Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Индостан — земля, где я дома... (Исповедь бэкпэкера). Часть третья: Снова Индия!


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индостан — земля, где я дома... (Исповедь бэкпэкера). Часть третья: Снова Индия!

Индия

Но вскоре я снова засобирался в Индию! Дело в том, что среди тех людей, с которыми я вел переписку на тему прелестей тропической зимы, была одна очаровательная девушка… Она встретила меня с позднего ташкентского рейса в московском аэропорту и мои восторженные рассказы плюс богатые восточные дары убедили ее в преимуществе Индии по отношению к Кипрам и Испаниям. Так что на майские-2002 мы решили ехать в Индию вместе!

Визы и билеты мы, чтобы не геморроиться, оформили через агентство, причем весьма бюджетно — визы обошлись в 40 баксов, как и в посольстве. Летели мы снова «Узбекскими Авиалиниями», но по оригинальному маршруту — туда в Дели, а обратно из Амритсара (город на границе с Пакистаном). Билеты стоили 480 баксов.
Беда в том, что майские праздники, хотя и весьма благоприятны в смысле испрашивания отпуска, но не являются лучшим временем для обзорных экскурсий по стране — в Индии в это время разгар сухого жаркого сезона, так что зона комфортного путешествия охватывает только крайний северо-запад и северо-восток страны — там, где Гималаи. Но Гималаи я люблю, поэтому мы поехали именно туда. Планы включали посещение Шимлы — летней столицы Британской Индии и Дхарамсалы — резиденции Далай-Ламы XIV, а все остальное — на месте по желанию.

И вот наконец мы в полете! Виды Тибета в этот раз понаблюдать не получилось — горная страна оказалась затянутой плотными серыми облаками… Ну да ладно! Такая карма.
Еще раньше я пугал подругу данными делийского онлайн-термометра — все две предыдущие недели он упорно показывал +41—43 и яркое солнце! А теперь нам предстояло столкнуться с индийской жарой лоб в лоб. К счастью, в день нашего прилета похолодало до +38, поэтому мы не свалились от теплового удара а, взяв по моему рецепту авторикшу, уехали на улицу Мэйн Базар. Мучиться жарою нам оставалось недолго — поздно вечером у нас уходил поезд в горы. А пока я непреклонно двинулся в сторону своего любимого ресторана — отпраздновать наш совместный приезд в Индию!!!
Настал вечер и мы, сытые пряной индийской пищей и пёстрым хаосом улицы Мэйн Базар, загрузились в поезд. Ехали мы опять во втором классе, кондиционеры не справлялись с жарой и духотой, но зато смогли успешно простудить меня, пока я спал на верхней койке. В пять утра мы прибыли в Калку, где нам предстояла пересадка на узкоколейку, ведущую в горы. Дорогу эту построили англичане в начале века, еще когда Шимла — конечный путь нашего путешествия — была летней резиденцией генерал-губернатора Индии. С инженерной точки зрения эта 100-километровая трасса была просто чудом и стоила немеренных бабок — одних мостов там несколько сотен! А еще туннели! Вагончики поезда — маленькие и непривычно аккуратные с комфортными мягкими креслами (здесь мы сели в первый класс — их всего два). Вскоре мы поехали и солнце тоже начало свой ежедневный путь. У меня есть фотография — первый золотой луч, как прожектор вырывающийся из-за далекого темного холма — как же я соскучился по рассвету в Гималаях! Я радовался, как киндер… Подруга тоже не грустила, но постоянно клевала носом — встали-то с петухами! Мне же никакой сон не шел и я завороженно таращился на проплывавшие мимо горные пейзажи. Позже я сделал было попытку расположиться на подножке открытой двери, но низенькая дверца игрушечного вагончика не располагала к комфортной медитации, поэтому я вернулся в кресло и снова уставился в окно — и так все пять часов…

Приехав в Шимлу, мы прошвырнулись километра три до запланированной гостиницы и довольно удачно вписались в дабл со всеми мыслимыми индийскими удобствами за 12 баксов — мне не хотелось сразу шокировать подругу индийской бэкпэкерской действительностью, пусть девочка попривыкнет. Да и вообще, Шимла — дорогой город, особенно сейчас, в мае. Она расположена на высоте 2200 метров, поэтому там царит комфортная температура +16—24 градуса и сюда отдыхать от жары едут все семьи «новых индийских», живущих в Дели, а сами мужья-бизнесмены подкатывают к домочадцам на выходные. Я уже упоминал, что «новые индийские» любят места, выбранные когда-то европейцами, а Шимла — полностью креатура английских колониальных властей и поэтому представляет собой что-то типа индийской Рублевки или Барвихи. Расположена она на самой вершине хребта, с одной стороны которого открывается бескрайний вид на зеленые холмы предгорий, а с другой — царят заснеженные вершины далеких Гималаев!
Прямо в центре города острый гребень хребта сравняли, создав небольшую улицу-променад под названием The Mall, откуда и открываются вышеописанные виды и где расположена почти вся ночная, культурная и духовная жизнь города. Доминировала над променадом высокая англиканская церковь, которая вечером освещалась прожекторами и на свет слетались огромные тучи бабочек, облеплявшие все здание сверху донизу! Вот тоже сюрреалистичная картина — бабочки, стремящиеся к Богу! А сама улица, застроенная домами в английском стиле, была полна неожиданно продвинутых для Индии заведений — бутики, рестораны, универмаги. Мы, например, с удивлением там обнаружили оч-ч-чень милую кофейню, похожую по стилистике на питерскую «Идеальную чашку» (первую из увиденных мною в Индии), где и выпили прекрасный ароматный капуччино за полдоллара! Короче, Шимла явно служит модным местом для сливок индийского общества, поэтому бэкпэкеру, алчущему локального индийского колорита, там делать нечего. Но вообще город прикольный… Затемно еще я собрался в поход — встречать рассвет на близлежащий холм. Подруга сочла этот поступок ничем не оправданным героизмом и осталась досыпать, а я пошел по утреннему холодку через заросший соснами лес к расположенному на самой вершине храму, посвященному обезьяньему божеству — Хануману. Добравшись до вершины, я заценил залитые утренним светом далекие Гималаи (мне помог бинокль), а потом монахи начали утреннюю службу… Храм сам небольшой, чистенький, очень ярко и богато украшенный и музыка, сопровождавшая службу, вносила во все элемент некой ирреальности. Она состояла из ритмичных ударов в несколько барабанов, из звона колокола и нестройного песни-молитвы трех человек. Все это обильно подкреплялось курением благовоний… Из посторонних в зоне видимости присутствовал только я один — но и я сидел на скамейке чуть поодаль, залитый теплыми лучами утреннего солнца. Да, зря подруга проспала такое чудо! А потом обезьянки, в огромном множестве вертевшиеся повсюду — качавшиеся на колоколах и резвившиеся на крышах, пришли ко мне просить подарки… Мне навсегда запомнится выражение лица самой маленькой обезьянки — ее старшие товарки быстро врубились, что им здесь нечем поживиться и умчались, а она, бедненькая, все сидела на спинке скамейки в полуметре от меня и смотрела с мольбой… А потом, разочаровавшись в людях, она тихо вздохнула, развернулась и пошла прочь…
Ей-богу, я чуть со стыда под землю не провалился — ну не было у меня ничего! Не взял!!! Вскоре мы уехали на священное озеро Ревалсар, знаменитое тем, что на его берегах когда-то медитировал сам Падмасамбхава — тот самый чувак, который принес буддизм на Тибет. Озеро маленькое, метров триста в поперечнике и очень круглое и милое. Все берега по причине священности застроены буддийскими монастырями и мы остановились в одном из них. Озерцо окружено живописными горами, но нас поразило не это… Оно просто кишит здоровенными, килограммма по три-четыре, карпами — они тоже считаются священными, ловить и есть их нельзя, но кормить печеньем можно и даже нужно! Карму улучшает…

Мы, как завороженные, покупали пакет за пакетом маленькие крекеры и высыпали их в бурлящие воды, состоящие, кажется, из одних рыб — они лезли друг на друга, широко открывая рты. Столько рыб вместе я последний раз видел в детстве по телеку, когда показывали нерест камчатского лосося… А тут вживую! Обалдеть!!! А вот обезьяны там злые почему-то — за кусок печенья убить нас готовы были! Видимо, ревновали нас к рыбам…
На закате мы съездили в пещеры, где и медитировал несколько лет Падмасамбхава — они расположены в горах над озером. Мы отпустили машину, решив обратно идти пешком и пошли в пещеры. Они не очень глубокие, но живописные — в центральной зале доминирует огромная золотая статуя сидящего в позе лотоса Падмасамбхавы, освещенная разноцветными лампочками, а под ней коврики для медитаций. Проводив подругу на свежий воздух, я выключил свет и посидел минут пять в темноте, освещаемой только зыбким лучиком вечернего света, падающего из отверстия в потолке на суровое золотое лицо великого Учителя… Круто! Потом мы еще долго сидели на холме среди развевающихся полотнищ с начертанными на них тибетскими молитвами и смотрели на растворяющуюся в сиреневой закатной дымке цепь великих Гималаев… Обратно я сбежал по горной тропе, вспомнив свой непальский поход! Вообще на озере Ревалсар нам очень понравилось, особенно подруге — она была от него просто в восторге.
Но вперед, только вперед зовет нас душа — и вот мы уже загружаемся в бус, везущий нас в Бхунтар — город в долине Куллу. Оттуда уже недалеко до места нашего сегодняшнего ночлега — знаменитой горячими источниками деревушки Маникаран в сердце одной из самых живописных гималайских долин — Парвати. Через четыре часа мы уже грузились в бус до конечной — до Маникарана.
О, что это был за бус! Облупленный, с фанерками вместо половины окон, с прогнутыми сиденьями и мятой радиаторной решеткой от тяжелого грузовика, он звался Road Queen (так было написано на бампере) и как нельзя лучше подходил моим целям — я хотел показать подруге все прелести индийского автобусного сообщения. Мне удалось это сполна!!! Маршрут подходил идеально — вьющаяся по краю многометровой пропасти полугрунтовая дорога шириной с одну машину, изобилующая поворотами, но по ней мы неслись как по автобану — не сбавляя скорости! Если честно, даже у меня порой дух захватывало. Более того, мы регулярно обгоняли легковушки, прижимая их гудком к краю дороги! И вот мы нагнали какой-то автобус… Километра три мы неслись за ним, беспрерывно сигналя, а потом он резко затормозил перед особо опасным поворотом, а мы… не успели! С жутким треском мы влетели в зад этого автобуса, звякнуло лобовое стекло и загрохотали по салону посыпавшиеся на пол корзины и пассажиры. Я-то успел сгруппироваться , но вот подруга впаялась коленкой и локтем в какую-то железную фигню, а на голову ей упала фанера, заменявшее оконное стекло. Говорит, было больно. После недолгого, но очень бурного объяснения водители разъехались, причем я воспользовался остановкой для того, чтобы перебраться на крышу — там гораздо круче (да и безопаснее в случае падения в пропасть), а подруга осталась внизу. Но и я кайфовал недолго — скоро нас остановил ментовский патруль на блок-посту, которому стукнул водитель побитого нами автобуса. Водителя нашего там как-то репрессировали — дальше он поехал уже тише и… без пассажиров на крыше!

По прибытию в Маникаран, оказавшийся на поверку наполовину смытым в реку муссонными дождями, мне пришлось отпаивать серую от страха и усталости подругу холодным пивом, дополняя его богатой закуской. Зато теперь она знает почти все об индийских автобусах — это было типа ускоренного курса молодого бойца. Да и я, если уж честно, изрядно пополнил свою копилку острых впечатлений… Вообще, с Маникараном мы промахнулись. Как оказалось, за последние годы бэкпэкерский рай переместился на шесть километров к западу (типа как магнитный полюс Земли) и теперь находится в деревушке Касол. Мы проезжали ее на пути в Маникаран — высокий сосновый лес, хрустальные горные потоки со стоящими прямо на их берегах ресторанчиками, полными блаженствующих хиппи, аккуратненькие отельчики и кемпинги на берегу извилистой речки — и я еще подумал: «- Как же будет круто тогда у нас, если здесь так кайфово!» Оказалось, у нас не так круто… Ну да ладно! Такая карма. Маникаран окружают высокие горы и я запланировал восхождение на близлежащие холмы, чтобы ими полюбоваться. Еще в начале пути вверх двинувшая было со мной подруга заново оценила свои силы и отправилась отдыхать на веранду отеля, а я упрямо полез по заросшим кустарником каменистым склонам. Лез я долго — часа два, но вскоре с вершины очередного гребня взору открылись Горы!!! Слева от меня иззубренными пиками, напоминающими башни Мордора, искрился на солнце шеститысячник Део Тибба, а прямо перед глазами вставала стена неприступного, казалось, хребта. Хотя где-то через него есть перевал. Я остановился и достал бинокль — в него было шикарно видно орлов, паривших на головокружительной высоте над мерзлыми безжизненными скалами… Чего они там делают? А вот снежных барсов и баранов я не видел. Обратно черт понес меня по крутому склону — типа короткой дорогой. Когда я овечьими тропами все же сполз вниз, ноги мои дрожали крупной дрожью…

И все же, пусть сам Маникаран сложно назвать мечтой поэта, но горы, его окружающие, прекрасны!!! Когда назавтра мы собрались ехать дальше, подруга не приветствовала возможный выбор буса как средства нашего передвижения, поэтому мы взяли такси (пока я торговался, мне на голову нагадила ворона) — за 18 баксов маленький микроавтобусик быстро промчал 80 километров, высадив нас в городке Наггар. Здесь мы собирались приобщиться к наследию великого русского художника Николая Рериха и испить чашу подлинной восточной роскоши! Для знакомства с роскошью мы вписались в Наггарский Замок, построенный более пятисот лет назад и несколько веков служивший резиденцией местному махарадже. Замок построен из камня, очень гармонично вписан в окружающий ландшафт и богато украшен резными деревянными панелями, у него много комнат, переходов, галерей и веранд. Взяли мы самый роскошный номер — сьют с ванной, выложенной черным камнем, камином в комнате и балконом с потрясающим видом на раскинувшуюся далеко внизу долину. Да-а-а, умели махараджи выбирать место для своих резиденций! Стоило это чудо 23 доллара за сутки — самый дорогой номер, в котором я жил в Индии. На веранде нашим соседом был паук-птицеед величиной с ладонь, летучие мыши и глазастый лемур, шуршавший весь вечер на соседнем дереве. И то время, которое мы провели в этом обществе, осталось в моей памяти как самое романтичное в моей жизни…
А Рерих… Скажу честно, я хоть и был знаком поверхностно с его творчеством, но относился достаточно критично к изобразительному искусству вообще! Но его картинная галерея произвела на меня огромное впечатление — подлинники его картин, особенно горной и православной серий, буквально дышат Силой. А сад, окружающий его усадьбу и основанный им институт восточных исследований! — он весь пропитан таким покоем и ощущением, что ты дома! — мне просто не хотелось уходить! Короче, мне очень понравилось…
Из Наггара мы уезжали на мотороллере-авторикше, управляемом афганцем-пуштуном — беженцем из восточного Афганистана. Я не стал ему говорить, что мы из России — а вдруг у него брата-моджахеда убили шурави…
И вот я снова в Манали — а он совсем не изменился! Остановились в бэкпэкерском гетто — Старом Манали, где за 5 долларов нам вручили ключ от уютного номерка с маленьким балкончиком, откуда открывался шикарный вид на горы, прочерченные серебряными нитями весенних водопадов. Потом на этом балкончике мы провожали закаты с бутылочкой пивка, вдыхая сладковатый аромат косяков, которые один за одним смолили наши соседи-израильтяне. А какую вкусную еду там готовят! — до сих пор вспоминаем порой один из достопамятных ужинов ценою 7 долларов на двоих, когда мы раздулись, как воздушные шары первого мая.

Гвоздем пребывания в Манали служила поездка в горы по той самой дороге, которая уже подарила мне столько впечатлений полутора годами ранее. Перевал Ротанг был еще завален многометровым снегом, поэтому автобусы не ходили и мы взяли джип — машина вроде нашего УАЗика обошлась нам в 20 долларов за целый день с бензином и шофером! Поднявшись до снеговой линии, мы обнаружили там массу туристов-индусов, наслаждающихся невиданной для них формой воды — снегом. Они фотографировались за конкретные бабки в вырытых находчивыми барыгами снежных пещерах, украшенных надписями типа «Мы с мужем на снегу. Гималаи-2002», ездили, визжа от восторга, по двадцатиметровому кольцу на невесть откуда взявшемся тут снегоходе Polaris, скатывались на резиновых камерах от грузовиков с ледяных горок, пытались съехать с этих же горок на лыжах и санках, поминутно падая и зарываясь носом в снег — короче, веселились вовсю. Я же выбрался, с трудом преодолевая холодный горный ветер, на утес и насладился видом Гималаев… Рядом со мной валялся разбитый — видимо, сорвавшийся в пропасть, армейский грузовик и ветер хлопал его покореженным капотом и завывал в выхлопной трубе. Я живо вспомнил свои позапрошлогодние автобусные вояжи по этой Дороге Смерти…
А на обратном пути мы остановились в зеленой высокогорной долине — тут предлагали прогулки на лошадях к водопадам. Мы не смогли отказаться и вскоре тряслись по каменистой тропе, поднимаясь все выше в горы… Водопад был и вправду симпатичным — я даже выпил пару пригоршень студеной, аж зубы сводило, ледниковой воды. Но обратно вниз я пошел уже пешком, чем несказанно обрадовал свою клячу, замаявшуюся переть мои 120 килограмм вверх. А вот подруга моя весело скакала вокруг меня, держась в седле как потомок Чингизхана и была вне себя от счастья! А разве счастье любимой не стоит потраченных 8 долларов?

Город Манди, куда нас и доставил вечерний автобус из Манали, лежит уже в предгорьях на высоте всего 800 метров, поэтому там было шокирующе жарко по сравнению с альпийской прохладой Гималаев. Но мы там и не собирались задерживаться, поэтому, переночевав за 9 баксов в очередном дворце очередного махараджи, уехали утром в Дхарамсалу — обратно в горы.
 В Дхарамсале расположена резиденция всемирно известного борца за мир и межнациональное примирение — Далай-Ламы XIV, духовного лидера тибетцев. Цифра четырнадцать обозначает порядковый номер инкарнации верховного божества Авалокитешвары, которое и воплотилось через него в земном теле. До него было тринадцать других носителей этого высшего разума. Из того, что я знаю о Далай-Ламе и вправду следует то, что он человек необычный и достойный уважения, да вот только народ у него трудной судьбы… Дело в том, что в 50-х годах китайцы захватили Тибет, бывший до того независимым государством и начали планомерно гномить бедных тибетцев. Исторически их можно понять — тибетцы в свое время корешились с монголами и не брезговали разбоем, потрёпывая китайские караваны — это ведь от них китайцы зафигачили свою Великую стену… Но китайцы не всё рассчитали — Западу тогда как раз требовалось что-нибудь изобличающее подлую сучность коммунистических режимов и беспощадно заплющенные маоистами безобидные (теперь) тибетцы поимели хорошее паблисити. Вся тибетская элита эмигрировала в Индию и Непал и там находчивые тибетцы начали извлекать политические дивиденды из своей известности, на западные бабки организовав «правительство в изгнании» и требуя полного и скорейшего освобождения своей родины. Надо отдать им должное, они очень грамотно перепозиционировались, когда Китай стал лучшим другом Америки и Запада — сместили акцент на борьбу за мир во всем мире, «…чтобы никогда и нигде не повторилась трагедия тибетского народа»…

Но так или иначе, это место стоит того, чтобы его посетить! По приезду мы поселились в дешевый отельчик и отправились гулять по МакЛеод Ганджу — району компактного проживания тибетцев. Параллельно он является и бэкпэкерской Меккой со всеми присущими этому званию атрибутами — центрами буддийской медитации и тибетского языка для желающих приобщиться к тайнам одной из древнейших цивилизаций, ресторанами с вкуснейшей выпечкой и десятком национальных меню на выбор, отелями с номерами на любой вкус и кошелек, сувенирными лавками с богатым выбором предметов культа и произведений высокого и не очень искусства…
Я лично был просто очарован танка — буддийской живописью на религиозные темы, выполненной натуральными красками на холсте в богато украшенной парчовой рамке и не смог удержаться от покупки — сторговал у барыг два великолепных образчика, один из которых я презентовал своему боссу в надежде обратить его взор к Востоку, а второй — повесил у себя в изголовье в подтверждение своей нестандартной — восточно-бэкпэкерской — туристической ориентации… Подруга называет его «коврик». Но танка — недешевое удовольствие! Качественно выполненная картина с глубокой проработкой самых мелких деталей и богатым сюжетом легко может стоить сотни долларов.

Разобравшись с ночлегом и едой, мы устремились к резиденции Далай-Ламы — его дворец расположен недалеко от скопища отелей. Красивый, несомненно, комплекс зданий, много танка и статуй, но нам больше всего понравилось гудение в трубы — длиннющие трубы кладутся одним концом на перила веранды и молодые монахи часами дуют в них, стараясь проникнуться священным звуком «аум», являющимся первозвуком Вселенной и звуковой моделью Пустоты. Звук этот — низкий, басовитый, -перекатывается по долине, в сочетании с затянутыми дымкой вершинами хребта Дхаула Дар рождая какое-то ощущение отрешенности всего вокруг от суетности «реального» мира. Тут и вправду рукой подать до Вечности… А сам Далай-Лама был в отпуске… Правда, я и не рассчитывал на аудиенцию с ним — карма еще не та! Погуляв по окрестностям, мы засобирались домой — вылет у нас был из Амритсара, известного своим огромным Золотым храмом сикхов, который планировалось посетить. Но вечерком я посмотрел в Интернете амритсарский онлайн-термометр — в девять часов вечера он показывал +44 градуса! А на завтра прогноз оптимистично сулил +49… В тени.
И мы пересмотрели свои планы — решили ехать ночью, в надежде на прохладу, дабы только-только успеть на утренний самолет. Так и сделали — в четыре утра такси нас привезло в душный даже ночью Амритсар и мы решили заскочить все-таки в золотой храм. Но там в четыре утра оказалась такая давка!!! Мы прошли внутрь огромной, прямо-таки циклопичной ограды — к стоявшему посреди священного озера храму, покрытому золотом, тянулась широченная километровая очередь из десятков тысяч людей!!! И еще сотни совершали священное омовение в озере!!! Из динамиков лилась громкая музыка и над всем этим царило звездное небо… Скажу честно, я такого не ожидал! Я закапризничал и буквально за руку вытащил оттуда упирающуюся подругу — она вообще фанатка храмов (к которым я почти равнодушен), а тут я лишил бедняжку главного впечатления её жизни! Всю дорогу в аэропорт она дулась…
Но уж слишком он большой и слишком уж там много людей и слишком уж там громкая музыка! Хотя… Как-нибудь мы туда вернемся — когда я буду в другом настроении!

Улетали мы с небольшого аэровокзальчика, притулившегося на краю огромной базы индийских ВВС — до границы главного индийского противника, Пакистана, всего 20 километров и на этом аэродроме базируется в полной боеготовности чуть ли не вся индийская ударная авиация. Ввиду такой опасной близости нас прошмонали с особой тщательностью — не менее десяти стадий досмотра! Подруга, ранее не улетавшая из индийских аэропортов, ошарашенно рассматривала свой посадочный талон, утыканный десятком разноцветных штампов «Проверено. Мин нет».
Когда я стоял на горячем бетоне аэродрома в очередь к последнему шмону при посадке в самолет, я взглянул на свои часы, снабженные термометром — было +38 и девять утра. Как говорится, с неба бесконечной пулеметной очередью било солнце… Но в Боинге 757 было прохладно. Бортпроводницы нас встретили с удивлением — вообще этот рейс вводился в расчете на индийский транзит через Ташкент в Европу и белые на нем редкость. Но все же есть еще на свете безумцы!
Летели мы над Пакистаном и над Афганом, воздушное пространство которого только-только открыли после «победоносной» контртеррористической операции США. Я вдоволь насмотрелся сверху на Кабул и на удивительные разноцветные горы возле хребта Гиндукуш — они сиреневые, желтые, красные! Так красиво!!!
А потом были Ташкент, Москва и конец моей третьей и нашей первой индийской одиссеи — заняла она 12 дней и потребовала 1400 долларов на двоих (без сувениров)…
Ну что еще вам рассказать об Индостане? Разве можно словами передать красоту горного неба, усыпанного крупными южными звездами? А цвета морских и горных закатов, когда солнце проходит через весь спектр метаморфоз от ярко-золотого диска до фиолетового отблеска на тучах?? А вкус сочных манго, ананасов, кокосов и безымянных жемчужин фруктового мира, за копейки вручаемых тебе улыбающимися локалами??? А голоса серебристых горных водопадов и лазурных океанских волн, увенчанных белоснежной пеной????

В Индостан надо просто ехать!!! Поеду туда и я — хотя… тут уж как карма!
Август 2002 г.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть

| 09.08.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий