Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Израиль >> Чисто еврейская жизнь или как "кидают" в Израиле


Забронируй отель в Израиле по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Чисто еврейская жизнь или как "кидают" в Израиле

Израиль

У меня все русское. И курносый нос, и веснушки, и серые глаза, и светлые волосы, и имя с фамилией. И все-таки я поехал в Израиль. Представилась возможность. И поехал.

Первое впечатление — это когда самолет заходит на посадку в Тель-Авиве. Было раннее утро. Представляете себе! Средиземное море, корабли в огоньках, незнакомые очертания огромного города. Куча машин. Все внизу блестит, светятся целые здания. Одним словом — развитый капитализм.

Второе впечатление — выход с трапа самолета. Несмотря на раннее утро, совершенно дикая, удушающая, липкая духота. Еще бы, из Шереметьево я улетал в кожаной куртке на меховой подкладке — в Москве шел снег. Всю нашу «делегацию» очень вежливо, с налетом легкой иронии встретила куча каких-то служащих, говорящих по-русски. Процедура оформления всех необходимых документов, бесплатный завтрак (в неограниченном количестве), вызов грузчиков для багажа и бесплатное такси до указанного адреса (заметьте, до любой точки страны) заняли часа четыре. Наконец-то я «дома». В городе Холон. Здесь живет наша землячка с сыном. У них я договорился пожить первое время.

Впечатление третье — квартира. Очень маленькая, но уютная трехкомнатная квартира с кухней и двумя балконами. Стены белые. Как я убедился позже, такие стены в квартирах очень типичны для Израиля. Пол — полированная плитка, по которой очень приятно ходить босыми ногами. Ванны нет. Вместо нее душевая кабина. А на стене висит подобие нашей электроплиты. Это для обогрева помещения в зимнее время. Для того чтобы полилась горячая вода, необходимо нажать кнопку, чтобы вода нагрелась где-то в бойлере. На окнах — трисы. Это такая разновидность жалюзи. Стекол в окнах нет. Вообще окна в Израиле не закрывают в течение десяти месяцев в году.

Впечатление четвертое — Израиль — мини-Россия. В Бат-Яме бросается в глаза большое количество мусора на улицах. Наверное, это объясняется тем, что городок населяют выходцы из стран СССР и СНГ. Высокий берег Средиземного моря выложен тротуарной плиткой. На лавочках сидят наши старички и старушки с внучатами. Кругом русская речь.

Впечатление пятое — урбанистическое устройство центра страны. Первые дней пять у меня ушли на изучение так называемого Гуш-Дана. Так израильтяне называют густонаселенный центр страны, сердцем которого является Тель-Авив. По сути города Холон, Бат-Ям, Яффо и другие, обозначенные на карте Израиля, представляют собой один огромный мегаполис. Они имеют весьма размытые границы. Какая-нибудь улица может начинаться в Яффо и закончится в Тель-Авиве. Но тем не менее эти города очень отличаются друг от друга укладом. Холон — это обиталище довольно состоятельной части населения. Здесь дорогие магазины, рестораны, кафе. И сам город в целом современный. Чего не скажешь о Яффо. Яффо — мусульманская вотчина. Если вы хотите экзотики, приезжайте сюда. Представьте узкие улочки, выложенные камнем, покосившиеся каменные строения, лавки, лавчонки, забегаловки, старьевщики, уличные торговцы. Здесь торгуют всеми товарами и услугами. Торгуют везде. Тысячи мастеров, казалось бы, канувших в Лету ремесел прямо у вас на глазах вырезают из кости, лепят, варят, куют, паяют, шьют и т.д. И все это пронизывает восточный колорит. Про языки и говорить нечего. Иврит, арабский, грузинский, армянский, узбекский и конечно же русский. Причем нередко все это сливается. А запахи! Я такого не встречал нигде. Запах французских духов, восточных пряностей, кислых арбузов, шашлыков, запах антикварных лавок, ковров, сигарет, ослов, расплавленного металла, кожи, выхлопных газов. Это нечто.

Впечатление шестое — «кидалово» № 1. По простоте душевной или потому что человек порядочный (как мне кажется), я заплатил за съем квартиры примерно 4000 шекелей хозяйке квартиры (для справки: в то время 1$ = 4 ш). В результате чего, повторяюсь, как порядочный человек, пострадал. Не буду утомлять читателя подробностями. Но в конце концов ровно через десять дней с момента приезда я оказался вышвырнутым на улицу, имея всего 120 шекелей. (Для справки: билет на автобус стоит 4,5 шекеля, мороженое — 6 шекелей, пачка сигарет — 7—10 шекелей.) Но, как человек отходчивый и имеющий философский склад ума, я извлек из происшедшего хороший урок. И вывел для себя первую формулу выживания в чужой стране. Никогда не доверяй своим землякам, особенно женщинам бальзаковского возраста, если они прожили в стране с уже построенным капитализмом больше тебя. Т.к. юридически доказать свою правоту было невозможно (я же не требовал с нее бумагу в получении денег) и будучи джентельменом, я ограничился тем, что, погрустив и поголодав на пляже города Хайфы пару-тройку дней, вытер сопли и купил себе литровую бутылку питьевой воды, бутерброд и билет в Иерусалим…

Впечатление седьмое — мне повезло. Нашелся человек, которому я очень благодарен по сей день. У сына этой костромской дамы со Щемиловки был друг — Юра Шварц. Паренек 19 лет. Он-то и помог мне выбраться из сложившейся ситуации. К тому времени прожив в стране 3,5 года, Юра «наелся» больше моего. С его помощью я узнал адрес наших друзей, уехавших в Израиль полтора года назад. Мы дружили семьями много лет и жили в одном подъезде в Казани. Я знал только имена, фамилию и то, что эта семья живет и Иерусалиме. Это и определило место моего дальнейшего проживания в Израиле. Опущу подробности моего путешествия с тяжелой сумкой типа «мечта оккупанта», без денег, без еды и без воды, имея в руках драгоценную бумажку с адресом Шифриных по маршруту Хайфа — Тель-Авив — Иерусалим. Короче, дополз.

Впечатление восьмое — Иерусалим. Удивительно, как на таком клочке земли (в планетарном масштабе) сочетается такое климатическое разнообразие. Жаркий и влажный Гуш-Дан и теплый днем и прохладный ночью Иерусалим. Слава Богу, вопрос крыши над головой и питания на некоторое время был решен. Теперь я мог оглядеться. Начну по порядку. В 150 метрах от дома, где я жил, начинался склон огромной горы, где можно было запросто увидеть стайки горных оленей и лисиц. Причем их никто не трогает. Что касается животных, за четыре месяца пребывания в стране я не видел ни одной бездомной собаки. Зато очень много кошек. Они живут на местных помойках. Благо есть чем питаться.

Так вот, насчитывая примерно 600 тыс.жителей, Иерусалим занимает огромную площадь, т. к. отдельные его районы раскиданы по всем близлежащим холмам. Для того чтобы найти нужный адрес, здесь не достаточно знать только улицу и номер дома, надо знать также район.

Первое, что меня поразило, это огромное количество ортодоксальных евреев. Лапсердаки (это удлиненный костюм), шляпы, белые рубашки и пейсы. В таком одеянии ходят не только взрослые , но и дети. Вообще Иерусалим, как центр мировой религии, очень своеобразный город. Есть районы, населенные только верующими иудеями, есть районы, населенные арабами, есть районы, населенные выходцами из России и т.д. Но по внешнему виду можно отличить только арабские поселения от остальных. Дело в том, что в них отсутствует растительность. Вокруг домов сплошная свалка. Это не значит, что они бедно живут. Просто у этих людей какая-то то ли религиозная, то ли ментальная нелюбовь к «приусадебным» участкам. Чего не скажешь о еврейских квартирах. Здесь море клумб, каких-то площадок, в геометрии которых довольно сложно разобраться.

Но несмотря на эти отличия, все строения Иерусалима объединяет одно. По приказу одного из древних царей города, все здания должны выкладываться иерусалимским камнем. Этот завет выполняется и по сей день. Этот камень на свежем срезе имеет ослепительно белый цвет. Со временем темнеет. Таким образом, по оттенку здания можно определить примерный возраст строения. Плюс к этому в зависимости от времени дня он имеет разные оттенки: от бежевого до розового. Центр Иерусалима — старый город. Это рай для туристов. Огромный восточный базар, торгующий, помимо современного китайского ширпотреба, изделиями изделиями религиозного характера. Продавцы (в основном арабы), знающие все языки на свете. Прогуливаясь по этому разнообразию, лучше не глядеть в глаза продавцам, если вы не решили твердо что-то купить.

Первый раз со мной произошел очень забавный случай. Как любитель шахмат, я не мог оторвать взгляда от потрясающих шахмат, сделанных из цветного камня. Заметив мое любопытство, продавец не дал мне больше ступить ни шагу. Через две секунды он узнал, что я говорю только по-русски, еще через секунду он сказал, что у меня просто потрясающий вкус, еще через две секунды он передал привет моей маме в Россию и даже моему любимому пуделю. По его словам, шахматы он мне, как родному, отдаст ужасно дешево — за 200 шекелей, хотя их настоящая цена 350. Мой первый отказ сделать покупку нисколько не смутил его. Продолжая петь дифирамбы мне, как тонкому любителю восточного искусства, и называя меня уже чемпионом по шахматам, он продолжал снижать цену. Во мне боролись страсть и мука, а точнее — желание купить шахматы и жадность. В результате победило второе чувство, и я ушел. Пройдя метров пятьдесят по направлению к выходу, я почувствовал, к ак меня дергают за руку. Это была последняя отчаянная попытка продать мне шахматы, цена которых к тому времени упала уже до 35 шекелей…

Впечатление девятое — поиск работы, или «кидалово» № 2. Еще в первые дни пребывания в стране, в одном из русскоязычных изданий я обнаружил объявление о работе. Требовались матросы, гиды, продавцы и т.п. на туристические лайнеры, совершающие круизы по Средиземному морю. Позвонив по этому объявлению и захватив с собой 400 шекелей, я отправился в город Ашдот, где располагалась эта контора по трудоустройству. Приятные секретари лет восемнадцати, начальник ухоженный молодой человек, уютный офис с яркими вывесками. Заполнив анкету и заплатив деньги, я стал ждать. Боже, как же я был наивен! Через три недели мне позвонили и просили заехать в офис. Здесь меня ожидал приятный сюрприз. В торжественной обстановке было объявлено, что из всей массы желающих получить тепленькое место повезло только 34 счастливчикам, в число которых мне удалось попасть. Следующий приезд в Ашдот обрадовал еще больше. Я с «радостным визгом» заполнил собственной рукой конверт с очередной анкетой, где сообщил все свои данные: номер загранпаспорта, удостоверения личности и т.д. Мне сообщили, что 18 июня за мной прямо домой приедет такси. При себе я должен иметь туалетные принадлежности и несколько долларов, необходимых, когда я буду прогуливаться по Кипру, Греции, Испании… Вернувшись удовлетворенный в Иерусалим, я занялся подсчетом будущих зарплат. Продолжительность рейса — восемь-десять дней, с отдыхом — три-четыре. Каждый рейс оплачивается в размере 560 долларов. Таким образом, к новому году я должен был привезти маме приблизительно 5000 долларов! Наступил долгожданный день. По истечении некоторого времени после «часа Х» я стал нервничать. А телефон офиса молчал… Утро 20 июня прошло в приподнятом настроении по двум причинам. Первое — я понял, что меня надули, и перестал нервничать, и второе — наступил мой день рождения, а дни рождения я обычно провожу весело…

Впечатление десятое — наконец я нашел себе работу. На северо-востоке от Иерусалима, в Иудейской пустыне, есть два городка — Мишор-Адумим и Маапе-Адумим. Маапе-Адумим — это город, населенный интеллигенцией. Творческие работники, доценты и т.п. Большинство из них работают на предприятии «Сода-клаб», расположенном между двумя этими городами. На многие километры тянется жаркая каменная пустыня, где изредка встречается какая-либо растительность. И только стоянки бидуинов со стадами ослов и овец нарушают ее безмолвие. Сюда по воле судьбы попал и я.

Основная масса рабочих — наши. Нормальная картина, когда бывший профессор толкает какую-нибудь телегу. Мне повезло. Высшее образование дало возможность заниматься не грязной работой, а стоять у станка. Завод занимается производством приборчиков для газировки. Это аналог нашего бытового сифона. В мои обязанности входило печатать подписи на пластмассовых деталях этих приборов. Работа трехсменная. Премии отсутствуют. Если ты «прогнулся» перед начальством, разрешают поработать еще несколько часов сверхурочно. Перекуры с разрешения мастера. Короче, это не наши заводы. Но нужно отдать должное организаторам. Завод брал на себя все: еду, подвоз до места работы и обратно, обеспечение рабочей одеждой и обувью. Организация различных экскурсий . Если бы не эта работа, никогда бы в жизни я не побывал на Мертвом море, озере Кинерет, в долине реки Иордан, в самом древнем городе мира Иерихоне, на Голанах, на родине Марии-Магдалины — в городе Мигдале. Не увидел бы развалин крепостей рыцарей времен крестовых походов, не побывал на месте крещения Иисуса Христа. И… ни на одном из предприятий нашей страны я не получил бы столько подарков, сколько получил их за два месяца работы в Израиле.

Читатель, наверно, задаст вопрос, почему я не остался. Я не могу на него ответить. Просто там чужая страна со своими проблемами, к образу жизни которой трудно привыкнуть. А люди везде одинаковые. У них тоже есть бандиты, бюрократы, проститутки и алкоголики. Безнравственность и нищета. Но несмотря на все это, я много приобрел. Стал проще смотреть на многие вещи. Познакомился с хорошими людьми. Прикоснулся к совершенно загадочной, прекрасной культуре и истории государства Израиль. Если у вас есть возможность, не пожалейте денег и времени. Испытайте то же, что посчастливилось испытать мне.

Михаил Казанский

| 20.03.2000 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий