Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индия >> Под куполом Азии (ч.1)


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индии!

Под куполом Азии (ч.1)

Индия

Под куполом Азии
Индия. Ладакх. 2004 год.
Когда ты стоишь один на пустом плоскогорье, под
Бездонным куполом Азии, в чьей синеве пилот
Или ангел разводит изредка свой крахмал;
Когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,
Помни: пространству, которому, кажется, ничего
Не нужно, на самом деле нуждается сильно во
Взгляде со стороны, в критерии пустоты.
И сослужить эту службу способен только ты.
И.Бродский «Назидание»

У нас с мужем стало доброй традицией посещать рестораны национальной кухни, пробовать еду разных стран мира. И вот что удивительно. Через какое-то время после посещения того или иного ресторана я еду в соответствующую страну.

Смотрите сами. Свадьбу мы праздновали в мексиканском ресторане. Меньше, чем через год, я оказалась в Мексике. Первую годовщину свадьбы отмечали в ресторане Лондон-клуб. Не прошло и полгода, как я поехала в Великобританию. Как-то раз, гуляя по зимнему городу и страшно замерзнув, набрели на забегаловку с турецкой кухней. Через месяц, неожиданно для себя, я отправилась в Стамбул. Двухлетие со дня знакомства решено было праздновать в индийском ресторане. И вот я в Индии. Я заинтригована, что же будет дальше, ведь Международный Женский День мы отмечали в еврейском ресторане, а день рождения мужа во вьетнамском.

О поездке в Ладакх я мечтала много лет. Читая Рериха, а впоследствии и Шапошникову, которая прошла по маршруту мастера, рассматривая фотографии в многочисленных глянцевых изданиях, я представляла себе волшебную атмосферу тех мест, их завораживающую красоту. И вот удача, на сайте турфирмы, где я являюсь постоянным клиентом, опубликовали программу «Путешествие в Ладакх». Со мной вызвалась ехать сотрудница. Поскольку данная турфирма являлась всего лишь перекупщиком, менеджер оказался абсолютно неподготовленным к нашим многочисленным вопросам. Он ничего не знал о Ладакхе, поэтому всю информацию пришлось добывать окольными путями.

Готовились к поездке очень серьезно: закупали лекарства, проспиртованные салфетки для стерилизации рук, освежающие салфетки для лица, непродуваемые куртки и штаны. Лена ехала за границу впервые, поэтому ей пришлось изрядно потратиться на покупку чемодана, поясной сумки, кроссовок, вьетнамок и других вещей, необходимых в путешествии.

За пару дней до вылета я позвонила в московскую турфирму, чтобы уточнить время и место встречи в аэропорту Шереметьево-2, где нам должны были передать авиабилеты. Звоню и узнаю, что, оказывается, программа тура «немножко» изменена. Изначально у нас предполагался первый день отдыха в Дели, затем около двух недель в Лехе, а под конец снова один день в Дели. По новой программе, прибыв в Дели, мы тут же должны были пересесть в другой самолет и лететь в Лех. Стыковка между рейсами составляла всего 3 часа. За это время необходимо было пройти паспортный контроль, получить багаж, переехать из «Индиры Ганди»-1 в «Индиру Ганди»-2 и зарегистрироваться на рейс Дели-Лех. Задачка не для слабонервных.

Менеджер московской турфирмы попросила нас для быстроты процесса вещи в багаж не сдавать. И это притом, что накануне она выдала нам длиннющий список рекомендуемых в дорогу вещей, включающий теплые вещи, полотенца, массу гигиенических принадлежностей и уйму лекарств, в результате чего наши чемоданы раздулись до неимоверных размеров. И теперь нам предлагают таскать их всю дорогу на себе.

Итак, настал долгожданный день отъезда. Ночь в поезде, день скитаний по Москве, и вот мы в аэропорту. Приехали заранее, сели под центральным табло и стали высматривать нашего гида с опознавательной табличкой. Сидим, сидим — никого. Уже подошло время регистрации на рейс. Вдруг смотрю, какая-то подозрительная дама в футболке с надписью Ом-мане-падме-хум прохаживается туда сюда. Подхожу к ней, спрашиваю: «Извините, а Вы, случайно, не гид?» Дама вытаращивает на меня глаза и отвечает вопросом на вопрос: «В каком смысле?» Я уже готова вновь извиниться за беспокойство и отойти, но тут она говорит магическую фразу: «Вы в Ладакх?» Да, да, конечно, я в Ладакх. «А как фамилия?» Называю. «А вторая фамилия?» Допрос окончен, пароли совпали, и нас ведут к месту, где ждет группа. Оказывается, мы последние.

О, ужас! В группе одни женщины. К тому же, в основной своей массе, не молодые. У одной из них мы спросили, как получилось, что, прибыв на 1,5 часа раньше оговоренного срока, мы оказались последними в группе. Может быть, она поделится секретом, каким образом ей удалось вычислить нашего гида. Оказывается, эта дама сама написала табличку с названием турфирмы и встала с ней под центральное табло аэропорта.

Зарегистрировались, сдали вещи в багаж, прошли паспортный контроль и вошли в зону дьюти-фри. Там по рекомендации Лены я приобрела парфюм с названием, отвечающим духу нашего путешествия — «Самсара», почему-то написанного через букву «м» вместо «н». Уже третий раз за этот год я смотрела на зимние шапки последней коллекции — замшевый верх, овчина внутри, с ушками. Всякий раз я их мерила, убеждалась, что мне идет, и не покупала. Во-первых, цвет не очень устраивал, во-вторых, не охота было в самом начале путешествия столько денег тратить. Но то было Пулково, с маленьким выбором. В Шереметьево же я увидела великое множество этих шапок всевозможных цветов. Тут уж я не могла устоять, и купила шапку светло-коричневого цвета.

Набегавшись по магазинам, довольные, мы подошли к своему гейту, и тут выяснилось, что наш рейс задерживается на 1,5 часа. И это при том, что стыковка самолетов составляет 3 часа. Мы из-за трех-то часов волновались, а тут всего полтора часа остается на все, про все. Конечно, турфирма подставила нас под удар, заменив нам первый день в Дели на Лех. Ведь по новым правилам авиакомпании имеют право задерживать время вылета на несколько часов без ущерба для себя. Поэтому, если бы мы не успели на самолет в Лех, нам, скорее всего, пришлось бы просидеть предстоящие сутки в аэропорту Дели, ожидая следующего рейса, а при отсутствии свободных мест, может быть, и еще несколько суток. Наш гид, конечно же, поставила на наши билеты штампики о задержке вылета по вине Аэрофлота, но надежда на то, что в случае опоздания на самолет нам предоставят отель, была слабой. А на то, что турфирма вернется к первоначальной оплаченной нами программе, вообще не было никакой надежды.

В волнении мы провели 2 часа. Наконец, посадка. К нашему великому удивлению, лететь всего 5,5 часов. Самолет — раздолбанный Боинг. Обычно на дальневосточных рейсах Аэрофлот выдает косметички с тапочками, шторками для глаз, расческами, зубными щетками и т.д. Здесь ничего подобного нам не полагалось, и даже было отказано в элементарном пледе. Короче, сервис еще тот. Из напитков я взяла красное вино, а на закуску мне достались горячие креветки с рисом.

8 августа.

В самолете было жутко холодно, и после приземления я с облегчением вышла в духоту ночного делийского аэропорта. Гид дала нам установку: расталкивая всех, пробиваться вперед, так как нам сейчас дорога каждая минута. На паспортный контроль мы прошли вне очереди. Клерк долго вертел в руках мой паспорт, рассматривал визу, ковырял ногтем отклеившийся уголок фотографии. Потом пошел консультироваться со своими коллегами. Получив добро от каждого из них, а было их человек 7, он все-таки поставил мне въездной штамп. Узнаю восточную бюрократию! Не брать на себя ни малейшей ответственности.

Багаж выдали быстро, но в жутком состоянии. Мой новый красный чемодан был весь в грязи, «собачка» одной из молний отвалилась. Если б знала, потратила б деньги на упаковку в Шереметьево.

Бегом выскочили наружу, где нас уже ждал представитель принимающей стороны, с укоризной показывая на часы, как будто это мы виноваты в задержке рейса. Быстро загрузились в автобус и погнали в другой терминал. Пока ехали, индиец в спешке надел нам на шеи приветственные венки из цветов. Мне достался оранжевый венок из бархатцев. Еще в автобусе он собрал с нас билеты на самолет Дели-Лех и сам побежал их регистрировать. Схватив чемоданы, мы кинулись вслед за ним. Уф, успели!

Наш рейс с посадкой в Сринагаре, поэтому лететь не один час, а больше двух. Стюардессы в сари очень любезные, постоянно что-то разносят, то напитки, то конфетки, то еду. Обед очень вкусный, но горячее жутко острое. На взлетно-посадочной полосе в Сринагаре множество военных. В салон самолета зашел молодой сикх в черной чалме. Он открывал верхние полки и спрашивал, кому принадлежит ручная кладь, лежащая там.

И вот, наконец, мы подлетаем к Леху. Самолет идет на снижение, и мы видим горы. Вот уже мы летим ниже вершин и разглядываем вблизи причудливые окаменелости скал, застывший песок, свидетельствующий о том, что в древности здесь было океанское дно. Гималаи — молодые горы, одни из самых молодых на планете. Раньше на месте Гималаев и Тибета плескался океан Тетис. Потом вследствие мировой катастрофы дно океана поднялось, образовав гигантское плато, возвышающееся на 3500 м над уровнем моря, перерезанное грядами высочайших гор мира.

Аэропорт Леха находится как бы в чаше, со всех сторон окруженной горами. Солнце палило нещадно, и мне показалось, что за те несколько минут, что мы простояли на взлетно-посадочной полосе в ожидании автобуса, у меня обгорели все открытые участки тела. Глазам тоже было дискомфортно без солнцезащитных очков, которые я, как назло, слишком далеко запрятала. Скорее всего, дала о себе знать усталость, а две бессонные ночи снизили мой иммунитет. К тому же, по моим наблюдениям, в салоне самолета очень сохнет кожа, а там я провела в общей сложности около восьми-девяти часов. Позднее мне уже не приходилось испытывать неприятных ощущений от солнечных лучей в Лехе. Солнце казалось добрым, ласково грело, но не пекло. Но в эти первые минуты я готова была отдать все на свете, лишь бы уйти в тень.

В аэропорту нам предложили заполнить очередные бланки. Мой чемодан упал с транспортёра в середину. Я не знала, как его достать. Попыталась сама встать на бегущую ленту, но тут же отказалась от этой затеи во избежание травм. Мужчин в нашей группе не было, попросить о помощи было некого. Я набралась смелости и подошла к стоящему тут же солдату с автоматом. Солдат сделал знак подождать и через мгновение привел изможденного и грязного рабочего, одетого в лохмотья, который и достал мой багаж. Видимо, воину-кшатрию было не по рангу чемоданы тягать, а человеку из касты шудра в самый раз.

Нашу группу рассадили в два малюсеньких микроавтобуса и отвезли в отель. Мы с Леной испугались, что это и есть «джипы», на которых нам предстоит путешествовать. К счастью, предчувствие нас обмануло. В отеле «Yak Teil», «Ячий хвост», нашей временной резиденции в Лехе, места появятся только завтра, поскольку сегодня мы должны были ночевать в Дели, и здесь нас никто не ждет. Поселились в гостинице «Рафика», чуть дальше от центра, но зато с большим цветущим садом. Там мы и расположились для велком-дринка: чай, кофе, печенье. Чай было страшно пить, так как я начиталась предостережений об опасности местной воды для изнеженных европейских организмов. Так как Лех находится на высоте 3500 м над уровнем моря, и воздух там разряженный, то температура кипения воды ниже, всего 80 градусов. А микробы погибают при 100 градусах. Соответственно, чтобы сделать воду из-под крана годной к употреблению, ее необходимо кипятить не менее 10 минут. А где гарантия, что обслуга в ресторанах будет ждать 10 минут? Вывод: пить воду можно только из фирменных бутылок. Я посмотрела на Лену, на остальных женщин. Все спокойно пили чай. Глубоко вздохнув, отважилась сделать первый глоток и я. Было решено до 16—00 поспать, потом пообедать и совершить вылазку в город на разведку.

Комната нам досталась просторная, с большой ванной комнатой. Вот только незадача — нет горячей воды. С визгом приняли холодный душ и спать. В 16—15 мы спустились в сад отеля на обед. Заказали салат из свежих овощей и национальное тибетское блюдо под названием мо-мо. На самом деле это обычные пельмени с бараниной. Бывают еще вегетарианские мо-мо. Говядины и свинины в Индии не найти: корова — священное животное индуистов, а свинину запрещает есть Коран. Из напитков я выбрала чай массала. Это чай с молоком яка и со специями — смесь из порошка имбиря, кориандра, ажгона и куркумы. Очень вкусный, питательный и ароматный. Немного поговорили с нашими спутницами. Кроме нас и дамы из Еревана, в нашей группе еще пять женщин из Риги. Все они являются целителями-космоэнергетами и приехали сюда во главе со своим Учителем — Людмилой. Говорят, эта Людмила творит чудеса, но на вид она обычная женщина, правда несколько экзальтированная.

Подкрепившись, мы отправились на первое свидание с Лехом. Для начала мы зашли в отель «Як тейл», куда мы переедем завтра, и поменяли там деньги. Я обменяла 100$ по курсу 45 рупий за 1$. Ну вот, совсем другое дело. С толстой котлетой рупий в кармане я чувствую себя намного увереннее в незнакомом городе. Теперь я вновь свободный и независимый от гида человек, готовый получать от отдыха максимум удовольствий.

Пошли по местному Бродвею, попутно заходя в лавки, прицениваясь. Идти предстояло немного в горку. Тут-то я и почувствовала признаки горной болезни. Кислорода катастрофически не хватало. После 5 минут ходьбы в нормальном темпе у меня началась одышка. Я попросила Лену идти помедленнее. В результате мы пошли совсем тихо, как старые старушки, экономя силы. Удивительно, что обычно болезненной Лене акклиматизация далась очень легко. Она не почувствовала абсолютно никакой разницы от перепада высот. Позже наши экстрасенсы сказали, что чем человек выше по своему духовному развитию, тем тяжелее проходит у него акклиматизация. Тибет чистит. Получается, мне надо радоваться.

В лавках обращают на себя внимание ювелирные украшения из полудрагоценных камней: бирюзы, кораллов, ляпис-лазурита, горного хрусталя, кварца и др. Много интересных изделий из серебра. Торговцы приглашают войти в магазин и разворачивают перед нами бумажные пакетики с кольцами, серьгами и браслетами из изумрудов, бриллиантов, рубинов, сапфиров, аквамаринов, топазов, аметистов. Вещи великолепные, глаза разбегаются, но и цены называют нереальные. Надо торговаться. На рынке купила браслет из необработанной бирюзы за 2 доллара. Интересно, что можно приобрести камни не только в изделиях, но и просто кристаллы, как обработанные, так и необработанные, как они есть в месторождении. Лежит себе серенький камешек, ничем не примечательный, а раскроешь его на две половинки — красота, сияние, блеск.

Через некоторое время мы с Леной вышли к Королевскому дворцу. Многоэтажной коричневой громадой он словно вырастал из горы и нависал над городом. Еще выше дворца на соседней горе располагался храм Цемо Гомпа. 80 лет назад Королевский дворец служил пристанищем семье Рерихов. По приглашению короля Ладакха начало осени 1925 года Рерихи провели там, среди гуляющих по многочисленным переходам ветров, дующих в узкие окна без стекол и вызывающих дрожь в старых стенах.

У подножия горы, где стоит дворец, расположились культовые сооружения — мечеть и буддийский храм. Сегодня мы решили посетить буддийский храм. Зашли в небольшую калитку и очутились в просторном чистом дворе, вымощенном плитами. Середина двора пустая, лишь высокий столб «флагштока» высится в центре. Напротив здания храма через двор — ступени в виде трибун. Видимо, по праздникам, когда в храме устраиваются танцы, на этих трибунах размещаются зрители. В той части двора, что за трибунами, растут вековые деревья, дающие тень и прохладу. Повсюду царит атмосфера покоя и умиротворения. Мы обошли вокруг храма по всем правилам, по часовой стрелке, вращая маленькие молитвенные барабаны. Всего их там 88 штук. Рядом в часовне находится еще один большой молитвенный барабан. Покрутили и его. Обход вокруг храма символизирует кору — обход вокруг священной горы Кайлас. Цель совершения коры — очищение кармы. Некоторые паломники проходят этот путь ползком. Для этого на руки они надевают деревянные дощечки, нижнюю половину лица закрывают платком во избежание попадания дорожной пыли в дыхательные пути, и простираются всем телом. Затем встают, делают небольшой шажок и снова простираются. На молитвенных барабанах начертаны священные письмена. Считается, что если покрутить барабан, святые тексты войдут в сердце через руки, а крутящийся барабан создаст положительные вибрации, способствующие вращению сансары — колеса бытия.

Я зашла внутрь храма. Лена отказалась, так как не взяла с собой носки, а босиком идти опасалась. Я же смело переступила порог босая. Убранство довольно скромное: деревянные расписные балясины, колонны, статуя Майтрейи, из музыкальных инструментов — большой барабан. Я ударила по нему специальной палочкой в виде длинной изогнутой клюшки, издав гулкий звук, волнами разошедшийся по залу.

Стало смеркаться. Лена запросилась домой, боясь, что в темноте нас ограбят, изнасилуют, или мы потеряемся. Переубедить ее не представлялось возможным, ни на какие уговоры с моей стороны она не реагировала. Мне же, напротив, хотелось еще погулять по городу, зайти в магазины, ознакомиться с ассортиментом, прицениться. Посему, мы решили разделиться. Лена идет в гостиницу и ждет меня там. Потом я возвращаюсь, и мы вместе идем ужинать.

Я свернула на улицу Мэйн Базар стрит, зашла в несколько книжных магазинов, где полистала иллюстрированные альбомы о Ладакхе, и двинулась дальше по торговой улице. В одной из лавок мое внимание привлекли вышитые наволочки для подушек. Мне нравится, когда диван завален множеством маленьких подушек, поэтому из стран Востока я всегда стараюсь привезти красивые чехлы. Продавец, сидящий у входа, поймал мой заинтересованный взгляд, а вместо ответа на вопрос, сколько стоит, пригласил зайти внутрь магазина. Узнав, что я из России, он заявил, что у него есть великолепная подруга по имени Ольга из Сибири. Она очень богатая женщина, ежегодно отдыхает в Гоа, и всякий раз зовет его «замуж». Но продавец уже имеет семью, жену и двоих детей, и отказывается от предложений Ольги.

Поговорив, торговец снял с полки стопку наволочек и начал метать их передо мной на полу. Затем взял вторую стопку, третью. На четвертой я сказала стоп. Рисунков и расцветок было великое разнообразие. Я остановила свой выбор на двух чехлах с цветочным орнаментом. Один вышит шелком, другой шерстью. Вышивка машинная, и занимает все полотнище полностью, без просветов. Стали торговаться. Цены на подушки я знаю, в Турции я их покупала в среднем по 5$. Правда, это были просто гобеленовые чехлы с набивным рисунком. Наволочки же, украшенные кое-где вышивкой, например, каллиграфическими письменами из Корана, стоили уже по 9$. Сколько же запросят здесь? После недолгого торга я купила обе наволочки за 11$.

Я уже собиралась уходить, как в магазин зашел хозяин. Он попросил меня на минутку присесть, и начал раскатывать к моим ногам рулоны шелковых ковров, один краше другого. Я давно уже мечтала о таком ковре, хотя бы о самом маленьком, настолько они были великолепны: тонкие, изумительной работы. Стоили ковры недешево. Я попросила показать мне коврики небольших размеров. И вот передо мной развернули ковер, эдак, 100х60, прекрасного качества в голубых тонах, с ассиметричным рисунком. Он так и сверкал, сиял на свету, играя и переливаясь всеми цветами радуги. Я не смогла устоять и спросила, сколько. Начался ожесточенный торг, если можно назвать ожесточенным неспешный разговор за чашкой чая массала, со смехом, улыбками и с поочердным называнием разных цифр. Наконец, сошлись на 50$. Чай допит, пора и честь знать, но продавец не хочет меня отпускать. Он достает из-под прилавка дипломат, в котором лежат завернутые в бумажки кольца, серьги, кулоны и браслеты из драгоценных камней. Опять я вижу сверкающие изумруды, сапфиры, рубины, бриллианты. Мне нравится браслет из изумрудов и бриллиантов, но сегодня уже не хочется тратить деньги, тем более такую крупную сумму — 450$. Договариваемся, что я подумаю и, если что, приду к нему в последний день своего пребывания в Лехе.

Не успела я выйти из магазина, как меня тут же перехватил другой зазывала. Он так жалобно просил перейти на другую сторону улицы и зайти в его магазин, что я просто не могла отказать. Внутри магазина уже ждал хозяин. Это также была коврово-подушечная лавка. Мне предложили чай, и снова началось шоу по развертыванию ковров и разбрасыванию подушек. Я сказала, что уже купила и ковер, и подушки. Тогда хозяин стал раскидывать передо мной кашемировые шали, так называемые пашмины.

Уже сейчас, вспоминая все это, меня вдруг осенило открытие. На каждый товар у продавцов разработана своя методика продажи. Существует две основных методики: одна ориентирована на мужскую логику, другая — на женскую. К примеру, показ коллекции шалей начинается с самых дешевых образцов, а затем покупателю по нарастающей демонстрируют все более и более дорогие экземпляры. Видимо, считается, что даже самая простенькая пашмина должна произвести на женщину неизгладимое впечатление. При таком раскладе продавец на самую затрапезную модель имеет возможность зарядить атомную цену, и, когда дело дойдет до действительно качественной вещи, цена на нее будет уже просто термоядерной. В случае же с коврами действует обратная методика. Сначала показывают большие и дорогие ковры. Человек влюбляется в них с первого взгляда. Да вот загвоздка, денег нет или денег жалко. Тогда продавец показывает коврики небольшого размера. Они точно такие же, только маленькие. И стоят дешевле. Человек на это «клюет» и покупает.

Мой муж всегда говорил, что у меня мужская логика. Поэтому сегодня попытка раскрутить меня на шаль с треском провалилась. Взглянув на дешевую модель не лучшего качества, я сразу же остановила продавца, сказав, что шали меня не интересуют. Кстати, так было еще несколько раз. Не видя сразу достойного меня товара, и думая, что мне показывают лучшее, что у них есть, я не желала терять даром время и на корню отвергала дальнейший просмотр. Так бы я и осталась без пашмины, если бы не Лена с ее женской логикой. Сидя как-то раз рядом с ней со скучающим видом, я все же досмотрела шоу с шалями до конца, и шали меня таки заинтересовали. Но не будем забегать вперед.

Итак, продемонстрированная дешевая пашмина меня не впечатлила, ковер я уже купила, чехлы для подушек тоже. А торговец продолжал прощупывать меня, показывая товар лицом. Теперь он начал бросать к моим ногам покрывала в стиле «печворк». Квадратные лоскутки ткани нашиваются на материю-основу, а затем каждый квадратик обшивается веревочкой. Лоскутки подобраны по цвету, но они могут быть самыми разными: с кружевами, с вышивкой, с бисером, с зеркальцами. Я уже давненько присматриваюсь к подобным покрывалам. Хотела приобрести такое еще на Бали, но как-то не срослось. Мне очень приглянулось покрывало в оранжевых тонах. На некоторых квадратиках было вышито солнышко, некоторые были украшены зеркальцами. Но тут продавец с возгласом: «Бирюза», бросил к моим ногам огромное покрывало бирюзового цвета.

Недавно в журнале «Cosmopolitan» я прочитала, что в разные периоды жизни человека тянет к тем или иным цветам. Надо чутко прислушиваться к себе. Если в данный момент вам стал нравиться какой-то цвет, не стесняйтесь, покупайте вещи этого цвета, меняйте цветовую гамму своего гардероба, интерьер квартиры. Цвет отвечает внутренним потребностям человека, и если вас будет окружать тот цвет, который вам сейчас нужен, это будет способствовать усилению вашей энергии и, соответственно, принесет удачу и ускорит достижение целей. И вот что интересно. Перед отъездом мне надо было купить 10 пар носков для посещения храмов (в буддийские храмы, как и в индуистские и в мечети принято входить без обуви). Носки я покупала под цвет уже имеющихся вещей. Купила оранжевые, ярко-розовые. Но почему-то мне неудержимо хотелось приобрести носочки бирюзового цвета, такие они были яркие, нарядные, просто приятно посмотреть. Здесь же, в Лехе, я ловила себя на мысли, что мне очень нравится бирюза: броши, ожерелья, браслеты. И вот теперь это великолепное покрывало. Конечно, я стала торговаться. Но этот мусульманин был профессионалом, его было трудно обвести вокруг пальца. В результате, я лоханулась и купила покрывало за 70$. Думаю, что переплатила раза в 1,5.

На этом мой шопинг на сегодня был закончен. С тяжелыми пакетами в обеих руках я выкатилась из магазина. На улице совсем стемнело. В каком направлении идти, я не знала. Пикантности ситуации придавало то обстоятельство, что я не запомнила название отеля, в котором мы поселились. Правда, мне был известен отель «Як тейл», в который мы переедем завтра. Туда-то я и собралась держать путь для начала. Помощник хозяина магазина, в котором я только что была, вывел меня на улицу, ведущую к «Як тейлу». Благополучно добравшись до гостиницы, я встретила нашу группу во главе с гидом. Они как раз возвращались в наш отель.Дамы посетили продуктовый рынок и накупили там плодов манго, которые намеревались съесть в качестве ужина. Мы же с Леной, опасаясь нежелательных последствий, от фруктов решили воздержаться.

Ужинали мы в саду отеля. Лена заказала рис, а я томатный суп, пили уже полюбившийся нам чай массала. Разговорились с официантами. Один из них приглашал в следующем году приехать в Гоа, где он будет работать. Описывал нам, как там хорошо, и на каком пляже обычно проходят вечеринки гоа-транса. Другой предложил массаж. Оказывается он является массажистом по совместительству. Вообще-то я планировала делать массаж ежедневно. Справилась о цене, поторговались. В результате договорились на массаж ног и головы за 300 рупий, т.е. 6,5$. Почему такое странное сочетание частей тела, спросите вы? Да потому, что массаж всего тела стоит 700 рупий. А если взять каждую часть тела по отдельности и сложить всю сумму, то получается дешевле. Вот такой парадокс. Массаж ног предполагал еще и массаж поясницы. А массаж головы — еще и воротниковой зоны. Остались неохваченными всего лишь середина спины и руки. Но это уже мелочи.

Я поинтересовалась, где будет проходить массаж. Оказалось, что прямо у нас в номере. Я спросила разрешения у Лены, она не возражала. Условились, что массажист придет через 15 минут после ужина. Я умылась, надела купальник, приготовила деньги. Через несколько минут в дверь постучали, но пришел не массажист, а другой сотрудник гостиницы, и спросил, готовы ли мы к массажу. Я была готова. Вскоре появился массажист, вооруженный набором ароматических масел. Начал он с ног, но потом так воодушевился, что сделал мне массаж всего тела. Когда он начал массировать руки, я напомнила ему, что не заказывала этого. Но он просил не беспокоиться, это бесплатно. Массаж головы заключался во втирании ароматических масел. Массажист сказал, что это способствует расслаблению и облегчает акклиматизацию. Я вдыхала волшебные ароматы, а по телу бегали мурашки от удовольствия. В какой-то момент мне стало холодно. Меня заранее предупреждали об этом. Видимо, это считается высшей степенью релаксации. Ощущения, действительно, приятные и необычные. В заключение массажист стал дергать меня за уши, доводя их до хруста. Было больно и страшно, вдруг чего-нибудь не то выдернет. Поэтому я попросила его остановиться, дала деньги и попрощалась. Массажем я осталась очень довольна, только вот мои волосы превратились в сало, а горячей воды у нас не было. Ну ладно, завтра утром завяжу хвостик, а там посмотрим.

Я устроилась в постели и стала писать дневник. В 23—00 вырубили свет. Лена засуетилась, пошла в коридор. Там встретила наших женщин, также переполошившихся, у них стрельнула огня, зажгла свечку, имевшуюся в нашем номере. Через полчаса восстановили электричество. Дописав свои дорожные заметки, мы погасили свет, но заснуть не могли очень долго. Может оттого, что поспали днем, а может, сказывались признаки горной болезни, среди симптомов которой в том числе и бессонница.

9 августа.

В 6—45 я проснулась и пошла в душ. О, счастье, из крана потекла горячая вода! Я помыла голову, оделась, упаковала чемодан, и спустилась к завтраку. На завтрак подали кашу, блины с медом, тосты, масло, чай, кофе. Короче, ничего хорошего. Пока мы ели, обслуга отеля вынесла наш багаж и погрузила его в машины. Сегодня мы переезжаем на ПМЖ в «Як тейл». После завтрака нас спросили, желаем ли мы идти в «Як тейл» пешком или ехать на машине. Обе гостиницы находятся в двух шагах друг от друга, поэтому мы предпочли пеший путь.

В «Як тейле» нам достался номер на первом этаже, вход с террасы. На тенистой террасе располагались столики ресторана, стояли горшки с цветами. Комната просторная с диваном, двумя креслами, телевизором, большим санузлом. Единственное, что не понравилось Лене, это то, что кровати были сдвинуты. Она даже хотела меняться, но, посмотрев другой номер, мы отказались от этой затеи — он был намного меньше и хуже. А кровати мы раздвинули, благо, место позволяло.

Устроившись в номере, мы вышли во двор отеля. Сегодня нам предстоит насыщенная экскурсионная программа. Джипы нас уже ждали. Это комфортабельные Тойоты. Мы с Леной уселись на заднее сиденье одного из джипов. Людмила из Еревана, полная дама, села впереди рядом с водителем. Остальная же часть группы, рижанки целительницы вместе с гидом, разместилась во втором джипе. Оказывается, в багажнике джипа имеются два откидных сиденья по бокам. Ими и воспользовались женщины из Риги. Таким образом, в джипе мы оказались втроем, что добавило комфорта в наше путешествие. На водителя я в тот момент даже не обратила внимания. Куда интереснее было смотреть в окно, где за каждым поворотом открывалось неизведанное.

Первым делом, мы отправились в храм Майтрейи, что на окраине Леха. Ехать пришлось по узким улочкам жилых кварталов. Двух-, трехэтажные дома тибетской архитектуры, серые квадратные коробки с резными лоджиями, возвышались за сплошными каменными заборами. Дорога была обсажена пирамидальными тополями — похоже, единственными деревьями, которые растут в этих местах.

Возле храма, у ручья, на каменном валуне был высечен барельеф Майтрейи, Будды грядущего, десятой аватары Вишну. Считается, что с приходом Майтрейи закончится наша черная эпоха, калиюга, время жадности, злобы, войн, катастроф, террора, когда дхарма, мировой порядок, стоит всего на одной ноге вместо четырех возможных. Это значит, что в наш век в мире осталось всего 25 % добра, а этого крайне мало для борьбы со злом. Отсюда и все катаклизмы нашего времени. Когда придет Майтрейя, он вступит в бой с силами зла и победит их. Эта победа ознаменует собой начало новой эры, критаюги, золотого века, когда дхарма опирается на все 4 ноги. Это будет век всеобщего счастья и процветания.

Космические циклы индуизма давно посчитаны и приведены к современному летоисчислению для лучшего понимания человеком. Утверждают, что мы живем в шестом тысячелетии калиюги текущей махаюги. Всего же калиюга длится 432 000 лет, т.е. Майтрейя придет еще ой как нескоро. Оно и хорошо, потому что конец всякой махаюги сопровождается всемирной катастрофой. Лично я бы не хотела умереть столь страшной смертью. Но индуисты и буддисты имеют на этот счет иной взгляд. Они считают, что наша жизнь на земле — короткое мгновение по сравнению с вечностью. Земная жизнь дается нам для того, чтобы у нас была возможность улучшить свою карму, совершая богоугодные дела, а это, в свою очередь, позволит избавиться от цепи последовательных перерождений.

Будда Шакьямуни в своих проповедях в Оленьем парке учил четырем благородным истинам. Первая из них — земная жизнь есть страдание. Рождение — страдание, старение — страдание, болезни — страдание, смерть — страдание, любовь — тоже страдане. Вторая благородная истина — о причине страданий. Причина страданий в наших привязанностях: к родственникам, друзьям, вещам, деньгам, мирским удовольствиям, собственному телу. Третья благородная истина о прекращении страдания. Необходимо успокоиться и отказаться от своих привязанностей. Если мы ни к кому и ни к чему не привязаны, то нам нечего терять, поэтому, теряя, мы не страдаем. А отсутствие страданий — это и есть счастье, не так ли? Четвертая благородная истина — о пути, ведущем к прекращению страдания. Это благородный восьмеричный путь: правильный взгляд, правильный настрой, правильная речь, правильные действия, правильная жизнь, правильные усилия, правильное сосредоточение внимания и правильное самадхи. Тому, кто познал истину и полностью прошел восьмеричный путь, научившись быть счастливым на Земле, нет нужды заново рождаться для новых мучений, ведь он уже открыл секрет, как избежать страданий. Человек, достигший просветления, впадает в состояние самадхи, тем самым, освобождаясь от цепи последовательных перерождений, и его душа обретает покой в Космосе.

Так вот, индусы и буддисты с нетерпением ждут появления Майтрейи, не смотря на то, что его приход неизбежно повлечет за собой конец света. Для них это не имеет значения. Они верят, что снова родятся, но уже в золотой век критаюги, и еще много-много жизней будут счастливы, ведь критаюга длится 1 728 000 лет, в четыре раза дольше калиюги. Замечу для справки, что каждая из последующих юг махаюги на 25 % короче предыдущей. Всего же махаюга состоит из четырех юг, или веков: критаюга, третаюга, двапараюга и калиюга. 1000 махаюг, или великих эр, составляют кальпу, или День Брахмы-творца, длящийся 4 320 000 000 астрономических лет. Брахма живет 100 божественных лет. После этого сам Брахма, все миры и все существа распадаются в махапралае, великой катастрофе. После сотни лет хаоса рождается новый Брахма. Настоящую кальпу оценивают как первый день 51-го года жизни нашего Брахмы.

Так что не случайно большинство индуистов поклоняются грозному богу-разрушителю Шиве. Ведь, не разрушив старого, не построить нового. Разрушение — это символ развития, перехода на новый виток, символ возрождения. Некоторые скажут, что в моей голове все перемешалось, и я уже путаю индуизм с буддизмом. На самом деле, Будда Шакьямуни родился в индуистской семье, жил и проповедовал в Индии. Буддизм имеет индуистские корни, и неудивительно, что две эти религии очень тесно переплетены. Чуть позже в буддийском монастыре Спитук я увижу в одном из храмов, посвященном тантрическим божествам, целую процессию паломников-индуистов, которые падали на колени и целовали изображения многоруких божеств.

Одно из наиболее ранних описаний буддизма дали два индийских ученых, братья Мудгарагомин и Шанкара, жившие во II-I вв. до н.э. Изначально братья были шиваитами и принадлежали к касте брахманов. Они никак не могли решить, кто из богов лучше — Шива или Будда, и отправились на гору Кайлас, чтобы получить наставления от самого Шивы. Там они узнали, что Шива и его супруга Ума уже давно обратились в буддизм, принимают у себя буддийских монахов, делают им богатые подарки и прославляют Учение Будды, считая его учителем трех миров.

Итак, храм Майтрейи. Это комплекс, состоящий из большой беленой ступы, установленной в центре на возвышении, и множества ступ поменьше, окружающих ее. Само слово ступа в переводе с санскрита означает вершина, верхушка. Так в древней Индии назывались могильные курганы. В Тибете ступы еще называют чортенами. Ступа возводится либо в честь святого человека, либо на месте какого-либо знаменательного события. В ее основание обычно замуровывают святые мощи, буддийские реликвии, священные письмена или другие сокровища и драгоценности. Ступ в Ладакхе столько, что просто не верится, что все они построены в честь великих людей или событий. Часто, это дань памяти умершим родственникам, или знак благодарности Богу за удачное разрешение проблемы. По типу того, как мы, православные, ставим свечки, а более обеспеченные из нас строят храмы или делают крупные пожертвования церкви.

Архитектура ступ разнообразна. По-моему, существует 16 их разновидностей. Классическая ступа состоит из пяти конструктивных элементов: основание, лестница, купол, шпиль и навершие. Целиком ступа символизирует священную гору Меру — основу мироздания. Основание ступы олицетворяет землю, лестница — воду, купол — огонь, шпиль — воздух, а навершие — пространство, или эфир. Другая трактовка: ступа символизирует человека, ее основание — неведение, лестница и купол — начало пути к просветлению, шпиль — состояние бодхисаттвы, а навершие — состояние Будды.

Главная ступа храма Майтрейи имеет классическую форму. В стене, окружающей храм, устроена небольшая лоджия под навесом, в которой установлены три небольших ступы, символизирующие Будд трех времен: прошлого, настоящего и будущего. Встречается здесь и иная конструкция ступ. Например, в форме широкого цилиндра с нишей, заполненной камнями. На крыше цилиндра тоже горкой уложены камни. Причем, камни не простые. На них выбиты священные мантры. Честно говоря, соблазн положить в сумку такой замечательный камень, лежащий абсолютно без всякого присмотра, был очень велик. Удерживали меня, помимо природной честности и уважения к святыням, размеры этих камней. Продолговатой формы, сантиметров 20—25 в длину, эти камешки тянули килограмма на полтора, не меньше. Я подумала, что если мне попадется маленький камешек, я его обязательно возьму. И однажды мне повезло… Но об этом позже.

Побродив по храму Майтрейи и пофотографировавшись, мы поехали к следующему объекту — Шанти-ступе. Эта ступа была построена на деньги японцев в 1986 году. Шанти-ступа в переводе означает пагода мира. Она относится к ринг-сел чортенам. Считается, что у лам, достигших Просветления, возле сердца образуется жемчужина, ринг-сел, которую можно найти в их пепле. Такая жемчужина была обнаружена при кремации Будды. Ринг-сел чортены, возведенные в честь этих священных жемчужин, посвящены миру.

У подножия ступы находится храм. Он совсем невелик. В алтарной части среди многочисленных танок и курильниц восседает золотой Шакьямуни с японским разрезом глаз. Сама же Шанти-ступа установлена на вершине горы, с которой открывается великолепный вид на долину Леха. Вдали виднелись заснеженные вершины горного хребта Сток-Кангри. Обратило на себя внимание очень интересное и загадочное место за пределами Леха. Это песчаная пустыня, окруженная полукружьем невысоких гор. На песке пустыни зияют какие-то черные пятна, также расположенные по правильному полукругу. Очень красиво и загадочно. Что же это? Мы с Леной еще сходим туда.

Шанти-ступа огромна, и, соответственно, все пять ее конструктивных элементов как бы гипертрофированы, увеличены в размерах. От основания, которым служит обширная площадка, мощенная плиткой, к ступе ведет широкая лестница. Постамент ступы опоясывают две террасы с балюстрадами, украшенные цветными барельефами Будд. Над каждым Буддой помещено изображение морской раковины.

Удивительно, что морские раковины являются священными не только в буддизме, но и верованиях американских индейцев. Помните, символ Кецалькоатля — разрезанная раковина. Я задала вопрос нашим космоэнергетам, что символизирует раковина, и почему она считается священной в разных культурах. Людмила из Еревана ответила, что морские раковины обладают большой энергетической и целительной силой. На сеансах целитили прикладывают их к больным местам пациентов, и раковины как бы вбирают в себя всю негативную энергию. Также морские раковины подносят к точкам пересечения геопатогенных линий. Эти точки считаются неблагоприятными, но если вы все же решили, что именно здесь должна стоять, к примеру, ваша кровать, освятите эту зону морской раковиной, и негатив уйдет.

В отделке Шанти-ступы часто используются кружочки, в середине которых находится символ, напоминающий китайский инь-ян, только четверной и четырехцветный. Центральную часть стены первого яруса постамента украшает колесо бытия сансара с двумя косулями по бокам. Эти две косули первыми пришли слушать проповедь Будды Шакьямуни. Поэтому и парк, где он проповедовал, назван Оленьим. В центре постамента второго яруса — золотая статуя сидящего Будды в японском стиле. Ниша позади статуи вся исписана японскими иероглифами. По трем остальным сторонам постамента — раскрашенные барельефы, иллюстрирующие сцены из жизни Будды. Все очень красиво и ярко. Я в своей огненно-оранжевой майке и таких же носках очень хорошо вписалась в экстерьер ступы. На фотках сразу даже и не сообразить, где я, а где барельеф.

Мы обогнули ступу по часовой стрелке, осматривая окрестности. Людмила-гуру из Риги, недавно совершившая кору вокруг Кайласа, обратила мое внимание на то, что горы имеют лица. Вглядевшись, куда она указывала, я обнаружила на склоне горы гигантскую статую мужчины. Он лежал вдоль склона в позе трупа. Его голову украшал плюмаж из перьев. На соседней горе в точно такой же позе лежала гигантская окаменевшая женщина. Прямо не горы, а кладбище какое-то. Я в очередной раз задалась вопросом, что это, творение природы или дело рук человеческих. Быть может, это вовсе не горы, а погребальные курганы, украшенные скульптурными изображениями усопших. Известно, что в глубокой древности люди имели огромный рост. С той поры прошли миллиарды лет, ветер и вода сгладили изящество работы, а неумолимое время превратило все в камень.

Следующий пункт нашей программы — Королевский дворец, тот самый, который мы видели вчера. Дворец построен в XVII веке по образу и подобию лхасской Поталы: массивное девятиэтажное сооружение, напоминающее крепость, с плоской крышей и сужающимися кверху стенами, с узкими окнами-бойницами. Как я уже говорила, когда-то здесь останавливался великий русский художник и исследователь Н.К.Рерих. Уже тогда дворец был наполовину разрушен. На окнах отсутствовали стекла, а древние стены качались от ветра. С тех пор прошло 80 лет. Время не пощадило дворец, но сейчас активно ведутся восстановительные работы. Повсюду снуют рабочие. Тибетцы строят так: свод в помещениях поддерживают колонны. Поперек потолочных балок кладутся тонкие, не более трех сантиметров в сечении, жерди. Они укладываются в несколько рядов толстым слоем, около 40 см, образуя, таким образом, межэтажное перекрытие или крышу. Крыши плоские, на них устроены террасы. Окна оформлены как навесные застекленные лоджии с резными наличниками.

Кое-где были разрушены целые лестничные марши, и мне пришлось подниматься по приставным лестницам. Блуждая по лабиринту комнат, я набрела на помещения, где сохранились фрески. В основном, это знаки и символы. Один из залов украшен росписью, изображающей восемь сокровищ Будды. Другой — картиной с охотником и тигром. Потолок поддерживают тонкие расписные деревянные колонны и резные берендеевы балясины, описанные еще Рерихом. Глядя на них, Николай Константинович вспоминал оперу «Снегурочка». Странно в самом сердце Азии видеть древне-славянский стиль. Откуда у двух народов, живущих так далеко друг от друга, столь похожие традиции? Почему некоторые элементы тибетской архитектуры так напоминают русские терема? Почему в славянском пастушке Леле мы узнаем благого пастуха Кришну? Наверное, прав был гениальный Рерих, проводя параллели между культурами Востока и Запада. Прав и профессор Мулдашев, считающий, что все народы вышли из Тибета.

На одном из этажей дворца мы обнаружили храм. Внутри нас встретила распростертыми объятиями тысячи рук и улыбками десяти тысяч глаз «мать всех Будд» — Ситатапатрапараджита, по-тибетски Дуккар. Культ богини-матери восходит к древнейшим временам, когда еще до прихода арийцев в дравидской Индии царил матриархат. Женщина занимала почетное место, как в мирской жизни, так и в религии. Матерь Мира — владычица сторон света, жизни и смерти, людей и животных. Многорукая и многоокая, она видит всех, нуждающихся в защите, и всем оказывает помощь. Тысячью ног она попирает сонмы демонов, полубогов и драконов. Ее широко расставленные ноги символизируют врата жизни, все тайны и могущество, воплощенные в женщине — источнике плодородия. Дуккар является ипостасью Белой Тары. Каждое божество в буддизме имеет как мужскую, так и женскую сторону — яб и юм, наподобие китайских ян и инь. Дуккар — юм Авалокитешвары.

На расписных деревянных колоннах, поддерживающих свод храма, висят рога горных козлов и устрашающие маски, используемые по праздникам для танцев. Они олицетворяют мужскую сексуальную силу. Вдоль стен вытянулись книжные полки. Книги в Тибете интересные: узкие и длинные горизонтальные странички удерживаются между двумя деревянными дощечками — обложкой. Часто при хранении книги оборачивают кусками материи. Я приложилась руками и лбом к священным книгам, чтобы их божественные тексты вошли в меня.

На этом мы решили прерваться, чтобы переварить впечатления и отдохнуть, а экскурсионную программу продолжить в 18—00. Нас привезли в отель, и мы отправились в близлежащий ресторан обедать. В меню — тибетская, индийская, кашмирская, китайская кухни, причем каждая подразделяется на вегетарианскую и невегетарианскую. Мы решили попробовать индийское блюдо — овощи в кремовом соусе. Кроме того, мы заказали лепешки роти и чай масала. Через некоторое время нам принесли по огромной сковороде, где скворчали в сливках как овощи, так и фрукты. Мы вначале даже подумали, что по незнанию заказали десерт. Но, к счастью, это оказалось не так. Просто блюдо сверху было украшено фруктами. Вкус у еды был необычный: и сладкий, и соленый. Сначала было странно и непривычно, но потом нам даже понравилось.

Подкрепившись, мы отправились по магазинам. Восхитившись моими вчерашними покупками, Лена тоже захотела купить наволочки. Не успели мы выйти на ту улицу, где я вчера делала покупки, как нас перехватил продавец, у которого я приобрела покрывало в стиле печворк. Этот продавец очень хорошо торгуется, и, разумеется, не в пользу нашего кошелька. Итак, продавец раскатал на полу несколько шелковых ковров и предложил нам на них присесть. Спросил, какой сорт чая мы предпочитаем, и послал помощника в ближайший ресторан. Вскоре гонец вернулся с тремя стаканами ароматного лимонного чая. Так в неторопливой беседе за чаем, полулежа на шелковых коврах, мы созерцали бессчетное число наволочек, одна лучше другой. Это были и цветочные узоры, и мандалы, и изображения животных. От ярких красок рябило в глазах. Лена, видевшая это великолепие впервые, загорелась. Ей хотелось купить все. В результате она выбрала себе 9 чехлов и стала торговаться. С этим мастером торга тягаться было трудно. Нам, скромным европейским женщинам, он оказался явно не по зубам. Вчера он надул меня с покрывалом, сегодня — Лену с наволочками. Она заплатила 180$, т. е. по 20$ за каждый чехол. Напоследок торговец подарил нам по шелковому кошелечку, пообещав, что будут еще подарки, если мы приведем к нему в магазин новых покупателей из числа нашей группы.

Только мы вышли за пределы лавки, как нас тут же схватил хозяин соседнего магазина и буквально затащил к себе. Снова чай, снова метание к нашим ногам ковров, подушек, покрывал. Но у нас все это уже есть, нам неинтересно. Но у торговца имеется в запасе еще кое-что. Вновь из-под прилавка появляется дипломат, а из него материализуются бумажные пакетики с драгоценным содержимым: сережки, колечки, браслеты с бриллиантами, изумрудами, сапфирами, рубинами. Причем, здесь тоже срабатывает метод, ориентированный на женскую логику. Сначала показывают то, что подешевле, и лишь на десерт — дорогие вещи. Забавно, что продавцы уже настолько запрограммированы на свои методики, что даже, когда просишь, не теряя времени, сразу показать, скажем, браслет, они все-таки с настойчивостью ослов предварительно демонстрируют колечки и сережки.

Но в данном случае торговец попал в точку. Покупку браслета я планировала в самом конце поездки, в случае, если останутся деньги. Конечно, здорово иметь такой шикарный браслет из изумрудов и бриллиантов, но куда я в нем буду ходить? На работу как-то не в тему, а на званых раутах я нечастый гость. Но все же… В жизни всякое может случиться, и ко всему надо быть готовой. А вот другого случая приобрести такое великолепие по доступной цене может больше и не представиться. Итак, браслет я оставила на потом, а вот сережки с изумрудиками я могла бы купить и сейчас. Я уже много лет мечтаю о крошечных пусетах, едва видных из-за волос, но, тем не менее, ярко оттеняющих зелень моих глаз. Несколько раз в разных странах я примеряла подобные сережки и приценивалась. Но всякий раз цена меня отпугивала. Последний раз в Мексике мне предложили их за 300$. Про себя я подумала, что здесь наверно, эти сережки стоят 50—60$, но в принципе мне не жалко и 100$ за них отдать, все равно в накладе не останусь. Сережки моей мечты здесь как раз были. Да еще и нескольких модификаций. Я их все перемерила и остановилась на самых маленьких, которые лучше всего смотрелись в моих ушах.

Начался торг. И тут я совершила ошибку, по неопытности, конечно. Я назвала ту цену, которую, на мой взгляд, стоит этот товар — 50$. А надо было предложить цену чуть меньше, чтобы в процессе торга сойтись на желаемой цене. Еще одна ошибка — торговаться в долларах. Если торгуешься в рупиях, то можно оперировать суммами 100 рупий (2$) или даже 50 рупий (1$). Торгуясь же в долларах, обычно делаешь «шаги» не меньше 5$. Итак, продавец попросил назвать ему чуть большую цену, в свою очередь, умерив свои аппетиты со 180 до 160$. После чуть большей цены меня попросили назвать лучшую цену, потом самую лучшую цену, потом последнюю цену. Здесь важен еще один момент, который я тоже упустила. Когда торг затягивается, и продавец вынуждает вас озвучить цену большую, чем вы планировали, надо вставать и уходить. Если названная вами последняя цена реальна, то, будьте уверены, за вами побегут с восклицаниями «ок, ок». Для этого посетителям и предлагается чай — ведь неудобно же недопитый стакан бросить. А пока есть чай, есть и торговля. Короче, сошлись мы на 100$. Как всегда, меня надули. Но зато Лене, все это время сидевшей рядом, был вручен небольшой презент — браслетик под бирюзу. Мелочь, а обидно. Я сделала покупку, а Лене подарок.Я высказала все это продавцу, но он только похихикал, но подарка не подарил, а предложил моему вниманию наволочки в стиле печворк всего за 2$. Я купила одну фиолетового цвета с зеркальцами для комплекта к моему покрывалу.

Но предприимчивый торговец не спешил нас отпускать. Теперь он демонстрировал нам танки. Но не военную бронетехнику, а буддийские иконы. Одна из них, изображающая мандалу, мне очень понравилась. Эта танка была выполнена в ярко голубых тонах, что необычно для тибетской живописи. Продавец хотел за нее 45$. Я подумала, что уже и так достаточно ему сегодня отдала, и отложила покупку до лучших времен, сказав, что, может быть, зайду позже.

Наконец, мы покинули лавку докучливого торговца, и тут же были пойманы вчерашним зазывалой на другой стороне улицы, там, где я купила ковер и наволочки. Хозяин той лавки был менее виртуозен в искусстве торга, поэтому в его магазинчик имело смысл заглянуть. Поскольку Лена еще не была здесь, торговец начал свое шоу с самого начала: ковры, наволочки, шали… Шоу демонстрировали преимущественно для Лены, поэтому я пассивно сидела и помалкивала, не привлекая к себе внимания. Как только что-нибудь вякнешь, тут же к тебе прицепятся и заставят вступить в переговоры относительно цены. Эту науку я уже усвоила, и мирно попивала очередную чашку чая масала. Шали… Как я уже упоминала, показ начался согласно женской логики с самых простеньких моделей. Как истинная женщина, Лена их смотрела и, фыркая, отвергала. Тогда ей показывали лучшие образцы. И это не то. Еще более качественные и дорогие. И вот, наконец, нашему вниманию представили изумительные тончайшие шали великолепного качества. Хозяин лавки взял одну шаль и продел ее через кольцо. Вот это да! Шали в пастельных тонах: серые, голубоватые, розоватые, бежевые. Такие шали просто хотелось иметь. Но хозяин не унимался. Теперь он бросил к нашим ногам более плотные, но вышитые шали. За тоненькие он просил 75$, а за вышитые — 90$. Тонкая шаль мне очень понравилась, а вышитая подходила к моей шотландской юбке, так как была ярко-красного цвета. Килт мне носить не с чем, и я сожалею, что не приобрела в Шотландии еще и накидку с тем же тартаном. Так может быть, попробовать сочетать его с пашминой? Получится оригинально и совместит несовместимое. Помните у Киплинга, запад есть запад, восток есть восток, вместе им не сойтись. А вот и сойдутся восток с западом в моем гардеробе. Каково? Ради этой бредовой идеи я пожертвовала покупкой понравившейся тончайшей шали в пользу вышитой. Лена взяла себе тонкую. Сторговали каждую по 45$. Лена пыталась было возражать, де, ее шаль стоит дешевле, но это не возымело должного эффекта.

Вырвавшись из цепких лап прилипчивого торговца, мы буквально побежали прочь с этой улицы, больше не реагируя ни на какие призывы и обращения. Оказавшись в родных пенатах, мы позвонили домой. Мобильники в Лехе не берут, об этом меня предупреждали еще в офисе моего оператора, где я оформляла роуминг. Ко всему прочему, я забыла свой пин-код. Дело в том, что перед самой поездкой я перешла с Мегафона на МТС, и новый пин-код попросту еще не успела выучить. Задала вопрос по телефону родственникам и попросила, чтобы они подготовили информацию к следующему моему звонку — хоть из Дели позвонить по мобилке.

Уставшие и нагруженные покупками, мы вернулись в отель. У меня опять начались проблемы с одышкой, и я прилегла отдохнуть. Потом мы с Леной сдали документы в сейф: он бесплатный. Правда, сейфом его можно назвать с натяжкой. Это всего-навсего ящик стола, запирающийся на ключ. Тем не менее, содержимое наших конвертов тщательно переписали, поставили штамп и выдали нам в качестве квитанции. Среди всего прочего мы сдавали и российские рубли. Персонал отеля живо заинтересовался курсом рубля, и Лена подарила одному из крутящихся рядом официантов 10 рублей. Тот был страшно доволен. В оставшееся время мы пробежались по окрестным магазинам в поисках украшений из серебра и драгоценных камней. На рынке видели интересные вещи, но пока ничего не купили.

В 18—00 у нас экскурсия в Шанкар-Гомпа. Это монастырь. Его настоятель, Бокуланг Ринпоче, некоторое время назад умер, и теперь ламы с нетерпением ждут рождения его следующей инкарнации. По их расчетам это должно произойти через 5 лет. У входа в монастырь мы встретили группу русских: какие-то хиппи, длинноволосые, неопрятные. Мы даже не спросили, откуда они.

Страницы: 1 2 Следующая

| 18.06.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий