Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Джайпур >> Часть Пятая: Индийские Рыцари


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Часть Пятая: Индийские Рыцари

ИндияДжайпур

Мавзолеем бы я это не назвал, но отель, в котором я оказался вечером, был шикарный. Этот дворец , переоборудованный в отель, был построен 20 лет назад для премьер-министра Джайпура. Но прежде, чем возвратиться в отель, давайте вернемся к знаменательному событию, которое произошло через короткое время после того, как мы с вами бросили последний взгляд на Тадж Махал. Это событие прошло бы незамеченным, если бы шофер как бы между прочим не заметил: «Въезжаем в Раджастан».

Штат Раджастан — один из самых интересных и красочных штатов Индии. Его история, пожалуй, богаче, чем у любого другого штата Индии, благодаря ражпутам — индийским рыцарям. Раджастан можно назвать штатом лишь условно. Практически каждый его город был независимым государством, постоянно находящимся в состоянии кровопролитной борьбы с каждым своим соседом. Честь города-страны, честь Махараджи были святы, и пожертвовать своей жизнью ради них было чуть ли не делом жизни. Периодически, и я бы сказал, очень периодически, когда воины одного города понимали, что у них нет шансов защитить своего махараджу от поражения от войска соседнего города и от страшного позора, они совершали джаухар — воины одевали желтые одежды и медленно выезжали на встречу с верной смертью, в то время, как их жены и дети бросались в костер, разведенный в крепости. Во время особо серьезных сражений десятки тысяч воинов погибали на поле битвы. Число погибших женщин и детей никто не определял, так как они все равно не смогли бы защитить великого махараджу, так чего их считать?

Раджастан — штат крепостей. Его можно разделить географически по диагонали на две половины, где одна половина — пустыня, а другая половина — горы и озера. На каждом холме, в каждом оазисе, на каждом возвышении — гигантская крепость. Я в своей жизни видел крепости, замки, военнизированные укрепления. Ничего подобного Раджастану, я уверен, нет и быть не может. Чтобы лишь приблизиться к каждой такой крепости, надо преодолеть горы, долины, ущелья. Затем — гигантская стена. Через узкий виляющий проем вы проходите через эту толстенную стену, идете по довольно узкому, великолепно просматриваемому со всех сторон подъему к следующей стене. Этих стен может быть десять. Я не представляю, как в древние времена без современного оружия, авиации, атомной бомбы, или хотя бы Катюш, можно было преодолеть даже одну стену.

На вершине горы находится большой комплекс зданий, ключевую роль в котором играет, конечно же, дворец — крепость махараджи. Мне кажется, что даже без единой стены махараджа должен был быть совершенно спокоен в своей крепости. Тем не менее население города-страны посвящало большую часть своего времени, творческих способностей и казны государства на строительство и укрепление этих военых шедевров. Причем мраморные дворцы внутри крепости покрывались резьбой такой филигранной тонкости и красоты, что я постоянно ходил с открытым ртом и невнятно шептал: «Это невозможно». Почему невнятно? А вы попробуйте пошептать внятно с открытым ртом.

Иногда, когда не хотелось тратить времени на обеды, и я бегал по этим дворцам голодный и раздражительный, то постоянно хотелось разыскать нынешнего махараджу и крикнуть ему: «Сволочь, лучше бы ты на эти миллиарды своих людей накормил». Да, многие из этих потомственных тунеядцев продолжают жить в своих гигантских дворцах, с гигантской прислугой, арендуя под гостиницу или музей небольшую часть территории и делая на этом миллионы, в то время, как их бывшие, а иногда и нынешние подчиненные живут в страшной нищете.

Именно в сегодняшней столице Раджастана, а в прошлом в одном из самых больших городов-государств под названием Джайпур, и находится тот шикарный отель, где я остановился. Благодаря баснословно высоким ценам, только очень богатые люди могут останавливаться в таких отелях. То есть, по индийским масштабам, заплаченные мною 55 долларов за ночь намного превышают месячную зарплату большинства жителей страны. По Нью-Йоркским масштабам за эти деньги можно провести ночь только на скамейке в Центральном парке. Но мы — в Индии, и оставив свой пыльный после дороги рюкзак в дальнем углу моей огромной резиденции, я отправился обозревать окрестности, точнее необьятную территорию отеля. Сам номер состоит из спальни размером в большую квартиру и ванной комнаты, в которой можно устраивать вечера-встречи человек на 20—30, если туда поставить стулья. Но главное достоинство моих апартаментов заключалось в волшебной двери, открыв которую и пройдя вверх, я оказался на огромной открытой со всех сторон террасе, с которой открывался шикарный вид на Старый Город. На террасе стояли раскладные кресла, столики. И все это — мое! Потребовалось усилие, чтобы не огорчать себя мыслями, что пока я гуляю по этой роскошной террасе, до завтрашнего дня принадлежащей мне одному, сотни миллионов индусов проведут эту ночь на улицах, в подвалах, с журчащим от голода желудком.

Раз уж я коснулся желудка, то не буду даже рассказывать о ресторане и ужине, который я там нагло сожрал, ибо если вы уже давно не читали сказки о всяких там волшебных дворцах Востока и их пиршествах, то вы все равно этого так называемого ресторана и мой ужин не представите. Может так оно и лучше, а то меня теперь совесть мучает.

На следующее утро меня разбудил грохот, раздающийся с моей террасы. Я тихонько вышел в одних трусах (хотя даже в этом не было необходимости, ибо моя терраса возвышалась над городом) и обнаружил довольно большую, человек в двадцать, семью лангуров — больших и очень игривых обезьян с длиннющими закручивающимися колечком хвостами. На соседней террасе пониже моей, кто-то разложил ковры, и лангуры развлекались, падая на них с грохотом с соседнего дерева и схватившись руками в упорной дружественной борьбе друг с другом. Вдали на вершинах гор виднелись силуэты фортов, замков и крепостей, куда мы отправились после завтрака на веранде перед тем самым рестораном, о котором я из скромности умолчал чуть ранее.

Крепости Раджастана, роскошные, гигантские, неприступные, в чем-то похожи друг на друга, но у каждого есть одно обязательное отличие — панорама, открывающаяся с его стен на вершине горы. Смотря на Джайпур с высоты, поражает его цвет. Да, цвет. В 1876 году очередной махараджа приказал покрасить весь город в розовый цвет, дабы продемонстрировать свое гостеприимство в связи с приездом в город коллеги-тунеядца из британской королевской семьи. Конечно, не все дома розовые, но большинство — розовато-красновато-кирпичного цвета с зелеными ставнями окон.

Самое знаменитое здание Джайпура — безусловно Розовый Дворец, или Дворец Ветров. Построенный в 1799 году как приношение богу Кришне, он, наверное, является одним из самых оригинальных зданий на Земле. Дворец похож на веер. Его высота в центре — 5 этажей, а по краям — не более трех. По сути дела — это даже не дворец, а просто фасад, так как толщина дворца всего одна комната. Иначе говоря, когда вы стоите перед ним, Дворец выглядит очень большим, а если встать сбоку, то его еле видно. Его главной функцией было предоставить возможность женщинам из королевских кругов смотреть на мир, на кипящую на улице жизнь так, чтобы их самих не было видно. В результате все окна, а их во дворце несусветное количество, покрыты ажурнейшей резьбой по камню.

Со всех сторон от дворца стоят весьма интересные здания, другие дворцы, а между ними тысячи и тысячи людей торгуют, кушают, едут на велосипедах, лавируя между коровами, играют в крикет — национальный вид спорта, немного, но к сожалению лишь очень немного напоминающий наш бейсбол. Почему к сожалению? Да потому, что будучи человеком общительным, и заходя во дворики и аллейки Джайпура, я наткнулся на группу мальчишек, играющих в крикет, остановился посмотреть, а через несколько минут уже стоял с битой, пытаясь садануть ей по мячу как можно сильнее, не совсем понимая, какова моя цель, то ли запульнуть мяч подальше, то ли повыше. Главное это то, что я получал удовольствие от общения с местным населением, что всегда является одной из главных целей моих поездок за тридевять земель, ну а мальчишки нахохотались и, да, представьте себе, нааплодировались вдоволь. Мы провели вместе минут 40, за которые моим друзьям пришлось несколько раз лезть на крышу двухэтажного дома за мячом после моих ударов (не мог вам не похвалиться!), а потом мы фотографировались, обменивались адресами.

Это был первый день декабря, начало сезона, когда согласно календарю можно, и я бы даже сказал, что нужно жениться. Гуляя вечером по городу создается впечатление, что весь Джайпур состоит из свадебных дворцов. На каждом небольшом квартале их обычно как минимум 3. Свадебный дворец состоит из большого двора, где тысячи людей собираются, общаются, тут же стоят столы, где на углях приготавливается еда. Причем имейте в виду, что индийская еда чрезвычайно разнообразна, и каждый из тысяч гостей норовит обязательно попробовать все и в больших количествах. Бесплатно же. А в дальнем конце двора находится довольно большая сцена, где сидит индийский оркестр, танцуют гости и приглашенные профессионалы, проходит ритуал бракосочетания, а потом на больших тронах восседают молодожены. Так вот представьте себе каких размеров должен быть этот двор. А теперь представьте, что за стеной одного свадебного двора находится следующий такой же, а за ним еще один. И так — на каждой улице. Вы, наверное, спросите, а что же происходит с этими дворами в течение долгих месяцев, когда жениться строго противопоказано, и я вам отвечу — понятия не имею.

В старые времена настоящая русская свадьба обязательно должна была иметь генерала. Какая же свадьба без генерала? В Джайпуре генералом был … я! С трудом выскользнув с трех или четырех свадеб, куда меня буквально насильно затаскивали счастливые молодые индусы, чтобы представить молодоженам и еще паре сотен особо почетных гостей, я с трудом вбежал в мой отель с твердым намерением в свадебный сезон по вечерам не гулять. Или гулять, но на пустой желудок, чтобы не обижать молодоженов.

На следующий день мы приехали в город Биканер, где мне предоставили бывшую спальню бывшего если не махараджи, то какого-то очень большого лица. Перед входом в мою комнату висела подвесная кровать, на которой это большое лицо отдыхало, каталось и предавалось другим земным удовольствиям. Сама комната с потолком на уровне третьего этажа (причем не хрущовки!) и старинной индийской мебелью меня совершенно поразила, пока я не обнаружил, что в ванной не было горячей воды и полотенец, а на моей кровати не было простынки. Зато прямо перед моим отелем находился еще один гигантский, роскошнейший, и неприступный дворец-крепость местного махараджи, а прямо за ним начинался Старый Город с узенькими виляющими улочками и потрясающими особняками, покрытыми потрясающей резьбой. Вы, наверное, уже заметили, как часто я говорю про резьбу на особняках, дворцах. Я никогда не видел ничего подобного, не представлял, что такое возможно, и … заранее извиняюсь, когда буду снова и снова с восхищением описывать эти шедевры.

Биканер, как и многие другие города Раджастана, разбогател на торговле опиумом. Торговцы строили себе высокие виллы на узеньких улочках, в результате никогда не видя солнечного света из-за близости построек. Почувствовав, что час расплаты подходит, они бросали виллы и тихонько уезжали, и большинство вилл стоят с закрытыми ставнями, а перед ними, как и везде в Индии, кипит жизнь, идет бойкая шумная торговля, дети играют в крикет, а коровы, расталкивая людей, добродушно плетутся в поисках съедобного мусора.

А вечером я оказался … на свадьбе. На этот раз отвертеться было нельзя, ибо пригласили шофера, а он повел меня и еще человек 10 западных туристов из соседних отелей. Любопытно, что никто не ожидает от гостей денег и подарков. По-видимому, для проводящих свадьбу большая честь, когда приходит много народу, да еще и туземцев, то есть белых. Стоя за воротами свадебного двора и наблюдая за веселой, шумной, кушающей, обнимающейся толпой, все кажется гораздо веселее, чем во дворе. Во всяком случае, попробовав всю еду, которая там была, и посидев долго-долго слушая концерт в ожидании молодоженов, я в полудремлющем состоянии и не заметил, когда они оказались на сцене. Муж сидел на большом троне с гордым видом. Рядом, на троне поменьше, немного сжавшись и смотря в пол, сидела довольно симпатичная девушка. В ее глазах был ужас и безысходность. Шофер объяснил, что в Индии так полагается. Я не уверен, но, как я уже всю дорогу обещаю, об индийских женщинах мы поговорим подробно позднее. Хочу лишь заметить, что ни на одной американской свадьбе гости не одеваются настолько аккуратно, хорошо, чисто и красиво, как на всех свадьбах, которые я видел в Индии.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 26.05.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий