—15, мы видели одну малолетнюю мать, которая, не отходя от своего прилавка, на глазах у туристов кормила грудью своего крошечного ребенка. Особенно грустно смотреть на маленьких девочек 12—13 лет, шея у них еще не сильно вытянулась, но кольца уже одеты, они улыбаются, и чувствуют себя вполне комфортно. В обратный путь до шоссе отправляемся пешком, очень интересно пройти по дороге, петляющей между банановыми и пальмовыми рощами. В километре от деревни располагается горячий сернистый источник, вода в нем так горяча, что в ней можно варить яйца, тут же рядом семейка аборигенов предлагает яйца, красиво упакованные в сеточки по три штуки. Сеточку аккуратно погружаем в озерко, варим 5 минут — «яйцо в мешочке» готово, правда запашок сероводорода несколько портит вкус готового продукта.

На обратном пути недалеко от трассы видим странный пейзаж — четыре высоких земляных столба, с почти вертикальными склонами стоят посреди равнины, а на их вершинах растут чахлые деревья. Решение созревает мгновенно — надо подъехать поближе и рассмотреть странные образования вблизи. Водитель категорически отказывается подвести нас, т. к. после небольшого дождика грунтовка, идущая в нужную сторону, размокла. Мы с Лешей храбро ступаем на красноватую тайскую землю, через секунду на сандалетах налипает по килограмму грязи, нас это не останавливает, и оставшиеся 500 метров мы преодолеваем, постоянно буксуя и скользя по размытой дороге. Вблизи столбы производят еще большее впечатление, чем издалека: ввысь торчат четыре гигантских пальца из красной глины, высота каждого из них составляет 6—7 метров, при диаметре не более 3 метров. При определенной доле фантазии можно представить, как будто гигантский людоед уронил свою вставную челюсть на землю. Однако при ближайшем рассмотрении легко выясняется причина появления в природе столь странных фигур: здесь был глиняный карьер, по непонятной прихоти рабочих-землекопов они вывезли не всю глину, и оставили на ровной поверхности 4 глиняных столба. Несмотря на столь прозаическую разгадку, пейзаж производит неизгладимое впечатление. С интересом замечаем, что Лера и Алла на разъезжающихся ногах решили повторить наш «подвиг» по преодолению местного бездорожья, но это плохо им удается. Внезапно из-за ближайших кустов появляются четыре бесконечно удивленных аборигена. Удивление их неподдельно, ибо белых людей, а тем более, белых женщин, они здесь никогда не встречали, тем более в таком виде — у каждого из нас по пуду рыжей грязи на обуви. После продолжительного взаимного разглядывания мы покидаем рабочих, и возвращаемся к минибасу, а они долго смотрят нам вслед, недоумевая, что же мы забыли в этом месте.

Впереди у нас посещение удивительной пещеры со странным названием Там Чианг Дао. Пещера имеет карстовое происхождение, тысячи лет назад по ней протекала бурная река, а сегодня вода только капает со сталактитов на пол, в подземельях располагаются старинные культовые сооружения. Рядом с пещерой находится небольшой пруд, в котором плавают священные карпы — они огромны и исключительно ленивы. Каждый буддист, посещающий это место, считает своим долгом покормить рыбу (благо предприимчивый таец рядом продает корм), но количество кормильцев так велико, что на наше подношение рыба не обращает никакого внимания. До входа в пещеру необходимо подняться по крытой галерее, которая оформлена в традиционном буддистском стиле: углы крыши загнуты вверх, перила начинаются головой дракона, а продолжаются в виде туловища дракона. Вход в галерею охраняют ужасные на вид, и к тому же до зубов вооруженные демоны.

К нашему приезду основная — освещенная часть пещеры была уже закрыта, поэтому нам предложили прогуляться по неосвещенной части лабиринта. Путешествовать при свете фонарей по темным залам намного интересней, чем по традиционному туристскому маршруту. Цепочка туристов движется за гидом, в руках у нее яркий фонарь, но его свет выхватывает из темноты только небольшое пространство, за которым простирается абсолютная темнота, только иногда в отблеске света на стене промелькнет причудливая тень скрюченного туриста. Гид останавливается в самых живописных точках пещеры и освещает фонарем удивительные творения природы — остроконечные сосульки, свисающие с потолка — сталактиты, огромные занавесы, образованные сросшимися сталактитами, колонны, подпирающие потолок пещеры — гигантские сталагнаты. Периодически слышится звук капели, да шорох крыльев летучих мышей, пролетающих над нашими головами. Ровные коридоры сменяются крутыми спусками и подъемами, в одном месте пещера настолько узка, что приходиться по узкому лазу на четвереньках переползать в другой зал. Особое внимание направлено на собственную голову, во избежание неприятного столкновения с очередной сосулькой-сталактитом, которых свисает с потолка великое множество. В некоторых местах попадаются буддистские святыни — изображение Будды в разных позах — они обязательно украшены цветами, у подножия стоят подношения и горят свечи, а на самых почитаемых статуях наклеены листочки сусального золота. После получаса пребывания в пещере создается полное впечатление участия в съемках очередной серии «Индианы Джонс». Запыхавшиеся после преодоления крутых подъемов, и воодушевленные необычайным зрелищем подземного царства, буквально выбегаем на поверхность, теперь надо очень спешить, ведь впереди еще 70 км пути до Чанг Мая. Гонка по извилистой ночной трассе в ослепляющем свете фар встречных машин не доставляет удовольствия, но спешка оправдана, мы опаздываем на самолет. Однако мастерство водителя выше всяких похвал, в а/п попадаем вовремя. Через 50 минут полета на огромном аэробусе А-300 мы возвращаемся в исходную точку нашего путешествия — БКК. В полете нас почему-то не покормили, как объяснила стюардесса, питание подается только в том случае, если время полета совпадает со временем завтрака, обеда или ужина. Поздно вечером размещаемся в отеле Рэдиссон САС — тоже очень хороший отель (или нам очень везет с отелями, или в Таиланде очень мало плохих отелей). В холле нас наповал поражают местные официантки, которые при подаче напитков, сначала грациозно становятся на колени и ставят поднос, и только затем преподносят бокал туристу.

Утром сразу выезжаем в город — сегодня нас ждет большая экскурсионная программа — посещение основных храмов БКК: Храм золотого Будды, Храм лежащего Будды, Королевский дворец. Несмотря на то, что в эти дни в БКК проходил большой саммит руководителей многих стран, нам повезло, и все намеченные храмы были открыты для посещения. Все эти достопримечательности многократно описаны туристами, поэтому остановлюсь только на отдельных деталях. Золотой Будда хранится в храме Ват Тримит, его вес составляет 5,5 тонн чистого золота. История обретения этой статуи напоминает исторический детектив: в древние времена соседи Сиама частенько нападали на страну, с целью поживится золотом и серебром, принадлежащим местным монастырям. Хитрые монахи приняли решение собрать все золотые украшения и отлить из них огромную статую, а сверху обмазать ее цементом для маскировки. Многие годы «цементная» статуя лежала на складе не нужная никому, пока один беднейший храм не изъявил желание приютить ее, при транспортировке (как это часто бывает) статую слегка тюкнули по боку, кусок облицовки отвалился, а под ним — чистое золото. Самое странное при этом то, что статую после освобождения от оболочки все равно отдали этому бедному храму. Из личных впечатлений — золотой монолит так ослепительно блестит в свете ламп, что создается впечатление, что по его поверхности все время пробегают какие-то волны. Кроме этого, статуя вызывает некоторый внутренний трепет, ведь не каждый день удается постоять рядом с такой глыбой чистого золота. На выходе их храма расположено крупное достижение технической мысли — гадальные автоматы. Методика их работы проста до невозможности: бросаешь монету в 10 бат, по кругу начинают мигать лампочки, у какого номера мигание прекратилось — берешь карточку с этим номером — это и есть предсказание. Если содержание текста не устраивает, просто сожги бумагу, тогда предсказание не исполниться. Храм лежащего Будды входит в состав огромного храмового комплекса Ват По. Будда, длиной 49 метра, лежит в глубокой задумчивости, как и в других храмах, он покрыт позолотой. Статуя (а в результате и само здание храма) настолько длинна, что в храме организовано исключительно одностороннее движение туристов. Внутри продается много сувениров с изображением лежащего Будды (золотая безделушка стоит 500 бат). Сам комплекс не ограничивается только этим храмом, и состоит из большого количества построек, он известен так же огромной коллекцией различных статуй Будды, состоящей из 349 экземпляров. Что интересно, храм лежащего Будды не является главным в комплексе, кроме него существует центральный (по нашему — кафедральный) храм, который так же стоит осмотреть. Несмотря на то, что комплекс уже не первый в нашей насыщенной программе, первое впечатление от него — это легкое изумление от количества и диковинной архитектуры храмовых построек, ступ и башен, которые строились в честь первых правителей королевства — Рамы 1, 2, 3 и Рамы 4. Здесь же стоит один из самых почитаемых в Таиланде фаллосов — он водружен на почетном месте, украшен разноцветными лентами и цветами. Считается, что если бездетная пара прикоснется к нему с просьбой о детях, желание в скором времени будет исполнено. Площадь комплекса очень велика, в плане он напоминает лабиринт, это качество сыграло плохую шутку с Леной, отойдя всего на 15 метров от группы, она заблудилась, и ее пришлось искать больше часа.

Завершает сегодняшнюю экскурсионную программу большой Королевский дворец с его жемчужиной — храмом изумрудного Будды. При входе существует ряд правил: посетители должны быть одеты в соответствующую одежду — женщины в длинной юбке, в кофте с закрытыми плечами, а босоножки обязательно должны закрывать пятку (для таек на соблюдение последнего правила смотрят сквозь пальцы), мужчины в длинных брюках. Гид утром объявил буквально следующее: мужчины должны одеть брюки ниже колен, так Леша и одел бриджи, которые были явно ниже колен. Гид весь день видел, что брюки слишком коротки, но замечания не сделал до самого дворца. Для посещения дворца Леше пришлось брать напрокат у ближайшего лавочника цветастые шаровары за 100 бат (70 из них торговец вернул после возврата товара).

Перед входом во дворец стоит регулировщик в наморднике-респираторе (загазованность страшная), а за ним огромный плакат (на русском языке!) — Приветствуем г-на Путина с супругой в Бангкоке! — уважают здесь нашего лидера. Что можно сказать о дворце? — он огромен, прекрасен и потрясает воображение, однако наши впечатления от него оказались бы намного красочнее, если бы не пошел дождь, кроме этого мы уже сильно устали от визитов в предыдущие храмы. Поэтому лучше посещение королевского дворца не совмещать с другими экскурсиями. Конечно, мы осмотрели огромных демонов, золотые ступы и посетили храм Изумрудного Будды, в нем кстати, запрещена фото- и видеосъемка. Самое странное, что в стене храма есть большой проем, через него весьма просто, используя зумм, заснять фигуру на обычную видео- или фотокамеру, что я и сделал. Но стоило Леше попробовать сделать фотографию на фотокамеру с телеобъктивом, тут же объявилась охрана, и попросила его не нарушать правила. Сама статуэтка Изумрудного Будды не произвела на меня особого впечатления — зеленая, размером всего 60 см, а материал, из которого она сделана, вовсе не изумруд, а один из местных поделочных минералов. Статуя облачена в одежды из чистого золота, причем раза три в год сам король Таиланда лично меняет одежду на изваянии. Стены практически всех храмов, расположенных в Королевском дворце покрыты позолотой и разноцветными стеклышками, которые символизируют драгоценные камни и металлы Таиланда. Из интересных особенностей — в храме стоит большой макет храма Ангкор Ват — главной святыни и символа Камбоджи. На наш недоуменный вопрос о том, что делает Камбоджийский храм в Королевском Дворце Таиланда, гид пояснил, что этот храм очень любят, и уважают здесь. Общее впечатление от посещения Буддистских святынь: преобладающие цвета в Тайских храмах — это красный, желтый, коричневый, на солнце такие здания блестят и даже искрятся, вид исключительно праздничный, он создает приподнятое настроение.

Впечатление от БКК будет не полным, если не посетить одну из многочисленных алмазных фабрик города. Нас подвозят к четырехэтажному зданию, для начала показывают небольшой фильм о драгоценных камнях Таиланда. Далее к каждому туристу прикрепляют по продавцу, который как тень сопровождает тебя по всему магазину. На всех четырех этажах располагаются многочисленные витрины с драгоценностями, на последнем этаже есть буфет, один напиток каждый посетитель может заказать бесплатно, я заказал виски, к сожалению он был разбавлен водой. Чем выше этаж, тем проще изделия и ниже цена. Продаются брильянты, изумруды, сапфиры, в золоте, платине и серебре. Цены конечно ниже, чем в Москве, но для того, чтобы выбрать хорошую безделушку, надо обладать определенным опытом. В отель возвращаемся на такси, по правилам таксист сразу должен включить счетчик, на нем появляется сумма -35 бат — стоимость посадки, потом оплата по километражу 10 бат/км. Однако, таксисты, стоящие у крупных магазинов, стараются содрать с туристов побольше денег, и навязывают им договорные цены, существенно выше, чем по тарифу. Не договорившись с таксистами у торгового центра, ловили проходящее такси. С колоссальным трудом удалось найти таксиста, который знал, где находится нужная гостиница, и к тому же согласился ехать по счетчику (кстати, по-английски таксисты практически не говорят). Стоимость поездки на такси по городу может составлять 70—150 бат. К сожалению, пробки вечером в городе ужасные, поэтому любая, сама небольшая поездка может затянутся надолго, и превратиться в пытку.

 В завершении дня решаем посетить шоу трансвеститов «Каллипсо», которое расположено в отеле «Азия», билет стоит 350 бат, в стоимость входит один напиток. Небольшой зал со столиками, на сцене трансвеститы под музыку известных исполнителей танцуют и в такт фонограмме раскрывают рты. Танцуют весьма неплохо, да и музыкальное сопровождение выбрано удачно. Несколько раз слышал мнение, что женщины, которые получаются путем хирургической переделки из мужчин, смотрятся даже лучше, чем натуральные. Это верно только отчасти, действительно, когда трансвеститы выступают на сцене, большинство из них выглядят очень эффектно. После выступления все они выходят в зал для фотографирования. При ближайшем рассмотрении трансвеститов, заметно несоблюдении некоторых женских пропорций: плечи шире, чем надо, большая ступня, и конечно кадык — он мгновенно выдает любого транса. Получается, что самый лучший транс никогда не сравнится с натуральной женщиной. Завтра нам предстояла поездка в Камбоджу, страну, о которой я практически ничего не знал. До моего визита в Таиланд, к своему стыду, про Камбоджу я имел самые отрывочные сведения: страна находится где-то на краю света, там орудуют красные кхмеры во главе с Пол Потом, которые убивают всех, кого не попадя, и в стране много лет идет война. Когда друзья и знакомые провожали меня в поездку, они очень беспокоились по поводу моего предстоящего заезда в Камбоджу, однако я был спокоен, в школе и институте нас хорошо обучали на занятиях по военной подготовке. Действительность оказалась совсем иной, чем ожидал я, но не менее экзотичной и экстремальной, чем предполагали друзья. Еще в Москве нам был предложен перелет БКК-Сеам Реап (Камбоджа)-БКК , однако предложенная стоимость такого перелета (360 американских рублей) вызвала некоторую озабоченность, поэтому решено было ехать на минибасе, тем более, что по карте расстояние получалось небольшим — не более 500 км. Зная прекрасное качество тайских дорог, мы самоуверенно полагали, что весь путь займет 5—7 часов, и к полднику будем на месте. Представители Тайской принимающей стороны намекали на большие проблемы при пересечении сухопутной границы, а так же сообщили, что ни одну русскую группу они еще не посылали по этому маршруту, но нам все было нипочем.

Представители камбоджийской принимающей стороны при планировании маршрута почему-то предусмотрели промежуточную ночевку сразу после пересечения Тайско-Камбоджийской границы. Свое предложение они мотивировали трудностями предстоящего пути. В резельтате недолгих переговоров ночевка была категорически отвергнута, и ранним темным утром мы выехали из БКК на восток в сторону пограничного пункта Пой Пет, 280 комфортабельных километров удалось преодолеть всего за 4 часа, приграничье отличалось от остальной части страны только лишь более темным цветом кожи местных жителей. Т.к. в БКК камбоджийские визы открыть не удалось, на наш закономерный вопрос о консульстве Камбоджи, гид указал на небольшой павильон, но пояснил, что нам туда не надо. Граница расположилась сразу за местным базаром, минибас оставили в Таланде, и пешком направились в другую страну. Как сообщил Пок, камбоджийский гид будет встречать нас уже на той стороне границы. Начался небольшой дождик, и под его теплыми струями мы незаметно пересекли границу базара, тут же оказавшись на грязной дороге, в густом потоке совершенно удивительных персонажей — торговцев, балансирующих на голове большими подносами, людей, запряженных в небольшие повозки (на повозках везли грузы, а так же ехали другие люди под большими зонтами), бедно одетых женщин с крошечными детьми. Вся эта масса азиатов направлялась к границе, появление в толпе семи европейцев, движущихся в том же направлении, вызвало определенный интерес. Сама граница разительно отличалась от всех прочих, которых я пересекал ранее: два маленьких павильона, расположенных по обочинам дороги с остатками асфальта. Погранцы с подозрением осмотрели наши паспорта с надписью «Советский Союз», но ничего не сказали, и погасив Тайские визы, выпустили шесть членов нашей небольшой группы в нейтральную зону. Седьмого члена почему-то задержали, никто даже не удивился, увидев, что это была Инга. В результате долгих переговоров с привлечением Пока в качестве переводчика, выяснилась неприятная подробность: нас выпустили из страны, но впустить группу обратно через этот пост спустя 2 дня невозможно, т. к. необходима новая виза, а открыть ее можно только в столице Камбоджи — Пном Пене (заезжать туда мы совсем не планировали). В результате получасовых дискуссий удалось достичь компромисса — нам оформляют в Пой Пете дополнительную транзитную визу за 1000 бат, а по ней можно вернуться в страну. Оформление транзитной визы оказалось очень хлопотным и длительным делом, этот процесс отнял около двух часов и одну фотографию. Пришлось вернуться на Тайскую сторону, нам разрешили расположиться в комнате, где работали сами пограничники, причем видео и фотосъемка была разрешена без всяких ограничений. Наконец часа через два все формальности были выполнены, и нас выпустили из Таиланда второй раз за этот день. (при планировании поездок, подобных нашей, лучше оформлять в Москве тайскую мультивизу). Как я заметил, визовой контроль распространяется только на иностранцев, местные жители шастают через границу безо всяких формальностей.

Переход через границу напоминает путешествие в прошлое: с каждым шагом пейзаж становится все более диким, и мы все дальше отдаляемся от цивилизации. Через 50 метров после Тайского пограничного пункта по дамбе перешли через небольшой ручей, и побрели в сторону Камбоджи, по обеим сторонам дороги сидят две шеренги увечных калек, собирающих милостыню. Впереди возвышается монументальное сооружение — Большая Арка — парадный въезд в королевство Камбоджа, она располагается посреди деревенской площади, вокруг нее в разные стороны снуют рикши. Рядом с аркой стоит небольшой сарай — пограничный пункт, где выдают камбоджийские визы, их стоимость не отличается от тайских, те же 1000 бат. (оплату в долларах не берут!) + одна фотография. Порадовало необычайно заботливое отношение местных жителей к иностранцам: как только я приблизился к пункту, камбоджиец, стоящий рядом, дружелюбно расспросил, куда мы направляемся, объяснил, как заполнять въездную анкету, и даже подарил ручку для ее заполнения. Пока ожидаем получения виз, к нашей группе подскакивает очень маленькая камбоджийка. Наташа — так представилась она, однако впоследствии выяснилось, что ее настоящее имя — Саванара, русский язык она изучала в Симферополе. С плохо скрываемой радостью, на языке, напоминающем русский, она сообщила, что страшно рада благополучному переходу через границу столь большой группы россиян (в ее практике это произошло впервые), что она ждет нас уже несколько часов, и сейчас быстро оформит нам визы. Когда она узнает, что визы мы сумели оформить самостоятельно, ее удивлению нет предела. Вместе с Саванорой нас встречает мужчина средних лет, как сообщила Нара, он прекрасно разговаривает по-японски, но какое отношение этот язык имеет к нам, и какова его роль в нашем путешествии, поначалу понять так и не удалось. Продемонстрировав новенькие визы последовательно двум строгим пограничникам, наконец ступаем на Камбоджийскую землю, предварительно форсировав внушительную лужу. Площадь, примыкающая к погранпункту, напоминает деревенскую ярмарку, она вся запружена ручными повозками, мотороллерами-такси, мотоциклами и конечно торговцами. Грузовых автомашин совсем мало, но они нагружены так, что почти скрываются под грудой тюков.

Все наездники, пытаясь перекричать друг друга, наперебой предлагают свои услуги. Пройдя всего несколько метров по земле королевства, я заметил, как с трех сторон ко мне проворно устремились трое нищих, младшему из которых едва исполнилось 5 лет. К счастью, наши провожатые очень быстро рассадили нас по трем легковым а/машинам и сообщили, что заказанный автобус ожидает в 50 км от границы, т. к. мост сломан. (в те несколько минут, что мы стояли на площади, нищие настойчиво постукивали по стеклам машины, пытаясь привлечь мое внимание). Все окружение свидетельствует о крайней бедности населения и страны, на этом фоне очень странно выглядят расположенные неподалеку шикарные здания — местные казино, построенные специально для тайцев, ведь в Таиланде казино запрещены, вот они ездят в соседнее королевство, проматывать свои баты. На вопрос о качестве дороги, Нара сказала, что дорога не очень хороша, но ехать можно. Ближайшие километры мы проехали, с большим любопытством разглядывая мелькающие за окном пейзажи: первое, что поразило — это качество дорог, через каждые 300 м асфальт отсутствует, и машина с трудом переезжает через ухабы. Второе, что запоминалось — это бутылки с желтоватой жидкостью, в изобилии продающиеся вдоль трассы, как пояснил гид, это продается бензин, плохого качества, но зато дешевый. Третьим потрясением было жилье, в котором проживает местное население: в болоте на покосившихся сваях построены жалкие лачуги, крытые пальмовыми листьями. Голые дети купаются тут же в болоте, не отходя от своего дома. Рядом невозмутимо валяется свинья, она совершенно не обращает внимания на проезжающие рядом автомашины, даже группа белокожих туристов не сумела потревожить ее покой.

Через 50 минут мы достигли хвоста длинной очереди, состоящей из трейлеров, в основном это были наши родные Камазы, только с камбоджийскими номерами. Нара пояснила, что неисправный мост впереди, и предложила перейти его пешком. Не предвидя никаких проблем, мы покинули гостеприимное авто, и тут же оказались в самой гуще камбоджийской придорожной жизни.Мимо, распугивая гудками зазевавшихся пешеходов, двигались тяжело груженые трейлеры, которым чудом удалось форсировать мост. На обочине торговки продавали всевозможную еду, женщина в островерхой панаме жарила отдельные части неизвестного зверька в кипящем масле, тут же предлагая попробовать ее стряпню. Вслед за грузовиками двигался странный гибрид мотоблока и телеги, на которой сидело множество щуплых аборигенов (с общественным транспортом здесь большие проблемы). Какие-то темнокожие ребята праздно слонялись вдоль дороги, внимательно посматривая на наш багаж. Контраст по сравнению с туристически-благополучным Таиландом колоссальный, родилась интересная мысль — все это не может происходить с нами в действительности, наверно это хорошо подготовленный аттракцион. Однако все окружающее было абсолютно реальным, поэтому, взвалив на себя сумки (слава богу, большую часть вещей мы оставили в БКК) мы бодрым шагом направились к мосту, только тут выяснилась необыкновенная полезность японоговорящего гида-мужчины — он с необыкновенной прытью забрал большую часть сумок и чемоданов у наших женщин. Нара не отстала от него и так же взяла в свои руки несколько сумочек. Подойдя к мосту поближе, выяснилось, что его ширина всего на полметра больше, чем ширина грузовиков, которые нескончаемым потоком двигались нам навстречу. Желающим перейти мост, необходимо аккуратно просочиться в 30-сантиметровый зазор между опорами моста и бортом очередного грузовика, но это не самое сложное. Как оказалось, необычайная узость моста, не главный его недостаток — мост оказался действительно неисправен, его пол состоял из листов металла, которые без всякого крепления были наброшены на поперечные балки. При прохождении очередной машины листы сильно прогибались вниз, когда машина съезжала, их концы с громким лязганьем ударяли по несущим балкам, самое главное, что бы твоя нога в этот момент не оказалась в месте удара. Перейдя такой необычный рубеж, нам показалось, что экстрим уже закончился, но впереди нас ждало новое испытание.

Сразу за мостом стоял небольшой, но комфортабельный автобус, который благополучно доставил нас до самого лучшего (как нам сказал гид) в г. Сисопон ресторана. Ресторан представлял из себя три стены с навесом на столбах, несмотря на скромный вид, кормили в нем очень вкусно. Особенно запомнилась тушеная рыба, которую подавали в судках, по форме точно копирующих рыбную тушку, сверху рыба была накрыта какой-то зеленью, а снизу под судком располагались горячие угли. Пока мы набивали свои желудки вкуснейшими блюдами, практически весь персонал пищеблока выстроился на некотором расстоянии от наших столов, и с интересом наблюдал за трапезой. Рядом с рестораном сидели несколько детей, в надежде продать нам немудреные дары природы — памелу, ананасы, бананы. Когда выяснилось, что шоппинг не состоится, дети сами съели весь свой товар. На карте, финишный, 100 километровый отрезок пути до Сиам Реапа выглядел широкой международной трассой, по расчетам оставалось максимум 2 часа езды, когда мы уточнили у Нары время прибытия, она сказала, что через 4—5 часов мы будем на месте. Озадаченные мы не поверили ее словам, но как только автобус отъехал от ресторана, под его колесами оказалась не широкополосное шоссе, а раздолбанная проселочная грунтовка, максимальная скорость передвижения по которой, составляла 20—25 км/час. Час проходил за часом, автобус, то, как молодой козлик, подпрыгивал на многочисленных ухабах, вытряхивая своих пассажиров из кресел, то, как тяжело больной, трясся в лихорадке. Иногда, поднимая густые клубы пыли, нас обгоняли легковые автомобили, все пассажиры автобуса с завистью провожали их глазами, ведь они могли ехать со скоростью около 40 км/час. Пейзаж за окном не радовал разнообразием, справа и слева расстилались бесконечные рисовые поля, затопленные водой. В наступившей темноте вдоль дороги начали появляться одинокие фигурки людей с фонарями, которые усердно что-то искали на земле. На наш вопрос, гид пояснил, что это ловцы лягушек — распространенной камбоджийской еды — в темноте самое удобное время для их отлова. Для поддержания разговора (шутки ради) я заметил, что лягушек в России тоже очень уважают (в гастрономическом плане), и редкая трапеза обходится без них. Продолжая разговор о стране, Нара сообщила, что войны, да и самого Пол Пота в Камбодже давно уже нет, но оружия осталось много, поэтому в селениях несколько раз мелькали плакаты с призывом сдавать оружие властям. Национальность большинства жителей страны — кхмеры, так называемые «красные кхмеры» воевали в поддержку Пол Пота, одно время Советский Союз даже пытался дружить с этим диктатором.

К середине четвертого часа езды, в скачущих лучах фар дальнего света кто-то увидел мираж — асфальтовую дорогу, когда через секунду выяснилось, что это совсем не мираж, а реальность, женская часть группы просто закричала от радости. Последние 10 км до города дорога имела вполне приличный вид. Спустя 14 часов после выезда из БКК мы подъехали к отелю Ангкор в г. Сиам Реап. Пара бутылочек местного пива «Ангкор», принятые в ресторане, вернули нас к жизни, пиво оказалось отменным. Утром нового дня, вчерашний переезд показался просто увлекательным приключением, трудности забылись совсем, а запомнилась необычайная забота со стороны гидов, которые изо всех сил старались обеспечить нам наилучшие условия. Сам город в ласковых лучах восходящего солнца произвел исключительно благоприятное впечатление: относительно чисто, много хороших отелей, улицы засажены пальмами, небольшое количество автотранспорта. Ради интереса провели маркетинг местных отелей, оказалось, что приличные отели категории 3—4 звезды просят не менее 50 долларов за двухместный номер. Кроме отелей существуют гестхаузы, цены в них намного ниже. Оказывается, Нара является владелицей одного такого гестхауза, удовлетворительный двухместный номер с завтраком стоит 20 баксов (если кто-то планирует поездку в эти края, номер можно заказать по е-мэйлу venus_el@hotmail.ru). В Камбодже существует одна интересная особенность: туризм в стране сильно монополизирован государством, поэтому для посещения древностей обязательно необходимо покупать комплексный билет — 20 баксов на 1 день или 60 на три дня, он позволяет посещать развалины всех храмов. Несмотря на то, что главной целью визита в Камбоджу было посещение Ангкор Вата, в первой половине дня нас повезли в другой комплекс храмов, расположенный неподалеку — Ангкор Том. Путь пролегает по тенистым дорогам, проложенным в джунглях, несколько маленьких диких обезьянок резвятся прямо рядом с дорогой. На мой взгляд, мы ничего не потеряли от такой перестановки, те храмы, которые удалось увидеть в Ангкор Томе, немногим уступают Ангкор Вату. Первым был храм Байон, он, как и все другие храмы, расположен в зарослях джунглей. Несмотря на большие разрушения, (храму около 800 лет) он производит огромное впечатление на посетителей: с какой бы стороны вы не смотрели на храм, на вас всегда обращены взоры огромных ликов, вырубленных на башнях храма.

Около каждого храма стайка ребятишек обязательно гоняется за туристами в надежде продать сувенир или рекламный проспект. Цены намного ниже, чем в Таиланде, например путеводитель Lonely Planet Cambodia, можно сторговать за 3 доллара, платить можно как долларами, так и батами, местную валюту в руках мы так и не держали. Второй храм Ви Мин Акас сделан в виде ступенчатой конструкции и очень похож на мексиканские пирамиды племен майя. Внутри располагается огромное количество полутемных комнат, залов, коридоров и просто закутков, каждый из которых при желании можно обследовать. В некоторых из них сидят бритые налысо буддистские монахини, при появлении туристов они предлагают за символическую плату поставить к священным камням зажженные ароматические палочки или цветок лотоса. Ради разнообразия нас завозят на Террасу слонов — 350 метровая терраса, украшенная многочисленными изображениями слонов. Гуляли здесь слоны, или нет, ответ на этот вопрос скрыт во глубине веков, но масштаб постройки производит впечатление даже сегодня. Перед входом в удивительный храм Та Пром небольшой детский оркестр по руководством убеленного сединами старика играет национальную музыку. Несмотря на то, что храм полуразрушен, он вызывает восхищение крайней необычностью: на его камнях растут гигантские деревья, которые своими корнями буквально взрывают каменную кладку храма. Здание почти полностью оплетено корнями, они напоминают гигантских удавов, которые навечно застыли среди древних построек. При осмотре храма встретили русских, которые приехали из Вьетнама. Они въезжали с восточной границы королевства, и подтвердили, что камбоджийские дороги ужасны по всей стране, за исключением трассы Пном Пень- Сиам Реап.

Перед обедом решаем совершить шоппинг недалеко от стен храма. Продают массу сувениров, покрывала, плакаты, статуэтки, после недолгой торговли цена резко падает, и становится просто бросовой. Я прикупил покрывало, расшитое золотистыми нитями за 2 доллара, с чувством выполненного долга решил вернуться в автобус, но не тут то было: толпа торговок окружила меня плотным кольцом покрывал, плакатов и рубах, с требованием отоварится у них. Пришлось ретироваться бегом, однако настырные торговки облепили наш автобус со всех сторон и до самого отъезда в окна демонстрировали свой товар. Обед проходит в ресторане, аналогичном вчерашнему, но в самый разгар обеда на стол торжественно подают поднос с жареными лягушками. Мясо лягушек мало отличается от вкуса мяса цыпленка, но сам вид лягушачьих тушек вызывает у группы бурю восторга. Китайцы, сидящие за соседним столом, даже притихли (что с ними бывает очень редко), и с осуждающим недоумением взирали на нас.

 В Сиам Реапе существует прекрасная возможность осмотреть панораму города и окрестностей из корзины воздушного шара, этим шансом конечно надо воспользоваться. Место старта находится в 2 км от Ангкор Вата, один подъем на высоту 200 м стоит 11 долларов (если платить в батах, то 12,5) и продолжается около 15 минут. Доступ в корзину такой же, как и на самолет — каждого пассажира проверяют с помощью металлоискателя. Сам подъем происходит очень плавно, но уши все равно закладывает. Панорама с высоты открывается исключительная, вдали во всей красе предстает храм Ангкор Ват, окруженный широкими каналами. Внизу видны верхушки пальм, небольшие озера, и маленькие фигурки пасущихся буйволов. Из корзины хорошо виден так же холм Пном Бакенг с развалинами одноименного храма. Наконец подъезжаем к самому Ангкор Вату, этот храм настолько важен и почитаем в Камбодже, что его силуэт изображен на государственном флаге страны. Ангкор — это столица, Ват — храм, т. е. получается столичный храм, в 12 веке он был посвящен индуизму, и стал символом становления государственности королевства. Посещение запланировано на вторую половину дня не случайно, послеобеденное солнце наиболее выгодно освещает силуэты всех строений комплекса. К главному входу ведет каменный мост, проложенный через обмелевший канал. Площадь комплекса составляет около 200 Га. 

Храм снаружи обнесен стеной, которая в плане представляет почти правильный квадрат. Стена имеет не только оборонительное значение, внутри ее располагаются длинные галереи и залы. Под столь надежной охраной располагается здание самого храма, украшенного пятью башнями. Камбоджийские храмы принципиально отличаются от тайских, Ангкор Ват не является исключением: преобладающий цвет построек — серый и серо-черный, все строения похожи на причудливые скалы, иссеченные волнами и ветром. Тем не менее, главный храм страны исключительно хорош, большинство его элементов прекрасно сохранились, но ощущение декоративности всего интерьера не оставляет меня. В полуразрушенных святилищах Ангкор Тома, чувствуется какая-то глубоко запрятанная энергия, кажется, что стоит туристам уйти с развалин, там продолжится своя, многовековая жизнь. В Ангкор Вате таких ощущений почему-то не возникает, он кажется навечно покинутым. Здесь произошла вторая, и последняя в Камбодже встреча с соотечественниками — смешанная семья (она русская, он кхмер), проживающая в Пном Пене, с друзьями из России решили посетить местные достопримечательности. Солнце после обеда припекает со страшной силой, не помогают даже литры воды, заботливо предлагаемые Нарой, поэтому к концу осмотра возникает единственное желание спрятаться в тени, что мы и делаем. К вечеру становится не так жарко, но духота остается, очередной пункт программы — наблюдение за закатом солнца с холма Пном Бакенг. Высота горы всего 60 м, подняться на нее можно либо пешком, либо на слоне, за 15 долларов. Если у тебя есть комплексный билет, пеший подъем происходит бесплатно, если же билета нет, то за право подняться на холм придется доплатить 8 долларов. Взмыленные, как лошади после погони, забираемся на холм, там расположены развалины очередного храма, народу уйма, все хотят видеть заход солнца. К сожалению, вечером на горизонте появились облачка, и солнце без особого эффекта скрылось в них. Спуск вниз на слонах так же обходится в 15 долларов.

Турист, он и в Камбодже турист, поэтому сразу после захода солнца нас тащат в магазин сувениров, цены в этом магазине в 5—10 раз превышают стоимость аналогичных изделий на улице, а вот золотые изделия с драгоценными камнями очень недороги, поэтому женщины закупают по несколько браслетов менее, чем 150 баксов за штуку. Тактика торговли напоминает тайскую: к каждому! туристу прикрепляют персональную продавщицу, которая как тень ходит за ним по залу, и без перерыва тараторит обо всех товарах, рядом с которыми проходит турист. Все цены обозначены в долларах. Вечером, в завершение трудового дня посещаем ресторан камбоджийской кухни, он производит намного лучшее впечатление, чем дневной, хотя крыша у него отсутствует совсем. После шведского стола вниманию утомленных жарой, и впечатлениями туристов предлагают кхмерские танцы, они мало, чем отличаются от тайских. Смотреть их интересно и приятно: негромкое, ритмичное музыкальное сопровождение, и движения танцовщиц завораживают, и настраивают зрителей на отдых и расслабление. После завершения программы еще несколько минут экзотично одетые актрисы остаются на сцене, что бы все желающие абсолютно бесплатно могли сфотографироваться вместе с ними.

Утром мы прощаемся с гостеприимным отелем, и отправляемся в обратный путь, поближе к БКК. Перед дальней дорогой посещаем самое крупное озеро Камбоджи Лонле Сап, расположенное недалеко от Сиам Реапа. Корабли, стоящие у пристани, ходят даже до Пном Пеня. Очень странно, но подъезд к озеру платный — 8 долларов. Наш путь тоже пролегает по воде, но наша цель — плавучая деревня вьетнамских беженцев, расположена намного ближе, чем столица Камбоджи. Погрузившись, в многоместную лодку, направляемся в очень необычную деревню — все дома этой деревни плавают по озеру. К домам с каждого бока прикреплены по 4 больших бочки, которые удерживают строение на плаву. Другие дома представляют из себя просто большую лодку с надстроенной дощатой будкой. В этих «квартирах» рождаются, живут, и наверно умирают эти странные вьетнамцы. В качестве магазинов у них используется так же лодки, которые курсируют между плавучими хижинами. Одна лодка торгует фруктами, другая сладостями, а вот поплыла лодка-супермаркет, выбор товаров в ней очень широк, из-под ее крыши торчит антенна, когда продавцу скучно он даже на воде умудряется смотреть телевизор. В общем, попали мы в настоящий «Водный мир». Для полноты впечатления завозят на рыбную ферму — в садках вьетнамцы разводят рыбу, дополнительно они приторговывают сувенирами. Сувениры нас уже не очень интересуют, а вот маленькая белая обезьянка, принадлежащая хозяевам фермы, очень интересна. У нее очень непропорционально длинные руки, поначалу она боится гостей, но вскоре позволяет даже брать себя на руки. Алла аккуратно берет зверька на руки, поначалу обезьянка доверчиво прижимается к ней, но через секунду настроение маленькой фурии изменилось, и она больно укусила Аллу за руку. Внизу, на воде замечаем необычного гребца — в изрядно побитом алюминиевом тазу плывет молодой моряк, лет 5—6 от роду. Он с удивительной ловкостью орудует единственным веслом, и тут же требует от туристов денежной компенсации за демонстрацию своего мастерства.

Все, пора возвращаться, с учетом трудностей позавчерашней дороги, просим у Нары любой другой транспорт кроме автобуса. Нам подают такси, дорога на легковом автомобиле до злополучного моста занимает всего 2,5 часа, несмотря на очень плохую дорогу ехать в легковушке намного легче и комфортнее, чем в автобусе. По дороге делаем одну короткую остановку в деревне. Лера пожелала полакомиться ананасом, желание туриста — закон для продавца, через 5 минут ананас, полностью очищенный от кожуры, готов к употреблению. На наших глазах шустрый паренек берет этот спелый, почти сахарный плод, в свою руку, и начинает резать его на дольки. Наблюдая за ним, я вижу, как сладкий сок омывает его темные руки (интересно, когда он их мыл последний раз?) и стекает на запыленную землю. Самое странное, что после поедания этого ананаса Лера осталась абсолютно здоровой.

Перед мостом происходит привычная выгрузка из машины. Камбоджийцев вокруг сегодня еще больше, чем два дня назад, т. к. форсировать мост вообще невозможно, его пол просто разобран. По такому случаю, предприимчивые кхмеры организовали переправу через реку на плотах, но они полностью забиты местными жителями. Нам достается старая и очень узкая плоскодонка, которая по своему внешнему виду не может выдержать вес 9 взрослых людей. Все аккуратно рассаживаются на дне лодки, а Лена категорически не желает садиться в белых брюках на пыльные доски, она решила стоять. В результате старое корыто начинает опасно крениться на левый борт, перспектива окунуть в воду свой фотоаппарат пересиливает природную тягу к чистоте, и Лена садится на положенное ей место. Несмотря на свой дряхлый вид, лодка без приключений переправляет нас на другой берег. Оставшиеся до границы километры привычно преодолеваем на легковушках. В голове стучит одна мысль: домой, домой, домой. Таиланд, в который мы возвращаемся, уже представляется уютным, почти родным домом. На границе не возникает абсолютно никаких проблем, минибас похоже никуда и не уезжал со своего места стоянки на приграничном рынке. Пок и Лена опасливо встречают нас (по мобильнику их информировали обо всех наших приключениях в Камбодже). На лице Пока ясно читается напряженная работа мысли: сначала будут ругать за тяжелую дорогу, а потом бить, или наоборот? Однако наша реакция совершенно иная — с искренней радостью бросаемся гидам навстречу: рукопожатия, объятия, смех и возбужденные рассказы сопровождают радостную встречу. Перебивая друг друга, каждый из нас пытается рассказать что-то свое, то главное, что больше всего поразило в путешествии. Общий вывод один — поездка в Камбоджу через сухопутную границу — это экстремальное, но в то же время исключительно интересное и увлекательное занятие. Мимолетное знакомство с жизнью рядовых кхмеров оставляет неизгладимое впечатление, храмовое зодчество страны прекрасно и не имеет аналогов в других частях света. Особо стоит отметить удивительное отношение камбоджийских гидов к туристам: они были готовы в лепешку расшибиться, что бы нам было хорошо. В Камбодже до настоящего времени сохранилось самое теплое и уважительное отношение к российскому туристу. Завершилась всего одна неделя пребывания в Юго-восточной Азии, за это короткое время нам удалось увидеть и узнать столько нового и удивительного, сколько в Москве и за 10 лет не увидишь. Если выразить общие впечатления группы от первой половины поездки в двух словах, то получится — «восхищенное изумление». Почему же я не приехал в эту прекрасную страну раньше? Еще одна короткая ночь в БКК, и завтра белокрылый самолет перенесет нашу маленькую кампанию на юг Таиланда, на острова Пхукет, Пи-Пи, Краби, и Самуи, но это уже другая история, когда появится время и желание, я наверно напишу и об этой, не менее интересной части нашего большого путешествия.

| 28.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий