Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Ирландия >> Дублин >> На автомобиле по Ирландии (начало)


Забронируй отель в Дублине по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

На автомобиле по Ирландии (начало)

ИрландияДублин

Частный дом в Сlontarf, пригороде Дублина. У нас шикарный вид на Дублинский залив в Ирландском море. Приехав вечером, мы обнаружили, что вода куда-то ушла, точнее не куда-то, а в море. Уровень понизился. Мы увидели огромное количество каких-то водорослей на дне и вот теперь периодически наблюдаем, приходит ли вода или нет. А около моста мы увидели сегодня дохлую крысу. Машка даже бегала смотреть на нее еще раз. Итак, Ирландия. Все по порядку:

14 августа 2000 года

Вот, что произошло с нами за целый день. Событий очень много. Приземлились благополучно. Проходили полосу турбулентности, как обычно. Самолет оказался каким-то очень маленьким, ТУ-134. Такие, наверное, уже в приличные страны не летают. В аэропорту долго просматривали наши документы. Наконец, ирландский пограничник, который напевал себе под нос какую-то песню и присвистывал, оказался несерьезным типом, и в конце концом пропустил нас. Мы в Ирландии. В аэропорту пошли искать ту самую фирму «Payless», где выдают напрокат машину. Документы оформлены, разобрались. Вместо Форда получили машину Nissan Micra. Поиски стоянки фирмы заняли много времени. Оказалось, что пешком добраться до стоянки невозможно. Какой-то человек сжалился над нами и объяснил нам, что надо сесть на автобус-шаттл этой фирмы, который останавливается напротив аэропорта, и он довезет до места парковки. Наконец, дождались, автобус привез нас на стоянку, где стояло три несчастных машины, одна из них Ниссан Микра, красного цвета, вся поцарапанная. Мы, конечно, проверили, указали молодому человеку на все внешние дефекты машины. Он все это отметил, и мы погрузились в нее для того, чтобы осваиваться. Начнем с того, что багажник оказался на самом деле не таким уж вместительным. Наши вещи, предварительно распакованные, туда еле влезли. Весь багажник был завален пакетами, так что как только он открывался, из него обязательно что-нибудь да вываливалось. Ну, наконец, вещи разложены, чемодан готов к утомительным переездам. За руль села я, Серега был с картой, потому что только он знал, куда и как надо вырулить на Дублин. При выезде с парковки чуть не вырулили на встречную полосу, но Машка вовремя заметила эту оплошность родителей и предупредила нас. Разобрались во-общем неплохо. В одном месте только поцарапали диск, потому что дорога была очень узкая и, конечно, непривычно ехать по другой стороне. Немного поплутали, нашли улицу, где мы должны были жить в течение двух дней, и наш первый B&B, в котором милая тетушка показала нам комнатку под самой крышей, мансарду, причем два окна треугольной формы выходят на Дублинский залив, и одно окошечко в крыше. Комната совершенно милая, уютная, симпатичная, стены выкрашены в синий цвет, но от этого почему не становятся холоднее. Мы сидим на огромной кровати, смотрим на залив. Машка валяется вместе с нами, хотя у нее есть отдельная кровать. Ребенок весь в раздумьях, спать ли ей сегодня с нами или отдельно. Что касается гостиницы, то ее хозяйка по фамилии Кеннеди даже не спросила, как нас зовут и не задала ни одного вопроса. Дала нам ключ, поселила нас и усвистела куда-то, сообщив, что завтрак будет в 9.00. Забросив свои вещи, мы побежали на автобусную остановку, чтобы ехать срочно в центр города для осмотра его достопримечательностей. Нам пришлось пропустить три автобуса, потому что сначала Вершинин менял ботинки, потом уже почти сев в автобус, мы были из него выставлены, потому что водитель заявил, извинившись, конечно, что он не принимает ирландские банкноты, только монеты, причем без сдачи, ровно 2.50 и не копеечкой больше. Пришлось бежать в близлежащий магазинчик и поменять шелестящие бумажки на звонкие монетки, хотя продавец неохотно это сделал. Забегая вперед, скажу, что во время очередной поездки мы заплатили 3 фунта, мелких монеток не было. Водитель предложил нам доехать до конечной остановки и взять там сдачу (полфунта). Эту сумму мы решили пожертвовать на развитие общественного транспорта в Дублине и не пошли за своей сдачей. Мы, наконец, в двухэтажном автобусе, забрались на второй этаж. До центра ехать примерно 15 минут. Городок оказался каким-то грязноватым, людей очень много. Нас потрясла погода. Было не очень холодно, но погода менялась молниеносно: то дождь, то солнце. Причем во время дождя мы чувствовали себя уютнее под зонтиками, а ирландцы зонтов даже не раскрывают, они, по-моему, даже не обращают внимание на то, что что-то капает сверху, так они привыкли к этим сменам погоды, ведь дождь идет буквально каждые полчаса. В центре Дублина для дураков-туристов на английском языке прямо на дороге написано «Look left», «Look right», значит «Посмотри налево», «Посмотри направо». Многие приезжают с континента и не привыкли смотреть сначала направо, потом налево, делают все наоборот. Переходить дорогу в Дублине просто невозможно. Все время забываем, что надо смотреть в противоположную сторону. Так как мы все равно постоянно путаемся, то смотрим одновременно в обе стороны, чтобы уж наверняка. Видим машину и останавливаемся. Ирландцы, на мой взгляд, совершенно непонятные люди, вместе с англичанами. Зачем было не «по-правильному» ездить. Конечно, это их дело, но это создает столько лишних проблем и головной боли для нас.

15 августа

Мы встали, позавтракали. Нам дали ирландский завтрак. Он состоит из глазуньи из одного яйца, двух сосисок, двух кусочков бекона и половинки поджаренного помидора. Это стандартный набор на тарелке. Некоторые хозяйки клали глазунью на кусочек поджаренного хлеба, в одном доме глазунья подавалась вместе с оладьями и шампиньонами. Кто как мог. Перед яичницей можно еще поесть хлопьев с молоком, а потом съесть поджаренные в тостере кусочки хлеба с маслом и вареньем. Очень плотный завтрак. Вместе с нами завтракали какие-то американцы из Колорадо, с которыми мы успели чудно поболтать. Американский дедуля вспоминал о Москве, в которой он был много лет назад. Он даже вспомнил несколько слов по-русски: балалайка и что-то еще. А мы делились нашими впечатлениями об Америке. Потом мы отправились гулять, и в первую очередь в Тринити Колледж, где находится книга из Келлса и огромная всемирно известная библиотека, в которой собрано 200 тысяч книг в помещении под названием Long Room (длинная комната) — длина 60 метров. Библиотека произвела на нас очень сильное впечатление. Два этажа, с потолка до пола заставленные старинными книгами с характерным запахом. Немного посидев на лавочке на свежем воздухе, мы отправились в Дублинию, это исторический музей, где можно не только все посмотреть, но и потрогать. В одном из залов мы попали на средневековую ярмарку, где на прилавках можно было перелистать старую книгу, посмотреть, как продавали всевозможные пряности, в каких коробочках они хранились. Нас сопровождали звуки рынка: зазывалы, лающие собаки, плачущие дети. После этого мы пошли на завод, где делают пиво «Гиннесс». По дороге пошел сильный дождь, промокнуть мы, конечно, не успели, но дождь лил как из ведра. Его мы пережидали в сувенирной лавке. На первом этаже музея «Гиннесс» была представлена экспозиция рекламы пива еще с незапамятных времен. На следующем этаже можно было познакомиться с процессом приготовления пива и с тем, как оно хранится. А потом в подвале мы пробовали темное пиво «Гиннесс». Я пробовала его первый раз в жизни. Темное, черное-пречерное пиво. Привкус очень горький. Манька тоже глотнула, но быстро запила эту гадость спрайтом, который был у нее в стакане. После пива почему-то захотелось есть, и мы после продолжительных поисков (по дороге на пивной завод мы примечали приличные кафешки, где можно было бы пообедать, но они закрылись, не дождавшись нас) нашли итальянский ресторанчик. Машка с Серегой ели спагетти болоньезе, а я — лазанью. По-моему, это был самый приличный обед-ужин во все время пребывания в Ирландии. Кстати, когда мы были на пивоваренном заводе, то перед входом на завод мы увидели колоритного ирландского дедулю с лошадью-тяжеловозом, который разрешил нам с ним сфотографироваться, но сразу после фотосъемки он протянул ладошку для денежки, поинтересовавшись при этом очень невнятно, один ли у нас ребеночек. Надо больше, минимум 4, констатировал он. Вообще, в Ирландии мы встречали много странных людей. Кто-то ходит в футболке или майке без рукавов, а кто-то ходит в шубках или в чем-то, напоминающем дубленки. Вчера в Дублине на одной из улиц рядом с памятником мы видели даму, обутую в босоножки или во вьетнамки, мы так и не поняли, а на голове у нее был дорогой норковый или соболиный (мы в мехах не разбираемся) берет. Из авоськи она достала бутыль с водой, ее мучила жажда. Город контрастов.

16 августа

 В Дублине мы попрощались с хозяйкой нашего первого в жизни B&B. Она упрашивала написать что-нибудь по-русски, потому что, оказалось, что мы были первыми русскими в ее доме. Из Дублина мы поехали в Ньюгрейндж, это место доисторических захоронений и древнейших поселений на территории Ирландии. Это огромные холмы (захоронения знати), вокруг них расположены холмики-сателлиты, в которых хоронили тех, кто попроще. Вокруг селились люди. На огромной территории, выкупленной государством у частных лиц после того, как были обнаружены исторические захоронения, очень много подобного рода могил, еще не вскрытых. Для посещения открыта лишь малая часть. И чтобы туристы не шлялись сами по себе, не мешали археологам и случайно не захватывали с собой какие-нибудь ценные археологические находки на добрую память, посетителей возят на автобусах в организованных группах. Каждому прикрепляют на грудь бумажный значок определенного цвета с указанием времени посадки в автобус. Только по такому значку водитель автобуса может определять, его это пассажир или нет. В 11.45 отправлялся наш автобус в захоронение Ноус (Knowth), а перед этим мы погуляли по музею, где можно будет наглядно посмотреть, как жили древнейшие люди, пощупать шкурки животных и потом определить, какому животному какая шкурка принадлежит. Для Машки это было самое интересное. Нам удалось угадать только лисичку. Приехали в Knowth, там ведутся активные раскопки. Живущие вокруг крестьяне, правда, очень недовольны, так как считают, что пустуют такие плодородные земли. «Главный» холм еще закрыт для посещений, но можно пролезть через один из маленьких холмиков. Машка, уговорив папочку, пролезла разок. Потом, не уговорив папаню на второй раз, со страхом в глазах, но все-таки проползла еще раз. Потом на другом автобусе мы поехали в Ньюгрейндж, где раскопки уже закончены. Это захоронение имеет форму креста, все внутри выложено камнем, а сверху засыпано землей. Можно войти внутрь. Девушка-экскурсовод показывала нам (с помощью луча мощного фонаря), как в день зимнего солнцестояния, а также за несколько дней до и после этого эта пещера озаряется солнечным светом — все вплоть до самой дальней стены от входа. Свет проникает через маленькую щель над входом только в эти несколько дней, все остальное время пещера в полной темноте. В пещере нашли захоронения нескольких людей, предполагается, что очень богатых. Еще, конечно, надо сказать, что эти захоронения намного старше, чем египетские пирамиды. Потом мы поели в туристическом центре, чтобы не искать что-то по дороге. Нам предстоял очень долгий путь на север страны в графство Донегал, где было наше следующее пристанище на два дня. Ехали мы немного обходными путями. Можно было бы, конечно, поехать напрямик, но тогда нужно было бы пересекать территорию Северной Ирландии, для чего нужна английская виза. В дороге нас сопровождали то солнце, то дождь, то радуги: огромные во все небо, маленькие практически над землей, двойные, половинчатые. В одном городишке под названием Дамклиф нужно было размять ножки. Оказалось, что этот город — место паломничества многих любителей ирландской литературы. На кладбище церкви, около которой мы остановились, похоронен известный ирландский поэт Йитс. Было 8 часов вечера, церковь была закрыта, но на могилу мы посмотрели, отметились в кустах, так как цивилизованные места были закрыты. В Донегал мы приехали примерно часов в 9 вечера, очень переживали, что нас уже никто не ждет. Оказалось, что хозяйка дома или «мами», как ее трогательно называл сын, отсутствовала. Наверное, пошла к соседке потрещать языком. Сынуля сверил наши фамилии со списочком, предусмотрительно оставленном «мами», показал нам наши апартаменты и на вопрос о возможности где-нибудь в городке поужинать, сообщил, что единственное пристойное заведение сегодня закрыто, потому что его владелец по средам устраивает себе выходной. Когда придет «мами», она может дать нам какой-нибудь сэндвич. «Мами» не заставила себя долго ждать, так что умереть с голоду на диком севере не удалось. Вид у нее был испуганный и недоверчивый. Остановившись в своем выборе на сэндвичах с помидорами и сыром и чае, мы уселись в так называемой телекомнате, где уже ужинали печенюшками и чаем молодые французы. Французы не отличались обширными знаниями английского языка. Разговор протекал по принципу «сам-то понял, что сказал». Французы долго подыскивали слова, потом переходили на французский язык. Серега понимал их по-французски, отвечал по-английски, но тем не менее разговор получился содержательный и весьма информативный.

День сегодняшний — это 17 августа

Мы гуляли на клиффах — это скалы. Нам повезло с погодой. Светило солнце. Когда мы были в Ньюгрейндже тоже светило солнце, но потом быстро собрались тучки и пошел проливной дождь. Но он не сумел сбить нас с намеченного маршрута, тем более что большую часть времени, пока шел дождь, мы ехали в автобусе. Сегодня же дождь шел только с утра, пока мы завтракали. Потом облака рассеялись. Оказывается, что ночью — об этом нам рассказала уже вечером «мами» и ее муж — шел проливной дождь, которого в этих местах никогда не было. Было солнечно, но ветер был невообразимый. Дорога на скалы очень живописная. По обе стороны на полях пасутся овечки, хотя все огорожено. Выбежать в поле просто так и пописать невозможно, это частные поля. Все овечки разукрашены: синяя полоска на спинке, красная — на шее. Хозяева метят своих овечек, чтобы они не затерялись где-нибудь в горах или не ушли к другому хозяину. На морду-то все овечки одинаковые. Это было наше предположение, которое подтвердила впоследствие хозяйка одного из B&B, это, кстати, был фермерский домик. Вечерний разговор с французами позволил нам подъехать к скалам на максимально близкое расстояние. Дело в том, что дорога в одном месте была перегорожена воротами. Их надо было открыть, проехать и закрыть. Ворота сделаны для того, чтобы хозяйские овечки не ушли на соседские поля. Если бы нам об этом не сказали французы, то, наверное, мы бы и не догадались. Оставили бы там машину и пошли бы пешком до скал. Хотя это был бы о ч е н ь длинный путь, мы бы, конечно, дошли, но не хватило бы сил забраться на клиффы и посмотреть оттуда на океан. Клиффы — это огромные скалы, уходящие в море. Скалы «Слив Лиг» на севере — самые высокие в Европе. Их высота примерно 600 метров. Мы поднимались высоко в горы, правда, не до самого верха. Земля на клиффах торфяная. Машка вымазалась вся от колен и до пяток. Но мы ведь путешественники, а они обычно ходят грязные. Так как был только третий день нашего пребывания, надо было срочно застирать Машкины любимые брюки, досушивались они на заднем сидении машины на следующий день на солнышке, потому что наш домик был сыроват — «мокрушник». Было бы удивительно, если бы там что-то высохло. Скалы покрыты вереском, который переливается на солнце разными оттенками розового, фиолетового, темно-фиолетового цветов. С подветренной стороны горы мы присели немного отдохнуть, на солнышке было даже жарко. Наш папа сидел, ему было тепло и приятно. Пяти минут было достаточно для того, чтобы его попа промокла насквозь от вереска и мха. Во время подъема на скалы мы видели, как рабочие укладывали каменную дорожку для туристов, причем из привезенного камня. Камни лежали в огромных мешках, примерно таких, какими пользуются «челноки». Трудно было даже предположить, что эти мешки могли затащить сюда люди. Оказалось, что делалось это с помощью вертолета. А что касается дорожки, что выкладывается она для блага туристов. Эти клиффы считаются самыми «дикими» и неблагоустроенными. Здесь каждый год погибает 5—6 человек. Во время туманов, которые спускаются на горы очень быстро, так как скалы достаточно высокие, туристы начинают плутать, не видят обрыва и летят вниз с высоты 600 метров. Обо всем этом мы узнали, правда, уже после возвращения со скал. Спустившись с клиффов, мы поехали обедать в портовый городок Килбеган. Обед еле-еле тянул на оценку «удовлетворительно». В этом месте говорят на ирландском языке, девушка-официантка не смогла толком объяснить нам, что подразумевается под названием того или иного блюда. Дождались картошку-фри, рыбу-фри и куска сморщенной пережаренной курицы, которую даже не стали пробовать. Вообще ирландская кухня не отличается изысками. Рыбу умеют вкусно готовить отнюдь не во всех заведениях. Нам не всегда везло. Из сегодняшнего обеда сделали вывод, что к выбору ресторанчиков надо подходить более тщательно, не затягивать время обеда до того состояния, когда уже все равно где и что. Когда проезжали мимо одного городка невозможно было дышать, — так плохо пахло, наверное, рыбо-перерабатывающий завод. Надо сказать, что когда мы ехали с клиффов, мы хотели где-нибудь перекусить по дороге и вдруг увидели вывеску «Традиционная ирландская кухня». Очень обрадовались, вот она долгожданная традиционная еда, но не тут то было. Еду в этом заведении готовят с 6 часов вечера. Повару нечем было нас угостить. После обеда мы еще проехали по побережью и наткнулись случайно на потрясающее место. Сначала мы проехали водопад, а потом увидели поворот на «Strand». Почему-то ирландцы называют многие пляжи по-немецки. Пляж такого размера я не видела никогда в жизни. А малое количество народа потрясает еще больше. Пляж и примыкающие к нему дюны покрыты белым песком, наверное, во время прилива вода покрывает большую часть этого песка. Но этого мы уже не видели. Мы хотели еще попасть в пещеры около берега. Но пока мы бегали по белому песочку, резвились как малые детишки, начался прилив. Оказалось, что попасть в эти пещеры и не промочиться, можно только во время отлива. По песочку мы гуляли в кроссовках, было холодно, хотя закаленные ирландские дети плескались в купальничках в этой воде. Мы были в свитерах и ветровках, и нам было хорошо. Так прошел наш день, мы вернулись в наше пристанище, попили чай с кексом. Сейчас мы с Машкой ложимся спать, а папа пошел опять поболтать с французами.

18 августа

Мы поехали из Донегала через Бандоран, Слайго, Балинну на остров Акил, который мы по неведению сначала называли «Ачил», непутевые. Об этом нам поведала хозяйка нашего третьего B&B, но это было уже вечером. А в течение дня мы постоянно были в дороге, иногда вылезали, чтобы посмотреть симпатичные места. На этом острове тоже очень красивые клиффы. Пока мы к ним ехали, была очень сумрачная погода, а потом полосами шел страшный ливень. Из окна машины можно было наблюдать, как вдалеке льет как из ведра, и как низко над землей спускаются тучи. Места очень мрачные, земля торфяная, большое количество торфяных разработок. Залежи торфа срезают пластами, получаются брикеты в виде кирпичиков, ими потом топят дома. День был холодный, из труб почти всех домиков шел дымок, дома топят торфом, даже на улице пахнет очень своеобразно, что тогда говорить о том, как пахнет внутри дома. Спустя несколько дней мы сами, побывав в музее под открытым небом, могли убедиться в том, что запах очень и очень своеобразный. В этом музее собраны домики со всей Ирландии, в которых жили в прошлом веке люди различных профессий и различного достатка. Было такое ощущение, что люди буквально за пять минут до нашего прихода вышли из домика по делам и скоро вернутся. В каминах тлел торф, хотя каминами или печами назвать эти приспособления можно с большими оговорками. Вдоль стены на полу лежит кусок железа, над которым сверху спускается вытяжка, переходящая в трубу. Можно сказать, топили по-черному. Тепло и запах расползались по комнате. Трудно сказать, можно было ли прогреть таким образом комнату, но, наверное, торф тлел все время. Надо же было людям как-то жить. В этой части Ирландии практически нет деревьев, значит, нет древесины. Да и зимы не очень холодные, минусовая температура бывает очень редко, а если и бывает, то не ниже минус 3 градусов. Сейчас дома также протапливаются торфом, как сказала нам хозяйка последнего B&B, но в каждой комнате есть батареи, тепло идет по ним. Это было историческое отступление, и я возвращаюсь к изложению событий. Итак, торфяники. Вдоль дороги навалены кучи этих торфяных брикетов, которые потом развозят по домам. Дорога была безлюдная, вдоль дороги гуляют только овцы. На одном поле паслось огромное стадо овечек, «накрашенных», как говорила Машка. На самом острове Акил нам удалось обогнать грозовые тучи. Мы подъезжали к красивому месту, выходили, смотрели на океан, и как только садились в машину, начинался дождь. Обедали мы, правда, под небольшим дождиком, сидя в машине. Купив предварительно вкусной еды, салатов и бутербродов, устроили пикник на природе. Проехав по живописной дороге под название «Вид на Атлантику», мы спустились к океану в бухту и думали, что вот здесь-то дождь нас и накроет. Но почему-то туча остановилась на горе и не пошла дальше в эту бухту. Над бухтой светило яркое солнце, а за горой шел сильный дождь. Больше этих странностей природы нас потрясло то, что в океане купались люди, дети возились в воде, правда, некоторые из них были уже синего цвета. Погуляв по бухте, мы уехали с острова по другой дороге и быстро добрались до очередного B&B под названием «Вид на остров Акил», на тот самый, где мы гуляли в течение дня. Домик, а точнее ферма, стоит прямо на берегу океана, из окна столовой действительно открывается шикарный вид на остров. Хозяйка, скорее дочка хозяйки, попалась очень веселая и после каждого предложения повторяла «o.k?». Попив чайку с остатками пикника, мы пошли погулять по берегу. Мы собирали красивые ракушки. Тут-то дождь на нас и отыгрался за целый день. Хотя мы всегда тщательно готовились к каждому выходу на улицу, даже на 5 минут, и всегда, как бы яростно не светило солнце, брали с собой зонтики и ветровки, мы промокли. Мы поняли, что, останавливаясь на ночь в B&B, ни в коем случае нельзя промокать, одежда сохнет медленно, в домах прохладно и сыро, особенно в этом домике. Влажность очень высокая. Утром, одеваясь, немного поеживались, свитера, футболки пропитались этой влагой, даже путеводители были влажными.

19 августа

Наш путь лежит через место под названием Коннемара, кусочек дикой природе. Мы ехали по живописной дороге между гор по долине с красивыми озерами. Потоки с гор собираются в бурную горную реку и водопадами стекают во фьерд, вдоль которого мы проехали. Это единственный фьерд в Ирландии. Затем мы посетили аббатство «Kylemore Abbey». Это действующий монастырь с 30 монашками. Здесь есть международная школа для девочек. В пансионе живет и учится примерно 80 девочек, а еще 140 привозят ежедневно на учебу. Здание очень красивое, оно было выкуплено в 1920 году у семьи известного предпринимателя Генри, который строил его для своей горячо любимой жены и детей. Через восемь лет после того, как его семья переехала в этот дом, жена умерла от неизвестной болезни, полученной во время путешествия по Египту. Дом постепенно пришел в запустение. И в начале 20 века монахини, искавшие себе пристанище в Европе, выкупили его. Дело в том, что их монастырь в Бельгии был разграблен и разрушен в первую мировую, они долго скитались по Европе и, наконец, нашли уголок почти нетронутой природы и свили себе уютное гнездышко на берегу озера. Кроме общения с богом, монахини занимаются и каждодневными проблемами. Варят варенье, которое можно купить в магазинчике при аббатстве. Ездят на автомобилях. Мы сами чуть не попали под колеса лихой бабули в чепчике, которая выруливала со стоянки личного автотранспорта настоятельницы. Вся земля в Коннемаре покрыта камнями. Лугов нет, между камней растет травка, которую активно щиплют бедные овечки. Местность совсем другая, в отличие от острова Акил. Именно сюда англичане под предводительством Кромвеля сгоняли ирландцев. Совершенно непонятно, как можно жить в этих условиях. В этих местах говорят по-ирландски. Все знаки и указатели на дорогах только на ирландском языке, что, конечно, создавало дополнительные трудности при передвижении. Вдоль побережья мы проехали по очень живописной дороге, ее название говорило само за себя — «Небесная дорога». Мы не могли отказать себе в удовольствие пошляться еще по одному пляжу, где поразмяли ножки и опять же собирали ракушки. Лодки стояли на якорях прямо на песке. Мы уже знали, что это отлив. Там мы встретили одного очень интересного старого ирландского рыбака. Именно таким или почти таким мне представлялся старик из рассказа Хемингуэя «Старик и море».Правда, его лодка, в отличие от лодки героя рассказа, имела как весла, так и мотор, который он ласково называл «моя леди». Старик вычерпывал воду из своей лодки после вчерашнего дождя. Потом он показал нам, какими сетями какую рыбу ловят. Выгоднее всего ловить лобстеров, за них платят много фунтов. Но и поймать их сложнее, оказывается, что в случае опасности они могут отбрасывать свою левую, менее развитую, клешню. Такую клешню мы как раз и нашли на берегу. Когда дед узнал, что мы из России, он сразу заговорил о нашей подлодке «Курск». А после того, как меня чуть не затопило (дело было к вечеру, начинался прилив, вода быстро и незаметно подступала к моим ботинкам), — спасибо старику, вовремя предупредил, — долго рассказывал о приливах и отливах в океане. Вода прибывала очень быстро, мы распрощались, а буквально через 10 минут старик уже отплывал от берега. Мы очень быстро доехали до нашего следующего B&B, который тоже стоял на берегу залива Атлантического океана, откуда открывается красивый вид на острова Аран, куда мы едем завтра. Мы попили чай в домике. Домик очень теплый, сухой, есть перспектива вымыть Марье голову, для этого есть все условия. Вечером мы пополняли нашу коллекцию ракушек, гуляя по берегу океана. Устраивали конкурсы, кто найдет самую красивую и большую.

20 августа

С утра мы поехали на Аранские острова. Утро прошло в суматохе, потому что мы торопились на паром, который должен был отвезти нас на острова. Паром оказался огромной моторной лодкой. Рассекая волны Атлантики, он за 40 минут домчал нас до островов — до самого большого из них — Айнишмор. На берегу стояло много микроавтобусов, водители которых предлагали за 5 фунтов с человека провезти по острову и показать все достопримечательности. Нам попался очень шустрый молодой человек, который уговорил нас, еще двух французов, двух американцев из Лос-Анджелеса и четверых итальянцев совершить экскурсию по острову на его авто. Он очень быстро рассказывал нам о том, что мы проезжаем: грядки с картошкой, самый старый дом, которому 400 лет, статую викинга, а также деревенскую улочку с домиками, где снимался фильм об Аранских островах, после которого они и стали всемирно известными. Все частные участки на Аранских островах, как впрочем и на Коннемаре, огорожены каменной изгородью. Во-первых, таким образом, можно избавиться от части камней на самом участке, а во-вторых, это служит оградой для скота, который сгоняют в эти загоны на зиму. А перед этим он привез нас к клиффам и развалинам древней крепости. Историки даже точно не знают, в какое время она была построена. Остатки крепости огораживают стены из камней, которые уложены друг на друга без каких-либо закрепителей. Все это уже несколько тысячелетий держится на честном слове. Есть две версии внешнего вида крепости. Она представляет собой полукруг. Либо такая форма и была задумана (все равно сверху видно, приближаются ли враги с моря), либо скалы постепенно обрушивались, а вместе с ними обвалилась и половина круглой крепости. Осмотр исторических развалин проходил под дождем. Как только мы вернулись к месту, откуда водитель должен был нас забрать, дождь прекратился, светило солнце. Затем водитель вернул нас в порт, где еще до отхода парома, мы хотели попасть на концерт местного фольклорного ансамбля, который должен был исполнять ирландские танцы. К сожалению, очень хотелось есть. Пока мы ждали блюда, концерт уже начался. Хлеба и зрелищ не получилось. Духовная пища была принесена в жертву желудку. Правда, заказанная рыба была настолько хороша, что разочарование от непосещения концерта постепенно улетучилось. До отхода парома мы еще посидели на пляже, завязался разговор с ирландцем из Галвэя. Его жена грела на солнце косточки, оголив все возможные места. Он сообщил нам, что это самое теплое лето за многие годы. Он отгадал, что мы из России, потому что его племянница преподает английский язык в Москве. За разговорами мы чуть не опоздали на паром. Мы с Машкой неслись очень быстро, а Серега еле поспевал за нами. Провожать туристов с парома вышел колоритный старый моряк со своей собакой, как будто из какого-нибудь фильма про моряков и преданных собак, которые ждут своих хозяев на берегу. Нам очень хотелось его сфотографировать, но активные японские туристки обступили дядьку, потом выстроились в очередь, чтобы сделать фотку на память. Широкоплечий моряк с обветренным морским бризом лицом, а рядом верный пес обнимает за плечи низенькую хрупкую японскую туристку. Сюжет не для нашего фотоаппарата. Буквально за день до этого мы с Серегой удивлялись тому, что как-то мало в Ирландии японских туристов. Не тут-то было. После парома мы поехали в сторону нашего следующего места ночевки, город Килки. По дороге мы заехали на самые знаменитые клиффы -Cliffs of Moher. Туда мы приехали вечером, часов в 7, перед заходом солнца. Народу было уже немного. Это самое посещяемое место в Ирландии. Исхоженные тропы. Некоторые безумные туристы — их было несколько — ложились на плиты и с высоты 200 метров смотрели, свесив головы, на волны, разбивающиеся о скалы. Нас охватывал ужас при взгляде на них, кроме того, мы заметили, что эта плита уже немного откололась от скалы, и неизвестно, когда она рухнет в море. В гостиницу мы приехали очень поздно. Ехали в ночи по узким улочкам. Килки — это маленький портовый город в небольшой бухте. Но увидеть это мы смогли только утром на следующий день, потому что сюда приехали очень поздно. Ехать по ночным дорогам неприятно, тем более, что в одном месте на долину, по которой мы проезжали, спустился туман. Тем не менее, мы добрались, один раз заплутав, но Серега вовремя сориентировался, и мы все-таки нашли этот город. Искать B&B в самом городе было сложнее, но наши поиски увенчались успехом. Мы долго извинялись перед тетушкой за столь поздний приезд. Мы даже ей не позвонили и не предупредили ее. Вечером она показалась нам очень суровой. Это был один из самых шикарных домов, который расположен на высоком берегу залива, внизу плещутся волны. Старый дом с антикварной мебелью и высокими потолками. Эту ночь мы ночевали как короли. С утра хозяйка была намного приветливее. Мы настолько были потрясены домом, что даже подарили ей деревянную ложку из Хохломы, которую она долго трясла в руке. Наверное, проверяла на прочность. В этот день мы поехали в Лимерик. По дороге мы заехали в Банратти, где находится рыцарский замок и фольклорный парк-музей под открытым небом, о котором я уже говорила, когда описывала торфяники. Посмотрели, как жили крестьяне, богатые люди, врачи. В средневековом замке можно многое узнать о жизни рыцарей в те времена. В замке сохранилось много предметов быта. Одна комната нас заинтересовала тем, что мы никак не могли определить, кто же в ней жил. Оказывается, эта комната принадлежала специальному человеку при дворе, который отвечал за дичь на столе богатого рыцаря. Он ловил зайцев, фазанов и другую дичь и разделывал ее в комнате, где спал. Об этом нас рассказала смотрительница замка. В результате разговора выяснилось, что она несколько лет назад была в Москве, хотела посетить Красную площадь, но в это время там проходил парад. Мадам с энтузиазмом продемонстрировала нам, как люди шагали по площади и приветствовали президента на мавзолее. А потом она пила водку. Узнав, что я не пью пиво, она удивилась, что вообще мы делаем в этой стране. Здесь только и делают, что пьют пиво. Этот музей находится недалеко от Лимерика. На мой взгляд, Лимерик — самый неприятный город. Все время шел дождь, настроение было мрачное. Мы бесцельно шлялись по улицам в поисках мягкой игрушки — сказочного человечка Леприкона, которую нам приспичило купить именно здесь. Дождь шел сильный, негде было спрятаться. Все закончилось тем, что мы покинули этот серый дождливый город, так и не ознакомившись с его архитектурными достопримечательностями и так и не купив Леприкона. Наш очередной B&B находился в городе Трали. Если бы не добрые ирландцы, то мы, наверное, ночевали бы на улице. Покатавшись по городу, мы поняли, что совсем заблудились и спросили у прохожих, как найти район города Лоэркэннон, где и находился наш дом. Они долго думали, как лучше объяснить. В конце концов папа-ирландец принял волевое решение и сел к нам в машину, чтобы показать, как доехать. Он объяснил, что ему даже будет ближе. На этом наши мытарства в Трали не кончились. В этом B&B произошел первый прокол. Здесь нас никто не ждал. Имя Фелим Кинахем — так зовут ирландца, который взвалил на себя тяжкий груз по бронированию для нас всех ночевок — хозяйке дома, конечно, что-то говорило, однако деньги не приходили, и комната не была заказана. Мадам с большим подозрением просматривали наши бумажки, в которых однако не содержалось никакой полезной для нее информации, так как это было просто приглашение в Ирландию. Несмотря на это, мадам долго его изучала. Телефонный звонок Фелиму все разъяснил, он отправил деньги или счет (мы так и не поняли) на другой адрес. Таким образом, недоразумение было устранено. На наше счастье у тетушки была еще одна свободная комната. Потом она долго извинялась, утверждая, что бизнес есть бизнес. Мы с ней согласились, и мир был восстановлен. В этом домике мы опять были первыми русскими, которые своим пребыванием вписали новую страницу в историю этого B&B. Еще планируя нашу поездку, мы решили, что не будем подгадывать наш приезд в городок Трали с датами проведения фестиваля «Роза Трали» — конкурса красоты. Но первый день фестиваля пришелся именно на день нашего приезда. Такой случай нельзя было упустить. И мы, хотя и немного уставшие после переезда, но удовлетворенные после разборок с хозяйкой, отправились смотреть, как отмечают фестивали ирландцы. Сначала мы хотели пойти в какой-нибудь паб, тем более, что дочери хозяйки рассказали, где лучше потусоваться. Но потом, приехав в центр города, мы поняли, что то, что нам нужно, происходит на улице. Посередине площади была установлена сцена с рекламой пива «Гиннесс», впрочем «Гиннесс» был везде. На этой сцене профессиональные оркестры по очереди играют ирландскую музыку из разных графств. А на самой площади простые ирландцы танцуют, причем не халтурно, а с приплясами, выделывая ногами такие выкрутасы, парами выстраиваются, расходятся, сходятся… Ведущий или тамада перед началом каждого танца помогает танцующим разобраться с последовательностью поворотиков и всевозможных танцевальных фигур. В целом, это напоминало сцену из фильма «Титаник», где пассажиры третьей палубы танцуют под лихую ирландскую музыку. В общем, есть на что посмотреть. Конечно, это даже интереснее, чем если бы мы пошли на выступление профессиональных танцоров. Очень много пожилых танцующих. Танцы все очень зажигательные, темп высокий, не понятно, как они справляются. Молодежь тоже не отставала, хотя многие предпочитают напиться в пабе. Около сцены мы встретили того ирландца, который показал нам дорогу. Мы еще раз поблагодарили его за помощь. Кто знает, куда бы нас занесло, если не он. По его словам, этот фестиваль — международный. В Трали съезжаются со всего мира молодые девушки ирландского происхождения. Мы дотянули до половины одиннадцатого вечера, у Машки уже «зачинялись» глазки, как сказали бы друзья-украинцы. А веселье было в самом разгаре, хотя был понедельник. Наверное, во время фестиваля никто не работает.

22 августа

С утра мы еще раз проехались через город Трали, только-только просыпавшийся после ночного гудения, и отправились на полуостров Дингл. Накануне наш знакомый ирландец-проводник сообщил нам, что сегодня будет плохая погода, будет дождь. За завтраком наша хозяйка поведала, что дождя не будет, меняется давление, но будет сильный ветер. Хозяйка оказалась права. Ветер действительно был страшный. Сидя в машине, этого, конечно, не ощущалось. Но, заехав в бухту Брэндон, мы ощутили это со всей силой. Ветер сносил, он не давал падать, можно было просто лежать на ветру. Странное чувство, когда стоишь на совершенно пустом пляже, рядом бушует море, и дует ураганный ветер. Вода выносила из моря на берег дохлых крабов. Они валялись по всему пляжу брюшком кверху. Сначала мы долго не могли понять, почему именно так. А потом, прогуливаясь по берегу, мы пугали множество чаек, которые лакомились крабами и выедали их внутренности полностью, оставляя только панцирь. Вместе с нами на пляже развлекались серфингисты. Для них такая погода — большая удача: от берега на таком парусе они улетали, поймав правильный ветер, в считанные секунды. Мы не успевали следить, а они были уже около линии горизонта. Немного позднее приехало семейство с двумя детьми. Детишки залезли в эту холодную воду, правда, в костюмчиках для серфинга, и долго плескались там на досках. Папашка следил за ними с берега, а маман совершила длительную прогулку вдоль берега быстрым шагом. Рядом бежала их собака. Надо заметить, что гуляют ирландцы весьма странно. Они не прогуливаются, а идут быстрым широким шагом, размахивая при этом руками. По дороге на перевал Конор Пасс, мы встретили кибитки, запряженные лошадьми, в которых передвигаются по стране и живут ирландские цыгане. Несколькими днями раньше мы видели их место стоянки, где они стираются, моются, сушат вещички, готовят еду прямо на улице. Чем-то мы были похожи в течение этих двух недель на них. Такой образ жизни для нас, конечно, романтичен, но хорош только на короткий срок. Ирландских цыган называют «тревелерс», от слова «путешествовать». Это потомки тех людей, которых в свое время англичане согнали с их земель и которые не смогли найти себя в том новом мире, который пыталась создать для них Англия. А может быть, не захотели. На перевале Конор Пасс ветер был еще сильнее. Нам даже не удалось подняться на гору, потому что Марью, как самую легкую участницу восхождения, мотало как тростинку. Мы боялись, что ее куда-нибудь унесет. Интересно, каким образом овечкам удается удержаться на ветренных склонах. Нам эта задача оказалась не по зубам. Напряженная борьба с ветром отнимает много сил. Это мы поняли, когда спустились с перевала на другую сторону полуострова, приехали в городок с таким же названием — Дингл — и сели обедать в классном ресторанчике. Тепло и вкуснейшая еда сделали свое дело. Нас разморило, поэтому оставшиеся достопримечательности не были удостоены нашего внимания. Даже морская экскурсия с возможностью увидеть дельфинов нас не прельстила, настораживала фраза на рекламе о том, что «Если вы не увидите дельфинов, деньги возвращаются». В Ирландии все по-честному. Да и не надо. Мы даже — невиданное дело — не пошли в аквариум. Потом прочитали о том, что это большой и известный аквариум. В следующие два дня сокрушались, что Динглский аквариум остался неохваченным. Надо сказать, что осмотр достопримечательностей и пейзажей на полуострове Дингл в целом прошел халтурно. Можно, конечно, свалить все на ветер, хотя и он постарался, но, наверное, сказалась усталость и пресыщение всем увиденным. Главным запоминающимся событием этого дня, был, естественно, Леприкон, которого нам наконец удалось купить в Дингле. Время отдыха после обеда не прошло даром. Мы целенаправленно шлялись по магазинчикам в поисках сувениров и подарочков для многочисленных родственничков и друзей. К вечеру мы добрались до острова Валенчиа Айлэнд. Этот остров находится очень близко от острова Ирландия, поэтому соединен с ним небольшим мостиком. Это одна из самых западных точек Европы. Именно отсюда в начале 20-го века тянули первый телеграфный кабель, связавший Европу и Америку. Телеграф надолго предопределил место работы многих ирландцев, проживавших на острове. В музее мы видели куски этого кабеля, прикрепленные к деревянной дощечке. Этот сувенир можно купить за баснословные деньги, ведь это подлинный кабель, и осталось его очень мало, можно сказать, продаются «последние капли» истории телеграфа. На этом острове наша следующая ночевка, где нас уже долго ждали и переживали, не случилось ли что-нибудь в дороге. Фамилия семейства, приютившего нас сегодня, О'Саливан. Об этом роде говорят, что он якобы произошел от браков смертных с русалками. Еще до отъезда мы читали распечатанные из интернета легенды и мифы об этих русалках и о том, что многие люди потом стали носить такие фамилии. При удобном случае мы поинтересовались об этом у хозяйки, которая и понятия не имела о связи между русалками и фамилией ее мужа. Отбрыкалась тем, что, мол, она урожденная Мерфи, а о легенде надо спросить ее мужа. Именно с этого острова завтра утром мы хотим совершить поездку по океану к острову Скелиг, плыть до которого в одну сторону полтора часа. Остров Скелиг — это скала в 8 милях от берега. Здесь с 6 по 12 века жили монахи, которые хотели быть подальше от суеты мирской жизни, поближе к Богу. Ирландские монахи были, вероятно, приверженцами самого аскетичного образа жизни. Говорят, что на этой скале они жили по одному в маленьких кельях, похожих на пчелиные ульи. Кроме того, на острове многочисленные птичьи базары, которые можно увидеть с воды. Тупики, правда, уже улетели 1 августа в Африку (одна из проживающих в доме дама была там несколько дней назад и беседовала по дороге с лодочником, который написал книгу про пернатых Валенчиа Айлэнд, и, в частности, про тупиков). Но ничего можно и без них, хотя с ними было бы лучше. К нашему величайшему сожалению мы ничего не увидели, не то что тупиков, но вообще ни одной птицы. Мы даже не были на острове. Еще вечером по приезду хозяйка огорчила нас неблагоприятными прогнозами погоды. Ведь в этот день было очень ветрено — мы сами испытали это на своей шкуре на Дингле — ни одна лодка даже не выходила в море. Что будет завтра, поспим — увидим.
Продолжение здесь

| 15.04.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий