Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Италия >> Милан >> Восторги в квадрате — Лав Парад плюс Италия (Часть 2)


Забронируй отель в Милане по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Восторги в квадрате — Лав Парад плюс Италия (Часть 2)

ИталияМилан


Суббота. Мы на море.

Вот оно, счастье!
Мы приехали на море. Пара часов на машине от Милана, и вы оказываетесь на Лигурийском побережье — не самое известное у нас место — тем лучше! Городок, в котором мы были, и вовсе не избалован интернациональным туризмом — кажется, все отдыхающие были итальянцами.
 В принципе, тут недалеко уже и до границы с Францией, а там — Ницца. В которой, говорят, очень красиво ночью…
Еще вечером я с большим трудом подавила желание немедленно бежать купаться. Было поздно, темно, и меня никто не поддержал.
А с утра вышла на балкон, а там — море! Прямо под окном — пальмы, везде цветы невообразимые. Городок сам курортный невероятно уютен. По пути к морю идешь вдоль каменной стены, по которой бегают ящерицы, время от времени делающие вид, что они барельеф — они точно такого же каменного цвета! Около моря растут диковинные кактусы, как у нас в магазине «Оранж», только вживую.
Само Лигурийское море очень чистое (хотя в этот день немножко и бурлило, и плавали там кое-какие палочки-веточки) и сильно соленое. Глаза в нем открыть практически невозможно. И сразу глубокое — три метра от берега, и до дна уже не достаешь. Зато, говорят, в лучшие дни отлично видно дно на глубине метров 10. 
Я на море сто лет не была, может, поэтому у меня впечатления несколько более экстатические, чем надо. Может быть, все курортные городки так же хороши. Но здесь мне показалось, что просто почти рай! Можно просто сидеть в шезлонге и смотреть на море, можно смотреть назад — а там холмы-горы зеленые, можно до одури плавать в теплой воде, можно покупать у разнонегритянских торговцев на пляже сумки и бусы, а можно не обращать на них внимания. Еще ходил маленький таец, предлагал «маленький тайский массаж». Я думала, что «маленький» — это значит, выбираешь маленькую часть тела, которую он и должен промассировать; но оказалось, что нет — это банальный массаж спины, просто недолго.
Рыбой пахнет просто со всех сторон! Вообще, как раз на Лигурийском побережье у меня случилось три гастрономических откровения (до этого, как ни странно, Италия нас не баловала вкусовыми ощущениями). Первое — фокаччо на завтрак. Это такая лепешка, смахивает на лаваш, только воздушнее, и бывает с разными начинками. Выпекают ее в Альбиссоле с раннего утра, потом лавки закрываются часов с 12 и до 7, а вечером продолжается выпекание по второму кругу — и в 11 вечера все с удовольствием ее уплетают. Мы перепробовали видов шесть за два дня, пришли к выводу, что лучшие — это самая простая (с маслом и солью) и луковая. Я вообще не сильная любительница питаться булками, но тут я готова была есть фокаччо на завтрак, обед и ужин.
Вторая радость — свежая моцарелла. Это совершенно иной продукт, нежели то, что я пробовала в России, Германии или Штатах. Что-то более нежное по вкусу и воздушное по текстуре сложно придумать. Потом мы еще пробовали знаменитую буйволиную моцареллу, которая вроде как не подлежит транспортировке, поэтому находится только в Италии. Честно говоря, сильной разницы я не почувствовала — чуть-чуть плотнее оболочка, и, может быть, чуть покислее. Но тоже очень вкусно.
Ну, и еще мы там поели спагетти с морепродуктами, о которых Аня прожужжала нам все уши. Я бы сказала, что не столько вкус блюда, сколько его подача впечатляет — спагетти принесли завернутыми в фольгу — раскрываешь, а оттуда запах, запах! А вкус у блюда со свежими морепродуктами, на мой взгляд, по умолчанию хорош.
Курортный вечер — это отдельная тема. В Альбиссоле никаких развлечений вроде бы нет, отдыхают в основном родители с детьми и пожилые люди, поэтому вечером стандартное времяпровождение — прогулки по променаду. Нас об этом предупредили, я была морально готова, но что это выглядит так, я не предполагала — променад оказался слишком узким для всех желающих! Нужно было протискиваться между людьми, что делало прогулку немного странной. Поэтому мы быстро передумали там толкаться и пошли на холм.
Оттуда открываются виды на ночное море и на холмы в огоньках — идиллия! Идешь вдоль очередных неведомых цветов, мимо шикарных особняков с колоннами явно старинной постройки (ну надо же, как люди живут! Вот так вот, в почти дворце, с видом на море!). Мимо оливковых рощ — оливки еще совсем маленькие, Фабио говорит, вырастут к сентябрю. А в рощах квакают лягушки. Я удивилась — что это они, ведь лягушки у воды обычно. Оказывается, это древесные, сидят себе на оливковых деревьях и голосят. Жалко, ночью не видно.
Потом сумели выбраться на менее людную часть променада — там на дорожке выложено 20 мозаичных панно — к каждому стоят комментарии на табличках. Для одного вечера интересно.
А какие там смешные люди! Или на всех курортах смешные? Все женщины нарядились в платья с голыми плечами, золоченые лифчики, каблуки. А сами в основном такие пережаренные, носатые, с грубыми голосами — как можно так загорать, ведь уже малокрасиво получается?! Кстати, с пигментными пятнами у итальянских старушек все хорошо — видимо, загар в течение жизни даром все-таки не проходит. Зато мужчины — это признали все — попадаются ну такие альфонсы! Им-то загар идет. И тоже все нарядные — у нас так модники одеваются. Белые брюки, узкие маечки, шлепанцы, длинные волосы — красавцы!
Кстати говоря, вечная загадка — как, питаясь практически одной мукой (с небольшой добавкой овощей и мясо-рыбы) итальянцам удается быть вовсе не толстыми? По крайней мере, на Севере толстяков мы не встречали. Да даже и просто полных людей я не помню. Что значит веками наработанное питание!

Воскресенье. Еще один морской денек.

Утро. Фокаччо. Моцарелла. М-м-м…
Погода сумрачная, хотя по-прежнему жарко. Но никто не купается и даже и вовсе на пляж не выходит. Сидят человека три. Но мы все равно уселись в шезлонги — дышать йодом. Аня говорит, что в прошлом году даже таблички висели в плохую погоду — «не сидите дома, дышите»! Такая погода тоже чрезвычайно хороша — море стало совсем чистым и густо-синим, на горизонте на фоне грозовых туч проплывают кораблики, людей нет — спокойно и приятно.
Сидим так и расслабляемся до обеда. А, нет, мы с Аней не только сидели — час, наверное, простояли в прибое, тупо глядя на море и ощущая, как камушки в волнах бьют нас по ногам. Я немножко камушков собрала — в основном они серые или тускло-зеленые, но был один маленький красный («О, M'n'Ms!» сказал Фабио) и плоский белый («А это кусочек от унитаза?» — еще один комментарий).
 В середине дня возвращается Фабио, как всегда, вставший в шесть утра и уже успевший съездить в Милан повесить лампочки в квартире (но электричества пока еще нет все равно). Предлагает, раз уж такая погода, съездить в Геную или в Cinque Terre, о которых я все мечтала. Это пять рыбацких деревушек, вдоль которых якобы идет невероятно живописная дорога и открываются виды на море, о которых я в нескольких местах читала, что это нечто потрясающее. Но до Cinque Terre ехать два часа, а до Генуи — 40 минут, поэтому выбираем Геную.
Дорога снова впечатляет — какие-то овраги между холмами, в каждом из которых по одному-два домика (вполне себе жилых — Фабио говорит, что они используются типа как летние дачи), туман, море.
 В Генуе бежим в МакДональдс — использовать его не по назначению. Кстати, везде в МакДональдсе свои специалитеты. В прошлом году в Италии были креветки и маленькие рыбки жареные, в этом — креветок нет, зато есть фирменное макдональдсовское печенье. А вот в Берлине продают наггеты из брокколи с сыром.
Дела сделаны, идем гулять. Смотрим на дом Колумба — на то, что осталось от дома Колумба. Остались колонны внутреннего дворика и фундамент. Дом совсем маленький — собственно, если вычесть дворик, останется всего ничего.
Зато в целом Генуя, конечно, отличается от других мест, где мы были — сразу видно, был имперский городище. Здания огромные, статуи на них по пять метров высотой, все очень масштабно и величественно. Зато нет того уюта, которым так ценны Верона, Флоренция и прочие.
 В центре там некое сооружение того же товарища, который делал Центр Помпиду в Париже (и я подозреваю, Арку в Дефансе — уж очень похоже) — как зовут, конечно же, не помню. Сооружение символизирует Геную как морской город — эдакий цветок из «мачт», ездящий вверх-вниз лифт, напоминающий фонари на судне, ряд высоких палок с трепещущими треугольниками-«парусами» (идет этот ряд вдоль пальмовой аллеи, и той же высоты — красиво, однако, получилось!). Аня морщится — «как можно в таком красивом месте строить всякую фигню!». Нам с Митей, как любителям современности, нравится. Единственно — что есть там некий сумбур — уж очень все это тесно стоит, рядом с кораблями и домами.
Все, времени гулять больше нет, но общее впечатление получено. Обедаем (в кафе самообслуживания — очень рекомендую любителям домашней еды — там можно отварной рыбки поесть с картошечкой, например, или тушеной фасоли) и едем домой, собираем вещи. И все — для нас с Митей морской отдых в этом году закончен…
На обратном пути заезжаем на стоянку — Фабио должен выпить кофе, а то уже и так страшно, как он ведет — периодически человек просто засыпает! Я захожу в магазинчик и судорожно пытаюсь решить, купить ли все сувениры здесь или же потом в Милане. Здесь всего-то пять видов макарон, но какие! — жгуче-черные спагетти, огромные зеленые ракушки, скрученные вручную красные! Песто, вкуснейший лигурийский кекс, наборы из разных видов оливкового масла в маленьких баночках и сувенирные ликерчики. Решаю, что в лавке три на три метра явно всего меньше, чем в огромном Милане — куплю там. (И очень ошибаюсь — в гигантском супермаркете, в котором я пыталась найти что-то подобное, все было для жизни — 20 метров полок с пастой, но никаких тебе черных; ряды масла, но в нормальных больших бутылках; а лигурийский хлеб и вовсе, как считает Фабио, можно купить только в Лигурии. В общем, что купила, то купила; но в очередной раз убедилась — в поездках надо то, что нравится, брать моментально, а не откладывать на потом!).

Понедельник. Комо.

Приехали вчера очень поздно — на завтрак ничего нет. Выходим с Аней в рекомендованный Фабио супермаркет у дома. Какая неожиданность — он работает с 8 до 20, но по понедельникам — с 15 до 20. … Как телевизор, прямо.
Заходим в какую-то небольшую лавку, выбираем йогурты. Через пару минут вваливается маленькая перекособоченная итальянская бабулька и кричит во все горло продавцу: «Чао, Джованни! Как дела? Как поживает твоя супруга? Что детки?..» Входит еще пара людей, и начинается такой ор на все голоса, что находиться в пятиметровом магазинчике становится весьма опасно — так и оглохнуть можно во цвете лет! Хватаем йогурты и рикотту, не успев толком выяснить, насколько она обезжиренная (я-то в отпуске вообще себя не ограничиваю, а вот Аня бдит!), и убегаем.
Рикотта является еще одним вкусовым шедевром. Так, сыры итальянцы тоже научились делать божественно.
Сегодня мы едем в Комо. На озеро Комо. На котором прошлым летом отдыхал Джордж Клуни и провела медовый месяц Дженифер Лопез. Оба эти товарища — Анины идолы, так что Комо для нее — не просто красивое озеро, а нечто большее.
Вообще, кроме, собственно, городка Комо там есть что посмотреть — например, одним из живописнейших мест на озере считается Белладжио — он стоит как бы в центре озера, так, что открываются виды и на правый, и на левый берег. Но от Комо до Белладжио — примерно полчаса на пароходике, а мы действуем по принципу «отдых должен быть ненапряженным» — то есть судорожно бегать туда-сюда с целью посмотреть как можно больше мы не будем. Останется время — сплаваем в Белладжио, нет — ну, в другой раз.
На подходе к озеру я начинаю подозревать, что я схожу с ума. Кажется, в моем лексиконе остались только слова «Как красиво! О-о! А-а!». Мне уже и самой смешно — нельзя же каждые два часа начинать кричать от восторга. Причем, похоже, что я перетянула всю эмоциональность на себя — за все время, что мы гуляем вместе, ни Аня, ни Митя ничего такого не восклицали. Ну конечно, еще не хватало, чтобы мы втроем голосили как ненормальные.
А на Комо красиво (интересно, бывают еще какие-то слова, а то я подозрительно повторяюсь?). Красиво так, что дух захватывает. Само озеро огромное, но с нашей точки видно только часть — дальше оно сужается, чтобы где-то там вырасти в эдакую букву У. Вокруг — горы, синие, зеленые. Маленькие домики в лесу. Усадьбы за заборами — с явно не новодельными статуями во дворе и с заболоченными гаражами для катеров. Плавают гуси-лебеди, азалии цветут как нигде, солнце печет.
 В Комо есть Дуомо (стишок, типа) — и снова красивый. Смахивает на Миланский, только гораздо меньше. Гулять по городу очень приятно, но главное впечатление впереди.
Мы собирались подняться на вершину горы к маяку (или башне Вольта, которая служила маяком — а Алессандро Вольта (вольты все знают?) жил как раз в Комо — мы и его дом видели — получше, чем у бедняжки Колумба), и думали сделать это пешком. Фабио предупредил, что это не очень быстро, но мы никуда и не торопимся. Но, увидев своими глазами табличку «пешком — около 2 часов», мы как-то поутихли — жара страшная, и два часа в гору… А вдруг у нас закончатся силы, и нам навсегда придется остаться на горной тропке?! В результате, решаем ехать на фуникулере. Фуникулер расхвален в буклете — и конструкция-то уникальная, и поднимет-то он вас на высоту 600 метров, а путь занимает 6 минут. Садимся. Не знаю, что думает Митя, а мы с Аней после пары минут задумчивого молчания поворачиваемся друг к другу с одним и тем же вопросом — интересно, а какова статистика — часто ли падает ентот фуникулер?!! Подниматься страшновато, но виды из окна!.. И уши закладывает. Поднялись на такую высоту, на какой я, кажется, никогда в жизни не была (пока поднимались, мой телефон поменял три или четыре оператора — заблудился, бедняжка. В конце концов нашел Swiss GSM (оба! А ведь Швейцария, хоть и совсем рядом, но все-таки не здесь) и успокоился). Дальше можно сесть на маршрутку, чтобы доехать до пресловутой башни. Но мы не ищем легких путей! Взбирались мы, наверное, еще минут 40, но по таким дорожкам! А ведь там встретилось несколько отелей. Стану богатая и старая — поселюсь вот в таком отеле и буду закатами с горы любоваться.
Сама башня, к сожалению, была закрыта. А так в ней еще есть сотня ступенек — можно подняться еще выше, и смотреть совсем уж сверху. Но и без этого нам открылась такая панорама… Такая… Вот для этого у меня, наверное, слов не будет. Ее даже описывать не хочется, да и шансов никаких нет. Я все пыталась какой-нибудь кадр поймать в объектив, но пришла к выводу, что никак не передать этой красоты. Внизу, кстати, хотела купить открытку — там-то фотографы профессиональные — но и на открытках ничего приличного не нашла. Видимо, уж слишком совершенен пейзаж, чтобы его такими методами запечатлеть можно было.

Вторник. Шопинг в Милане.

Не только шопинг. Еще мы хотим все-таки дойти до «Тайной вечери». Поэтому встать надо рано. Я-то встаю, обнаруживая при этом Анино отсутствие, а вот Митю просто не добудиться.
Оказалось, Аня пошла ко врачу (о мобильная связь! Она нас просто спасала иногда. А ведь еще два года назад ездили без всякой мобильности — в Берлине с Олей назначали место встречи с вечера). Что интересно, врач принял ее бесплатно, сделал какие-то легкие анализы (тоже бесплатно) — о страховке никто не спрашивал. Мне, правда, так и не удалось добиться, к любому врачу так вот можно зайти, или же это было специальное место. Кстати, Фабио радовал нас рассказами о чудесах итальянской медицины — о том, как его сестре в детстве приживили два отломанных передних зуба — ничего не заметно!; и о том, как ему отрезали кусок бедренной кости и вживили его в стопу, иначе бы ходить не мог теперь.
Ну вот, а благодаря Аниному раннему подъему мы становимся обладателями билетов в Santa Maria delle Grazie — ура! У нас есть около часа до нужного времени. Бредем по улице и набредаем на рынок. Это ужасно! Нас туда нельзя пускать! Аня совершенно спокойна — ее эстетика рынка не привлекает, ей лучше цивильный Morgan или Fiorucci. А вот мы, привыкшие к берлинским толкучкам, радостно бросаемся к кучам вещей, за краткое время накупаем какой-то ерунды по бросовым ценам (у Митиной сумки на пояс стоимостью с чашку кофе с булочкой на следующий же день расходится один из швов), и очень довольны. Интересно — похоже, что в Милане не торгуются даже на рынке. При нас люди показывали откровенные дефекты, просили о скидке — продавцы ни в какую. Видимо, в миланском шопинговом ажиотаже в конечном итоге купят все. Эх, то ли дело в Берлине, где в последний раз я ни одной вещи не купила, не выторговав что-нибудь. Цену на сапоги и вовсе сбила раза в два (когда я в третий раз за две недели подошла к брутальной ведьминского вида владелице сапог и невинно спросила «а сколько сегодня они стоят?», она мне их сунула со словами «забирай за сколько хочешь, только отвяжись в конце концов!»).

* * *

Да Винчи. Наверное, о фреске можно не говорить? Полчаса, отведенные на каждую группу, в зале с «Тайной вечерей» можно провести легко, ничуть не скучая. Даже несмотря на то, что фреска была сильно разрушена — многие лица смазаны, попадаются светлые пятна — впечатление сильное.
Лучше расскажу, как выглядит процедура. Как я уже говорила, в связи с поддерживанием особой влажности, запускают людей очень строго. Нужно пройти через, кажется, три двери — в каждом предбаннике держат еще по паре минут. С помощью этого, кстати, достигается еще один эффект — к моменту входа в саму залу проникаешься значительностью и важностью происходившего тогда и происходящего сейчас.
Выйдя, изучали на плакатике, где же Иуда, и где какой апостол. Сначала почти все апостолы показались неведомыми — тут тебе и Джованни, и Томмазо, и Пьетро. Постепенно всех вычислили. Ну надо же — представьте себе «Евангелие от Джованни» — это же смех какой-то! По-моему, сразу смахивает на «Евангелие от Джанни Родари». Ладно, шучу.

* * *

И снова шопинг — мне непременно захотелось купить лифчик, видите ли. К вечеру мы совершенно измочалены, без лифчика, тем не менее, зато с шлепанцами, которые Аня уже неделю искала, и вот нашла.
Несмотря на жару (в которую есть вообще мало хочется), заставляю себя попробовать настоящее тирамису — а то, может, шансов больше в жизни не будет! Это действительно «вознеси меня на небо» или как там название это переводится. Ничего общего с теми более или менее плотными тортиками, которые подаются под этим титулом в России и Америке. Совершенно воздушная субстанция уникально нежного вкуса в маленькой мисочке, иногда натыкаешься на кусочки тающего бисквита, а сверху все посыпано кофейной пудрой. Ну ладно, кажется, все главные гастрономические опыты получены.
Вообще, по сравнению со Штатами и с любимым Берлином, кормили нас как-то скудно в Италии — порции почти всегда небольшие, и далеко не всегда вкусные. Правда, и ели мы в недорогих местах, но тем не менее. В этот день, например, впервые в жизни я была в китайском ресторане, в котором порции на одного (!) человека! Обед нам в нем обошелся в 30 Евро на троих (пришлось брать каждому по три блюда, и все равно было немного). Через два дня в Берлине мы поедим в тайском кафе за 9 Евро, и взятые три блюда осилить не сможем. Насколько я поняла, «primi» (первые) и «secondi» (вторые) «piatti» (блюда) — это не просто названия. Действительно, можно брать спагетти на первое и мясо на второе — а мы-то все надеемся на пасту как основное и питательное блюдо!
Ну ладно, это такие практические заметки. Просто, кроме «Вечери», мы сегодня ничего для души нашей бессмертной не делали.
… Я вот думаю, а когда мы заходили в Дуомо? В общем, когда бы это ни было, а внутри собор совершенно не похож на себя снаружи — вся его белая воздушная ажурность быстро заглатывается невероятной мрачностью внутренней части. Очень высокие своды, витражные узкие окна, никакого освещения. Бр-р-р.
Женщина на входе, срываясь в слезы, по-английски просит ей объяснить, каковы же правила — вчера она была в майке с вырезом — ее не пустили; сегодня надела более строгую — снова не дают войти, а вот женщину перед ней в аналогичном фасоне без проблем впускают! Правила такие — нельзя декольте, шорты и мини-юбку. Но попробуй разбери, в каком месте заканчивается декольте и начинается просто горловина футболки!

* * *

Вечером пытаемся устроить прощальные посиделки. Фабио покупает тортик, который ем я из невероятной собственной вежливости — Аня вечером не будет, Митя не хочет, а мне становится жутко неловко. Митя берет арбуз. Приезжая, понимаем (в который уже раз), что резать нам его нечем. Разделываем бедное полосатое создание с помощью моей пилки для ногтей и пластмассового ножичка. Пробку в вине вдавливаем с помощью отвертки — больше инструментов в доме нет. Засыпаем на ходу…

Среда. Подозрительно мало отпуска осталось. Немножко Павии.

Я больше никогда в жизни не пойду по магазинам! Это я говорю. Поэтому по Милану мы гулять не будем — в нем невозможно не заходить в магазины.
Выбираю ближайшее к Милану место из Мишленовского зеленого путеводителя — пусть будет Павия и Павианский (гм, как же по-русски?) монастырь. Монастырю поставлено высшие три звезды — этот памятник архитектуры XIV века считается одним из самых красивых в северной Италии.
Так как билет снова покупаем в автомате, выяснить, останавливается ли поезд у монастыря, не удается. Выходим в Павии и совершаем самую странную за все наше итальянское время прогулку. Натыкаемся на средневековые башни, которые стояли по углам жилых домов — высокие, квадратные в сечении, каменные сооружения без окон (еще одно место, которое было интересно посетить — Сан Джиминьяно, который славен именно тем, что там осталось много таких башен — называют «средневековым Манхеттеном» — но ехать было далеко). Проходим мимо пары церквей. Заглядываем в знаменитый замок Висконти — очередной пример средневековой архитектуры (Митя удивлен необычно большими окнами — при том, что наверху, как и положено крепостному замку, окруженному рвом, — бойницы). За все это время не встречаем ни одного человека. Все лавки по пути почему-то тоже закрыты — хотя и не воскресенье, и рано еще. В конце концов, забегаем в магазин под гордым названием GONDONI (пропустить возможность получить пакетик с такой надписью Митя не в силах, поэтому проводим там некоторое время, пытаясь выбрать, что бы такое купить за минимальную цену). Неожиданно наталкиваемся на нужные предметы белья — покупаем, раз уж так. И выходим к вокзалу — а я была уверена, что мы идем в направлении реки, к красивому мосту. Да и на Университет, выпустивший Петрарку, Колумба и уже упоминавшегося Вольта, хотелось взглянуть… Ну, раз уж вышли, поедем домой. Все равно уже пора.
Дома сборы, попытки неугомонных Мити и Ани найти горячую еду (и ничего-то у них не вышло, ведь еще не было семи!), принимаем холодный душ. И все, скоро на автобус.
Доезжаем почти без приключений (если не считать того, что автоматы, продающие билеты на метро, не принимали банкноты, лоток с билетами был уже закрыт, служитель метро ничем помочь не мог, и все такое — хорошо, что мелочи сумели набрать).
 В ожидании автобуса нас примерно до костей съедают маленькие и коварные итальянские комары. Милан — это первый город после родного Петербурга, где нам встретились комары в таких количествах! Правда, ведут они себя несколько иначе — не жужжат над ухом и не присасываются намертво к телу, а быстро-быстро кусают и испаряются.
Последние «спасибо» друг другу («Фабио, спасибо за гостеприимство!» «Да что вы, я ничего не делал, это вам спасибо за то, что приехали» и так далее), снимки на память, уговоры, где и когда встречаемся в следующий раз (мы обещаем свозить в Кронштадт, Фабио — в Рим), все — сели-поехали. Интересно, а нельзя ли заплатить два Евро и ехать в багажном отделении — это ведь какая экономия?…

Четверг. Ночь в автобусе… и снова Берлин!

 В автобусе неожиданно слышим русскую речь. Оказывается, наш сопровождающий — выходец из России («Guten Abend! Ich heisse Sergei» — представляется он автобусным путешественникам, а мы с Митей начинаем как придурки хихикать — в Берлине на каждом углу нам попадался бесплатный журнал SERGEI — я даже в нем нашла статью про Флоренцию, долго и усиленно ее читала, находила полезную информацию — где лучше жить, да где приятнее вечером посидеть… В конце увидела подпись «рекомендации с сайта www.gay.de», и вот тут и заподозрила, что журнал-то непростой).
Сергей же, похоже, тоже считает нас за беспомощных придурков — поэтому все, что он говорит по-немецки, лично нам потом назидательно повторяет на русском. Хотя, конечно, спасибо ему за это — вдруг мы ничего не понимаем, в самом деле?
Утром останавливаемся у немецкого Гастхауза — чтобы все могли умыться, выпить кофе, позавтракать. Романтичные немцы поставили перед ним скульптуру — более смешного и дурацкого оленя с огромными рогами и толстой попой я, кажется, не встречала. Но какие у него выпученные лиричные глаза!
Еще несколько часов — и мы снова на Цоо.
Очередной отель — и опять чудесный! В любимом нами Крейцберге. Похоже, что мы попали в какую-то очень удачную ценовую категорию — все отели в этот раз как сговорились на цене в 70 Евро, и все нам нравятся невероятно! Не можем решить, если поедем еще в Берлин, где будем жить — в первом или же в этом. Здесь, кроме того, что отель в старинном берлинском доме, со скрипучей деревянной лестницей, с рельефом на потолке, и с балкончиком, выходящим во двор, — был еще и чудесный портье. С манерой поведения в стиле Тима Рота в «Четырех комнатах». Заведя нас в номер и показав, как что открывается-закрывается, одарил нас такой улыбкой — «Have a nice day! Бай-ба-аай!»
Выходим на улицу. Нормальных людей как сдуло (в смысле, прилично одетых) — ура, опять вокруг ни одного человека без пирсинга и татуировок! Три часа дня, а все открыто — ешь, не хочу!
Гуляем, пытаемся найти Мите футболку с надписью DDR (видели в буклете), снова нас пробует поливать дождь. Любуемся на медведей по всему городу (я говорила, что везде выставлены медведи (символ Берлина) из папье-маше в натуральный размер, которых за определенную плату можно было раскрасить? Главное их скопление мы обнаружили у Бранденбургских ворот, где они образуют круг, держась за руки (за лапы?)
Решаем провести вечер за пивом — не можем выбрать, куда зайти из уже облюбованных мест — на одной только улице у нас таких четыре! Все-таки пойдем в последнее, на рваный диванчик. По пути на противоположной стороне улицы видим стену дома, всю увешанную круглыми блестящими штучками, которые колышет ветер — и все шуршит и переливается. Переходим посмотреть поближе — оказывается, это вход в магазин. Как и в Калифорнии, опять в последний день мы попадаем в самый дурацкий магазин на свете, в котором нам нужно ну решительно все! Летающая под потолком свинья — это же просто необходимый элемент интерьера! А жужжащие катающиеся по полу цветные мышки? А туалетная бумага в целующих губках? Не говоря уже о макаронах весьма фривольных (эх, могла бы сейчас дома готовить Penis al Pesto — но мы их не купили). И такие же мятные леденцы. Но у нас денег столько уже просто нет! Ладно, быстро хватаем коврик (точнее, коврище) для мыши с плавающими рыбками, пухлые резиновые сердечки для снятия напряжения… Ну ладно, еще бумагу с губками тоже возьмем… А вот еще… Но тут Митя меня силой вытаскивает из магазина. В следующий раз.
Сидим на диване (народу в баре — просто битком! И все общаются, и как-то все очень мило и не напряженно. У нас часто или напиваются, или томно эдак по-модному молчат…), пьем кто что. Я пробую красный Berliner Weisser — нет, пожалуй, в виде Тархуна он лучше.
Все, спать. Автобус вещь хорошая, но выспаться в нем совершенно невозможно.

Пятница. Улетаем. Хорошо хоть не с утра.

Потому что у нас рейс только в пять часов. Хотя все остальные дни Пулково летает из Берлина в семь утра. А так у нас есть время что-то еще сделать.
Я давно хочу сходить на купол Рейхстага и в Зоопарк, но опять это откладывается на другой раз. К Рейстагу всегда очередь, а на Зоопарк нужно много времени.
Едем к Olympia Stadion — стадиону, построенному к Олимпийским играм 1936 года, на котором, соответственно, Лени Рифеншталь и снимала свою знаменитую «Олимпию». Сейчас весь стадион закрыт на реконструкцию, оказывается. Готовят что-нибудь невероятное и современное к ЧМ по футболу. Но, во-первых, сам район приятный — прогулялись вокруг стадиона в зелени (Кстати, я всегда понимала, что Берлин — город зеленый, но только в этот раз я обратила внимание, что улиц без деревьев или кустов просто нам не попалось!). Добрели до башни — а вот на нее можно подняться. На верху башни — колокол (не знаю, как он во время игр использовался? Надо бы где-то почитать), открывается вид на весь стадион, да и на весь Берлин. Как обычно, есть таблички с силуэтом города, показывающие, где и что вы видите. Или не видите, если вы пришли, как я, без очков, и вокруг к тому же туман.
Наверное, на эту башню Рифеншталь устанавливала движущуюся камеру, с помощью которой снимала постепенно открывающуюся панораму стадиона.

* * *

Доезжаем до Александрплатц, кидаем монетки (даже Митя не устоял). Последняя поездка на супер-поезде в метро — такие поезда уже были в прошлый раз два года назад, но сейчас их гораздо больше — без вагонов. Если едешь в конце, впечатление просто потрясающее — впереди извивается эдакий желтый червяк, и можно видеть где-то вдали кабину водителя! А теперь еще и во всех поездах новый вид рекламных носителей — маленькие телеэкраны через каждые три метра на потолке. Дополнительный дизайнерский штрих. Митя тут же сказал, что хочет заниматься именно такой рекламой — там во многом похоже на флэшовую эстетику, то есть нам для изготовления доступно. Вот только у нас таких экранов нет в метро. Ой, а если бы были, и их бы все ночами отламывали?! Вот ужас-то!

* * *
Кажется, наш отпуск закончен.
Ждем следующего?

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 20.08.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий