Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Италия >> Великое итальянское путешествие


Забронируй отель в Италии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Великое итальянское путешествие

Италия

Вывалившись из самолета, мы погрузились в симпатичный автобус, собирающийся увезти нас с аэродрома

В начале сентября этого года я посетила Италию по программе «Классика де люкс». Особого люкса я, пожалуй, не обнаружила, но в сравнении с экономическим туром, о котором я много наслышана, все оказалось очень даже неплохо. За исключением некоторых нюансов. Но — все по порядку.

ГЛАВА 1. ЗДРАВСТВУЙ РИМ!!!! А НАМ ТУТ РАДЫ?

Вывалившись из самолета в Риме, мы погрузились в симпатичный автобус, собирающийся увезти нас с аэродрома. Жаркое дыхание Италии заставило меня стянуть с себя свитер. Здание аэропорта наповал поразило своей мраморно-блестящей красотой. Радостно рванувшись навстречу Риму, мы уперлись в две огромные очереди на паспортный контроль. Как оказалось, очередь была специально создана только для русских и только из русских, так как стоящий у «зеленого коридора» итальянец в красивой форме периодически объявлял на своем родном языке: «Итальянцы и европейцы, проходите, пожалуйста, сюда». Я понимаю, что итальянцами нам никогда не стать, но может быть, нас уже можно назвать европейцами?: На наше счастье, таможенники работали достаточно быстро, а тот, к которому тянулась наша очередь, вообще просто ставил штампы, особо не придираясь и даже не требуя обратный билет (что само по себе — нонсенс). Не успели мы с подругой обрадоваться, как прямо перед нами вышеуказанный таможенник резво покинул свое место (видимо, торопился на обед. Как мы потом выяснили, обед — это святое для итальянцев), а на его место усаживается вновь прибывший молодой человек, бросив предварительно хищный взгляд в нашу сторону. Первой пошла подруга. И застряла там навечно. Издалека я наблюдала, как она отвечает на многочисленные вопросы любознательного почемучки, просовывает в окошко обратный билет, снова отвечает на вопросы.Наконец, поворачивается ко мне и растерянно спрашивает, в каком отеле мы остановимся.

«- Так, значит, вы — вместе?» — плотоядно улыбнулся таможенник, поманив меня пальчиком. И — понеслось («на колу висит мочало — начинаем все сначала»): ваш обратный билет, на сколько приехали (как будто в билете не написано), в каком отеле остановитесь (в нескольких, и не только в Риме, — всех не упомнишь), цель приезда (туристический шпионаж), сколько наличных денег с собой (на что подруга назвала на итальянском какую-то неимоверную цифру в долларах, отчего лицо молодого человека сильно вытянулось, — пришлось написать цифры на просунутой им же в окошко бумажке, чтобы он успокоился). Исчерпав свой поток вопросов, настырный итальянец, тем не менее, не собирался нас отпускать и пошел по второму кругу. Причем, паузы между вопросами становились все длиннее и длиннее, и он пытался заполнить их беспорядочным листанием наших паспортов, авиабилетов и бесцельным разглядыванием программки тура на русском языке. Наши соотечественники, стоящие за нами в очереди, уже начали в нервном ожидании рвать на себе волосы и прощаться с Римом, не успев в нем побывать, как сидящий в соседней кабинке таможенник сказал своему коллеге что-то типа: «Ну что ты до них докопался?» После чего наш паспортный мучитель улыбнулся, повторил еще пару вопросов — из принципа — и отпустил нас с миром. Вырвавшись на свободу, мы помчались за нашим багажом.

Получив багаж и встретившись с нашей сопровождающей Мариной, мы загрузились в автобус и отправились в отель. Народу в группе оказалось, на мой взгляд, очень много — 40 человек, что создает определенные трудности во время экскурсий — не всегда удается протиснуться поближе к экскурсоводу. Отель Noto оказался так себе отельчик. Единственное его преимущество — это то, что он находился в центре. А в остальном — три звезды с натяжкой. И что самое противное, пол в номере мраморный и холодный (а тапочки-то мы не взяли). После первого же вечера хождения по номеру, пробил насморк.

В день прибытия, где-то после обеда, не выспавшиеся, уставшие до безобразия (утром пришлось вставать в 5 утра — рейс был очень ранний), мы поплелись на обзорную ПЕШЕХОДНУЮ экскурсию по Риму в сопровождении нашего римского гида-душки Пауло. Этот симпатичный молодой итальянец, прекрасно говорящий по-русски, очаровательно улыбаясь и остроумно шутя, с первого же вечера сумел покорить сердца всех наших дам, а, может, и не только дам. Пауло терпеливо и дружелюбно отвечал на все вопросы, давал необходимые объяснения, удовлетворял любые пожелания. Таким образом, мы обошли исторический центр, включая Колизей, Римский форум, Палатин, Капитолий, церковь св.Петра в оковах — San-Pietro un Vincoli (там и правда цепи лежат в стеклянной витринке, правда, отдельно от св.Петра:). Информация витала в насыщенном ею воздухе, влетала в одно ухо, вылетала в другое, сил хватало только на то, чтобы каким-то чудом держаться на ногах, но мы покорно шли за нашим гидом, стараясь не отстать и не потеряться.

Доковыляв, наконец, до отеля, мы без сил плюхнулись на кровати. Не хотелось уже ничего. Но поужинать, однако, не мешало бы… Собрав последние силы, мы отправились на поиски пищи. Отойдя немного от отеля, мы наткнулись на какую-то тратторию. Внутри оказалось совсем неуютно. Зал столовского типа, за соседним столиком при нашем появлении открыли рты какие-то туземцы, вокруг снуют мелкие официанты, бросая на нас, мягко говоря, странные взгляды: После долгого ожидания, меню нам все-таки принесли. Подруга выбрала какое-то невообразимое блюдо, связанное с пастой (по-русски говоря, макаронами), я же взяла проверенную временем пиццу. Паста оказалась совершенно несъедобной и абсолютно не такой, как ожидалось. Пицца была тоже не особо вкусная и к тому же плохо резалась. Пока мы мучались с нашим ужином, сидевшие за соседним столиком «туземцы» успели обсудить нашу «славянскую внешность» и «крупные глаза.

Мы уже давно все съели, а счет нам все не несли. Мало того, мимо нас то и дело шныряли все те же мелкие официанты, принципиально не обращая никакого внимания на наши призывные взгляды и жесты. Наконец, подруге удалось зазвать одного из них и сказать, что нам нужен счет. В ответ он выдал следующую фразу на итальянском языке: «Ты посмотрела на меня таким взглядом, что я вообще мог бы не подходить» и для пущей верности перевел ее на английский. Наши глаза увеличились еще раза в два. Если это была шутка, то довольно неуместная. Заплатив по счету, мы с гордым видом покинули эту, прямо скажем, забегаловку и отправились в отель.

Второй день оказался свободным, наверное, потому что это был понедельник, и многие музеи и соборы не работали. Сразу после завтрака мы отправились лично знакомиться с городом Римом, чтобы прочувствовать его атмосферу, побыть с ним один на один, посетить самые его заветные уголки. Естественно, мы взяли с собой карту, чтобы не затеряться в этих самых уголках (карту города обычно выдают в каждом отеле).

Руководствуясь картой (и нашим вчерашним маршрутом во время пешеходной экскурсии), мы направились к Piazza della Repubblica (которую впоследствии истоптали вдоль и поперек, как самую ближайшую к нам площадь), оттуда по Via Nazionale (по которой мы еще потом раз десять пробегали) дошли до Piazza Venezia, затем свернули на Via del Corso. Дороги в Риме довольно узкие, а тротуары еще уже. И вот идешь по этому тротуару, наталкиваясь на встречных прохожих, изнывая от жары, вдыхая запах выхлопных газов: Сомнительное удовольствие? Но ведь, при этом, на каждом шагу встречаются древние соборы, обелиски, на балконах и крышах уютных немногоэтажных (!) домов повсюду посажены разнообразные цветы, на улицах и опять же на крышах растут пальмы: К тому же, через каждые 10 метров встречаются бары (где можно выпить свежего апельсинового сока, который приготавливается на ваших глазах), пастичерии (где можно съесть восхитительную корзиночку с фруктами или другое невиданное пирожное, запив его чаем с лимоном (горячим или холодным — по желанию), пиццерии и траттории (где можно уютно посидеть и вкусно поесть): Но обо всем этом мы узнали несколько позже, а пока мы просто пробирались среди прохожих по тесным тротуарам, фотографировали местные достопримечательности и просто красивые места, а жара становилась все сильнее, и я вдруг подумала, что мне совсем не нравится Рим, что здесь совершенно нечем дышать, слишком много народу и очень жарко, и вообще было бы неплохо куда-нибудь прилечь: И в этот самый момент мы вывалились на небольшую уютную площадь, всю в цветах, с симпатичными столиками кафешки, куда мы не замедлили плюхнуться. На столах благоухали живые цветы, шум и гарь шоссе остались позади; мы сидели, пили свежеприготовленный апельсиновый сок и озирали окрестности. Прямо напротив нас располагался очередной римский собор, который поприветствовал нас звоном колоколов; чуть правее carabinieri охраняли вход в свою контору (как объяснила подруга, это что-то покруче римской Policia), вокруг толпились уютные домики в цветах, все дышало спокойствием и уютом (это в самом-то центре города!). Отдохнув по полной программе, мы бодро зашагали в дальнейший путь, и, пройдя всю улицу del Corso, вышли на Piazza del Poppolo (Площадь Народа). Обозрев тамошние достопримечательности (как обычно, — церковь и обелиск (иногда еще бывает фонтан)), мы отправились на знаменитую Piazza di Spagna, полюбовались фонтаном «Лодочка» с молочно-белой водой, поднялись по многочисленным ступенькам к Собору Тринита дей Монти (Святейшей Троицы на Холмах), насладились видом сверху, откуда видна прекрасная панорама города, отправились дальше и, как это часто случалось в Риме, снова нежданно-негаданно оказались в прекрасном парке (по карте выяснилось, что это был парк Pincio неподалеку от Villa Borghese). Погуляв среди деревьев, посидев на скамейке, посетив фантастический по своей чистоте, бесплатности и неоновому освещению кабинок туалет, отдохнув от огромного количества туристов, атаковавших Piazza di Spagna, мы заметили, что изрядно проголодались, и отправились в находящийся неподалеку уютный ресторанчик под открытым небом, утопающий в зелени и цветах. Там подруга заказала себе странный салат, состоящий из соленой ветчины и сладкой дыни, а я решила съесть что-нибудь более безобидное и взяла салат из курицы. Решив попробовать и то, и другое (у Наташкиного салата и впрямь оказался какой-то необычно-волшебный вкус), мы съели по половине своих салатов и поменялись тарелками, на глазах у изумленной публики. Заказали также впервые мачедонию (фруктовый салат с добавлением вина). С этого момента мы стали всегда завершать наши трапезы мачедонией и выяснили, что она везде разная по вкусности, ассортименту фруктов и количеству добавляемого вина.

Надо сказать, что в Риме очень мало светофоров, но много пешеходных переходов (подземных — нет). Машины и мотоциклы носятся с бешеной скоростью, и чтобы решиться перейти улицу, нужно обладать недюжинной храбростью. Мы ею, естественно, не обладали, и первое время терпеливо ждали, когда же, наконец, иссякнет поток машин, или не подтянется еще кто-нибудь из людей — вместе умирать веселее. Потом мы поняли, что ждать, вобщем-то, можно до бесконечности, и, каждый раз прощаясь с жизнью, начали бросаться под машины. Оказалось, что в Риме не так-то просто покончить с собой таким вот способом. Я уж не знаю, как они умудрялись это делать, но, как только чья-нибудь нога ступала на пешеходный переход, все (!) машины, мотоциклы, автобусы резко тормозили и терпеливо пропускали пешеходов (вереница которых порой просто не кончалась, так как, завидя, что машины стоят, все проходящие мимо туристы решали воспользоваться этой замечательной возможностью и начинали переходить улицу, — даже те, которым это было не нужно). Как это ни парадоксально, светофоры чаще встречались на переходах не через широкие улицы, а через небольшие переулки (где можно было и без них обойтись). Причем, в Риме нарисованный на светофоре человечек окрашивается попеременно во все три светофорных цвета: и зеленый, и желтый, и красный, тогда как в России, например, он бывает только двухцветный. На некоторых светофорах вместо человечков включаются надписи на итальянском: «Стойте» (красным) и «Идите» (зеленым). Однажды, собираясь уже переходить такой вот переулочек на свой законный зеленый свет, мы услышали вдалеке дикий вой сирен и визг тормозов, и буквально через несколько секунд показалась полицейская машина: злобно вопя и сигналя, она неслась на бешеной скорости, подрезая впереди идущие машины и создавая повсюду аварийные ситуации. На наших глазах обгоняемая ею машина чуть не въехала в ограждение тротуара: Как нам потом объяснила наша сопровождающая Марина, полицейские с таким шумом ездят вовсе не на преступления, а просто торопятся на обед (я уже упоминала, что для итальянцев — это святое). Хотя, конечно, во всем виноваты узкие дороги Рима — обгон без аварийных последствий совершенно невозможен (видимо, поэтому движение туристических автобусов в дневное время по Риму запрещено — туристы организованно ходят пешком и ездят на общественном транспорте). К примеру, мы как-то наблюдали, как пожарная машина пытается пробраться через плотный поток машин. Машины-то рады ее пропустить, но она ведь такая большая и толстая: В итоге, сумев пробраться вперед (по большей части, по встречной полосе), она уперлась в последнее препятствие на своем пути — автобус и начала его пугать своей мигалкой и сиреной. Автобус шарахался из стороны в сторону, а пожарная машина никак не могла его обогнать, потому что в точности повторяла его движения. Так они и ехали какое-то время, распугивая водителей и пешеходов, а ведь в это время что-то продолжало гореть, а может, — уже сгорело:

По дороге домой мы стали заходить в разнообразные магазинчики, цены в которых оказались довольно высокими — что, впрочем, характерно для любой столицы. Подруге срочно нужна была сумка, поскольку ее сумка разваливалась на глазах. Но она никак не могла подобрать себе фасон и цену по душе, поэтому с расстройства мы решили зайти в близлежащую пастичерию и съесть по пирожному, а еще лучше — по два. Там нас встретил добрый дяденька-кондитер в белом колпаке, который даже поговорил с нами по-французски по доброте своей душевной (обычно весь обслуживающий персонал принципиально разговаривает на своем родном языке, в лучшем случае — на английском), и сам отнес нам на столик наш заказ: четыре пирожных (обожаемые мною корзиночки с фруктами), два чая с лимоном. От горячего чая нас бросило в жар, и, видимо, глядя на наши румяные физиономии, дяденька предложил нам чаю со льдом, что оказалось очень даже вкусным напитком. Вывалившись из пастичерии, мы значительно подобрели (наверное, заразились от доброго кондитера) и перестали обращать внимание на взгляды нецивилизованных итальянцев — пусть себе смотрят, лишь бы не трогали. Так, в спокойном благодушии, мы дошли до нашей любимой Площади Венеции. Мимо нас периодически проезжали нарядные лошадиные экипажи, катающие туристов по историческому центру.

Вообще же, гуляя по Риму, я сделала следующее наблюдение: пока мы внимательно рассматриваем и снимаем достопримечательности города, местные жители не менее внимательно рассматривают (хорошо еще, что не «снимают») нас, для которых мы сами являемся достопримечательностью. Вытягивают шеи торговцы близлежащих магазинчиков, водители проезжающих мимо машин и даже сидящие в своих будках полицейские! Дикий народ, дикие нравы…

На третий день нашего пребывания в Риме мы отправились в Ватикан. Туда нас соблаговолили отвезти на автобусе, предупредив, что обратно придется добираться своим ходом. Ехали не очень долго, перебрались через Тибр на другой берег, и вскоре мы уже стояли в очереди в Музеи Ватикана, где Марина сдала нас с рук на руки нашему любимому Пауло. При входе в музеи поразило обилие охраны, разных отслеживающих и просвечивающих систем — покруче, чем на таможне аэропорта. С заветным билетиком в руке (которые нам выдала Марина) мы отправились дальше и вскоре с головой погрузились в людской океан. Отовсюду доносилась разноязыкая речь: более громкие и отчетливые объяснения экскурсоводов тонули в ровном глухом рокоте толпы (гиды, чтобы не растерять своих драгоценных туристов, держали над головой опознавательные знаки: кто — полураскрытый зонтик, кто — ленточку, привязанную к палке, кто — веночек. У Марины для этих целей имелась полосатая разноцветная палочка, за которой мы ходили, как детсадовская группа. Пауло же не утруждался ношением всех этих предметов, а просто держал в вытянутой вверх руке свернутые в рулончик журналы:) Переходили из зала в зал: гобелены, географические карты, скульптуры, картины, фрески, станцы Рафаэля: Пауло изо всех сил пытался докричать до нас свою информацию. Когда у подруги зазвонил мобильник, и она на мгновение остановилась, ее тут же поглотила толпа, и я мысленно распрощалась с ней (как оказалось, рано — все еще было впереди). Из музеев мы плавно перетекли в Сикстинскую капеллу, где было запрещено не только фотографировать или снимать на камеру, но и разговаривать (поэтому во внутреннем дворике Ватикана для туристов стоят специальные стенды с фотографиями фресок Сикстинской капеллы, которые экскурсоводы используют как наглядное пособие для своих объяснений). Зрелище открылось необыкновенное: расписанные фресками Микеланджело в золотисто-голубых тонах стены и своды; колышащееся внизу людское море: и строгие смотрители, периодически напоминающие о необходимости соблюдать тишину в этом святом месте, хлопая в ладоши и произнося: «Ш-ш-ш-ш:» После этого в зале наступает практически полная тишина (насколько это возможно при таком скоплении народа), затем шум снова постепенно нарастает, как волны океана, до следующего: «Ш-ш-ш-:» Умудрившись даже посидеть на длинной скамейке вдоль стены (сидя вид был еще чудеснее, потому что уставшие ноги не отвлекали своим нытьем от прекрасного), проникнувшись чувством древности и святости этого места, мы отправились дальше — в Собор Святого Петра (San Pietro). Мы попросили Пауло провести нас через Святые врата (которые открываются только в Святой год, а 2000 как раз таковым и являлся), чтобы получить индульгенцию и иметь возможность грешить дальше — до следующего Святого года. На что он мило сострил: «Неужели здесь все грешники, кроме меня»?

В соборе все оказалось очень красиво и торжественно, шла служба, пел хор, звучала музыка, колыхалось и шумело людское море.. Слушая очередные объяснения Пауло, снимая внутреннее убранство собора, я вдруг обратила внимание, что моя подруга куда-то исчезла. Интерес к происходящему у меня как-то пропал, я поняла, что в такой толпе нам друг друга уже никогда не найти. Закончив свои объяснения, Пауло, как обычно, дал нам 15 минут свободного времени. Продолжая озираться по сторонам, я побрела сквозь толпу по собору. Увидев, как красиво пробиваются солнечные лучи сквозь отверстия вверху собора, я остановилась и решила это заснять. Закончив съемку, я развернулась и уткнулась в рядом стоящую подругу, внимально наблюдавшую за процессом съемки. Оказалось, что она отбилась от группы, тоже расстроилась, что придется добираться до отеля одной, но тем не менее, благодаря моему ярко-голубому одеянию, ей удалось меня разыскать. Вот уж действительно — чудо в святом соборе!

Выйдя из собора, поглазев по пути на швейцарских стражников, напомнивших мне наших солдат у Мавзолея — такие же стойкие и оловянные (в древности швейцарские солдаты защитили одного из римских пап, и с тех пор постоянно несут службу в Ватикане), мы спустились на площадь Сан Марко и полюбовались панорамой площади с аркадами и фонтанами.

Пообедав в близлежащей кафешке, мы направились в сторону метро, так как поняли, что пешком нам до отеля уже не дойти. В метро оказалось хуже, чем мы думали. Мало того, что оно было какое-то грязное, тесное и совсем не такое красивое, как в Москве, мы еще умудрились попасть в самый час пик (итальянцы ехали на обед, — все сразу). Вывалившись из метро, мы долго соображали, в какую сторону нам идти, мучительно вспоминая, как мы проходили тут в первый день с группой. В конце концов, добрались-таки до отеля. Немного отдохнув, мы опять отправились в путешествие по Риму — ведь это был наш последний день, и нужно было провести его достойно. На этот раз решили обследовать другую его часть — там, где мы еще не были, по маршруту: церковь Санта Мария Маджоре, Пантеон, Площадь Навона. Выбравшись на уютную зеленую улочку (было приятно отдохнуть от шумной гари центральных улиц), мы с удовольствием отправились в путь. По дороге нам несколько раз попадались отличающиеся своей невозмутимостью и чувством собственного достоинства римские кошки. На Площади Навона посидели в кафешке, съели по десерту, полюбовались фонтаном Четырех Рек, творениями свободных художников, тусующихся на площади, церковью Св.Агнессы, послушали, как ругаются две дамочки с хозяином кафе: Дело в том, что в различных барах, кафе-мороженых, пастичериях у итальянцев принято следующее: если ты покупаешь, к примеру, мороженое или просто сок непосредственно у человека, находящегося за стойкой, ты не имеешь права сесть за рядом стоящий столик, и должен либо выпить сок прямо у стойки, либо просто унести мороженое с собой. Если же ты решил посидеть за столиком (очень хочется это сделать, когда ноги уже не держат от усталости), ты обязан сделать заказ официанту, и тебе его принесут, но, естественно, цена уже будет выше. Так вот, две немки ругались с хозяином кафе о том, что они купили мороженое и хотят посидеть за столиком, а им это делать не разрешали.

Для достойного завершения нашего пребывания в Риме, мы отправились на вечернюю обзорную экскурсию по городу. Пауло, видимо, от нас уже устал, поэтому нас сопровождала другая итальянка. За окном автобуса проплывал ночной Рим, мягко освещенные улицы и памятники старины (в Риме нет яркой иллюминации — поддерживают имидж древнего города), витрины магазинов: Мы снова проехали мимо зеленовато-светящегося Коллизея, Римского форума, Площади Венеции. Затем вышли из автобуса, прошли к площади Навона, затем к сказочно освещенному фонтану Треви (мы с подругой бросили туда монетки, как и полагается — через левое плечо, стоя спиной к фонтану. Существует примета: одну монетку нужно бросить, чтобы вернуться в Рим, две — чтобы влюбиться в Риме, три — чтобы жениться в Риме и четыре — чтобы развестись в Риме). Наша итальянка рассказала нам, что квартиры в домах вокруг фонтана Треви считаются очень престижными (хотя мне непонятно, как там можно жить — ни сна, ни отдыха с таким количеством туристов) и показала нам окна квартиры Микеле Плачедо. Также она рассказала, что, когда умер Марчело Мастрояни, в стране был объявлен траур, и освещение фонтана на это время отключили.

ГЛАВА 2. СИЕНА — ЛЮБОВЬ МОЯ!

Следующим этапом нашего путешествия была Сиена. По прибытии в Сиену, наша сопровождающая Марина с радостью отделалась от нас, передав местному гиду Вере (в прошлом — москвичке, женщине далеко в летах, сохранившей юношеский задор и энергию (что, впрочем, характерно для всех пожилых сиенцев) и страстно влюбленной в Сиену), выдала ей свою полосатую палочку, чтобы никто из нас не потерялся, и отправилась по своим делам.

Сиена оказалась милым компактным уютным городком, построенном на резком контрасте с Римом (кстати, по легенде, Сиена была основана сыном Ремуса, одного из основателей Рима). Минимум транспорта, узенькие мощеные улочки, круто взвивающиеся вверх (так что редкие мотоциклисты или мини-автомобили совершают чудеса вождения, пытаясь вписаться в узенький поворот, подтверждая Верину присказку: «Научившийся водить транспорт в Сиене, сможет это делать везде»), прилепленные друг к дружке дома (на вид несколько обшарпанные, но внутри, по утверждению Веры, с «евроремонтом», — просто изменять внешний облик домов в Сиене запрещено, так как это историческая ценность), цветы и уют повсюду. Уже через несколько минут я прониклась энтузиазмом нашей Веры и влюбилась в этот город.

Наш поход по достопримечательностям Сиены начался с собора Сан-Доменико (так как мы с подругой были одеты не совсем по протоколу, — уж очень было жарко (в католические соборы не пускают с обнаженными частями тела), мы смиренно встали у входа, решив подождать там нашу группу, — Вера все порывалась снять что-нибудь с себя и прикрыть нашу наготу. Но потом подошла Марина и протолкнула нас внутрь, замаскировав внутри группы), где находится наиболее реалистичный портрет местной святой — Св.Катерины (реально существовавшей женщины, посвятившей себя служению Богу и народу во времена чумы), а также ее самая что ни на есть настоящая голова («чудом отделившаяся от тела» после ее смерти). Затем, мимо дома Св.Катерины, превращенного в музей, мы дошли до местного кафедрального собора (с очень пышной внешней отделкой и достаточно скромным убранством внутри; достопримечательность — кафедра работы Николо Пизано), а потом отправились на площадь del Campo (большая живописная площадь, имеющая круглую, немного вдавленную форму), где находится известная башня — Torra del Mangia (mangiare — означает «есть»), по поводу названия которой Вера нам рассказала следующую легенду. В эту башню был посажен и долгое время там находился самый злостный кредитор-процентщик, которому вся Сиена должна была денег. Там он однажды и умер, поэтому стали говорить, что его «съела» башня. Правда, в книге я вычитала другую, более прозаичную версию: башня была названа в честь своего звонаря по фамилии Mangia.

В Сиене ежегодно проходят знаменитые скачки Palio, в которых районы города соревнуются между собой (эти районы имеют даже каждый свой флаг и называются довольно забавно — район дикобразов, район улиток и т.д.). На самом деле, эти скачки очень опасны, в них ежегодно погибают молодые люди, поскольку ездят они без седла, и порой к финишу приходит один конь без всадника: Но даже в этом случае район считается победившим. А победителю (и, естественно, лошади) оказываются всякие почести, в том числе посмертно:

Когда нам, наконец, дали свободное время, мы помчались смотреть город, бродить по его умопомрачительным улочкам, и в итоге забрели в другую часть города, не посещаемую туристами. Здесь я окончательно влюбилась в Сиену и была бы совсем не против тут остаться навсегда: Но путь наш лежал дальше — на винодельческую ферму, и мысль о предстоящей дегустации хоть и не в большой степени, но все-таки отвлекала от грустных мыслей о расставании с Сиеной.

ГЛАВА 3. НА ДЕГУСТАЦИИ

Когда за окном начали мелькать бесконечные виноградники, а автобус карабкался все выше и выше, напряженно пыхтя и сигналя на поворотах (чтобы предупредить встречные машины о своем присуствии: на такой узкой дороге и крутых поворотах недолго и столкнуться), открывая нам чудесную панораму внизу, мы поняли, что приближаемся к заветной цели. Разомлевший на солнышке народ постепенно начал просыпаться и оживляться, предвкушая глоточек (и не один) настоящего виноградного вина. Прибыв на место, мы первым делом уперлись в огромный щит с изображением черного петуха внутри круга. Это оказалась эмблема вин Кьянти — тех, которые входят в гильдию «черного петушка», то есть вино готовится, следуя специально разработанным правилам, а не лишь бы как. На эти эмблемы мы потом натыкались везде: на бочках, бутылках, стенах и чуть ли не на лбах работников фермы. После непродолжительной экскурсии в винодельческий зал, где стояли в ряд огромные бочки с вином, вызывающие приятные грезы у наших мужчин, мы отправились на уютную терраску с расставленными столиками и креслами (специально для нас) и открывающимся прекрасным видом внизу. Увидев расставленные на столах тарелки с колбасой и ветчиной, народ воспрял духом окончательно и бесповоротно — такая обильная закуска предполагала наличие соответствующего количества вина. И началось: Миловидная итальянка разливала нам в бокалы, не скупясь, сначала белое (я все и выпила, чтобы не выливать, и только потом она принесла специальный кувшин для остатков вина), потом розовое, потом красное вино, рассказывая при этом технологию их приготовления. Для последнего, десертного вина (которое мне понравилось больше всего, и оказалось, что оно самое дорогое из дегустируемых вин) нам принесли сладкие печенюшки с миндальными орехами «Sapori», которые у итальянцев принято макать в вино. Десерт — достойное завершение банкета!.. Затем, разомлевших и подобревших туристов, пожелавших купить вино, под белы ручки провели в магазинчик. Я чуть было тоже не поддалась всеобщему настроению, хорошо подруга вовремя позвонила своему итальянскому шефу и спросила, нормально ли покупать вино за такую цену. Он ответил вопросом на вопрос: «Ты говоришь, бутылка Кьянти стоит 15 тыс.лир? Я правильно понял — не пять, а пятнадцать?» Нам стало все ясно:

ГЛАВА 4. ФЛОРЕНТИЙСКИЕ УЗОРЫ

К Флоренции мы подъехали где-то около 19 часов, за окнами автобуса замелькали красные черепичные крыши белоснежных игрушечных домиков — пригород Флоренции. Отель располагался в тихом райончике Флоренции, в 10 минутах езды и 30 минутах ходьбы от центра и явно был выше категорией, чем римский. Из чего мы сделали вывод: чем дальше находится отель от цели нашего путешествия, тем его категория выше (что потом подтвердилось в Венеции).

На следующее утро нас прежде всего поразило полное отсутствие солнца и совершенно серое небо (это после ежедневного безупречно-голубого неба Рима!) Я даже немного не рассчитала и оделась несколько легко, а так как до центра пришлось добираться своим ходом (автобусом, потом пешком), я вконец задубела. И только, когда где-то часам к 11 начало пробиваться солнце, я вспомнила, что мы все еще в Италии. Это было уже после посещения церкви Санта-Кроче (Св.Креста), с которой мы начали нашу экскурсию. Церковь эта знаменита тем, что в ней находятся гробницы таких знаменитых людей Италии, как Микеланджело, Россини, Маккиавели (который сам себе придумал эту скромную эпитафию, выбитую на надгробии: «Такому известному человеку, как Николо Маккиавели, никакая надпись не нужна»). На площади у церкви находится памятник Данте. Отсюда мы направились дальше, вслед за нашей полосатой палочкой.

Кафедральный собор Санта Мария дель Фьоре произвел на меня неизгладимое впечатление своей пышной красотой и огромным куполом (который, как нам рассказали, построен таким образом, что «опирается сам на себя». Во время его строительства рабочие не спускались сверху целыми днями, поэтому у них за куполом были построены всякие подсобные помещения, — вплоть до туалетов). Рядом с собором находится высокая колокольня, а напротив — крестильня, известная своими золотыми воротами, называемыми «Врата рая». Затем, продираясь через огромное количество туристов, мы проследовали за нашим экскурсоводом на площадь Синьории, с величественным фонтаном «Нептун» в центре и лоджией Синьории, заполненной известными скульптурами древних мастеров. На этой же площади находится огромная статуя Давида (копия, естественно), у которой мы закончили нашу экскурсию и каждый отправился по своим делам, по большей части, — в магазины и на рынки (во Флоренции их два). На одном из рынков, куда мы с подругой сразу и направились, находится главная местная достопримечательность — небольшая статуя кабанчика (раньше он был фонтаном, а сейчас у него изо рта капает по три капли в час), с которой связано следующее поверье. Чтобы разбогатеть, нужно подойти к кабанчику (там выстраивается целая очередь), потереть его по пятачку (он настолько отполирован, что ослепительно блестит на солнце) и попросить о богатстве. Если вы кабанчику понравитесь и сумеете с ним договориться, то после того, как вы положите ему монетку в открытый ротик, она должна соскользнуть и провалиться вниз в решетку. Если же вы ему не понравитесь, монетка просто упадет на решетку, но не провалится в нее, и, соответственно, богатства вам не дождаться. Можно сделать три попытки. У меня получилось со второй! (и теперь я жду-не дождусь, когда привалит богатство, — хоть бы приблизительное время указали:). Побродив затем по рынку, мы сделали кое-какие покупки. Флоренция очень славится своими изделиями из кожи, так как является животноводческим районом. По этой же причине здесь лучше заказывать на обед мясо — я, к примеру, отведала «сколопину а лимоне» (эскалоп в лимонном соусе), и это стало моим любимым блюдом.

После обеда и покупок, мы продолжили наше путешествие по городу. Вновь прошлись по тем местам, где уже были с экскурсией, сделали необходимые снимки. С площади Синьории мимо известной галереи Уффици (туда мы, к сожалению, не попали, так как времени было мало — хотелось получше посмотреть город, да и от музеев, честно говоря, мы уже устали:) мы взобрались на Старый мост (Понте Веккио), известный своими золотыми изделиями, полюбовались открывающимся оттуда видом на город и речку Арно (которая в 60-е годы умудрилась затопить пол-города) и перешли на другой берег Флоренции. Взглянув на карту, мы увидели, что около дворца Питти «нарисовано» много зелени, и, вспомнив о прекрасном парке, на который чудом набрели в Риме, мы отправились туда, потому что уже устали от огромного скопления народа, камня, пыли, да и просто устали ходить. «Сосредоточение» зелени оказалось парком Bobolio, находящимся сразу за дворцом Питти. Чтобы туда войти, мы заплатили по 4 тыс.лир, но ничуть об этом не пожалели. Мы бродили по чудесному сказочному парку, сидели на уютных скамейках, любовались фонтанами, многочисленными статуями, цветами; по узким тенистым аллеям забирались в самые отдаленные уголки огромного парка, огороженного со всех сторон высокой крепостной стеной. В итоге мы умудрились выбраться на некое подобие смотровой площадки с фонтанчиком посередине, откуда открывался великолепный вид на Флоренцию. Там же мы встретили местную Королеву Дворца — лениво потягивающуюся кошку с царственной походкой. Кроме этой кошки, мы практически никого не встретили за время нашей прогулки, что было просто здорово! Отдохнувшие, набравшиеся сил, надышавшиеся кислорода, мы бодро отправились обратно, в исторический центр, так как парк уже закрывался, о чем из всех динамиков доносилось предупреждение на разных языках: «Просим вас покинуть парк через ближайший к вам выход». На выходе из парка мы наткнулись на двух полицейских, величественно восседавших на белоснежных конях, — они направлялись вылавливать заблудившихся (или не желающих покидать этот райский уголок) посетителей.

До отеля мы решили добираться пешком — что нам какие-то 30 минут ходьбы с нашими длинными и уже натренированными ногами. Тем более, что идти по набережной, опять же среди зелени, вдыхая влажный воздух реки и любуясь закатом солнца — сплошное удовольствие. Местные жители отдыхали после работы каждый на свой вкус: кто-то гулял с собачками, кто-то ловил рыбу, а кто-то плыл на байдарке посреди реки. И все вокруг дышало спокойствием и умиротворением.

ГЛАВА 5. ПИЗА — ВЕРОНА — ПЬОВЕ ДИ САККО

По программе следующего дня мы должны были съездить в Пизу (те, кто пожелал и, естественно, оплатил — так как экскурсия не входила в программу), затем вернуться во Флоренцию за остальной группой, а после отправиться в Верону.

До Пизы мы ехали где-то около часа. Очень порадовали глаз расположенные вдоль дорог так называемые питомники (Piante) — плантации специально выращиваемых декоративных деревьев самой причудливой формы, размера и цвета. Из окна автобуса это смотрится очень красиво и необычно. При этом, над каждым питомником установлена табличка с фамилией хозяев.

Выгрузившись из автобуса, мы жадно вдохнули свежий влажный воздух Пизы (она находится всего в 10 км от моря) и отправились к местной достопримечательности — Площади Чудес с всемирно известной падающей башней (каждый год ее наклон увеличивается на один миллиметр). Башня, к сожалению, в этот момент ремонтировалась, и залезть нам на нее не дали (а оттуда, говорят, открывается чудесная панорама, в хорошую погоду даже море видно:), но вся картинка этой площади Чудес: крестильня, собор и сама башня, почти вплотную стоящие друг к другу на ярко-зеленом ковре (кстати, по газону ходить строго запрещено), навсегда запечатлилась в моей памяти.

Времени у нас было немного, и в крестильню мы не попали, зато посетили кафедральный собор, взглянули на знаменитую бронзовую люстру Галилея (во время богослужений он частенько ее разглядывал и в итоге придумал закон движения маятника), которая и впрямь висит несколько кривовато. В соборе, наконец-то, оказалось мало народу, и можно было прочувствовать атмосферу древней торжественности, царящую обычно в католических соборах. Выйдя на улицу, мы рассмотрели со всех сторон Пизанскую башню (именно с неё все тот же настырный Галилей бросал вниз разные предметы, чтобы вывести потом закон падения тел) и отправились по длинным рядам торговцев сувенирами покупать себе что-нибудь на память. Наверное, из всех достопримечательностей Италии именно Пизанская башня больше всего вдохновляет юмористов и остряков. В торговых рядах мы увидели многочисленные футболки с комичными картинками (например, огромный бульдог со страдальческим выражением лица (простите, морды) изо всех сил тянет веревку, привязанную к башне, — пытаясь ее выпрямить), бокалы с формой наклона башни (я себе такой приобрела, — правда, пить оказалось из него не очень удобно), и другие разнообразные сувениры. Времени обойти всё у нас, к сожалению, не хватило. Вскоре мы, как всегда, организованно погрузились в автобус и отправились за нашими «коллегами» обратно во Флоренцию.

Уже выезжая из Флоренции, мы заехали на панорамную площадку (Piazzale Michelangelo), откуда виден сверху весь город, — таким образом мы смогли достойно попрощаться с Флоренцией, попытались разглядеть те места, где мы побывали (город сверху смотрелся, как игрушечный), и просто полюбовались всей этой красотой: И вот, мы снова и уже окончательно покинули Флоренцию и взяли курс на Верону, в которой нас ждал новый экскурсовод и новая обзорная экскурсия по городу.

До Вероны ехали где-то около трех часов, причем переезжали через горный перевал, и, хотя это было не так уж высоко — всего лишь Аппенины, — уши у меня все-таки заложило. А какие красоты открывались за окном! Туманные ложбины, разбросанные далеко внизу дома, лесистые вершины и: многочисленные туннели, идущие сквозь горы, в которые мы то и дело ныряли. Проехав перевал, автобус спустился на равнину (название уже не помню), которая, как нам рассказала Марина, тянется до самых северных границ Италии и знаменита своими густыми туманами в осенне-зимний период. Итальянцы не очень любят эту плоскую туманную равнину, несмотря на ее плодородность, и на этот счет у них существует следующая шутка: когда Господь увидел только что созданную им равнину, то, ужаснувшись ее плоскости и однообразию, напустил туда побольше тумана, чтобы скрыть от глаз свое неудачное творение.

Эта дорога окончательно выбила меня из сил, и, когда мы, наконец, вывалились из автобуса в Вероне (перед этим совершив автобусную часть экскурсии по городу), я уже ничего не соображала и совершенно не впитывала в себя информацию. Меня хватало только на то, чтобы на автопилоте выборочно снимать кое-какие достопримечательности, о которых нам рассказывала очень плохоговорящая по-русски наша местная экскурсоводша. Верона оказалась типичным северным городком, имеющим свой исторический центр, куда мы и не замедлили отправиться. Мы прошли мимо дома Ромео (внутрь не пускают, так как он является частной собственностью) и, через старинные площади и переулки, отправились к дому Джульетты — совершить еще один итальянский ритуал. Оказывается, чтобы обрести счастье в любви, нужно — ни много, ни мало — погладить правую грудь статуи Джульетты, стоящей во дворе ее дома (можно себе представить, насколько отполирована эта грудь, — любви, как и богатства, хочется всем). Народ выстраивался в очередь, мужчины умудрялись встать туда по нескольку раз, некоторые буквально висли на бедной Джульетте, жадно вцепившись ей в грудь: В это время девчонки поднимались на балкончик Джульетты — засняться на память, и лица новоиспеченных Джульетт мелькали одно за другим. А все стены дворика были исписаны разноцветными любовными посланиями: Надо сказать, что дом Джульетты — единственно яркое впечатление, оставшееся у меня от Вероны. Остальное пронеслось в каком-то тумане. Помню еще, как мы перед отъездом стояли на широкой площади у полуразрушенной Арены (напомнившей мне Коллизей), где до сих пор проходят какие-то представления.

Вскоре, снова погрузившись в автобус, усталые и голодные, мы отправились в последний этап нашего сегодняшнего путешествия — городок Пьове ди Сакко (рядом с Падуей, в 30 км от Венеции), где располагался наш очередной отель. Приехали мы туда вечером, когда уже совсем стемнело.

Отель оказался самым крутым из всех. Вместо ключей нам выдали электронные карточки. Двери в номер не все открыли с первой попытки, — но это еще ерунда. Вот когда входишь в кромешную темноту и включаешь свет, а он не включается, — это уже веселее. Те, кто не сумел справиться с этими «происками капиталистов», побежали звать на помощь Марину. Мы же с подругой обследовали весь номер, и в итоге, прямо у входной двери обнаружили светящуюся зеленым светом надпись на английском: «Вставьте карточку сюда». И свет загорелся ВЕЗДЕ! Это оказалось очень удобно — не надо жать на клавиши выключателей, делать лишних телодвижений:. Уходишь из номера — достаешь карточку, и через минуту свет везде гаснет. А потом также приходишь, вставляешь карточку — и светло, как днем. Прогресс!

ГЛАВА 6. О, ВЕНЕЦИЯ !!!

Наутро нам предстояла поездка в последний пункт нашего путешествия — в удивительную и неповторимую Венецию.

Выйдя на улицу, мы обнаружили там такой густой туман, как будто попали в мультик «Ежик в тумане». Практически наощупь загрузились в автобус, и вскоре, окутанный со всех сторон молочными парами, он тронулся в путь — навстречу Венеции.

Из автобуса мы почти сразу перегрузились на катер, который должен был нас доставить с материковой на островную часть Венеции. Туман еще не рассеялся, катер покачивался на волнах (поэтому было немудрено свалиться с мостика, взбираясь на катер, — но нас поддерживали крепкие руки моряков), пахло свежим дыханием моря. Вскоре катер громко затарахтел, и мы двинулись вперед. Плыли недолго, но в белом мареве не было видно ничего, кроме проплывающих мимо нас катеров и речных трамвайчиков.

Вскоре мы высадились на туманный берег Венеции, где нас уже ждала наш очередной экскурсовод — суровая поджарая венецианка с низким голосом и мужественной внешностью (наверное, только такие тут и могут выжить: она рассказала нам, что население Венеции ежегодно сокращается, так как в городе очень трудно найти работу, а жилье дорогое, и на его постоянный ремонт требуется очень много средств). Полосатую палочку она нести наотрез отказалась (суровые люди не играют в детские игры: На самом деле, она сказала, что ей хватит микрофона в руках), поэтому Марина долго выясняла, кому она может доверить такую драгоценность. Все скромно отмалчивались, потупив взоры. Наконец, одна из наших дамочек нехотя взвалила на себя тяжелое бремя этой ответственности.

Какое-то время мы еле поспевали за нашим экскурсоводом вдоль набережной, потом неожиданно нырнули в какую-то узенькую улочку, взобрались на мостик, откуда попытались разглядеть вдали, в туманной дали, местное кладбище, расположенное на острове (там похоронены и русские из первой волны эмиграции, а также Стравинский, Бродский), посетили по дороге несколько площадей (на площади жить намного приятнее, — хоть иногда солнышко заглядывает в окна и просушивает внутренности отсыревших домов, но ведь многие живут в вечно сырых тесных переулках), пронеслись галопом еще по нескольким узким улочкам и вывалились на главную площадь Венеции — площадь Сан-Марко. Пока мы стояли в очереди, чтобы попасть в собор Сан-Марко, мы узнали, что:

- за 2 часа до прилива по городу объявляется предупреждение, чтобы жители первых этажей, а также владельцы магазинов (на площади Сан-Марко их очень много) успели принять соответствующие меры (переложить товар повыше, например). Также по причине прилива иногда бывает невозможно попасть в собор, так как весь низ его оказывается затопленным;

- всемирно известных своей прожорливостью голубей с площади Сан-Марко кормить не рекомендуется, поскольку они и так все вокруг загадили (при реконструкции собора по всему его верху специально навтыкали острых штырей, чтобы голуби туда не садились, — бесполезно:);

- можно подняться на верхнюю часть собора, откуда открывается прекрасный вид на площадь Сан-Марко (стоит только объяснить охраннику, что вы хотите не внутрь, а наверх — и якобы пропустят без очереди. Фигушки!.. Меня не пустили, а молча кивнули головой в сторону очереди. Может, я плохо объяснила, где «верх», а где «внутрь»? А вообще, я обиделась:) .

Вскоре туман рассеялся, и потихоньку стало пробиваться солнце. Памятуя о том, как я замерзла во Флоренции, на этот раз я утеплилась, что оказалось совершенно напрасно — уже с утра было душно и влажно, а к полудню стало и вовсе жарко… После окончания экскурсии мы с подругой отправились по своему маршруту, — благо, что с 11 до 17 времени у нас было достаточно. Для начала, мы заново прошлись по тому же пути, который совершили с группой и экскурсоводом, чтобы спокойно, не толкаясь и не торопясь, еще раз осмотреть и заснять все то, что нам понравилось. По дороге мы также попытались найти туалет:

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ «ТУАЛЕТНЫЕ ИСТОРИИ».

Об итальянских туалетах можно рассказывать бесконечно. На всем протяжении нашей поездки они не переставали нас удивлять и, я бы даже сказала, шокировать — причем, чем дальше — тем больше.

Страницы: 1 2 Следующая

| 17.11.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий