Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Израиль >> Киббуцная идиллия и шпионский роман в одном флаконе


Забронируй отель в Израиле по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Киббуцная идиллия и шпионский роман в одном флаконе

Израиль

Ложка дёгтя

…Иорданский пограничник заботливо поинтересовался, ставить мне выездной штамп Хашимитского королевства, или нет. Ведь не секрет, что наличие в вашем паспорте иорданских и египетских штампов с израильской границы, повлечет за собой невозможность посещения большинства арабских государств. Понимающе кивнув в ответ, тот внес мои данные в компьютер без проставления выездного штампа и вернул паспорт.

Израиль совсем близко — за рекой Иордан, в каких-нибудь ста метрах по прямой. Но пересечение границы пешком не разрешается, приходится ждать попутный транспорт. К счастью, какой-то автобус с туристами вот-вот отправится в путь. Я успеваю занять там место. Минута и Иордания остается позади. Вместе с Иорданией позади остается и ощущение умиротворения, теперь гостей и жителей Израиля ожидает испытание в виде прохождение израильской границы. Первым делом в салон поднимается молодая дама в черных солнцезащитных очках. Она в течение нескольких минут молча рассматривает пассажиров, а ее лицо при этом совершенно непроницаемо. Видимо первичный фейс-контроль пройден и автобусу дозволяется сдвинуться с моста и переехать на израильскую сторону.

Надо сказать, что любой турист, въезжающий в Израиль через сухопутные переходы с соседними странами, изначально вызывает немало подозрений у стражей границы. Если в аэропорту основной темой интервью является выяснение целей приезда в Израиль, то на суше их больше интересует, что вы делали в Иордании / Египте и откуда туда прибыли. Причем краткое интервью в один миг может превратиться в допрос с пристрастием. Человек, прилетевший из Европы, или США — по их мнению, вдвое благонадежнее, чем тот же самый человек, въезжающий из Иордании. Иными словами, если вы Бен-Ладен и горите желанием посетить еврейское государство, то лучше летите транзитом через Лондон. Хотя, наверное, есть и другой вариант. Условный Бен-Ладен въезжает через Иорданию, подразумевая, что израильтяне думают, что настоящий Бен-Ладен прилетит из Лондона, или Нью-Йорка, рассчитывая их перехитрить. Не знаю, до каких хитростных пределов доходят израильтяне, но порой они и сами путаются в своей логике. Сейчас поясню, о чем идет речь. На паспортном контроле протягиваю свой документ.

- Уважаемый, вы что, были в Сирии? — изумленно вопрошает девушка пограничница, глядя на меня своими большими красивыми глазами. Я не успеваю рта открыть, как она жмет на тайную педаль и где-то в глубине терминала слышится звонок. В один миг рядом со мной появляется толстый полицейский прапорщик. Он предложил мне отойти в сторону и безо всякого вступления начинает разговор:

- Гражданин, я вас задерживаю в соответствии со статьей такой-то по подозрению в посещении Сирии. У вас есть право на адвоката и право на звонок домой.

- Позвольте, но на каком основании вы меня задерживаете? На основании увиденной вами сирийской визы в моем паспорте? Это что, нарушение закона?!

- Гражданам Израиля запрещается посещение Сирии, вы это должны знать.

- Вы держите в руках российский паспорт и рассказываете мне про граждан Израиля. Что за абсурд? Я хочу, что бы вы связались с консульством России в Тель-Авиве.

- Я не собираюсь ни с кем связываться. Все претензии будете озвучивать судье. Подпишите протокол, вот здесь.

Беру в руки протокол, который тот старательно заполнял в течение нашего разговора. Там написано примерно следующее:

«Гражданин Израиля такой-то прибыл из Иордании самостоятельно, до этого он был в Сирии, о чем свидетельствует сирийская виза в его российском паспорте. Гражданин подозревается в посещение вражеского государства и задерживается до выяснения обстоятельств.»

Пытаюсь объяснить упрямому чиновнику, что этот протокол составлен по-идиотски и противоречит здравому смыслу. Если я гражданин Израиля, то напишите, что в моем израильском паспорте никаких сирийских печатей нет, а если я гражданин России, то так и пишите, что гражданин России прибыл из Иордании… Бесполезно! Видимо, система задержаний таких вот туристов тут отработана до автоматизма, не случайно же, полицейский, еще не разобравшись в ситуации, вышел с готовыми протоколами.

Так, или иначе, но единственное, что мне остается — не подписывать протокол. Это ничуть не смущает полицейского, он совершенно спокойно удаляется в свое помещение, при этом, не возвращая паспорта. В последующие… семь(!) часов, я находился в пограничном терминале и пытался добиться от чиновников ответа — что дальше? Теоретически я был свободен, но уйти без документов естественно не мог. С другой стороны, никто не реагировал на мои вопросы, а в ответ на удары кулаком в запертую дверь с табличной «Police», мне пригрозили арестовать меня за хулиганство. Они отказали мне и в праве позвонить и в праве на адвоката, пока я не подпишу их протокол.

Поздно вечером, когда я дошел до состояния крайнего раздражения и был готов совершить необдуманные поступки, неожиданно к терминалу подрулил полицейский микроавтобус. Целая бригада вооруженных автоматами оперативников окружила меня и предложила проследовать в их транспорт. Никаких разговоров, никаких комментариев. Мы приехали в ближайший городок, Бейт-Шеан, где меня встретил следователь.

Тут следует дать небольшой комментарий. Понятно, что в течение семи часов ожидания, я не мог не задумываться о том, как себя вести и что меня может ожидать. Итак, они утверждают, что я был в Сирии и это нарушения какого-то израильского закона. С другой стороны, виза была в российском паспорте. Значит разумнее отрицать факт посещения Сирии? А что, если это не является преступлением, а речь идет лишь о каких-то подозрениях, которые рассеются и меня отпустят? Тогда мое отрицание вызовет еще больше подозрений. Кому нельзя посещать Сирию — гражданам Израиля, или же они теоретически могут задерживать и судить всех подряд, если заподозрят в посещении нелюбимого северного соседа? Плюс этот сложный нюанс с двойным гражданством. Мне определенно требовался адвокат. Меж тем, никто не собирался мне его предоставлять и вообще, полицейские никак не комментировали свое поведение.

Следователь завел меня в комнату для допросов и широко улыбнулся. Он неожиданно проявил себя вполне вменяемым и даже общительным — такая у него работа. Он извинился за столь долгое ожидание, пожаловался на жаркую погоду в этих местах, предложил сигарету. Затем извлек из ящика стола пачку протокольных листов и предложил перейти к «делу».

Стараясь быть спокойным и корректным, я объяснил ему свое видение происходящего и еще раз напомнил, что если я арестован — хочу видеть адвоката и позвонить родственникам и в посольство России. А если я свободен — прошу вернуть паспорта и оставить меня в покое. Тот ответил, что я не арестован, но задержан и адвокат мне не полагается. На что я возразил, что давать, или не давать показания — это право гражданина, а в случае если полиция отказывается предоставить мне адвоката, то я тем более не намерен более с ними вести переговоры. Кроме того, я потребовал немедленно вернуть мне паспорта, ибо их изъятие является грубым нарушением закона. И вот тут вышел странный казус. Полицейский протянул мне мой израильский паспорт и сказал, что он им больше не нужен. В отношении российского паспорта он ответил, что… никогда его не видел!

Все эта история здорово напоминала банальную российскую милицию, с их наглостью, непредсказуемостью и полным пренебрежением к людям и закону.

В начале я решил, что они повели очередную игру с целью каким-то образом на меня воздействовать. Но дальнейшие события показали, что это не совсем так. Кажется, они действительно потеряли мой российский паспорт, или сотворили с ним еще что-то. Забавно, что как раз в это самое время в печати активно обсуждалась тема использования израильскими службистами иностранных паспортов. На тот момент времени скандал как раз разгорелся в Новой Зеландии, где были арестованы израильтяне, имевшие при себе большое количество ново-зеландских паспортов, ранее числившихся украденными у граждан. Про себя подумал — неужели и в моем случае происходит что-то подобное? Теперь их арсенал пополнится моим, якобы утерянным российским заграничным паспортом. А потом, всплывет где-нибудь в Иране, некий черноокий и совсем не похожий на меня однофамилец и одногодка ?

Хотя, вряд ли это так — уж больно нелепо и топорно они сработали. Неужели им не понятно, что я при первой возможности сообщу в ближайшее консульство России об исчезновении паспорта и месте его исчезновения? Итак, разговор наш не клеился и мне предложили подписать бумагу о том, что я обязуюсь явиться на допрос по первому же требованию. По их словам, это обязательство ни коим образом не ограничивало мои права, зато благодаря этому, я буду немедленно освобожден. Наверное, искушенный юрист воскликнет, что, мол, не ведись на их дешевые трюки, не подписывай! Что они в любом случае обязаны тебя освободить по истечении суток!

Так, или иначе, но меня освободили. Российский паспорт канул в лету и они заявили, что давно уже мне вернули, и я сам где-то его потерял. А с учетом того, что документы были изъяты ими без каких-либо расписок в получении — доказать обратное очень сложно. Мне вернули мои вещи, и я обратил внимание, что их явно обыскивали. Видимо, сие действо имело место в том момент, когда следователь увел меня в комнату, а рюкзак остался в приемной. Не исключено, что для того они меня и увели, что бы в мое отсутствие изучить содержимое туристического рюкзака. На их глазах я распотрошил свои нехитрые пожитки и довольно скоро обнаружил пропажи. Исчезли карты Турции и Сирии, исчезли мои записи в отношении недорогих отелей в Иордании, исчезли все полученные в дороге визитки, адреса, исчезли даже турецкие автобусные билеты из Анталии в Адану и так далее. Полицейские с интересом наблюдали за моими действиями.

И тут, о радость! В глубине рюкзака обнаружился мой российский паспорт, аккуратно засунутый между полотенцем и свитером. И моментальный комментарий одного из полицейских «Ну вот, вы его сами нашли, а еще нас обвиняли!». Просто нет слов! Черт возьми, никоим образом не мог я засунуть паспорт в рюкзак, ибо паспорт у меня изъяли при паспортном контроле на границе! Наверное, они сняли с него ксерокопию, проверили в своих базах данных. Но зачем подсовывать паспорт в рюкзак, а просто не выдать на руки? Похоже, стражи порядка перемудрили сами себя.

Тема израильской шпиономании этим эксцессом не исчерпалась и я буду вынужден вернуться к сему вопросу далее.

Киббуц

Цель моего приезда в Израиль была такая — провести здесь время с российской подругой, вместе поездить по стране, пожить в киббуце, познакомить ее с моей семьей. И, разумеется, оценить, стоит ли менять нестабильный российский достаток, на стабильный израильский недостаток (с). Как же без этого? Следуя заявленной цели, я изначально вышел на связь с израильскими друзьями, имеющими отношение к киббуцному движению. Мне был предложен вариант снять небольшой домик в одном из сельскохозяйственных поселений на Голанских высотах по цене $200—250 за месяц проживания. Это распространенная практика в Израиле. Подобным пользуются как сами израильтяне, так и иностранные туристы.

В первом случае для многих жизнь в киббуце — это прекрасная возможность сменить окружающую городскую ауру на зелень полей и журчание горных ручьев. С учетом небольших размеров страны и наличия почти у всех автомобилей, многие, живя в киббуцах, ежедневно ездят на работу в города. Кто-то получил интересную вакансию вдали от дома и ему удобнее поселиться в киббуце, кому-то просто дешевле снимать жилье здесь, нежели в городе.

Для иностранцев причин поселиться в киббуце не меньше. Действительно, нет лучше способа пожить в этой стране, понять ее, узнать и изучить в столь интересной атмосфере свершившегося коммунизма. Более того, существуют специальные программы для иностранных туристов, которые предлагают бесплатное проживание, питание, бесплатный автобусный проездной, все услуги от стирки белья до бассейна. При таком раскладе туристы оплачивают только авиабилет, далее приезжают в киббуц, вселяются и живут там весьма значительное время, отдыхая и путешествуя. Разумеется, ничего в нашем мире не делается просто так, и свое проживание гости оплачивают работой в киббуцной индустрии. Обычно это 5 дневная рабочая неделя по 5—6 часов в день от силы. Работают чаще всего по хозяйству (дежурство в общей столовой, уборка территории), или более экзотический труд по уборке тропического урожая, рабочим за заводике по переработке цитрусовых, работе в курятнике, присмотру за животными на местной ферме и так далее.

Киббуцов, предлагающих подобные и другие программы много. Причем не только на Голанских высотах, а по всей стране. Если кого-то данный вопрос заинтересует, загляните на сайт киббуцного движения.

После рассмотрения сразу нескольких вариантов, я выбрал киббуц Мево-Хама, на самом юге Голанских высот, над берегом озера Кинерет с одной стороны и по соседству с заповедником Хамат-Гадер с другой. Места — фантастически красивые! Огромное библейское озеро с высоты птичьего полета (киббуц расположен на высоте более 600 метров над уровнем озера), мощные склоны гор, глубокие каньоны с шумящими ручьями и многое другое.

Само поселение представляет собой с полсотни аккуратненьких коттеджей с красными черепичными крышами, бассейн, тренажерный зал, огромную столовую и множество детских площадок. Добавьте к этой картине невероятное обилие зелени, цветов, кристальную чистоту и красивейшие панорамные виды на окрестности. Рай на земле, не дать — ни взять! Жители киббуца — выходцы из стран Европы и Америки. Довольно много туристов, большинство из Нидерландов и Великобритании.

После знакомства с секретарем киббуца и кратким собеседованием, меня поселили в маленьком коттедже, рассчитанном на две семьи, с двумя санузлами и двумя раздельными входами. В распоряжении — две комнаты, кухня, туалет с душем. Общая планировка и метраж напоминают двухкомнатную квартиру в хрущевке, что вполне достаточно для одного-двух гостей, не так ли? Приезд подруги намечался через неделю, и у меня было достаточно времени для обустройства нового жилья, ознакомления с обстановкой, нахождения пары горных велосипедов для путешествий по окрестностям.

Итак, в зависимости от договоренности с секретариатом киббуца, вы либо платите за проживание и делаете что пожелаете, либо приступаете к работе и не платите ничего. Разумнее было бы поработать до приезда девушки и потом перейти на программу оплаты проживания. Увы, местные правила такого не позволяют и особенно гибкого отношения к гостям не проявляют. Более того, киббуцы предпочитают иметь дело с людьми, прибывшими на длительные сроки и имеющими четкий план действий на ближайшие месяцы. Вполне понятный подход арендодателя к арендатору.

В местном магазинчике принято покупать в кредит. Вы просто называете ваш личный трехзначный номер, выдаваемый каждому гостю, и в конце месяца оплачиваете счета. С наличными тут мало кто ходит, как и с кредитными картами. Впрочем, оба упомянутых варианта оплаты присутствуют, вы запросто можете платить как вам удобнее.

Похожая схема действует в столовой и прачечной. Если вы живете по программе «Проживание и работа», то не платите ничего, а если вы «Вольный художник» — то платите за все услуги в конце месяца.

Всю первую ночь я провел на лавочке, над самым спуском к озеру Кинерет. Ночью озеро по периметру светится огнями дорог, населенных пунктов. На противоположном берегу ярко переливается огнями город Тверия, а со всех сторон озеро окружают могучие горы Галилеи. Вид настолько завораживает, что ощущаешь какую-то нереальность происходящего.

Вольные прогулки

Как я уже говорил, проживание в киббуце — это возможность дистанцироваться от города и цивилизации. Но следует помнить, что в отсутствии цивилизации есть и свои нюансы. Например, если у вас нет своего транспорта, а вы собираетесь много путешествовать, то придется четко следовать расписанию автобусов. Один автобус проезжает мимо киббуца рано утром и один возвращается вечером. До Тверии, откуда отправляются автобусы по всей стране — 30 километров. Не так далеко, но и пешком не пойдешь. Автостоп является альтернативой автобусу, но на собственном опыте убедился, что всерьез на это рассчитывать не стоит. Машин в этих местах проезжает мало, многие — полные, кто-то просто не имеет привычки брать попутчиков. В итоге вы можете потратить на дорогу в Тверию полчаса, а можете и три-четыре. Как повезет.

Если у вас есть велосипед — это просто чудесно! В сфере вашей досягаемости окажется все самое интересное в радиусе нескольких десятков километров. Главное — не пользуйтесь двухколесным транспортом при путешествиях к озеру и в Тверию. Дело в том, что спуск настолько крут и полон серпантинов, что… нетрудно представить себе, как тяжко будет возвращаться назад! В некоторых местах узкое шоссе устремляется вверх под углом в 25—30 градусов, а в некоторых вы довольно быстро останетесь без тормозных колодок, пытаясь тормозить под тем же уклоном.

Прежде всего составил список всех достопримечательностей в радиусе досягаемости велосипедной прогулки. Вот что получилось:

- Заповедник Хамат-Гадер. Место это очень известное и сотни туристов ежедневно посещают сей необычный уголок природы. Киббуц расположен по-соседству от древнего Хамат-Гадера, древне-римского города, от которого сохранились арки, колонны, мощеная площадь и многое другое. Здесь по сей день ведутся археологические раскопки. Кроме того, здесь бьют горячие минеральные источники (под которые создан бальнеологический курорт) и действует крокодилий питомник с зоопарком. Вдобавок ко всему, Хамат-Гадер находится в глубоком каньоне, над берегом речки Ярмук, на противоположном берегу которой — Иордания. Здесь же проходит недействующая с 1948 года железная дорога в Стамбул, по которой, некогда, следовали поезда из Палестины и Египта.

- Заповедник Сусита, руины древнего города и красивый каньон.
— Заповедник «Ручей Йегудия», впечатляющий каньон с несколькими водопадами.

- Маршрут вверх по течению речки Ярмук вдоль границ с Иорданией и Сирией. Упомянутая речка протекает глубоко в каньоне и окружена живописными скалами.

Все эти достопримечательности я посетил в течение первой же недели. Единственное, что мне не удалось осуществить в полной мере — проехать вдоль Ярмука. Армия установила блок-посты на приграничной дороге и сразу за Хамат-Гадером начиналась пограничная зона, куда никого не допускали. Жаль! Я надеялся посмотреть старинный и частично разрушенный железнодорожный тоннель, через который до образования Израиля в 1948 году ходили поезда в Стамбул.

Ай гоу ту Хайфа (без Рабиновича и Иванова)

В начале второй недели позвонила подруга и сообщила, что израильское посольство отказало ей в визе. Бедняжка чуть не плакала. Все документы были в порядке, начиная от приглашения и заканчивая справками о приличной зарплате и загранпаспортом, полным шенгенских виз. По идее у нас сохранялась возможность опротестовать решение консула.

С этой целью я планировал отправиться на автобусе в город Хайфу, где через отделение МВД подать просьбу на пересмотр решения. Эх, да понадеялся поп на русский авось! Так и я. Поленившись выехать с утра по-раньше, я провел час в бассейне, потом прогулялся, пообедал, отдохнул в домике. Собрался в дорогу лишь ближе к вечеру, уповая, что без проблем поймаю попутку до Тверии. Увы, простояв на дороге около часа, я так и не «застопил» ни одной машины. Более того, за все это время мимо меня проехало их всего-то несколько штук. Пришлось вернуться в киббуц и воспользоваться велосипедом. На нем я невероятным усилием воли и рискуя здоровьем, преодолел 10-километровый спуск к Хамат-Гадеру. На часах — семь вечера. Прямо — главные ворота заповедника, в десяти метрах правее — пограничный забор с Иорданией и крутой обрыв к реке Ярмук. Велосипед оставил в заповеднике, дальше двигаться подобным образом было невозможно. Опять ожидание попутного транспорта, которого тут значительно больше из-за множества посетителей парка.

В результате я добрался до Тверии лишь к девяти вечера, упустив последний автобус на Хайфу. А тут, меж тем, наступила золотая пора у таксистов. Зная, что больше автобусов не будет, они в большом количестве съехались к городской автостанции. Такса — $100 до Хайфы за всю машину и предложение собственными силами найти попутчиков, если я желаю разделить эту сумму на всех. Оставалось только ждать — похоже, все желающие уже покинули Тверию, и никто не собирался ехать на такси. Купив в лавчонке порцию шовармы, я расположился за столиком и за неимением лучшего варианта, вместе с таксистами, смотрел футбольный матч между местными командами. Прошло около двух часов, перспектива ночевки на автостанции маячила все ярче.

Несколько слов о Тверии. Это небольшой курортный городок, с населением чуть более 50 тысяч жителей. На берегу озера сохранились крепостные стены, сложенные из черной вулканической породы. В отдельных местах крепость омывается водами озера, в других — соседствует с районом отелей и прогулочной аллеей с ресторанами и дискотеками. Рядом — старинная, давно не действующая мечеть, а чуть за городом — могилы целого ряда еврейских религиозных мудрецов и раввинов средневековья. Туда не иссякает паломничество верующих израильтян. Неподалеку от гробниц — горячие серные источники. Тверия — маленький и уютный городок, расположившийся террасами над озером. Это популярный в Израиле курорт. Здесь немало крупных отелей и десятки семейных пансионов, но назвать этот городок центром массового туризма вряд ли можно. На мой взгляд, Тверию нужно использовать как исходную точку и базу для путешествий по Галилее и Голанским высотам. Цены на проживание тут весьма демократичны. Главное — держитесь по-дальше от отелей на берегу. Небольшие циммеры и семейные отельчики расположены в том числе в спальных районах городка. Там вполне реально найти ночлег в совершенно цивильном заведении за $25—30 за дабл со всеми удобствами.

Возвращаясь к моим мытарствам — в последний момент появилась семья религиозных иудеев, тоже страждущая немедленно отправиться в Хайфу. Таким образом, далеко за полночь, я добрался до пункта назначения. Город встретил пустынными улицами, шумом морского прибоя и ярко освещенной приморской автострадой. Где-то далеко, на рейде, светясь огнями, ожидают разгрузки десятки огромных танкеров, сухогрузов и просто транспортных судов.

Следующий день принес посещение хайфского отделения МВД. Кого там только не встретишь! Основную часть посетителей составляют бывшие советские граждане, бьющиеся на новой Родине за свои права. Историй о попранных правах и сломанных судьбах еще больше, чем можно встретить в российском ОВИРе. Главное различие состоит в том, что маразма тут на порядок больше, чем в России. Да, именно так, как это ни странно.

Чего стоят одни только эпопеи с разводами! В отсутствии института гражданского брака и чрезмерном влиянии религии на жизнь государства, любые гражданские акты между неевреями весьма затруднены. Лучше по крайней мере числиться иудеем. А признание еврейства? Это вообще комедия, достойная Задорнова и Петросяна. Религиозный суд, состоящий из команды бородатых старцев, путем телепатии, обращения к богу и просто проницательными взглядами из-под густых бровей определяют, является ли посетитель иудеем. Они рассматривают старинные фотографии, пытаясь усмотреть в них крючковатость носов, разрез глаз, форму подбородка ваших предков. И сие было бы смешно, если бы не было так грустно.

Какая-то тетушка, ярчайшей наружности одесской еврейки с именем Рая и фамилией, по сравнению с которой отдыхают Трахтенберги и Рабиновичи, показывает свой израильский «теудат зеут» (паспорт), где в графе вероисповедание значится… «проверяется» (!). Тетушка поведала, что изначально, ей по ошибке записали, что она русская, потом ей удалось сию неточность исправить путем обращения в МВД. Но перед этим ее отправляли к раввинам, что бы те подтвердили ее еврейство. А тем не понравилась ее покойная бабушка, чей нос был слишком ровный и вызывал сомнения в причастности к избранному народу. Так и тянется этот абсурд годами, а в паспорте «русскую» заменили на «проверяется». Так и пишет эта тетушка и тысячи ей подобных во всех анкетах и документах, что относятся они к принципиально новой ветви еврейского народа — проверяющимся!

Ожидая приема в отделе иммиграции, я наслушался множество интересных историй и пожалел лишь о том, что не имел диктофона. Наверное, все эти мытарства тоже часть путешествия? Хочется в это верить, иначе становится чертовски жаль времени и нервов.

Меня принимает смуглая чиновница, явно восточного происхождения.По ее словам, для пересмотра решения консула следует представить паспорт этой россиянки с обязательным наличием в нем печати об отказе, представить мои документы, подтверждающие мою финансовую состоятельность и залог в размере 10 тысяч шекелей ($2200). Становится ясно, что вопрос в ближайшее время не будет решен и наш совместный с подругой отпуск обречен. Кроме того, чиновница тут же добавляет, что ей не совсем понятно, каким образом я вообще выполню эти требования, если живу за границей уже более трех лет, не имею в Израиле работы, банковского счета и недвижимости.

Видя безмерную грусть в моих глазах, она сочувственно порекомендовала делать визу не через посольство, а через российские турфирмы, аккредитованные при посольстве. Больше она не дала никакой информации, ссылаясь на то, что это не в ее компетенции. Гораздо позднее, многоопытные борцы с МВД и посольством поведали, что турфирмы, аккредитованные при посольстве Израиля в Москве, обычно имеют коммерческие (мягко говоря) отношения с сотрудниками посольства, лично отвечающими за выдачу виз. Вроде как за «энную» сумму поставят визу хоть черту с рогами. Что же… на будущее учтем.

На выходе из здания МВД, мой сотовый телефон отчаянно зазвонил. Отвечаю. На проводе журналист из второй по величине газеты Израиля «Маарив». Журналист в бурном восторге от того, что нашел меня, сообщает, что хочет со мной пообщаться по поводу Сирии. Моему удивлению нет предела! Неужели полиция сидит на откате у СМИ и они уже успели сообщить газетчикам об инциденте при моем въезде в страну? А может быть это банальная ментовская разводка, ставящая целью получить от меня признания? На всякий случай объясняю, что я действительно Александр, но в отношении Сирии — ошибка, я никогда там не бывал. Тот не верит, шутит, предлагает созвониться позднее. Настойчивый товарищ. И надоедливый — я прерываю разговор отключением сотового.

Вся нижняя, припортовая Хайфа усеяна обьявлениями о работе туристам. Вообще, рассматривать уличные русскоязычные доски обьявлений — весьма любопытно. Откроете для себя много нового! Вот, например:

«Срочно требуются люди владеющие русским языком и желающие хорошо зарабатывать! Международная компания! Тысячи клиентов!» (Комментарий: Забавно, что ищут русскоязычных в стране, где русским языком владеет каждый четвертый. Банальная разводка — это Гербалайф чистой воды)

«Квалифицированная работа для туристов, зарплаты от $1500 в месяц» (Комментарий: Сумма реальна, но не для нелегала. Туристам не позволяется работать ни в одной стране мира и это все прекрасно знают. Возьмут такого вот бедолагу работягой на стройку по-черному, дай бог если за каторжный труд дадут хотя бы баксов 500 в месяц. А если обманут — жаловаться некому, ведь он и так нелегал)

«Гадалка Майа. Сведу порчу, познакомлю, вопросы еврейства, куплю золотые украшения, трудоустройство, сдам квартиру» (Без комментариев)

«Требуются гаранты, вознаграждения до $10000». Предоставим гарантов (Комментарий: Речь идет о гарантах на ипотечную ссуду. Например, вы уезжаете из Израиля жить в Канаду и вам срочно нужны деньги на переезд. Вот вы и становитесь гарантом возврата ипотеки для незнакомого человека, который вовсе не собирается ее возвращать банку. При таком расладе путь назад в Израиль вам будет заказан).

Иерусалим и Великая израильская стена

Задумок было две — увидеть ту саму Защитную стену между Израилем и Западным берегом, и побывать на Северном Синае, где сохранились значительные следы трех арабо-израильских войн 1956, 1967 × 1973 годов.

Путешествие по периметру стены мы предприняли с приятелем на его автомобиле. В один из дней выехали из Хайфы и двинулись в сторону арабского города Умм-Эль-Фахм, где проходит северная часть заграждений. Далее двинулись на юг, мимо арабских городов Бака-Эль-Гарбия, Тулькарм и Калькилия. В общей сложности проехали порядка 100 километров вдоль стены, и вот какие впечатления: вопреки существующему мнению, лишь малая часть заграждений представляет из себя мощную бетонную стену со сторожевыми вышками. Бетонная стена высотой до 10 метров, построена возле Калькилии, в том месте, где этот арабский город почти соседствует с израильской Кфар-Сабой. Логика проста, палестинцы неоднократно вели снайперский обстрел израильского города прямо из домов Калькилии и десятки человек пострадали от подобного террора.

Теперь палестинским снайперам стало на порядок сложнее, ведь в Калькилии очень немного домов, которые достигают уровня стены в высоту. Это хорошо. С другой стороны, Калькилия по периметру окружена стеной, словно загон для овец. В чем-то можно посочувствовать жителям города — вместо полей и лугов они видят только мрачную стену по всем направлениям.

Второй участок бетонных заграждений возведен собственно в Иерусалиме, он отделяет израильскую часть города от палестинской. И все бы чудесно, но смущает один момент. Стена пролегла прямо через Восточный Иерусалим, густо заселенный арабами. Стена отрезала одну семью от другой, крестьянина от его земли, базар от покупателей. Кроме того, не совсем понятно, с какой целью стену построили таким образом, что фактически присоединили к территории Израиля 200 тысяч(!) палестинских арабов Западного берега? Этот маневр можно было бы понять, если речь шла о стратегических высотах, о водных источниках. Но с древней Башни Давида в Старом городе, ясно видна стена, петляющая посреди огромного арабского Восточного Иерусалима без какой-либо объяснимой логики и смысла. В Восточный Иерусалим израильтяне не захаживали и в прежние времена, а теперь, в разгар противостояния, туда может отправиться только безумец, или большой смельчак. И совершенно неважно, говорим мы о палестинцах оказавшихся по нашу сторону забора, или по противоположную. Ненависть и антагонизм сотрясают умы по обе стороны баррикад.

Несколько дней спустя я вновь оказался в Иерусалиме, на этот раз у старых друзей, живущих в квартале Гиват-Зеев. Надо сказать, что район большого Иерусалима (с пригородами) являет собой крайне сложный узел разнообразных проблем. Еврейские районы прилегают к палестинским, одна святыня соседствует с другой. При этом, живя бок о бок, жители кварталов совершенно не соприкасаются и пересекаются в жизни. Такое трудно себе представить, но, тем не менее, эти люди живут так годами, десятилетиями и поколениями. В пяти минутах ходьбы от еврейского района могут жить палестинские арабы-граждане Израиля, а еще ближе будут жить такие же палестинцы, но жители Западного берега. Где-то возведен забор и видя его, можно догадаться, что по ту сторону забора живут палестинцы Западного берега, а где-то забора нет — его еще не построили, или же там живут израильские палестинцы.

В еврейскую субботу все магазины закрыты, но никто не решится прогуляться до арабского района за продуктами. Тут и страх и неприязнь, и нежелание своими кровными деньгами оплачивать палестинскую интифаду (как говорили мне некоторые).

Отдельная история — так называемые «объездные дороги». Это дороги, построенные Израилем на Западном берегу в объезд крупных палестинских городов, с целью свести до минимума возможное соприкосновение израильтян и арабов. А что бы у вас не возникло странного желания проехать арабский город напрямую, на каждом перекрестке дежурят солдаты. И вопрос сей, отнюдь не формален. Уже не в первый раз палестинцы линчевали случайно заехавших к ним израильтян. Нельзя сказать, что палестинцы жаждут крови и словно собаки кидаются на каждого встречного и поперечного. Нет, это совсем не так. Лично мне доводилось бывать во всех крупных палестинских городах: в Рамалле, Шхеме, Дженине, Газе и многих других. Как видите, до сих пор жив. Тем не менее, важная ремарка — я всегда выдавал себя за туриста из России, путешествующего по Святой земле. Это более безопасно. И элемент определенного везения.

Вечером, сидя на веранде в гостях у моих друзей в Гиват-Зееве, я рассказывал им о моем путешествии по Ближнему Востоку, о том, что по ту сторону границы живут такие же люди, как и они сами, со своими радостями и печалями. В теории это понимают все и с интересом меня слушают. На практике же, подобные похождения вызывают полное непонимание и даже подозрительность. Меня спасает только то, что с этими ребятами мы дружим без малого десять лет, вместе служили в армии, вместе учились и так далее. Слишком хорошо знаем друг-друга, что бы не доверять и сомневаться в чем либо. Дискуссия продолжалась с обеда до позднего вечера, за это время мы пересчитали все косточки Шарону с его политикой выхода из Газы, в ходе шумных дебатов изложили свои взгляды на мир и людей. Чувствую, что порядком утомился!

…Почти полночь. Друзья уже активно собираются на тусовку, мы едем в Иерусалим гулять и балдеть до самого утра. Едут по той самой, объездной дороге, в обход арабских кварталов. И это верно, потому как правильно(c).

Обратно в Россию

Заканчивается время моего пребывания в Израиле. Пора собираться назад, в Россию. В последний раз приезжаю в киббуц Мево-Хама, где так и не состоялся наш совместный с подругой отдых на Земле Израиля. Упаковываю свои нехитрые пожитки в рюкзак, в последний раз обедаю в столовой, прощаюсь с секретарем киббуца, с соседями-аргентинцами, в последний раз выхожу на трассу ловить попутную машину.

Мой самолет в Москву летит в ночь, но спать не дает сосед лет сорока, нашедший во мне собеседника и жилетку излить скупую слезу. Его монолог сопровождал меня почти весь полет:

«…Вот говорят, Израиль — плохо, что типа работы нет, что не любят русских, что дороговизна. А я скажу — ерунда все это. Я живу себе уже несколько лет и ловлю кайф. Не нужна мне работа, вот поверишь ли, за все это время проработал пару месяцев всего! Ну где еще можно ни фига не делать и жить? А в Израиле можно! Государство о тебе заботится, не даст ноги протянуть, на всякие там профессиональные курсы отправляет, деньги какие — не какие платят. А мне что? Взял стульчик раскладной и на море, отдыхаю себе, свежий воздух, солнышко, девки кругом в купальниках. Пару раз в год и на биологичесую Родину получается слетать, стариков навестить. Ну чем плохо, скажи, а?

Приходит время трапезы и сосед на некоторое время умолкает, зато съев все до крошки, тут же продолжает свои душевные излияния:

»…Вот взять моего братана в Москве. Крутит бизнес, пластиковые окна там клепают, носятся как безумные по всяким налоговым, по банкам. Нервы-то они не вечные и здоровье тоже. Ну ездит он на дорогой тачке, деньгами сорит, на молодухе женился. Ну и что? Я вообще не пойму, как можно в Совке жить. Беспредел везде, чуть что — крышка тебе, никто не поможет. Все на взятках, все за бабки, кругом криминал. Заболеешь — пиши пропало, в один миг останешься на мели. А про пенсию вообще говорить нечего — нищие там старики, нищие! А посмотри на меня — мне жить по кайфу, вообще никаких забот. Запросы у меня минимальные, человек я не светский, всякие там клубы понтовые мне нафиг не нужны, мне дай море, дай обеспеченную старость — все, спасибо скажу! Вот приболел я недавно, грыжу заработал, прооперировали. Так знаешь что — я в такой больнице лежал, в какой в России только самые крутые ворюги в законе лечатся! А какой уход, какая забота! А я простой человек и ни шекеля за все это не плачу. Вот она где разница с братаном моим…«

Мне лень спорить с этим «устроенным» товарищем, я просто хочу спать. Однако, нельзя не признать что доля истины в его словах несомненно есть. В конце-концов оправданий своим поступкам ищут все — и те, кто уехал, и те, кто остался. И все они правы по-своему.

КОНЕЦ

Комментарий автора:…Религиозный суд, состоящий из команды бородатых старцев, путем телепатии, обращения к богу и просто проницательными взглядами из-под густых бровей определяют, является ли посетитель иудеем. Они рассматривают старинные фотографии, пытаясь усмотреть в них крючковатость носов, разрез глаз, форму подбородка ваших предков. И сие было бы смешно, если бы не было так грустно…

| 29.08.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий