Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Япония >> Казимир Vалевич. "Портрет японца". 1915. масло. холст.


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Японии!

Казимир Vалевич. "Портрет японца". 1915. масло. холст.

Япония

В гостях у вишневых цветов
Я пробыл ни много ни мало:
Двадцать счастливых дней.

 В Японию я поехал без приглашения. Просто взял и — поехал. Вернее даже не в Японию, а в Малайзию. Вернее даже не поехал — сорвался. Не путешествие — противоречие со здравым смыслом.

Несмотря на то что шорты и солнцезащитные очки, припасенные для пляжных малайзийских утех, не сильно подходили к раннемартовской погоде в Осаке — О! Сакэ!.. — я принял судьбоносное (и не вполне легальное, надо сказать) решение ОСТАТЬСЯ. В чем был — в очках и шортах, с путеводителем по полуострову Малакка.

Весь мой век в пути!
Словно вскапывая маленькое поле,
Взад-вперед хожу.

Сказать, что я люблю Японию — не сказать ничего. Я ее ОБОЖАЮ. За то, что не знаю за что.
Яростным японопоклонником я стал… уж и не помню как. Наверное, из общей моей НЕЛЮБВИ К ЛЮДЯМ. Японцы же были особенными. Их нельзя было не любить. Им нельзя было не отвечать взаимностью.
Улыбка американца раздражает (хорошо живет!), улыбка русского вызывает недоумение (чему радоваться-то?), улыбка китайца настораживает (денег хочет?!). Лишь улыбка японца успокаивает.

Едва-едва я добрел,
Измученный, до ночлега…
И вдруг- глицинии цветы!

Не то что бы все было так задумано…
Не могу сказать, что здесь обошлось без женщин…
Дело в том, что красота по-японски — быть оригинальным. Не похожим на других. Дело тут не в цвете кожи. Дело, в общем, в них самих…

Когда нет тебя
Из твоей чайной чашки
Пьют воду цветы.

Те самолетики, что мы делали из тетрадных листов и запускали в школе, имеют мало чего общего с оригами. А то скопление сухих разноцветов, которое всегда гостям с гордостью демонстрировала в прихожей моя мама, даже отдаленно не напоминает икебану. В то время как мы идем в лес по грибы, японцы карабкаются в горы, чтобы посмотреть на маленький цветок, пробивающийся между камней.

Снежные горы.
Стою неподвижно,
Нюхая запах цветов.

 В общем, странные люди они. Японцы. Нихондзины. Ну а мы волей-неволей пополняем еще более странное и аморфное море гайдзинов. Мы — амебы. Существа простейшие. Говорим вместо «суСИ» «суШИ». Изредка улыбаемся. Если повезет, смотрим Такеши Китано и медитируем под Мураками. Отдаем дань моде a la Кензо. Но при всем этом ментальность дальневосточных соседей в большинстве случаев, увы, так и остается за чертой понимания наших среднеевропейских мозгов.

А я — человек простой!
Только вьюнок расцветает,
Ем свой утренний рис.

Если Лаос — Страна Миллиона Слонов (где, к слову, вам вряд ли удастся встретить даже одного), Корея — Страна Утренней Свежести, Египет — Страна Пирамид, то Япония — Страна Миллиона Извинений. На Фоне Восходящего Солнца, разумеется. Повсеместное «суимасен» помимо своего извинительного значения употребляется как «Спасибо», «Одну минуточку!», а порой и просто так. Поскольку извиняются и тут же благодарят здесь даже за самые незначительные вещи.

Один из главных наших (гайдзиновских) мифов — гейши. Оные не имеют ничего общего с проституцией, а употребляются исключительно в культурно-развлекательных целях, причем за весьма нескромное вознаграждение. Позволить себе общество гейши могут лишь оч-чень крупные олигархи и оч-чень длиннорукие государственные мужи. Ареал распространения гейш в последнее время стремительно сужается. Встретить их можно фактически только в Киото, да и там, пожалуй, только в районе Гийон.

Самый распространенный цвет презервативов — розовый. Соответственно, «Пинк Стрит» — это ответ амстердамским «красным фонарям» по-токийски. Проституция официально запрещена, но кто их там разберет. «По взаимному согласию» никак ведь не запретишь. Так и нашли они морально-маргинальный консенсус в области коитуса, называемый «фудзоку».

Снова встают с земли,
Тускнея во мгле, хризантемы,
Прибитые сильным дождем.
Как выяснилось, сакэ лучше с пивом не мешать. Лучше его (не пиво -сакэ) подогреть до температуры тела, причем не рекомендуется это делать вашей ротовой полостью.

Я — океан.
И рыбы щекочут меня изнутри.

Суси — далеко не единственное японское блюдо. Не менее знамениты окономияки (самые лучшие делают в Осаке!), такояки и якитори. Все мы знаем сеть ресторанов в Москве — «Якитория». «Яки» означает все обжаренное, обожженное на огне. «Я» — это никакие ни я, ни ты, ни кто-бы-то-ни-было, а «место». Ну а с «тори» — это вы к курицам обращайтесь…

«Сепукку» — старинная самурайская забава, наподобие наших русских революций. А в целом японцы образца конца ХХ — начала XXI века — одни из самых безобидных народов мира. Однако, как гласит известная сатанинская поговорка, в тихом омуте…

Танцует
Богомол на камне.
Ветра нет. Затишье.

Все знают, что в Японии левостороннее движение. Это вполне относится и к межполовым отношениям. Измена — вещь для японца довольно странная. Каждый японец в отдельности и все они вместе весьма успешно ведут «ниджюсейкацу» (secret-life). И лишь один их бог Синто, похоже, ведает, что творится на вверенных ему островах.

С точки зрения consumer sciences, голова человека — это «темный ящик». Среднестатистический японский consumer — квадрат Малевича в квадрате. Суимасен, сенсей!

Комментарий автора:

| 16.12.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий