Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Иордания >> Дорога длинною в семь лет…


Забронируй отель в Иордании по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Дорога длинною в семь лет…

Иордания

АММАН

Черт возьми! Да, именно так. «Черт возьми» — сказала я себе, прикидывая, как мне использовать представившийся недельный отпуск. Или сейчас, или никогда. Я собираюсь съездить туда уже лет пять…хотя, нет, какие пять…целых семь. Девяносто четвертый год — расцвет «дикого» капитализма. Руководство нашего банка проявляет необыкновенную щедрость и премирует некоторых своих сотрудников поездкой в Израиль.
И именно там, по странному стечению обстоятельств, зародилось мое дальнейшее увлечение арабским Востоком. Из окна отеля в Эйлате я, как зачарованная, смотрела на загадочный город, мерцающий огнями по другую сторону бухты. И там у окна я пыталась поверить, что тот соседний городишко, называемый Акаба, — это уже даже не Израиль, а что-то совсем неведомое, что-то с удивительно красивым именем ИОРДАНИЯ.
Так что, черт возьми… в смысле, вперед на поиски турагентства. А поиск был недолгий…Заглянув на небезызвестный сайт «100 дорог» в раздел рассказов об Иордании, я решила обратиться к людям бывалым и сконектилась с «Иорданским клубом». Но проблема в том, что я всегда несколько торможу с принятием окончательного решения. Так что с вышеописанного момента прошло достаточно времени, чтобы в Америке снесли Твинс, в Афгане занялись дизайном пустынных ландшафтов, а в Черном море наступило время военных учений. Одним словом, в обстановке наибольшего благоприятствования я решаю, что, вот, наконец, подходящий момент настал. Оформление всех необходимых документов заняло два дня… а, нет, три дня — к послу за визой пришлось мотаться повторно, так как в первый день ему не хватило сил добраться до посольства. Ну, короче, три дня. И это притом, что в других агентствах обычно происходил следующий диалог: «Визу? Легко! …Простите, как? Вы едите одна? У-у-у-, ну, тогда это займет три недели, и гарантий никаких мы, к сожалению, Вам дать не можем». В общем, no comments…

Итак, припорошенная снегом Москва осталась позади. Она — прошлое и неизбежное будущее. А сейчас и в течение всей предстоящей недели — только она — ИОРДАНИЯ. Лету до Аммана — 4 часа. Русских, традиционно, немного. В основном, люди деловые, летающие транзитом через Иорданию в Ирак. Этим же рейсом в Амман отправлялся уже знакомый мне иорданский посол, почему-то взявший билет в экономический класс. Не знаю, что его подвигло на такое неординарное решение. Только сделать ему это все равно не позволили и водворили на полагающееся ему по статусу место в первом классе. Ну, и правильно, я считаю, сделали. Как говорится, подальше от начальства, поближе к кухне, в смысле, к виски. Виски в самолете — это святое. Хорошая компания — тоже. И с первым, и со вторым у нас было все в полном порядке. Так, за вискарем, разговорами о политике, о схожести русского и арабского менталитета, байками из жизни иорданских студентов в Москве 80-х и пролетели эти часы, а вместе с ними и мы в Амман. Да, забыла сказать…Ну, план, в общем, у меня был следующий. Значится, два дня — в Аммане, три — в Петре, два — в Акабе и оттуда сразу на автобусе в амманский аэропорт. Но позднее я, как обычно, все переиграла. Моего «воздушного» соседа встречала делегация коллег по бизнесу, которые с радостью согласились подкинуть меня до Гардении (это мой отель в Аммане). Ну, вот, добралась-таки…В отеле меня уже ждал представитель иорданской стороны. Ждал с кучей всяких проспектов, картой Иордании и твердым желанием сделать мое пребывание в этой стране незабываемым. После разговора с ним я и внесла изменения в свою программу.
 В результате на Петру я отвела 2 дня, чтобы последний день перед отлетом провести в Аммане. Что же касается остальных его предложений, то тут я пообещала подумать, гордо про себя решив воспользоваться его помощью лишь в крайнем случае. А сейчас быстрее в город смотреть… смотреть… смотреть. Расположен Амман, как и все уважающие себя столицы, на холмах. Вот на один из них мне, как можно скорее, и надо было попасть. Ловлю такси, уверенно произношу: «цитадель» — нет реакции, тогда говорю, наобум: «хисторикал сентр» — опять мимо. Ну, что ж такое…! Ладно, говорю, давай, в даун-таун«- там разберемся. По пути начинаю лихорадочно листать путеводитель и нахожу, наконец-то, ориентир — Джебель Каляа. Радостно сообщаю об этом открытии водителю, он в ответ радостно восклицает по-арабски, и мы радостно въезжаем на Крепостную гору. Как гласит путеводитель, первые поселения на месте современного Аммана возникли еще 8 000 лет назад. Если постараться, то по сохранившимся фрагментам, здесь на горе, как в летописи, можно прочесть историю города, начиная с Бронзового века. В завершенном же виде, к сожалению, до наших дней сохранилось немного. Время, стихия и люди — против такого мощного анклава, не способен выстоять даже камень.
Что ж, зато есть воображение и фантазия. И еще есть сам Амман — прекрасный белокаменный Амман, вид на который и открывается с края холма. Я очень долго ждала, когда же настанет время призыва к молитве, чтобы послушать, как голоса муэдзинов с многочисленных минаретов города сливаются вместе в многоголосый хор, и вся эта музыка начинает буквально парить над городом. Я испытала нечто подобное в Дамаске, когда также со смотровой площадки на горе Кассиун наблюдала, как вечерние сумерки спускаются на город, как зажигаются зеленые огоньки минаретов, как вдруг вдалеке раздается одинокий голос муэдзина и как затем ему начинают вторить другие. Увы, мне не хватило терпения. И молитва застала меня уже у римского амфитеатра, расположенного у подножия холма, до которого я добралась часов в пять вечера. Удобно устроившись на его ступенях, я и наблюдала, как последние лучи солнца освещают силуэты колонн на Крепостной горе, колонн, которые, как, опять же, говорит путеводитель, «стали „визитной карточкой“ Аммана». Итак, стемнело… Самое время слегка пошляться по Даун-тауну. Для меня посещение даун-тауна в любом городе — это неотъемлемая, если не основная часть программы. Да, и где, как не здесь, можно по-настоящему…ну, хорошо, почти по-настоящему почувствовать и попробовать понять характер и нравы местных обитателей. Там я и провела остаток вечера, заглядывая в магазинчики, глазея на разношерстную публику и предоставляя оной полную возможность глазеть в ответ. Мой первый день подходил к завершению. И завтра меня ждали Джераш и Ажлун. Рейсовые автобусы в Джераш отправляются со станции Аль-Абдали. Джераш — это греко-римский город, причем очень хорошо сохранившийся. В 60-е годы  н. э. был включен в состав Декаполиса и служил Римской империи для защиты южных границ. Джераш достоин отдельного рассказа, и упоминать о нем вскользь — это, конечно, кощунство. Но невозможно же рассказать обо всем. Ажлун — арабский замок, построенный в 1184 году — типичный образец средневековой арабской военной архитектуры. И первый, и второй я исходила вдоль и поперек, и получила от увиденного огромное удовольствие.

МАДАБА

Ну, вот, этот день настал.
А ведь я возлагала большие надежды на JETT (есть в Иордании такая автобусная компания). И они меня так подвели.
«Рейсов на Петру, увы, нет» — сказал мне портье в Гардении после попытки заказать по телефону билет на автобус. Итак, на часах десять вечера. Завтра мне надлежит быть в Петре, причем по дороге надо обязательно посетить Мадабу и Гору Небо. Выход — один.
Звоню Нибалу (это мой турагент в Иордании), беспардонно проигнорировав его просьбу предупреждать о своих планах и намерениях заблаговременно. В конце концов, думаю я, стараясь не глядеть на часы, я ведь прошу машину на завтра…на 9 утра. «Будет машина и буду я, в качестве гида» — таков был ответ. Ну, вот и славненько. Итак, в 9 утра я покидаю Гардению, закидываю шмотки в машину, и мы отправляемся в Мадабу. До Мадабы чуть больше 30 километров. Самое время слегка попрактиковаться в арабском и может быть выучить пару-тройку новых слов. Этим я и занимаюсь, постоянно донимая Нибала просьбами: то — назвать, это — написать, здесь — объяснить, там — исправить. Когда это занятие окончательно надоедает нам обоим, я в очередной раз углубляюсь в чтение своего любимого путеводителя. «…Территория, на которой в наше время находится Иордания, ранее являлась составной частью той самой Святой Земли, на которой происходили описанные в Ветхом и Новом Заветах события…». И Мадаба на этой «территории» занимает одно из центральных мест. Свою экскурсию мы начали с горы Небо. Очень хотелось своими глазами увидеть, что же по преданию предстало взору Моисея после его сорокалетних блужданий по пустыне. И действительно, с этого места открывается прекрасный вид на иордано-израильскую границу, Мертвое море, долину реки Иордан, и даже Иерусалим, огни которого можно видеть в ночное время. Увы, но Моисею так и не суждено было продолжить свой путь и ступить, наконец-то, на желанную Ханаанскую землю. Таким было наказание, которому подверг его Бог за слабость и сомнения, что преследовали израильтян во время скитаний. Ну…а мы следуем дальше. Кроме горы Небо Мадаба известна своей знаменитой напольной мозаикой, изображающей карту Ближнего Востока. Как сказано в путеводителе: «…карта была создана в период с 560 по 565 гг. н.э.» во время правления императора Юстиниана. К сожалению, она сильно пострадала во время строительства православной церкви св. Георгия. В настоящее время можно видеть лишь фрагмент с изображением Иерусалима, реки Нил и Мертвого моря. Увы, мы не располагали достаточным количеством времени для осмотра всех достопримечательностей Мадабы. И поэтому мне так и не удалось попасть в долину Вади Харар, где принял крещение Иисус, и где, согласно путеводителю, расположены Холм св. Илии (с которого пророк сошел на небеса), монастырь Роториус, церковь Папы Иоанна Павла II, источник Иоанна Крестителя, бассейны для крещения, пещеры монахов и Церковь Иоанна Крестителя. Мы едем дальше на юг. Впереди у нас крепость крестоносцев Керак.

ПЕТРА

В Петру мы въехали, когда было уже совсем темно. Времени осталось лишь на то, чтобы заглянуть в инет-кафе, поужинать и отправиться спать. Проделав все в указанном порядке и, установив будильник на 6 утра, я заснула.

Итак у меня лишь один день на Петру. Это неприлично мало. На Петру надо отводить два или даже лучше три дня.
Поэтому я избрала наиболее оптимальный вариант — следовать указаниям путеводителя. От отеля «Амра Палас» до входа в Петру, дабы сберечь силы, я доехала на такси. От входа до непосредственно «мертвого» города — на лошади (по той же причине). Итак, остановившись на мгновение у входа в ущелье, называемое Сик, я взволнованно окинула взглядом возвышающиеся скалы — сейчас мне предстояло вернуться на 4 000 лет назад. Сик представляет собой узкое ущелье длиной более километра и являлся единственной дорогой, ведущей в набатейский город. Следуя многочисленным советам не ходить по Петре в одиночку, я старалась держаться поближе к группам туристов, которых в 7 утра было пока немного.
И вот Сик заканчивается, я выхожу на открытое пространство и вижу то, что, пожалуй, видели все, кто «путешествовал» вместе с Индианой Джонс — фасад здания, так называемой, Казны. Когда выходишь из сумрачного Сика, это громадное сияющее на солнце творение рук человеческих в первый момент просто ослепляет. Поэтому поневоле делаешь шаг назад, чтобы привыкнуть к его размерам и осознать, что это, действительно, реальность, а не мираж. Решив нарастить темп, я, наплевав на все рекомендации, удаляюсь в одиночку к Царским гробницам.
Поднимаясь все выше и выше, переходя от одной гробницы к другой, я решаю подняться на вершину Джебель Кубта, чтобы еще раз взглянуть на здание Казны, но уже с высоты порядка нескольких сот метров метров. Дорога все забирает вверх, вокруг ни единой живой души, далеко внизу видны редкие туристы, группка бедуинов, расположившихся под навесом, какие-то всадники на лошадях и слышны…да нет, уже ничего не слышно. Ну, вот, наконец-то, тропинка заканчивается, и я, похоже, стою на самой вершине холма. Стою! Вся из себя гордая! Покоритель Эвереста — не меньше. Звездная болезнь длится до тех пор, пока я не замечаю двух подростков, идиллически попивающих чаек у костра. Последним усилием воли заставляю себя доползти до этого пристанища, где мне сразу, ни о чем не спрашивая, дают чашку с горячим чаем. Ребята оказываются местными пастухами. Отдохнув, поблагодарив за чай, иду дальше к Казне. А вот и она…Ну, что скажешь…Красиво, черт возьми. Слава Богу, у меня с собой солидный запас фотопленок.
Как мне объяснили, где-то здесь должен быть спуск вниз. Надо только его найти… О! Вижу отпечаток чьего-то ботинка на расстоянии трех метров вниз и начинаю спуск. Ну-у…до отпечатка этого злосчастного я добралась и минут на десять там осталась стоять, в полной растерянности озираясь по сторонам. Дело в том, что никаких отпечатков дальше не обнаруживалось, более того, было совершенно очевидно, что спуска здесь нет и вряд ли он когда-нибудь будет. Вцепившись в выступ и с ужасом наблюдая, как осыпается под ногами песок, я представляла себе, как мое бренное тело падает под ноги ничего не подозревающих туристов.Эта мысль заставляет меня все-таки совершить чудо и выбраться наверх. Вид пошатывающейся фигуры, нетвердо стоящей на ногах, да к тому же с зеленым от страха лицом настолько испугал моих знакомых-пастухов, что они побежали мне навстречу выяснить, что же со мной произошло. «Ты — крэзи» — сказали мне они — «Там нет спуска». Ну, знаю, что крэзи. Я сама себя порой удивляю. Ладно, теперь скорее обратно! Вернувшись к основному маршруту, я решаю сделать небольшой привал в местном ресторанчике, попить чаю и обдумать дальнейший маршрут. После пережитого я полагала, что кульминационный момент моей прогулки уже позади. Я еще не знала, что это была всего лишь разминка перед долгой дорогой. И минут через пятнадцать я повстречаюсь с бедуином, который и поведет меня через горы. Я чинно спокойно шла вместе с другими туристами по дороге, ведущей в Монастырь (AL DEIR). Это где-то минут тридцать быстрым шагом. Тут-то ко мне и пристал невысокого роста мужичок лет пятидесяти с вопросом «А куда Вы, собственно, направляетесь в одиночку? Могу ли я Вам помочь?» Некоторое время я деликатно пыталась от него избавиться. Однако, когда мы, наконец, поднялись на Джебель Ад-Дэйр, и он указал в сторону тропинки, уходящей дальше наверх и теряющейся в скалах, мои сомнения улетучились. Итак, туристы направляются в обратный путь, мы же — в противоположную сторону.
Тропинка блуждает среди камней. Порой мне приходится с трудом карабкаться на преграждающие дорогу огромные валуны. Иногда я продвигаюсь вперед по сантиметру, вцепившись руками в выступ скалы и боясь посмотреть вниз. Время от времени я произношу одну и ту же фразу «Нет, я не смогу», однако мы продолжаем двигаться вперед, точнее, наверх. И вот мы на самом верху.
Высота — более тысячи метров. Впереди и на многие километры вокруг только скалы, меняющие оттенки от черного до нежно-желтого. Мы сидим на небольшом выступе, свесив ножки над пропастью и слушаем единственно гениальную музыку на свете — абсолютную тишину. Место это частенько используется бедуинами для ночных привалов. Могу им только позавидовать. Часам к пяти вечера мы достигаем, наконец, Малой Петры. Пока мы еще наверху, мой спутник показывает мне темнеющие вдалеке черные бедуинские палатки, где нас ждет чай и отдых. К одной из них, где хозяйничает его тетка, мы, уставшие и покрытые дорожной пылью, и подбредаем. Однако уже очень поздно. Отклонив предложение переночевать под открытым небом, я возвращаюсь в отель. Завтра мне предстоит двигаться к конечному пункту моего путешествия — в Акабу.

АКАБА

Ну, вот, самое главное в Иордании я уже видела. Петра осталась позади. Теперь можно расслабиться и просто поваляться на пляже, который, правда, надо было еще отыскать… Что ж, круг замкнулся… вдалеке виднелся Эйлат и, пожалуй что…ну да, конечно, Спорт-отель, из окна которого я в свое время взирала на огни Акабы. Акаба, конечно, городок поскромнее будет. Маленький, трогательно провинциальный, эдакий сонно-курортный. Но мне тосковать было некогда. У меня все-то в запасе полтора дня. Так что, забросив шмотки в отель…Да, об отеле-то ничего не сказала. Отель «Зейтуна». Почему о нем вспомнила? Да, просто, потому что он мне понравился больше остальных. Какая-то там атмосфера царит душевная. Почему, объяснить не смогу. Это на уровне ощущений. Может просто постояльцев там немного, и возникает впечатление, что весь этот отель принадлежит только тебе. А может просто парень, производивший уборку в моем номере, так ловко соорудил из полотенец прекрасного лебедя и водрузил на него моего игрушечного медведя, что я даже растрогалась. Не знаю. В общем, закинув шмотки, я скатилась по лестнице вниз.
Думаю, эти мои скатывания надолго запомнят во всех отелях, где я когда-либо останавливалась, как помнят во всех банках, где я работала. Привычно обратившись к портье со словами где найти «пляж», я поняла, что, то, что хорошо для Марокко, здесь явно не катит. А у меня в голове, как назло, кроме французского «ля пляж» больше никаких вариантов не обнаруживалось. Вообще, весь английский куда-то улетучился. Пришлось окольными путями, то бишь жестами, объяснять, чем обычно занимаются на пляже. Минуты через три мы, наконец-то, нашли ключевое слово — «beach». «Что, прямо сейчас?» — удивился портье. Я испуганно взглянула на часы…может что-то перепутала. 13—00. Мужественно произношу: «Да, сейчас». «Тогда сейчас налево. Дойдете до круга, потом направо, а там 5 минут ходу». Ну, вот и славно. Мне бы еще проблему одну решить. Я в Москве решила, что тащить полотенце ради двух дней у моря не разумно. Значит надо где-то его раздобыть…Так, вот и круг…Спрашиваю у охранника яхт-клуба, как попасть на пляж. «Вам в яхт-клуб?» — спрашивает он. «Нет, на пляж, тьфу, на beach мне» — хмуро повторяю  я. Охранник мгновенно теряет ко мне интерес и презрительно спрашивает, какой пляж мне нужен? Городской или закрытый? Ну, это мы уже проходили… Иду в указанном направлении. Хороший пляж находится в отеле Аквамарина, расположенном на первой линии. Сам пляж очень маленький.
Но лежаки с матрасами, бар-ресторан, музыка, и, на мое счастье, полотенца — все это имеется. Людей немного. В основном, это туристы, проживающее здесь же в Аквамарине. Там я и провела часа четыре вплоть до захода солнца. Однако, в Акабу едут не за этим. И уехать, так и не заглянув в подводный мир Красного моря, было обидно и просто непростительно. В путеводителе я прочла, что в городе есть 4 дайвинг-центра. «Ну, дайвинг мне не потянуть, а вот снорклингом заняться — в самый раз. Оставалось найти хотя бы один их четырех» — думала я, понуро бредя к выходу из Аквамарины. «Мисс» — окликают меня сзади — «Мисс, постойте! Вы туристка? И откуда приехали? Из России? А хотите завтра съездить на специальный пляж и понырять с маской?». Еще бы!!!!!!!!! Парня зовут Хуссейн. Договариваемся завтра встретиться в 11 часов. Торопиться сейчас особливо некуда, и мы заходим в его магазин сувениров, где и проводим часок за мятным чаем и беседой. Ладно, пора и в отель возвращаться.
До отеля рукой подать… от силы метров триста. Так что предложение сесть в подъехавшее такси, вызывает у меня некоторое удивление. Удивление усиливается, когда мы едем в абсолютно противоположную от моего отеля сторону. В голове всплывает фраза из путеводителя: «…сама езда по городу немного утомительна — из-за островков зелени, разделяющих встречные потоки машин, приходится иной раз проехать через половину города, желая всего-навсего припарковаться на противоположной стороне улицы. К тому же на большинстве улиц одностороннее движение». Вот, думаю, какой город интересный. До отеля пешком две минуты, а на машине уже минут пять едем по городу… Стоп, так мы город-то уже покинули! «А куда мы, собственно, направляемся?» — как мне кажется, задорно спрашиваю я, с трудом переводя дыхание. «А никуда. Так, катаемся. Я хочу тебе места показать красивые!» Машина бесшумно несется по прибрежному шоссе, из динамика звучит потрясающий «Отель Калифорния», свежий вечерний ветер треплет мои волосы, море постепенно меняет оттенки, прощаясь с заходящим солнцем. Мы молчим, боясь нарушить это ощущение совершенства, когда время и пространство исчезают или, скорее, наоборот, все время и пространство находится в нашей власти здесь и сейчас. Лишь изредка мой спутник указывает то на огни Эйлата, то на кемпинг, то на паром, следующий в Египет. Так мы едем вплоть до границы с Саудовской Аравией. Меня как бы невзначай спрашивают, хочу ли я сейчас скататься и туда заодно? Все мои страхи всплывают вновь, и я постепенно вжимаюсь в кресло со словами «Как-нибудь в другой раз». «Да, это шутка!» — отвечают мне. Прихватив в ближайшей закусочной шаурму, мы возвращаемся в город.

А на следующий день, как и договаривались, едем нырять.
Хорошие пляжи находятся к югу от Акабы. Причем совсем недалеко, не более 20 минут езды на машине. Вот к одному из таких мы и подъезжаем. После предварительных примерок, Хуссейн подбирает мне маску и ласты, и мы идем к морю. На пляже я замечаю еще одну пару европейцев и трех местных подростков. Мы с Хуссейном, прихватив снаряжение отправляемся нырять. Ха! Нырять! Не вышло из меня амфибии с первого раза. Обидно было до слез. Лишь минут через десять я стала понемногу, на несколько секунд, не больше, опускать голову и смотреть. И то, что я видела, было настолько завораживающим, что я со временем забыла о своих страхах и созерцала десятки разноцветных рыб, морских ежей, кораллы, одним словом все это великолепие, что можно найти только в Красном море. Мы провели на пляже весь день Ныряли за кораллами, ловили рыбу, ели собственноручно выловленных устриц, слушали музыку и нежились под солнцем. Однако все хорошее быстро заканчивается. Близился закат. Пора было возвращаться в город. Завтра я должна была вернуться в Амман.
Из Акабы до Аммана ходят комфортабельные автобусы компании JETT. Дорога занимает часа четыре. В 15—00 я уже забралась в салон, и, пытаясь отыскать указанное в билете место № 8, присела на первое свободное. Вдруг кто-то влетает в салон, отпихивает меня в сторону со словами «извини, я хочу сидеть у окна» и плюхается на соседнее со мной кресло. В этот момент я, наконец-то, отыскиваю свое законное восьмое вместе с удобно устроившейся на нем пассажиркой.
Автобус трогается, увозя меня, угрюмую и обиженную, в Амман. «Что?!» — спрашиваю я, не выдержав задорных и насмешливых взглядов ненавистного соседа. «А я тебя видел в городе!». «Очень приятно…» — злобно бубню я в ответ, сладостно представляя себе, как он сейчас проваливается сквозь землю и освобождает мне место у окна. Однако звон пивных бутылок в его рюкзаке возвращает меня к реальности. Мой сосед рассказывает, что он из Катара, а в Аммане учится. В свободные дни любит выбираться в Акабу — понырять, прикупить дешевого пива (благо, Акаба — свободная экономическая зона). Автобус неожиданно останавливается у полицейского поста. Сосед начинает нервно ерзать на кресле. «Сейчас будут проверять ID. Слушай, я забыл паспорт. Скажешь, что я твой друг, и мы путешествуем вместе» Мое лицо начинает постепенно вытягиваться… «Да, чего ты боишься?» — спрашивает он, удивленно наблюдая, как я постепенно отодвигаюсь в противоположный конец кресла. Автобус трогается. Мой сосед начинает трястись от хохота. «А ты ведь испугалась! Признайся!» — не унимается он. И пошло-поехало…!!! Следующие четыре часа пролетели, как пятнадцать минут.
Наверное, с самого детства я так не дурачилась. С ним было так легко, что уже через полчаса мне казалось, что я знаю его давным-давно. Мы обсудили с ним все, что только можно было, вплоть до событий 11 (или какого там… забыла уже) сентября (кстати, наши точки зрения в данном случае абсолютно совпали, что было чертовски приятно). Впереди был Амман. А утром самолет, набирая высоту, уже уносил меня в морозную Москву.
Я вернулась домой к родным и друзьям, но в моем сердце продолжают жить эти горы, эти безбрежные песчаные просторы, это небо, это море и эти люди. Говорят: «Пустыня красива в душе араба». Ее безупречную и чистую, как сияние бриллианта, красоту нельзя объяснить словами. Того, кто хотя бы раз поддался ее чарам, она навечно делает своим пленником. Она манит к себе, она заставляет вновь и вновь возвращаться, она принимает тебя в свои объятия, чтобы через это соприкосновение помочь обрести себя. И я знаю, что вернусь…

| 20.11.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий