Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Индия — путешествие провинциалов — Аллахабад и Бхопал


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Индия — путешествие провинциалов — Аллахабад и Бхопал

Индия

Аллахабад
Как я рад! Как я рад! Посетив Аллахабад!
Утром, нас ждал автомобиль, обещавший поездку в так называемый «город трех рек» Аллахабад. За рулем оказался жизнерадостный молодой человек, с блестящими глазами и жизнерадостным, неумолкаемым, нервным смехом. Он периодически задавал нам одни и те же вопросы и как ребенок радовался одним и тем же ответам. После короткого знакомства, он был обозначен именем Вася. На выезде из города мы попали в кошмарную пробку из тысячи грузовиков, выстроившихся на несколько километров, между ними просачивались многочисленные мотоциклисты и велосипедисты, едущие на работу и в учебные заведения. Как нам объяснил водитель, пробка образовывалась из-за узкой дороги в Калькутту. Больше часа мы продирались сквозь пробку, наш водитель умудрялся ехать по обочине, причем часто это была обочина встречной полосы, уступая дорогу только в самом крайнем случае. Все дело усугублялось текущим ремонтом трассы, местами перекопанной, местами только асфальтируемой, что абсолютно не охлаждало нашего Шумахера, старавшегося разогнать свою колымагу в любом более-менее подходящем месте. В одном месте увидели, покореженный рейсовый автобус, после столкновения с грузовиком. Рядом лежали несколько жертв аварии, накрытых с головой. «Инцидент» — спокойно, отметил Вася.
Ехали мы долго и нудно, несмотря на все старания водителя, дорога не позволяла набрать хоть какую-то приемлемую скорость. Нам оставалось только наблюдать неспешную жизнь жителей придорожных городков и деревенек. Ближе к городу, в одной из деревенек занимались изготовлением ковров, прямо на улице в огромных чанах красили шерсть, а возле небольших водоемов отмывали уже сотканные изделия. Неподалеку строился буддистский храм.
 В Аллахабад мы въезжали через длинный мост через Гангу, хотя реки как таковой под нами не было, только пересохшее серо-желтое дно. Русло в это время едва занимало четверть пространства. Первое в городе, что бросилось в глаза, это расписные коляски велорикш, чистенькие, ярко раскрашенные, на своих боках они несли целые картины. Ни в одном ранее виденном нами городе вело-рикши не выглядели так празднично.
Не въезжая в центр, наша машина проехала вдоль высокой крепостной стены, возле которой паслись, неторопливо жующие, черные буйволы. Построенная императором Акбаром в 1583 году, это была главная крепость англичан в Ост-Индии. К сожалению, внутри, строения рассмотреть не удалось. В одном месте проход был, возле низких ворот стояло аляповатое чучело изображавшее богиню Кали, а в небольшом дворике, за толстенными стенами, нам предложили посетить подземный храм, устроенный из крепостных подвалов, во двор выходили только вентиляционные отверстия.
Фотографировать тут нам не разрешили, и хоть я и успел снять несколько живописных лиан на полуразваленных окошках, интерес сразу пропал. Только этот дворик и был доступен к посещению, а огромная крепость, оказалась закрыта, а может, мы просто не смогли найти вход в нее.
И организатор поездки и водитель, прожужжали нам до этого, все уши про то, что именно в этом месте встречаются три реки Ганги, Ямуны и мифической Сарасвати. Омовение в этом месте, способно очистить человека от всех грехов, особенно святой вода становится раз в 12 лет, но это событие произошло в 2001 году, и следующее естественно произойдет только в 2014. А вот раз в 144 года, вода в этом месте способна смыть грехи всех прошлых и будущих перерождений и случится это в 2133. Предыдущая Маха Кумбха-Мела, именно так называется это мероприятие, проходила в 1989 году. Представляю, какое тут творилось столпотворение. А в момент нашего посещения, людей было крайне мало. Поэтому на нас накинулась многочисленная армия местных лодочников, они были настолько настойчивы и нудны, что Наташа просто спряталась в машине и выходить не захотела. Я же отправился поснимать живописные лодки, хозяева которых бросались мне под ноги, очень дешево предлагая свои услуги, цену я спрашивать, не стал, иначе меня б просто растерзали, подумав, что я уже торгуюсь. Постепенно лодочники отстали. Выйдя на длинную косу, где под небольшими палатками и навесами, кое-где просто на песке, раскинут базар, предлагающий всякие религиозные причиндалы для немногочисленных паломников, порошок которым делают отметки на лбу, разные наклеечки, изображение богов, сушеные кокосы, крашенные в красный цвет и обязательные вонючие цветы календулы в венках и россыпью. Тут же народ совершал омовение в священных, мутных водах серого цвета. Не удержался я от фотографирования местного цирюльника, тут же на корточках брившего своего клиента, черные кудри которого уже валялись на песке и делались последние штрихи опасной бритвой времен английского господства. Над каждой палаткой, зачем-то воздвигнут флагшток, на котором развевается некий штандарт, причем на каждом свой, особый, рисунок.
Весь берег был заставлен стоящими в ряд лодками. Между ними детвора что-то или кого-то ловила, копаясь в иле, причем, не сильно отличаясь по цвету от последнего. На берегу, рачительный хозяин смолил дно своей «кормилицы», используя главный инструмент — свои руки. За мной сразу пристроилось три мальчугана продающие дудки, несущие за спиной целые снопы тростниковых инструментов и успевающие по пути просвистеть несколько трелей. Один из этих малолетних Кришн, тоже баловавшегося в свое время игрой на свирели, так неотвязно и бродил за мной дуя в свои дуделки. Заметив на холме одинокую коляску рикши, я минут двадцать ждал, когда бродящие туда сюда люди и дети, наконец, дадут мне запечатлеть композицию «Одинокий рикша». Все это время за спиной, не теряя надежды, не переставал дудеть малолетний торговец. Решив осчастливить дудочника, спрашиваю, сколько же стоит продукт древней технологии. Ошеломленный невероятной надеждой на реализацию супр-продукта пацан, показывает растопыренную пятерню, естественно завышая цену, раз в пять. Беру дудку и протягиваю 10 рупий. Он в ужасе достает пару рупий из кармана, на лице страх перед возможностью, отмены продажи в связи с отсутствием сдачи. Беру вторую дудку. Мальчуган чуть не роняет свою «елку» с продукцией, начинает орать благим матом коллегам, о небывалом заработке. Размахивая червонцем, который получил всего за две копеечные дудки, он сматывается от меня, наивно опасаясь гневного разоблачения и отбора денег. Его так рано отчаявшиеся партнеры, грустно пытаются всучить мне еще по сопелке, но мои потребности в дудках давно удовлетворены на 300%. Возвращаюсь к Наталье ждущей меня в раскаляющейся с каждой минутой машине.
Медленно выезжаем из прибрежных песков, минуем огромное дерево, под которым сидит раскрашенная статуя и несколько человек в тени, видимо проводящих религиозную церемонию.
Отправляемся в центр города. Наш чичероне, поплутав немного по городу, доставляет нас к дому Джевахарлала Неру, тут же рядом в небольшом, но внушительном особнячке родилась Индира Ганди. Хорошо они жили, очень богатая была семья, несколько огромных даже по европейским нормам домов и парк. Идем на экскурсию по дому Ганди. В экскурсии мы единственные европейцы, причем не англоязычные, группа в основном из индийцев, косящихся в нашу сторону. Стандартный индийский интерьер, пустые стены, кое-где в углах мебель. Запомнился письменный стол, хотел даже сделать кадр, но: «Но фото! Но фото!», заверещали служащие. На этом столе лежала единственная книга, которая была крест накрест приклеена к столешнице, двенадцатью кусками скотча, под которыми уже ни названия, ни тем более автора видно не было. В каждом зале тушили свет и на небольшом экране крутили небольшой эпизод, повествующий об различных этапах жизни семьи Ганди. Достаточно скучное мероприятие, благо не продолжительное, уже через 20 минут все высыпали во двор.
Пока мы бродили по местным достопримечательностям, наш водитель купил свеженького бетеля и уже тщательно его пережевывал. На вопрос есть ли тут МакДональдс, он ответил весьма утвердительно, энергично кивая головой, хотя почему-то в разные стороны. После получаса езды по городу, мы все-таки убедились, что никаких МакДональдсов тут нет, что парень явно неадекватный, после систематического употребления бетеля. Придя к выводу, что больше тут делать нечего, даем команду ехать обратно в Варанаси. Уже по пути обратно, на трасе, этот крендель пытался уговорить нас заехать в какую-то сувенирную лавку, но нас на этой мякине уже не проведешь, мы категорически отказались. Так этот гнус, все одно остановился возле какого то магазина, попросив подождать, пять минут и исчез на пол часа, причем вместе с машиной. Нам оставалось только идти в магазин или общаться с местными жителями. В магазин мы не пошли, принципиально, предпочтя общество неиспорченных цивилизацией деревенских обитателей, причем, если в небольшой лавочке молодые ребята знали десяток слов по-английски, то окружившие Наталью тетки, не знали ни слова, но что-то дружелюбно пытались ей объяснить.
Вернувшийся водила, без особых приключений довез нас в отель. День в целом был потерян. Аллахабад нам не понравился, пыльный, жаркий, без интересных для нас достопримечательностей, город. Перевод времени и денег. Водиле, мы никаких чаевых не дали, а поехали в полюбившийся нам ресторан Naradj, где ужин в приятной обстановке и приветливые лица, более-менее восстановили наш душевный баланс.
Немного прошлись по шумной вечерней улице, купили несколько бус на сувениры, поискали телефонную контору по приличней. Самая лучшая, абсолютно пустая микро-лавочка, с телефоном в центре комнаты и аж двумя работниками, попалась только в следующем квартале. Звоним домой, связь, как и везде в Индии, великолепная. Завтра нам предстоит поездка на «кондиционированном плацкарте», мы немного нервничаем, но отступать уже поздно.

Уезжаем из Варанаси
Утром решили никуда не ходить, на улице жара, а в номере прохладно. Изучаю просунутые под дверь газеты, одна на хинди, другая на английском. Пишут о 85-летнем насильнике педофиле, тут же его портрет, волосатый старик, по виду обычный бомж. Политика, странные комиксы. Телевизор куда веселее, круглосуточно яркие клипы и фильмы. Более 100 каналов вещает по все стране. Особенно интересно смотреть на индийское МТВ, баланс между американской развязностью и Индийской моралью, но уже и тут с определенной периодичностью мелькаю полуобнаженные тушки. В противовес «аморалке» регулярно крутят особо патриотичный клип про военные силы Индии. Это кадры, из какого то фильма, или специально снятый ролик, под торжественную музыку, на фоне Гималаев, в заснеженных ущельях, грозные индийские войска, с нашими танками, пушками, ракетными установками, стройными рядами хмуро смотрят на развевающийся национальный флаг. Меняются ракурсы, гремит музыка, а они все стоят и стоят непоколебимо на страже отечества.
Где-то в 13.30 нам позвонили с ресепшена и убедительно уведомили, что время нашего проживания вышло и нам пора освобождать номер в их не очень гостеприимном отеле. А так как вещи давно были собраны, мы закинули рюкзаки за спину и со спокойной душой покинули номер. Поезд наш шел только вечером, мы решили немного посидеть в холе подумать, чем бы заняться. Тут подъехал Нанду, привез билеты и предложил отвезти на вокзал.
На вокзал мы были доставлены за 10 минут, выгружены на перроне, в месте, где должен стоять наш вагон. Нанду тут же отловил кули в красной рубахе и медной бляхой на груди, это такие официальные вокзальные носильщики. Глава мелкого туристического агентства, как мне кажется, он постоянно был в недоумении о собственном статусе по сравнению к иностранным туристам и к нам персонально. Видимо мы вели себя как-то не так как ведут себя американцы или европейцы, причем особой дружбы мы к нему никогда не выказывали, а за поездку в Аллахабад вообще высказали свои претензии. Поэтому он из последних сил изображал из себя особо значимую персону, напрягал носильщиков, оттопыривал живот и всем своим видом давал это понять окружающим. В конце концов, выяснилось, что на обмене билетов он нагрел нас на хорошую сумму. Поэтому он отдал билеты и стремительно ретировался, оставив нас на попечение пойманного кули.
Перспективка сидеть на перроне еще пару часов, местные попрошайки уже начинали наворачивать вокруг нас круги, собираясь с соседних платформ. Поставленный на нашей страже кули, явно скучал, поэтому мы освободили от почетной обязанности сторожить нас и взвалив свой багаж, запомнили место посадки в вагон и отправились в туристический офис вокзала, самое правильное место, где на железнодорожной станции в Варанаси должны находится иностранные туристы, ожидающие поезда и приобретающие билеты. Средних размеров комната, на наше счастье была набита не полностью. Плавно двигалась очередь за билетами к сидевшему тут же у компьютера индусу кассиру. Рядом с креслами, на которых мы устроились, сидел буддийский монах, молодой парень лет 22, замотанный в вишневую тогу по уши, а рядом гордая им мамаша. Расположившиеся рядом, два здоровенных парня, перешли на родную речь, по отдаленным воспоминаниям школьной программы, я определил — немцы. Спросили, нет ли у нас Атласа железных дорог Индии, кстати, полезная вещь, но мы не были настолько продвинутыми туристами. Разговорились. Когда они узнали весь уже пройденный нами маршрут и то, что у нас еще пара городов впереди. Выдали: «Респект! Биг Респект! Рашен Крейзи!», что вкратце означало: «Все русские сумасшедшие, и вы яркие представители своей нации!» Порекомендовали следующий раз посетить Ришекеш и пожелали удачи. Время прибытия нашего поезда приближалось, мы вернулись на указанную нам платформу.
Вскоре к перрону подошел поезд. Наш вагон оказался весьма приличным, достаточно чистым. Единственно смущало, что в купе «плацкарта» было не четыре полки, а шесть. То есть верхняя полка была поднята повыше, а между ними подвешена еще одна полка, билеты на которую продавали в самую последнюю очередь. Проводник тут же приволок белье, две простыни одна посвежее, другая позастиранней, что интересно, на белых, в целом, простынях, во все длину по обеим сторонам шли аккуратненькие синенькие полоски шириной примерно в сантиметр, где четко было прописано, когда эту простынку выпустили с фабрики, год и месяц, с одной стороны на английском с другой на санскрите. Сразу можно увидеть какой свежести белье. Между прочим, за белье в Индии отдельно платить не надо — это входит в стоимость проезда. В комплект входила типичная индийская резиновая подушка и тоненькое шерстяное одеяло серо-коричневого цвета. Зайдя в вагон, мы сразу осознали необходимость последнего, ибо с потолка постоянно дул ледяной, кондиционированный воздух.
Маленький, плотненький индиец, занял соседнее место, вынул из небольшого чемоданчика цепочку с замочком, посмотрел на нас, улыбнулся… и пристегнул чемодан к специальной петле под сидением. Наслышанные о местных традициях, мы тоже приобрели у бродящих по перрону торговцев цепочку, а замки у нас были. Посмотрели на него и пристегнули, по его примеру, свои рюкзаки к скобам под лавкой. Так они на цепи, как «Тузики» и пролежали, зато не сбежали в самостоятельное путешествие по Индии, что поговаривают бывает.
За окном уже потемнело. Мы сидели у окна, ворчали на бессмысленно проведенный день, радовались очень приличному индийскому кондиционированному плацкарту, который по некоторым параметрам превосходил российский, и забавлялись реакцией проходивших мимо нашего вагона, на небольших станциях, пассажиров. Перроны тут везде расположены вровень с вагонами и поэтому все, кто проходит мимо вагона, имеют возможность тщательно рассмотреть все, что происходит внутри. Так как в вагоне горел свет, то сидящую у окна Наташу с ее белоснежной головой было видно как в витрине магазина. Проходящие мимо индусы начинали сбиваться с шага, глаза их стекленели, тело по инерции проносило мимо, прикованный взгляд сворачивал шеи. Так я ее и назвал «Шокирующая Азию».
Немного перекусили из своих запасов, запили чаем, который постоянно носят на всех остановках. Наталья угостила соседей по купе карамельками, ей тут же вручили что-то из индийских сладостей, ромбики из ореховой пасты кешью, проложенной «пищевым серебром», немного приторно, хотя и не очень сладко, немного отдает старым маслом и обязательными специями. Местные сладости выглядят очень эффектно, особенно в фирменных кондитерских, но на вкус достаточно непривычен.
Места у нас были не самые удачные. Наташа спала на боковом, внизу, а мне пришлось лезть на третью полку, под кондиционер. За окном уже было совсем темно и укрывшись с головой, чтоб хоть как то спастись от ледяного воздуха, я заснул. Завтра мы прибываем в самый центр индии город Бхопал.

Бхопал
Вместо обещанного нам 7 часового прибытия в Бхопал, поезд, не торопясь, преодолевал километры центральной индии, полупустынные пейзажи сменялись такими же видами, на чахлые поля с редкими крестьянами, а в основном крестьянками, серпами, жнущими в снопики свою пшеницу. В Бхопал, столицу штата Madhy Pradesh мы прибыли часам к 11. На всякий случай заскочили в туристический офис на вокзале, где спокойно спал пожилой человек, которого мы с трудом разбудили. На вопрос о гостинице, он показал нам несколько прайсов с запредельными ценами в полторы тысячи рупий. Спокойно, без провожатых вышли на привокзальную площадь с рядками мотрикш. Немного поторговавшись с первым в очереди возницей, отправились на поиски отеля, где можно будет оставить вещи и переночевать. Город оказался достаточно чистым, хотя и очень жарким, все-таки климат тут уже заметно континентальный. Подкатили к отелю, местный бой ведет меня вверх показывать номера. Второй этаж затянут удушливым дымом, режет глаза, дышать невозможно. На вопрос «хлопцы, а шо у вас тут горело?» получаю ответ: «Пуджа!». Пуджа — это религиозный обряд, сопровождаемый возжиганием благовоний и разных приношений, у зажиточных индусов, для него в домах даже предусмотрена специальная комната, эта гостиница явно не проектировалась для подобных мероприятий, поэтому серым туманом было затянуто несколько этажей. Тем более, что у меня было желание получить кондиционированный номер за 300 рупий, а предложенные за 525 показались необоснованно завышенными. Покинув эту газовую камеру, говорю рикши «Некст», т.е. «следующую»… он тут же тычет пальцем в соседний подъезд. Цена тут была такая же, а вот номера поплоше. Пришлось вознице везти нас еще в пару отелей. Третий был в процессе реконструкции и вокруг активно велись покрасочные работы, причем цена то же не радовала. Четвертый поражал своей восточной роскошью, двухкомнатные номера, большие телевизоры, ковры и естественно цены за 1000 рупий. В конце концов, решаем, остановится в первом отеле, но в другом крыле, куда дым не так сильно проник. Цену нам не скинули, а рикша помимо оговоренной с нами мзды, получил от гостиничного администратора 100 рупий.
Заперев в номере вещи, решаем отправится в обзорную экскурсию по городу.
Приветливый администратор, тут же пообещал договориться о такси на три-четыре часа в соседнем офисе. Там долго мудрили, считали, назвали цену в 400 рупий, потом долго звонили куда-то, но машин у них так и не оказалось. Плюнули на их сервис, тем более что к транспорту мы не требовательные. А по такой жаре ездить в машине без кондиционера удовольствие не очень большое. Немного поторговались со стоявшими у отеля моторикшами, те обещают за 200 рупий повозить по городу. Причем торговались одни, а за руль сел совершенно другой человек, тихо стоявший в сторонке. Сразу уточняем с ним оговоренную цену, так как долгий групповой торг не гарантирует, что везущий вас водитель в конце пути не объявит совершенно другую цену, ссылаясь, что с ним никто не торговался. Наш рикша тоже стал крутить носом против оговоренной суммы, но на наше решительное движение к покиданию столь недобросовестного транспортного средства, мы услышали: «Йес! Йес! Йес!!»
Дядька за рулем, хоть и не знал английского вообще, оказался очень приятным, добродушным человеком. Сначала он отвез нас к Медресе. Проехав по удивительно чистым улицам города, немного повиляв, мы как-то сразу оказались на берегу огромного водоема с темно зеленой, мутной водой. На противоположном берегу возвышались красные стены, ослепительно белые купола мечети и возвышающиеся над всем этим два минарета. Сделав несколько кадров и по восхищавшись зрелищем, едем вдоль водоема. На повороте наблюдаю картину, как за рулем мотороллера сидит женщина мусульманка, замотанная в черные одежды так, что открытыми осталась только глаза, перед ней на сидении сидит ребенок лет пяти. Мы, кстати, часто видели индийских женщин за рулем мотороллеров. Забавно выглядит тетенька в сари, мотоциклетном шлеме и развевающимся сзади шарфом. Часто на руках женщин мотоциклисток надеты длинные, белые хлопковые перчатки.
За углом, свернули в узкий проезд и остановились перед воротами, ведущими в мечеть и медресе. В центре огромного двора, выложенного каменными плитами, находился традиционный бассейн, в нем совершали омовение и просто плескались ученики, одетые в основном в белые одежды. Так как требовалось разуваться при входе, я скинул кроссовки и в носках прошел по горячим каменным плитам. Наташа обменивалась улыбками с сидящими возле входа в тени то ли девушками то ли женщинами, все они были замотаны с ног до головы. Хотя Наташа говорит, что кто-то из девчонок демонстрировал ей свою улыбку, немного сдвинув платок. Она тоже скинула тапки и босиком отправилась за мной. Сделав несколько шагов, она завизжала визгом средней мощности и не придумала ничего более оригинального, как повиснуть на мне, наступив обеими ногами на мои ноги. Под двойным грузом, мои подошвы тоже стали ощущать, что каменные плиты двора раскалены неимоверно и носки уже не спасают. Пришлось сказать ей, что она нарушает моральные устои мусульманской женщины и очень неприлично себя ведет в святом месте. После чего она поскакала обратно в тень ворот, где уже покатывалось со смеху местное женское общество и наш водитель. В мечети начиналась молитва, ученики в белых тюбетейках дружно садились рядками, падали ниц и читали молитвы.
Следующим пунктом нашего круиза, стала гора на вершине которой притаился индуистский храм. Теоретически, подниматься на вершину нужно было на фуникулере, но мы как раз попали на перерыв, но наш водитель предложил, довести нас к вершине по узенькой, крутой дороге за те же деньги. Честно говоря, это был подвиг с его стороны. Мне постоянно казалось, что двигатель вот-вот заклинит от натуги и жары. Аппарат еле-еле двигался по практически вертикальному подъему, но минут за 15—20 мы все-таки одолели местную Джомолунгму. На ее вершине, кроме закрытого на замок храма, оказался небольшой луна-парк, в котором сидела очередная скромная парочка и группа сопровождения в виде явно скучающего паренька, неподалеку качающегося на детских качелях. Кстати, он так на нас засмотрелся, что забыл, что надо держатся и вскоре навернулся в рыжую пыль.
На затененной стороне горы виднелось несколько гротов, в которых уже кто-то сидел, наслаждаясь прохладой тени. Постояли на самой вершине, где нас обдувал раскаленный ветер, а перед глазами лежал весь тщательно размазанный Бхопал, великолепный вид на город, затянутое маревом озеро с зелеными островками и несколько храмов, один из которых, встроенный прямо в скалу, особенно привлек наше внимание.
Показали водителю с явным удовольствием, бродившим с нами по вершине на храм в скале. И он замотал головой, одобряя наш выбор маршрута. Спускались с горы мы куда стремительнее. Проезжали группу детишек от 3 до 7 колбасившихся возле огромной емкости с водой.
Направляясь к храму в скале, мы неслись по полупустым улицам с порядочной скоростью. Нас обдувал раскаленный, невероятно горячий воздух, было ощущение, что дуют огромным феном.
Вскоре показался храм, к нему вела лестница. Наташа, изнывая от жары, отказалась подниматься вверх, а вот водитель взялся меня сопровождать. Перед входом, меня встретил седой брахман замотанный в белую ткань. Обычно, фотосъемка в храмах категорически запрещена, но тут он сам провел меня в дальний угол, где в небольшой пещере дымились благовония, стояли фигурки божеств и лежали подаяния в виде цветочных гирлянд. Подвел к алтарю, вручил цветы и немного риса для жертвования богам, после чего показал, что надо съесть немного риса и запить их водой, которую он налил мне в руку из медного кувшинчика. В общем, причастил по полной программе. Не отказал и на просьбу сделать его фото. Все это происходило как-то очень просто, спокойно и убедительно. Удивило еще то, что никто не просил денег.
Спускался я по лестнице ведущей в храм с ощущением, прикосновения к чему то новому для меня в этой стране. Это было все как то не по-индийски.
Увидев наш интерес к историческим местам, нас провезли через фешенебельный район. Шикарные особняки, дорогие машины, чистые дворики. Бхопал, вообще довольно чистый и аккуратный город, с невысоким уличным трафиком.Сначала остановились возле скромненькой мечети, выглядела она совсем не эффектно и мы решили не удостаивать ее своим посещением. Затем наш путь пролегал по набережной местного водоема, за одним из поворотов, наш Тук-тук свернул в небольшой дворик и мы оказались возле обгоревшего дома. Как нам объяснил на пальцах, наш незатейливый проводник тут раньше была мечеть, случился пожар, а сейчас идет активная реставрация.
Подскочивший начальствующий дедушка в чалме, усердно стал изображать всем телом, что съемка внутри запрещена, а там ничего и не было, так что я не расстроился и не стал расстраивать дедушку муллу. Достаточно живописные развалины вокруг и остатки былой красоты в виде резьбы по дереву на трухлявых балках вполне удовлетворили мои эстетические потребности.
Немного повиляли по улицам, несколько раз останавливались возле старых, с очень своебразной архитектурой зданий. В одном из них оказался зал для бракосочетаний. Нас даже повели посмотреть как его приготавливают к событию. Не догадались напросится на само мероприятие, сказывается недостаток опыта путешественников. В огромном дворе возился народ, в одном углу мыли огромные чаны, в другом несколько таких же чанов уже были полны нарезанным мясом по которому ползали мухи. Немного перепуганные индусы, под многочисленными «хрустальными» люстрами, подозрительно косились в нашу сторону. На улице Солнце давно висело в зените, жара стояла неимоверная, город спал, спрятавшись в тень. Только нас, на трещащем Тук-туке носили индийские черти. Проехав под странной скульптурной композицией, на высоченном столбе сидело нечто из металлических обрезков, изображающее огромную, нахохленную птицу в гнезде, выскочили к какому то мусульманскому заведению. Спрашивать особо было некого, единственный сторож спал в тени ворот так, что, пробродив там полчаса, мы нисколько его не побеспокоили. Кажется, это была какая то библиотека. Несколько небольших водоемов во дворе и длинные «дорожки» спасали от раскаленных солнцем каменных плит двора.
Неподалеку оказался зеленый парк, где кустики были высажены и выстрижены в виде слов на санскрите, что именно там было написано я забыл спросить, но смотрелось забавно. Тут же под развесистыми кронами деревьев и разных пальм, дремали семейки индийцев, бегала неугомонная детвора. Не надолго мы стали всеобщим объектом внимания, похоже, что в Бхопале туристы все же редки. Там же в парке был какой-то музей, но мы уже изрядно укатались, тем более что фотографировать в музеях Индии запрещено. Из парка открывался вид на местный водоем, а наш водитель, почему-то очень хотел, чтоб мы спустились вниз, хотя указанная им тропинка явно была предназначена для ускорения реинкарнации, проще говоря, шею на ней свернуть было элементарно. Хуже всего, что по ней пришлось бы ползти обратно в верх. И мы, утомленные бхопальским солнцем, не решили испытывать благосклонную к нам до сих пор судьбу.
Последним пунктом нашей экскурсии стал индуистский храм, весь покрытый свастиками и обмотанный колючей проволокой. Он напоминал собой фашистский особняк в красно-серо-желтых тонах, не хватало только вышек с прожекторами и собак. Тем более что на входе на нас накинулся местный эсесовец, замотанный в одеяло, стал нас выталкивать, крича, что сейчас храм не работает. Обычно такое поведение не свойственно индусам. Что бы хоть как-то скомпенсировать такое поведение соотечественника, водитель нашего тук-тука, завез нас за угол, где сквозь огромные решетчатые ворота прекрасно был виден и храм и двор.
Так мы катались по городу больше трех, а может и четырех часов, если учесть, что это было самое пекло, то в отель мы вернулись уже изрядно вымотанные. По пути покупали воду и фрукты, Наташа попросила водителя помочь ей с покупками, и он не только отобрал лучшее, но еще и торговался, что обычно не практикуются, вроде как индусы не мешают своим навариваться. Хотя с другой стороны в Бхопале нас как-то никто и не пытался обмануть, обсчитать, да и попрошайки были редки. Не знаю, в целом с туристической точки зрения, город достаточно скучный, хотя в 60 км. севернее находится оч.крупный буддийский центр с древними сооружениями, смысл посмотреть есть, но то что там чисто и спокойно отрицать нельзя. Рассчитываясь с нашим мотогидом, заплатили ему не 200, а 300 рупий, очень уж приятный и скромный был человек, чем доставили ему немалую радость.
Отдохнув, и дождавшись, когда спадет жара, вышли на улицу, побродить по окрестностям и поужинать. Район где была расположена наша гостиница, в основном занимали магазины строительного направления, особенно много торговало расписной кафельной плиткой. Идем по улице, а почти в каждой витрине на разных плитках изображения богов, божков, святых или религиозных символов. Вы думаете это для украшения? В принципе не без этого, но в основном такими элементами декора вымащивают углы в подъездах, каменные заборы и прочие места «общественного пользования». Индус, когда его прижимает по малой нужде, не думает долго, а просто поворачивается к ближайшей стене, углу или просто присаживается посреди дороги и облегчается. Часто видишь, как на обочине стоит велосипед, мотоцикл, верблюд, лошадь и рядом их водитель с расстегнутыми штанами. Вот чтоб хоть как-то уменьшить вонь от испарений, в определенных местах выкладывают плитку с изображением почти всего, что может оказаться святым для того или иного представителя, хотя это тоже не всегда действует.
Походили по улице, купили мандарин, они совсем не такие как у нас, крупнее, желто-зеленые, только вкус и запах такие же. Наталья нашла еще, какие то совершенно странные плоды, по виду картошка или лысый киви, на вкус что-то мучнистое, сладкое, а косточки как у хурмы, не то чтоб супер, но интересно. За ананас нам загилили невероятную цену, тут их целыми на улице в основном не продают, стараются или в виде сока или в виде фруктового салата, все выложено на тарелочке красиво, только плохо, что грязными руками.
Недалеко от нашего отеля мы зашли в ресторан, где и перекусили в гордом одиночестве, не дорого и вкусно. «Зеленый» салат, уже имея большой опыт и зная, что туда могут накидать все имеющиеся в наличии овощи, Наташа сразу ограничила томатами и огурцами, что в принципе не остановило добавления в него колечек лука, разрезанного перчика Чили и кусочков лайма. Так как все одно это не перемешивалось и ничем не поливалось, то перец мы аккуратненько отложили в сторонку, а лук в Индии не очень горький, почти без запаха.
 В гостиницу возвращались уже под черным небом без звезд. Завтра у нас решающий рывок до Бомбея. Поезд нас уже не пугал…
Про Бомбей я еще непишу!
А кучу фотографий.. более 500, можно посмотреть на моем сайте!

Комментарий автора:в небольшой пещере дымились благовония, стояли фигурки божеств и лежали подаяния в виде цветочных гирлянд…

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий