Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Индия моими глазами (Часть 1)


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индия моими глазами (Часть 1)

Индия

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

В Шереметьево я впервые увидела часть группы, с которой мне предстояло путешествовать по Индии. Высокая, очень красивая молодая женщина и мужчина лет сорока с хвостиком, муж и жена. Провожавший нас представитель фирмы Дима сообщил, что должна подойти ещё одна женщина. Таким образом, группа оказалась весьма немногочисленной — всего четыре человека, включая меня. Честно говоря, я очень обрадовалась, что поедет женщина, так как в противном случае мне пришлось бы доплачивать 190(!) долларов за одноместное размещение. Время поджимало, мы решили не дожидаться её в вестибюле и пройти на посадку. На прощание Дима сказал, что надо принять во внимание, что едем мы в очень необычную страну, что такой нет нигде на земле, и лучше морально подготовиться ко всяким несостыковкам и неожиданностям. Наша троица дружно кивала головами, но даже и представить себе не могла глобальности предсказания.
 В салоне самолёта я познакомилась с парой. Анатолий — известный в определённых кругах автор и исполнитель песен, Наташа — его жена. Наташа оказалась на редкость милой и приятной женщиной, и мы с ней проболтали про своих дочек все шесть часов полёта. Периодически мы крутили головами, пытаясь определить, кто же из пассажирок — наша спутница. Не смогли.
Места были у окна, но кроме облаков ничего не было видно. Ну, ничего, полетим над Индией, там солнышко, там и насмотримся!.. Ничего подобного. Под нами только облака. А при подлёте к Дели, самолёт попал в самую настоящую грозовую тучу, и, выйдя наружу, новоиспечённые туристы оказались под мерзким дождичком. Между прочим, когда мы вылетали из Москвы, светило солнце… Заметив дядечку с табличкой, на которой было написано название нашей турфирмы, поспешили к нему, наперебой сообщая, что надо подождать, что придёт ещё одна женщина. «А он уже здесь!» — радостно сказал дядечка, и навстречу нам пошел подтянутый мужчина, как потом оказалось мой ровесник и по имени Игорь. В первый момент мы просто лишились дара речи, но дядечка не дал нам долго стоять раскрыв рот и поторопил в машину. В Москве обещали автобус с кондиционером. На улице уже дождичек не дал разевать рот от удивления, и наша четвёрка резво погрузилась в колымагу, только цветом отличавшуюся от фанерного грузовика, который ехал вслед за Ниной из «Кавказской пленницы». Когда я закапризничала и стала напоминать про кондиционер, мне недоумённо предложили открыть окно… Итак, наш катафалк «мчался» по столице Индии — Дели. Сырой тёплый воздух врывался в открытое окно, а я жадно в него высовывалась, стараясь сражу же погрузиться в мир легендарной страны. Легендарная страна сильно напоминала смесь Хургады (обилием грязи) и Душанбе (обилием зелени на улицах). По дорогам, каждый со своей скоростью, двигались «Тойоты», «Опели», автобусы, у которых отсутствовали в окнах стёкла, на зато присутствовали решётки, мотоциклисты, велосипедисты, моторикши, велорикши и волы, запряжённые в повозки. Всё это нещадно гудело, мычало и не соблюдало никаких правил дорожного движения. Правда, на светофорах на красный свет все останавливались — столица! В Дели был уже вечер, когда, постояв во всех пробках, мы приехали, наконец, в отелик на 20—30 комнаток. Наша группа — это все постояльцы. В ресторане на ужине мы опять вчетвером. Обещанный в Москве русский гид — девочка Леночка, должна была к нам присоединиться утром. Все мои попытки после катастрофически сытного ужина пойти прогуляться по городу были жестоко отвергнуты непрекращающимся дождичком. Зонтов в жаркую Индию, понятно, никто не взял. Пришлось водвориться в ненавистный мне, по понятным причинам, двухместный номер.

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

Наутро нас опять накормили до отвала, и мы стали прогуливаться под ясным солнышком у ворот отеля, так как в 9 часов должна была прибыть девочка Леночка, дабы ознакомить нас с достопримечательностями столицы. В половине одиннадцатого Леночка прибыла. Ну, нас предупреждали, мы не ропщем. Едем осматривать центр Дели. Накануне город нам категорически не понравился, о чём мы сообщаем Лене. Такой горячности мы не ожидали. Лена — фанатка Индии. Оказывается, мы ездили не по тем дорогам, видели совсем не то, что надо, и сейчас нас привезут в центр. Да, но по дороге в центр мы видим всё то же самое, что и вчера. Помимо этого мы видим при дневном свете жуткое количество кибиток из картонок и тряпочек. Они расположены вдоль тротуаров с обеих сторон улиц, и в них лежат, сидят, едят, моются и т.д. грязные оборванные люди. Голые детки в пыли, на мусорных кучах… Они так живут. На наши расширившиеся глаза Леночка отвечает, что это люди, приехавшие на заработки. Года за два-три они зарабатывают сумму, достаточную для того, чтобы, приехав к себе в деревню, построить дом и спокойно жить. Работают они в, основном, вело — и моторикшами. Такое объяснение немного успокаивает, но глаза отказываются воспринимать убожество как норму. Помимо этого постоянно привлекает взгляд сумасшедшее количество коров на улицах. В основном они стоят или лежат на разделительных полосах, но иногда в их коровьи головы что-то вступает, и они внезапно начинают переходить дорогу… Корова — это священное животное, можно запросто в тюрьму загреметь, если её обидеть. Поэтому, если корове вдруг надоест переходить дорогу, и она уляжется отдохнуть, образуется пробка. И упаси вас бог её как-то подтолкнуть. Можно только посигналить. Может и соблаговолит. Впечатляют также общественные туалеты. Они состоят только из одной стеночки, возле которой, спиной к прохожим и машинам стоят и сидят исполняющие мужчины. Женщинам и того не положено — кустиков полно.
Однако нас привозят в пресловутый центр. Он вылизан и поражает отсутствием людей. На громадной площади перед бывшим дворцом президента (по бокам — крылья здания парламента) учится вождению одинокий чайник. В тени деревьев скучает полицейский дозор. Далее осматриваем триумфальную арку, ничем не примечательную, я даже не запомнила, в честь чего, собственно… Потом Радж Гхат — место кремации Махатмы Ганди, Индиры Ганди, Джавахарлара Неру. В парке прямоугольная мраморная платформа, вся усыпанная цветами. Ничего особенного, кроме того, что толпы индийцев идут и идут к ней, стоят, думают, дотрагиваются до неё, потом до лба… Любопытно.
Посещаем кафедральный собор Лакшми Нарояни. Он построен в 1934 году на деньги одного из двух наиболее влиятельных и богатых кланов Индии. Красота необыкновенная. Ходить в храмах Индии можно только босиком, снимать на видеокамеру или фотоаппарат в этом храме нельзя вообще. Народу — море. Индийцы. На нас смотрят откровенно, как на обезьян. Видим, как одна пара с ребёнком на руках подходит к алтарю, кладут на него цветы. Выходит служитель храма, берёт цветы, а в ответ выносит им сладости в пакетике и мажет ребёнку красной краской точку на лбу. Довольные родители уносят малыша. Следующие пункты осмотра — храм Лотоса и минарет Кутуб Минар. Но, так как путёвка предусматривала трёхразовое питание, нас через весь город волокут опять в отель отобедать. А город большой. По сведениям Леночки, численность населения составляет 9 миллионов жителей плюс три миллиона приезжих (на тротуарах).
Кутуб Минар построен во времена мусульманского правления, «но имеет явные черты самобытной индуистской культуры», — благоговеет Леночка. Мы сыто соглашаемся. Кто-то всё время свиристит, но попытки обнаружить источник на ветках деревьев ни к чему не приводят. Там, правда, сидят здоровые цветные попугаи, но молчат. Оказалось, искали не там. Под ногами и по развалинам бегает масса чудесных бурундучков, которые и балаболят на своём бурундучьем языке. Шустрые жизнерадостные зверьки приводят в умиление и без того благостно настроенную группу. Нас не много, но так как все, кроме Наташи, с камерами и фотоаппаратами, мы умудряемся растягиваться на значительное расстояние. Леночку это не смущает, она обращается к первому, кто оказывается рядом, и вываливает на него всю имеющуюся у неё в голове информацию. Кто не успел, тот опоздал. Я обычно не успевала и терзала Леночку вопросами и советами на предмет того, как надо проводить экскурсии. Во время очередной растяжки в пространстве и во времени, я благополучно потерялась. Просто свернула не в ту сторону, что все. Моментально куда-то исчез весь любопытствующий народ, вокруг полуразвалившиеся стены с проросшими сквозь них деревцами. И свиристят бурундуки в тишине. И я — Маугли в заброшенном городе, занесённая сюда коварной Леночкой-бандерлогом… Поплутав в лабиринте развалин, выхожу собственно к минарету и обречённо бреду к джипу, выделенному нам сегодня. Где-то далеко мелькают белые Наташины брючки как белый флаг. С удовольствием капитулирую и мчусь к собратьям по разуму. Отряд не заметил потери бойца. Все изумлены, узнав, что я терялась. Дружно загружаемся в джип, где я и начинаю выяснять, а когда собственно будем смотреть железную колонну, которая, якобы, из метеоритного железа, которая какую-то кучу лет уже всё никак не ржавеет, и которую надо непременно обнять, чтобы стать счастливым. Ответ: «Ну, ты даёшь! Ты же нас около неё и нашла! Не видела, что ли?» Счастливой быть рассчитывать не приходится…
Храм Лотоса посещать откровенно не хотелось. Мы приехали за экзотикой, за стариной, а тут современное сооружение. Характерен тем, что не принадлежит ни одной из религий. Внутри нет никаких изображений, никаких икон, символов — только ряды кресел как в театре. И нельзя разговаривать. Сели. Мимо прошла индианка, в тишине позвякивают бубенчики на ножных браслетах… И вдруг такое отдохновение, такой покой. Не хотелось вставать и идти куда-то. Хотелось сидеть вот так и молчать. Мало ли чего хочется, встали и пошли.
Близилось время очередного кормления, и мы, чтобы оттянуть немыслимое наполнение животов, согласились заехать в предлагаемый нам Леной магазинчик. В основном он был ювелирным. Качество камней, дизайн — потрясающи. Мужественно борясь с его соблазнами в виде восхитительно выполненных колец, серёг, браслетов, колье, я принялась осматривать другие отделы. Стали мы с Наташей прицениваться к сари — минимум 50 долларов. Ого! Для девяти метров узенького материала, пусть даже шифона, дороговато! Ну да бог с ним, в следующем зале от сандаловых слоников размером 7 сантиметров до напольных слонов из чёрного дерева, великолепно инкрустированных то ли слоновьей, то ли верблюжьей костью просто было не повернуться. Хотелось купить всё! Спасаясь, я вернулась в ювелирный зал. Спутники мои всё ещё не закончили выбирать, и мне от нечего делать взбрело в голову тоже поразглядывать украшения… Три серебряных кольца ехали в отель вместе со мной. В машине я надела кольцо с топазом, на ужин — с рубином, на ночь — с сапфиром. При этом днём были приобретены бусы, веера из павлиньих перьев, мраморные слоники … Я твёрдо решила больше ничего не покупать.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ.

Наутро нам предстояло отправиться на поезде в городок под названием Джанси, где группу должен был ожидать джип, который отвезёт нас в Кхаджурахо, соответственно в котором находится комплекс храмов Камасутра. Предвкушая знакомство с храмами, загружаемся в поезд без десяти шесть. Отправление в шесть тридцать. Ровно в шесть поезд трогается! Мы ещё не совсем привыкли и, вытаращив глаза, взываем к Леночке. «Ну, значит, теперь он уходит в шесть»,- зевает Леночка. Спать действительно хочется, но ведь за грязнющим окном уже плывёт настоящая Индия! Не такая, как в кино, а всамомделешняя. Радостно всматриваюсь и силюсь понять, почему за окном подмосковный пейзаж… Да, редко-редко вдалеке проплывает пальмочка, но очень уж вдалеке и очень уж редко. Я разочарована. Ехать пять часов. Мне скучно.
Ах, вам скучно? На станции, предшествующей Джанси, объявили стоянку десять минут. Игорь вышел из вагона поснимать реалии провинциального индийского вокзала. Поезд уехал через две минуты. Это чтобы не скучали.
Следующий поезд должен был прибыть в Джанси через полтора часа. Беготня к начальнику вокзала и эмоциональные объяснения проблемы позади, просто ждём. Вдруг мимо пробегает Игорь! Оказалось, он нашёл индийца, немного понимающего по-английски, и сумел договориться, чтоб его подбросили на легковушке. Всего тридцать долларов. Радость не знала границ. На радости купили две бутылки местного рома. Весьма! Но это позже, а сейчас предстояло ещё четыре часа езды в джипе.
Грифы, сидящие прямо на обочинах дороги, потрясли. Но ещё больше потрясла манера езды индийских драйверов. Из правил движения есть только одно: «Пожалуйста, гудите!». Оно, это правило, написано на заднем борту каждого грузовика. Поворотники никто не включает, все общаются исключительно с помощью жестов высунутой в окно руки. Боковых зеркал или нет вовсе (отбиты), или они прижаты к кузову. И немудрено — все едут строго посередине дороги и, только когда сблизятся на критическое расстояние, сворачивают на свою полосу. При этом всё равно, кто едет навстречу друг другу: грузовик и грузовик или велосипед и грузовик, схема одна. Сидя как раз за водителем, вспрыск адреналина я получила на год вперёд. Ну а если впереди посередине дороги тащится какой-нибудь грузовик, надо как раз «пожалуйста, гудеть». Тогда из его окна высовывается рука, и начинается «разговор». Помимо всего этого, все дороги изобилуют «лежачими полицейскими», что весьма затрудняет съёмку на видеокамеры. Часа через два в придорожном кафе нас покормили обязательным обедом. Всегда очень вкусно и много. Но очень-очень остро. Первую неделю наши желудки терпели, потом взвыли. Около этого кафе мы впервые увидели, как растёт папайя. Смешно.
Всю дорогу снимаем на видеокамеры то и дело проскакивающие деревеньки, деревенские храмы и медлительных коров. Храмы могут быть высотой всего по колено человеку, но все они сияют свежей белой, голубой или розовой побелкой, украшены мишурой, цветами, гирляндами лампочек. И несравнимы рядом глинобитные жилища самих крестьян…
Скудная природа объясняется, оказывается, тем, что мы прибыли в самый засушливый штат Индии. Вот в конце июля начнётся сезон дождей, и тогда…
К пяти часам вечера прибываем в Кхаджурахо. Никакие. Но через час закроется камасутровский музей, надо его успеть осмотреть. Надо, так надо. Храмы необыкновенные. Все сплошь в фигурках людей и животных, в резном орнаменте, да и сама форма храмов очень интересна. К сожалению, всю эту красоту воспринимают только глаза, эмоции тихо дремлют после долгого пути. К счастью, всё запечатлевают неутомимые видеокамеры. Как показал последующий просмотр, наши милые помощницы всё же не в состоянии передать той атмосферы, тех запахов и температуры воздуха, короче, всего того, что дано нам в ощущениях, чтобы в полной мере ощутить эффект присутствия.
 В отличие от других, два храма покрыты резными фигурками не то, что эротичными, а прямо-таки сексуального характера. Причём, всех видов этого «характера», включая зоофилию. На выходе из музея настырные торговцы буклетами всовывают в руки свой эротический товар и кричат: «Давай сто рупий!» Сто рупий не даю, даю восемьдесят и покупаю небольшую книжицу «Камасутра» с картинками. Зря я её просмотрела перед сном одна в двухместном номере…
После осмотра храмов наши тела привезли в отель. Предварительно спросили, хотим ли мы посмотреть в десять вечера народные классические танцы Индии на фоне храмов Камасутры? Ответили утвердительно и, по возможности, с энтузиазмом.
На ужине уже не удивляемся, что в громадном отеле опять мы одни. И только для нас два дяденьки с барабаном и с флейтой (но без кобры) барабанили и дудели.
Отужинав, наша группа уже бодра и весела, чего не скажешь об аккумуляторах видеокамер. С собой беру только фотоаппарат, и это огорчает. Снимать танцы — и не на камеру! Танцы оказались просто восхитительными, хотя и на фоне нарисованных храмов. Юноши и девушки, студенты институтов культуры, плясали с таким задором, так самозабвенно отдаваясь действу, что и следа нашей дневной усталости не осталось. Рядом, несмотря на полночь, работал магазинчик. Находясь под гипнотическим воздействием танцев, покупаем в нём кто что. Я, например, купила металлическую голову Шивы. Очень долго торговались, пришли к взаимоприемлемой цифре, и только выйдя на улицу, я спросила себя: «А зачем мне Шива-то
Кстати о Шиве. Этот активный бог редковато бывал дома. И вот однажды, прибыв из очередной командировки домой, обнаруживает он, что какой-то мужчина моется в его ванной, да ещё и песни поёт! Рассерженный Шива долго не разбирается, отрывает несчастному голову и растаптывает её в порыве гнева. Прибегает его супруга Парасвати и с плачем сообщает, что скорый на расправу муж убил родного сына, который успел подрасти за время отсутствия отца. «Что хочешь делай, дорогой, а воскрешай нашего мальчика!»- сказала Парасвати, возможно, держа в руке большую скалку. Посылает смирненький Шива слуг: «Принесите мне скорее голову того, кто встретится вам первый.» Первым встретился слон… Делать нечего, быстро приделали голову, какую есть, и получился, таким образом, самый любимый индийцами, самый весёлый бог — слоноголовый бог Ганеша. Он всегда изображается танцующим, жизнерадостным, с большим животом. А у ног его вечная спутница — мышка.

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ.

На следующее утро доосмотрели южную часть комплекса храмов Камасутры и отправились в обратный путь к городочку Джанси, дабы сесть на поезд и поехать теперь в Агру. По дороге посещаем Форт Орча, который находится на речке Бетва. Наверное, нет таких слов, которые могли бы передать наш восторг, который испытывали мы, бродя по бесконечным коридорам и переходам этой крепости. Внутри её находились и мечети (ибо все форты в Индии были построены во времена мусульманского правления), и залы для публичных и частных аудиенций, и дворцы для жён, и гаремы для двух тысяч наложниц, и площадки для выступления музыкантов и факиров, чтобы женщины не заскучали. От восторга в горле пересохло, и под каменными сводами разносились только звуки наших осторожных шагов. Это было наше первое знакомство с фортами, и было впечатление, что прекраснее Форта Орча быть уже ничего не может, что все остальные, которые нам ещё предстояло осмотреть, окажутся в лучшем случае жалким подобием этой сказки… Все последующие форты в грязь лицом не ударили. Как ни хотелось нам побродить подольше, пора было ехать, чтобы не опоздать к поезду.
Драйвер наш был не только шустрый, но и разговорчивый. Анатолию тоже в коммуникабельности не откажешь. Всю дорогу братья по разуму весело болтали и смеялись. Драйвер говорил только на хинди, Анатолий только по-русски. Пару раз всё-таки обращались к Леночке за переводом, так мы узнали, что водила решил показать нам свой дом и семью, которые были по пути.
Деревня. Глинобитные дома. Входим в парадную комнату. Из мебели только две скамеечки, журнальный столик, тумба с телевизором. Сама комната метров пятнадцать и высотой метра четыре с половиной. На потолке вентилятор, в стенах ниши, в нишах красочные бумажные изображения богов и ТЕЛЕФОН! Мне завидно, в моей московской новостройке уже два года нет телефона, а тут деревня… Подлый телефон немедленно начинает звонить, хозяин по нему говорить, а Леночка нервничать, боясь опоздать на поезд. Весёлый драйвер показывает нам жену, сына, отца, жену брата (с прикрытым лицом, ибо нет рядом её мужчины) и приволакивает из колыбельки крохотную спящую дочку. Стараюсь посмотреть, что находится за парадной комнатой, но, кроме того, что там несколько сумеречных помещений, разглядеть ничего не могу.
На поезд не опаздываем, по дороге ничего не случается. Это настораживает. В Агре нас встречает новый водила — настоящий сикх. Зовут его Балби Сингх. Он в жёлтой чалме, в белом одеянии, с красивыми и ухоженными бородой и усами. Степенный старик сильно отличался от предшественника во всём, включая манеру езды. Он возил нас практически без «пожалуйста, гудите» и не лихачил. Как оказалось позже, это спасло некоторым из нас жизнь.
И новый драйвер, и Агра нам понравились, о чем и сообщаем снисходительно Леночке. Леночка в восторге. После ужина, с моей подачи, совершаем некоторые покупки в магазинчиках при отеле. Всё, отдыхаем, день был тяжёлый.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ.

Агра начинается с Тадж-Махала. Когда-то папа был в Индии и привёз сувенир — маленький Тадж-Махал из белого мрамора, пустой внутри. Если вставить снизу лампочку, свет проходит сквозь тонкий камень. Красиво. Так я его себе и представляла. Ну, во-первых, это не просто дворец-усыпальница, а, как здесь вод
ится, целый комплекс. Вход через ворота и гостиный двор из красного песчаника. Вблизи комплекса только пешеходная зона. Но пройти пешком нам не дают, усаживают на живых велорикшей! Всю недолгую дорогу хочется соскочить и пойти пешком. Чувство вины ужасное. Пробуем расплатиться, рикша возвращает деньги, объясняя, что дождётся нас и отвезёт обратно. Чтобы подойти собственно к дворцу, приходится не только сдать видеокамеру на хранение, но и пройти унизительный обыск. У моих спутников с собой оказался нож. Велели сдать. Дело в том, что Тадж-Махал не только восхитительное архитектурное сооружение, он покрыт снизу до верху инкрустацией из драгоценных и полудрагоценных камней. Туристы, выковыривающие камушки ножами, не приветствуются. Тем более, что почти все драгоценные камни уже повыковыривали в своё время англичане. Осталось совсем мало.
Издали и в виде сувенира дворец совсем маленький. Вблизи начинаешь догадываться, что любовь, наверное, все-таки существует — колоссальная усыпальница была построена для любимой жены Мумтаз, скончавшейся во время родов четырнадцатого ребёнка! На беломраморном сооружении нет ни единой росписи (они не вечны), только инкрустация. Каждый лепесток в цветочном орнаменте, каждая половинка лепестка или листика выполнены из камушков различного цвета и оттенка. Камни светятся в глубину… Изнутри инкрустация была ещё богаче. Вот её как раз и ободрали.
Ходим босиком по тёплому мрамору вокруг благословенного здания, и на нас нисходит благодать. Как много в Индии оказалось мест, где хочется просто сесть, где стоишь и просто созерцать, никуда не торопясь, не суетясь… Смотрим, облокотившись на парапет, через речку Джамну на противоположный берег, туда, где, по задумке Шаха-Джахана, должен был бы возвышаться такой же дворец-усыпальница для него самого, но уже из чёрного мрамора. И соединял бы их чёрно-белый мост… Не сложилось. Оба лежат рядышком в Тадж-Махале.
По парку, разбитому вокруг дворца бегают мангусты. Трачу как минимум минут пятнадцать, чтобы успеть заснять эти живые молнии на фотоаппарат. В результате та, которую я снимала, уже растворилась в полёте, зато высверкнула другая и попала в кадр. Немудрено, что они оказываются проворнее змей… Об артистизме отвозящего нас обратно велорикши даже не хочется упоминать. Мы и так исстрадались от смущения, а тут ещё стоны, кряхтение, вытирание пота…
К счастью, дальше можно ехать на джипе. Подъезжаем к резиденции императора Акбара — Красному Форту. Множество обезьян скачет по деревьям и зубцам стен. Проходим между двойными крепостными стенами и попадаем в очередную сказку. Один дворец прекраснее другого. Самые неожиданные и изысканные архитектурные решения. Глаза и камера стараются запомнить всё, что можно, но всё это надо видеть наяву. И желательно остаться там жить. Жаль, нельзя — в музеях жить воспрещается. Похоже, форты становятся моими любимыми сооружениями.
Больше часа нам бродить не дали, погрузили в джип и повезли в Сикандру. Под этим странным названием скрывался, оказывается, мавзолей императора Акбара. Сам мавзолей не очень впечатлил. Ободранный весь, подлежащий реставрации (инкрустацию надо было делать, а не росписи!). Зато мы получили долгожданное приключение. Вернее его получила я в виде пощёчины от обезьяны. Их там великое множество, и предприимчивые индийцы предлагают какие-то крошки туристам для угощения местных обитателей. Будучи в весёлом настроении, я без задней мысли сделала вид, что тоже беру еду и отправляю её в рот. Секундная пауза, когда потрясённая моей наглостью, хозяйка мавзолея смотрела на меня расширенными глазами, закончилась оплеухой. На первый раз лёгкой, просто показать мне моё место под солнцем. Под солнцем оказались ещё павлины, волы, зебу и вездесущие бурундучки. Возвращаемся в отель. Агра такая же грязная и с такими же страшными кибитками вдоль улиц, как и в Дели. Но она нам почему-то всё равно очень нравится. Необъяснимо. По улицам идут индианки в сари потрясающе ярких расцветок. Там женщины не боятся быть красочно одетыми, в результате есть ощущение, что всё время находишься посреди большой клумбы. Очень часто видим такую картину: на улице возле дерева стоит подобие стола, на нём, прислонённое к стволу зеркало, перед зеркалом дяденька с намыленной физиономией. В целом, парикмахерская. И не дорого.

Продолжение следует…

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 22.05.2001 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий