Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Индостан — земля, где я дома... (Исповедь бэкпэкера). Часть вторая: Индия + Шри-Ланка


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индостан — земля, где я дома... (Исповедь бэкпэкера). Часть вторая: Индия + Шри-Ланка

Индия

Вскоре «реальная жизнь» снова взяла меня в свои железные объятия и Индия стала сдавать позиции в моем сознании, отступая все дальше и дальше в область чувств, к сердцу — своему последнему оплоту. Я уже почти не думал о ней, просто в мерзкие минуты меня грело осознание того, что я видел снега Гималаев на закате, подпевал тибетским бардам сиреневым вечером, улыбался бородатым паломникам-саддху. Наверное, по чистоте тона эти эмоции не могут ни с чем сравниться — они именно очень чистые, как звук камертона. И это всё, что я привёз оттуда — сувениры я раздарил…

Но все течёт потихоньку — вот и мне подошло время планировать свой новогодний отпуск 2001/2002. Сначала я и не думал об Индии, если честно — хотел двинуть понырять в Юго-Восточную Азию, на Симилианские острова. Но что-то не заладилось и снова всплыла мысль — а почему бы и нет? В Индии ведь тоже есть море!!! Даже океан!!!

В этот раз визу я получал сам — в посольстве. Это легко, вся информация есть на сайте. Лететь я решил Узбекскими Авиалиниями — во-первых, слышал о них неплохие отзывы, во-вторых, у них есть удобный рейс в Ташкент из Ростова, где я сейчас обретаюсь. Билет стоит почти на 200 баксов дешевле, чем аэрофлотовский плюс бонус — возможность посмотреть сверху на Тибет, над которым узбеки летят утром, а Аэрофлот — ночью. А пейзажи там стоят того, чтобы быть увиденными!!! По маршруту на момент отлета я так и не определился — ясно было, что поеду в Южную Индию, но вот куда? В шорт-листе остались штат Керала, Гоа, Андаманские острова, штат Тамил-Наду… Решил сориентироваться на месте.
И вот взревели турбины и замелькали огни взлетной полосы ростовского аэропорта. В груди разрасталось сладкое томление — ну почему я так люблю взлет? Наверное, из-за того, что там есть ярко выраженная точка возврата, за которой — манящая неизвестность, полная зовущих неожиданностей. И вот эта точка пройдена!!! Индия снова ждет меня!!!

Дели в декабре — довольно прохладный город. По индийским меркам, естественно — в обед температура не выше +16—18 градусов. Прилетев, я застопил возле зала вылета авторикшу и меньше чем за 1 бакс уехал во внутренний терминал. Там я взял билет на ближайший рейс до Бомбея — ключевого города для желающих попасть в Южную Индию. Поезд я себе позволить не мог — слишком дорого было время. Поездом я поеду обратно с Юга в Дели. Так что скоро я уже летел и наслаждался индийским сервисом. Вообще, в Индии внутренняя сеть авиаперевозок на порядок круче нашей. Несколько компаний имеют схожие федеральные сети маршрутов (а не десять радиальных рейсов из одного города, как у нас) и соревнуются в основном в области сервиса. Ценник сопоставим с нашим. Самолеты — новенькие Боинги и Эйрбасы, а я летел на Б737—800. Персонал улыбчивый и действительно вежливый, без этой холодно-презрительной настойчивости: «Пассажир, куда вы пошли??? Сядьте на место, я сказала!!!» И еда вкусная — короче, я был очарован индийской авиацией. Когда же они до нас долетят? Именно там, в самолете, просматривая бортовой журнал авиакомпании Jet Airways, я и определился с первой стадией своего маршрута — за что этой авиакомпании большое спасибо. Там была классная статья за Кералу, которая меня очаровала. И это мнение я до сих пор не изменил.

Прилетев в Бомбей, я обломался с последним рейсом на Кочин — крупный город в штате Керала. Рейс был проходящим и мест не было. Время было уже позднее, Бомбей был мне известен как очень дорогой город (как Москва примерно), поэтому я принял стратегически верное решение — в аэропорту у барыг заказал за 17 баксов комплекс услуг, включающий ночлег в отельчике невдалеке от аэропорта, такси туда-обратно и помощь в оформлении билета на ближайший рейс на Юг. С билетами было туго — мы встретили кассиров уже запирающими двери своего офиса, но для нас они открыли и обнаружили, что на завтра есть только два места в бизнес-классе до Кочина, а эконом распродан на три дня вперед во все города Юга — Рождество! Я подумал было, что меня разводят, но информация, к несчастью, была верной… Время было дорого, да еще и мне, как молодому (до 30 лет), полагалась 25-процентная скидка, так что цена (около 140 баксов) показалась приемлемой.
Приехав в отель, я уснул после бурного дня и Бомбея не видел. Наутро я приехал в аэропорт, статусно зарегистрировался на отдельной стойке и проследовал в спецсалон ожидания, где опустошил их запасы пирожков и сока — надо же было отбивать разницу в цене! Ну а в полете все было вообще на пять с плюсом — просторные кресла, пятистраничное меню, горячие салфетки три раза… Я первый раз в жизни летел бизнес-классом.
Через 1:45 мы начали снижаться над побережьем, заросшим пальмами. Ура! Мы подлетаем к Югу! В аэропорту меня обдало волной влажного жара — вот это да! В Дели +16, в Бомбее +24, а здесь явно за тридцать, да еще влажность за девяносто! Но надо привыкать.

Новый аэропорт построен в сорока километрах от города, принимает пять рейсов в день, поэтому авторикши сюда не доезжают. Пришлось брать предоплатное такси… 14 баксов — и оно за час довезло меня до исторического центра города, Форта Кочин, которое анонсировалось как самое романтичное место для ночевки. Там мне и вправду понравилось. Район этот в свое время построили на прибрежном острове голландцы — там еще остались колониальные здания и мощная крепость с орудиями. Сейчас в этом районе селятся «новые индийские» — они вообще почему-то тяготеют к местам, избранным некогда европейцами. Есть там и бэкпэкерские гостиницы — я вписался в совершенно очаровательный отельчик, где был чуть ли не единственным постояльцем. За 8 баксов мне дали просторную, очень чистую комнату с хорошей мебелью и личной ванной — лучшую комнату из тех, в которых я жил в Индии на тот момент!
Вечерело, и я вышел на набережную людей посмотреть и себя показать, а заодно и похавать чего-нибудь. Набережная, скорее напоминавшая бетонную пристань, была полна народом — много было братьев-туристов, местный народ сновал на паромчики, расплывающиеся отсюда по всему заливу, группы рыбаков тусовались возле китайских рыбачьих сетей. Эти сети — одна из главных достопримечательностей Кералы, растиражированная на миллионах открыток — были завезены сюда в средневековье китайскими торговцами, поэтому и зовутся китайскими. Конструктивно они напоминают огромного «паука», закрепленного на многометровом колодезном журавле-противовесе, сделанном из пальмовых стволов. Я взгромоздился на висящую над морем неработающую сеть и стал наблюдать за процессом рыбалки… Если честно, результаты их трудов не впечатляли. Рыбу приманивал висящий фонарик, раз в пять минут сеть с жутким скрипом поднимали и вытаскивали улов — две-три мелкие рыбешки размером с уклейку, которые тут же продавали страждущим.

При этом в море плескались здоровенные рыбины, которые ввязывались в драку из-за брошенного им куска хлеба. Хотелось новоявленным мессией сойти к несчастным рыбакам и дать им удочку и научить копать червей. Аминь. Зато на фоне фиолетового закатного неба стройные ряды поднятых сетей вдоль набережной смотрелись и вправду великолепно и как-то по-неземному, что ли… Так что не исключено, что эти чуваки — просто сотрудники музея под открытым небом, сидящие на окладе и показывающие сценки из жизни трудового народа до освобождения от гнета англичан. У них неплохо получается — зрителей полно! Но пора было и похавать — первый раз в этот визит (до этого я ел только в самолетах). И здесь надо сказать пару слов насчет индийской кухни… Это моя любимая кухня, но она на любителя, пардон за каламбур! В ней и вправду много перца и пряностей, но в этом весь кайф — конечно, в дорогом отеле тебе сделают европеизированную вариацию без чили и карри, но страна-то живет другим!!! Я лично всегда особо просил, чтобы мне сделали еду in Indian style, с нормальным в их понимании количеством пряностей — первый раз необычно, но потом я так втянулся! И мне так теперь это нравится! Еда, в принципе, везде здоровая — в том числе и в уличных кафешках. Я за два с лишним месяца в регионе отравился один только раз, да и то по глупости — съел совсем уж антисанитарные пельмени мо-мо, которые лепили прямо на земле. Мучился сутки, потом само прошло. Ну а так, по минимуму включая голову — все безопасно, проверено моим желудком! Воду только надо брать в бутылках.
Вот и здесь меня накормили рыбой в острейшем соусе с кусками перца чили и жареным рисом — вкусно и дешево. Хреново, правда, что пива не было — у них лицензия на продажу пива не всем едальням по карманам. Правда, эту беду они обходят — но об этом позднее.
А пока я побрел, сытый, по узким улочкам в сторону дома — и столкнулся с удивительной неожиданностью! Пока я тусовался на набережной, стемнело — и по всем особнячкам и пальмовым садикам, их окружающим, были развешаны яркие бумажные звезды, внутри которых горели фонарики… Это было безумно красиво в своей неожиданности — тропическая ночь, пение цикад, пальмы, ярко окрашенные домики — и сотни здоровенных, размером с тарелку, разноцветных звезд, сияющих в ночи! Тут послышалось стройное пение и я двинулся в ту сторону — там оказалась высоченная католическая базилика, ярко освещенная изнутри. Я зашел внутрь и прислонился к стене…
Над нарядными людьми, заполнившими церковь, возвышался черный пастор и пел «Аве Мария», а хор, состоящий из молодых индианок, за ним подтягивал. Церковь изнутри была богато расписана красками удивительно теплых пастельных оттенков, а сюрреалистичность этой картины довершали десятки вентиляторов, с шумом вращающихся над головами прихожан!
Была Рождественская Ночь… В принципе я не очень люблю церкви, но там в тот момент была такая приподнято-необычная атмосфера, что просто не смог уйти. Я стоял вместе со всеми до полуночи, наблюдая за истовым молением индийских семей, одетых в свои самые лучшие одежды. Вообще, именно в этом регионе христианство издавна является доминирующей религией — видимо, им повезло с миссионерами… Много было и европейцев-католиков, зашедших встретить свой главный праздник. В итоге, поздней ночью я шел домой настолько окрыленный и счастливый и все прохожие улыбались мне и жали руку и кричали: «Merry X-mas

А назавтра меня ждала поездка по знаменитым backwaters Кералы. Этот приморский штат в начале века был весь изрыт узкими каналами, которые соединяли многочисленные естественные озера и образовывали транспортную сеть, по которой в порты вывозили пальмовое волокно — копру — основной продукт керальского экспорта. Сейчас эти каналы заросли тропической растительностью и стали настолько неотъемлемой частью местного пейзажа, что прогулки по ним на легких каноэ превратились в туристический хит. Не устоял и я…
Как всегда, моими соседями на 90% были индусы, обвешанные дорогущими фотоаппаратами. И лишь средних лет англичанка Пат, собирающаяся уйти из мира в один из многочисленных тут монастырей-ашрамов, представляла собой Старый Свет. С ней-то мы делили лодку. Лодка-долблёнка движется мускульной силой — на корме стоит боец и орудует шестом — каналы неглубоки. Но это дает ту плавность и тишину, которая и нужна для наслаждения этим хрупким раем — белоснежными цаплями, вышагивающими по заросшим водяным гиацинтом берегам, сборщиками моллюсков, ныряющими в боковых протоках за своим товаром, высоченными пальмами с десятками здоровенных кокосовых орехов, смыкающими кроны прямо над твоей головой. Это великолепное место, пусть и не несущее в себе дикого буйства первозданной тропической природы, но зато, как сказала Пат, very lovely and peaceful…
Обратно я возвращался на местном паромчике — за гроши он, урча дизельком, 40 минут нес меня с материка через ночной залив. Я сидел на носу, обдуваемый свежим морским ветерком, свесив с широкого борта ноги к воде, смотрел на сияющие огнями океанские сухогрузы на рейде бухты и опять был просто по-поросячьи счастлив!

Поутру этот же паромчик отвез меня по залитой лучами полуденного солнца глади залива обратно на материк — мне предстояло продолжение знакомства с главной достопримечательностью Кералы (в английском варианте это зовется backwaters, я же назвал это каналами). Автобус, в который я вскочил на автовокзале, умчал меня в городок Коттаям, затерянный среди пальмовых плантаций в нескольких десятках километров от побережья. Тут я планировал сесть на рейсовый — не туристический — катер, идущий в туристическую столицу этих самых backwaters — Алеппи.
Катер стоял пришвартованным к невысокому земляному бортику канала, на борт была перекинута доска — я залез по ней внутрь. Сама посудина представляла собой лодку длиной около 15 метров с шиферным навесом над несколькими рядами автобусных лавок. В центре лодки стоял ничем не прикрытый дизель ТАТА. Сначала я сел на самый нос, но жаркое солнце уже через минуту загнало меня обратно под навес — я устроился один на целом ряду лавок, удобно облокотившись на рюкзак, и стал ждать отплытия. Вскоре меня облепили местные барыги, начавшие мне объяснять, что негоже, мол, богатому белому дяде плавать на столь грязной посудине — к моим услугам готовые взреветь стареньким двухтактных мотором чартерные «яхты» за 40 баксов. Я отверг их притязания, разочаровав их касательно моего предполагаемого богатства и убедив в своей приверженности этому вот катеру, чем снискал уважение команды матросов, от нечего делать принимавших активное участие в дебатах. А после того, как я сообщил матросам о своем рос сийском происхождении, дружба народов поимела место быть!
Дело в том, что в штате Керала коммунистическое правительство… Все заборы здесь расписаны серпами, молотками и красными звездами. Многие из часто повторяющихся лозунгов на смешном государственном языке малаялам, как я подозреваю, переводятся типа «мир, труд, май». И местные ребята, лояльные властям, оказались неплохо продвинуты в области духовного наследия товарищей Ленина, Маркса, Мао Цзэдуна и Сталина. Я к этим господам тоже отношусь со сдержанным уважением, поэтому мы друг другу понравились.

Но вот дизель выплюнул облако черного дыма и мимо потихоньку начал проплывать идиллический пейзаж — порою всего на расстоянии вытянутой руки от нас тянулись заросшие здоровенными пальмами берега канала с уютными чистенькими домиками крестьян поодаль, а за ними начинались бесконечные рисовые поля с важно вышагивающими по ним аистоподобными птицами. Периодически мы останавливались, чтобы принять или выгрузить очередную порцию крестьян, едущих на рынок в город или уже оттуда. Вскоре матрос поманил меня за собой — оказалось, он договорился с капитаном и меня пустят на крышу, откуда и происходило управление судном. Оттуда все было видно гораздо круче, поэтому я с радостью согласился. Мне тут же организовали два матраца, чтобы было удобно и мягко сидеть и я привалился к теплой стене рубки… Кайф! В свободное от швартовок время мой благодетель-матрос сидел на корточках рядом со мной и на ломаном английском пытался рассказать мне об истории родного края и о себе.
Через два с лишним часа мы вышли из паутины каналов в большое озеро, на другом берегу которого и был искомый Алеппи. Озеро с низкими берегами все заросло водяным гиацинтом и его красивые сиреневые цветы шикарно смотрелись на фоне блестящей водной глади, освещенной начинавшим садиться солнцем. Я стоял на крыше, держась за рубку, и смотрел на эту великолепную тропическую картину, подставив лицо легкому теплому ветерку. И снова пронзительное осознание счастья жизни овладело мной — я и сейчас помню это ощущение! А потом мы врубились в прибрежную шубу плавающей растительности и, натужно ревя дизелем, стали прорываться к причалам Алеппи…

Когда мы уже подплывали к месту назначения, ко мне со смущенным видом подошел главный механик, очень интеллигентного вида седовласый мужчина, и начал заранее извиняться. Я внутренне напрягся — уже и раньше противная мыслишка «- А чего мне будет стоить это их гостеприимство?» скользким червем заползала мне в сознание, отравляя кайф. И вот оно, наконец… Он объяснил мне, что у него двое детей, дочке одиннадцать лет и попросил у меня… монетку из моей страны для ее коллекции! Я дал ему 1 копейку, случайно завалявшуюся у меня в кошельке — он принял её с огромной благодарностью, хотя и отказался рассматривать это как подарок, несмотря на мои уверения в ничтожной ценности одной копейки. И он всучил мне одну рупию в качестве символической платы за монету. Мне стало так стыдно за мои подозрения по поводу этих искренних и бескорыстных людей!!!
Помимо этой одной копейки, почти четырехчасовой круиз стоил мне 15 американских центов — катер принадлежал государственной транспортной компании…
Алеппи мне не понравился. Вода возле города напоминала сточную канаву и даже из крана в отеле текла какая-то моча цвета некрепкого чая и с запахом свинофермы. Я завалился спать в отель, предварительно взяв билет на утренний туристический катер, который должен был весь день везти меня по каналам на Юг — к городу Коллам. Вообще, Алеппи является известным центром для одного из изощренных видов ВИП-отдыха по системе «всё включено» — путешествий на домах-лодках (houseboat). Лодка эта представляет собой здоровенный рыбачий баркас, на котором из бамбука и ивняка сплетена двухкомнатная дача с кухней, верандой, спальней, душем и т.д. Это чудо-юдо приводится в движение маленьким моторчиком и тихонько скользит по тропическому раю, неся в своем нутре парочку, скажем, молодоженов и пяток слуг-индусов, призванных обеспечить им желаемую степень комфорта и безделья. Стоит это от 100 баксов в сутки за все — дороговато, но все каналы вокруг Алеппи кишат этими чудовищами со счастливыми семьям и «новых индийских» на борту (их туда набивается по 15 человек: бабушки, дяди — и жук и жаба, короче).

Туристический катер оказался заполненным почти одними белыми. Стоил он в сорок раз дороже моего вчерашнего и гниловатый душок туриндустрии чувствовался при первых шагах по его палубе — барыги норовили развести на допуслуги. Зато у них было холодное пиво по приемлемой цене, и оно быстро привело мир в требуемую степень пушистости! За бортом снова проплывали бесконечные рисовые поля и пальмовые плантации, но на этом маршруте было намного больше крупных озер. На озерах стройными рядами тянулись те же самые китайские рыбачьи сети (ни одна из них не работала), которых я и в глаза не видел во время вчерашнего круиза. Моя догадка насчет музейного характера этих сетей только окрепла, так как это самый туристический из возможных путей по каналам. Хотя, может быть эти устройства плодотворно юзают во время нереста? По пути мы останавливались на ланч и обед в приканальных кафешках и в одном из них (домик на берегу, даже без подъездной дороги) я позвонил в Эстонию родителям из телефона-автомата, стоявшего под пальмовым навесом на деревянном столе. Слышно было так, как будто я звонил из Таллинна в Таллинн и стоило все около доллара за минуту — аппарат сам распечатывает счет! Да-а-а, в вопросах инфраструктуры нам до Индии еще далеко!

Вообще, в Индии все шикарно с телекоммуникациями — телефоны есть в самых глухих селеньях, а Интернет… Интернет — это отдельная песня! В крупных городах в многочисленных интернет-кафешках вы получаете коннект, который и не снился большинству наших dial-up'овских провайдеров, за 0,2—0,3 доллара в час. В провинции дороже — до доллара-двух, но по в целом качеству и широте распространения Интернета Индия опережает нашу страну на порядок. Я регулярно без проблем смотрел свой ящик на Яндексе и вел активную переписку со своими друзьями на далекой родине, рассказывая им о радостях тропической зимы.
 В Коллам мы прибыли уже в сумерках, проплыв напоследок по чудному озеру, сплошь усыпанному утлыми лодчонками ловцов креветок. Я не собирался ночевать тут, планируя уехать сразу в бэкпэкерский морской курорт Варкала, поэтому сразу с пристани двинул на автостанцию. Честно скажу, там я чего-то стормозил и если бы не мой благодетель — молодой англичанин, с которым мы вместе плыли на катере — то остался бы там жевать сопли, опоздав на последний автобус.
Но все обошлось и мы, поплутав часа два по каким-то темным деревням, приехали наконец в Варкалу. Мои соседи стали торговаться с авторикшами, а я, презрев этих механизированных дьяволов, пошел пешком по дороге в гору. Вскоре меня обогнали натужно гудящие авторикши, набитые моими недавними попутчиками, и я остался один. Было уже около полуночи и стояла ночная тишина, нарушаемая только далеким шумом волн (океанских!!!) и стрёкотом цикад. Вскоре я добрел до отеля, при помощи сонного портье вписался в единственную свободную комнату и побежал налегке знакомиться с Океаном!!!
Выйдя, наконец, на высоченный обрыв и подойдя к самому краю (обожаю обрывы!), я сел и завороженно уставился на освещенную полной луной линию прибоя… Сильного ветра не было, но длинные и пологие океанские волны бились о песчаный берег с такой силой, что фонтаны пены взлетали на двухметровую высоту! До чего все-таки завораживающее это зрелище — ночной океан! А может, это просто потому что он такой долгожданный? Поднявшись на ноги, я по едва различимой в темноте узенькой тропинке спустился к урезу воды. Сняв штаны, я долго стоял перед бушующим прибоем, страшась сделать шаг… И тут произошли две вещи, повлиявшие на мое решение — меня больно покусали за ноги песчаные блохи плюс проснувшиеся спасатели-индусы, закемарившие там же на песке, наехали насчет того, что ночью купаться нельзя. Мол, говорят, мы задолбались вас потом кошками тралить и баграми вытаскивать, придурки укуренные. Говорят, что отведав смачной местной травы, редкий бэкпэкер ночью не сиганет с обрыва в бурлящее море. Возвращаются не все… Так что я отложил объятья с океаном до утра. Утром я пошел искать себе место постоянной дислокации — я приехал сюда на несколько дней и хотел подойти к процессу выбора жилья по-научному. Варкала как туристический центр представляет собой высоченный обрыв из красного песчаника, под которым вьется полоска неширокого песчаного пляжа, а на самом обрыве в пальмовой роще располагаются отельчики, центры йоги, аюрведического массажа и бесчисленные ресторанчики. Все рассчитано на непритязательных полухиппи — самый шикарный отель, в который я заходил (чистые номера с душем и вентилятором, бар в саду, прачечная, Интернет-кафе, ресторан, книжно-сувенирный магазинчик, креслица-качалки под пальмами) стоил 12 долларов за номер. Я решил не приучать себя к роскоши и продолжил поиски…

Пройдя вдоль обрыва с километр, я набрел на стайку небольших бунгало, объединенных названием «Голубое море» (хорошо, что не «Море голубых», подумалось мне…), где мне в первом приближении понравилось. Пошли смотреть нумера. Сначала мне показали суперномер с видом на море — чувак так расписывал его достоинства, махая руками в сторону далекого морского горизонта, что не заметил здоровенной белой курицы, уютно примостившейся на подушке, предлагаемой мне за шесть баксов в сутки. А вот я заметил! «- Chicken!» — сообщил я ему, — «- so I need good discount!» Парень жутко сконфузился и попытался исправить положение темой, что это, мол, типа сюрприза от менеджмента отеля, если это словосочетание применимо к шлявшемуся неподалеку жирному мужику в белой юбке с пивняком навыпуск, который и был хозяином этих халуп. Кстати, там почти все мужики носят юбки, точнее длинные набедренные повязки, под которыми ничего нет. В своих камуфляжных натовских штанах я там смотрелся дико…

В итоге после непродолжительных торгов, где я активно использовал нежданно упавшего мне в руку джокера — белую курицу, я остановился на другом уже номере с вентилятором и ванной за 4 доллара в сутки. До пляжа было метров сто, до обрыва над пляжем — пятнадцать. И вот наконец я пошел купаться!!! Океан… Вода была где-то около +30 градусов и солёная-солёная. Чистая вода, мути почти не было. Я пробарахтался на волнах около часа, пока не начали обгорать плечи — солнце было яркое и температура воздуха — выше 35 градусов. Потом, когда начало вечереть, я снова ходил купаться и, лежа морской звездой на ласковых пологих волнах, долго смотрел на падающий в океан багровый шар южного солнца — пока последний его кусочек не исчез за горизонтом. Как мне было клёво!!!
Вечером в Варкале наступает всеобщее оживление. Как только стемнеет, все приобрывные ресторанчики заполняются невесть откуда взявшимися бэкпэкерами с гитарами и дымящимися косяками, а барыги выволакивают деревянные столы к идущей вдоль кромки обрыва тропе, где в свете лампы и раскладывают дары щедрого моря… Чего здесь только нет!!!Простых рыб типа групера, макрели, масляной рыбы тут вообще полно, но для гурманов припасены особые блюда — здоровенные живые крабы, полчища разнообразных креветок размером от чайной ложки до столового ножа (джамбо, королевские, тигровые), кальмары и каракатицы, знаменитые марлины-парусники, полутораметровые акулы, длинные барракуды, напоминающие серебряные торпеды и рыбы-сельдяные короли — типа угрей, но больных гидроцефалией… Все это прямо тут, при тебе, по требованию разделывается; вырезаются те куски, на которые ты укажешь и приготовляются так, как ты захочешь! Цены: шесть здоровых, со столовую вилку, королевских креветок-гриль — 10 баксов, это самое дорогое блюдо. Кусок филе крупной рыбины (акула, барракуда, марлин) размером с два мужских кулака, запеченный на мангале, с острым соусом и жареным рисом с овощами — 2,5 бакса. Простые рыбы весом 500—700 граммов запекаются целиком и стоят примерно 2 доллара вместе с обильным гарниром… Но после купаний и острых кушаний хочется пить, и желательно пива! Лицензий на продажу пива в Варкале не выдано никому… Но пиво пьют все и в оптовых количествах! Самая популярная марка местного пива — Кингфишер. И если хочется его отведать, то надо просто заказать у официанта «special Kingfisher tea» — и он принесет невинного вида запотевший чайничек и пару фарфоровых чашечек. Или же чашки заменяют стаканы, искусно загримированные под вместилище столовых салфеток — воистину, голь на выдумки хитра! Зато ценник бюджетный.

Те несколько дней, которые я провел здесь, были похожи один на другой, как близнецы: с утра я купался, потом выпивал пару кокосов и выскребал щепкой их нежнейшую белую мякоть (не имеющую ничего общего с пропитанными глицерином опилками под названием Баунти), затем была полуденная сиеста, затем снова в море, потом аюрведический массаж (удивительная штука — за пять баксов тебя полтора часа жестоко мнут, натирая душистым маслом, зато потом чувствуешь себя как Буратино с разболтавшимися шарнирами — настолько расслаблены мышцы). После массажа снова в океан — смыть ароматические масла и поглядеть на закат. Ну а потом — на обрыв, досмотреть закат в обществе сидящих в позе лотоса на самой кромке хиппи-йогов, а оттуда в ресторан — обедать и ужинать сразу!!! Так вкусно я еще никогда и нигде не ел, кроме быть может, Баварии. Больше всего мне полюбилась «barracuda tikka masala» — будете в Варкале, отведайте. Не пожалеете!
Вскоре такая застойно-спокойная жизнь вызвала у меня брожение ума, что и родило к жизни совершенно непредвиденную идею… У меня оставалось не так много обязательных пунктов программы, а вот время еще было — и я решил слетать потусоваться на Шри-Ланку. К этой поездке я совсем не готовился, ничего не знал о стране и поэтому сначала пошарил в Интернете на предмет информации. Из русскозычных людей там по-нормальному был только Тимур-explorer и он написал весьма информативный рассказ, за что ему огромное спасибо. А новостной раздел меня обрадовал тем, что буквально позавчера непримиримые «Тигры Освобождения Тамил-Илама» заключили бессрочное перемирие с правительством — значит, взрывов можно не бояться! Летим!

Билеты я организовал тут же у барыг — уже вечером мне их принесли и я отдал 160 долларов за перелет компанией SriLankan Airlines по маршруту Тируванантапурам-Коломбо, Коломбо-Ченнай (оттуда у меня был поезд в Дели). До вылета у меня оставалось два дня и я хотел провести их с пользой — по-бэкпэкерски! Еще вчера я съездил на железнодорожную станцию и узнал насчет поездов на Каньякумари — очень манило меня это место! Это самая южная деревня Индии и именно там я собирался встретить Новый 2002-й Год. Давки за билетами не было и я решил купить их перед выездом… И вот, приехав на вокзал утром 31-го декабря, я увидел огромную толпу, колыхавшуюся у входа в кассовый зал! С трудом пробравшись внутрь с рюкзаком за плечами, я оказался в гуще каких-то паломников в желтых одеждах, выдвигающихся куда-то на какой-то религиозный фестиваль. Несколько уставших солдат расставляли их в очередь к кассе — женщин отдельно, мужчин отдельно. По закону, женщины имели приоритет и, пока они все не обилетятся, мужчины не имели права покупать билеты. Но женщины все прибывали, что вселяло в мужчин естественный пессимизм… Поэтому у кассы то и дело происходили короткие молчаливые схватки, в итоге которых мужчина уходил с победно зажатым в кулачке ticket'ом, а женщина провожала его печальным взглядом. Тут т оже жили по понятиям!
Посмотрев немного на это все, а потом на часы, я пошел на свой перрон. Через десять минут подошел мой поезд и я вскочил в первый попавшийся вагон, оказавшийся общим. Вагон был полупустым — паломники ехали в другую сторону. Мне предстояло четыре часа пути без билета… Мое появление привлекло всеобщее внимание и вскоре мои новые друзья-индусы уверили меня, что в случае появления контролёра они меня отмажут. Я расслабился, уселся с ногами на нижнюю полку, опершись спиной на рюкзак, и потекла неспешная беседа. Один из них оказался отставным военным моряком, заходившим в свое время с дружественным визитом в целый ряд наших балтийских портов. Он с большим уважением отзывался о нашей военной технике и знал несколько русских выражений: неизбежное «-пошел на…», «-иди ко мне, Наташа!», «-еще водки?» и «-очень холодно!». Больше всего он сокрушался по поводу нашего балтийского климата и того, как на советском флоте много пьют. У меня отец тоже морской офицер, о чем я ему и сообщил и заслужил почет и вечную дружбу. Кстати, у них офицер на флоте получает не меньше 300 баксов — вот тебе и бедная Индия!
Но вот уже и Каньякумари — а контролёра все нет! Пронесло… Я с чувством выполненного долга вышел из вагона, ведь он уносил в своих недрах частичку России! Дело в том, что улучив свободную минутку, я перочинным ножиком вырезал на подоконнике трёхбуквенную квинтэссенцию русского языка — ностальгия взяла… Ну да ладно! Такая карма.

В городе Каньякумари было жарко и ветрено. Меня сразу напрягло огромное количество автобусов с неместными номерами, а когда я в пяти отелях получил отказ по причине 100-процентной заполненности, то понял, что выбирать не приходится… В итоге, я вписался в какой-то притон за 4 бакса с условием выписаться завтра в 9 часов утра — это меня устраивало.
Зачем люди едут в Каньякумари? Индусы едут потому, что у них тут масса святынь всеиндийского масштаба — мавзолей Ганди, мемориал Свами Вивекананды — одного из столпов индийской нации, храмовый комплекс, посвященный одной из инкарнаций одной из жен Шивы, а также место для омовений, где обязательно надо ополоснуться, если хочешь в следующей жизни инкарнироваться не в жабу… Редкие бэкпэкеры типа меня тоже едут сюда, потому что это самая южная точка Индии, а следующая земля, если смотреть строго на Юг — Антарктида. И еще название прикольное…
Все основные достопримечательности этой деревушки сгруппированы на самом мысу, где и тусовались сейчас огромные толпы народу. Скажу сразу, за двенадцать часов пребывания я встретил только пятерых белых, включая одного утром в зеркале. От маленькой бухточки каждые десять минут отходили паромчики на скалистый островок в трехстах метрах к югу от берега, известный тем, что там в свое время Свами просидел в глубокой медитации несколько дней без еды и воды, размышляя о судьбах индийского народа. Сейчас островок занят огромным мемориальным комплексом. Обойдя его за полчаса, я тихонько перелез через парапет на прибойной стороне и стал наблюдать за огромными пенными валами, которые с пушечным гулом бились о скалы — на этом мысу нас от яростного северо-восточного муссона ничего не закрывало. Здоровенные крабы с удивительной цепкостью сновали по камням в этом кипящем белоснежной пеной аду… Вскоре меня буквально выдернули наверх желающие сфотографироваться — они и раньше робко тусовались наверху, не осмеливаясь меня пригласить — я был единственным белым в этот момент на всем острове! Теперь же их набралась критическая масса и гудящая толпа облепила меня — и я понял, что чувствует медведь на ярмарке…

Наконец они схлынули и я прошел на северную сторону островка, глядя строго себе под ноги. Там я встал лицом на Юг, закрыл глаза, постоял так немного, проникаясь торжественностью момента — и, медленно обернувшись, открыл глаза… Передо мной охристыми пиками гор Нилгири лежала моя Индия, вся затянутая послеполуденной дымкой. От осознания этого факта у меня на глаза навернулись слезы. Да!!! Я заслужил своё Каньякумари! — в холодных гималайских автобусах и в душных делийских ночлежках, в шумной толчее вокзалов и в ледяном одиночестве высокогорных пустынь — я искренне любил эту страну, я всегда старался ее понять и она подарила мне себя…
А потом, когда садилось солнце, я влился в толпу паломников, спешивших совершить омовение в том месте, где кончается Индийская земля и начинается Индийский океан — и как только пурпурный клочок солнца последний раз в этом году растаял в сиреневых облаках, я прямо в одежде бросился в море с камня, на котором стоял и троекратно погрузился с головой в воду, сложив на груди руки в безмолвной молитве ко Всевышнему. И тысячи людей рядом со мной делали то же самое и все счастливо улыбались и махали друг другу руками…
А потом я ходил, весь мокрый, по базару, закупая друзьям сувениры из ракушек, которых здесь неисчислимое множество. Сегодняшний день эмоционально вымотал меня и я ушел в отель, предварительно встретив русский Новый Год на берегу ночного океана. А среди ночи меня разбудили взрывы и я решил, что давно ожидаемая пакистано-индийская война все-таки началась, причем с высадки пакистанского десанта в Каньякумари. Это оказались петарды — индийцы праздновали наш Новый Год (их где-то в марте) по своему времени. Но я к ним не пошел — это их праздник.
Наутро я встретил первый рассвет Нового Года на берегу океана — было удивительно много людей, с моря дул холодный ветер, на горизонте громоздились тяжелые муссонные тучи. И вот среди них мелькнул первый ярко-золотой луч солнца — и нестройный гул восхищения реально прямо-таки прокатился по толпе. Эти люди определенно умеют и любят радоваться — не имея ничего, они во всем вокруг находят повод для счастливой улыбки! И этому нам у них учиться и учиться…

В восемь утра я уже сидел в автобусе, увозившем меня в Тируванантапурам. Я забил место у окошка сразу за водителем — невысоким седовласым мужиком в аккуратной униформе песочного цвета. На этих местах не так колбасит на ухабах и есть куда деть длинные ноги. Я еще не знал, что этот мужик подарит мне одни из самых ярких впечатлений за все мои индийские одиссеи… Рванул он сразу бодро, но где-то на полпути начались горки и мужик разошелся не по-детски! Он бросал автобус вниз и по инерции взлетал на следующий пригорок, но однажды в самом низу дорога делала резкий поворот… Я первый раз в жизни видел автобус, проходящий крутой поворот со значительным заносом задней оси! Более того, я сам в этом бусе сидел!!! Пахнуло жженой резиной, завизжали шины — все как у людей. После этого он чуть подуспокоился, но вот как-то на дороге в очередную горку в закрытом повороте он решил с ходу обогнать еле плетущийся тяжелый грузовик ТАТА. Поравнялись мы с ним, и вот из закрытого поворота вылетает нав стречу другой бус, использующий такую же инерционную технику преодоления горок… Но реакция индусов намного лучше европейской — «наш» мужик сгорбился над своим огромным рулем и, сидя сразу за ним, я видел, как летают его руки. В тот момент, когда столкновение казалось неминуемым, а я натянуто улыбнулся, дабы в гробу выглядеть достойно, наш автобус бросило в сторону, завизжали тормоза, шины, клаксоны и мы благополучно разъехались. Происшествие впечатлило даже пробитого уже водителя — я заметил, как он тайком утер со лба предсмертную испарину — не говоря уже о пассажирах. Они галдели еще минут пять, поздравляя друг друга со вторым днем рождения. Вообще, тут редкая газета India Today обходится без заголовков типа «Local bus crushed in Uttar Pradesh. 52 killed.» Ну да ладно! Хорошая, видать, карма.

В Тируванантапураме мне предстояло переночевать и назавтра улететь на Цейлон. До вечера еще оставалась масса времени и я решил посетить всемирно известный — наряду с Гоа — пляжный курорт Ковалам. Кинув в отеле рюкзак и застопив маршрутку с поющими индийскими тинейджерами, я отправился в этот рай с рекламного плаката. На удивление, место оказалось довольно приятным — бетонных глыб отелей не было видно вообще, пляж был очень милым, а по краям бухточку окружали живописные скалы. На них я и отправился — там было пустынно, а на пляже тусовался загорающий западный народ. Дело в том, что я лично предпочитаю купаться по-нудистски, а в Индии это вообще-то запрещено. Так что публичность мне была ни к чему.
Шикарно искупавшись, я выдвинулся в сторону ряда пляжных ресторанчиков, ублажавших мой взгляд выставками свежих морепродуктов. Цены здесь повыше, чем в Варкале, выбор победнее, да и антураж не такой романтичный — зато на соседних скалах с наступлением темноты начинает работать маяк, привнося в обстановку особое очарование. Я, например, люблю маяки.
Так что жить можно! — с этой мыслью я добрался поздней ночью до отеля, упал в кровать и заснул сном младенца. Мне снился Цейлон…
Наутро я прибыл в аэропорт и, пройдя неминуемый глубокий шмон, сел наконец в самолет. От Тируванантапурама до Коломбо по прямой всего 180 километров через море, но паромного сообщения нет — «Тигры освобождения Тамил-Илама» юзали паромы в своих сепаратистских целях, перевозя оружие и боеприпасы, так что рейсы отменили. Остался только воздушный мост в лице огромного аэробуса А330, летающего туда-обратно несколько раз в день. Самолет и вправду здоровенный и шикарный — телефоны-телевизоры в каждом кресле, кожаные сиденья, все дела. Мы взлетели, набрали высоту 6 километров и через 35 минут сели. Всё.
Пока мы ехали по посадочной полосе к аэропорту, сидевший рядом со мной сотрудник ланкийской службы безопасности (кстати, фанат Ленина), шмонавший нас еще раз на входе в самолет, указал мне на останки авиалайнеров возле взлетной полосы — оказалось, три месяца назад сюда на грузовиках прорвалась штурмовая группа «Тигров» и из гранатометов прямо на стоянке аэровокзала расфигачила четыре новеньких самолета — один трансокеанский гигант А340, один А330 и два А320. Ланкийское правительство попало на сотни миллионов долларов… Более того, взлетную полосу с гражданским аэропортом делит и крупнейшая военно-воздушная база страны, так что это вдвойне позор для ланкийских спецслужб! Наш Басаев не смеет и мечтать о таком успехе.
Границу я прошел за минуту — мне шлепнули штамп о безвизовом въезде на 30 дней, ничего не спросив — и двинул мимо толп вооруженных «калашниковыми» гвардейцев в сторону выхода. Вместе с англо-французской парочкой мы стали ждать аэропортовский автобус, но вскоре вскладчину за 5 баксов взяли такси до центра города.
Шри-Ланка по сравнению с Индией поражает своей цивильностью! На улицах полно японских машин, достаточно много Лэндкрузеров, на которых ездят «новые ланкийские», в центре Коломбо высятся конкретные небоскрёбы, а в предместьях утопают в зелени роскошные виллы. Короче, это намного более цивилизованный вариант Индии — что-то вроде Малайзии по сравнению с Лаосом, как мне кажется (я там не был). И ценник здесь на все дешевле даже, так как бензин по сравнению с Индией дешевле в два раза. Так что Шри-Ланка у меня сначала вызвала смешанные чувства — с одной стороны, интересно тут, а с другой — как-то непривычно вылизано всё, не за этим я сюда ехал. Правда, вскоре первый шок прошел и мне понравилась эта страна.

В Коломбо я задерживаться не собирался и, простившись в огромном центральном универмаге с англо-французкой парочкой, я уехал на ближайшем поезде в Канди — крупный по ланкийским меркам город в центральной горной части страны. Здесь-то, в поезде, меня и накрыла первая волна эйфории… Через проход от меня сидела юная ланкийская симпатяшка с пожилой дуэньей и ей (симпатяшке, естественно) я очень глянулся. Она просто глаз с меня не сводила, а когда я смотрел на нее — открыто и без тени смущения мне улыбалась! Вообще это редкость для тамошних женщин, нравы довольно строгие. Так мы строили друг другу глазки с полчаса, а потом я вышел сплюнуть в тамбур… И здесь я обнаружил поразившую меня вещь — двери поезда не закрываются!!! Остаток трехчасового пути я провисел снаружи на подножке, скорый поезд-экспресс несся через рисовые поля, пальмовые рощи, заросшие джунглями холмы — а я стоял на ступеньке, подставив лицо тёплому ветру и махал рукой приветливым крестьянам внизу. И иногда ловил на себе улыбающийся взгляд симпатяшки, специально пересевшей, чтобы ей было лучше видно меня в тамбуре! Ну что еще надо для счастья?
Но все хорошее кончается — вот сошла на перрон симпатяшка и дуэнья уволокла так и норовящую обернуться девочку в «реальную жизнь», вот вскоре и замелькали предместья Канди… В кандиской лавке я купил себе томик Lonely Planet Sri Lanka и с его помощью вскоре вписался в шикарный гестхауз прямо над озером (5 баксов). Озеро это является центром духовной жизни города, так как на его берегах расположен важнейший храм страны, хранящий в себе бесценную реликвию — зуб Будды. Когда-то его нашел чувак, копавшийся в пепле погребального костра, на котором Будда Шакьямуни завершил славный жизненный путь. Потом зуб много и весьма криминально путешествовал по буддийскому миру, пока не осел здесь, в Канди. Раз в год, в середине лета, его вывозят на целой процессии богато изукрашенных слонов и целую неделю с помпой возят по улицам города — говорят, очень красочное это зрелище! Мне лично в храме понравилось, причем поразила музыка, выбиваемая барабанщиками у входа в зал, где в серебряной вазе хр анится реликвия — очень завораживающий, какой-то нечеловеческий ритм.
С утра я покидал этот милый городишко — меня ждал поезд в горы. Билет второго класса, который я взял, оказался без выигрыша — сидячего места мне не хватило. Я пошел в вагон первого класса и удобно уселся в нерабочем тамбуре — открыв дверь, свесив ноги с порога наружу и облокотившись на рюкзак. Путешествие начиналось. Я еще не знал, что оно продлится так долго — по расписанию мне предстояло ехать пять с половиной часов…
Поезд карабкался в горы, огибая невысокие холмы, все покрытые чайными плантациями. Из-за высоты температура была идеальной — не холодно и не жарко. Я сидел, хавал купленные на станции апельсины, любовался горным пейзажем и кайфовал — надо было только успевать убирать ноги при приближении к платформам, а то один раз мне их чуть не оторвало. Вскоре мы поднялись до 1800 метров и пейзаж меня совсем зачаровал — базальтовые скалы, поросшие длиннохвойным сосновым лесом. И голубое-голубое небо между сосен… Поезд ехал медленно и я совсем уж было решил спрыгнуть тут и остаться в этом раю, но… что-то меня удержало. Теперь я это так подло проявившееся «что-то» считаю главным врагом своей личности и не успокоюсь, пока не уничтожу это в себе! Так что я еще вернусь в эти горы!

На одной из станций народ из первого класса почти весь вышел — весьма кстати, так как мы вскоре въехали в облако и остановились на каком-то полустанке. Стало холодно и сыро, и я пошел спать в первый класс. Проснувшись через два часа, я обнаружил нас стоящими все на том же полустанке. Шел дождь. Народ поговаривал о поломке паровоза и о необходимости пересадки в другой поезд. Вскоре он подошел и мы залезли туда, уплотнившись вдвое — там ведь тоже были пассажиры! Дальше мы поехали очень медленно — начался крутой спуск. Поезд еле полз, отчаянно скрипя тормозами, по сумеречному дождевому лесу — растительность сменилась кардинально. Какие там тебе сосны! Вокруг громоздились увитые лианами и лохматые от лишайников здоровенные тропические деревья с широкими плотными кронами. Вскоре поезд остановился прямо в джунглях и всех выгнали под холодный дождь прямо на обрывистую насыпь. Место наводило тоску. Мы ждали второго паровоза — один якобы не мог удержать тяжелый состав на скользких рельсах. Через час второй паровоз прибыл и мы еще медленнее поползли вниз… Стемнело — мы ехали уже восемь часов, и нас окутал плотный облачный туман, в котором свет нашего поезда загадочным образом преломлялся и превращался в колдовское зеленоватое сияние, идущее из ниоткуда. И вдруг… поезд бешено взревел сиреной и с воем понесся вниз, быстро набирая скорость! Я решил, что случилось самое страшное, то, чего все так боялись — отказали тормоза, отцепился спаситель-паровоз или еще чего — и рванул к выходу прыгать, бросив рюкзак! Уже в тамбуре я понял, что паники вроде нет и остановился. Я все же свесился с подножки и меня проперло от сюрреалистичности картины, достойной кисти Дали — непроглядная облачная мгла, чуть освещенная рассеянным зеленоватым сиянием, ревущий пожарной сиреной невидимый паровоз, холодный ветер с дождем в лицо, колбасящиеся на крутых поворотах скрипящие вагоны — и все это на тропическом острове Цейлон в тысяче километров от экватора!!!
Скоро мы уже приехали на мою станцию, но этот поезд я не забуду никогда!!! Вообще, в эту дыру меня манили столь занимательно описанные Тимуром-explorer'ом Horton Plains — многосотметровые обрывы, называемые «Краем Мира». Но погода была ужасная без надежды на улучшение, поэтому я нашел отель, частично съел невкусный ужин и лег спать в отсыревшую холодную кровать. Бр-р-р-р! Ну как после этого любить эту страну?!
Утро не принесло хороших новостей и вскоре я вскладчину с тремя немцами застопил микроавтобус «до равнины» за 8 баксов на всех. Буквально через полчаса пути мы выехали из тучи в залитую ярким солнцем долину, где было жарко — за тридцать! Вот это да! А еще через двадцать минут исполнилась моя детская мечта…
С огромной отвесной скалы срывались белоснежные струи, в полете дробившиеся на капельки и образовывающие многоцветную радугу. Капельки оседали на стенах, образовывали новые струи и снова срывались вниз с уступчиков — и так на протяжении всего многометрового пути вниз!!! Водопад! До чаши водопада от дороги было метров двести вверх по крутому каменистому склону. Я остановил машину и ломанулся вверх — оттуда как раз спускалась целая экскурсия местных школьников, полный автобус. Добравшись до безлюдной каменистой чаши водопада, я быстро разделся догола и, оставив одежду на камне, нырнул в лагуну. Глубина была по грудь, на дне был мягкий песочек, а вода была освежающе приятная — где-то +25! Супер!!! Я залез под самые струи, яростно хлеставшие меня по спине и постоял несколько минут. Было даже трудно дышать. Потом еще и еще разок. Это был просто кайф!!! Моя детская мечта не подвела меня — это оказалось даже лучше, чем я думал! Ну как после этого не любить эту страну?!

Когда я, мокрый и счастливый, спустился вниз, немцы смотрели на меня, как на придурка. Потом я посмотрел по Lonely Planet — высота водопада была 170 метров… На равнине в первой же крупной деревне мы пересели на автобус и понеслись, бешено сигналя, к побережью! А вечером я уже здоровался со своим старым знакомым — Индийским океаном — в деревне Тангалла. Народу там совсем не было и отели стояли пустые — муссон. Поселок расположен на юго-востоке острова и северо-восточным муссоном его накрывает сполна… На широченном пляже бушевали трехметровые волны, зато отели стоили 1—1,5 доллара за приличный номер. Я, конечно, искупался, рискуя жизнью (самое трудное войти и выйти — прибой крутит, как в стиральной машине) и с забитыми песком и водорослями естественными отверстиями пошел в отель ужинать. Как здорово лежать под пальмами на удобном кресле-качалке, с чайничком горячего чая по рукой и смотреть на бушующий ночной океан и танцы светлячков в кронах! А скоро отрубили электричество и они стали единственным источником света… Вообще в регионе внезапные отключения электричества, называемое здесь powercut — самое обычное дело. Редкий день, когда на пару часов страну не обесточат! Изворотливые барыги исхитрились и понакупили мотогенераторов, поэтому бизнес в людных барах и ресторанах не прекращается ни на минуту — только тарахтит что-то в сарае, зато и свет есть и музыка. Здесь же деловая активность ниже, поэтому все ближе к природе — пауэркат значит «иди спать!».
Но дорога манила дальше, поэтому утром, еще раз искупавшись, я вскочил на проходящий автобус и поехал на запад. Дорога вилась вдоль берега моря и через час я сошел на одной из безымянных развилок, забросил на плечи родной рюкзак и пошел в сторону скрытого за пальмами моря… Там было одно очень важное место — Dondra head — мыс, увенчанный маяком и являющийся самой южной точкой острова Цейлон. На самом конце мыса лежала гряда огромных базальтовых глыб, о которые с ревом бились океанские волны, но за ними раскинулась небольшая тихая лагунка. Забравшись на территорию маяка, я подошел к лагуне, разделся и погрузился в теплую тихую воду. Клёво!!! А потом, согнав со своих вещей захватившее их воинство крабов, я долго всматривался в бурное море на Юге с самого высокого местного камня.Выглядывал я Антарктиду, но её, видимо, заслонили тучи, громоздившиеся на горизонте… Ну да ладно!
Такая карма.
Следующим местом, где я решил остановиться на несколько дней, была тихая деревушка Мирисса, расположенная между морем и приморской дорогой, Там то, в бунгало, стоящем посреди заросшего бананами садика, я и провел пару дней. До шикарного пляжа было двадцать метров через сад, весь изрытый норами раков-отшельников. А возле соседнего домика жил здоровенный метровый варан, напоминавший динозавра. Он не боялся меня, только останавливался и внимательно следил за мной маленькими умными глазками. Вечерами я выносил на пляж стул и ставил его в полосе прибоя. Пологие волны плавно подходили к берегу, вздыбливались двухметровыми драконами и с шумом разбивались в белую пену прямо у моих ног, иногда окатывая меня солёными брызгами. По песку сновали крабы-молнии, а воде ярко светились упавшие туда светлячки.
Как-то я заметил одного, крутившегося в прибое метрах в пятнадцати от меня… Он так ярко светился даже через толщу волны, что мне захотелось посмотреть на него, да разве выловишь жука в таком водовороте! И только я это подумал, как следующая волна подхватила его и бросила к моим ногам!!! Вода схлынула, а жук остался лежать на песке на расстоянии вытянутой руки от меня!!! Не зная, что и думать, я на всякий случай церемонно поблагодарил Океан… Светляк оказался размером с нашего таракана и с ярким зеленым фонариком в задней части тела — типа подсветки на мобильнике. Скоро море подарило мне еще одного и они вдвоем весь вечер бегали по моей поясной сумке, мигая огоньками. Причём они явно общаются сериями этих вспышек! Глубокой ночью я выпустил их на крыльце своей халупы…
 В плане пляжного отдыха именно здесь мне понравилось больше всего — великолепное чистое море с мощными пологими волнами, широкий песчаный пляж, живописные окрестности с очаровательными храмами на холмах, дешевые фрукты, вкусная еда, холодное пиво… И это место я могу порекомендовать всем, кто ищет тихий, теплый и уютный уголок в январе месяце.

Страницы: 1 2 Следующая

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 09.08.2002 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий