Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Япония >> Рыбка-остров, островитяне и их соседи — часть 6


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Японии!

Рыбка-остров, островитяне и их соседи — часть 6

Япония

34. ПЕРВАЯ ЛЮБОВНИЦА
А потом мы отправились на шоколадную фабрику.

Честно говоря, пока мы туда ехали, я думала: а надо ли оно мне? Не только ж в Японии шоколадные фабрики имеются. Но пока думала, мы, наконец, доехали, и, едва увидев и осознав, где я нахожусь, я сразу ощутила себя Алисой в Стране Чудес. Внешне фабрика представляла собой сказочный шоколадный замок с башенками и балкончиками. На балкончиках были «живые» повара и трубачи, на башне — часы, а во дворе стояли дерево с игрушечным домиком в кроне и множество маленьких игрушечных домиков в пол человеческого роста рядом на земле. Домики были разноцветными, разной архитектуры, с балконами, живыми цветами на них, в них открылись двери, и дети из нашей группы сразу в восторге позабирались внутрь. Впрочем, для этого эти домики и были сделаны. Внутри каждого из них находилось по одной меблированной комнатке с кроваткой, столом и стульчиком! Прелесть! В детстве я бы в таком точно поселилась!

Рядом на небольшой площади стоял шарманщик. Каждый час он оживал, начинал играть на шарманке и пускать мыльные пузыри. А в это время на фабричном балкончике трубили в трубы трубачи, пели повара в колпаках, а на башне били часы, и начинался парад игрушек. Сначала под часами открывалась шторка, и из-за нее появлялись два рассказчика. Они рассказывали, как, по легенде, владелец фабрики однажды заблудился в лесу, и его спасли дикие звери. Им в благодарность он и устраивает теперь парады шоколадных зверей-игрушек. Из-за шторки один за другим появлялись медведи, белки, лисы, коровы из белого и черного «шоколада», они проходили под музыку вокруг башни и возвращались назад! Диснейленд отдыхал!

На самом деле шоколадную фабрику в Саппоро соорудил в 1959 году… русский купец. Точнее, этот купец уже давным-давно жил в Японии, но его предки были из России, правда, откуда конкретно, история умалчивает.
А вообще, в Японии с шоколадом связан целый праздник. Отмечается он 14 февраля, как день всех влюбленных. В этот день влюбленные японские женщины дарят своим мужчинам шоколадки (именно так, а не наоборот), а мужчины устраивают меж собой что-то типа соревнований – кто больше шоколадок набрал, тот и молодец!

При входе на фабрику нам раздали по местному деликатесу – печенью под названием «Первая любовница», мол, такому же сладкому, и запустили внутрь. Мы сразу оказались в музее. Надо сказать, что шоколадная фабрика была даже не настолько производством, насколько культурным заведением, и на туристах, похоже, здесь зарабатывали даже больше, чем на шоколадках. В музее мы осмотрели старинную чайно-кофейную посуду, коробки и фантики от конфет, прониклись вкусным ароматом старины и отправились в рабочие фабричные помещения.

В цехи вел «шоколадный» коридор с потолком-сводом с «потеками» от «шоколада». Кругом царил шоколадный дух (видимо, напущенный предприимчивыми фабрикантами для большего эффекта). А в витринах находились макеты этих самых цехов, на которых показывалось, как шоколад производится. Из «цеха» в «цех» переходили проекции японских мальчика и девочки, при этом механизмы макетов начинали работать, а голос за кадром рассказывал о технологии. Действо начиналось с обработки кофейных зерен.

Наконец, мы дошли и до настоящего производства. Вид на него открывался прямо из «шоколадного» коридора. Через огромное стекло было видно, как по конвейеру ехали печеньки, а рабочие в марлевых повязках тщательно следили за процессом. Все было стерильно и опять же тонко продумано для туристов. Для увеселения публики под потолком цеха, на уровне того места, откуда мы его осматривали, располагались маленькие балкончики, а с них вниз «смотрели» проекции туристов, смеялись, радостно махали нам руками и, как и мы, фотографировали производство!

На следующем этапе мы пришли в магазин сахарных изделий. Здесь продавались различные фигурки людей и животных, цветы, башмаки, мебель, дома, куколки, полностью приготовленные из топленого и раскрашенного сахара. Я просто поражалась тонкостью работы – даже пряжки у башмаков, тычинки у цветов, кружева на платьях кукол были из сахара. В завершении мы прибыли в кафе, где откушали фабричного мороженого, которое, как и все здесь, оказалось восхитительным! В качестве ноу-хау в вазочку под самый нижний слой мороженого был положен кекс. От подтаявшего мороженого он размок и стал обалденно нежнейшим! В общем, посещением шоколадной фабрики я осталась довольна!

35. ВСЯКАЯ ЕРУНДА

А дальше началась всякая ерунда. Следующими по разработанному главным командованием плану у нас были визиты в зоопарк «Маруяма» и в аквапарк «Саппоро-Терми». Честно говоря, я сразу даже не поняла, зачем нам это надо? Потом, правда, все прояснилось. Наш экскурсионный контингент в основном был сахалинского происхождения, а на Сахалине с наличием зоо- и аквапарков было проблематично. Разумеется, народу было интересно на все это посмотреть, и маршрут экскурсии разрабатывался, исходя из этого.

Вообще-то, зоопарк «Маруяма», наверно, был хорошим зоопарком. Но к зоопаркам, в целом, я отношусь несколько негативно – не люблю я зверей в клетках! Здесь же были жирафы, обезьяны, какие-то породистые кабанчики, 56-летний слон – ровесник зоопарка и множество прочих зверушек, с виду вполне упитанных. Единственное, что произвело на меня впечатление, — это павильон бабочек. В момент моего появления они опыляли какой-то цветущий куст, облепив его плотным слоем, словно укрыв черным покрывалом. Ощутила себя в тропиках!

С аквапарком же тоже получилось как-то несуразно. До сих пор, надо сказать, в аквапарках я не бывала (никогда не тянуло), поэтому сравнивать «Саппоро-Терми» с прочими я не буду, остается только надеяться, что эти самые прочие окажутся не такими, как этот.

«Саппоро-Терми» находился на окраине города, и ехали мы до него достаточно долго. В вестибюле аквапарка нам выдали халаты, полотенца, надели на руки кучи всяких ремешков – для покупок, для разрешения кататься с горок и для закрытия шкафчика с одеждой и отправили в раздевалку. Честно говоря, неприятные впечатления от заведения у меня начали складываться еще в этом самом вестибюле, в котором было, на мой взгляд, слишком много народа. Раздевалка же сразила меня наповал окончательно. Представляла она собой огромный зал с узенькими, стоявшими в ряды, шкафчиками. И всё! Кругом была масса всяческого народа, и среди всего него предстояло переодеваться! Как раз в этот момент я поняла, что в аквапарке я в последний раз! Мало того, что самой неудобно, так еще, понимаешь, любуйся на многочисленные женские попы! Фу!!!

После переодеваний предстояло идти в душ. Вполне логично, но с этим оказалось еще хуже – многие почему-то сразу, без душа, топали в бассейны. А если кто-то до этого вагоны разгружал, или сексом занимался, или, вообще, уже пару лет болел чем-нибудь венерическим? Впрочем, в душе не было ни мыла, ни шампуня. Правда, по выходу из него на уровне пояса людей обрызгивали водичкой – типа, для тех, кто не отмылся!

Аквапарк был трехэтажным. На первом этаже располагалась вышеописанная раздевалка, на втором – бассейны и горки, на третьем – бани. Я решила пойти в бассейны. Были они крытыми и открытыми. Но в крытых оказалось очень душно, а в открытых, тех, что на улице, вечером и в мокром виде – уже прохладно. Кроме того, и там и там купались просто тучи народа, прыгали, брызгались… Я, конечно, все понимаю. Ну, может, я сама виновата была, разбаловалась, привереда, полупустыми майскими пляжами Крыма, Болгарии, Светлогорска, зимними пляжами Гоа, да и самим Сахалином… Но тут было как-то даже негигиенично, к тому же вода пахла хлоркой. В общем, посидела я немного в крытом бассейне – мне стало душно. Улеглась на шезлонг на улице – замерзла. Пошла под крышу в джакузи – опять душно. Вернулась на улицу – холодно. Так и слонялась туда-сюда! Прокатилась три раза на круге с горки под названием «Большая река». Меня посадили на большую надувную камеру и спустили вниз. Поверхность горки была ребристой, и пришлось все время слегка приподниматься, чтобы не задевать эти ребра самым интересным местом. Главной же задачей было – ехать передом. Правда, у камеры были ручки, и рулить я быстро научилась.

Тем не менее, три часа в аквапарке я не вытянула. В конце концов, я возлегла в халате на шезлонг, смотрела в звездное японское небо и думала о вечном!

36. ДЕРЕВНЯ САМУРАЕВ

На следующий день нас решили оперативно познакомить с древним японским бытом, и посему с утра пораньше мы загрузились в автобус по той же алфавитной системе, как и в прошлый раз, и отправились на север Хоккайдо в Деревню Самураев. Деревня Самураев была местом исключительно туристическим. Здесь искусственно воссоздали японскую деревню средних веков и с энтузиазмом за отдельно взятую плату показывали ее всем желавшим гостям страны восходящего солнца.

Дорога до Деревни Самураев шла через похожие на сахалинские горы и сопки, и я в какой-то миг даже поймала себя на мысли, что ощущаю себя все еще на рыбке-острове. Как ни странно, на всем протяжении пути нам почти не попадалось населенных пунктов, только изредка встречались ранчо с пасшимися в лугах лошадьми. Так что миф о земельных проблемах японцев, что, мол, негде им несчастным дома строить, развеялся в моем сознании, как дым.

Чтобы нам не было мучительно скучно в дороге, Наташа-сан развлекала нас оригами. Для изготовления всяких птичек в японских магазинах продавались специальные наборчики из цветной бумаги. Вот по листку из таких наборов нам и раздали. Оригами оказалось искусством непростым – это вам не самолетик соорудить! А сооружали мы всем автобусом японского журавлика счастья. В принципе, с задачей-то я в результате справилась, но повторить на бис у меня бы вряд ли получилось.

Первую остановку мы сделали перед въездом в Деревню Самураев рядом с огромной скульптурой красного облезлого черта, у которой все себя активно отфотографировали. У входа же в саму деревню стояли два самурая из папье-маше и такой же папье-машевый барабан. Деревня представляла собой два ряда старинных японских домов с ажурными крышами, в которых располагались сувенирные магазинчики, кафе и разные аттракционы. У домов росли деревья, на которых висели таблички желаний и бумажные журавлики, а рядом имелся прудик с мостиками. Но, прежде всего, мы отправились в театр гейш.

Театр гейш находился в прелестном красном домике, у входа в который нас встретили девушки в кимоно, раздали нам пакеты, велели разуться и сложить в них обувь. Еще дали по квадратному листку бумаги, объяснив, что, если представление гейш нам понравится, то в этот листок нам по старой японской традиции предстоит завернуть несколько монеток и кинуть на сцену в знак благодарности. Потом мы вошли в зрительный зал. Собой он представлял небольшую комнату с красными узорчатыми стенами и маленькой сценой. На полу в зале лежал опять же красный ковер, на котором уже расселась в основном состоявшая из японцев публика. Никаких стульев или каких-то других сидячих мест, кроме пола, поблизости не наблюдалось. Минут через десять на сцену вышла японская девушка в мужском кимоно и рассказала, для чего мы тут все сегодня собрались. А потом началось само представление. Для этого из публики выбрали главного героя. Им стал турист из нашей группы. Туриста, крупного средних лет мужчину в шортах, повели переодеваться. Когда же открылся занавес, он возлежал на подушках в позе мандарина, пил из пиалы чай и обмахивался веером. На нем было что-то сродни кимоно, а на голове – парик с черным японским чубчиком и выбритой лысиной. Вокруг новоявленного «самурая» суетились две гейши. В это время девушка в мужском кимоно продолжала вещать о том, что японцы раньше делили всех женщин на три вида: для поддержания домашнего очага, для продолжения рода и для души. Гейши, которые должны были не только ублажать мужчин физически, но и уметь петь, танцевать и поддерживать умные беседы, как раз и относились к разряду «для души». Те две, которые ублажали «нашего», были в ярких костюмах, как с картинки, и предлагали ему то кальян, то чай, то еще что-нибудь. Суть действа сводилась к тому, что гость пришел в ресторан, и теперь его обслуживают. Наш турист что-то умно кивал гейшам в такт и повторял японские слова, которые подсказывала ему девушка в мужском кимоно. И вскоре докивался до того, что на сцену выплыла самая главная гейша – красавица с побеленным лицом, в высокой японской прическе и красно-белом кимоно, намекая всем своим видом, что теперь она вся его. «Самурай», увидав прелестницу, вмиг прикинул, сколько может стоить ее общество, и сразу же согласился на предложенные по более сходной цене кальян и рюмку саке, которую выпил тут же залпом, чем поверг в шок всех присутствовавших в зале жителей страны-производителя этого напитка. Гейша оскорбленно удалилась, а наш турист в итоге произвел настоящий фурор – сцену в конце представления просто завалили бумажками с монетками!
Следующим пунктом программы у нас был визит на шоу нинзя. Состоялось оно в соседнем с театром гейш доме и тоже очень походило на театр, но понравилось больше мужчинам. В комнате, где мы все расселись на длинных лавках, выключили свет, а когда включили, откуда-то с высоты на веревке весь в черном на нас летел нинзя. Потом появились еще другие нинзя и разыграли целый спектакль. Они отбивали друг у друга какой-то сверток, дрались на мечах, прыгали, кувыркались и т.д. и т.п. Представление длилось 25 минут. Бумажек на сцену накидали меньше, чем в театре гейш, но все равно хорошо!

А вообще, я поняла, что в Деревню Самураев надо было ехать на целый день. Нам же на ее осмотр дали всего около часа. И за это время, носясь по деревне с высунутым языком, я успела побывать только в Доме страха, Кошкином доме, Доме искривления пространства и осмотреть группу домиков с кукольными экспозициями, демонстрировавшими японский быт.

Честно говоря, мне показалось, что идея создания Деревни Самураев была сродни идеи появления Диснейленда – даже развлечения были похожи. Впрочем, Диснейленд в данном аспекте мне показался повеселее. Ну, не сравнить было тамошний Дом с привидениями с тутошним Домом страха. Последний внутри являл собой длинный извилистый коридор с витринами, в которых возлежали разные отрубленные головы и прочие ужасы. Стоило встать перед витриной и нажать на кнопочку, головы оживали и начинали жить своей жизнью. К примеру, стоит пианино, за ним спиной к зрителям сидит и играет девушка в красивом длинном платье, потом она поворачивается, а у нее окровавленный глаз на лбу!… Ну, не ново как-то! Единственное, что меня впечатлило, так это дракон. Начиналось все вполне пристойно – сидит в витрине мордашкой к зрителям скромный такой дракончик с открытой пастью. Нажала я кнопку, пошла какая-то речь на японском языке, и вдруг дракон как плюнет в витринное стекло! От неожиданности все, кто рядом стоял, включая меня, аж руками замахали, «уворачиваясь» от сильной и долгой струи!

Кошкин дом народу понравился больше, но я им тоже как-то не особо прониклась. Дело в том, что символом Деревни Самураев считалась кошка с самурайским чубчиком на голове. В честь нее, похоже, и построили этот дом. В нем кошки разноголосо орали в витринах и неожиданно падали с потолка на головы посетителям. На этом, в принципе, фантазия создателей дома заканчивалась. Правда, в последней его комнате опять же неожиданно начинал вертеться пол, чем приводил всех к некоторому удивлению – к чему, мол?

Дом искривления пространства меня порадовал больше, хотя тоже оказался не шедевром чего бы то ни было! Сначала нам сказали, что в нем эмитируются землетрясения, но это оказалось неправдой. В первой комнате дома был косой пол горкой градусов под сорок. Что интересно, мебель на нем стояла, как полагается, то есть перпендикулярно. И стоило только ступить на него, как создавалось впечатление, что с полом и комнатой все в порядке, а, вот, с родимыми головой и ногами уже начались проблемы. В остальной части дома был лабиринт. Ничего особенного, казалось бы, — деревянные двери из комнаты в комнату, — но я по нему ходила два раза, прежде чем на третий раз мне выход какой-то японец показал. В общем, забавно!

Но большее удовольствие я получила от созерцания домиков, в которых показывалась жизнь японцев. Демонстрировали ее человеческого роста куклы из папье-маше. Имелись, например, парикмахерская, где «парикмахер» стриг «клиента», мастерская зонтиков, пивная и т.д. Как только зрители вставали у какой-нибудь кукольной экспозиции, через несколько секунд она оживала, самураи подносили ко ртам пивные кружки и весело трепались, зонтичный мастер что-то творил с зонтиком, а парикмахер начинал орудовать расческой и ножницами.

Потом я еще маленько погуляла по деревни, то и дело заворачивая в разные кафе, сувенирные лавки и магазины, где меня встречали разряженные в кимоно самураи и гейши с побеленными для красоты лицами.

37. РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

После посещение Деревни Самураев по решению нашего главного командования нас повезли в парк аттракционов «Руссутсу». Честно сказать, погоды в тот день стояли немыслимо жаркие, японские дорожные термометры чуть ли не лопались от перегрева, твердо показывая температуру 37 градусов по Цельсию в тени. Так что парк был явно не кстати. Но что делать, раз решение принято, значит, принято и обжалованию не подлежит!

До «Руссутсу» было около двух часов езды к югу Хоккайдо. По дороге мы играли в «Бинго» (самые везучие из нас в результате получили брелоки, ручки, японские палочки и даже галоши) и смотрели на окрестные пейзажи, благо, что проезжали через горный перевал, и пейзажи радовали глаз. Меня поразили два момента. Во-первых, доскональность авторов компьютерной игры «Гонки», точнее, той ее части, где гонка проходит по Японии. Ну, точно такие же мосты и туннели с колоннадами в игре изобразили, какие были в действительности! Теперь я, катавшаяся раз двести по компьютерной Японии на красном автомобиле, смотрела на них в живую из окон автобуса и просто диву давалась! А во-вторых, меня потрясли склоны гор. Они были обтянуты металлической сеткой, а сквозь нее росла трава. И так на протяжении всего пути – защита от осыпей, однако!

В парке нам выдали по абонементу на многоразовое посещение любых аттракционов, и мы отправились вспоминать детство. То, что силы мои были уже не то, что прежде, я поняла сразу. На некоторые качели-карусели мне было даже боязно смотреть, хотя лет этак 15 назад я бы с рвением стала бы уламывать свою маман, дабы получить разрешение на них с ветерком прокатиться. Другие аттракционы я осилила, но на них мне все-таки было реально страшно. Более-менее вдохновили меня два. Первый – типа ракеты — представлял собой огромную вышку с сиденьями внизу по периметру. Ответственный за столь важное мероприятие японец отобрал у нас обувь и вещи и сложил их в специальные пластиковые корзинки рядом с выходом (кстати, такие корзинки были на всех «страшных» аттракционах, и, чтобы не растерять все свое добро во время катания, народ складывал его туда). Потом он посчитал: пять, четыре, три, два, один, старт, и сиденья с бешеной скоростью понеслись вверх. Пока мы летели, я ощутила, похоже, все те «прелести» перегрузок, которые испытывают космонавты. На голову давило так сильно, что моя бедная шея начала выгибаться и поворачиваться, как у гневно настроенного гуся. На самом верху сиденья на секунду замерли, и я почувствовала настоящую невесомость, что после жутких перегрузок оказалось весьма приятным ощущением. А потом мы понеслись вниз. В целом, неплохо, но еще раз прокатиться на ракете я не решилась! Вторым вдохновившим меня аттракционом были американские горки на лодках. Ну, по крайней мере, оригинально! По желобам с водой двигались лодки типа каноэ, медленно поднимались на горки и с шумом и брызгами скатывались вниз. Весело!

В целом же, парк «Руссутсу», хотя и располагался на огромной территории в долине среди красивых зеленых гор, и был неплохо дизайнерски оформлен, опять же во многом проигрывал Диснейленду. Не было в нем той души и ощущения от попадания в сказку, когда просто хочется сесть на скамейку, смотреть не шествующих мимо мультяшных персонажей, слушать их песни и чувствовать, что вот-вот заплачешь от переполняющей тебя радости, как это случилось со мной семь лет назад, когда я впервые попала в парижский Диснейленд. Тогда я навеки прониклась двумя аттракционами – Домом с привидениями и Домиком Питера Пена. И здесь, в «Руссутсу», я их тоже нашла. Но каково же было мое разочарование!
Дом с привидениями оказался чуть ли ни копией Дома страха в Деревне Самураев: те же гробы, отрубленные руки, вопли и ожидание того, что тебе на голову вот-вот что-нибудь свалится! И никакого бала привидений в богатом заброшенном зале с пыльными столами и с люстрами в древней паутине, никакого само собой играющего пианино и прочей красоты! А Домик Питера Пена вообще поверг меня в тоску. В принципе, он даже им и не был. Просто вначале надо было так же, как и там, садиться в самодвижущие кареты, которые должны были унести в сказку. «Сказкой» в этот раз оказались несколько залов со старыми обшарпанными игрушками, которые вроде как пели какие-то песни — открывали рты, а музыка при этом не играла. Грустно, как-то!

38. УЛИЦА КРАСНЫХ ФОНАРЕЙ ПО-ЯПОНСКИ

Под вечер всех решили еще раз свозить в аквапарк. Я же, насытившаяся им по самое не балуйся еще накануне, надумала развлечь себя по-другому и попросила сопровождавшую группу тетю (по совместительству директрису нашего круиза) выпустить меня на вольные хлеба где-нибудь в центре Саппоро. Тетя воспротивилась.

«Что вы? – резво кричала она. — Да как же? Да вы ж не доберетесь сами! Что вы будете делать? Да мы ж за вас отвечаем!»… и т.д. и т.п. Впрочем, тетя вскоре усмирилась, и я вместе с девушкой Мариной корейского происхождения лет 18—20 отроду выбралась из автобуса у огромного зеркального здания саппоровского железнодорожного вокзала. Марине было все равно, что смотреть в Саппоро, ей просто очень не хотелось ехать в аквапарк. Так что я ей озвучила свой план, и он ей понравился. А хотела я сначала погулять по проспекту Одори, потом заглянуть в район развлечений Сусукино, прокатиться на саппоровском метро и вернуться в Отару на электричке.

Проспект Одори в начавшихся сумерках был необыкновенен. Нет, он не показался нам романтичным или тихим в преддверии ночи, скорее, наоборот — на нем была масса народа! Весь асфальт у фонтанов, у клумб и газонов был вплотную заставлен столиками, за которыми яблоку было негде упасть – японцы веселились и литровыми кружками, пополняя их тут же из специальных краников, пили пиво! Оказалось, что в Саппоро в самом разгаре шел пивной фестиваль. Мы еле протискивались в проходах между столами, в которые превратился самый широкий городской проспект, и слушали, как, то там, то здесь выкрикивались тосты, как они тут же подхватывались за другими столиками, и в результате с кружками в руках, задорными криками и счастливыми улыбками на лицах вставал весь пьянствовавший Одори!!! Поняв, что увидеть его в реальном состоянии нам с Мариной в этот раз все равно не удастся, мы немного порадовались за веселых японцев и повернули свои стопы в сторону Сусукино.

До района Сусукино идти оказалось недолго. Уже совсем стемнело, и весь город, по которому мы шли, горел неоновыми огнями рекламы. Но это почему-то не выглядело так безобразно, как обычно бывает у нас. Тут здания были украшены сверкавшей рекламой все полностью, от цоколей до крыш, и это выглядело поистине красиво! Когда же мы дошли до Сусукино, то увидели, что здесь было просто сказочно! Гостиницы, рестораны, бары, магазины, казино, небоскребы, все здесь смешалось и сверкало, светилось, мелькало огнями, играло ими так, что темень ночи полностью ушла прочь, а вместо нее, как в кино, наступил роскошный вечер праздника.

Мы с Мариной бродили по этим улицам, рассматривая дома, людей, шикарные автомобили, пока вдруг не забрели на улицу (точнее, даже в квартал) красных фонарей. Честно сказать, о ее наличии в Сусукино меня предупреждали. Но, признаться, эти предупреждения только пробудили во мне еще больший интерес к вопросу, как с этим обстоит дело у японцев. Поэтому, когда перед нами неожиданно выросло огромное здание из двух частей-близнецов с вывесками на крышах «Город мальчиков» и «Город девочек», я пришла в восторг и указала на них Марине.Она же, потянув меня за руку, тут же испуганно заскулила: «Наташ, пойдем отсюда, а!». «Неужели тебе совсем неинтересно?» — строго спросила я, и боявшаяся заблудиться Маринка покорно побрела за мной, впрочем, так же с любопытством взирая на все вокруг.
Ну, что можно сказать про сие место? В принципе, ничего особенного мы не обнаружили. В нижних этажах практически всех отелей, казино и ресторанов здесь находились небольшие павильоны, в которых вдоль стен на мониторах светились фотографии тайских дев с расценками за час и за ночь. Еще повсюду на улице встречались молодые люди с картонками в руках, на которых тоже красовались фотографии этих самых дев. Девы были симпатичными, но в живую мы их так и не увидели, может быть, из-за того, что было все-таки еще рановато. К тому же Марина вдруг измыслила, что проходившие мимо нас японцы стали поглядывать на нас весьма нездорово, и утащила меня от проведения дальнейших наблюдений.

Назад, к железнодорожному вокзалу, мы поехали на метро. Метро в Саппоро оказалось весьма презентабельным. Сразу пред нашим взором предстали широкие, длинные и чистые переходы, отделанные мраморной плиткой. Касс по продаже билетов, к которым мы привыкли — с тетями внутри, не было, а вместо них стояли автоматы в человеческий рост, вещавшие японскими иероглифами, что и куда надо кидать, чтобы обзавестись маленькой серой картонкой с магнитной поверхностью с одной стороны. До вокзала нам предстояло ехать две остановки, билет стоил 200 иен, и, как оказалось, это была самая маленькая цена за проезд, потому что саппоровское метро делилось на зоны, и чем дальше пассажир думал ехать, тем больше он должен был заплатить! Турникеты тоже были, но по размеру гораздо длиннее наших, а в придачу работали одновременно на вход и на выход. Билетик вставлялся с одной стороны турникета и молниеносно, практически со скоростью света, вылетал с другой.

Станции метро особого впечатления на меня не произвели, зато я глубоко прониклась поездами. Ходили они по монорельсу и двум дополнительным рельсам по бокам, были гораздо шире наших, а вагоны разделялись меж собой только внешне. Внутри же между ними не было никаких дверей, и из вагона в вагон можно было свободно переходить по принципу, как в длинных автобусах «Икарус». В каждом вагоне вдоль стен стояли лавки для пассажиров, рассчитанные на восемь человек каждая. Вот, в принципе, и все!

До железнодорожного вокзала мы доехали быстро. Поезд в Отару отправлялся через 15 минут, а билет на этот раз стоил уже 600 иен. Внешне поезд был похож на поезд метро, правда, вагоны в нем уже были раздельными. В каждом из них внутри имелись кондиционер и откидные кресла, как в самолете, по два в каждом ряду. А к спинкам кресел было пришито по специальному кожаному кармашку для хранения билетов. Дверь в вагон была на фотоэлементах и открывалась легким прикосновением руки.

Мы уселись в кресла, и наш поезд секунда в секунду отправился в путь. Но без приключений наша поездка не обошлась. Не знаю, что сыграло во мне – то ли путешественнический авантюризм, то ли юношеский максимализм, то ли русский пофигизм, но билетик в кармашек я не положила, а положила его в карту Саппоро, а карту на подоконник. В общем, все это у меня с подоконника упало, причем так «удачно», что билет провалился и застрял между двух металлических ручек в конструкции кресла. Достать – никак! Картина маслом: я впервые в японской электричке, без билета, без японского языка, зато в полной уверенности, что вот-вот пойдут контролеры и загребут меня под белы рученьки в их японскую каталажку! Но до Отару мы доехали успешно. Контролер объявился только на выходе с платформы у турникетов. И тут я с таким энтузиазмом стала ему доказывать, что мой билет остался в поезде, что от удивления он просто махнул рукой.
До нашего корабля мы дошли минут за двадцать. Уехавшие в аквапарк соотечественники вернулись чуть позже и, увидев нас, дались диву – оказалось, что, добравшись самостоятельно, мы, по их мнению, практически подвиг совершили! О, как!

Окончание следует…

Только для www.tours.ru Перепечатка только с разрешения автора

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 28.09.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий