Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Индонезия >> Ява >> Ява — Суматра — Бали


Самые низкие цены и специальные предложения на отели Индонезии!

Ява — Суматра — Бали

ИндонезияБалиЯва

Рассказ этот не для конкурса, а для того, чтобы человек собравшийся ехать туда, решил каким способом он будет путешествовать. Мне, в своё время, не удалось найти такого материала. От одних ахов о «Райских островах» толку мало.


Итак, я в Джакарте, в бэкпэкерском районе Джалан Джакса. Устроился в хостеле «Борнео» описанном нашим путешественником водником Лысенко. Стоит где-то 7 долларов, но место паршивое, очень шумное, и я там не спал. На следующий день поменял номер, в который была попытка проникновения. Тогда я был у себя, и просто извинились, сказав об ошибке. Но что это за ошибки, или это индонезийская система в отелях подобного рода, я убедился позднее.
 В Индонезии сразу становишься миллионером. Курс рупии к доллару в аэропорту 1:8900, в городе 1:9000, на Бали 1: 9200. Да ещё могут поломаться, то их серия купюр не устраивает, то ещё что. Хорошо разменял сразу всего 500 долларов, а не 1000, как хотел. Страна-то очень дешёвая.
Около четырёх начинает петь молитвы муэдзин. Страна-то мусульманская. Узнаю пока в турфирмах варианты вылета на Гвинею, расписание поездов в Джогью, и автобусов на Суматру. Надо ещё купить плащ, в чём мне берётся помочь один хелпер, подвезя на машине до универмага. Я, конечно, знал, чем такая помощь заканчивается, но решил посмотреть. Он довёз меня до универмага, а там попросил купить ему какую-нибудь шмотку. Аппетиты его я умерил, и добился того, чтобы сначала найти плащ, а потом купил ему футболку. Но честное слово, быстрее всё это найти самому, а не базарить впустую с этими кадрами.
Вчера купил необходимые карты и, в общем-то, был готов к отъезду. Но приходиться пить такую гадость от малярии, как лариам, и лучше сегодня остаться в городе. Местные, кстати, принимают довольно дешёвое средство Resochin по 1800 рупий за 4 таблетки. Алиев тоже его рекомендовал.
Единственное более-менее интересное место в Джакарте — это национальный музей. Этнографический раздел очень интересен. Обращает на себя внимание экспозиция, посвящённая находкам первого предка человека на земле Индонезии. Ведь кроме африканской теории о происхождении существует и азиатская.
Стал сразу примечать особенности городской жизни. Обычный автобус тут стоит 2000, это где-то 5 рублей. Но есть метро-бас. Это интересная штука. Настоящее метро из-за частых землетрясений не построишь, и придумали альтернативу. Одна полоса проезжей части огорожена поребриком, и по ней имеют право ездить только автобусы. Созданы мини вокзальчики, проход через турникет, стоит где-то 3500. При сумасшедшем трафике, так передвигаться по городу намного быстрее. Видел, как люди ездят на крышах электричек, пригнувшись под самыми проводами.
Приближалось Рождество. В отеле фигурки каких-то идолов были украшены подобием еловых лап. И вот, в мусульманской стране, отмечая христианский праздник, подходит местный, и даёт идолу прикурить. Я был невольным свидетелем, что всё это почитание довольно серьёзно. Вот такая смесь религиозных ритуалов.
Сегодня я понял, что у меня начались проблемы. Перед отъездом подхватил инфекцию, и через 36 часов горло дало о себе знать. Учитывая, что город сильно загазован, да ещё жара и влажность, эта болезнь мало приятная штука. Ведь впереди дорога на Суматру. В парке на площади Мердека есть специальные дорожки, выложенные камнями, поставленными на ребро. Это так хорошо разминает суставчики и воздействует на рецепторы. Может хоть это поможет?
Взял билет на самый лучший автобус до Бандар Лампунга за 135000 рупий. Для местных — это очень большая цена. Такие автобусы ходят с телевизором, туалетом, кондиционером, и небольшим завтраком. Есть варианты, когда дают талон на обед в ресторанчик. Стоимость паромной переправы включена. Но я не удержался и вылез из прохладного салона, чтобы посмотреть на пролив между яванским городком Мераком и суматранским Бакаухени.
 В салоне парома накурено и душно, лучше стоять на палубе. У местных мальчишек тут развлечение — вцепиться в отходящий паром и плыть с ним. Не бояться попасть под винты. Через 7 часов удовольствие кончилось и я, выйдя на автовокзале, подвергся навязчивому вниманию. Все орали «Хелло мистер!». И это в центре провинции, что же будет в глубинке? Это «Хелло мистер!» меня преследовало всю Индонезию.
Конечно белые бразильские шорты сразу бросаются в глаза, и спокойствия не жди. Приобретя билет за 36000 рупий на следующие 8 часов езды до посёлка Круи, я понял, что каждый час езды на автобусе эконом класса стоит примерно 10 рублей! Но это надо пережить. Однако не буду спешить, и пока расскажу, как меня лечили.
Один местный узнав, что я из России пришёл в восторг, и после общения, увидел, что я развожу фурацилин. Он оказался каким-то местным лекарем с методами нетрадиционной медицины. Что-то вроде филиппинского хиллера, только на индонезийский лад. Попав неожиданно под его влияние, я стянул футболку, и вытерпел не малую боль, когда всю спину и плечи исполосовали кровавыми полосами. Я пытался возражать, что от таких процедур на смогу надеть рюкзак, но он втёр какой-то бальзам, можно сказать прямо в кровь. Кстати, ни заражения и дискомфорта я почему-то не перенёс. И, что говорить, жизнь во мне как бы возродилась. Следующие пару часов я был как заново родившийся, забыв о болезни. Излишне говорить, что как лечат «белого мистера» сбежалась вся округа. И если бы не дальнейший ужас дороги, то может, и поправился совсем.
А теперь о том, что из себя представляют местные автобусы эконом класса, пока на Суматре. Он никогда не отойдёт вовремя, а только с сорокаминутным опозданием. Салон набивается битком. Мне сразу уступают место получше в первом ряду. Самыми хорошими считаются места рядом с водителем, там можно вытянуть ноги, но зато под тобой пышущий жаром двигатель. Креслица маленькие, колени некуда девать, а ещё и приступка над колесом. В общем, сидел, скрючившись, с рюкзаком на коленях, зато форточка была рядом. Это немаловажно, так как в автобусах курят. По моему мнению, лучший ряд — это второй. Там не так тряско, жарко, и относительно свободно.
Водители вовсе не спешат. Всё куда-то заезжают по своим делам, а с меня во всю течёт. Повесил полотенце и в него сморкаюсь. Голова немеет. Сначала было не удобно пред соседями, но им всё по фиг. Они обкуривают дымом даже грудного ребёнка, и это притом, что и так жара и духота. Верхний люк не открывается.
На заправке пробиваем колесо и задерживаемся часа на полтора. У водителей даже нет фонаря, чтобы достать инструмент. Я им подсвечиваю своим. А если бы это случилось ночью в горах? Полное раздолбайство. Недаром так много тонет паромов и разбивается машин в этой стране. К концу путешествия я уже сбился со счета, сколько видел опрокинутых машин, в том числе и двух сбитых людей.
Наконец автобус добрался до ночных гор, и пробилась сквозь облака луна. Так мы и ныряли, то в туман, где лучи фар еле пробивали до ближайшего поворота, то до тошноты крутились по очень извилистым дорогам. Джунгли Суматры таинственно нависали над автобусом. Иногда встречались экзотические знаки в виде слона. Действительно, здесь, в национальном парке Селатан, живут самые маленькие слоны в мире, есть и суматранский тигр. Я забыл про усталость и сон, и всё вглядывался в этом мир.
 В пять утра, совершенно никакой, не спавший последние четыре ночи, я вписался в отель и упал в койку. Шёл дождь, можно никуда не спешить, главное придти в себя. Выбрался к вечеру и, преодолевая крики толпы, купил дуриан и отведал индонезийского сала. Так здесь называют фрукт в коричневой кожуре с белыми нежными дольками. Надо сказать, что и то и другое я пробовал раньше в Таиланде и Малайзии. Здесь по вкусовым качествам почему-то все фрукты проигрывают. А про арбузы и виноград и говорить нечего. (Виноград пробовал на Бали).
Немного оклемавшись начал исследовать окрестности. Перед этим пришлось сделать ксерокопию паспорта для регистрации в полиции. Сначала выбрался к бухте, из которой рыбаки уходят в море за уловом. Они с удовольствием позируют перед камерой, держа в руках длинных серебристых рыб, очень похожих на барракуду. Несметные полчища крабов оккупировали мол отделяющий океан от бухты. Помахивая клешнями, они невольно отступают передо мной.
Оставив вещи о гостинице, иду вдоль берега налегке. Олив кончается, и последние собиратели даров моря уходят с мелководья. Берег становиться безлюднее, пока километрах в пяти к югу от посёлка я не нашёл местечко для отдыха среди тенистых старых деревьев. Можно теперь всё скинуть и осуществить то, о чём мечтал. Нахожу естественные ванны-углубления и с удовольствием ложусь в солёную воду океана. Маленькие осьминожки усеяли всё дно, но совершенно не мешают. Тут вода чуть прохладнее, а у берега она доходит до сорока градусов. То есть реально можно принять горячую ванну. В нескольких сотнях метров, на границе рифа бушует прибой. Хорошие волны — «мечта серфингиста» разрушаются там, не доходя до берега. Серферы и съезжаются сюда в сезон.
Побережье национального парка занимает так называемый агрофорест. Это лес с составом пород приносящих людям плоды. Иногда это ухоженные участки кокосовых рощ, иногда просто диких лес с многочисленными деревьями в подлеске. Найдя пару кокосов, я утолил жажду. Это единственный реальный эффект. Само молочко довольно противное.
Прикинув остатки воды для возвращения выбрался по тропинке в кампунг. Так по-малайски называют деревни. Человек с обезьяной на верёвочке подсказал мне дорогу в Круи. Я решил возвращаться лесом. Но был уже полдень, то есть самое пекло, когда даже местные прячутся в тени. Солнце печёт нещадно почти из зенита. Раскрыл свой зонт с логотипом Монте-Карло, купленный ещё там от дождя, и хоть это немного спасает.
Теперь всё-таки придётся описать, какой фурор вызывает появление белого человека, да ещё в таком виде. Ни один, ни пропустит тебя, что бы ни крикнуть «Здравствуй господин!», «Куда ты идёшь?», «Как дела?». И если продолжить диалог, то «Как тебя зовут?» и от мальчишек — «Дай денег». Пока есть силы, и настроение отвечаешь, потом поднимаешь руку, улыбнувшись, потом просто киваешь, и, в конце концов, ни как не реагируешь. Кажется, что все двести миллионов жителей страны должны с тобой поздороваться.
Они не представляют, как бы они отвечали на такое количество приветствий. Уж такое здесь воспитание. Это всё-таки лучше, чем, если бы хватали за руки, как в Индии, или пытались убить с целью добычи, как в Кении. А ведь люди живут и здесь бедно. Соблазн может быть велик.
А пока иду по дороге, слушая приветственные клаксоны машин и мотоциклов, которые чуть не наезжают на тебя. Вот раздаётся истошный визг, и очередная партия детей надрываясь бежит за тобой. И не ответить жалко, но силы на пределе. Излишне говорить, что я полностью мокрый от пота. Да ещё болезнь не прошла. Когда поравнялся со школой, где кончились занятия, думал мне придёт конец. Огромная толпа запрудила дорогу. Ничего — выжил. Вернулся в отель с ознобом. Ещё чуть-чуть и был бы тепловой удар. Зато такие вылазки дают представление о собственных возможностях и предельных нагрузках. Я ведь мог просто доехать, остановив любую машину.
Под душем кое-как отошёл. А вечером разразилась сильнейшая гроза часа на четыре. Море воды обрушилось на землю. Улица превратилась в реку и вода уже почти захлестнула отель. Позднее, на выезде из страны я прочитал, что на Суматре от ливней даже были жертвы. Мне-то казалось, что так и надо — «сезон дождей».
Непередаваемое удовольствие — лежать и дремать в тёплой воде океана у самого берега. Вода закрывает уши и ты отрешаешься от мира земли слушая шорохи океана. По отмелям бродят цапли. По пальмам прыгают обезьяны с длинными хвостами. После набега на кокосовые плантации такого прайда уже не найдёшь целого ореха. На земле валяется только вскрытые и выпитые. Обезьяны очень осторожны, близко не подпускают, но с любопытством рассматривают тебя. Я в бинокль тоже наблюдал за их заботами, кормлением и гигиеническим процедурам.
Гуляя вдоль берега, рассматриваю для коллекции ракушки и крабов, выброшенных приливом. Чуть отойдя в лес вспугнул длинную тонкую змею, очень быстро мелькнувшую в камнях. Передвигаться по джунглям конечно лучше в армейских ботинках и брюках с двойной тканью. Так можно себя хоть как-то обезопасить от порезов острыми растениями и укусов змей. Шлёпанцы и шорты здесь совершенно не уместны. И если со спецодеждой у меня всё в порядке, то ботинки везде таскать тяжело, и ограничился только лёгкими сетчатыми кроссовками фирмы «Columbia» прошедшими со мной и Россию и Канаду.
Весь берег поделён между жителями окрестных деревень, чьи дома прячутся в глубине леса. Каждый из них выходит на свой участок моря для ловли и сбора морепродуктов. С одним из таких я разговорился и посмотрел его улов. Он выслеживал стаи мальков и накидывал на них мелкую сеть. Даже это шло в питание. Жить-то как-то надо.
Устраиваться на ночлег здесь надо с осторожностью. Гамак с пологом просто так не подвесишь. Если деревья с необычными утолщениями, то гарантия, что тебя атакуют муравьи. Нашёл заброшенный навес на сваях под пальмовыми листьями. Рядом чаша колодца. Подвесил гамак там. Сегодня дождь занудил необычно рано, с обеда. Зато не палило солнце а дождик совершенно тёплый.
С 18—30 по 5—30 в джунглях абсолютная темнота. Вечером вспыхивают блуждающие огни светлячков. Лес наполняется ночными вздохами и шорохами. Падают тяжёлые пальмовые ветви. Летают мыши, кто-то шуршит на крыше. Чуть светает, когда появляется луна в сказочном сумраке джунглей.
Утром встаю совершенно больным. Лёгкие забиты водой. Влажность стопроцентная и ничего не высохло. Ещё только еле рассвело, а ловцы уже вышли на охоту. Потом они мне показывали лобстера.
Прошёл ещё южнее, в сторону посёлка Биха. Тут рифов нет, и сильные волны бьют прямо в берег. Течение такое, что лучше не лезть купаться. Нет, не потянуть мне видно в этот раз серьёзный рейд в джунгли. В одной из деревень, набирая воды, утопил в колодце свои чёрные очки. Кому-то подарок.
 В отеле оставил сумку с кинокамерой, чтобы не таскать её с собой по рынку. Деньги у меня и так распиханы по четырём местам, а тут ещё решил разделить пополам толстую пачку местных купюр, спрятав часть в рюкзак. Вернувшись, удивился открытой двери, но замок и прежде плохо закрывался, так что подумал на свою оплошность. Вроде всё нормально, камера в сумке и карточка целые. Позднее выяснилось, что местные «обезьяны» узнав, что я завтра уезжаю, украли деньги, не взяв больше ничего, чтобы в глаза не бросилось сразу. Можно грешить на соседей, но, скорее всего это прислуга отельчика. Украдено было 200 долларов в местной валюте. Переборщил я с распихиванием, увеличив вероятность кражи в 5 раз. Да, и говорить, что завтра уезжаешь, никогда не стоит. Это ещё даст о себе знать.
Пока же я безмятежно покупал рамбутан по смешной цене 2 рубля 50 копеек за полкило, салак по 12 рублей за килограмм. Прогулялся по чёрному песку к северу от Круи. Из облаков то появлялась, то исчезала огромная гора почти в 3000 метров высотой. В бухте штиль, и мне что-то так расхотелось уезжать. Зря не остался. Очень хочется скрыться от такого навязчивого внимания где-нибудь в горах. А так, пришлось уже вечером обедать у парома под взглядами пялившихся на тебя в упор чудаков, да ещё глупо посмеивающихся.
Заплатив доллар за паром на Яву, устроился спать на пару часов на верхней палубе. С лёгким ветерком было очень комфортно, жаль не долго. Досыпать пришлось уже на той стороне в терминале, заплатив 5000 рупий за место с циновкой и подушкой.
От парома в Мераке до портового автовокзала Priok в Джакарте на автобусе с кондишеном можно доехать за 16000. То есть в сумме за всю дорогу в три раза дешевле, чем я ехал туда без пересадки. Тут только я и обнаружил пропажу денег на билет до Биака. А потом оказалось, что, не смотря на договоренность, моя бронь аннулирована и больше мест нет. Можно улететь на Гвинею за бόльшие деньги, но из-за наступающих рождественских каникул нет гарантии вернуться вовремя обратно.
 В глубине дворов нахожу хостел за 3 доллара, бросаю вещи и иду гулять по вечернему городу. А по большому счёту, просто ем разные вкусности продающиеся с лотков. Джакарта — гнусный город. В прямом смысле, потому что ни где так не жрали комары, как здесь. Кусают они не заметно, но красная сыпь остаётся надолго. Исхитрился натянуть полог гамака, чтобы хоть в духоте, но спать спокойно.
Теперь надо посмотреть, что представляют собой индонезийские поезда. Билет до Джогьи в эконом класс мне не продают, но с удовольствием еду за 170000 рупий первым классом. Это наиболее комфортный и скоростной вид транспорта, но и самый дорогой. За окном рисовые поля с трудягами крестьянами в конусовидных шляпах.
Через 8 часов прибыл в Джогьякарту, а через полчаса имел уже отличный дабл всего за 25000, тур на завтра в Бурубудур и Промбанан за 60000, накупил фруктов и был просвещен о местной культурной программе. На художественной выставке произведений батика, мастер мне показал, как наносится воск и маслёнки на те участки орнамента, которые пока не подлежат окраске. Остальная ткань пропитывается красителем, и так поэтапно по каждому цвету.
Вчерашние эксперименты с едой не прошли даром. Желудок на грани возможности усвоения чего-либо. Но когда с рассветом в шесть утра мы приехали на микроавтобусе в Бурубудур, всё забылось. Ведь это моё любимое время. Никого ещё нет, а шесть человек уж как-нибудь не помешают друг другу. Чтобы больше не отвлекаться, замечу, что вход в Бурубудур и Промбанан эквивалентен по стоимости 10—11 долларам. У сопровождающего гида можно купить чуть дешевле за 85000—95000 рупий.
Древний буддийский храм окружён горами укутанными туманом. Ещё с первым намазом начался дождь, но теперь небольшой перерыв. Через решётчатые ступы видны обезглавленные статуи Будды. Но есть и полностью совершенные. Они взирают в тишине и умиротворении на этот Мир с девятого века. Я сел в нишу, чтобы укрыться от начинающегося дождика. Кто-то ходит кругами читая мантры. Потом я ещё долго всматривался в барельефы изображающие интересные сценки из жизни того времени. Как я тогда надеялся, что всё это покажу дома. Ведь сувениры и проспекты здесь совсем безликие, и даже за дёшево их брать не имеет смысла. Купил пару костяных ложек из практических соображений, и диск с традиционной индонезийской музыкой.
Посетив ещё храм у широкого раскидистого дерева Будды, мы добрались и до индуистского храма Промбанан. И впрямь, издали его башни напоминают несколько бананов. Но вот детальнее рассмотреть никого не пускают, и это разочаровывает. Тут уже разразилась настоящая гроза с ливнем. Ну, а мы, перекусив, едем с комфортом домой. Это тот случай, когда обращение к услугам фирмы полностью себя оправдывает. С автовокзала ходят автобусы, но добираться туда на «четвёрке» из района Малиборо далеко.
Пока едешь можно наблюдать интереснейшую натуру. То рикша везёт прямо-таки молодую юную принцессу всю в белом и читающую книжку, то дорогу переходит аскет у которого, по-моему, волосы вплетены в ходули. Позднее видел и абсолютно голых людей идущих по середине улицы. Неверное это полное счастье, не иметь ничего, не стыдиться никого, не волноваться за кров и пищу.
Вечером жизнь кипит на Malioboro. Торгуют дешёвыми вещами, фруктами. Большой соблазн купить, но таскать с собой не хочется. Остаток вечера я провёл на террасе номера за бутылочкой местного пива «Bintang». Билет из Джогьи до Джаяпуры достать не удалось, поэтому взял билет на автобус Баньюванги, где есть паром на Бали. Поэтому очень довольный увиденным за день сидел в этот вечер допоздна.
Вчера, предварительно расплатившись с хозяевами отеля, чтобы не будить утром, я спрятал сумку с деньгами и камерой под кровать и ушёл на последнюю прогулку. А сегодня схватил её в последний момент, и только по прошествии часа увидев красоту курившегося вулкана Мерапи, решил его снять. А камеры-то нет! Выпасли вчера сволочи. Там ведь каждый твой проход под контролем, и как только увидели, что вышел без сумки, да ещё завтра должен уехать, так и обокрали. Ни денег, ничего больше не взяли. Тактика та же, главное чтобы сразу не заметил пропажу.
О камере у меня было предчувствие ещё дома. Решив, что не жалко взял её, а не фото. Когда-то она стоила 1000 баксов, зато теперь могу спокойно перейти через два поколения видеотехники. Брать уже не DVD, а с хард диском.
Мы ходим, не замечая иногда среди блистающих витрин протянутой руки просящего. Но Бог всё видит, и забирает многократно. Кушать-то бедному населению надо. Только вряд ли к ним отнесёшь работников отеля. Они ещё при мне подходили к комнате, но я был дома и вспугнул. Идёт ли таким людям ворованное впрок?
Фильма нет, вот что главное. С трудом заставляю себя не прервать путешествие уже сейчас. О Гвинее теперь уже не может быть и речи.
 В фирме по продаже билетов тоже надули. Подсадили в автобус до Сурабайи, а потом в эконом класс до Проболингго, и в третий раз передали с рук на руки уже до конца. Во-первых, только первый был с кондиционером, в остальных пытались опять содрать денег, но были посланы подальше. Я ведь видел разговор кондукторов. Сколько они передавали денег за мой транзит, не известно. Хорошо, что я, предчувствуя недоброе, уже сразу потребовал вернуть корешок квитанции из турфирмы, и на этой «филькиной грамоте» уже сам написал уплаченную цену.
Мало того, что ворьё, жульё испортило настроение, так ещё назойливые торгаши чуть не в морду суют всякую снедь и барахло. Даже в первоклассном автобусе, где ехало всего пару человек, набилось с два десятка торговцев. И если 8 часов до Сурабайи прошли ещё ничего, то следующие 9 одуревал от духоты, табачного дыма, выхлопных газов пробок, воплей идущих сплошным потоком по салону попрошаек, музыкантов, торгашей. Футболка — хоть выжимай, под тобой чуть не лужа. Надо терпеть раз влип, в прямом и переносном смысле.
Такое ощущение, что провинция Ява Тимур сплошь застроена. Очень угнетающая обстановка. Только от Джогьи до Сурабайи местами можно было полюбоваться на рисовые чеки, и даже леса.
Время было позднее и сил преодолевать пролив уже не осталось. Нашёл какой-то отельчик, где за 35000 мне предоставили комнату с душем и завтраком. Я уже был и на это согласен, не смотря на то, что хозяин тут же у порога сблевал.
Читая всю эту дрянь, любой хитчхайкер скажет, что у парня с головой не в порядке, платить деньги за самоистязание. Но, если угодно, я ехал общественным транспортом для того, чтобы оценить его, и не пересказывать водиле попутки в сотый раз свою биографию. Но всему есть предел. Хватит, перехожу по старой привычке на автостоп.
От автовокзала до парома в Гилиманук ходит маршрутка за 3000 рупий. Сам паром стоит 5000. Из паромов целая очередь к нескольким причалам. И вот я уже легко покачиваюсь в море, любуясь остающимися позади громадами вулканов Явы. Если на Суматру плыть два часа, то тут где-то час.
Прямо на пароме договариваюсь с водителями о подвозе по северной дороге острова Бали. Большинство машин идут на юг, но кто на север, тот не отказывает. Выбрал наиболее комфортное легковое авто, поблагодарив остальных. Мужик, даже не спрашивая меня о нужде, которой не было, завёз в кафе и заказал два обеда за его счёт. Ну, это для автостопа нормально. От него я узнал, где лучшие места для отдыха на побережье и для входа в национальный парк, а так же, где найти недорогой, но приемлемый отель.
Ехать в места массовых лежбищ белых я принципиально не хотел. До сих пор очень скептически относился к Бали, и хорошо, что сейчас эта оценка развеялась.
По двум пунктам моей обычной программы: популяризация гостеприимства народов Мира и безопасность одиночных путешествий всё ясно, то по третьему: доступность национальных парков скажу следующее. И в Селатане и здесь в парке Бали, отсутствуют нормальные карты или схемы для приезжих. Зато навязывается весьма не дешёвый сервис сопровождения и кормления. Информационное обеспечение безобразное. Если на Суматре я сам, кое-как достал ксерокопию карты парка, то здесь и этого не было. Пришлось довольствоваться картой острова Бали.
 В бухте Лабуан Лабанг узнал у работников парка расценки. Вход 20000. Поездка на остров Меджанган для снорклинга на 4 часа — от 100000 до 390000 в зависимости от количества человек. Двухчасовой дайвинг стоит 95 долларов, но можно и за 80. Дайвклубов в посёлках достаточно.
Я пока прошёлся по побережью, подыскал укромный пляжик среди мангровых зарослей и предался купанию и отдыху в тени деревьев. В бинокль хорошо проглядывалось побережье парка. Это уже не джунгли, а засушливые склоны с негустой растительностью субтропиков, и длинные полоски пляжей.
Пока я наблюдал за цаплями, за мной пристально следила целая банда мартышек.Хватит с меня ограблений. Прежде чем идти купаться спрятал куртку с документами и сумку в рюкзак. Сразу такую тяжесть не утащишь. Это себя оправдало. Когда вылез, то увидел откинутую бутылку, да и в рюкзаке хотели покопаться. Лови потом их по манграм. Это густое переплетение корней деревьев до полутора метров высоты, а внизу чёрная жижа. Фактически непроходимое место.
Вдоволь накупавшись в горячей воде, поговорил с ловцом рыб, бредущим по грудь в море. На нём не только одежда, но и маска, полностью закрывающая лицо. Улов составил несколько разноцветных рыбёшек.
 В три часа стало ясно, что собирается мощная гроза. Я решил не ночевать в манграх, а добраться до Пулаки, где есть рекомендуемый отель. Первая же машина была застоплена, а водитель, не взирая на пассажиров в кузове, провёз меня до места назначения, хотя сами они ехали значительно ближе.
То, что Бали — это не Индонезия, мне было ясно не только из рассказа водителя. Сам сразу почувствовал разницу. Индусы, в основном проживающие на этом острове, не любят муслимов. Ведь это они взорвали бомбы пару лет назад, убив массу туристов. Полиция с трепетом относится к безопасности каждого туриста, и проверяет документы на въезд у всех, кроме тебя. При перевозе пассажира иностранца дают знак соблюдать его безопасность, пристёгивая ремни.
Только я устроился в отеле «Segarabukit» за 80000, как начался дождь. Место спокойное, вдали от дороги. В океан не полезешь, зато есть бассейн с пресной водой в окружении кокосовых пальм и банановых деревьев. Кругом яркие цветы, плавающие даже в воде. Бьёт фонтанчик. Вечерние огни превращают всю это тропическую красоту в сказку, которую любят показывать в рекламных проспектах курортов. Номер представляет отдельный коттедж или спаренный из двух, с террасой. Огромная душевая, стилизованная под грот, две просторные кровати с пологами. Это то, что мне и нужно просто для отдыха. Только в первый день здесь было человек 6, а потом я жил один, пока не подъехала ещё пара.
Местное население живёт разведением рыб в бассейнах и мидий на плантациях в океане. В огороде растёт всё, что не воткнёшь. Банановые плантации, виноградники, хлебное дерево. Для иностранца цена на всё одна — 5000 рупий за килограмм.
Очень сладок фрукт, по форме напоминающий сливу, по величине яблоко, по структуре мякоти грушу. Внутри чёрная косточка.
Иду в горы, там, где находится индуистский храм. Крестьяне всё что-то собирают, перетирают. До храма километра 3. Тут начинаются леса. В темпле, судя по всему, проводятся религиозные обряды и свадьбы. Стоит трон для двоих. Чуть дальше, в низине, где бьёт ключ площадка для кремаций. И с этого ручья потом берут воду все живущие вплоть до моря. Тут же какая-то узкая пещера задрапированная белой материей. Как будто вход в подземный мир.
Лес сразу даёт ощущение чего-то близкого, родного. Тут я в своей тарелке. Порхают крупные бабочки, тропу перебегают ящерицы и даже шустрые тонкие змеи. Попадаешь в облако то одного, то другого аромата. Иногда явно пахнет какой-то знакомой специей. Ведь это же острова пряностей, которые с древности шли в Европу отсюда на колониальных судах.
Двигаюсь осторожно, спокойствие обманчиво. Явственные запахи зверя отмечают его тропу. В такой пестроте трудно заметить полосатых серо-коричневых змей, если они сами не будут спасаться. В воде видны жирные толстые пиявки. Встретил сборщиков хвороста. Заночевать бы здесь, но сегодня у сына День рождения и надо дозвониться.
После обеда разразилась мощная гроза, и лило до самого вечера. А я отмечал праздник за ужином у моря при свечах.
За 250000 меня, и, ещё по пути, голландца и австрийца забрал микроавтобус, доставив сначала в дайвинг центр, а потом в уютную бухту. Отсюда на катере мы стартовали к острову Меджанган. По отзывам дайверов, тут лучший дайвинг и снорклинг чем на юге. Места охраняются и оберегаются. Островок выглядит скупо. Растительность сухая, есть пара храмов, но тем контрастней тот мир, который скрывает толща воды.
Ты вдруг превращаешься в птицу, парящую над голубой бездной. Мелководье рифа с «огурцами», разноцветной мелочью скоро кончается и начинается стена. Нет — это не что-то прямое, это архитектура из фантастических фильмов со взлётными площадками, извилистыми пещерами, невообразимыми формами кораллов. Цвета ярчайшие, рыбы изумительно красивы. То горбатые, то рогатые, то носатые. Чуть глубже замела с хищным оскалом семидесятисантиметровая рыбина. У дна пещер притёрлась ещё одна, величиной уже с подростка.
Рыбы дразнят тебя, но коснуться ни кто не даст, при приближении сразу увильнут. Фиолетовые зевы раковин начинают прикрываться, когда ты над ними. Какие-то щупальца наоборот заманчиво колышутся, но только тронь. Вдруг можно столкнуться с густым потоком рыбёшек, но ни одна не заденет. Четыре часа восторга, четыре часа другой жизни.
По такому случаю сегодня даже дождь не состоялся. И остаток вечера я блаженствовал на топчане у бассейна, наслаждаясь прелестью наступающей ночи. Были сегодня ещё и петушиные бои, и посещение храма обезьян. Но там ничего не посмотришь. За 5 долларов дадут войти и дальше не пустят.
День был идеален, без проблем. Сегодня я, может, впервые почувствовал, что не зря приехал сюда. Зимнее солнцестояние на Бали запомниться навсегда. Но запомниться и другое. Прошла неделя с этого дня, и сейчас я совершенно больной, делая ошибки, пишу эти воспоминания, и вынужден их прервать, так как отправляют в больницу Боткина. 4 дня не сбить температуру и не поставить диагноз. Где встречу новый год, неизвестно.
…………………………………………………..
Продолжим, тем более что ощущения одни и те же. Первая машина не взяла. Автобус принципиально не стал тормозить, хотя он хотел остановиться. Мужик увидел это, подъехал и предложил подвести до самого парома! И мне бы дураку не дёргаться, а ехать оставшиеся дни спокойно автостопом через Яву, так нет, решил на автобусе, чтобы улететь пораньше. Уж больно нет настроения путешествовать дальше по Индонезии.
Спрашиваю у водилы маршрутки, доедет ли он до автовокзала. Тот подтверждает, а потом везёт в другую сторону. Я ведь ехал уже этой дорогой. Только, думаю, может маршрут такой. Но у этой…… маршрут нужный. Ему главное деньги взять. А потом показывает на другую маршрутку, которой столько же плати. Там я эмоции не сдержал. Потом и третий отвёз не на «бас терминал», а опять……. подсадив в какой-то автобус на улице.
После разбирательств водитель межгорода пытался меня убедить, что я уеду в Джакарту с Джамбера, и не стоит мне искать автобус до Сурабайи идущий вдоль моря. Опять же им главное получить пассажира, для того они и стоят, а потом платят бакшиш тем, кто подкидывает пассажира. Сам видел. С Джамбера я конечно бы уехал, но только не сегодня, но для них это значения не имело.
А пока едем горной дорогой, где на каждом повороте стоит нищий и просит денег. Зато в этих местах прекрасные сосновые рощи, и красивые виды на вулканы. Как я уже говорил, с Джамбера сегодня не уехать, и опять еду на Сурабайю. И опять автобус то ломается, то попадает в мелкую аварию, а потом в полную жопу в пробках. Запомнились только огромные развалы рамбутана, хлебного дерева. Вторую половину дня лил дождь. Итог: опоздание к поезду, и перспектива добираться сутки автобусом до столицы. А началось со лжи одного гавнюка у парома.
Делать нечего, беру билет, то есть, нет. Целая толпа дармоедов бегает за мной пытаясь впихнуть в автобус. Убеждая, что он вот-вот отойдёт. Но пока автобус не заполниться полностью, он никуда не уйдёт. Это «вот-вот» продолжалось 4,5 часа. Общая стоимость расходов на проезд от парома до Джакарты 265000 рупий.
С рассвета смотрю влево, где крестьяне уже в полях, или вправо, где плещет море. В устьях рек стоят рыбацкие баркасы. В каналах моются, стирают женщины. На заднице уже мозоль. Один сопливый, севший напротив, сменил другого, а потом, как добивающий удар — садиться третий больной прямо ко мне. Всё это не может происходить случайно. Не могут три снаряда просто так попасть в одну лунку. Это наказание! Результат — Боткинская больница и ещё не конец. Я до сих пор не выйду из ощущения, что путешествие в Индонезию кончилось. Оно всё ещё преследует меня.
Опять разразился ливень, но к счастью, прибыли в Джакарту без дождя. С автобусного терминала Pulo Gadung к Джалан Джаксе ходит 507 автобус. От вокзала Гамбир до аэропорта можно доехать на автобусе за 15000 рупий, но они очень рано перестают ходить.
Я всё-таки успел до времени закрытия офиса катарцев, но только сегодня у них выходной. Ладно, не впервой пробиваться с вылетом. Поторговавшись с таксистом еду за 70000. Даже если не улечу, переночую там, а завтра в Богор, и на вулкан. До 28 будет, чем заняться. Однако милая девушка в аэропорту улаживает мои проблемы, пуская меня на ожидание подсадки. То, что мест нет, я давно знал. Едут в Сингапур, едут на хадж. До Дохи всё забито. Но какая-то японка из группы забыла паспорт, и её оставили. Мне её очень жаль. Может и не на её место я сел, но вела она себя по-восточному выдержанно. После обнаружения случившегося она застыла по стойке смирно посреди зала и стояла без эмоций, пока ей не сказали сесть к стене, а потом не увели. Вот это выдержка, вера, что всё предрешено! Ни единого телодвижения, чтобы что-то самой исправить, попросить, предпринять.
Я, конечно, доплатил за обмен 75 долларов, но, улетая, подарил индонезийке работавшей с моими документами рождественский подарок — русскую куклу ручной работы.
…………………….

30.12.06г.





Автор Jak

| 04.01.2007 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий