Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Исландия >> Дневник поездки по Исландии 2002


Забронируй отель в Исландии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Дневник поездки по Исландии 2002

Исландия

12.07.02 пятница вечер

Мчимся с работы домой, заказываем такси и вытаскиваем на улицу багаж. Из приехавшего форда выходит водитель и с удивлением разглядывает груду вещей. Уже после погрузки, по дороге в аэропорт спрашивает:

- Куда едете?
— В Исландию, в отпуск на две недели.
С удивлением и недоверием смотрит на нас, — А я думал — иммигрируете.

Общий вес багажа на регистрации — 70 килограмм на двоих, не считая десятикилограмового рюкзака, который у нас числится как ручная кладь. Представитель компании молча вешает бирки «Heavy luggage» но дополнительную плату не берет.

Полет длится три часа. Исландия — страна неблизкая. Холодная курица в самолете напоминает об Аэрофлоте. За илюминаторами — сплошная облачность, океан не виден, садимся в ночь и туман.

Пройдя контроль, мчимся к конторе Херца. Рейс прилетел на полчаса позже — в час ночи, а контора работает до полуночи, но еще до полета по телефону обещали дождаться и отдать машину. На месте оказывается, что стоит приличная очередь — на час, еще столько же людей выстраиваются за нами. Компания мужчин перед нами спорит с работником Херца о машине. Они заказывали 4х4 утром этого же дня, а им предлагают крошечную Тойоту Ярис на четверых, — все мужики крупные, им не уместиться, да и кто же путешествует по Исландии на маленьких машинах. Служащий отдает им машину, забронированную для кого-то другого, горестно качая головой и приговаривая под нос, что не завидует своему сменьщику. Мы заказывали машину за три недели, обещан Мицубиси-Паджеро, начинаем немного волноваться, что же достанется нам. Наконец наша очередь, служащий достает пакет с ключами и печатает договор. В договоре видим название машины — Тойота.

Спрашиваем, — Какая, — неужели, Ярис?!
Служащий вздыхает, — Не знаю, какая. Увидите на улице. — И добавляет, — 4х4.
Оказывается — LandCruiser. В темноте он кажется довольно большим.

Грузимся в машину одновременно обсуждая ее размеры и дорогу в Рейкьявик. Вокруг темнота. Иду к водителю рейсового автобуса, спрашивать про дорогу. Отвечает довольно обстоятельно, а поэтому — непонятно. В объяснении упоминает названия всех пунтков и улиц. Возможно, не один раз и все назнания — естественно, по-исландски. Вежливо благодарю, стараясь сделать вид, что понял, но, как будто для перепроверки, показываю карту с просьбой показать как выезжать с территории аэродрома в направлении города. Водитель неуверенно водит пальцем. Непохоже, что он часто это делает. Он едет дальше, чем нужно нам. Предлагает подождать 15 минут и ехать за ним. Отхожу и, размахивая картой, иду к стойке информации. Девушка испуганно смотрит на карту и предлагает уточнить маршрут у водителя. Больше спрашивать не у кого.

Едем сами, наугад. Кругом ночь, очень низкие облака и странная почва — не холмы, но и не равнина. Начинаем проверять машину. Дорога пуста. Увеличиваю скорость до 140 км/час, несмотря на поздний час, долгий перелет и стояние в очереди ощущаем легкость полета — начало отпуска. Через несколько минут сзади появляются проблесковые огни полиции. На дороге никого — значит едут за нами. Снижаем скорость, останавливаемся и сидим в машине, как нашалившие дети, — подходит полицейский.

- Туристы? — спрашивает с легкой укоризной.
— Туристы.
Со вздохом, — Я так и знал! Вы видели знак — «ограничение скорости»?

- Какой знак, не знаем, не видели, не понимаем, — отвечаю, но стараюсь не раздражать. Отдаю права и с грустью смотрю, как в это время нас обгоняет автобус, водитель которого предлагал ехать за ним. Скорость приличная — не меньше ста.

Полицейский, молодой парень, достает ручку и бумагу.

- Там, — машет рукой назад, — стоял столбик, — рисует, — а на столбике круг, — рисует, — с красным ободком и желтым фоном, — вопросительно смотрит на нас. — Это называется — знак! — Внутри круга, — рисует, — было написано число 90. Это — и есть ограничение скорости! Больше этой скорости ездить нельзя!

Мы потрясенно молчим.

- Понятно? — продолжает полицейский. — В городах — ограничение 50, а в Рейкьявике может быть 50 либо 60 км/час. Вы — туристы, потому в первый раз я вас не штрафую, — и отдает права.

- Теперь понятно! — говорим мы (когда ж мы тебе еще раз попадемся?!). — А как проехать?

- Это просто, — говорит он и подробно с упоминанием всех попутных городов с непроизносимыми названиями объясняет дорогу.

Гостиницу мы нашли, ошибившись дорогой всего один раз.
13.07.02 суббота

Просыпаемся утром разбитые, но с предвкушением путешествий. За окном сплошные облака, город выглядит бледным и не очень веселым — чуть иначе, чем это было описано в путеводителях. Правда, путеводитель больше писал о клубах и джазовых фестивалях, чем о дожде.

Идем гулять по городу. Ветер и дождь. Народу мало, крыши покрашены в веселые цвета. Типичная одежда на людях — хорошие спортивные курки и трекинговые ботинки. Над городом, на холме в центре возвышается церковь в современном стиле. Бетон символизирует высокий ледяной дворец. Безуспешно ищем магазин с хорошей фотопленкой. Заходим в кафе с выпечкой, которую пекут тут же в соседнем помещении.

Решаем зайти в бюро информации, чтобы узнать прогноз погоды. В бюро группа англичан заполняет пачки открыток с приветами. Пытаюсь узнать прогноз на неделю,

- Прогноза на неделю нет! — меланхолично отвечает молодой парень в бюро.

- А на пять дней? — спрашиваю, удивляясь тому, что в бюро нет простейшей информации. А зачем же они еще нужны?

- На пять дней прогноза нет, — доброжелательно отвечает парень.
— А на сколько есть прогноз? — спрашиваем мы.
— На завтра, — парень спокоен, никто никуда не торопится.
— И даже на послезавтра нет? — продолжаем удивляться. — А где его найти?
— Нигде не найдете, — отвечает парень, — Есть прогноз на завтра.

Прогноз на завтра ничего радушного не обещает, но, чувствуется, здесь мы больше ничего не добьемся. Решаем выезжать по намеченному маршруту.

Впоследствии оказалось, что прогнозы погоды в Исландии исчисляются часами — на четыре на восемь и т.д часов, но не более суток. Предсказать погоду более чем на сутки, видимо, невозможно. Любой прогноз погоды начинается с определения, с какой стороны дует ветер и для исландцев одного этого уже достаточно, т. к. все остальное следует и давно известно. Погода может поменяется в течении дня несколько раз. Исландцы говорят, что погода считается хорошей, если где-нибудь на небе можно увидеть клочок голубого неба. Что в данном случае над вашей головой — неважно.

Общая идея путешествия — проехать через центр Исландии, побывать на источниках и ледниках и попытаться попробовать как можно больше разного. С нами почти полный комплект снаряжения (палатка, кухня горные ботинки и т.п.), а также условно «цивилизованная одежда», типа брюк и рубашек. Можем пойти куда угодно — и на гору, и в театр.

Не хватает двух вещей — складных стульчиков, которые мы покупаем в ближайшем супермаркете и непромокаемых штанов, которые решили не покупать и несколько раз об этом жалели впоследствии. На кассе сидит негр, видимо тоже исландец. На центральной площади вживую играет тяжелый рок. Количество слушателей примерно равно количеству музыкантов. Город непривычно пустой, изредка встречаются пешеходы доброжелательного вида, машин мало. В центре города прекрасный зеленый парк с озером и фонтаном.

Вечер заканчиваем пробой местных сортов пива Thule и Viking в баре.
14.07.02 Воскресенье

Выписываемся из гостиницы и выезжаем — ближайшая точка путешествия — Гейзер через Селлфос.

Дороги в Рейкьявике хорошие и широкие. Вокруг города и прорезая его идут трехполосные в каждом направлении трассы. Машин мало, но ездят все очень медленно. Прямо в центре города на траве недалеко от трассы стоят «дикие» палатки, ходят туристы.

Подъезжаем к окраине и сворачиваем на дорогу номер 1 (идет по периметру всего острова) в направлении на Селлфос. Путешествие началось.

Довольно быстро за городом трасса становится однополосной в каждом направлении. Покрытие очень хорошее, но разогнаться некуда. Дорога извивается по совершенно открытому пространству, на котором только хаотично разбросанные кучи и горбы, на которых нет растительности кроме мхов. Только сейчас понимаем, что ночью в день прилета пейзаж был точно такой же, и эти холмики, горбы и кучи — застывшая вулканическая лава. Дорога проходит прямо по лавовому полю, перерезая небольшие гряды и, следуя рельефу местности, начинает подниматься вверх. Чувство очень необычное — почва темная и практически без растений, сверху прижимают очень низкие облака, а дорога уходит вверх, причем горный рельеф абсолютно другой, чем в «привычных» горах типа Кавказа или Альп. Практически нет горных гряд и отрогов, а то, что есть, кажется хаосом, будто огромный великан ходил по равнине и ссыпал кучки из огромного совка, причем каждый раз зачерпывал разное количество, отчего кучки получились совершенно разные.

Подъезжаем в Селлфосу — небольшой городок на двух берегах реки. Две половины городка соединяются подвесным мостом. Прямо под мостом на реке — порог. Вода весело бежит к морю, которое от города недалеко.

Решаем прогуляться и подкрепиться. В городе несколько улиц и, если бы не городской тип домов, скорее бы назывался деревенькой. Идем по улице и выбираем из нескольких кафе самое уютное. Кофе оказался отличный, а чайники и кофейники — из лондонского Харродса. Пробуем первое из «национальных» исландских блюд — морковный торт и решаем прежде чем останавливаться около Гейзера заехать на один из самых больших исландских водопадов Gullfoss.

Gullfoss — одно из самых популярных мест для посещений и вместе с Гейзером и долиной Pingvellir входит в «золотой треугольник», по которому возят всех организованных туристов. Вместе с нами подъезжают два огромных автобуса. Один из них — с необычно высокой подвеской.

Водопад выглядит так, как будто река была перерезана наискосок огромным ножом и нижняя часть опустилась на десятки метров. Река очень широкая и падает огромное количество воды. Зрелище величественное, поэтому, несмотря на моросящий дождь, вытаскиваем видеокамеру с треногой и идем по тропинкам как можно ближе к водопаду. Туристы делают также — водопад притягивает, и каждый хочет подойти на самый край.

Возвращаемся в Гейзер (прямо так и называется гостиница рядом с источниками) и снимаем отдельный домик — кабину.

Источники — где они находятся видно сразу по пару и странному цвету холмов, откуда этот пар идет, — совсем рядом и, схватив фото и видео, практически бежим к ним. Это и есть одна из главных целей путешествия, пешком идти невозможно.

На склоне холма на выглаженной, многоцветной, от ярко-зеленого до грязно коричневого поверхности в хаотичном порядке видны облачка и даже струи пара, идущего из земли. Вокруг и между ними проложены деревянные мостки, по которым можно ходить. Людей немного, возможно, из-за дождя. Каждый источник окружен вековыми солевыми отложениями, а жерло заполнено водой. Какой же из них, собственно, источник по названию Гейзер, который дал своим названием родовое имя всем остальным? Около одного из самых больших, 15—20 метров в диаметре источников неподвижно застыл фотограф, нацелившись фотоаппаратом на центр. Видимо, это и есть Гейезер, — подхожу к фотографу и застываю в такой же позе. Через несколько минут неподвижности под дождем начинаю задумываться, что не знаю цикличность «работы» Гейзера и даже не знаю, а Гейзер ли это. Стоит ли стоять? Фотограф рядом стоит неподвижно и сколько он здесь находится неизвестно. Еще через пару минут начинаю чувствовать себя если не идиотом, то мальчиком из советского рассказа про часового, которого освободил от слова припозднившийся офицер, — стоять наизготовку уже начал, а гейзер выстреливать не собирается, бросить и уйти к соседнему источнику уже неудобно. Позже, за ужином разговорившийся официант рассказал, что после землетрясения 1930 года Гейзер стал работать реже и сейчас в среднем выстреливает раз в 2—3 дня.

Решаем фотографировать гейзеры с утра — надеемся, что погода улучшится.

Едем в третий элемент «золотого треугольника» национальный парк Pingvellir. Дорога в основном грунтовая, очень похожа на стиральную доску с очень мелкими поперечинами. При увеличении скорости управление ухудшается и машина «плывет» по гравию, как будто скользит.

Национальный парк расположен в месте крупных разломов после землетрясения. Протяженный кусок земли опустился на десяток метров вниз, образовав уступы и разломы. Там, где раньше текла спокойная река, образовался водопад и мелкие озера с очень чистой водой. Вид очень красивый, недаром здесь расположена летняя резиденция президента Исландии. Кидаем монетку в одно из озер и загадываем желание.

15.07.02 Понедельник
Дожди в Исландии не кончаются — они прерываются.

С утра пытаемся сфотографировать, как работают гейзеры в деталях. Удачно, что рядом с основным и знаменитым источником — Гейзером есть один из самых регулярно работающих — Strokkur. Согласно путеводителям он выбрасывает воду и пар в среднем каждые восемь минут. Действительно, каждого нового выброса нужно ждать от 4 до 10 минут. Центр источника — голубая лужа диаметром менее двух метров — на самом деле водяная пробка, которая закрывает щель , идущую вглубь Земли. Вода находится в непрерывном движении вверх-вниз на пару десятков сантиметров. Поймать момент перед самым извержением очень трудно — гейзер выстреливает внезапно. Сначала в доли секунды образуется очень красивая глубокого голубого цвета «булька» высотой около метра, которая затем с шипением прорывается струей пара, выстреливающей на 10—20 метров. При этом можно стоять в 10—15 метрах, наблюдать и фотографировать. Несмотря на дождь, снимаем несколько циклов, пытаясь поймать в кадр голубой раздувающийся пузырь. Еще пару циклов снимаем на видео из открытого окна машины и отправляемся в путь через центр острова.

Исландцы живут только на побережье основного острова, и на более мелких островах, — в середине острова жилья нет за исключением нескольких кемпингов, которые работают только летом. Обозначенные на карте номерные дороги, идущие через центральную часть — на самом деле обновляемые каждую весну грунтовые трассы с водными переправами, доступными только внедорожникам и велосипедистам. Еще перед вылетом в Исландию и перед тем как бронировать прокатную машину подробно выясняли, можно ли проехать через центр на обычной Ауди (дороги, ведь, обозначены) и каждый раз в ответе «нет» слышали странные интонации. Теперь стало понятно почему.

Номерная и обозначенная на карте дорога, строго говоря — одна колея, оставшаяся после специального дорогопроходчика типа бульдозера. Прокладывают эту дорогу по старым следам каждую весну заново. Все без исключения речки нужно пересекать вброд, а из дорожных знаков применяются три: во-первых, на съезде с асфальта на эту дорогу стоит специальный знак — «только 4х4», во-вторых, перед крутыми перегибами стоит знак «перегиб — осторожно встречная машина», и, в-третьих, перед переправами стоит не только знак «переправа», но и правила, а иногда, и план брода. Становится ясно, что не только на обычной Ауди, но и на паркетном джипе ехать было бы непросто.

На первой повстречавшейся переправе решили подождать какую-нибудь машину, чтобы посмотреть как ездят другие. Речка быстрая, дорога заканчивается за пару десятков метров до речки и как пересекать — непонятно. Первая машина появилась через полчаса — оживленное здесь все-таки движение! — и резво пересекла речку, не останавливаясь на просмотр. Едем по ее следам — теперь и у нас есть первый опыт.

На развилке видим указатель на горнолыжный подъемник. Через несколько километров дорога «на курорт» упирается в двухэтажный приют. Неподалеку на поле лежат красные буи, обозначающие взлетную полосу. Рядом с приютом стоят два автобуса и седан Субару. По нашему пониманию, проехать сюда на Субару можно либо в кузове, либо в малую воду. Люди, вышедшие из автобуса оказались большой группой энергичных пожилых людей, с энтузиазмом осматривавших ближайшие окрестности и приют, который сочетал в себе гостиницу, буфет и, одновременно, магазин сувениров и всяких нужных путешественникам вещей.

Подобные группы и пожилых людей и молодых и разновозрастные нам встречались в центральной части острова постоянно. Они путешествуют на автобусах Мерседес, поставленных на высокую усиленную подвеску. Живут эти группы в палатках на кемпингах, а готовить и ставить палатки им помогают гиды. Среди путешественников встречаются все национальности Европы и Америки кроме, пожалуй, русских. Неожиданно много израильтян.

Странно, что вопреки указателю нигде не виден собственно подъемник. Возможно, его устанавливают зимой.

Возвращаемся назад к развилке и продолжаем продвигаться к центру острова, ожидая через 100 км добраться до кемпинга. Движение доставляет удовольствие, несмотря на сильную вибрацию можно на прямых участках достигать скорости 100 км/час, при которой машина «плывет» по гравию. Кругом, на километры простирается полупустыня, местами с зелеными вкраплениями мхов. Ограничивают это горы и вулканы возвышающимися правильными конусами. Ощущение свободного одиночества опьяняет и подталкивает вперед.

В центральной части острова есть знаменитые горячие источники, на которых еще в 18-м веке жила несколько лет одна семья. Зимой это место отрезано от остального мира. Глава семейства взял с собой жену, детей и корову, и они удалились от общества, где прожили несколько лет в полной изоляции, но в тепле и не голодая. Теперь вблизи того места установлен памятник — «Узники любви», — внутри решетки лежат два каменных сердца.

Рядом с источниками есть один из немногих кемпингов центральной части. Заходим в деревянный бревенчатый приют. В каждом таком приюте в центральной части острова постоянно живут работники — молодые ребята или девушки, которые берут деньги за ночлег и поддерживают порядок. На втором этаже расположены нары, на первом этаже — кухня и помещение типа кают компании, а вокруг приюта можно ставить палатки. На втором этаже на нарах недвижимо лежат два велосипедиста, транспорт которых мы видели перед входом — два молодых здоровых парня, укатавшиеся в тот день практически до потери пульса. Один из них смотрит на нас пустыми глазами — если даже после путешествия на джипе хочется отдохнуть, то каково же велосипедистам? — похоже, что путешествовать пешком по Исландии даже проще, чем идти и толкать впереди себя велосипед. Цент острова — отнюдь не равнина.

Ставим палатку и осматриваем источники — как будто полная коллекция всевозможных типов и форм. Один из источников сильно шумит, постоянно, как из кипящего чайника, извергая из себя струю пара. Радом округлое пронзительно голубого цвета озерко, неподалеку из-под земли выстреливают ржавые и грязно серые глинистые с виду бульки. Под ногами кипит, подогретая внутренностями земли, вода,

С территории источников вытекает ручей, в котором чуть ниже по течению устроена запруда — типично исландское народное средство отдыха. Скандинавы и русские любят бани и сауны, жители средиземного моря — римские бани, японцы — чаны с горячей водой, а жители Исландии, ближе всего к японцам, любят сидеть в горячих источниках прямо под открытым небом. Залезаем в воду, в подобие небольшого бассейна, где уже сидит компания девушек и ребят из разных стран. Такие бассейны исландцы делают в любом доступном месте. Вода — около 40 градусов и, похоже, кипяченая. Доносится шум пара от «чайника земли», запах серы перемежается чистейшим воздухом гор, сверху время от времени капает моросящий дождик, можно видеть и лавовые поля и разноцветные мхи, а мы сидим в кипятке и разговариваем о великом.

Для чая хочется воды повкуснее, но из крана питьевой воды равно как и из умывальников течет неожиданно горячая вода. Вопрос — а где же холодная, — повис в воздухе. Зачем кипятить холодную воду на горелке, когда земля сделала это за нас.

16.07.02 вторник

С утра умываемся кипяточком и едем дальше к северному побережью. Всего полтора дня заняло путешествие через середину острова, а цивилизация уже воспринимается по другому. Заезжаем в город Blonduos, в середине стоит церковь в суперсовременном стиле. Неподалеку на бензоколонке видим мойку самообслуживание — площадка, шланги с наконечниками — очень кстати, если выезжаешь из бездорожья.

Очень хочется найти что-нибудь типа рыбного рынка — Исландия славится рыболовами, — но ответ на вопрос, — А где тут у вас продается свежая рыба? — обескураживает — В супермаркете! Заходим в Супермаркет, на прилавках ограниченный ассортимент мороженной рыбы, и ничего особенного. Аналогичное видели и в других городках. Удивительно, но исландцы едят много мяса и баранина у них восхитительная, едят меньше рыбы, ели раньше китов, но свежего в стиле суши-сашими никогда не было, и рыбного рынка по аналогии, например, с Бергеном мы не нашли нигде.

Намечаем план на день — прогулка верхом и сплав по речке, — и бронируем оба развлечения по телефону по рекламам, найденным в местном туристическом офисе.

Подъезжаем к ферме, рядом с стойлами в загоне девушка-инструктор выбирает для нас лошадей. Надеваем шлемы и одновременно слушаем объяснения.

- Всегда держите лошадь за повод и не отпускайте ни при каких обстоятельствах, — объясняет инструктор, — если отпустите, они сразу побегут домой в стойло. Лошади хитрые и злые, они всегда стараются вырваться и убежать, — еще раз для убедительности повторяет она.

Выводим лошадей за ограду и садимся. С первого шага ясно, что обычная техника привставать в стременах практически не годится, т. к. шаг у лошадей короче обычного. Следуем примеру инструктора и пытаемся применять те же приемы, что и она — плотно сесть в седло «по-ковбойски», чуть откинувшись назад и как будто зажав лошадь между ног. Трясет при этом преизрядно, но удовольствие от поездки превышает все ожидания — едем по заливным лугам, вдали видны горы и вулканы, прижатые к острову облаками, над нами тот самый кусок голубого неба, который свидетельствует, что погода отличная, пересекаем неглубокие спокойные реки и идем шагом по галечным островкам.

К середине второго часа лошади, почуяв дорогу домой ускоряют алюр. Похоже, их действительно трудно удержать.

Исландская лошадь — прямой потомок лошадей, которых привезли с собой викинги. Лошадь низкорослая и очень резвая. Особенное отличие — кроме обычных аллюров у исландской лошади есть особенный аллюр, когда каждая нога лошади шагает попеременно.

Сразу после лошадей едем в соседнюю деревеньку — несколько домов на берегу реки, где нас уже ждет группа с инструктором по сплаву. Надеваем гидрокостюмы и спасжилеты, инструктор выдает рваные кеды и кроссовки, подобранные, вероятно, на ближайшей помойке и грузимся в микроавтобус. Инструктор объясняет, что путь займет полчаса и предлагает познакомиться. Команда, которой предстоит сплавляться на двух катамаранах, подобралась интернациональная: два немца, один славянин из бывшей Югославии, ныне живущий в Германии, три француза и двое русских. Один инструктор — из Новой Зеландии, а другой — из Южной Африки и ни одного исландца. Сплав по рекам не является исландским национальным увлечением. Оба инструктора живут в Исландии уже несколько лет, у них подруги исландки и они выглядят весьма адаптировавшимися.

Останавливаемся посередине пути, чтобы загрузить два катамарана на прицеп и, наконец, подъехав выше в горы, сгружаем катамараны в воду. Делимся на две команды и начинаем сплав. Кроме инструкторов только один человек сплавляется не в первый раз, поэтому у всех чувствуется веселое ожидание приключения.

Поток не очень бурный, но скорость воды большая. Вплываем в каньон и, одновременно, начинается порог, но не настолько сильный, чтобы была возможность перевернуться, — катамараны достаточно устойчивые, чтобы не переворачиваться, даже если ими не управлять. Инструкторы начинают специально направлять катамаран против бурунов и ударять о скалу на повороте. Всем весело, вода довольно холодная, но теплая одежда под гидрокостюмами защищает хорошо. После одного из порогов зачаливаемся и выскакиваем на берег. Практически на середине каньона стоит камень, похожий на свечу высотой 3—4 метра, на который можно залезть с берега. Инструктор предлагает всем мужчинам попробовать прыгнуть с него в поток. Под взглядами женщин отказаться невозможно, поэтому все мужчины идут за инструктором, одновременно измеряя расстояние от вершины камня до воды и задумываясь о глубине. Небольшой , но плотной группой подходим к камню и забираемся на него. Выясняется, что инструктор прыгать сам не собирается, а поднялся на камень только, чтобы показать в какое место потока нырять.

- Это отличное развлечение, — говорит инструктор, показывая рукой на воду.
— А как же ты, разве ты не будешь прыгать первым? — спрашиваю у него.
— Нет, я уже пробовал, — говорит он улыбаясь и подталкивая рукой к краю.

Прыгаем по очереди. Вода быстрая и глубокая, но холодная, поэтому хочется побыстрее выбраться на берег. Женская часть команды встречает уважительным молчанием. Мокрые и непобежденные залезаем на катамараны и плывем дальше.

Иструктор набирает группу желающих перевернуться на плоту. Желающие переходят на один из двух катамаранов. Во время прохождения очередного порога специально заводим один из балонов катамарана поперек, и катамаран вместе со всеми мгновенно как будто прыгает с верхней на нижнюю сторону. Кто-то выбирается на него из воды первым и помогает забраться остальным. Ощущения уже не такие острые, как прыгать в одиночку, но можность потока поражает.

Инструктор не унимается и после очередного порога предлагает попробовать специальный прием — подойти против течения сбоку к «бочке» — валу воды, который стоит сразу за порогом. Инструктор объясняет, что нужно быстро пройти против течения на стоящую волну и тогда можно «планировать» практически на месте. Пробуем один раз, второй, но слаженности не хватает, и раз за разом волна отбивает катамаран ниже по течению. Делаем последнюю попытку, катамаран встает поперек и верхний баллон затаскивает под воду. При этом двух женщин практически смывает водой, но в последний момент вытаскиваем их обратно. Первый вопрос, который задает русская женщина только что выловленная за щиколотку из воды

- Косметика не потекла?!
Кстати, косметика действительно не потекла.

Причаливаем чуть ниже по течению и ждем второй катамаран. Наслаждаемся своим героическим отражением в глазах тех, кто отказался экспериментировать.

Инструкторы тем временем достают кружки и быстрорастворимый какао-порошок, раздавая их всем участникам.

- А воду берите вон там, — машет инструктор на ручей, текущий в нескольких метрах от нас.

Оказывается вода питьевая и кипяченая. Невероятное впечатление — зачерпнуть кипяток из-под ног, засыпать какао и пить, стоя чуть ниже по течению ручья, чтобы не сварить ноги, в гидрокостюме на берегу реки, проходящей в каньоне на севере Исландии — всего пару десятков до Полярного круга.

Оказывается, вся трудная часть маршрута пройдена и осталось проплыть по спокойной воде до специального подъемника, который затаскивает катамараны на берег. Помогаем инструкторам прицепить катамараны и едем в ангар сдавать гидрокостюмы. На этот день приключений достаточно.

Ищем кемпинг, ставим в палатку, купаемся в бассейне с горячей водой и ужинаем.
17.07.02 среда

С утра светит солнце и решаем ехать в сторону Акиреури через горы на северном побережье. Пытаемся найти смотровую точку, обозначенную на карте и неожиданно понимаем, что не все дороги, обозначенные на карте существуют в действительности.

Проезжая чрез небольшой горный массив решаем остановиться на пикник около небольшого домика на берегу ручья. Домик оказался специально построенным убежищем на случай экстренных ситуаций, непогоды и т.п. Внутри — заготовленные дрова, набор пакетиковых супов, какао, спички, аптечка, молитвенник и книга записи посетителей с 1998 года. Такие домики стоят по всему острову и запасы постоянно поддерживаются. Точнее, никто их не разоряет.

Решаем устроить пикник рядом с ручьем и доcтаем закупленные в супермаркете местные деликатесы — специально приготовленная рыба и хлеб. Оказывается, не только на русском севере любят специальный посол. На первую пробу есть то, что мы купили невозможно, причем исландский спецпосол отличается от байкальского и от русского заполярного.

Продолжаем приближаться к Акиреури и въезжаем в тоннель 2.5 км длиной. От обычных тоннелей он отличается тем, что на всем своем протяжении он — односторонний с карманами для встречного транспорта. Света в тоннеле нет, а перед въездом стоит знак нашего приоритета в движении, — кажется, повезло.

Большинство дорог на острове — односторонние, в том числе многие мосты и некоторые тоннели. Машин на острове так немного, что на пятый день ловлю себя на том, что перестал включать поворотник при выезде на главную дорогу. Зачем он, если на два километра в обе стороны обычно нет ни одной машины. Когда исландцы решили изменить правила движения на острове с левостороннего на правостороннее, то сделать это было очень легко. До сих пор даже дорога номер 1 вокруг острова не вся асфальтирована.

Подъезжаем к Акиреури, уже темнеет и мы стараемся побыстрее устроиться на ночлег. Из-за этого чересчур торопимся и сзади опять видны огни полиции. На этот раз ясно, что говорить.

- Вы знали о том, что ограничение скорости — 50 км/час? — спрашивает полицейский.

- Нет, — отвечаем мы и свободно продолжаем дорогу.

Находим кемпинг (жалость, что бассейн уже закрыт — в этом кемпинге он работает по расписанию), покупаем маринованную баранину и уголь (и то и другое продается на любой бензоколонке) и устраиваем барбекю.

18.07.02 четверг
С утра смотрим Акиреури — молодой и быстро развивающийся город.
Уезжаем в Хусавик, собираемся поехать смотреть китов.

Выход в море предоплагатеся на трех суденышках разного размера — все они раньше использовались для рыбалки, а сейчас, видимо, за старостью, — для того, чтобы возить туристов смотреть китов.

Наше судно — типичный рыболовецкий баркас шириной не более 3 и длиной не более 10 метров. Каждому поднимающемуся на борт выдают рыбацкий костюм огромного размера и веселенького красно-синего цвета. Часть из костюмов выглядит полегче, но мы берем более тяжелые. Как оказалось — не зря. В море на ветру те пассажиры, которые решили попижонить и надели костюмы полегче, ежась и с завистью смотрели на остальных.

Вся команда состоит из 3—4 человек. Капитан одет в простые джинсы и единственный из всех не носит рыбацкого костюма. Он сидит в своей рубке, куда кроме него не втиснутся никому, кроме, может быть, его дочки. Дочка капитана лед двадцати выполняет по совместительству работу швартовщика, гида, наблюдателя за китами и разносчика какао. Она объясняет, что сначала потребуется около часа доплыть до района, где, как надеется команда, можно застать и китов и дельфинов.

Параллельным курсом с нами идут еще два судна.

Сразу после выхода в море начинается умеренная качка и мы перебираемся в корму, заняв стратегическое место посередине на самой корме — таким образом мы оказываемся выше других, а качка — меньше, чем у борта.

Многие не ожидали своеобразности морских путешествий и уже через полчаса можно наблюдать часть пассажиров безучастно сидящих вдоль борта и мучающихся морской болезнью. Мы же чувствуем себя экспедицией Санникова — вокруг холодное море, мы приближаемся к гористой с снежными вершинами земле.

Через час доплываем до нужного места — для нас оно неотличимо от любой другой подобной точки моря, но команда оживленно начинает искать китов. Это значит, что судно начало рыскать взад вперед, становясь то бортом, то носом к волне. Волны слегка перекатывают по палубе в средней части. Еще раз радуемся нашей дальновидности, т. к. сухого места на корме или в носу хватило не всем.

Время от времени капитанская дочь, которая к этому времени забралась в подобие смотровой бочки над рубкой капитана, жизнерадостно кричит в мегафон что-нибудь типа «десять часов» или «пять часов». Это означает, что, если представить нос судна, как 12 часов, а корму как 6 часов, то китов можно, якобы, увидеть где-нибудь сбоку.

Тем не менее ни одного кита увидеть не удалось. Возможно, они не хотели вылезать на поверхность, но нарочно плавали чуть ниже, чтобы подразнить нас через крики девушки. Наконец из воды выпрыгивает пара дельфинов и делает несколько прыжков, которые даже удалось заснять на камеру. Мы считаем, что своего уже достигли, убираем камеру и с удовольствием осматриваем окрестности. Вид великолепен — горы с снежными шапками и три судна, а одно из них — парусное, вертящиеся на одном месте посреди усиливающихся волн.

Наконец, навеселившись, капитан решает повернуть назад. Качка сразу становится меньше и более равномерной. Начинают разносить давно обещанный какао. Большинство пассажиров, похоже, уже не хочет ничего на свете и на какао смотрит с ненавистью. Некоторые бедняги регулярно наклоняются за борт «посмотреть» на китов.

По прибытии в порт понимаем насколько устали за четыре часа плавания, хотя все что мы делали — это балансировали на корме, восхищались и немного снимали на видео.

Рядом с причалом стоит типично исландское чудо техники — Фольксваген «жук», поднятый на высокую подвеску наподобие джипа.

Безуспешно ищем место в немногочисленных домиках — все оказывается занятым. Англичане, например, бронируют путешествия за полгода, год.

Ставим палатку на кемпинге, смотрим кино и валимся спать.
19.07.02 пятница

Утром едем на самую северную точку острова — здесь всего несколько километров до полярного круга. На карте обозначена пунктирная (т.е. грунтовая) дорога к маяку. На деле это не дорога, что-то похожее на след от трактора через поле, усеянное валунами. Через полчаса, продвинувшись метров на четыреста решаем оставить машину, взять фототехнику и пойти пешком к маяку, чтобы посмотреть на птичьи гнездовья. Выходим на берег — он, оказывается, весь завален бревнами, выброшенными на берег. Естественно, после долгого времени, проведенного в воде они стали светло серого цвета и с множеством трещин. Мы находимся на северной оконечности острова. До ближайшей земли — сотни километров, а в самой Исландии лесов практически нет (2% территории и те посажены недавно). Т.е этот лес либо из Норвегии, либо с какого-нибудь сухогруза.

Вокруг огромное множество птиц. Птицами засижены все скалы на побережье так сильно, что белый налет виден издалека. Пытаемся снимать на камеру птиц, которые летают над нами — это довольно трудно, т. к. они резко меняют направление полета. Крик стоит в ушах.

Неподалеку, на окраине полузаброшенного хутора видны остовы Жигулей, прямо как в обычной российской глубинке. Парк Жигулей в Исландии — самый большой из западноевропейских стран. В свое время машин было до 10% от общего числа. И сейчас мы пару раз видели, как «копейку» или «шестерку» тащят куда-то на тросе.

Решаем ехать вглубь острова в национальный парк Jokulsargljufur. Дорога петляет между разломами земли образовавшимися во время землетрясений. Национальный парк окружает одно из достопримечательностей Исландии — цветные горы шлака на месте старого вулкана. Едва отойдя от парковки, натыкаемся на группу стариков с палками для ходьбы, которые идут смотреть вулкан.

Видим остатки каналов, ведущих из земли, по которым когда-то шла лава. Каменные стены оплавлены, а там, где наружный слой обвалился, видны закристализовавшиеся колонны базальта, образовывающие на торце причудливые скульптурные изображения, похожие на маски.

Поднимаемся наверх. Солнце необычно жаркое, такое, что можно загорать. Если смотреть в одну сторону горы шлака на месте вулкана — то можно видеть глубоко зеленый цвет, а с другой стороны — марсианско-красный.

Недалеко от вулкана находится один из красивейших исландских водопадов, состоящий из двух ступеней. Пешком проходим от второй ступени к первой и обратно. Над второй, более высокой ступенью стоит изумительно красивая радуга от брызг.

По дороге от водопада к Мутону встречаем сначала велосипедистов, а затем двух пешеходов, грустно сидящих на обочине с видом, как будто они собираются ехать на попутке. Могли бы их взять, места в машине достаточно, но руки они не подняли.

Вокруг Мутона необычно много для малолюдной Исландии туристов — это одно из основных мест с горячими источниками.

Вечером, страшно голодные идем в местное кафе.

Официант приносит меню, но не глядя в него говорю , что мы очень голодны, пэтому хотим суп на первое и самую большую порцию мяса на второе. Официант удивлен.

- Это будет очень много, — говорит он. — Может быть вы закажете сначала суп, а потом, если не наедитесь, то закажете и мясо тоже?

- Мы очень хотим есть, — с удивлением смотрю на него, — поэтому мы хотим и первое и второе!

- Но суп сегодня из омара и очень вкусный, — объясняет официант, — поэтому вы не удержитесь и будете наливать еще и еще, а потом уже не захотите есть мясо.

И Исландии в кафе принято не ограничиваь порции супа. Первую тарелку наливает официант, а вторую третью и так далее, если хочется, можно налить самостоятельно из подогреваемых баков.

- Обещаю, — говорю я, — что мы съедим только по одной тарелке супа, как хорош бы он ни был. Поэтому, пожалуйста, закажите нам мясо тоже.

- Хорошо, тогда я запишу в счет только один суп и налью две тарелки, — говорит официант.

Суп был действительно восхитителен как никогда, но слово мы сдержали.
20.08.02 суббота
Недалеко от кемпинга расположена небольшая взлетная полоса.

С утра договариваемся с летчиком Сесны о вылете в 16:00 на экскурсию, а до этого времени решаем объехать местные источники.

Недалеко от кемпинга находится геотермальная станция — посреди желтых гор стоят здания, соединенные трубами и проводами. Все вместе напоминает сцену из фантастического фильма про станцию на каком-нибудь астероиде. Людей нигде не видно, ни шума, ни движения, но думаем, что станция работает — земля, ведь, греется непрерывно.

За станцией расположено теплое озеро и сделана парковка для туристов, которые хотят посмотреть «свежую» лаву. Последнее извержение было десять лет назад.

Рядом с парковкой столб, на столбе стеклянная банка с окурками и табличка, говорящая, что это количество окурков было собрано с дорожки, по которой ходят туристы за один день, и просьба не сорить. Трудно было предположить, что среди завалов пемзы, трещин и лавы кто-то будет ходить с веником и убирать. Сказать, что вокруг сверкающая чистота нельзя, но следов человека, если не считать разровненной дорожки нигде не видно — вокруг первозданное буйство недр.

Застывшая лава похожа отчасти на асфальт, отчасти на окалину, образовывающуюся на железе при сварке. Растительности нет никакой, но кое-где начинают пробиваться не то мхи, не то плесень. Немного же за 10 лет. Местами лава напоминает закаменелых животных, в целом впечатление гнетущее и весьма скоро хочется увидеть что-нибудь зеленое.

Едем на горячие источники — в отличие от источников в центре острова эти — весьма вонючие. Прогулявшись полчаса и надышавшись серы на месяц вперед уезжаем к естественному бассейну под землей. При землетрясении пласт земли наполз на другой и образовалась полость. В ней оказался теплый источник хорошей питьевой воды и еще двести лет назад жители стали приходить сюда купаться. Тогда вода была около 40 градусов тепла. Полвека назад температура воды начала подниматься и сейчас она — около 60 градусов, поэтому купальщиков мы не заметили. К естественному бассейну длиной около 30 метров ведут два или три хода. Один — достаточно широкий, а остальные как будто специально проделанные для освещения.

Объезжаем озеро Мыватн, меняем обычную обувь на альпинистские ботинки и заходим на гору, высотой около 500 метров, которая возвышается конусом над озером, акуратно насыпанная из огромного совка.

После горы пьем какао в кафе и мчимся на аэродром — уже пора лететь на экскурсию.

Взлетная полоса сделана из гравия, единственное помещение — небольное дощатое здание, похожее на будку. И всего три самолета.

Самолет Сесна расчитан на шестерых, включая пилота. Перед посадкой пилот записывает нас в полетный лист. Кроме нас летит еще подросток — сын пилота. Располагаемся на заднем сидении, готовим всю имеющуюся видео и фототехнику. Взлетаем и сразу оказываемся над озером Мыватн. На одном берегу стоит гора, на которой мы только что побывали, а на другом — «газовый» вулкан, кажется самый большой в мире. Он представляет собой кратер почти точной геометрически круглой формы километр в окружности с небольшим конусовидным холмом точно в середине. Угол наклона внешней поверхности такой же как и внутренний. Вся порода однообразного темно-серого цвета и с высоты это кажется песчаным рукотворным промышленным образованием типа террикона. Тем не менее, это — природное явление.

Вокруг озера также видны «ложные» вулканы — множество небольших «вулканчиков», поросших травой. Летчик берет курс на крупнейший ледник Исландии. В принципе можно лететь куда глаза летят, но у летчика есть «туристический» двухчасовой маршрут, который охватывает пол-Исландии. Подлетев к теплому озеру Viti летчик делает двойной облет, специально снизившись, чтобы нам было удобнее фотографировать. Так он делает каждый раз над каждым интересным местом, причем один облет делает по часовой стрелке, а другой — наоборот, чтобы с каждого борта самолета можно было рассмотреть все в деталях. На озере Viti, его цвет гораздо светлее холодных озер, видны купающиеся люди.

При подлете к леднику начинается болтанка. Летчик кричит, перекрикивая шум двигателя, что обычно он подлетает ближе, но в сорока километрах от нас буря над песчаной пустыней. Мы и сами видим это — странно только само понятие — песчаная буря в Исландии. Ледник веками то наступает, то отступает. Из-за вечного движения и огромного веса черная вулканическая порода, из которой состоит ложе ледника, истерлась в черный песок. В последние несколько веков ледник сильно отступил, и черная пустыня простирается на 40—60 километров.

Ледник сильно изрезан трещинами и покрыт сажей практически полностью. По такому не попутешествуешь. Из ледника вытекает та самая река, что образует самые красивые водопады. Пилот поворачивает к ним и облетает дважды. Над нижней ступенью видна радуга.

Пролетаем над каньоном Asburgi — там, где недавно еще текла река между скалами высотой по 100 метров, произошло опускание поверхности земли. Поэтому излучина реки, теперь поросшая лесом видна с воздуха как огромный отпечаток ступни, в котором уместился кемпинг и взлетная полоса.

Пролетаем над «новой» лавой, которая образовалась при извержении в 1994 году. Четко видны границы черного потока, обтекавшего на своем пути возвышенности.

Время пролетело быстро — мы садимся на полосу и благодарим пилота.

На вечер хотели остановиться в кемпинге на Мыване — специально оставили заявку с утра, но, придя в кемпинг, обнаруживается, что домики с подселением и нам предстоит ночевать в компании других туристов либо отказаться. Решаем выезжать дальше, и через полчаса пути находим пустующий кемпинг на берегу небольшой речки.

21.07.02 воскресенье

Едем через центр острова к леднику. Находим поворот на грунтовку и с огорчением видим знак — ближайшая бензоколонка — 268 км. В принципе бензина должно хватить, но не хочется думать об этом постоянно. Кто знает сколько бензина съест Круизер в режиме 4х4? Пришлось вернуться на 40 километров к Мыватну и заправиться, а также купить канистру и заливное устройство.

Возвращаемся к началу грунтовки и поворачиваем на юг. Через центр острова проходят две основные дороги. По первой мы уже проехали, а по второй пересечь остров на этой неделе нельзя. Во всех турбюро Исландии висят карты, на которых указаны открытые и закрытые районы. Максимум, до чего мы можем доехать — ледник, а обогнуть его через центр не удастся — придется возвращаться на побережье.

Погода ухудшается и начинается мелкий дождик. По прогнозу на южной части острова погода еще хуже, но ледник мешает тучам перебраться на север. При переправе встречаем ровер фриландер из Голландии. Мужчина и женщина вышли из машины и собираются измерять глубину ногами — не лучший способ, особенно, если учесть, что это только первая переправа из многих. Останавливаемся и не выходя из машины рассматриваем схему переправы, вывешенную на специальном щите, после чего смело едем.

Подъехав к вулкану Askja решаем сходить на озеро. На стоянке стоит ставший уже привычным автобус. Вскоре, по дороге встречаем и туристов. Путь занимает около полутора километров. Довольно быстро начинается дождь, а при подходе к озеру оказывается, что нужно пересечь снежное поле, которое раскисло под дождем, и мы оказываемся мокрыми и сверху и снизу.

Озеро расположено в огромном кратере старинного вулкана. На склонах лежит снег. Рядом находится миниатюрное, по сравнению с главным кратером теплое озеро. Воронка по верхнему краю — порядка 300 метров — а само озеро — около 100. Форма воронки — практически правильный конус, один край которого подточен ручьем. Уклон стен — порядка 30 градусов, поэтому спуститься к озеру можно только вдоль ручья. Из-за дождя тропинка размокла и на ногах поднимающихся людей комья грязи. Купаются около 15 человек. Решаем вниз не спускаться.

Дальше по дороге от озера начинается совершенно фантастический пейзаж. Едем по абсолютно черному песку, огибая черные песчаные барханы. Кое-где растет трава удивительно сочного на темном фоне цвета. Не в силах переварить впечатления останавливаемся и делаем снимок за снимком. За черным песком идут залежи пемзы — в точности такой, какую при советской власти продавали бабки на рынках.

Подъезжаем к цели — кемпинг у ледника. Кемпинг — стандартная изба из бруса, разделенная на две половины — в одной живет смотритель с женой и годовалым ребенком, видны сохнущие пеленки, а в другой — можно остановиться на ночлег на втором этаже и посидеть в кают компании на первом. Рядом с основной избой отдельные стрения — душ и туалет, а также правильной формы прямоугольники травы для постановки палаток. Электричество в доме обеспечивается ветряком и солнечными батареями. Наверху, на высоте около 1700 метров над уровнем моря находятся горячие источники. Идем советоваться к смотрителю, нужны ли наверху кошки и есть ли они у него напрокат? Кошки нужны, но проката нет, — смотритель, кажется, больше занят своими делами, чем службой.

Почти одновременно с нами к смотрителю приходит еще одна пара, которая собирается идти наверх.

- Куда записываться, что мы выходим на гору? — спрашивают они.
— Никуда записываться не нужно, — отвечает смотритель.
— Так, мы, что, можем идти? — с удивлением спрашивает пара.

- Идите, конечно, — смотрителю, похоже, важно только содержание избушки в порядке и сбор платы с туристов. Роль спасотряда он играть не собирается. Время уже 10 часов вечера и ребята уходят на гору, захватив фототехнику и штатив.

Гуляем по окрестностям, залезаем в палатку и ложимся спать — поход на гору придется отложить.

22.07.02 понедельник

Утром выезжаем на южный берег. На берегу видим единственный из сохранившихся натуральных лесов на острове. Когда-то, до высадки викингов, на острове все побережье было покрыто лесом, а теперь остался только этот клочок.

Наконец, выезжаем на дорогу номер 1 — здесь она даже не асфальтированная. Горы вокруг похожи на горы щебня. Проезжаем через невесть откуда взявшийся туман, выезжаем на покрытый черной галькой берег и пробуем кататься кругами — машина ведет себя как на катке.

Приезжаем в город Хофн — крупнейший на южном побережье и единственный нормальный порт на юге — во всех остальных южных поселках море настолько мелкое, что для спуска даже небольших лодок используют специальные тракторы. Решаем снять гостиницу на три ночи — надоело спать в мешках.

Открываем номер и видим обстановку как в советской гарнизонной гостинице — два матраса на ножках без белья и одеял. Расстроенные возвращаемся к стойке.

- Мы, наверное, должны спать в своих мешках? — спрашиваем у девушки
— А вы хотите спать в мешках? — удивляется она
— Нет, — отвечаем, — мы как раз хотим спать на белье.

- Так в чем же дело? — спрашивает она. С облегчением выясняем, что нам дали неподготовленный номер и белье нам все-таки полагается.

Вечером идем погулять к морю и проходим мимо колонии птиц. При приближении людей они начинают взволновано и очень быстро летать, пикируя прямо на нас. Вначале кажется, что они вот-вот отстанут, но через пару десятков метров понимаем, что причина их волнения — именно мы. Становится страшновато, птицы пикируют все ниже и ниже, практически задевая наши головы. Разворачиваемся и уходим, вспоминая Хичкока добрым словом.

Вечером в ресторане пробуем десерт по Исландски — творог с молоком.
23.07.02 вторник
Утром выезжаем на ледник Vatnalokull.

Типичная горная дорога — очень крутая и с резкими поворотами. Виды великолепные, но страшновато.

Подъезжаем к нескольким строениям. От уровня моря мы поднялись примерно на 800 метров. Дорога упирается прямо в язык ледника, съехать на снег можно, но на нашей машине нереально. Рядом с зданиями стоят джипы Ниссан Патрол на специальной подвеске и огромных колесах. Давление в колесах специально низкое и колеса выглядят спущенными.Недалеко группа туристов готовится к выезду на подобной машине на ледник. По количеству снаряжения похоже, что едут они не на один день.

Ледник простирается на 150 км и по нему устраивают заезды на машинах, на снегокатах, на лыжах и ходят пешком. В хорошую погоду можно доехать на снегокате даже на вершину Hvannadalshnukur — самую высокую в Исландии (2119 метров).

В наши планы входит полуторачасовая прогулка на снегокатах.

Первым делом инструкторы выдают специальные костюмы, несколько похожие на костюмы для рыболовов, которые мы одевали пару дней назад. Потом проводят инструктаж.

Оседлав снегоходы — всего набралось более десяти — выезжаем стройной колонной за инструктором и сразу же попадаем в густой туман, который стоит над ледником. С нашей позиции — в середине колонны — мы даже не видим инструктора. Внезапно движение останавливается. Видим, что первый за инструктором снегоход провалился одной лыжей в трещину, и двое туристов — мужчина и женщина пытаются его поднять. Инструктор не заметил остановки и уехал вперед. Минута за минутой проходят, а люди никак не могут справиться с тяжелым снегокатом. Любопытно, что с следующих четырех машин ни один человек не встал. Все сидят и смотрят на людей копошащихся в снегу с тяжелой машиной. Встаем на помощь, сзади подошел еще кто, а тут и инструктор вернулся назад. Вместе вытаскиваем снегокат и едем опять. Уклон ледника довольно сильный, едем наискосок склона, поэтому приходится держать управление под углом к направлению движения.

Туман не рассеивается, но удовольствие, может быть, в основном из-за того, что едем первый раз в жизни, большое. Приезжаем обратно к базе с некоторым облегчением — руки болят из-за необходимости удерживать руль под углом. На спуске по серпантину дорога выглядит еще более опасной.

Едем к уникальному озеру Jokulsarlon. Озеро глубиной 190 метров расположено у края ледника (собственно, дно озера — бывшее ложе ледника), но в нескольких сотнях метров от моря. С морем озеро соединяет мелкая протока. Поэтому в отлив вода выходит из озера, а в прилив соленая вода заходит в озеро. От края ледника в озеро откалываются айсберги. Выйти в море они не могут, т. к. пролив слишком мелкий, и плавают по озеру. Многие айсберги находятся в неустойчивом равновесии и время от времени переворачиваются. Верх ледника покрыт черной сажей, а на изломе лед имеет глубокий голубой цвет. Поэтому часть айсбергов — бело-голубая, а часть — бело-черная.

Из двух старых военных амфибий сделаны туристические прогулочные катера. Оплачиваем билеты и вместе с многонациональной франко-немецко-английской группой туристов погружаемся на борт с специальной пристани, сделанной в сотне метров от берега (уровень озера меняется). Пару минут по земле, далее амфибия въезжает в воду и плывет к леднику, держась от айсбергов на приличном расстоянии. Экскурсовод объясняет, что какой-нибудь из айсбергов на озере переворачивается в среднем каждые три часа. На моторной лодке подплываем помощник, который вылавливает из озера кусок древнего льда. Из-за огромного давления массы ледника лед в его нижних слоях становится более плотным и внутри него нет ни пузырьков ни трещин, поэтому он выглядит как кусок голубого стекла. Экскурсовод объясняет, что вода этого льда замерзла несколько сот или даже более тысячи лет назад, поэтому каждый может попробовать вкус воды, которая была до открытия Исландии викингами.

В озеро через пролив заплывают котики, следующие за рыбой. Летают птицы, айсберги продолжают неспешное плавание по кругу, выходит солнце и пейзаж становится праздничным.

Едем в национальный парк Skaftafell специально, чтобы сходить к самому красивому водопаду Исландии — Svartifoss. Его высота и мощность уступают многим, но благодаря тому, что его склон — потухшее жерло вулкана, водопад стал уникальным. Вода падает как будто с верхушки огромного органа, «трубы» которого сделаны из базальтовых колонн. Подходим под самый водопад — между струей воды и стеной есть тропа по камням в облаке водяной пыли.

Страницы: 1 2 Следующая

| 06.08.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий