Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Каджурахо >> Индия — путешествие провинциалов — Каджурахо


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индия — путешествие провинциалов — Каджурахо

ИндияКаджурахо

Поезд в Джанси
Утром, к нашей радости нас ждал наш водитель Бхупиндер и его беленькая ТАТА. Мы думали, что уже вечером расстанемся с ним, в принципе он исполнил все свои обязанности, а нам придется утром добираться к вокзалу своим ходом. Но он обрадовал нас, предупредив, что отвезет нас к поезду, предварительно вручив личную книгу отзывов, в которой уже не один десяток человек на всех языках оставил свои отзывы. Человек он действительно был очень хороший, и грех было не написать на чистом русском языке, для будущих клиентов, несколько строк о нем. Так же отдали ему последнюю бутылку водки, как сувенир. Распрощались, сфотографировались на фоне машины и потащили свои рюкзаки на перрон, где нам предстояло познакомится с железнодорожным транспортом Индии.
На руках у нас уже были все билеты, отыскав в книжечке из билетов и гостиничных ваучеров, нужный, приготовились к встрече нашего экспресса.
Индийские вокзалы это целая песня, всегда полные жутких маргинальных элементов, самого невероятного типа. Ощущение, что именно здесь собираются самые невероятные попрошайки, нищие в оборванных тряпках, различные уроды каких не встретишь даже на страницах специализированных энциклопедий, вся эта кагала валяется тут же на бетонных плитах перрона, перемещаясь только в вашу сторону, чтобы выпросить, хоть что-нибудь. Вокруг нас постоянно крутилась пара чумазых детишек, которых сменил мальчик-паук с недоразвитыми ногами, таких тут очень много, по телевизору даже показывали какую то специализированную клинику, где их пытаются хоть как то поставить на ноги. Этот, ползал вокруг пассажиров с помощью рук и чего-то похожего на ноги, несмотря на свой физический недостаток, он выглядел вполне довольным жизнью и нуждался только в небольшой сумме денег. Дать ему хоть рупию, значило привлечь к себе всю вокзальную армию протянутой руки, а отбиваться в течении еще 40-ка минут нам абсолютно не улыбалось. Позже мы узнали, что существуют залы ожидания, причем для каждого класса свой, т. е. если ты едешь первым классом, то в твоем зале мягкие кресла, более-менее чистый туалет и сторож на входе, который гонит к едреней-фене всю эту босоту. В залах второго классах все чуть похуже, но тоже жить можно. Но самое главное, что для туристов независимо от класса, предусмотрены туристические офисы, где вы можете не только посидеть рядом с белыми людьми, но и приобрести нужные вам билеты.
А на перроне продолжается привокзальная жизнь. В буфете на колесах варится и жарится еда, для проезжающих пассажиров. Ходят продавцы цепочек и замков, для пристегивания своих чемоданов к лавкам в вагонах, иначе они могут сбежать ночью. Кстати перрон активно убирается, нас постоянно просили перемещаться в сторону, то мальчик с веником в виде слоновьего хвоста, которым он тщательно тыкал в мусор, то водитель поломоечного агрегата, освежавшего жирные каменные плиты, но ожидающие свои поезда пассажиры не дают им.
Наступало время прибытия нашего экспресса, мы нервничали и переживали, что не окажемся на нужной платформе, но местное руководство убедительно убеждало, что все произойдет на первой платформе. Вскоре с пронзительным гудком к перрону предстало нечто… Ржавая электричка, без единого стекла и слава богу пассажира, зато со зловещего вида решетками на окнах, в нутрии вагона, на черном металле кое где голубели изрядно зачумленные остатки былой окраски. Некрашеные доски лавок заполированы многочисленными пассажирскими задами до цвета мореного дуба. Садимся, оглядываемся, в вазон заскакивают пара молодых индусов и что-то нас спрашивает, тут же на окне повисает продавец цепочек, в общем они нам втроем начинают сообщать, что это локальная электричка, а совсем не нужный нам экспресс в Джанси. С облегчением вытаскиваем рюкзаки из вагона, благо дверей в нем тоже нет. Свистнув, электричка умчались дальше, а мы облегченно вздохнули, что не укатили на этом металлоломе в неизвестном нам направлении. Через некоторое время прикатил наш поезд. Разница была разительна, никаких решеток на окнах, сами окна на плотных резиновых уплотнителях. Рядом с дверью вагона, сразу прикрепляется распечатка с именами пассажиров, имя и место. Тут тоже целая наука с классами. У нас был класс СС2, внутри вагон напоминал автобус дальнего следования или самолет из-за стройных рядов по три кресла с каждой стороны, места было предостаточно, работал кондиционер, помимо постоянно проверяющих билеты проводника и контролеров, туда-сюда сновали мальчики в униформе предлагали, воду чай, кофе, какую-то еду, правда непонятно за деньги или нет, хоть мы и засомневались в качестве последней, многие утверждают, что это достаточно безопасно, Соседние вагоны гордо несли знаки СС1 и СС, что могло обозначать еще более высококачественный проезд и обслугу, а вот спереди и сзади были прицеплены уже знакомые нам обшарпанные вагоны с решетками на окнах, куда кстати и направились основная масса местных пассажиров. В нашем вагоне ехало немалое количество туристов из Австрии, в основном женщины в возрасте и немного солидного вида индусов.
Все индийские вагоны имеют по четыре туалета две спереди, два сзади, причем различающихся по конструкции, один из них сделан в так называемом «западном стиле», что означает наличие унитаза, а другой в «индийском стиле», т. е. тут будет просто отверстие в полу. Обязательно, под правой рукой будет краник и прикованная на цепь стальная кружка. В индийские традиции гигиены не входит использование туалетной бумаги, все применяют воду из вышеуказанного краника и кружки и левую руку, почему считается приличным передавать еду только правой рукой, в принципе, как и кушать. А кушать индусы предпочитают именно руками.
Все окна в вагоне были затонированны и мелькающие пейзажи казались еще невероятнее из-за желтой, какой то инопланетной окраски. Вдоль железнодорожного полотна мелькали, поля похожие на лоскутное одеяло, работающие на них люди, возле редких водоемчиков появлялись пальмы. На одном из холмов возвышалась огромная крепость, явно неухоженная, рядом не было видно никаких населенных пунктов, сразу захотелось выйти и посмотреть на не отреставрированную достопримечательность.
Через несколько часов, наш экспресс остановился в Джанси и мы, подхватив свои рюкзаки вышли из вагона. Австрийских туристов уже встречали представители тур-фирм и они организованным стадом отправились к поджидавшим их кондиционированным беленьким автобусам. А таких полудиких туристов как мы уже поджидал младший помощник, второго закрывальщика дверей деревенского автобуса. Постоянно твердя «Бус ин Каджура-о! Тикет!» указывал на небольшой ларечек стоявший тут же на перроне. В Этом ларечке действительно продавали билет на Говермент Бас ДемиЛюкс в легендарную деревню Каджурахо. Кстати, буква «Х» индусами практически не произносится, она звучит как придыхание, поэтому Каджурахо звучало как Каджура-а-а-о. Увидев, что несколько японских туристов уже стоят в очереди, а также пара тетенек с рюкзаками, которым мы обозначили как «голландки», пристроились тоже. За 85 рупий с человека, нам были проданы билеты с местами указанно пальцем в сторону, где теоретически находился автобус.
Сразу за вокзалом стояла, целая куча автобусов, белоснежные, кондиционированные в которые грузились розовощекие туристы из Европы и несколько развалин с решетками на окнах, на которых было суждено ехать и нам. Наш багаж, был спрятан в запираемое на навесной замок багажное отделение, за сохранность было потребовано 10 рупий.
Поднявшись в салон, мы увидели, что на наших местах уже сидит пара добродушных индийских старичков, но контролер-кондуктор посмотрев на наши билеты, быстренько пересадил их на другие места. Индийский транспорт всегда очень богат на всяких распорядителей, руководителей, кондукторов, контролеров, а также их помощниками и помощниками, помощников. Это вообще общеиндийская традиция иметь помощника, прислугу или кого-то на посылках, наличие наемного работника или нескольких автоматически повышает статус предприятия и его владельца. Вот и в автобусе помимо водителя, функции которого были строго ограниченны рулением, постоянным гудением в сигнал, а также остановкой и началом движения по звонку кондуктора, а нет, забыл, он еще всю дорогу глушил пассажиров индийскими мелодиями из хрипящего магнитофона.
Кондуктор, похоже, был основной фигурой автобусного движения, сначала он впускал и рассаживал пассажиров, в процессе движения он решал подбирать или нет голосующих, отдавая сигналы коротким, но пронзительным звонком, в руках он гордо держал кипу бумаг, в которой отмечал пассажиров, на остановках он бегал с этой кипой отмечаться на пропускные пункты. Его помощник стоял в дверях, в его обязанности входил процесс открывания-закрывания, причем закрывание двери производилось на обычный шпингалет, а также погрузка и выгрузка багажа и собирание мзды.
Путешествие на автобусе оказалось весьма продолжительным, эта грохочущая и непрерывно сигналящая колымага уверенно катила по дороге с не очень хорошим асфальтовым покрытием, порой асфальт лежал только на середине, а на небольших участках пропадал вообще. Чуть больше четырех часов мы колесили по проселкам. По пути, на какой-то лавочке с навесом, был подобран пожилой немец в очках и рюкзаке. Довольно симпатичный кучерявый дядька, блестя очками сел сзади нас и чуть слышно начал себя ругать «Интернейшенл думмкопф» и т.п. Позже выяснилось, что его обманули, сказав, что до Каджурахо всего несколько километров, вывезли на моторикше из города и высадили на дороге, сколько он при этом потерял денег, мы выяснять не стали.
Несколько раз автобус останавливался в небольших населенных пунктах минут на 20—30, где народ начинал активно покупать просовываемую в окна еду, лепешки, жареный горох и что-то совершенно нам не известное упакованное в листья.
Заскочивший на одной из таких остановок мальчик, протянул нам несколько книг на санскрите, но, осознав всю нашу необразованность, ретировался.
И вот уже за окном промелькнула вывеска местного аэропорта! Потом показался солидный отель, огороженный порядочной стеной и с охраной на входе. Затем мы пару раз свернули и оказались в практически пустом автовокзале, если конечно не считать двух десятков агентов местных гостиниц, разрывавших на части нескольких туристов. В первых рядах стоял представитель отеля «Harmony», чей ваучер был у нас на руках, он тыкал мне в руки свою визитку и проспект. Когда я ответил ему утвердительно, он показал на белоснежный Амбасадор. Позже он, кажется, немного расстроился, узнав, что у нас ваучер, и с комиссионными он пролетает. Зато нас торжественно везли целых два квартала на этом архаичном произведении индийского автомобилестроения. Нам давно хотелось прокатиться на этом автомобиле представительского класса, несмотря на то, что он похож на один из первых автомобилей марки «Москвич», 402-ой, если мне не изменяет память.
Кстати с нас содрали за этот двух или максимум трехквартальный тур 20 рупий, но это конечно мелочи.

Вечерние храмы
Дело было к вечеру, делать было нечего.
Несмотря на очень известное имя, стоящее во всех путеводителях по Индии. Деревня Каджурахо, остается всего-навсего деревней. Несколько тщательно размазанных пустынных улочек, традиционная для индийского населенного пункта бронзовая фигура идущего Махатма Ганди. Только тут он идет за местным пионером, который вроде как ведет его за палку, однако со стороны это похоже больше на то, что Ганди просто тычет своей клюкой в зад ни в чем ни повинному пионэру, а тот вроде как послать не может, а только старается удержать себя, точнее свой зад, на приличном расстоянии. Недалеко от храмового комплекса, пролегала, как мы ее назвали Туристическая улица, состоящая сплошь из отелей, на первом этаже которых была встроен импровизированные магазинчики, а на крышах еще более импровизированные ресторанчики. Отель «Хармония», забронированный нам Делийским туроператором, был одним из этого ряда. Отличался он, как гордо заявили нам его хозяева, собственным садом, представлявшим из себя полтора-два десятка цветочных горшков с зелеными насаждениями, выставленных в небольшом, затененном дворике. Не успели мы зарегистрироваться на рессепшене, как на нас начали наседать местные экскурсоводы, со схемами расположения храмов, от которых нам удалось отбиться, сославшись на незнание языка. Номер был сносный и не дорогой, ибо спрос тут явно не дотягивал за предложением.
Протрясши целый день в автобусе, мы мечтали что-нибудь перекусить.
Расхрабрившиеся, после Джайпурской кухни, мы решили ужинать в ресторане отеля.
Поднялись на верх, где нас усадили за столы с не очень чистыми скатертями и разномастной посудой. Цены в меню были очень умеренные, Наташа заказала себя что-то из картошки, а я панир, это такой сыр в соусе, плюс дежурный зеленый салат, лепешки чапатти и обязательный чай — масала.
Пока нам все это готовили, нашу компанию развлекал хозяин местного магазинчика, солидный холеный индиец, весь в белом и гораздо лучше нас говоривший по-английски. Пока мы ждали нам принесли интересные очень хрупкие лепешки, по-моему они называются — «роти», размером с CD диск, такие же по толщине, в тесто подмешиваются кусочки перца Чили, поэтому вкус у них соответствующий, обжигающий. Эти лепешки подаются перед едой, может для разжигания аппетита, а может и наоборот. Вскоре подоспела и наша еда. Наташе поднесли давленную вилкой картошку с набросанными сверху кусочками, какого то ссохшегося сыра, причем сыр явно ломали руками и несколькими каплями странного масла. В моем панире, ожидаемого сыра не было вовсе, а в жидковатом соусе плавало несколько жалких горошин. В общем, разочарование было полное. Так нам еще потом принесли «грин салат», они сначала просто забыли его сделать, а потом вынесли тарелку с накрошенной капустой и четвертинками помидора, лука и лайма, вся эта ботва было свалено в кучу и казалось, что овощи не резали, а взрывали. В общем, шок от местных кухарей мы испытали немалый. Естественно, закатили небольшой скандал, отказываясь платить «за это». Перед нами долго извинялись, рассказывая грустные истории, что их повар то ли уехал, то ли заболел, а готовит «ваще» неизвестно кто. Приведенные доводы были похожи на их еду. Кое-как уговорили нас пожалеть их и сделали скидку. В конце трапезы я даже поспорил с женой, а сумеют ли они испортить чай, и к счастью проспорил. Чай они все-таки сварить сумели.
После ужина, прислушиваясь к недовольно ворчащим желудкам, решили прогуляться к храмам. Выйдя на улицу, мы поняли, как трудно живется местным торговцам сувенирами. Со всех сторон к нам бежали лавочники, приглашая в свои шопы. Такого засилья торговцев, с таким тупой настойчивостью я больше не видел нигде в Индии. Тут было и хватание за руки, и всовывание своих визитных карточек в карманы, и просьбы зайти позже. Туристов было не так много, точнее мы шли по улице одни, поэтому занимающиеся своими делами, торговые люди, бросали еду, игры с соседями, сон и прочие послеобеденные занятия, выскакивали из лавок, из-за прилавков, стараясь нас притереть поближе к своему товару. Кое-как прорвавшись сквозь строй в сопровождении всего- двух или трех мальчиков зазывал и старенького велорикши подошли к огороженному храмовому комплексу.
Почему-то, я, наивный обыватель, представлял, что храмы Каджурахо стоят посреди джунглей, вдалеке от людского глаза, заросшие лианами, с обветшавшими стенами и кое-где чудом сохранившимися скульптурами. Но, уже подъезжая на автобусе, я понял, что джунглями тут не пахнет, окружающий пейзаж был скорее-всего полупустыней. Подойдя к ограде из-за которой были видны, великолепно сохранившиеся или отреставрированные храмы, чистенькие заасфальтированные дорожки, аккуратные кустарники и развесистые деревья, цветущего парка, был даже немного разочарован. Солнце садилось, до конца работы комплекса оставалось не более получаса, поэтому внутрь мы естественно не пошли, так как цена за посещение была на уровне столичных достопримечательностей. Поснимал немного садившееся за крыши храмов солнце. Вечер уже брал свое, темнеет здесь очень быстро и под покровом темноты, мы крались к себе в отель.
На вечер нужно было купить воды и может быть какого-нибудь печенья к чаю. Напротив отеля светилась чистенькая лавочка, в которой мы и решили отоварится. Встретил нас дежурный по лавке мальчик, хозяин, молодой приветливый паренек, сидел в глубине. Купили мы тут все, что хотели, Наталья требовала скидки, чем ужасно веселила, местных обитателей. Скидку ей делали всегда, даже сбрасывали немного на товары с указанной фиксированной ценой.
Уже с поднявшимся настроением, мы заглянули в соседнюю сувенирную лавку. Где на сон грядущий, купили приглянувшуюся бронзовую скульптурку, для знакомых и что-то еще. Естественно все сопровождалось бурным торгом, я даже не вмешивался, а ходил и рассматривал бронзовый ассортимент, отпуская свои комментарии, особо не вмешиваясь в процесс. Зато индусы наслаждались торгом с Натальей, пришел даже очень пожилой человек, видимо дедушка, тоже юного хозяина лавочки, усевшись в кресло, он явно наслаждался процессом, вслушиваясь в перепалку с ограниченным лексиконом и неограниченными мимикой и жестами. Во время торга нас напоили индийским чаем, по окончанию все упаковали в кучу газет. С чувством выполненного долга перешли на другую сторону дороги в отель пить чай и смотреть нескончаемые индийские клипы и фильмы по 100 каналам. Я как то смотрел старый, черно-белый фильм на хинди, абсолютно не нуждаясь в переводе, актеры играли лицами, как в немом кино и слова только мешали, а сюжет были очень закручен и неожидан.

Храмы Каджурахо
Встали пораньше, что б было не так жарко ходить между храмов, да и торговцы на улице еще не успели выставить свой товар. Солнце, хоть и выпрыгнуло из-за горизонта, но жарило не в полную силу.
Храмы в каджурахо были открыты только в 1838 году, англичанином Т.С.Бартом, пораженным откровенными сценами скульптурных групп на стенах храма. Сооруженные в 10—12 веках династией Раджпутов Чанделла, которые правили Центральной Индией в средние века и прославившие себя строительством 85 подобных индуистских храмов, из которых 22 дожили до наших дней. Долгое время, из-за аморального содержания, храмы оставались в тени, но общественные устои, со временем, изменились и изменили направление туристических маршрутов. Сейчас посещение «храмов Кама-Сутры», как совершенно несправедливо трактуется это место в большинстве путеводителей, стоит на первых местах, реклама есть реклама.
Вот и мы начали с поисков откровенных сцен, на усыпанных скульптурами стенах храмов. Честно говоря, если не зацикливаться на эротике, можно получить гораздо большее удовольствие. Древние скульпторы знали свое дело, точность, тонкость, изысканность линий поражает. Отдельные позы имеют определенный смысл, который, к сожалению, от нас был скрыт, например, часто повторялся сюжет с женщиной стоящей с совершенно вывернутой ногой, как будто она пытается вынуть занозу из подошвы или мальчика поражающего, поднявшегося на дыбы, льва или грифона, мечом в брюхо. В нижней части, по всему периметру, весь храм окружают сцены охоты и войны, они выглядят менее изысканно, есть ощущение, что их делали ученики или просто на скорую руку, причем самые неприличные, даже можно сказать, вызывающие сцены, исполнены именно в этой манере наброска, без проработки деталей. Выше, два или три яруса из 50—60 сантиметровых фигурок в самых разнообразных позах, тут сюжеты явно канонические, художники не могли отклониться от определенных правил. Мужские и женские фигурки, боги, богини, полубоги и люди, стоят, сидят и занимаются любовью. В целом, конечно, мотив чувственных отношений явно доминирует, но сексуальных сцен, не так уж и много. Эти барельефы находятся в определенных местах, причем это лучшие, для обозрения места на стенах храма. К упомянутой выше «Кама-Сутре», ничего из изображенного не имеет никакого отношения, единственно, в ней просто описаны несколько поз, в которых застыли боги и люди на стенах храма. Как гласит одна из теорий индийской философии: «Чувственное удовлетворение гораздо раньше приводит к освобождению души, чем запрет на него».
Параллельно с нами, вокруг храмов, бродила пара японок и одинокий высоченный европеец. Японки фотографировали друг друга на фоне самых вызывающих сцен, а европеец надолго замирал, задрав голову, рассматривая барельефы. Через некоторое время, появилась экскурсия состоящая из индийцев, журчащей толпой они перемещались по запланированному маршруту, косо посматривая на неприличные стены, выслушивали пояснения гида и шустренько двигались дальше.
К сожалению, многие фигурки из эротических композиций недосчитываются отдельных частей тела, рук, ног, голов они были попросту отбиты. Сохранялось ощущение, что часть скульптур была или украдена или просто уничтожена, а в пустующие ниши ставились копии других, совершенно нейтральных по содержанию сюжетов.
На храмах кое-где, явно было видно, что стоят чужие по стилю, цвету и главное качеству композиции. На их основании сохранились проставленные краской номера, которые местные реставраторы поленились стереть. Появлялось ощущение, что храмы были разобраны до основания, а где-то и само основание сравнялось с землей. Потом пришло Индийское археологическое общество, есть такая очень серьезная организация, и решило возродить исторический памятник. Разбили парк, восстановили платформы, где не хватало каких то элементов, местные труженики, смело вставляли первые, попавшиеся на глаза куски от неподлежащих восстановлению храмов. На платформы водрузили, то что осталось от храмов, в замен недостающих барельефов, поставили, то что смогли, в лучшем случае сохранившиеся фигурки, в худшем, вышедшие из под кривого гвоздя современных резчиков. Может быть это просто мои домыслы.
 В основном комплексе пять храмов и несколько небольших строений, например, святилище кабана сразу возле входа, огромнейшее животное, блестящая «шкура» которого усыпана маленькими фигурками божества. Симметрично ему, с другой стороны парка, расположено святилище коровы, таких толстых коров в Индии просто не бывает. Они оба стоят на возвышении, под высокой, остроконечной крышей, немного похожей на вафельный торт. Под крышей, в тени коровы сидела скромная индийская парочка, у них явно было свидание. В таких местах частенько можно встретить чинно сидящие в укромных местах парочки, никаких объятий или тем более поцелуев тут не бывает и в помине, максимум парень может держать девушку за руку. При моем появлении они явно смутились, сделав несколько кадров коровки я удалился, оставив молодежь наслаждаться обществом друг друга. В парке мы нашли несколько своеобразных скамеечек, как мы поняли сконструированных специально для свиданий в «индийском стиле». Дело в том, что двухместная лавочка, вылитая из узорного чугуна, была разделена так, что паре приходилось сидеть рядом, но лицом в разные стороны и общаться они могли только повернувшись друг к другу боком, спинки у этих скамеечек находились на разных сторонах.
 В дальнем углу парка, мы набрели на небольшой садик, аккуратные грядочки, цветы, деревья, причем все по одному два экземпляра. Хотя я и не большой любитель снимать цветы, не удержался и сделал несколько кадров, тут же росли банан и папайя. Вскоре появился и хозяин, скромный человечек с натруженными руками, увидев наше любопытство к его трудам, показал, где какое растение, по несколько раз повторяя его название. Тщательность, с какой были ухожены многочисленные деревья, кусты, клумбы парка, достойны отдельных слов. Везде были цветы разных сортов и расцветок, поливалась и подстригалась трава. Никаких следов и напоминаний, что эти храмы были когда-то заброшены, не осталось и в помине. Сейчас их тут холят, выметают, моют с мылом. Вся экономика деревушке держится на так удачно оказавшихся по соседству древних храмах.
По деревьям скачут многочисленные бурундуки, а с высокого основания храма, нам даже удалось увидеть мчавшегося через лужайку длинного, коричневого мангуста, промелькнувшего стрелой, через открытое пространство, он скрылся в кустах. Над храмами кружили ленивые голуби, на мое счастье, они сделали не один круг над крышей, а два, за счет чего я успел снять неплохой кадр.
После исследования этих памятников древности, мы вернулись в современную пыльную Индию. Рядом с комплексом, за небольшим заборчиком, расположен действующий индуистский храм, заявлявший о себе дребезжащим звоном колокола. Когда мы проходили мимо, из ворот храма выскочила бабка с корзинкой полной цветочными гирляндами, такие гирлянды мы видела на одной парочке европейцев лихо промчавшейся мимо нас на велосипеде. Увидев нас она, расцвела, подскочила и надела нам на шею гирлянды из оранжевых, жутко вонючих цветов, кажется календулы. Я терпеть не могу запах этих оранжевых цветов, часто украшающих и наши газоны.Прикоснувшиеся к миру прекрасного, умиротворенные, в приподнятом настроении, мы как то спокойно приняли такие знаки внимания, я вообще воспринял это как какое-то религиозное действо, но тут же протянутая в мою сторону рука, спустила меня с неба на землю. Порылся в кармане, но ничего меньше 10 рупий у меня не оказалось, их я и отдал за такое индуистское благословение. Лицо бабки как-то сразу потухло, что-то лопоча, замахала руками, и как я понял, требовала мзду дальше. Подскочивший тут же лавочник, начал ее отгонять, говоря, что 10 рупий это больше чем дофига, хватило бы и одной-двух, что бы отвязаться от прилипшей к нам сеятельницы благодати, мы зашли в лавку.
Поковырявшись там для приличия в не очень большом ассортименте, померив на Наташу экзотические украшения, по килограмму весом, вышли на воздух. За забором, стояла настырная тетка и тянула руку. Так как я к религии отношусь весьма прохладно, и к индуизму тоже, лучшим выходом к избавлению от тетки и запаха жутких цветов, было торжественное вручение гирлянд ей обратно, чтоб окончательно избавится он нее, была протянута рука и произнесена волшебная мантра «Бак мани!». И ее просто сдуло ветром. Заинтересовавшись, где промчавшаяся, явно европейская пара взяла велосипеды, выяснили, что практически на каждом углу за 20 рупий (14 рублей) в день, можно взять на прокат подержанного двухколесного коня. Велосипеды в Индии немного отличаются от российских тем, что к нашему удивлению все тормоза у них только на руле, педалями не затормозить. Об этом мы узнали уже оседлав аппараты, арендованные за пол-цены, на остаток дня и отправившись изучать окрестности.
Особо ехать было не куда. Сначала мы отправились к так называемому «новому» храму. Обычный индуистский храм, возле которого сидела группка малолетних торговцев.
Наташа не захотела идти со мной смотреть, а осталась в тенечке, где ее развлекала молодежь. Сначала завалили вопросами как ее зовут и из какой страны, но она стойко делала вид, что не понимает. Немного остыв в тени, решила снять с головы шарф, которым закрывалась от солнца. Тут индусы и обалдели, увидев ее белую голову. Залапотали: «Дабл хайер!», то есть парик, кто-то осмелился потрогать руками, «Паинт! Паинт!» — краска. Индусскому счастью не было предела.
Пока Жена развлекала местно население, я прошелся мимо недавно построенного храма, с двумя каменными львами на входе, явно позаимствованных со старого комплекса. Сразу за храмом проводились реставрационные работы еще трех небольших храмов, претендовавших на историческую ценность. Человек пять сидели возле янтарно-желтых стен и драили их с мылом железными щетками. Немытые камни были покрыты черным налетом, явно разъедавшим высеченный узор и скульптуры, которые тут были крупнее, сантиметров по 70—80. Эротических мотивов тут не было вовсе. Отдельные элементы явно были грубым новоделом, фрагменты составлены хаотично, между ними зияли огромные щели. Эти храмы были сделаны явно позже и хуже. Похоже на жалкую попытку воссоздать наследие Чанделла, или время создания храма совпало с утратой мастерства. Потом мы смотались на автовокзал, где забронировали билеты на автобус на завтра, нам выдали квиточки, по которым на следующий день мы получили билеты. Позже мы оценили свой поступок, оказавшись на лучших местах.
Чтоб убить оставшееся время, отправились в поход по лавочкам. Я решил отомстить всем назойливым торговцам, побывав во всех лавках и нигде ничего не купив. Ассортимент практически у всех был одинаковый. В основном, это определенный набор бронзовой скульптуры, часто с претензией на эротику. Мне часто в руки совали совокупляющихся бронзовых уродцев, со словами «Кама-Сутра! Кама-Сутра!» или жуткие барельефы с людьми сардельками, якобы занимающимися сексом. В общем, полная ерунда. Я б с удовольствием приобрел бы несколько хороших копий женских фигурок виденных в храме, но качественно воспроизведенных, а не те грошовые поделки, которые вряд ли купить даже самый тупой турист.
Вечер, как всегда наступил неожиданно, в нашей программе стоял ужин. Делать вторую попутку в нашем гостиничном ресторане мы не рискнули. Тем более, что подобных заведений было вокруг полно. Выбор пал на «Итальянский ресторан». На входе нас встретил местный распорядитель, проводил на крышу, где и находилось это заведение. Старая английская мудрость говорит, что слугой должен быть индус, обслуживание в ресторанах всегда на высшем уровне, а вот про поваров говорится, что они должны быть китайцами. Ибо заказанная нами лазанья, была похожа на что угодно, только не на итальянское блюдо. Дело в том, что практически все ингредиенты не соответствовали рецепту. Так, вместо твердого сыра в распоряжении каджурахских работников кухни, была только брынза, а соус Болонез заменяло что-то вроде простокваши. Да, самое главное, в индии макаронные изделия приготавливаются из муки с низким содержанием клейковины, или что-то в этом роде, из-за чего при варке, часть макарон просто растворяется в кастрюле превращаясь в мутный «макаронный бульон». Любители быстро приготовляемых макарон, при приобретении подобного продукта в Индии будут разочарованны. Мяса в лазанье тоже, естественно не было. Зато был очень приятный и обходительный менеджер ресторана, который на европейском уровне обслуживал клиентов, несмотря на недостатки своей кухни. Кстати, несколько европеек спрашивали нас на улице где можно тут перекусить, а мы еще не были в курсе, что в Каджурахо такие с этим проблеммы.
На обратном пути зашли в приглянувшийся нам, вчерашний магазинчик. Встречали нас как старых друзей. Прикупили воды. Завтра предстояло долгое путешествие обратно в Джанси.

Путь в Варанаси
Автобус у нас было часов в 11 с копейками, поэтому мы проснулись, спокойно попили чайку и упаковали вещи. На улице нас ждал дежурный мотто рикша, который и домчал нас на автостанцию. Там уже сидела молодая пара из Южной Африки. Парень и девушка, абсолютные блондины, высокие и какие то угловатые и жилистые. Затем подошел виденный ранее молодой, рыхлый, немецкий паренек с рюкзаком и огромным чемоданом на колесах. Разгорелась перепалка по оплате за оплату багажного отделения, индус-контролер доказывал, что ему должны оплатить за каждое место, южноафриканцы доказывали, что багаж должны вести бесплатно, в общем денег с них все-таки взяли. Вскоре автобус набился пассажирами и тронулся под уже стоящим в зените солнцем. Прощай Каджурахо. Очень интересное место, но очень уж далеко. В принципе на осмотр хватило бы несколько часов. Вторая ночь тут была явно лишней, можно было уезжать еще вчера после обеда.
Во время движения автобус ехал подозрительно тихо. Над головой водителя развевались сохнущие трусы и майка. До нас дошло, что у него не работает сигнал, нет магнитофона, и это совершенно не отражается на скорости. Мы уже не обращали внимания на ободранную обивку сидений, процесс объиндусивания шел своим чередом, мы рассматривали пробегающий за окном пейзаж и слушали Макаревича, поделив наушники. Это автобус шел немного другим рейсом, он проезжал через Орчху, тоже очень известный населенный пункт с кучей древних сооружений, тут сошел молодой немец. Мы еще немного понаблюдали его битву с местными рикшами и гидами. Останавливался автобус несколько раз в небольших и больших населенных пунктах. Все высыпали из автобуса и устраивались рядом с импровизированными харчевнями на свежем воздухе. Самое почетное место отводилось водителю и он скрестя ноги, сидел на почетном месте, спокойно перекусывал, зная, что торопится ему некуда, и никто без него никуда не уедет.
Выезжая с одного из промежуточных автовокзалов, я не удержался и снял из автобуса общественный писсуар, в него была превращена целая стена здания. Забавные картины появлялись постоянно, а вот возможности запечатлеть все, не было. Например, мы просто обалдели, когда в автобус подсели пару взрослых, лет под 40 мужиков, на которых были одеты женские, беленькие платочки подвязанные под подбородком, ну как у девочки на шоколадке «Алёнка». Ну не вытаскивать же камеру из сумки и кричать: «Алёнки! Стоять! Снимаю!». Не успел снять, и прачечную, точнее место, где уже гладили бельё, полутораметровые, молодые ребята огромнейшими, по пол метра в длину утюгами, в которых тлели раскаленные угли. Зато на одной из стоянок запечатлел, как для поддува импровизированной жаровни в виде бочки используется обычный электрический вентилятор.
Приехали в Джанси мы довольно рано, до поезда сидеть и сидеть. Надо бы пообедать, а то предыдущие пара дней продержали нас в проголодь. Поэтому первому попавшемуся рикше было дано указание отвезти нас в хороший ресторан. Естественно он нас первым делом привез к каким то своим знакомым в жутковатого вида забегаловку при маленьком отельчике и остался ждать на снаружи, в надежде получить от хозяев комиссионные.
Лучше б он уехал. Посмотрев на Наталью, а затем выслушав, что мы думаем об этой харчевне и нем, он мгновенно отвез нас в достаточно приличное заведение, где мы нормально перекусили и первый раз узнали, что после еды в индии подается тарелочка с какими то сухими зелеными семенами, то ли имбиря, то ли кардамона смешанных с крупными кристаллами сахара. Одна или две чайных ложечки этой смеси, тщательно разжевывается, отлично освежая рот после острой кухни, и глотается, улучшая пищеварение.
На вокзале, мы как то сразу нашли зал ожидания для пассажиров первого класса, где мягкие кресла, туалет и человек проверяющий на входе билеты. Тут же сидели две японки или кореянки и что-то записывавший парень европеец и зажиточная, судя по фигурам, индийская семья. Папа, занявший единственное полулежащее кресло, толстенная мамаша, постоянно проверявшая целостность замков на двух пристегнутых к батарее чемоданищев, двое детей, упитанный мальчик лет 10 и не менее упитанная, постоянно обижаемая братом симпатичная девчушка лет семи.
Объявили наш поезд. Перроны над вокзалами всегда с навесом, на больших вокзалах под навесом стоят световые табло, показывающие какой поезд подходит или когда ожидается, а когда он уже стоит у перрона, на этих табло загораются цифры и буквы, обозначающие тот или иной вагон под ним. В Индии нет сквозной нумерации, т. е. не номеров 1,2,3 и т.д. Вагоны различаются по классам, первый класс, второй класс, спальный вагон и вагоны без класса, это если обычный поезд, если это экспресс, то в нем есть вагоны с кондиционером и включается другая схема обозначений. У нас был билет на первый класс, но в пассажирском поезде.
Когда наш состав остановился, мы начали метаться, ища свой вагон, Наташа помчалась, куда то к началу. Но я то помню, что обычно верхний класс находится в центре поезда, так и получилось. Рядом с дверями была прикреплена бумага со списком пассажиров и их мест. Вместо фамилий стояли наши имена, причем вместо Natalia стояло Vatalia. Просигналив Наташе руками, что потерянный вагон обнаружен, она к тому времени посмотрела для чего на окнах приварены решетки, будущие пассажиры самых дешевых вагонов пытались оторвать стальные прутья и под любым предлогом проникнуть в поезд, чтоб занять хорошие по их мнению места. Нам оставалось только ждать, когда строгий проводник начнет процесс посадки пассажиров. Купе первого класса пассажирского поезда, это дурацкая смесь нашего вагона СВ и старого общего вагона. Двухместное купе, с мягкими полками, одна вверху, другая внизу, но тут не выдают никакого белья и прочих благ, более того проводник предупредил, что бы мы закрыли двери и открывали только ему. Так как уже практически наступила ночь, мы так и поступили, закрылись на все три шпингалета и легли спать.

Комментарий автора:Ощущение, что именно здесь собираются самые невероятные попрошайки, нищие в оборванных тряпках, различные уроды каких не встретишь даже на страницах специализированных энциклопедий, вся эта кагала валяется тут же на бетонных плитах перрона, перемещаясь только в вашу сторону, чтобы выпросить хоть что-нибудь.

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий