Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Камбоджа >> 7300 км по ЮВА


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Камбодже!

7300 км по ЮВА

Камбоджа

Камбоджа

Небольшой самолёт «Vietnam Airlines» Fokker 70 был почти пуст: несколько японцев, ещё меньше европейцев и мы, всего человек пятнадцать. Час полёта — и мы в Сиемреапе.

В скромном здании аэропорта нет даже кондиционера, работают вентиляторы. На стенах висят картины Ангкор-Вата в золочёных рамах. Работники иммиграционной службы собирают по $20 и шлёпают в паспорта визы. Один из них радостно заговорил с нами по-русски, оказывается, он учился в Рязани. Говорит, что пять лет работает в аэропорту и впервые видит здесь туристов из России!

Пока мы с ним разговаривали, все наши попутчики расселись по встречающим их микроавтобусам и уехали, мы остались одни в пустынном аэропорту. Пришлось купить талончик за $5 на такси до города. Ехать всего два километра, но дороги, как таковой, практически нет, одни канавы, ямы, да лужи, поэтому едем крайне медленно. Так что по пути успели с водителем обсудить все насущные проблемы: нам требуется отель со всеми удобствами в номере, стоимостью около $25, завтра нужен автомобиль для осмотра Ангкора. Замелькавшие за окном шикарные отели таксист проигнорировал, заявив, что там ночёвка стоит $300. Услышав такие цены, мы притихли, полностью доверившись его выбору. Вскоре остановились у Guest House. Таксист перекинулся с хозяином парой фраз, и тот любезно пригласил нас осмотреть комнату стоимостью ровно $25. Надо сказать, ранее нам никогда не приходилось бывать в Гостевых домах, но здесь обстановка показалась располагающей: на первом этаже живёт хозяин с семьёй, а на втором восемь комнат для найма. Кондиционер, телевизор присутствуют, душ тоже имеется. Конечно, всё так скромненько и обшарпанно, но ведь и не триста долларов просят! Решающим фактором выступила запись в гостевом журнале, свидетельствующая, что вчера здесь останавливался англичанин.

Приняв душ и виски для профилактики от малярии, выходим в город, если, конечно, можно так назвать две улицы. Уже темно, и надо всё время смотреть под ноги — как бы не вляпаться в лужу или кучу навоза. Я с фонариком впереди освещаю путь, Галина плетётся следом. Вдруг сзади раздаются истошные вопли, от неожиданности я чуть в канаву не рухнула: это Галя, оказывается, на собаку наступила, и теперь, отпрыгнув друг от друга, они визжат обе, как резаные. Сплюнув, торопимся на освещённую территорию.

Первым же домом на дороге оказался небольшой отель, с виду вполне приличный. Для интереса зашли узнать, сколько стоит. Ответ: «12 долларов» привёл нас в некоторое замешательство. Осмотрев две комнаты и убедившись в наличии необходимых нам кондиционера, телевизора, холодильника и достойной ванной комнаты, мы, полные решимости немедленно переселиться, вернулись в свой Guest House.

Наш таксист, развалившись на диване, смотрел в углу телевизор, что уличало его в родственных связях с хозяином дома. Можно было бы догадаться! А ещё предлагал нам свои услуги на завтрашний день, тоже за $25! Наверняка дешевле стоит!

Все наши требования вернуть деньги или хотя бы предъявить прейскурант ни к чему не привели, только время потратили.

Расстроенные, пошли гулять заново. И только прошли тёмное место, как опять от Галиного вскрика, я чуть не падаю: «мы же нож забыли!». Мой швейцарский двадцатиодинпредметный «Victorinox», который я купила в Швеции за $62, мы оставили в аэропорту! Моему горю не было предела! Надо же какой сегодня неудачный день! А ведь так хорошо всё начиналось! И всё это из-за навязчивого таксиста в Хошимине! Спутал нам все карты, вот теперь всё наперекосяк!

Вконец потерянные, дошли до туристического агентства — сарай, гаражного типа, стол посередине и два стула. На стенах три плаката с пальмами и десяток ящериц — гекконов. Терять нам уже нечего, да и ночь на дворе, надо что-то о завтрашнем дне решать. Заказываем автомобиль с водителем на весь день за $20 и заодно уж авиабилеты на Самуй через Бангкок. Ещё вчера мы планировали лететь в Пномпень — столицу Камбоджи, но сегодня уже настроение не то. Ангкор осмотрим — и хватит!

Чтобы хоть как-нибудь замаслить тоску, идём в дорогой ресторан напротив. Там «шведский стол» за $8 и камбоджские танцы на сцене: выгнув пальцы, вся в золоте, девица полчаса стоит на одной ноге в неестественной позе, а вокруг неё ракшас с кинжалом прыгает. Уже позже выяснилось, что этот танец изображал сюжет кхмерского варианта древнеиндийской «Рамаяны». Дочь Адитьи — Неанг Свахей осудила супружескую неверность матери, за что та в наказание своим проклятием обрекла её неподвижно стоять на одной ноге и питаться только ветром. Это — ключевой момент данной сцены, так как именно ветром ей занесло в рот семя Вишну, от чего родилась прекрасная белая обезьяна Хануман (не отсюда ли наше «ветром надуло»?), которая в третьем разделе кхмерского эпоса «Рамкер» играет одну из главных ролей. Ракшас же с кинжалом изображал воплощение зла на земле — оборотней, злых духов-яков, непременно окружающих добро, красоту и непорочность. Надо сказать, что, познакомившись с сюжетами «Рамкера», я нашла их весьма и весьма занятными. Досадно, что такая замечательная книга «Древний театр кхмеров», позволившая более полно воспринять не только балет, но и сюжетные рельефы на стенах храмов Ангкора, попала мне в руки уже только после поездки…

Готовят в Камбодже невкусно. Перепробовали все блюда: пересушено, пережарено, даже рыба. Пива своего, местного, оказывается, не варят. Пришлось «Tiger» взять.

Кстати, сами кхмеры питаются очень скромно. Давно прошли времена правления Пол Пота, когда гражданам свободной демократической республики Кампучии выдавалось 90г риса в день. Но как сейчас выглядит, например, праздничный стол кхмерской семьи? Центральное место точно займёт круто сваренный на пару рис, приправленный специального засола рыбой, вернее, рыбной пастой прахок особо резкого запаха. Рядом тарелочки с проросшими бобами и ещё каким-то зерном; варёные овощи, по виду и вкусу напоминающие турнепс; насажанные на палочки прозрачные кубики рисового желе, рыба вяленая и варёная, папайя. Возможно, бананы и ананасы. В графине непременно вода. Алкоголь кхмеры практически не употребляют. При этом надо учесть, что это — стол достаточно обеспеченной семьи…

В восемь утра автомобиль уже стоял у крыльца. Погрузив котомки в багажник, наперво отправились в туристическое агентство подтвердить заказ авиабилетов и, по возможности, выяснить судьбу невостребованных ножей в местном аэропорту, авось не всё ещё потеряно.

Хозяйка агентства, приятная молодая кхмерка, тут же послала своего брата в аэропорт и заверила нас в том, что к нашему возвращению нож будет у неё. На душе сразу полегчало, и мы направились в Ангкор со спокойным сердцем.

Наша белая «Toyota» подрулила к турникетам, где производится сбор денежных средств с туристов; однодневный билет для осмотра Ангкора стоит $20 с каждого. Для трёхдневного и недельного пребывания — существенные скидки. Закончив с формальностями, въезжаем, наконец, на территорию древнего города.

Надо сказать, что когда мы готовились к путешествию, попытки найти какую-либо литературу и путеводители по Камбодже в России не увенчались особым успехом: две тощие, пожелтевшие книжки в библиотеке и скудная информация по Ангкору с фотографиями и описанием храмов в Интернете. Туристы обходят эту страну своим вниманием, зато в соседний Таиланд валят толпами. Конечно, Камбоджа не может удивить прекрасными пляжами, шикарными отелями и роскошными ресторанами. Всего десять лет прошло, как здесь покончили с партизанами красных кхмеров, чуть больше двадцати лет минуло со времён зверского террора Пол Пота, уничтожившего более трёх миллионов своих граждан. Камбоджа — молодая республика в полном смысле этого слова: более 50% населения составляет молодёжь до 17 лет. Наверное, уже через несколько лет эта молодёжь поднимет страну, выведет из глубокой нищеты, и тогда туристы откроют, хоть поздно, но откроют для себя удивительную, загадочную, сказочно-интересную страну этого многострадального народа. Ведь ни одна другая страна не имеет ничего подобного Ангкору — памятника древнейшей кхмерской цивилизации, открытием которого мир обязан Его Величеству Случаю. Первое упоминание об Ангкоре в европейских источниках появилось после того, как в 1601 году испанский миссионер Марцелло Рибаденейро, блуждая по джунглям в поисках туземцев и язычников для обращения в христианскую религию, наткнулся на развалины гигантского каменного города. Традиции кхмеров не позволяли строить им каменные дома, поэтому миссионер предположил, что древний город был построен римлянами или Александром Македонским. Сами же кхмеры тоже не могли объяснить происхождение развалин. Таинственная находка не привлекла внимания просвещенной общественности, и вскоре о ней позабыли. Только через 260 лет французский натуралист Анри Муо, влекомый жаждой открытий и исследований, углубился в джунгли в районе города Сиемреап и заблудился. Несколько дней он бродил по дебрям гигантского леса без пищи, у него начался приступ малярии, и он уже было простился с жизнью, как вдруг еле заметная тропа вывела его к древнему городу. То, что увидел Муо, заставило его усомниться в здравости своего рассудка, он решил, что это галлюцинация: возвышаясь над джунглями, подсвеченные красными лучами заходящего солнца стояли три стройные башни, напоминавшие бутоны нераспустившегося лотоса. Так был открыт Ангкор-Ват, крупнейший в мире памятник культовой архитектуры, именем которого позднее будет названа целая эпоха истории камбоджийского народа. Но, однако, ни у кого вначале не возникало мысли связать открытие с историей Камбоджи. В кхмерских источниках не существовало письменных свидетельств ни об одном этапе развития страны вплоть до века, сами же памятники исследовать вскоре стало невозможно, так как территорию Ангкора оккупировал Сиам, за котором стояла Великобритания — тогда основной соперник Франции по колониальным захватам. Французские учёные обратились к китайским хроникам. Они оказались самыми полными и достоверными источниками, проливающими свет на прошлое Камбоджи.

Разорившийся индийский князь Каундинья в поисках богатств и власти появился здесь во II веке н.э.. Женившись на дочери царя местного племени, он и стал основателем фунаньской (так называют китайцы древнюю страну на Юге Индокитайского полуострова) династии и государства. Его потомок Ишанаварман I был настоящим воином-царём и значительно расширил территориальные границы Фунани в VII веке, а столицу перенёс ближе к центру, в район озера Тонлесап. Таким образом, было положено начало освоению этого района, которому впоследствии было суждено стать экономическим и политическим центром мощной Ангкорской державы. Первоочередной обязанностью всех ангкорских царей было поддержание и развитие ирригационных систем. Каждый из них, вступая на трон, присягал в том, что начнёт строить новый водоём, а соответственно и систему каналов, по которым вода подводилась даже к самым маленьким участкам земли. Земледелие здесь совершенно не зависело от погодных условий, ему не страшны были ни засухи, ни наводнения. Вся территория древнего Ангкора была покрыта сетью водоёмов, плотин, каналов, дамб и прудов. Крестьяне собирали по три урожая риса в год. Общая протяжённость только магистральных дорог в Ангкорской империи намного превышала две тысячи километров. Строились приюты для обездоленных, дорожные дома для паломников, школы, духовные академии, в том числе даже женская, и больницы. Без особого преувеличения можно сказать, что медицина древней Камбоджи намного превосходила медицинскую науку Европы того времени. Надписи, сохранившиеся на фундаменте одной из 102 лечебниц, рассказывают, что штат каждой больницы состоял из двух квалифицированных врачей, шести ассистентов, четырнадцати медсестёр, двух поваров и шести больничных служителей. 938 деревень были полностью освобождены от уплаты налога и поборов в казну, они обслуживали исключительно нужды народного здравоохранения. Каждый царь Ангкорской империи считал себя «монархом Вселенной» и, помимо водоёмов, строил себе соответствующие дворцы и храмы. К XV веку на территории столицы в 260 кв. км возвышались более 600 культовых сооружений из камня. В то время Ангкор был, пожалуй, крупнейшим городом в мире. В 1432 году сиамские армии после семимесячной осады и кровопролитных боёв, захватили Ангкор и полностью разрушили всё, что поддалось разрушению. Оставшиеся в живых жители, не видя возможности восстановить город, покинули столицу. Остатки Ангкора, со временем, попали во власть джунглей, и некогда величайшая столица могущественной державы была полностью забыта.

Когда почти через пять веков французские исследователи открыли миру тайну Ангкора, в целости сохранилось около 100 дворцов и храмов. В начале XX века начались работы по очистке древнего города от джунглей и восстановлению храмов, которые велись в течение всего столетия, но постоянные гражданские войны, военные перевороты, заговоры и, конечно, партизаны красных кхмеров наносили Ангкору огромный ущерб. Только в 1992 году древняя столица Камбоджи попала под эгиду Юнеско.

Мы знали, куда едем, и были готовы к тому, что увидим. Но, тем не менее, когда наш автомобиль подъезжал к Ангкор-Вату, мы, затаив дыхание, жадно вглядывались меж тенистых гигантских деревьев, а когда джунгли расступились, то дыхание и вовсе остановилось. Ни Рим, ни Париж, ни Лондон в своё время не произвели на нас такого впечатления! Вряд ли у меня хватит таланта достойно описать увиденное, да и не сможет сухой, печатный текст реально передать то чудо, восторг, потрясение от чувства прикосновения к великому, таинственному и могущественному. Этим каждому надо дышать самому. Ограничусь общими, опубликованными данными.

Храм Ангкор-Ват является крупнейшим религиозным сооружением в мире, его площадь более 2 кв. километров, посвящён индуистскому богу Вышну. Сам храм представляет собой достаточно сложную трёхуровневую конструкцию с множеством лестниц и переходов, внутренних двориков и бассейнов. Вдоль каждого уровня проходят галереи, на первом — украшенные двухметровыми барельефами, изображающие различные сцены из мифологии и кхмерской жизни, на втором — скульптурными танцовщицами, общее количество которых около двух тысяч. Венчают храм пять башен, центральная возвышается на 65 метров и символизирует мифическую гору Меру, которая в соответствии с индуистской мифологией является центром всего мира. Здание ориентировано точно по сторонам света, и в этих же направлениях проложены ведущие к нему дороги. Поэтому с каждой стороны видны только три выстроившиеся в ряд башни, образующие как бы трезубец — символ горы Меру. Именно этот трезубец и принял за галлюцинацию Анри Муо. Ангкор-Ват окружён рвом шириной 190 метров, в котором раньше разводили крокодилов. С западной стороны ров пересекает каменная дамба, по ней-то мы и прошли в храм, где провели почти два часа, облазив все проходы и галереи, карабкаясь на самый верхний уровень и фотографируясь с каменными танцовщицами.

Затем мы отправились в Пном-Бакхенг — храм, построенный одним из первых в Ангкоре. Потом в Байон — беспримерное творение кхмерского гения, один из наиболее фантастических памятников мировой архитектуры. Трёхуровневое здание с 52 квадратными башнями, на каждой стороне которых изображено лицо батхисатвы Авалокитешвары. Башни-головы расположены беспорядочно на разных уровнях и имеют разную высоту, поэтому складывается впечатление, что, где бы вы ни находились, эти лица смотрят на вас. Кстати, высота лиц до 2,5 метров. Установлено, что все улыбающиеся лики храма Байон изображают Джаявармана VII — одного из последних великих ангкорских монархов, при котором и был построен храм. В главной башне Ангкора была помещена пятнадцатиметровая статуя Будды, лицу которого также были приданы черты правителя.

Потом двинулись к Слоновой террасе — с неё кхмерские короли наблюдали церемонии и парады на главной площади Ангкора. Далее наш путь лежал к храму Та-Пром, главной особенностью которого является то, что он не был очищен от джунглей, и перед нами предстаёт в том самом виде, в каком его увидели исследователи в ХIХ веке. Вид, надо прямо сказать, потрясающий. Корни огромных деревьев разрушили некоторые стены и многие галереи, и проходы завалены валунами. Мы долго бродили, раскрывши рты, пока Галя не упала на ровном месте. Ударилась больно, и на колене большая ссадина. Отвлеклись на обработку раны и, в итоге, заблудились. Куда ни пойдём — тупик, заваленный камнями, сплошные катакомбы. Совсем из сил выбились, пока сгорбленный старый монах не попался, он-то и вывел нас на свет божий. Прощаясь, улыбается и смущённо протягивает руку — предлагает купить у него маленького слоника. Конечно, не жалко доллара, покупаем.

Жара нестерпимая, воды уже четыре бутылки выпили, ноги ватные, силы иссякли, каждые пять ступенек — перекур. А времени — всего два часа дня. Машина арендована до восьми, поэтому не торопимся, сидим в тенёчке, за обезьянами наблюдаем, их здесь много, некоторые с детёнышами.

У храма Та-Кео ко мне подошёл полицейский, проверил наличие билетов, а после, втихаря, озираясь по сторонам, предложил купить у него нагрудный жетон на сувенир. Что и говорить, нищая страна.

После осмотра Прасат-Краван силы полностью нас покидают. Просим водителя показать нам остальные храмы из окна автомобиля. Проезжаем огромные искусственные водоёмы (7км на 2 км), Восточный и Западный Барей. Вода мутная, грязная, но местные ребятишки купаются. Нестерпимая зависть подкралась внезапно, заныло, застонало под лопаткой, и мы решили, что после такого тяжёлого дня, после таких восхитительных дворцов и необыкновенно красивых храмов, совсем уж глупо останавливаться в отеле за $12. Нам требуется отель непременно с бассейном!

Оказалось, что в Сиемреапе таковых всего четыре. Заехали в первый шикарный отель, про который вчерашний таксист врал, что якобы там комнаты по $300. На самом деле по такой цене предлагались сьюиты, а standart room всего за $70. Конечно, дорого, но номер решили осмотреть. Как зашли, так чуть не упали: все стены кишат ящерицами. Понятно, что гекконы и чёчёки — полезные твари, москитов, комариков всяких лопают. Во всех странах Юго-Восточной Азии агамы, легуаны, токэ и другие разновидности маленьких ящериц живут в каждом доме, и к ним относятся очень бережно (в Камбодже, говорят, ещё у каждого дома можно встретить и другую рептилию, напоминающую тупорылого крокодила. Туловище, покрытое серебристо-фиолетовыми чешуйками, у него имеет длину около 70см и толщину более 10см . Местные его называют Акей из-за характерных воплей, которые он издаёт по вечерам. Нам, правда, слава Богу, не посчастливилось встретиться, но вопли мы слушали еженощно). А насчёт гекконов — но не в таких же дорогих апартаментах для иностранцев! Нам такое соседство ни к чему, тем более у нас фумигатор имеется. В общем, решили ехать дальше.

Следующий отель приглянулся: и бассейн симпатичный, и $40 всего, с завтраком. Пока не набежали ящерицы, заклеиваем скотчем все щели и отправляемся ловить ещё не севшее солнце. Остаток дня провели в одиночестве у бассейна, потом сходили в магазин за пивом. Кстати, в Сиемреапе нигде нет обменных пунктов, повсеместно принимаются доллары, сдачу дают тоже долларами, а мелочь — риелями ($1 — 4000 риелей). Магазины все рассчитаны только на иностранцев, большинству кхмеров там делать нечего. Зашли в турагентство и — о счастье! — получили мой забытый «Victorinox» в целости и сохранности, а также и авиабилеты. Самолётом лететь, конечно, дороговато: до Бангкока — $135, но что делать! В Камбодже дороги разбитые, поэтому наземный транспорт двигается крайне медленно, например, до Пномпеня всего 260 км, а автобус — экспресс идёт 19 часов! Железных дорог нет вовсе. В Бангкок ещё можно добраться, используя речной паром в комбинации с автобусом, но дорога займёт больше суток, хотя и обойдётся всего в $16.

Вечером посетили отельный ресторан. Еда адаптирована к европейской, поэтому неинтересно.

Ночью пошёл дождь, настоящий тропический ливень. За окном ярко вспыхивали молнии, а гром гремел так, что я просыпалась в холодном поту от ужаса, увиденного во сне: каменные лица батхисатвы Авалокитешвары смеялись громовыми раскатами и из глаз вылетали огненные стрелы…

Поплавав с утра в бассейне, в прекрасном расположении духа, отбыли в аэропорт.

В Бангкок летит самолёт «Bangkok Airlines», весь разрисованный видами Ангкора. Мы с Галей, оставив сумки, бросились фотографироваться на фоне такого красивого самолёта. И справа, и слева, и врозь, и вместе. Довольные, подходим к трапу. Приветливая стюардесса перед входом спрашивает посадочные талоны. И меня вдруг сразу бросает в холодный пот: видеосумка, в которой был талон и заодно около 5 тысяч долларов, пропала! Ураганом в голове пронеслись лихорадочные мысли о российском посольстве, о ночёвках в картонных коробках, о диких фруктах, которыми можно питаться целый месяц. Немного полегчало, когда я вспомнила про Western Union. Ещё три минуты — и у меня случился бы инфаркт. Но тут я увидела сотрудника аэропорта, идущего к самолёту, с моей сумкой в руке. Оказывается, я оставила её в автобусе, который подвозил нас к трапу…

Какая всё-таки прекрасная страна Камбоджа, и какие замечательные люди эти кхмеры!

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий