Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Гондурас >> Спокойный Гондурас


Забронируй отель в Гондурасе по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Спокойный Гондурас

Гондурас

Гондурас — это не название хронической болезни, это «глубинные места» по-испански.

Если пользоваться той — мной изобретенной — картой, где с одной стороны Куба, а с другой Коста-Рика, то Гондурас будет где-то посередине. Ни то, ни се. Так же, как и в Коста-Рике, там большие проблемы с сельским хозяйством, а именно — два города, столица Тегусигальпа и Сан Педро Сула, и окультуренная площадь возле них, а остальное все сельва. Но при этом иностранцев не густо — место это их отпугивает, с тех пор, как американцы насадили «конрас» — для войны с Никарагуа, вооружили их, и теперь местные крепко чешут репы — думают, как им жить дальше? Ведь их борьбу с Никарагуа больше никто не оплачивает…В общем, медвежью услугу оказали штаты этой стране, и теперь она борется с Никарагуа за право называться самой бедной в регионе.

Нельзя сказать, какая из этнических общин преобладает в Гондурасе. А их в Центральной Америке, как и в Южной, всего три:

Первые — это креолы ( криойа — по исп.) Ни в коем случае не стоит думать, что креолы — это негры с цветастыми платками на головах. Как раз не негры. Это потомки испанцев, очень щепетильно относящиеся к расовой чистоте. Они ярые католики, ревностные приверженцы всего испанского, пытаются говорить на правильном «кастилльском» испанском — то есть самым непонятном для русского, с чуждыми звуками «мягким р» и «английским с». И почему-то они бейсбол если и не предпочитают футболу, то ценят наравне. Креолы составляют большинство населения Кубы, Коста-Рики и Никарагуа. ( Пусть не смущает изобилие негров на улицах Гаваны — они все с побережья, об этом я скажу ниже).

Вторая группа — индейцы. Все понятно. Они тяготеют к народным корням, по-испански они все говорят, и весьма разборчиво для слуха иностранца, так для них самих испанский — не родной, а второй язык. Между собой они предпочитают общаться на майа — если они майа, а если не майа, то говорят на смеси испанского и науаль, которая называется «скрытый науаль». «Науаль» — «науатль» — язык ацтеков. Ацтеки, как известно, были в Мексике. Почему же так далеко забрался этот язык? Самая распространенная версия, что испанцы, первые покончившие с ацтекским Моктесумой, для покорения всей остальной Центральной Америки использовали ацтеков как посредников, которые и обозвали всю Америку на свой лад. Никарагуа, Манагуа, Тегусигальпа ( это тоже не болезнь, а — столица Гондураса), Копан — это все науаль. Науаль — «велик и могуч». Мы тоже на нем говорим, когда произносим «авокадо, томат, шоколад…» — ацтеки говорили так же, только в конце прищелкивали языком — «тль» (а вот «какао» — это тот же шоколад, но уже на языке майа). И лихой рассказчик, что после поездки в Мехико написал статью «Кецалькоатль — пернатый член», тоже, получается, говорил на науаль! Если креолов больше в южных центрально американских странах, то индейцы преобладают в Мексике и в Гватемале. Будучи в Мексике, в Мехико-сити, я никак не мог понять: где все белые, которые сплошь и рядом в мексиканских телесериалах? Выходит дело, все белые поголовно заняты в съемках телесериалов и в правительстве. В Гватемале же их еще меньше, потому что сериалов гватемальских нет, да и правительство в Гватемале существует лишь номинально.

Ну и последняя, третья, часть — негры. Обычные негры, которые играют в баскетбол и говорят «мазафака». В разных странах Центральной Америки они называются «гарифуна», еще как, но суть их одна — негры. Они и в Африке негры. В Центральной Америке они делают тоже самое: говорят по-английски с негритянским акцентом, в воскресенье идут не в католическую, а в какую угодно церкви — методистскую, адвентистскую и т.п., где танцуют, поют и хлопают в ладоши. Негры живут исключительно на океанском побережье ( на Кубе они тоже изначально проживали на побережье, но бурный революционные события как следуют перетрясли население).

Я не раз задавался вопросом: почему негров тянет к берегу моря? Они не морской народ! Поэтому среди них много бегунов и нет пловцов. Из них вообще мало кто умеет плавать, в основном, они зайдут в воду и плещутся у бережка, волной качает их головы, как головки спичек. Так почему же? Теперь я, кажется, знаю ответ на вопрос. В тех местах на берег каждый год обрушивается ураган, который сметает нафиг все. Эта же публика переждет, воткнет четыре палочки, покроет их пальмовыми листьями и живет дальше, до следующего урагана. Так только негры могут.

Вот такие группы различаются в Центральной Америке. Конечно, границы их не четкие. Например, индейцы охотно мешаются с креолами и потом считают себя креолами. Самая устойчивая группа — негры. Если с негром даже смешаешься, то потомки неграми так и останутся на всю жизнь!

Так вот, если можно сказать, что креолы — это юг: Куба, Коста-Рика, Никарагуа, севернее — Гватемала, Мексика — индейцы ( и даже у негров есть собственное государство — Белиз), то Гондурас — на перепутье. Здесь все-таки на улицах больше белых лиц, но испанский звучит уже так же членораздельно, как русский. Здесь уже национальная валюта носит имя индейского вождя, борца против белых — «лемпира». Здесь находится свидетельство величия индейской цивилизации — майа. Копан.

Лоунли планет говорит, что кроме Копана в Гондурасе смотреть нечего. Ничего не могу сказать в подтверждение или опровержение, так как послушавшись совета ЛП, а так же и прочих источников, мы были только в нем. Ну, еще посмотрели один из двух более менее крупных городов — Сан Педро Сула ( он оказался совсем не интересным, да и не крупным), посмотрели маленький, и совершенно очаровательный город Руинас де Копан, и по дороге из окошка рассматривали путь из Сан Педро Сула до Копана. Копан точно заслуживает того, чтобы его увидеть. («Увидеть Копан и умереть» — эта поговорка появилась еще раньше всем известной версии, про Париж). Стелы Копана — это самое прекрасное, что создали индейцы в обеих Америках. Это — красиво, а далеко не все искусство доколумбовой Америки таково…

Очень метко ответил один из участников форума любителей Месоамерики на вопрос одного забредшего чайника: «А что интереснее всего в культурах этого региона?» Ответ: «Из всех цивилизаций, существовавших на земле, это самое масштабное, общенациональное, даже межнациональное, повальное обожествление дьявола».

Богов у индейцев — в частности, у майа — было много, причем заимствованных у более древних культур Мексики. Как, например, римляне заимствовали богов у греков. Только если греко-римские боги были хоть и не подарок, но все дурные стороны их характера были по-людски понятны, то ничего общего с людьми боги майа не имели. В том числе, в обличии. Монстры с головами ягуаров, птичьими когтями и хвостами змеи — в одном или нескольких экземплярах, плюс еще какие-то мелкие несимпатичные отростки торчат из разных сторон. Все это обильно сдобрено мертвечиной: скелеты, черепа, мертвые глаза, сидящие в разных неожиданных местах. Под стать внешности и внутренний мир этих чудовищ. Майа рисовали их кровожадными, даже ненасытными в плане крови. Поэтому им приносили человеческие жертвы, и много. Они и являются основным мотивом искусства майа.

Правда, в оправдание майа надо сказать, что насилия сии творились не в силу какой-то особой садистской натуры, а по причине особого отношения к крови. Как и у их потомков, кровавых диктаторов, кровь была не целью, а средством. Кровопускание продлевало жизнь миру, который, согласно вере майа, хирел и был должен в конце концов загнуться ( что с майа и случилось). Поэтому отворение крови считалось таким же полезным, как и в среднеевропейской медицине. Надо отдать им справедливость — майа не только потрошили рабов и пленных, но и выступали в качестве добровольных доноров. Пустить собственную кровь, уколовшись кактусовой колючкой, тоже считалось богоугодным делом — естественно, в гомеопатических дозах. Некоторые даже добровольно, и радостно, расставались с жизнью, например, игроки в мяч, одна из команд в которой — ученые еще не пришли к однозначному выводу: победители или проигравшие — лишалась головы. Не удивительно, что потеря крови сопровождалась зрительными галлюцинациями ( особенно, если еще «догнаться» галлюциногенными грибками — про майа не известно, а вот ацтеки закидывались «теонакатлем» — грибы, чье название дословно значит «делающим похожим на богов»). Наловившись таких глюков, и богов увидишь в хоботами и копытами, и пернатых змеев…

К чему это введение в боговедение? Чтобы понятна была тематика майа, кто с ней не знаком. Так вот, стелы в этом плане уникальны тем, что являются чуть ли не единственными образцами искусства «с человеческим лицом». В буквальном смысле: на стелах изображались правители, а потому придерживались натуральности и даже портретного сходства.

Копан — это парад стел. Их много, и они красивы, особенно на фоне джунглей — на их камнях как бы передано буйство растительности, вязь воздушных корней. Кроме того, в Копане чувствуется то время, когда город жил полнокровной — даже больше, чем в нашем понимании этого слова — жизнью. Почти перед каждой стелой — алтарь, на котором приносились жертвы. Хорошо сохранились поле для игры в мяч, «иероглифическая лестница». Иероглифы майа почитали священными, поэтому любое писаное слово как бы задавало будущее, влияло на него. Правитель, первым делом завоевав соседний город, покончив с рубкой голов, спешил разобрать иероглифические лестницы, чтобы будущее изменило ход (потому что каменные слоганы славили прежнего правителя) Прямо фильм Спилберга с участием Фредди Крюгера!…

 В Копане интересна гробница, мавзолей — Розалия. Майа строили новую гробницу над старой — не разрушая, на манер матрешки. Именно потому, что гробница внутри другой, они не подвергается разграблению, тем и ценна для потомков. Хотя сама Розалия не так впечатляет, когда идешь по неповоротливым подземным ходам, специально прорытым для обозрения. Зато очень эффектна ее реплика в натуральную величину, покрытая красной краской — так, как она представала современникам. Реплика хранится в музее здесь же, в Копане, и вырастает неожиданно, когда минуешь ход, сделанный в виде пасти змеи, с загогулистым коридором-пищеводом. Музей — абсолютно «э маст». Десять потраченных долларов совершенно не жалко. Собранию скульптур очень высокого художественного уровня. Это одна из самых крутых экспозиция по майа, если не самая, с учетом того, что Зал Майа в Антропологическом музее в Мехико находится в перманентной реставрации.

 В общем, Копан стоит того, чтобы его посетить, даже если не планировать спецом трип в Гондурас ( никто и не планирует, в основном заезжают сюда из Гватемалы на автобусах). Расстояния в Центральной Америке не большие, автобусы — хоть нам и не разу не попались с кондиционером — удобные, публика спокойная, мнение о том, что здесь небезопасно, совсем не соответствует действительности.

Об этом надо сказать особо. Уж я не знаю, почему Гватемала с Гондурасом слывут экстримальными странами среди наших туристов. Здесь ничуть не хуже, чем в других странах Латинской Америки, уж во всяком случае, никто не кидался в нас камнями, как в Перу. Слухи эти, по-видимому, рождаются так: в Никарагуа нам говорили: у нас спокойно, а вот в Гондурасе — там да…Сразу из аэропорта — в такси, а оттуда — шмыг в гостиницу и поскорее захлопнуть за собой дверь. В Гондурасе говорят: нет, да что Вы?!…Это вот в Гватемале — там да…Есть, правда, некоторые непривычные для глаза моменты. На пороге каждого мало-мальски уважающего себя заведения, то есть магазина крупнее лавки, стоит человек с ружьем. Дверь гостиницы в Гватемал-сити, где мы жили, запиралась на решетку и амбарный замок. Но сколько-нибудь достаточных оснований для этого мы не видели! Мы, повторяю, ездили на самых обычных рейсовых автобусах, ходили пешком, тусовались на рынках…Зачем эта усиленная охрана? Может, хозяева тоже наслушались баек от дядек из соседних стран?

Ну, и уж если добрались до Копана, то рекомендуем остановится в городке Руинас де Копан. Это в километре от майайского сайта ,очень уютный городок, крыши покрыты красной черепицей, узкие улочки с газовыми фонарями, вымощены брусчаткой на местный манер: из разноцветных камней — зеленоватых, сине-дымчатых, красных…Здесь все мужчины носят мачете на поясе и на головах — широкополые ковбойские шляпы. Женщины на голове носят поклажу, порой весьма объемную, в основном без помощи рук.

 В гостинице мы встретили русскую группу — да-да, не удивляйтесь: человек двадцать участников инфо-тура, организованной турфирмой ПАК. Мы об их присутствии знали, так как накануне обдумывали, что можно выкрутить от присоединения к ним? ( оказалось, ничего). Они о нас не подозревали. Можете себе представить, как вытянулись их лица, когда я по-русски попросил пройти!…Я еще выглядел колоритно, с мачете, который я одолжил у персонала для разделки манго. Поболтали с ребятами, они уже проехались по Гватемале и посоветовали во Флоресе место, где можно отведать тутошнего диковинного мяса — броненосца, оленя, зверька с заковыристым названием «тепескуинтль»…

Ну а в том вечер мы поужинали более привычной свининой, которую готовят на манер шашлыка в одном местном кабачке, который я очень рекомендую всем, кому доведется быть в Руинас де Копан. Называется «Ния Лола». Здесь прямо на первом этаже раздувают меха для печи — повар в очень колоритном колпаке. Здесь все блюда официантки разносят на головах — причем, и на второй этаж, который я рекомендую особо: к балконному парапету приставлены одиночные столы, и ты сидишь, как в салуне на Диком Западе, обозреваешь старинную пыльную улочку, по которой ходят мужики в ковбойских шляпах…Гоу Уэст!

Ну а мы идем на север, в последний пункт пребывания — в Гватемалу. Прощай, Гондурас, по неведению нас беспокоивший, а на поверку оказавшийся таким милым и уютным!…

| 30.03.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий