Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Варанаси >> Индия — путешествие провинциалов — Варанаси


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индия — путешествие провинциалов — Варанаси

ИндияВаранаси

Варанасия
 В Варанаси поезд пришел уже к обеду. А до этого времени мы рассматривали в окно индийские пейзажи и картинки мирной сельской жизни. Крестьянское утро в Индии начинается с самых обыденных процедур, например чистки зубов и пардон туалета.
Когда наш человек идет в сортир, он берет с собой сигаретку, газету и спокойно делает там все свои дела. Безграмотность отдельной прослойки индийского общества и отсутствие туалета как строения в принципе, не позволяют ему прикоснутся к цивилизации настолько плотно, поэтому он берет с зубную щетку, бутылку с водой и идет на насыпь, где со спущенными штанами сидит в позе орла, чистит зубы и смотрит на поезда. А на него из поезда смотрят туристы с раскрытым ртом и нечищеными зубами. На перроне нас уже встречали многочисленные агенты, предлагая поселить в хорошую недорогую гостиницу. Имея на руках ваучер, на проживание в гостинице, мы не нуждались в их услугах, но убедить индуса, что его услуги вам не нужны по моему невозможно, он все равно уйдет считая себя обманутым, как мы после покупки в индийском магазине. Поэтому устав посылать вертящихся под ногами «маугли», мы свернули в туристический офис на вокзале, чтоб решить проблемы с билетами.
Обратный билет, который нам приобрела, тур-фирма Мерриго-тревел из Дели, уже давно беспокоил меня своей низкой стоимостью. Проехав в поезде, мы поняли, в чем причина. Пользуясь нашей неосведомленностью, «добропорядочная» фирма сэкономила свои расходы купив нам практически самый дешевый билет так называемого «спального класса» в пассажирский поезд, а не в экспресс, где проезд куда комфортнее. Обратившись в туристическую кассу на вокзале для замены, нам сообщили, что на нужную нам дату билетов нет. Плюнули, решили отложить на потом.
На входе к нам опять приклеились агенты. На стоянке моторикш, стояла длиннющая колона свободных мотороллерчиков, точнее это даже не колона, а несколько рядов из тесно прижатых друг другу аппаратов. Для нас из этой массы был вырван дежурный рикша, в процессе вырывания происходил торг. Услышав, что мы направляемся в отель «Индия», очередной агент уговаривал отказаться от этой затеи и ехать в его очень хороший и дешевый отель. Но рычащий тук-тук уже набирал скорость, мы понеслись по улицам забитыми безумным количеством мото и вело рикшами, мотоциклами, мотороллерами, велосипедами, автомобилей практически не было. Все ехали, плотно прижавшись, друг к другу, иногда казалось, что можно бросить руль, все одно деваться было не куда, бурный поток все-равно вынесет куда надо. Нырнув под мост, наше транспортное средство, выскочил ближе к окраине, трафик тут был гораздо меньше, дороге просторнее и скорость соответственно выше. Вскоре показался и наш отель. Большое, современное здание, очень хороший интерьер, лица на ресепшене, были достаточно противные и какие то недовольные. Поселили нас в просторный номер, с неплохим интерьером. Отель действительно был достаточно высокого класса, как и обещали нам в Дели. Но все испортила местная централизованная система кондиционирования, в стене были сделаны два зарешеченных отверстия, каждое в длину примерно метр, а в высоту сантиметров пятнадцать. Так вот в одну из этих отверстий воздух всасывался, а из другой направленных как раз в постель с гулом выдувался ледяной воздух. В общем, система, жутко действующая на нервы постоянным гудением и на ваше здоровье постоянно дующим на вас ледяным воздухом. Требования отключит это идиотскую систему, ни к чему не привели, так как так охлаждался весь отель и ради нас никто отключать не собирался. В конце концов, мы решили эту проблему, просто заткнув дырку с ледяным воздухом, утренними газетами, просовываемыми под дверь. Надо отдать должное, что белье и полотенца тут меняли каждый день, на весьма чистое и белое.
Вскоре к нам в номер позвонили. Кое-как разобрались, что нас тревожит компаньон делийского туроператора господин Нанду. Он прислал за нами машину, чтобы пообщаться с нами в его офисе. Ради любопытства решили прокатиться. Присланный за нами белый Амбассадор, отвез нас за угол, где и располагался весьма скромный офис. Довольно молодой, но упитанный, что явно означало повышенное благосостояние, Нанду, радушно встретил нас на пороге, напоил чаем и начал предлагать свои услуги, экскурсионную программу по Варанаси и окрестностям. Внимательно выслушав его программу и намотав на ус, что нужно посмотреть, вежливо отказались от его услуг, поблагодарили за прием и пообещали обратится если надумаем. Кстати, это очень хорошая политика для незнающих, что можно посмотреть, зайдите в любую тур фирму, вам тут же распишут всю программу, позже посещая все эти достопримечательности так сказать своим ходом, вы увидите, что это несколько дешевле, ингда это дешевле в несколько раз.
Так как на улице было еще светло, решили отправится к Гангу. Первый же подвернувшийся рикша подрядился отвезти нас туда и обратно за 90 рупий. Это кстати еще один минус отеля, он далеко от Ганга и центра, на проезд уходит довольно много денег. Все рикши которые везли нас потом к Гангу, всегда приглашали совершенно бесплатно ждать нас час или два, главное для них было получить гарантированных пассажиров, но мы в основном договаривались ехать только в одну сторону.
Дорога к Гангу, точнее к главному «гхату» — ступеням, опускающимся прямо в реку, проходила через центральную часть города, глаза разъедал дым и смог, плотной завесой лежавшей над городом. Не знаю, многие пишут про запах «шашлычка», от постоянно сжигаемых на берегу трупов, нам глаза разъедал обычный дым. Вскоре, наш рикша остановился, объявив, что дальше ехать нельзя, вечером проезд по основной улице закрывается и нам надо будет пройти пару квартальчиков (и пару километров), но он будет нас тут ждать два часа. Мы двинулись вниз по запруженной велосипедами и велорикшами улице, мимо лавочек и лавочников, которые кстати достаточно вяло зазывали нас к себе, а местами ограничивались дежурным «Хэлю-ю
Кое-как добравшись к «гхату», где вдоль перил, разделяющих ступени на две части и видимо установленных чтоб за них держатся при спуска, сидели многочисленные святые, убогие и рядовые попрошайки, все со спец. мисками из нержавейки, которыми они стучали по каменным ступеням и протягивали в вашу сторону. Солнце уже село, а на площадке, рядом со ступенями проходил ежедневный ритуал прощания с Гангой, что-то вроде пожелания ей спокойно ночи. На пяти небольших деревянных помостах, стояли красивые высокие юноши в костюмах жрецов, и под звуки небольшого оркестра из шумелок и вопилок, под колокольный звон, совершали ритуал размахивая то небольшими дымовыми шашками, то масляными светильниками в виде горки для фруктов с ручкой, заставленной небольшими коптящими лампадками. Вокруг расположились многочисленные туристы, на заранее приготовленных местах, усердно молящиеся паломники и шатающиеся вокруг любопытные, вроде нас.
Вдоволь насмотревшись на процесс, чувствуем, что неплохо было бы и перекусить.
Пробираемся по запруженным улицам к перекресту, где ждет нас «наш» рикша. Уже за полквартала он заметил нас и активно жестикулировал, обозначая свое присутствие, ну и наверное отгоняя всякие поползновения от конкурентов. И вот уже мчимся сквозь разъедающую глаза и нос атмосферу «страны Варанасии». Из беседы с турагентом, мы узнали, что в стандартную программу для туристов, входит утренняя прогулка по Гангу на лодке сочетаемая с встречей рассвета. Поэтому с нашим рикшей был заключен договор об утренней поездке к Гангу на 5.30.
Ужинать мы пошли в ресторан отеля. Как оказалось, на высоком уровне у них были только цены, а качество обслуживания и еда оказались весьма умеренными. Официанты ходили с видом еще вчера свергнутых с трона махараджей, а мечта о картошке окончилась чем-то зажаренным в масле и больше напоминающим леденец, по консистенции. И кое-как притупив чувство голода, мы отправились в номер, где нас встречал гул «кондиционера» и поток ледяного воздуха направленный в лицо.

По Гангу
Подскочили в пять утра, пора было мчаться через весь город к Гангу, совершать круиз на плавсредстве вдоль берега и встречать восход солнца. Выскочили на улицу ни свет ни заря, ворота заперты, собрались уже было перелазить, но появился недремлющая охрана, с изрядно заспанным лицом в форменной фуражке и понимающе улыбаясь выпустили нас на волю. Перед отелем уже стояло несколько рикш готовых отвести нас на край света за любую цену. Но мы как приличные ждали «своего», с которым договорились накануне. Время летело, а тьма начинала рассеиваться. Осознав, что вчерашний рикша наверняка проспал свое счастье, берем ближайшего, который подло начинает загиливать цену, в конце концов, победа оказалась за нами и вот мы уже с ревом несемся по пустынным улицам утреннего Варанаси, на тук-туке. Привез он нас практически к самой реке, где нас тут же приняло в свои объятья многочисленное племя лодочников. Разрывая на части, объявляли просто безумные цены от 700 рупий за лодку, тут же, «только для нас», делали глобальные скидки. Отфутболив десяток самых настырных посредников, нашли непосредственно хозяина лодки и уже с ним начали вести торг, кажется, с нас обоих вязли 200рупий. А на берегу уже началось рассаживание отдельных туристов и целых групп в лодки, лодочки, лодчонки. Кривенькие бамбучины с прибитыми к ним фанерками, служившие веслами уже врезались в воду и притихшие туристы, под несущуюся с берега музыку, начинали движение. Особенно здорово смотрелся огромный шлюп, где «во главе» сидело несколько буддийских монахов в оранжевых тогах, а остальные места занимали японские тетеньки, притихшие от осознания момента и общества.
Нам досталась небольшая двухместная лодочка с довольно крупным, полным сил «капитаном», грести ему было легко, так без особого надрыва он нас и вез по стандартному маршруту, сначала вниз по течению, вдоль многочисленных пустынных «гхат», на которых, кое-где, небольшими группками, собирались паломники и местные жители на утреннее омовение, сочетаемое с обычным умыванием и чисткой зубов. Кто-то, уже выполнив религиозный долг, стирался. Разношерстная, цветная, туристическая флотилия медленно продвигалась к высящемуся вдалеке электро-крематорию, где делала поворот и еще более медленно поднималась вверх к Маникарнике, самому популярному место кремации. Вокруг сновали плавучие лодочки-лавочки, где на веслах сидел хозяин магазина, а его малолетние дети, демонстрировали свой товар, под девизом «куда вы денетесь с индийской лодки». Как тут же нам объяснил наш лодочник, неторопливо плюхая веслами, окончить бренный пусть в электрокрематории совершенно не престижно, хотя и очень дешево 300 рупий, но вот гарантии на достойное перерождение или вообще выхода из колеса сансары у вас не будет, в отличии от классического процесса кремации с заранее высчитанном количестве дерева, прямо на берегу реки. Цена такого вида кремации уже более 2000 рупий, но святость процесса уже не поддается сомнению, и неторопливые воды Ганги регулярно уносят пепел кремированных. Достаточно большие кучи пепла высились на берегу, наш лодочник сказал, что за символическую цену в 30 рупий можно немного прикупить этого очень ценного, целебного и святого продукта. Именно таким пеплом намазываются индийские аскеты или как то их тут еще называют.
Весь берег со стороны Варанаси, сплошные гхаты, каменные ступени уходящие в воду. Кое где возвышаются небольшие площадки, по утрам на них восседают местные святые, с отрешенными лицами. В реке барахтаются паломники, сначала они молятся, бросают в воду приношения, делают несколько ритуальных омовений, кто-то просто плещет себе в лицо водой, а кто-то окунается с головой, после начинается дежурное мытье под прицелом сотни фото и видео-камер туристической армии в десятки раз превосходящей численностью. В принципе никто из омывающихся не возражает против такого пристального внимания, единственно, когда подплываем ближе к крематорию, лодочник предупреждает, что снимать нельзя и с берега начинают раздаваться протестующие крики. Но разве можно остановить туристов…
Коллективно наблюдаемый рассвет солнца выглядел как проявление из-за тусклой дымки оранжевого диска. Мягко окрашивая высокие здания вдоль берега, проявляя и подчеркивая краски, невидимые днем из-за слепящего солнца и резких теней. Город выглядит совершенно сказочно. Почти часовая прогулка подходит к концу, народ высыпает на берег. Прямо на каменных ступенях расположились многочисленные цирюльники, расстелив свои мешки и выложив инструменты, передаваемые из поколения в поколение, разбежались ловить желающих побриться и постричься. Отловленные клиенты, тут же на мешочке, будут пострижены с обязательным массажем головы, тщательно выбриты, для бритья, кстати, используется тут же набранная вода из Ганга.
Весь берег реки затянут илом и засыпан мусором, в основном это остатки венков и бумажных тарелочек на которых по реке пускают небольшие приношения, с горящей свечкой посредине. Вода оказалась достаточно чистой и прозрачной, ну в разумных пределах, как Азовское море в Таганроге в августе. Наташа даже помочила руки, я не решился. К сожалению недогоревшие трупы нам не встречались и судя по пепелищам на берегу, там сгорает все.. если что и остается так это куски бамбуковых палок к которым плотно привязывается труп. Люди преклонного возраста, в Индии, усыхают неимоверно, очень часто можно видеть каких то невероятно крохотных, бабушек и дедушек, они настолько худы, что на них впору вешать бирку «огнеопасно», кажется, что они готовы загореться от небольшой искры. Тут же по берегу и каменным ступеням бродят коровы и собаки, оставляя тут и там следы жизнедеятельности.

Сарнатх
Вернувшись с реки, мы решили посетить буддийский центр Сарнатх. Так как это было достаточно далеко, нас уговорили взять автомобиль и вот мы уже на белом Амбасадоре, пробираемся по кривым улочкам «страны Варанасии», сложно представить, что городу больше 3000 лет, по настоящему древние тут только храмы, ну может несколько зданий на берегу, а в целом городок постоянно строился и перестраивался. Небольшие домики неправильной формы, к ним постоянно что-то пристраивают или надстраивают, слегка побелили серой известкой и опять уже размешивают раствор и из жутких кривых кирпичей, кустарного производства лепят очередную комнатку без окон. Окна в Индии это отдельная история. Окна это совершенно непопулярная тут вещь. Большинство строений вообще не имеет этого архитектурного излишества, служащего только для нагрева жилища прямыми солнечными лучами и проникновению ночных насекомых. Первый этаж практически всегда используется как небольшая или большая лавочка, в крайнем случае, мастерская, а чаще и то и другое. Везде копошится народ, все при деле, кто-то шьет, кто-то чинит, большая часть конечно торгует. В центре города лавочки начинают вытеснять жильцов и со вторых этажей, превращаясь в большие «суперлавки» ибо ассортимент товаров все-таки рассчитан на своего покупателя. Для туристов только сувениры.
Говорят, что Сарнатх это отдельный городок, но мы как-то не заметили этого, нам показалось, что просто переехали в другой район. Сначала посетили буддийский храм, посмотрели на огромный Баньян, дерево, родственник того дерева под которым индийский принц Гаутава Шакъямуни обрел просветление. Вокруг дерева сейчас построен алтарь, народ сидит, молится. Мы не стали мешать людям, глянули одним глазом и пошли дальше. Дерево как дерево, достаточно большое и старое, но мы видели и больше. В момент нашего посещения в храмовом парке проходил буддийский слет, сотни две людей в белых одеждах с просветленными лицами фотографировались со своим учителем. Чуть дальше оказался небольшой зоопарк, где за символическую плату, рупий в 10 или 20 или даже 4-ре, можно было погулять и посмотреть несколько вольеров с птицами, несколько прудиков с затянутыми ряской мелкими крокодилами и несколько клеток с попугаями, которые в принципе и так летают, где попало. В дальнем конце парка развлекалась небольшая компания индийских детей дошкольного возраста, тем, что пугали самую маленькую чумазую девчушку. Она с ревом убегала к работающей неподалеку мамаше, но жажда общения пересиливала и она возвращалась в коллектив, чтобы через пару минут с жутким ревом бежать обратно. Увидев в нас новую мишень для развлечения с целью обогащения, они гурьбой собрались неподалеку и тянули руки с просьбами денег, ручек или чего-нибудь еще, бывшая жертва тут же присоединилась к коллективу выставив и свою ручку. Так мы и шли до самого выхода с этой белозубой, черноглазой, веселой и очень шумной свитой.
Слева от парка возвышалась всемирно известная буддийская ступа. Вход к ней и к развалинам храма был уже за более солидные деньги. Наташа отказалась идти смотреть на выступающие из земли остатки фундамента. А я отправился фотографировать остатки кирпичной кладки выкопанной индийскими археологами. Тут же, за холмиком, во всю шли восстановительные работы, фундаменты активно надстраивались, кое-где уже появились стены. Наверное если вы через лет пять будете в Сарнатхе, на этом месте можете обнаружить очень древний буддийских храм с очень высокой ценой входного билета. Тем не менее это место является большой святыней для буддистов всего мира, именно тут Будда прочитал свою первую проповедь. В нескольких, видимо особенно почитаемых местах, были видны следы поклонения в виде приклеенных к стенам тонких пластинок сусального золота. Так же золотыми пятнами было покрыто прокопченное основание гигантской 35 метровой ступы, кое-где покрытая резьбой, она была установлена именно в том месте, где и была прочитана проповедь. Паломники используют натуральное сусальное золото, просто накладывая пластинку прямо на камни и разглаживая ладонью. Несмотря на всю святость этого места, и большое количество пилигримов, толщина и обширность золотого слоя очень не велика, то ли очень редко у кого есть возможность оставить подобный след, то ли местные работники расчищают площадь для новых пожертвований. Где-то я читал, про огромную скалу в Мьянме, тоже покрытую такими же лепестками золота, говорят она почти вся золотая, видимо или у них больше буддистов или меньше работников. К сожалению, почти все снимки, более 100, из Сарнатха были утрачены, по технической причине.
Жара уже была неимоверная и по примеру местных обитателей, мы спрятались в гостиничном номере и устроили себе небольшой «тихий час», остывая в кондиционированном номере. После 16 часов, температура окружающей среды опустилась до разумного предела и мы, на уговорившем нас велорикше, отправились к Ганге. Именно Ганге, ибо река эта в индийской мифологии женского рода. Возница нам попался небольшой, но жилистый, несмотря на немалый вес российских туристов, он довольно шустренько крутил педали, а попав в обычную в это время пробку на подъезде к реке, таранил плетущиеся впереди повозки. Обычно, велорикши, предварительно оговорив цену, за которую готовы перевезти вас, во время пути начинают всем своим видом показывать как тяжела эта самая «велорикшевая» работа, а вы эксплуататор трудового индийского народа, вынужденного за гроши, практически на себе волочить ваше дородное тело, при этом они пыхтят и кряхтят. Но самое главное, что никто не вспоминает об ощущениях седока, дело в том, что лавочка на которой приходится сидеть шириной всего сантиметров 15, причем наклонена так, что сразу начинаешь съезжать по ней в низ, да и не очень рассчитана на европейские седалища.
Приходится, со всех сил держатся и держать друг друга, чтоб не сползти вниз и не вывалится из повозки, когда переднее колесо энергично втыкается в заднюю ось такого же аппарата, а сзади в вас втыкается еще один нетерпеливый гражданин, везущий человек шесть детей из школы или целую индийскую семью из четырех пяти человек. Мы всегда удивлялись, как они вмещаются. Когда поездка, наконец, была завершена, мы с облегчением покинули шаткую таратайку, дали немного сверх обещанной цены и довольные друг-другом разъехались в разные стороны.
На берегу реки уже во всю начинались приготовление к вечерней церемонии. Устанавливались площадки с необходимыми атрибутами, развешивались колокольчики, расставлялись стулья и лавки для туристов и паломников. Со всех сторон прибывал народ. Особенно запомнились девчонки, то ли из Испании, то ли из Греции, в невозможных этнических нарядах, с такими же прическами. Одну я все-таки успел запечатлеть на фото, возле торговцев бусами, которые тут продавались в огромных количествах, хотя и нельзя сказать что дешево. Солнце стремительно садилось в отличии от никуда не торопящихся индусов. Но вот зазвучала пронзительная музыка, затрещали барабаны и на помост вышли юноши для соответствующего обряда и начали совершать действо, размахивая разными причиндалами, метелками из слоновьих хвостов, дымящимися коптилками и коптящими люстрами.
Так как все идет не пять — десять минут, а гораздо больше, то мы, налюбовавшись процедурой пожелания Ганге спокойно ночи, отошли в сторонку и присели на казавшиеся в потемках чистыми ступени. Через некоторое время рядом с нами объявилась компания из индийских ребят, в парадных национальных простынях вместо штанов и рубашках почти до колен. Обычные, простые пацаны, ни слова по английски, но общаться им хотелось жутко, поэтому они нас начали допрашивать на хинди, а мы им отвечать на русском. Вообщем пообщались минут двадцать, они нас угостили «Саром», а мы вроде как отдарились конфетами. Немного про «Сар». В каждой самой захудалой лавке, где может в принципе ничего и не быть, точнее ничего кроме свисающих лент напоминающих одноразовый шампунь или презервативы, на которых написано «Sir». Продается это все поштучно, используется достаточно специфично, пакетик разрывается, внутри небольшие гранулы, которые требуется засыпать под губу. По вкусу это действительно напоминает одеколон или тот же шампунь. Что это дает индусам, мы можем только предполагать, наверное, отбивает аппетит и жажду, а так как на упаковке написано, что содержит что-то вроде никотина, то возможно немного одурманивает. А жуют они постоянно, бетель или «пан», табак, Сар. На каждом углу стоит торговец бетеля, тут же на ваших глазах он вынимает зеленый листик из тазика с водой, смазывает его специальной известью, накладывает специи, кусочки мускатного ореха и что-то еще, у каждого торговца свой, фамильный рецепт, сворачивает хитрым способом, и довольный покупатель тут же отправляет в рот компактный пакетик. Презентованный нам пакетик с Сааром, мы честно попробывывали на язык, потом аккуратненько выплюнули ибо гадость жуткая.
Не стали дожидаться окончания церемонии, пошли искать моторикшу и ехать домой. Так как движение вечером для моторизованной техники перекрывали, пришлось идти вдоль освещенных лавочек почти пару километров к перекрестку где уже собралось наверное полсотни тук-туков. По пути чего-то покупаем перекусить. Договариваемся за 40 рупий с возницей и под треск мотора «мчимся» по переполненным, затянутым дымом улицам, кстати мы уже привыкли к этому смогу, хотя глаза он еще немного режет. Пора в гостиницу, выпить дежурные 100 грамм виски и спать. Завтра поедем по храмам. По городу.
С утра занимаемся проблемой железнодорожных билетов. Прошлись к офису знакомого нам местного тур-агента Нанду. Пришли мы немного рановато, пришлось немного подождать. Первым делом после открытия офиса он покоптил ароматизированными палочками у алтаря с многочисленными божками, затем уже занялся нами. После распития чая, взаимных комплиментов и хождения вокруг нас, как кот вокруг сметаны, мы пришли к следующему решению. Вместо того, чтоб еще один день шататься по дымному Варанаси, нас отвезут в город «трех рек» Аллахабад. Наш билет в Бомбей будет сдан, и будут приобретены два других! Мы отправимся сначала в город Бхопал и уже оттуда в Мумбай (современное название Бомбея). Билеты будут в плацкарте с кондиционером. Тут же решили вопрос с обменом денег, если курс в отеле был 43.00 рупии за доллар, нам же поменяли как 44.75, что было выгодно, хотя и незаконно. Да кстати, местные менялы частенько демонстрируют вам небольшой фокус, разрывая на глазах у вас купюру в 100 баксов, а потом наблюдают вашу реакцию и демонстрируют ее целость.
Определившись с дальнейшим маршрутом и избавившись от «головной боли», отправляемся досматривать городские достопримечательности. После продолжительного торга с домогавшимся наших тел моторикшей, едем по городу с целью посещением Золотого храма и храма Обезьян. Первым делом этот мотороллер отправился на заправку. Частенько наши извозчики начинали свой путь с заправки, только заполучив клиента, они могли быть уверенны, что смогут купить себе пару литров бензина и рюмочку масла. На заправке к нам приклеились пару местных мальчишек лет 10—12, причем они даже не просили, а в упор рассматривали нас как диковинных белых обезьян, выпучив глазенки и раскрыв рот. Местный заправщик посчитал такое поведение недостойным индийского народа и расстрелял парочку из снятого тут же тапка, чем поверг их в бегство.А мы, помчались на свежезаправленной технике к своим храмам. Вскоре, закончив виляние по узким улицам с плохим асфальтом, мы остановились возле какого-то водоема с ярко зеленой, стоячей водой, на берегу возвышался храм, покрашенный темно бордовой краской. Тыкая в него пальцем, наш возничий утверждал, что это «Голден Темпл! Голден Темпл!» Читаю путеводитель. Точно. Этот стоячий прудик называется Гьян Вапи — Пруд знаний, воды этого пруда считаются очень целебными, омыться тут спешат покрытые язвами больные и здоровые, замаливающие грехи, частенько этой водой спешат напоить грудных и не очень младенцев.
Священнодействующие тут же брахманы спешат получить мзду, за пользование водой из пруда, в котором жил сам Шива в то время когда расположенный рядом храм Вишванатха, был разрушен. В свое время один из раджей, пожертвовал для покрытия крыши и сводов храма позолоченные медные листы, и храм получил название Золотого. Я долго искал следы золота, но, увы, люди и время ободрало всю позолоту. Несколько медных колонн поддерживают свод над алтарем, под которым толпятся люди с подношениями и молитвами. Вокруг двора, под навесами, сидят музыканты и неторопливо издают довольно мелодичные звуки, если не считать треска барабанов и постоянного звона колокольчиков. Фотографирую, стараясь не привлекать внимания, хотя окружающие косятся на меня без одобрения. Уже дома рассматривая фотографии, увидел огромную надпись: «Фотографировать — строго воспрещается!»
Следующим пунктом стал Храм обезьян. Оставляем обувь в Тук-туке и шлепая по пыли идем к желтым воротам ведущим в храм. Сразу же обнаруживаем небольшую обезьянью семейку, мамаш с детенышем под мышкой и еще пара малышей подольше. Глава семейства, здоровенный обезьян, сидел метрах 30-ти на огромной куче мусора, в окружении ворон, и в нашу сторону даже не смотрит. Макаки тут конечно зажравшиеся удивительно.


Индианка пыталась им что-то дать, но они нюхали и соблазнятся на эту еду, даже и не собирались. Наташа, правда, нашла их слабое место. И вся компания соблазненная апельсином высыпала на дорожку и засунув одну дольку за щеку тянула волосатые руки за новым подаянием. На подходе к алтарю, меня убедительно попросили ничего не снимать, да в принципе снимать то в индуистских храмах особо и нечего, закопченный алтарь, груды завядших цветов и склонившихся, сосредоточенных молящихся. Хотя брахманы в храме обезьян были очень колоритные, почти голые и волосатые.
Немного разочаровавшись в тысяче храмах города, тут их наверное даже больше ибо за каждым углом можно встретить храм размером с обувную коробку, где сидит кривобокое изображение того или иного бога, перед ним в плошечке что-то дымится и несколько веночков из цветов вянет под солнцем. Попросили водителя отвезти нас к Гангу.
Немного покрутив по улицам, он свернул на жутко узкую улочку и вскоре был вынужден остановится. Поманив нас за собой, провел по улочке шириной полтора метра не больше к узкой двери. Длинный, темный коридор, оканчивался «лучом света», точнее сказать было видно, что он выходил прямо в небо. Осторожно переступая через тела людей дремлющих в прохладе, мы вышли на верхние ступени одного из Гхатов. По правую руку возвышался уже известный нам крематорий. Внизу полным ходом шла стирка.
Прачка, в Индии профессия чисто мужская, это не значит, что стирают только мужчины, женщины тоже очень часто этим занимаются. Но большие объемы отстирать может только мужчина, так как сам процесс очень своеобразный. Прямо в реке, где вода чуть выше колена, установлены каменные плиты, одна сторона которых погружена в воду, а другая немного выступает, вот об эту плиту со страшной силой лупят скрученным в жгут бельем. Если белье сильно загрязнено и «обычные» методы не помогают, несчастную тряпочку выкладывают на камень и огромной дубиной «отбеливают» ее, вздымая над головой столбы мутных брызг. Но самое главное наступает потом, когда скрученное в жгуты белье начинают сушить. Штаны и рубашки, защемляют между тут же натянутых двух сплетенных веревок, а простыни, наволочки и остальные большие вещи просто раскладывают на ступенях гхатов или просто на песочке. Особенно колоритно выглядели наволочки высохшие прямо на земле и перевернутые для ускорения процесса. Увлекшись фотографированием стирающих, я прозевал, как со стороны крематория меня начали уведомлять о недопустимости съемки, в виде криков и жестикуляции. Интеллигентно изобразив в ответ, что снились мне они со своим крематорием 1000 лет и совершенно не интересуют как объект съемки, тем более что там практически никто и не догорал, лишь пара недогоревших зеленых бамбуковых палок и кучка пепла между ними обозначала место последнего «захоронения». Возвращались через тот же узкий коридор, вдоль которого мирно почивали отдельные горожане.
На улице из за одной облупленной двери, выглядывала очаровательная рожица. Пока она не опомнилась, я сделал снимок, который считаю одним из лучших. Девочка из Варанаси, немножко чумазая, в странной одежде, но с такими чистыми глазами и улыбкой. Показал ей получившийся портрет, чем вызвал бурю восторга и компанию ее мелких родственников или соседских детей, которых пришлось тоже сфотографировать и продемонстрировать результат, вызвав еще одну бурю радости. Наградив героев фотосъемки конфетами, отправляемся в отель.
На обратном пути, моторикша заманил нас в большой магазин сувениров, но Шива отомстил ему за нас, сломав его таратайку. Расплачиваясь с несчастным водилой, мы немного добавили сверху, от оговоренной цены, но он явно остался недоволен, хотя нам и пришлось немного пройти до отеля.
Вечером, в очередной раз, отправляясь к Ганге, ссылаясь на перекрытый центр, нас привезли опять в тоже место, где мы были днем, чему мы, кстати, даже обрадовались. Очень узкая улочка шла параллельно реке, в некоторых местах достаточно было раскинуть руки и уже касаешься противоположных стен, темные коридоры вели к гхатам. Причем никаких переулков не было, так и шли, крутя головами, рассматривая дома, небольшие магазинчики музыкальных инструментов, приглашающие на вечерние бесплатные концерты, лавочки украшений и небольшие кафе.
 В одном из таких кафе, усмотрев сидящих там многочисленных европейцев, мы тоже решили поесть. Из лежащего на столе замусоленного меню, было видно, что цены тут очень уж низкие. Первая проблема возникла при изъявлении желания помыть руки. Наталью отвели в небольшой дворик, где из стены торчала труба с краником. За соседним столом группа немцев недоуменно рассматривали, то, что им принесли, от стакана с мутной жидкостью они решительно отмежевались сразу, а еду начали тыкать вилками. После к нам подскочил мальчик официант, на попытку объяснить, что нам нужно он помотал головой и протянул блокнот, всем свои видом показывая, чтоб мы сами написали заказ, т е. парень не умел писать. Решив, что этот риск не такое уж благородное дело, вспомнили о замеченном нами раньше небольшом ресторанчике на центральной улице неподалеку.
Ресторан Naradj, небольшой, но вполне уютный. Мы уже давно присмотрели, скромное, но очень приличное заведение, где мы и перекусили, вкусно и недорого. Ужин на двоих вышел нам 150 рупий (100 рублей).
Довольные мы отправились спать, завтра нас ожидало путешествие в Аллахабад.

Комментарий автора:Безграмотность отдельной прослойки индийского общества и отсутствие туалета как строения в принципе, не позволяют ему прикоснутся к цивилизации настолько плотно, поэтому он берет с зубную щетку, бутылку с водой и идет на насыпь, где со спущенными штанами сидит в позе орла, чистит зубы и смотрит на поезда. А на него из поезда смотрят туристы с раскрытым ртом и нечищеными зубами.

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий